Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Флешбек » Somewhere only we know


Somewhere only we know

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s9.uploads.ru/qW4rD.png

1. Время: конец 2175-го
2. Место действия: богом забытый угол большой планеты класса М или близкого к нему в отдаленной системе
3. Сюжет: road-trip with a funny twist

Если хочешь заработать денег - берись за любую работу. Особенно, если кредиты выделяют еще и на напарника из-за "сложности" дела. Организовать охрану какому-то кварианцу-гению в полевых условиях его супер важных исследований - особо сложным это назвать было нельзя. Если бы, конечно, защищать не пришлось от синтетика, по слухам вознамерившегося этому гению прострелить костюм. Ну, и если бы само место было не таким труднодоступным из-за прямого запрета заказчика приземлить челнок прямо у обиталища кварианца (что-то про нарушение природных условий эксперимента).
Руслан Громов взялся за работу, не раздумывая. Платить обещали прилично, занять должно было немного времени, да и противник всего один. Подобрав на Омеге компанию в виде привлеченного "звоном монет" технического спеца Кита Дэйна, Руслан направился прямо в звездную глушь, не подозревая, что рядом с ним в дорогу пустился не возможный будущий приятель, а тот самый синт.

4. Участники: Brown, Data.

+1

2

Небольшой арендованный шаттл шёл плавно на автопилоте, и бортовой ВИ сообщал, что они будут на орбите нужной планеты спустя шесть часов. Сверхзвуковая скорость практически не ощущалась, но находиться всё же рекомендовалось в креслах с пристёгнутыми ремнями безопасности. Браун же стоял у небольшого прямоугольного иллюминатора в десантном отсеке. Топлесс и в тапочках, задумчиво поглаживая бороду и рыская по карманам камуфляжных штанов, он смотрел в необъятную бездну космического пространства.
"Никогда не знаешь, куда заведут тебя новые тропы, особенно если решаешь пойти по ним спонтанно, долго не раздумывая", — думал он. Взявшись однажды за плёвое дельце в качестве наёмника, Руслан и не подозревал, что найдёт себя именно в подобной работе - ни начальства за плечами, ни надзора за методами работы, ни устава, загоняющего в рамки, ни бумажной бюррократии. Мечта, а не работа, а главное, до пенсии вряд ли доживёшь - не придётся носить пояс из шерсти на пояснице, мазать колени разными нано-ультра-охлаждающими бальзамами чтоб не ныли перед грозой. За несколько лет бывший военный успел побывать в разных углах Галактики, повидать много красивых мест и разнообразных представителей разумных внеземных цивилизаций - такую развлекательную программа служба в Альянсе сулит далеко не многим. Но жажда неизведанного не была так сильна, как жажда наживы - что не говори, а приятно, когда твой труд и возможные риски оплачивают достойно и сразу, а не в конце месяца и в соответствии со званием.
— Что?..
Мужчина вынырнул из омута собственных мыслей, медленно возвращаясь к реальности. Показалось, что напарник что-то сказал ему, хоть это было и не так. Браун сфокусировался на лице мужчины  - так и не смог вспомнить, как же тот назвался накануне.
— Не нравишься ты мне, мужик, вот что, — сказал он скорее задумчиво, чем агрессивно или с угрозой, будто бы сам отвечая на свой вопрос. Взгляд остановился на густых бровях. Будто две гусеницы, толстые и ровные. Будь у него монобровь, был бы просто эпик.
— С другой стороны, когда мальчику нравятся другие мальчики, это ещё хуже, и на моей Родине, практически не тронутой толерантностью, таких как минимум называют плохими словами.
Закончив странный монолог, он повернулся к бездне и сделал большой глоток апельсинового сока прямо из горла бутылки.
С ним он познакомился сразу же после получения работы на Омеге, решив взять в напарники так удачно подвернувшегося фрилансера, такого же, как и он сам. Зачем, спрашивается, делить куш за выгодное и лёгкое дело на двоих? Затем, что предчувствие подсказывало, что за лёгкое дельце платили многовато, причём платили-то кварианцы — раса кочевников, которые ремонтируют абсолютно любые приборы и технику на своих кораблях вместо замены на новое  из-за жёсткой ограниченности ресурсов. Браун подумал тогда, что либо синтетик там не один, а их несколько, либо это чёртов Терминатор, и чтобы устранить такую угрозу придётся напрягать даже жилы на заднице. Поэтому, техник под боком ему был весьма кстати, тем более условились они на сумму в треть от обещанного ему гонорара.
— Как, говоришь, тебя зовут? — спросил мужчина, не поворачиваясь. — Меня вот Браун.
Плохая память на имена и отличная на лица была особенностью этого спокойного русского наёмника.

Полчаса до орбиты. Руслан неспеша обувает свои любимые спортивные кроссовки "Рибок" коричневого цвета и напевает что-то на русском себе под нос. Хмурится, голос отдает приятным басом, но слов не разобрать. Затем лезет в свой большой пластиковый кофр с имуществом (вездесущие металлические ящики он недолюбливал из-за большого веса), подобрать одежду — на этот раз, он решил обойтись без брони, ибо ходить нужно было много, а воевать катострофически мало. Футболка из комплекта термобелья, флисовая кофта камуфляжного цвета — всё, Руслан практически готов.
— Высаживаемся за тридцать  километров от нужной точки, маскируем шаттл, — Браун в очередной раз начал прогонять план действий, — Дня дня на дорогу, ночью не идём. Погодка весенняя, но ночи холодные — не забудь тёплые вещи, а то околеешь. Местность лесистая и горно-лесистая, водятся хищники. По прибытию, организуем охранение, но по данным заказчика, на срок не более пяти дней. Затем проводим квариашку к шаттлу, забираем деньги и валим. На Омеге все разбегаемся.
Наёмник отвернулся от напарника, достал широкий пояс с гранатами, аптечкой, биноклем и ножом, а также свою штурмовую винтовку. За ними появился небольшой рюкзачок, видимо с провиантом и вещами первой необходимости.
— Ты конечно как хочешь, но я налегке.
Закончив экипироваться, он надел визор, обеспечивающий связь и соединение с инструментоном.
Десять минут до орбиты.
Всеоре их транспорт начнёт снижать скорость, отключать двигатель на нулевой тяге и ложиться на новый курс вдоль планеты. А пока, было время перекинуться парой фраз с напарником, которого Браун осматривао задумчивым взглядом.
— Послушай, Ахмат, а какого хера ты вообще подался в наёмники? Ты не особо похож на головореза, ты скорее уж на актёра похож из какой-нибудь говно-рекламы.

+1

3

Когда тебя изнутри разрывают противоречия, сойти за человека гораздо проще, чем может показаться. Омеге так уж точно было плевать, кто скрывается за маской, если этот кто-то выполнял работу и не переходил дорогу Арии, поэтому Дэйта и остался в этом безнравственном и «свободном» месте. Лишь один раз за последние два месяца к нему были какие-то претензии и подозрения, но они быстро прошли, когда спешно активированная подпрограмма взяла управление в свои руки. И накидалась в клубе Арии, снимая все дальнейшие расспросы.

Иногда его проблемные протоколы были весьма удобны.

Вот и сейчас. Задача, которая перед ним стояла, требовала не просто интеграции в компанию органика, но и целое прикрытие. Потому что кое-кто не был осторожен, узнавая все, что можно было узнать о кварианце-гении. Потому что кое-кто забыл, что кварианцы относятся к синтам с ужасом, и бегут от них как от огня.
Потому что Дэйта слишком был… воодушевлен, когда прочитал исследования этого Ле’нна Роло.

В этом, впрочем, крылась и опасность проблемных подпрограмм. Он не знал, в какой момент они могут захватить платформу целиком. Обрывки эмоциональных кодов в основных процессах он стерпеть еще мог, полезность их была очевидна. Выполняя их пусть и с ошибками, он казался другим личностью, что позволяло оперировать в мире «живых» с повышенной эффективностью. Но полная передача контроля программе посредственной важности? Полная потеря вообще любых возможностей, кроме постановки задач и блокировки кластеров памяти? Это могло со временем привести к критической ошибке, а Дэйте этого не хотелось.

Ему вообще мало что хотелось сейчас настолько сильно, как просто добраться до Роло и задать вопросы. Возможно, даже умолять. Статистическая вероятность, что его при этом пристрелят, составляла почти 75 процентов, но он должен был пойти на этот риск. Просто должен был. Роло – единственный, кто, как знал Дэйта, открыто исследовал коды ИИ в мире, где разработка ИИ была под запретом во всех системах.

Ему ничего больше не оставалось, как попробовать.

Поэтому сейчас он коротал шесть часов в медленно идущем старом шаттле в компании русского снайпера. Которому не нравился. Неудивительно. Они впервые заговорили за весь полет, а уже прошло больше трех часов – предпосылок «понравиться» друг другу не было вообще. Впрочем, Дэйта и не стремился к этому, хотя одна из подпрограмм настаивала, что было бы неплохо исследовать этот путь. Безопаснее.

— С другой стороны, когда мальчику нравятся другие мальчики, это ещё хуже, и на моей Родине, практически не тронутой толерантностью, таких как минимум называют плохими словами.

- Серьезно? Три часа в этой посудине, и ЭТО то, о чем ты решил поговорить? – подпрограмма добродушных насмешек давалась Дэйте легче всего, он даже уже не представлял, как иначе-то общаться с серьезными наемниками, моментально включавшимися в легкие перебранки после его фраз, - Тяжело вам, русским, в большом толерантном космосе, небось. Однополые азари чего только стоят…

Он покачал головой, улыбнувшись. Руслан Громов, судя по тому, что Дэйте удалось о нем узнать, славился прямотой. И прямоту же и должен был ценить. Выбор темы Дэйту не напряг, ему было еще далеко до осознания собственной сексуальности и прочего, хотя Вселенная, где все вольны делать, что они хотят, ему определенно нравилась. Точнее, он не думал, что должно было быть как-то иначе. Личные границы и все такое. В его базе данных было много задокументированных исследований так называемой остаточной земной гомофобии, которые указывали на то, что русская нация попросту страдает от латентного гомосексуализма, подавляя свое право на желания несколько последних веков. Особенности менталитета и воспитания.

Но приоритет сейчас был не в этом, а в глючных строчках кода, мешающих Дэйте функционировать нормально. И в задании, которое нужно выполнить - легкий спор с наемником вполне мог дать Дэйте дополнительные очки «человечности» и укрепить прикрытие.

— Как, говоришь, тебя зовут?

- Кит Дэйн. Записать или так запомнишь? – Дэйта вскинул брови, состроив то, что в его коде значилось, как "Сочувственное лицо" (pity_face1). Он рассчитал 60-процентную вероятность, что внимательный Браун не воспримет это как наезд. Было бы неплохо и побольше уверенности иметь, но не все и сразу. С каждой минутой выполняемой подпрограммы Дэйте становилось легче, как-то свободнее. И это был опасный знак. Нужно было следить, в какой момент убить процесс, чтобы не произошла передача прав.

За полчаса до приземления Дэйта достал из шкафчика над своим местом кейс с дополнительной экипировкой. Он не снимал броню во время путешествия, комфорт был не столь важен, да и соединения на стыках были весьма гибкими. Но сидеть со всеми пушками на себе было уже очень не по-человечески, поэтому сейчас он выуживал из металлического ящика пистолет и остальное оружие. Фраза Брауна о теплых вещах заставила его на секунду замереть, но тут же продолжить себя обвешивать стволами.

Вот и первый прокол. Ну хотя бы «пайки» он не забыл.

Дэйта вздохнул:
- Не проще будет за 8 первых часов дойти до убежища, а потом прошвырнуться по периметру, выставить ряд заслонов? И ночевать уже непосредственно внутри, без всех этих прибамбасов?

Это дало бы Дэйте поближе познакомиться с Роло, возможно, даже втереться ему в доверие, прежде чем озвучивать свою просьбу. Если, конечно, Роло с первых же секунд его не вычислит, и не прикажет Брауну всадить ему пулю в лоб. Нет, два дня наедине с наемником могли дать гораздо больше, чем торопливость. Например, приятеля. Или знания, как его завалить, в случае чего.

Дэйта внимательно осмотрел органика, отмечая не просто легкое обмундирование, а «походный» вариант. Пожалуй, "завалить" будет просто. Но Дэйте этот путь казался очень непривлекательным и бесперспективным.

- Забудь, ты у нас тут босс.

Дэйта запустил быструю проверку всех систем, наткнувшись на два фрагмента незаконченного кода, и поспешил в кабину пилота. Доверять ВИ посадку на лесистую планету было неразумно, эти штуки на арендованных кораблях глючили очень сильно. Заняв место за панелью управления, он подключился ровно в тот момент, когда бортовой компьютер завершил цикл выхода на орбиту. Вот они и на месте.

— Послушай, Ахмат, а какого хера ты вообще подался в наёмники? Ты не особо похож на головореза, ты скорее уж на актёра похож из какой-нибудь говно-рекламы.

- Кит. Не Ахмат. Запомни, пожалуйста, иначе я перестану отзываться, и будешь сам по себе против зверей, синтов и горной местности. И твоя внешность больше подходит для видео, чем моя. Сейчас в моде повышенная маскулинность и пиратский шарм, а мне только в преподаватели идти со всем вот этим, - он небрежно указал на свое лицо, параллельно проводя диагностику шаттла. Тот уже был под его управлением, и Дэйта направил его прямиком в точку высадки. Сообщения о погодных условиях и рекомендованной траектории выскакивали как в его коде, так и на экране.

- Помехи впереди, штормовой фронт над всем континентом. Сядь и пристегнись. Пойдем через него.

Они влетели в атмосферу, и посудину резко тряхнула раз, другой. Системы, впрочем, были в норме – Брауну хватило ума арендовать не совсем уж развалину. Но дальше вести надо было осторожно – сквозь шторм они пролетят быстро, но повредить обшивку значило отрезать им путь домой, пока какой-нибудь корабль не подберет. Дэйта проанализировал плотность облаков впереди, рассчитывая вероятность нарваться на электростатический заряд, и активировал инерционные гасители с дополнительными щитами.

- «Трясучка» через 40 секунд. Подай энергию на задние щиты, может прилететь, - несмотря на гасители, шаттл ощутимо ухнул вниз, - Кроме того, кому вообще надо сниматься в рекламе, когда есть все это, - сквозь просвет в облаках к ним быстро приближалась поверхность весьма красивой планеты, - Даже удивительно, почему ее все еще не колонизируют. По всем параметрам она пригодна для этого даже больше, чем Иден Прайм.

+1

4

Действительно, планета была невероятно красива: горные хребты, сплошь покрытые лесным покровом повсюду рассекают реки разной ширины; видны несколько горных водопадов, над которыми кружат стаи птиц, а над верхушками деревьев у горизонта расстилается дымка тумана. Впервые за всё их знакомство уста Руслана тронула мимолётная, но искренняя улыбка, будто преобразив хмурого наёмника в бородатого мальчугана. Впрочем, этот момент длился недолго.
— Деньги. Реклама это деньги, а деньги нужны практически всем.
Выключив на приборной панели перераспределение мощности кинетических щитов, он отстегнул ремни безопасности, встал и ушёл обратно в десантный отсек — координаты более-менее ровной площадки были в бортовом компьютере, и делать в кабине пилотов было абсолютно нечего. Из головы у него не выходили слова напарника.
Восемь часов. Тридцать километров. По горно-лесистой местности. Шагом. Учитывая то, что средняя скорость человека 2-3 км/ч, 30 километров преодолеть можно, в лучшем случае, за 10 часов. Это по прямой, по асфальту, не учитывая ландшафт. Ещё и боссом меня назвал, меня! Считай, оскорбил.
Сделав глубокий вдох, он достал из небольшого холодильника очередную бутылку сока — на этот раз яблочный.
— У тебя мало полевого опыта. И фрилансом ты занимаешься либо недавно, либо ни разу не работал в команде.
Это прозвучало утвердительно, это не вопрос. Впрочем, интонация была не обвинительная, а как всегда нейтральная. Объяснять он не собирался, давая время переварить эту полезную  информацию, лишь стал синхронизировать свой визор с инструментоном, выводя на экран компас, карту с навигатором и часы, а также настраивая внутреннюю связь — прозрачная полоска высокопрочной пластмассы от уха до уха с наушником, оголовьем и гарнитурой немного выбивалась из его образа бродяги-наёмника.

По стародавней армейской традиции, Браун, лишь ступив с шаттла на твёрдую землю и оглядевшись, поспешил отойти в сторонку и отлить.
— Кит. Ки-т. Хм, — голос мужчины заглушал журчание. — На моём родном языке так называют этих огромных морских животных. Не думаю, что тебе подходит такое имя.
Закончив метить зону высадки, он занялся маскировкой транспорта, загнав его в небольшой овраг меж двух огромных деревьев. Присыпав его сверху листвой и ветками, чтобы издали не было заметно его прямых очертаний, Браун закинул рюкзак за плечи и, повесив взведённую винтовку на ремень, оглядел с ног до головы своего боевого товарища. Закованный в броню, с закрытой маской на лице, весь увешанный оружием, Кит выглядел так, будто собрался устраивать террор в колониях турианцев.
— Ох и не завидую же я тебе.
Учитывая местность и трудодоступность исследовательского лагеря кварианца, можно было предположить, что удобств и условий там нет, а фанатичность кварианца в вопросах экологии лишь укрепляла данное предположение мужчины. Он был готов. Но кое-кому предстояло хапнуть горя и горечи опыта, и Браун даже не собирался воспрепятствовать этому — возможно, это путь становления Дейна как наёмника, и пройти его следует. Кто знает, может через пару таких вот заданий он пожалеет свои ноги, свой позвоночник, свою задницу и начнёт обдуманней относиться к выбору экипировки, повсеместному ношению брони, к выбору удобной и лёгкой обуви, а также захватит с собой пачку-другую влажных салфеток. 
Проложеный маршрут был серединой между протяженностью и проходимостью и практически сразу же уходил в гору — мужчинам предстояло преодолеть полукилометровый подъем, чтобы выйти на вершину горного хребта и продолжить путь по нему. Лес встретил их тишиной, запахом влаги, мха и вездесущими ветками, которые хрустели под каждым шагом мужчин, пытались залезть в глаза (спасибо визору за сохранённое зрение), но сейчас они были не в тылу врага, и соблюдать излишнюю тишину, красться, всё время озираться, было попросту ненужным — если и в здешних лесах и водились хищники, то от незнакомого запаха людей они лишь сторониться будут. А наткнуться здесь на мифического синтетика было вообще из разряда фантастики. Спустя пятьсот метров, Браун решил остановиться на пятиминутный привал, осмотреться и свериться с картой. От крутого подъёма спина покрылась испариной, но взгляд буквально горел восторгом от открывающейся картины — им предстоял путь в несколько километров вдоль хребта. Возможно, Дэйн был прав, и колонизировать эту планету было бы верным решением, но...
— Колонии уничтожили бы всю прелесть девственной и дикой природы. Лесам и рекам здесь не к лицу торчащие шпили и стеклянные высотки. Да ещё этот вездесущий неон.
Руслан не пропустил этот вопрос в шаттле мимо ушей, но чёткий ответ у него появился именно на этом хребте, перед расстилающимися пред ними видами.
— Чувствуешь, чем пахнет? — сделав глубокий вдох и медленный выдох, он закрыл от удовольствия глаза, но ответа ждать не стал. — Дождём. Скоро будет дождь.

+1

5

Приземлились, и тут же Дэйта почувствовал собственную некомпетентность. Точнее, почувствовал бы, если бы эта опция вообще существовала в его голове. А так легкая досада при несоответствии спецификациям, если это можно было так назвать.

Судя по репликам Брауна, Дэйта был не готов к полевой работе. Судя по базам данных, у него была подготовка коммандера Альянса, и экипировку он подобрал верно с учетом скорости передвижения по склону и предстоящей «миссии». Не позаботился только о достаточном прикрытии, о… комфорте, который ему был не нужен. И которого, если уж честно, обычно были лишены солдаты Альянса на подобных миссиях. Судя по базам данных, никто не носил мягкую одежду на выполнение задания, даже если оно включало марш-бросок по горам.

Почему-то это его беспокоило. Несоответствие. То, что он не соответствовал. Вероятно, потому, что раньше он еще никогда так близко не был к органическому существу, не вслушивался в чужое мнение – был только в группе или один. Последний раз, когда интеракция проходила с глазу на глаз, воспринимался словно в дымке. Кластер памяти, частично стертый, выдавал лишь несколько картинок, человеческое лицо научника, склонившегося над ним, регистрацию приятного прикосновения и часть обрывочной записи голоса, в котором звучала похвала. Не слишком большой опыт в близком общении, и правда. Хорошо, что были протоколы. Глючные, пестрящие ошибками, но неизменно человеческие. С вплетенным опытом военных действий, дружеского, любовного общения и даже детства. В архиве Кита Дэйна хранилось множество мелочей, и, если бы не ошибки, Дэйта смог бы применять их все.

Ему определенно этого хотелось. В данную минуту.

Соответствовать странным представлениям странного человека.

Он моргнул. За последний час его опыт существенно увеличился просто от нахождения рядом с Русланом, и он теперь думал, насколько оправдан его нынешний приоритет. Так ли важно искать техника для выправления программы, если программа приносит пользу? В течение последних двух месяцев он обращался к протоколам Дэйна 1576 раз, что вылилось в 103 успешных интеракции с органиками. Но ошибки возникали при выполнения каждого второго протокола, и Дэйта не мог больше терпеть извечно красные куски кода.

Будто отвечая на его раздумья, очередная ошибка не заставила себя долго ждать - как будто напоминая ему, зачем он вообще во все это ввязался. Они были на привале, и, подняв голову к небу, Дэйта рассматривал явные предпосылки к шторму, который должен был обрушиться на них весьма скоро. Путь, который выбрал Браун, и его экипировка теперь виделись в совершенно ином свете. Кто кому еще будет не завидовать, или завидовать. Эмоция прожгла строчки кода и оборвалась на полпути, вызывая мелкий сбой, от которого Дэйта замер с протянутой к дереву рукой. Regret_emot.protocol053…. unable to comply… error detected. Очередной заблокированный кластер эмоций, который нужно обойти.

Через две секунды подбора решения ему удалось восстановить контроль над физической функцией руки, когда он перенаправил часть мощности на более-менее не глючный общий протокол общения. Он опустил ее медленно, растирая между пальцами темно-зеленый лист.

- Я не морское животное, имя значит… лес. Зато с твоим погонялом все понятно. Русский бурый медведь же, да? Символично. Не дает забыть о корнях, – он задумчиво обошел поляну, на которую их привел Браун, - Знаешь, надо бы нам сменить курс, поискать пещеру или обходной путь. Если будет дождь, в этих тапочках по скользкому склону ты далеко не допрыгаешь, солдат. Сколько у нас времени до предполагаемого рандеву с кварианцем? Он установил… дедлайн?

Дэйта рассчитал 90-процентную вероятность, что выпадение осадков продлится больше 3-4 часов. Нужно было укрыться, а затем продолжать путь. Задержка, вопреки логике, не вызвала у него негативных настроений, внутри все еще боролись две задачи – исследование и поставленная цель. Выставить приоритет между ними оказалось довольно-таки сложно. Он решил сосредоточиться на текущем положении дел. И текущим положением дел была эта планета…и этот органик.

Дэйта скользнул взглядом по лицу Руслана, отмечая у того гамму эмоций – восторг, азарт, предвкушение. Местность вокруг была пустынна (он отметил мелкого зверя на ветке дерева, похожего на сосну, но за исключением этого все было тихо), так что это проявление должно было относиться к природе. Посмотреть здесь точно было на что. Дэйта стал с Брауном почти плечом к плечу, стараясь понять, что же видит человек, да еще и наемник, в высоких покрытых разноцветным лесом горах, в нетипичного цвета грязной бирюзы грозовых тучах, идущих откуда-то сбоку прямо на них, и в открытом пространстве, которое начало простираться под ними, хотя особо высоко они еще даже не забрались.

Было… красиво. Достаточно ли это для столь бурных эмоций, которые демонстрировал Браун так открыто, как будто сбросил наемническую кожу на полпути к планете?

Они двинулись дальше, остановившись еще метров через 300. Браун продолжил восхищаться природой вокруг и предсказывал дождь, а Дэйта смотрел прямо на него, каталогизируя реакции, жесты, мимику. Хорошо, что маска скрывала лицо, органики обычно не терпели столь прямых взглядов. Приписывали им повышенную сексуальную заинтересованность и отвечали агрессией.

Дэйте просто было интересно. Интересен этот человек. Его… мягкость. Вероятно, обманчивая, но все же. В его голове образ головореза, с которым он встретился вчера на Омеге, слабо сочетался с образом по-мальчишески восхищающегося сейчас природой Руслана в совершенно дурацкой камуфляжной одежде, не подходящей заданию в принципе. Такое впечатление, что они выбрались просто полазать по горам, судя по расслабленным движениям человека, неторопливому подъему, расчету долгого и почти комфортного пути. Люди и правда были загадочны, противоречивы. Неудивительно, что человеческие протоколы Дэйты оказались испещрены ошибками. Возможно, просто не было в принципе правильного пути их выполнения из-за многообразия взаимоисключающих вариантов.

Эта мысль раньше не посещала его. Но теперь… теперь она пугала.

- Да, ты прав. Достаточно посмотреть на нас. Мы ступили на эту землю, а уже готовимся кого-то другого убивать. Присутствие людей только притянуло бы сюда батарианцев. Скиллианский предел недалеко…

Именно этот момент дождь и выбрал, чтобы начаться. Повинуясь какому-то странному исследовательскому желанию, Дэйта отщелкнул застежку шлема и правой перчатки, снимая их плавными движениями, и подставляя прохладным каплям лицо и ладонь. Он включил сенсоры ощущений, до того установленные на минимум, и позорно завис на целых 45 секунд, когда на систему обрушились переплетенные с человеческими эмоциями данные. Ему… нравилось. Ощущение прохлады капель, их столкновение с поверхностью искусственной кожи. Он даже мог бы таким...наслаждаться.

Если бы один из сенсоров не проанализировал, наконец, упавшую на палец тяжелую каплю.

- Браун, - голос Дэйты прозвучал, должно быть, слишком резко, -  Нам нужно убираться с открытой местности. В воде повышенное содержание странных бета-частиц. Они могут вызвать радиоактивное заражение органических тканей в течение двух часов постоянного пребывания в подобной среде.

«А ты без брони, как на пикник», - так и хотелось добавить, но система уже работала на сбор дополнительных данных, и сантименты ей были не нужны. Дэйта натянул на голову шлем, и активировал карту, которую им предоставили кварианцы. Эти горы были пронизаны пещерами, главное, чтобы одна из них была не слишком далеко.

Иначе велика была вероятность, что Браун вынесет из этой миссии не только кучу кредитов, но и жесткие последствия облучения. Даже с анти-радиационными медикаментами вероятность повреждений была высока.

С каких пор его начало заботить, в каком состоянии вернется с задания напарник (протокол убийства которого все еще был возможен для запуска), Дэйта не знал.

Отредактировано Data (17 июля, 2018г. 16:52)

+1

6

Наёмник быстро переменился в лице после слов Дэйта. Нахмурившись, он натянул на голову капюшон, протянул ладошку дождю. Несколько небольших капель слились вместе, и мужчина сперва пялился на них секунд десять, затем понюхал, но на вкус пробовать не стал. В итоге он нихрена не понял.
— Нихрена не понял, — так и сказал он и уставился на напарника нескрываемо враждебным взглядом. — Не понял, как ты определил это. Тебе что, мать твою, сигнал из космоса пришёл?..
Громов не видел, чтобы рядом стоящий мужик лез в инструментон или доставал дозиметр. Тот просто, ни с того, ни с сего объявил о том, что дождь — с опасной концентрацией частиц, и желательно им забиться в какую-нибудь нору. А это было в крайней степени странно, тем более этот... кварианец, имени которого он само собой не помнил, в описании планеты ни словом не упомянул о радиоактивных дождях и других опасных атмосферных явлениях. А когда твой напарник, которого ты толком не знаешь, пытается отбиться от заданного курса и выйти из временных рамок так спонтанно и натянуто, это никому не понравится. Мужчина отвел взгляд, переключившись на деревья. Теперь было не до любований красотами, нужно было быстро принимать решение. Выхватывая взглядом те, у которых были не листья, а иголки, Руслан отметил, что большая их часть грязно-рыжего цвета, что является признаком радиоактивного заражения. Конечно, опираться на один  косвенный признак и слова незнакомого человека — глупо, но всё-таки разбор полётов провести лучше под крышей.
— Сука, вот тупоголовый кварианец, — наёмник злобно сплюнул на землю, после чего зыркнул на Дэйна. — Идём искать нору попросторней, там и поговорим.
Перестраивать маршрут он не стал, лишь нашёл на карте нужно место, и вопреки ожиданиям Кита, оно распологалось в паре километров по хребту, на другом склоне.
За час дотопаем, не растаем. Время хоть и терпит, но лучше сейчас преодолеть как можно больший участок маршрута, — подумал он и угрюмо кивнул напарнику — пошли, мол, негодяй. На протяжении всего пути до их убежища, Руслан непринужденно  игнорировал напарника, напевая себе под нос что-то не очень весёлое — видимо, настроение у того было не из лучших от понимания того, что из-за недостатка информации от кварианца он теперь выглядел напыщенным павлином, на деле оказавшимся неподготовленной курицей.

Костёр сухо потрескивал углями в неглубокой пещере, больше похожей на выбоину от орбитального удара у самого основания скалы. Несколько метров вглубь, всего пару метров вширь и столько же в высоту, это тёплое и сухое местечко с нависшими над ними небольшими скалами облюбовал какой-то местный зверёк, похожий на помесь кабана и собаки, поэтому брать это место пришлось боем. Эхо выстрелов, впрочем, потонуло в грохоте грома — погода намекала, что вот вот покажет себя во всей красе, поэтому на сбор дровишек у мужчины много времени не было.
— Жаль тары нет подходящей, да овощей, — наконец, наёмник прервал своё молчание, обратившись к Дэйту. — Хотя бы времени на поиск грибов местных. Сейчас бы такой супец забахал со свинными рёбрышками, что ты бы в следующий раз точно с собой казан бы взял.
Расчленённая тушка зверя лежала у самого выхода, где и была разделана, а самые её нежные и аппетитные части жарились над кучкой углей, нанизанные на острые сырые ветки. Запах был приятный, учитывая то, что Браун использовал как вспомогательные специи лишь соль да перец из пайка.
— Я пару лет партизанил и разбойничал по лесам одной батарианской планеты, безвылазно. Не один, конечно, за неплохие деньги помогали там угнетаемому человеческому населению, — мужчина ворочил угли и говорил неспеша, уже без той враждебности, что была хребте, но смотрел завороженным взглядом на редкие искры и всполохи огня. — И первое время мы не вылазили из брони, с месяц наверное, пока у меня не навернулась система терморегуляции костюма. Жара, пот, а ночами прохлада — в общем, я обменял его у местного оборванца на кое-какую интересную информацию. И не пожалел. Для леса, для нашей работы и для нормальных атмосферных условий, броня нахер не нужна была, максимум — снять блоки и батареи кинетических щитов да по карманам рассовать. Поэтому и выработалась такая привычка, ходить без брони, хотя для меня это скорее принцип разумной достаточности, чем привычка.
Прокашлившись, он наконец оторвал взгляд от углей, посмотрев на своего визави.
— Кит. Хватит пялиться на меня и мою одежду, ты меня напрягаешь. Ты и твоя маска Ганнибала Лектора.
Не самый плавный подход к нужной теме, но Браун — это Браун, и вряд ли бы он смог по-другому.
— У некоторых чуйка на неприятности, я таких встречал — идёт он впереди, вдруг руку вскинет, остановит всю группу из-за предчувствия, и сидим минут десять, слушаем и наблюдаем. Потом из кустов напротив на нас в лоб выходит противник. А у тебя что, на радиацию чуйка?
Кажется, готово. Наёмник снял с углей мясо, воткнув ветки рядом, в мягкую почву, чтоб остывали, хотя ждать не стал, принявшись за наиболее аппетитный кусок. Его кофта сушилась тут же, у костра, распятая на ветках, так что капли жира изредка падали то на майку-термуху, то на рядом лежащую винтовку, то на пояс с подсумками, который тот не стал снимать.
— У меня вот, например, — сказал он с полным ртом, — у меня чуйка на брехню. Не люблю, когда за нос водят. Ты ведь не водишь меня за нос, Кит Дэйн?
Наёмник был расслаблен, голос его спокоен, а руки заняты самопальным бифштексом средней прожарки. Но что-то всё равно заставляло нервничать и думать, что перед тобой совсем не добрый приятель. Возможно, взгляд — прямой, но холодный. Возможно сам образ бродяги с большой дороги с бородищей, большим ножом в ножнах на поясе да у костра — не хватает лишь бутылки виски, грязи на лице и гитары.
А возможно и тот факт, что при всём внешнем спокойствии и отсутствии агрессии, его "Алмаз" лежит прямо у него под рукой, смотрит в сторону собеседника и снята с предохранителя.

+1

7

Подпрограмма услужливо подсказала слово, очень ярко описывающее ситуацию. «Проебался». Дэйта, ты проебаааааааался. И утробный хохот в голове.

Чертов глюк.

Пока они топали на другую сторону хребта и спускались по скользкому склону, Дэйта перебрал тысячу вариантов, как себя оттереть от подозрений. Несколько версий довольно-таки неплохо натягивались.

«Ага, как ежик на глобус», - ехидный голос не затыкался, и Дэйта уже почти был готов включить парочку припасенных на этот случай ограничителей, если бы его так не захватила целиком предстоящая задача.

Вариантов было несколько. Первый – убить. Это логичнее всего. Расположение кварианца он теперь знал, ловушки, которые тот успел понаставить наверняка, не были проблемой. Разберется и без балласта. Как и радиоактивный дождь. В конце концов, он броню, что ли, зря любовно собирал по кусочкам с трупов охранников и редких научников. Она выдержит. Всего-то часов 6-7 осталось подниматься, если использовать траекторию, проложенную Брауном. И не тащить Брауна с собой.

Но не хотелось.

Дэйта смотрел на широкие плечи, бороду, очень легкую одежду наемника-напарника. Смотрел, как Браун разводит костер, постоянно то почесываясь, то выдавая какие-то звуки. Очень человеческие, и очень… живые. И понимал, что отбирать эту жизнь… расточительство? Попустительство?

Неправильно.

«Ты еще скажи, что втюрился в первого встречного».

Его вполне заметно коротнуло. Еще чего не хватало.

Нет. Строки кода с кучей аналитических программ выдавали сухую статистику. Все просто. Задача с сомнительным исходом не стоила того. А, возможно, за пару часов близкого общения Дэйта успел проникнуться уважением и интересом к этому органику. Было реально интересно, как будто он забрел в доселе неизведанный угол планетоида и обнаружил там новую форму жизни. Слишком легко давалось общение с Русланом. Слишком просто было, как молчать, так и взаимодействовать.

Второй вариант – подбить факты, и натянуть грешного ежика на глобус. Гребанная метафора теперь не выходила из головы, как и многие обрывки странных высказываний подпрограммы человеческой интеграции. Дэйта вздохнул, помогая собирать сучки и более-менее сухие ветки для костра. Человеку нужно было тепло, и костюм Брауна давно промок. Но это не помешало тому, оставшись без одного слоя защиты, положить дулом к Дэйте оружие. Снятое с предохранителя.

- Браун, акстись, - наконец, Дэйта заговорил, путая внутри себя основные коды и коды подпрограммы (нефиг, пусть помогает), - Хочешь сказать, в твоей броне нет стандартных датчиков считывания состояния окружающей среды? Я техник, у меня вообще их раза в три больше, чем следует, натыканы вон по всему костюму, работают только медленно, блять, так бы изначально поймали, - он стянул одну перчатку и помахал в нескольких сантиметрах от костра. В ней реально были кое-какие датчики, только для взлома. Считыватели среды действительно были предусмотрены в большей части брони, особенно если ее делали для Альянса. Браун был в Альянсе. Факты медленно, но верно натягивались на глобус.

Он решил убить эту строчку диалога при удобной возможности. Достало.

- На плечах, и дополнительные в маске Ганнибала Лектора, как ты выразился. Удобная фиговина, когда попадаешь на новую планету, неделю назад установил в лицевую пластину. Но зараза, глючит, пиздец. Меня беспокоит больше, что этот твой мистический заказчик и словом не обмолвился о том, что планета радиоактивная. То, что я успел узнать вчера, не стыкуется с такими дождями. И с природой, если уж на то пошло. Как будто они – недавнее явление, либо вызваны искусственно, - он неторопливо встал, неодобрительно покосившись на то, что там успел приготовить Браун. Хорошо хоть не предложил. Теоретически Дэйта бы съел, конечно, чтобы отвести подозрение, но для расщепления понадобится лишний охладитель, и ощущение процесса дезинтеграции ему… не нравилось. Жар от костра не проникал через костюм, но Браун со временем вполне мог заметить, что кожа Дэйты не краснела в привычном понимании. Он вообще многое мог успеть заметить. Дэйта в который раз задумался, зачем ввязался во все это. И зачем продолжает темнить и прикидываться.

Потому что был еще один вариант. Сказать. Понадеяться на понимание. Но система выдала очень большой шанс, что его пристрелят тут же на месте.

Так странно, что ему приходится сравнивать, что лучше. Собственная жизнь или удовлетворение любопытства какого-то органика. Интересные дела. Он на всякий случай провел диагностику базовых инстинктов, но та не показала проблем.

Дэйта остановился почти у выхода из пещеры, намеренно повернувшись спиной к наемнику. Если тот решит его застрелить, не так уж и важно, будет ли он смотреть ему в лицо. А вот спокойствие и «нормальность» могут снять подозрения. В конце концов, он всегда сможет сбежать. Сигануть вниз с уступа, там падать метров пять до нижней площадки, не о чем говорить. Потерянные пайки ему и так будут не нужны, только вот старое фото в сумке… было жаль.

Он задумчиво покачал головой, возвращаясь к костру, и отщелкивая наручи, и пластины, закрепленные на груди. Притворяться, так притворяться. Мало ли, вдруг сойдет. Программа Кита переплеталась с базовым кодом, выдавая десяток ошибок за раз, которые ему приходилось ловить и гасить на корню. Он не хотел отдавать ей контроль, но продолжать дальше быть закостенелым синтом перед Брауном – себе дороже. Он снял один ограничитель, чувствуя, как смягчается его собственное выражение лица. Вот так. Постепенно, и система не рухнет. Не должна.

Из ног он решил не выпутываться, хватит и верха. Оставшись в простой белой футболке с полосами и нашивками Альянса, он протянул руки к костру, чувствуя тепло датчиками на пальцах. Было довольно-таки приятно. Особенно наблюдать за реакцией горения, которую процессор уже разложил на составляющие. Живой огонь, с ума сойти.

Снятые пластины брони Дэйта сгрудил слева от себя, подняв бровь на все еще лежащий по направлению к нему «Алмаз»:

- Драться будем? Уже? А я-то думал, мы неплохо поладили, – веселые нотки просочились в голос совершенно самостоятельно, - Если шляться по лесам долго, реально лучше делать, как ты. Но, как всегда говорил командир, мы не шляться сюда заявились. Броня для таких миссий подходит лучше, вот даже если взять идиотскую ситуацию с этими осадками. Сдохли бы через пару часов, не понимая, какого хуя происходит. Я всех салаг разворачивал домой, кто таким пытался промышлять. Комфорт им подавай, ага. Кому нужен комфорт, если лежишь нашпигованный батарианскими пулями, с пробитыми щитами. Нет. Чем больше защит, тем лучше. Особенно, если есть противник или с природой непонятки. А кто таскать броню не умеет, нефиг тогда вообще шастать среди солдат или наемников.

Он говорил тихо и рассудительно, выказывая ровно столько недовольства, сколько понадобилось бы, чтобы убедить органика в реальности собственных слов и правдивости опыта. Глаза Брауна оставались холодными и безучастными, но вся обстановка что-то неуловимо напоминала Дэйну. Спустя какое-то время он сопоставил...

- Блять, ну ты вылитый грабитель с большой дороги, мужик, - спустя какое-то время рассматривания Дэйта расхохотался, выуживая пакет пайка из сумки и присасываясь к трубочке, - Слушай, тебе не кажется, что у этих кварианцев паранойя? Где ты в последний раз видел синта или ИИ, разгуливающего просто так? Ты вообще с ними сталкивался? Или тебе рассказали что-то, что не знаю я, и ты тут играешь со мной в кошки-мышки?

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Флешбек » Somewhere only we know


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC