Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Галактика Андромеда » Лед тронулся


Лед тронулся

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

https://78.media.tumblr.com/76df00ac7c4efc8b30b49571ae72aa08/tumblr_os0gz45XmB1tg2fpgo4_1280.jpg
Участники квеста: Ashaal Sina Shevara, Riley Miller
Место отыгрыша: Воелд
Время, дата, погода: 29 июля 2819
Краткое описание: после того, как было активировано Хранилище, климат на Воелде стал постепенно меняться. Но глобальное потепление на планете, полностью покрытой льдом, не может пройти безболезненно.

+1

2

     Даром, что лед на Воелде по-прежнему держался, несмотря подскочившую на десяток градусов температуру — жизнь здесь в последние дни кипела только так. Поговаривали, что такого оживления на этой ледяной планете не было практически семьдесят лет. Теперь, когда по всему Элею разнеслась новость о поражении кеттов и освобождении Мошаэ, ангара твердо решили выбить захватчиков со своей планеты. Пару дней назад остановившись в Течиксе, Эшаал слышал столько разговоров об этом! В «Аратаане», в лавках, на улице — повсюду. Не было такого места, где бы не судачили о победе, не шутили бы про перепуганных кеттов. И каждый второй такой разговор заканчивался словами:
Я собираюсь записаться в Сопротивление. Вы со мной?
     Наивные дураки не заглядывали вперед, не задавались вопросом: а что будет потом? Останутся ли их пришедшие из-за темного космоса друзья друзьями, когда с кеттами будет покончено? Только Акксул был достаточно мудр, чтобы понять: не бывает пришельцев с добрыми намерениями. Акксул и те немногие, кто примкнули к нему.
     Но и без желающих к ним присоединиться, у Роекаар были дела на Воелде. Так много дел, что Акксул созвал сюда отряды с других планет. Одним было поручено следить за строительством нового аванпоста весагара, другим — большинству — истреблять кеттов, пока те дезориентированны.
     После такого рейда и возвращался отряд Эшаала. Точнее, бежал. Их группа сумела пробиться к клеткам и открыть их, а потом боезапас подошел к концу, а вот кетты — нет. Найденного Куавой ящика с вражеской амуницией хватило только на то, чтобы проложить себе путь к отступлению. Лагерь верещал сиренами, и шаттл с новыми кеттами был уже на подходе, а Роекаар едва успели расправиться с охраной. Что им еще оставалось? Только бежать.
     Но главное — они освободили сородичей! Спасли их от ужасной участи. Какой точно — Эшаал не знал, но совершенно точно ужасной. Напуганные, растерянные, прижимающие к груди трофейные кеттские винтовки, они шли в центре. Многие выглядели изможденными, осунувшимися. Даже кожа у них, казалось, была тусклее обычного — как если бы они почти не бывали на солнце или у солнечных нагревателей. Но сил идти им хватало.
     Впереди чернел вход в пещеры — в разветвленную сеть ходов давным-давно заброшенного города. Их спасение. Путь к отступлению, из-за которого Роекаар и решились напасть на такой большой лагерь.
     Позади на белом снегу чернели силуэты кеттов. Погоня. Ну разумеется. Разве могли они не преследовать беглецов? Несколько выстрелов пролетели мимо и вгрызлись в лед впереди.
Быстрее, мы почти добрались! — подбадривал Ифен — их командир в этой вылазке. Его дыхание сбилось. Как же долго они бежали!
     Раздался тонкий крик. Гериин! Ублюдки все-таки попали. С такого расстояния… Гериин накренилась на бок, но ее тут же подхватили идущие по обе стороны.
     Еще чуть-чуть и все они будут в безопасности. В пещерах кетты их не найдут. Слишком много ходов.
     Последние пару метров до пещер ангара не бежали — скользили по льду.
—  Стойте! — потребовала Гериин. Ее голос, несмотря на рану в боку, звучал твердо. И все-таки взгляды она заслужила, в лучшем случае, озадаченные. У Ифена и вовсе лицо перекосило от злости. Он только-только добился, чтобы его назначили командиром, а тут кто-то другой командовать пытается.
В чем дело? Нам некогда отдыхать.
     Ничего не объясняя, Гериин взяла с пояса гранату и кинула ее наружу. Тут же ахнула, схватившись рукой за бок, сложилась пополам от боли, но на ее покрытом испариной лице расцвела улыбка.
     Взрыв оставил после себя приличную лунку, а паутина трещин протянулась на несколько метров. На такую и наступать опасно.
     Повисла пауза. Совсем небольшая, но после горячки боя и стремительного бегства время тянулось особенно медленно.
Хитро придумано, — нехотя признал Ифен. Да уж, теперь кеттам придется искать другой путь или сооружать настилы. Что так, что так, они отстанут. Хотелось верить, что безнадежно.
А теперь идем.
     Только миновав три развилки, ангара, наконец, позволили себе сделать привал. Каждый был занят делом: перевязывали друг другу раны, делали уколы, делились пайками. Получив свою фиксирующую повязку — его левой руке как следует досталось, пальцы и те  с трудом шевелились — Эшаал пошел набрать немного снега, нападавшего через дыру в потолке. Все-таки это было проще, чем колоть лед, а воды натопить можно что из того, что из другого.
     Над головой что-то затрещало. Потом посыпался снег, ледяная крошка, затем — кусочки крупнее. С громким звоном разбилась сосулька, упавшая рядом. Эшаал вздрогнул всем телом, сбрасывая с себя оцепенение, и резво отпрыгнул. Прикрывая голову руками, он бежал, пока не добрался до одного из выходов, не затаился там. Свод пещеры, тем временем, продолжал сыпаться вниз. Теперь уже глыбы были почти с ангара в высоту, а грохот стоял такой, что заглушал даже бешенный стук сердца в груди. Только в самом-самом начале до Эшаала долетали крики других. Визг, вопли, отдельные слова, имена — толком и не разобрать. А потом — ничего. Только со страшным шумом падал лед.
     Все стихло. Так резко. Только что еще лед падал, а тут взял и перестал. Все то, что недавно представляло собой своды просторной пещеры на перекрестке путей, теперь лежало внизу.
     Остальные ангара остались по ту сторону завала. Эшаал беспомощно смотрел на выросшую за считанные секунды стену. Искрящаяся в солнечных лучах снежная пыль вскоре осела, но по ту сторону все равно ничего нельзя было разобрать — слишком уж толстый лед. Только какие-то цветные пятна двигались, суетились — должно быть, другие ангара. Хорошо, что шевелятся. Живы, значит. И никаких синих пятен подо льдом не растекалось — никого не раздавило.
     О том, что он видел едва ли половину всего, Эшаал не хотел думать. Нет, там, по ту сторону все выжили. Совершенно точно. Так спокойнее.
Эй, меня кто-нибудь слышит? — крикнул он, выпрямляя ноги, чтобы стать еще выше. Как будто от этого его станет лучше слышно.
     В ответ — ничего. Разозлившись Эшаал стукнул кулаком по льду, потом еще и еще. Стена не шелохнулась — да и с чего бы ей? Только костяшки под перчатками теперь саднило. И что дальше? Лезть наверх? Эшаал было решился попробовать, но передумал, как только положил руку на лед: скользко. Да и рука… Он же карабкаться не сможет.
     Как бы ангара ни славили Первопроходца и Инициативу в эти дни, а проблемы от их действий уже начались. Казалось бы, что дурного в том, что Воелд постепенно превращался из ледяного шара в теплый океанический мир, каким был когда-то? Сплошные же плюсы: и обогреватели не понадобятся, и население планеты сможет само себя прокормить, йевара освободятся из ледяной тюрьмы, в которой они провели сотни лет. Вот только лед… он уже таял. Сейчас, когда температура еще и близко не подошла к нужной. Наверное, у Хранилища были свои причины и алгоритмы — Эшаал не знал, он не был ученым, и даже когда ему пытались объяснить, что и зачем плавится — не понял. Вот Ифен на инструктаже говрил: «Почуешь, что вдруг теплом повеяло — беги, пока под лед не провалился». Это Эшаал усвоил. Вот только ничего он не почувствовал на сей раз, да и не мог — все ведь произошло там, наверху, слишком высоко.
     С тихим стоном Эшаал откинулся назад, прижимаясь спиной к ледяному коридору. Масштаб трагедии только сейчас начал до него доходить. Если на родном Хаварле города прятались в джунглях, а Айю скрывала Скверна, то на Воелде ангара селились в ледяных пещерах и долинах — там, где патрулирующим планету на шаттлах кеттам было не так-то просто их заметить. А что, если точно так же обрушится Течикс? Или даже деревня на два-три даара — там ведь все равно ангара, даже если всего пара семей. И ведь ничего не сделаешь.
     Да даже будь у Эшаала решение — ну кто бы его послушал?
     Запищала рация. Рация! Как он мог забыть о ней? От стыда в миг стало жарко.
Эшаал? — раздался голос Ифена. — Ты как там, цел?
Да. Со мной все в порядке. Как вы? Никого не задело?
Пострадавших нет. Не переживай. Добраться до Течикса сможешь?
     Эшаал задумался. У него оставался один термозаряд в «Ашиоре», ни одного — в «Ишарай». Карта туннелей работала — он специально включил, перепроверяя. Тот туннель, где он оказался, соединялся с другим выходом из зала, выбранного Роекаар для стоянки. Вот только ближайшие ходы были помечены как опасные, а дальние… там такой крюк приходилось делать, что легче уж наружу выбраться.
Если не наткнусь на логово голодных эйрохов.
Это вряд ли. На Воелде их так мало, что считай и нет. Встречаемся в Течиксе. Конец связи.
Конец связи, — со вздохом произнес Эшаал и вырубил рацию. Не хотелось ему идти одному, но что делать? Другого варианта, похоже, не было.
     По крайней мере, кетты до него тоже не доберутся.
     Бросив последний взгляд на ледяную стену, отделившую его от товарищей, Эшаал зашагал прочь. Значит, на следующей развилке направо?

Отредактировано Ashaal Sina Shevara (4 мая, 2018г. 14:18)

+1

3

Райли! Райли, прием. Да ответь же ты наконец!
Да тут я, тут, ― запыхавшись, Райли так резко поднес руку к лицу, что чуть не стукнул нарукавником по визору. ― Что случилось?
Ничего, рутинная проверка. Ну, знаешь, совсем один на чужой планете…
Ты проверял меня десять минут назад.
В критической ситуации десять минут… критичны!
     Райли устало закатил глаза.
Стив...
Ладно-ладно. На самом деле, я просто чуть не врезался в эйроха, еле оторвался. Ты видел, как они бегают?
Ты что, не заметил синего эйроха на белом снегу?
Я вылетел на него прямо из-за сугроба! ― последнее слово частично съело и растянуло трескучими помехами. ― Захотел удостовериться, что у тебя все в порядке.
Все в порядке, мам, я ведь обещал не разговаривать с незнакомцами.
     Из инструментрона послышался глухой смешок.
Умник. Предупреди, когда будешь выходить из зоны покрытия Терве Уни.
Непременно. Конец связи.
     Шумно выдохнув, Райли с облегчением ― наконец-то! ― опустил руку обратно на руль. На самом деле, он действительно долго, почти минуту, не отвечал Стиву ― когда тот позвонил, Райли на предельной скорости мчал по заснеженным просторам Воелда и чувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Надо ли говорить, что подобное с ним случалось довольно редко?
     Вот и теперь он со всей дури зажал рычаг дросселя, нисколько не заботясь о том, выдержит ли видавшая виды техника подобное обращение. Снегоход припал на задние гусеницы и с задорным ревом сорвался с места. Было что-то такое в том, чтобы оставлять глубокие следы на чистом, искрящемся в свете Нола снегу, по которому никто не ходил веками. Что-то такое, от чего отчаянно перехватывало дыхание, но Райли все равно набрал в грудь побольше воздуха, так что в утепленном скафандре стало особенно тесно, и огласил безжизненную равнину то ли торжественным, то ли боевым кличем. Редкий снегопад барабанил по визору, порой вынуждая интуитивно жмуриться. В горле свербело, но все равно хотелось смеяться ― и он засмеялся, хрипло, но искренне.
     Выход из зоны покрытия он, разумеется, пропустил даже несмотря на то, что на инструментроне стояло оповещение.
     Только удовлетворив свою жажду скорости (а точнее, разбавив привычные химикаты в крови щедрой дозой адреналина), Райли отпустил дроссель и проехал еще несколько сотен метров на холостом ходу. Здесь, неподалеку от обледенелого горного кряжа, ему предстояло установить коммуникационную вышку. Первопроходец, конечно, постаралась на славу, но одной командой «Бури» аванпост не прокормишь, и работы первым поселенцам предстоял непочатый край. Благо, местные ангара помогали, как могли, а «Нексус» выделили на нужды Терве Уни несколько снегоходов для простых смертных, не владеющих ни «Кочевником», ни персональным шаттлом, иначе пришлось бы, наверное, покорять Воелд на лыжах и снегоступах. Но прежде, чем оправлять дальние экспедиции, требовалось обеспечить надежную связь. И вот тут-то начиналось самое интересное.
     Чтобы увеличить зону покрытия каждой вышки, руководство ― инженеры при поддержке ученых умов ― выбирало места повыше, но приходилось учитывать и стремительное изменение климата. Потепление означало в скором времени полное изменение ландшафта; приходилось сканировать ледники на километры вглубь, чтобы вышки не стаяли вместе с ними, не попали под лавины и не оказались в итоге посреди русел новообразовавшихся рек. Гарантий, конечно, никто не давал, но указания были четкие: сделать все возможное, чтобы уберечь вышки.
     Остановив снегоход, Райли привстал на подножках и осмотрелся, выкручивая встроенный дальномер. Справа и спереди из-под снега подобно исполинскому кораблю-призраку поднимались горы. Удаленное сканированное показало, что горы эти могли дать фору самому Эвересту, но большая их часть скрывалась под ледником. С одной стороны скалы острыми краями тянулись вверх, отдаленно напоминая чью-то оскаленную клыкастую пасть, и подобраться туда можно было бы только с альпинистским снаряжением и опытом (у Райли не было ни первого, ни второго), зато с другой обнаружился причудливой формы выступ с более-менее ровной площадкой сверху, к которому можно было подъехать прямо на снегоходе ― главное, чтобы выдержало сцепление.
     Райли самодовольно ухмыльнулся и пригнулся низко к рулю. Неоправданный риск давно уже стал для него чем-то вроде хобби. Знал бы Стив ― в жизни одного его бы не отпустил. Да чего уж там, знала бы Инициатива…
     Взревел мотор, и Райли напрягся всем телом, направляя снегоход прямо в горы. Разогнался как следует, по узкому заснеженному уступу взлетел на крутой склон и в последний момент отпустил рычаг, одновременно дергая руль на себя и разворачивая машину боком. Снег поднялся вверх фонтаном, на мгновение закрывая вид на притаившуюся за заветным выступом пропасть, и рассеялся. Гусеницы замерли всего в нескольких сантиметрах от обледенелого края.
Так-то, ― подытожил Райли, спрыгивая со снегохода и, как ни в чем не бывало, стягивая с сиденья сложенную вчетверо вышку. А ведь свалился бы ― погубил бы и себя, и снегоход, и вышку… Сплошные убытки «Нексусу» от таких сотрудников.
     Так он думал, посмеиваясь про себя и выискивая при помощи сканера место с как можно более тонкой ледяной коркой. Скажи ему кто лет пять назад, что он будет горелкой топить лед на камнях, чтобы установить коммуникационную вышку, Райли бы рассмеялся шутнику в лицо.
     Ну… То есть, шестьсот пять. Или больше? Он, признаться, запамятовал точное количество лет, проведенных в криостазисе. Как говорил один случайно встреченный им темнокожий парень: «Я даже не видел снов, закрыл глаза в Млечном Пути, а открыл уже здесь…» И открыл, надо сказать, не вовремя, на «Гиперионе», заглохшем в смертельных объятьях Скверны. Райли повезло больше: его разбудили внепланово, по нужде, но уже после того, как на Эосе возвели Продромос.
     И еще как повезло. Проснувшись тогда, когда надежды на благополучный исход практически не было, «золотые миры» оказались пустышками, а Первопроходец-старший сложил голову на Жилище-7, Райли, недолго думая, вышел бы в первый же попавшийся шлюз. Не для того он преодолел два миллиона световых лет, чтобы под угрозой скорой голодной смерти решать нерешаемые проблемы.
     Наконец участок нужного размера был очищен от льда, и Райли взял в руки вышку. Простенький аппарат достаточно было разложить, плотно вдвинуть детали друг в друга и как следует затянуть, с этим справился бы и конструктор велосипедов. Но дипломированному инженеру Райли вышку предстояло не только собрать, но и установить, а затем проверить ее работу. И, как только связь появится, отчитаться Стиву ― тот небось уже обматерил все сугробы за зловещую тишину в эфире.
     Но никакая тишина не могла напугать Райли больше, чем гулкий рокот, раздавшийся под ногами. Практически идеально ровная равнина, по которой он только что проехал, пошла ломанными трещинами, и целый пласт осел на несколько метров ниже, в воздух взметнулись снег и, неожиданно, водяные брызги. Райли понадеялся было, что на этом все и закончится, но увы ― трещины пошли дальше и, дотянувшись до гор, принялись дробить их в каменную крошку.
     Если до сих пор Райли еще сомневался в том, как ему поступить с уже собранной вышкой, то теперь бесцеремонно швырнул ее в снег ― чай не сломается, потом можно будет подобрать ― и вскочил на снегоход. Грохот стоял такой, будто с этой горы вот-вот должно было сорвать вершину и явить взору исполинских размеров вулкан.
     Только вулкана Райли и не хватало… Вулкана и особенно сильного толчка, подбросившего снегоход в воздух, потому что после этого толчка задние гусеницы заскользили по льду с неприятным скрежетом. Райли понял, что вместо того, чтобы ехать вперед, медленно, но верно скатывается назад.
     Сердце пропустило удар ― и ухнуло вниз. Вместе со водителем, снегоходом и огромной шапкой из снега, камней и льда.

+1

4

     Эшаал не успел уйти далеко, когда прекратившийся было грохот за спиной послышался вновь. Вздрогнув всем телом, он резко обернулся. А ведь должен был бежать! Звезды над головой, да зачем ему смотреть, как остатки потолка рушатся? Разве мог он хоть что-то сделать, как-то защитить себя и других от стихии? Нет! А все равно обернулся. Ну вот зачем, а?
     К удивлению Эшаала, он увидел не только новые глыбы льда, припорошенные снегом. И даже не в приметно-темных камнях дело. Буквально ему на голову свалился пришелец! Бело-голубая форма «Инициативы» почти сливалась со снегом. И непонятная машина рядом с ним тех же цветов. Но Терве Уни ведь далеко. Неужели эти ублюдки так обнаглели, что не боялись отходить от своей хорошо охраняемой норы? Так скоро? Да еще чуть-чуть, и пришельцы объявят весь Воелд своим! А дураки в Сопротивлении так и будут умиленно смотреть на своих новых «союзничков» и рассказывать, как много те сделали для ангара.
     С отвращением сплюнув, Эшаал наставил пистолет на пришельца, но спусковой крючок так и не нажал. Тот не выглядел опасным — скорее, беззащитным. Маленький, тощий, да что он мог? Эшаал успел убедиться на собственном опыте: эти пришельцы могут выглядеть, как дети, но, тем не менее, они — опасные бойцы. И все-таки, каждый раз, когда он видел их так близко, не мог поверить, что такое вот жалкое существо способно держать в руках оружие.
     Казалось, пришельцу было больно и страшно.
     Все правильно, так и должно быть. Почему Эшаалу вообще было дело до того, что там чувствует пришелец? С чего он решил, что чуждые твари из-за пределов Галактики вообще могут что-то чувствовать, а не только подражать ангара, чтобы одурачить?
     Но медлил Эшаал не из-за накатившей на него жалости. Все куда проще: у него был один выстрел. Всего один выстрел. А потом что? В заброшенных ледяных пещерах часто селились ехидны. Что, если Эшаал набредет на их логово? Фирааном в такой ситуации разве что зарезаться можно. Да и о кеттах забывать не стоит. Что, если они все-таки найдут другой вход?
     От волнения сердце билось быстро-быстро, да и дыхание участилось. Эшаал знал, что должен убить пришельца. Уничтожить одного из захватчиков, посягнувших на Воелд. Ради всех ангара — даже тех, кто не понимал правды Роекаар, — ради самой Галактики. Но…
Не дергайся, — вот тогда Эшаал выстрелит. Совершенно точно выстрелит. От этих пришельцев можно ждать чего угодно. Еще и эта странная машина рядом. Кто знает, зачем она? —  Что ты здесь делаешь?

+1

5

     Придя в себя, Райли не сразу понял, на каком он свете. Глаза разлепить удалось с трудом, конечности казались тяжелыми и не слушались, и, хоть сердце оглушительно бухало в висках, в сознание все равно пробивался тонкий, повторяющийся, неимоверно противный звук. Только спустя несколько томительных мгновений до него дошло, что руки и ноги не двигаются потому, что их завалило снегом, а звук ― сигнал, которым герметичный скафандр оповещал о нарушении целостности. И правда, стоило сфокусировать взгляд, как Райли заметил извилистую трещину, протянувшуюся по его визору сверху вниз. Видать, в полете получил по лбу льдиной или булыжником.
     Повезло еще ― могло бы пробить и шлем, и голову. К счастью, воздух на Воелде был не токсичный. Просто очень холодный, даже после активации Хранилища.
     Кряхтя от натуги, Райли, как мог, приподнялся, высвободился из-под снега и перевернулся на спину. Вроде бы, ничего не сломал, не вывихнул и скафандр не повредил. Оставалось только залатать трещину.
     Но, потянувшись к инструментрону, Райли замер. Прямо напротив, в нескольких метрах от свалившегося сверху сугроба, стоял здоровенный ангара в характерной маске, неуловимо напоминающей намордник… и почему-то целился в него из пистолета. Понятное дело, что поначалу обвал мог испугать его, но прошло уже достаточно времени, чтобы признать в неведомом существе человека из Инициативы и повести себя соответствующим образом: убрать оружие, предложить помощь, все такое. Об ангара Райли, признаться, практически ничего не знал, но различить напряженную позу, нахмуренные «брови» и какой-то отчаянно-яростный блеск в глазах сумел и без диплома ксенобиолога.
     Ангара всем своим видом показывал, что он ― не друг, и последовавшие за неловкой паузой слова, с небольшой задержкой переведенные из тягучей инопланетной белиберды в привычную форму, лишь подтвердили опасения Райли.
     Ему доводилось слышать о враждебных ангара, называвших себя каким-то мудреным словом, но стычки с ними происходили в основном на их родной планете ― Хаварле. На Воелде же проблем иногда доставляло Сопротивление, но, в первую очередь, своей безудержной паранойей. Оружием никто ни в кого не тыкал.
     Мало было Скверны, реликтов, кеттов, так теперь еще и это… Пистолеты, между прочим, у ангара стреляли так, что при удачном попадании могли принудительно посадить челнок. Проверять на собственной шкуре эффект от попадания в человека Райли категорически не хотелось. Активировать инструментрон он не рискнул и медленно поднял руки в примирительном жесте, надеясь, что ангара этот жест знает.
Я… из научно-исследовательской группы Инициативы, ― он не счел целесообразным лгать, да и убедительной легенды на замену у него не было. ― Мы устанавливаем вышки, чтобы у Терве Уни и Течикса была связь.
     Говорить уверенно ― так, чтобы не дрожал голос, ― и смотреть при этом в дуло здоровенного пистолета, оказалось не так-то просто. Да и воздух, с тонким свистом выходящий через трещину в визоре и сопровождаемый все тем же противным писком, Райли всерьез нервировал.

+1

6

     Услышав ответ, Эшаал нахмурился сильнее прежнего. Он был не самым разбирающимся в технике ангара, но понимал — технологии «Инициативы» зачастую превосходили ангарские. И это откровенно пугало. Что, если все, что пришельцы делают в знак дружбы, они в один день обернут против ангара? «Инструментроны», технологией которых они так щедро поделились, эти станции связи… Кто знает.
     Еще не поздно пристрелить пришельца. Можно забрать его оружие, в конце концов. Правда, ничего подобного Эшаал в руках не держал, но насколько другим может быть пистолет из другой галактики? В конце концов, у них тоже руки, а не щупальца или клешни какие-нибудь!
     Но голос пришельца дрожал, а в широко распахнутых глазах читался страх. Слишком знакомые эмоции отзывались в сердце щемящей болью и желанием защитить — как будто перед Эшаалом на снегу лежал другой ангара, а не это… существо. Он даже названия этого вида пришельцев не знал. Да и не было подходящего — своего ангара еще не придумали, а использовать их собственное, пришедшее из другой галактики, казалось неправильным. Слишком много чести.
     Со вздохом, Эшаал опустил пистолет. Медленно — он знал, что поступает неправильно, но и выстрелить не мог. Все равно, что убивать своих. Надо было сразу стрелять, а теперь… да что уж теперь.
     В груди Эшаала кипела злоба — на самого себя. Как он собирается воевать за свой народ, если поддается на такие уловки? Слава звездам, что кетты никогда не выглядели настолько напуганными — и настолько живыми.
Ты можешь идти? — процедил Эшаал сквозь зубы. Пистолет в кобуру он до сих пор не убрал, но сделал шаг к пришельцу, собираясь помочь тому подняться — и на полпути остановился. Что он творит? Мало того, что сочувствует пришельцу, так еще и помогать собрался! Это уже слишком.
     Но, если подумать, чего он добился бы убийством? Весагара прислали бы кого-нибудь другого и все равно поставили бы эту проклятую вышку. Быть может — в другом месте. А так Эшаал, вернувшись, сможет доложить не только об их планах, но и примерные координаты указать. Может, оборудование получится взломать или еще что-нибудь в этом роде. К тому же, вдвоем выбираться из пещер будет проще.
     Скутт! Да он просто пытался оправдать свою слабость. Пожалел пришельца, а теперь искал разумные причины.

+1

7

     Ну, допустим, про Течикс Райли все же слегка приврал. И ему, и большинству колонистов, не обремененных излишними альтруизмом и ксенофилией, на поселения местных было глубоко плевать: есть они, нет их, есть у них связь, нет связи. Да, они приносили пользу, помогали отбиваться от кеттов и делились ресурсами, но не более того. Вся информация с установленных на вышках сенсоров и радаров передавалась в штаб Терве Уни, а уже оттуда — Течиксу. Закрыть местным доступ к данным Инициативы было делом одной минуты — получить приказ да переключить тумблер.
     Это успокаивало. Давало хоть какое-то преимущество на случай, если хлипкий межгалактический мир окажется вдруг расторгнут.
     Вот как сейчас, например. Пришелец до сих пор не выстрелил, а значит, колебался, но ему по-прежнему ничто не мешало зажать спусковой крючок. И бывай, Райли Миллер, никто про тебя не вспомнит и не найдет твой труп. Разве что в куче грязи после того, как с материка сойдет ледяная шапка.
     Шестьсот лет в стазисе — ради этого?!
     Но бесполезная в сложившейся ситуации турель покоилась за спиной, а до ствола или гранаты еще надо было дотянуться, да прицелиться, да выстрелить или бросить, а пришелец стоял близко, напряженный, как сдавленная пружина, его огромные льдисто-голубые глаза практически не моргали. Пулю бы промеж этих глаз, но тут понятно ведь, кто успеет раньше…
     Райли мельком подумал, что надо бы, наверное, отучиться называть этих вот — «пришельцами». Они в Элей, в отличие от Инициативы и кеттов, ни откуда не приходили.
     Когда ангара все-таки опустил пистолет, Райли не сдержал облегченного вздоха, а затем спохватился, активировал и поднес к шлему инструментрон. Мини-сборщик просканировал трещину и быстро залатал ее, нанеся поверх поликарбоната слой специального вещества. Следы, конечно, остались, но зато климат-контроль скафандра больше не сходил с ума от отчаянных попыток поддерживать внутри необходимую температуру.
Уф… Не знаю, еще не пробовал, — с нервным смешком отозвался Райли.
     Ждать помощи от ангара он не стал — сокращать дистанцию не хотелось, судя по всему, никому из них. Качнувшись вперед, Райли попытался встать на ноги, но тут же с коротким вскриком по колено провалился в рыхлый снег, неловко взмахнув руками. По левому бедру разлилась тупая ноющая боль — ушиб, похоже.
А черт… Но идти могу, — вылезать из сугроба он, впрочем, не торопился. Ангара все еще выглядел так, будто привидение увидел, и пистолет из его руки никуда не делся. — А ты что здесь делаешь?
     Тем более, один. Один ведь?.. У Инициативы не было никаких данных о поселениях ангара в этой области, но у них ведь и связи-то толком не было. Но если ангара был целый отряд — что логично — то где остальные? И насколько дружелюбно они настроены?

+1

8

     Чем больше Эшаал смотрел на неловкую возню пришельца, тем сильнее хотел тому помочь. Все инстинкты протестовали против того, чтобы просто стоять и безучастно смотреть, как другое живое, разумное существо беспомощно барахтается в снегу. А этот ведь не только барахтался: стонал от боли, сводил брови, морщил лоб и странный нос — у женщин в чем-то похожие, только намного, намного меньше.
     Инстинкты не знали разницы между ангара и пришельцами. А Эшаал знал. Вот только противиться естественным желаниям порой было совсем непросто. Еще какое-то время он боролся с собой, но, в конце концов, сдался. Подошел ближе, присел на снег рядом с пришельцем, хотел было протянуть руку, да та, что без оружия, отозвалась резкой болью, заставив вскрикнуть. К тупой, ноющей, Эшаал уже привык, да и лекарства ее приглушали, а вот стоило пошевелить рукой, как все. Хорошо хоть повязка не дала натворить глупостей. Отдышавшись, Эшаал попробовал еще раз: убрал пистолет и протянул другую, здоровую руку.
     Все происходящее казалось каким-то дурным сном, из тех, в которых творишь какие-то несусветные глупости, за которые и по пробуждению стыдно. Вот только это не сон. Все по-настоящему. Конечно, тем, что он сейчас делал, Эшаал не мог навредить ангара, просто… это было вкорне неправильно. Против того, во что он верил, что делал ранее. Он ведь убил больше десятка таких вот пришельцев. Может, даже два или три. Порой — медлил, но никогда не принимал решения не стрелять. Неужели испытывай те боль — не выстрелил бы?.. Похоже, что нет.
Я? – наконец, заговорил Эшаал. Собственные мысли настолько его занимали, что говорить и думать одновременно не получалось. – Собираюсь найти другой выход. Тот коридор, – он махнул рукой, показывая направление. Отсюда все еще можно было видеть глыбы льда и солнечный свет, – завалило.
     И все. Не собирался Эшаал рассказывать пришельцу ни о своем отряде, ни о спасенных из кеттского лагеря пленниках, ни о самих кеттах, что могли сейчас шастать по коридорам по ту сторону ледяной стены. Он понятия не имел, как хоть что-то из этого можно было использовать против ангара, но верил, что чем меньше знают пришельцы, тем лучше.

+1

9

     Ан нет, поколебавшись, прише… ангара все-таки подошел поближе. Подошел, присел, протянул было руку… Короткий звонкий вскрик разнесся по обледенелым сводам пещеры и заставил Райли вздрогнуть и вжаться в сугроб так, что позавидовала бы и мышкующая лисица.
     С чего он вообще решил, что ангара хочет помочь ему, а не придушить или, там, зарезать? А может и вовсе — загрызть?..
     За короткую, вихрем промчавшуюся по голове мысль: «Только не убивай», — стало безумно стыдно.
     Райли пришлось стиснуть зубы, чтобы не рявкнуть в ответ что-нибудь нецензурное. Но зато, удержав себя в руках, он заметил важную вещь: ангара был ранен. Вряд ли перелом, скорее, тоже ушиб или растяжение. Пострадал при обвале? Скафандр ангара казался поношенным, но целым, без следов зубов или пулевых отверстий.
     А пока Райли прикидывал, как ему обернуть это новое обстоятельство себе на пользу, ангара уже совладал с болью и протянул ему вторую руку. Рука была большая, нелепая, толстая и затянутая в перчатку, отдаленно напоминающую хорошенько прошитые дутики для детишек из северных регионов Земли. Прикасаться к ней не хотелось совершенно, но… как иначе? Оттолкнуть — рискованно, обидится еще, по морде съездит (или загрызет). Проигнорировать? А как отреагирует? А точно ли за эту руку предложено было схватиться? Вдруг местная традиция такова, что если не харкнул смачно в самую середину ладони, то проклят твой род до седьмого колена бубонной ангарской чумой?
     Из груди невольно вырвался нервный смешок, и Райли торопливо прочистил горло, делая вид, что это он так, слюной поперхнулся от радости, что новый инопланетный друг собрался ему помочь.
     Тьфу.
     Крепко сжав в пальцах чужую кисть (ощущение вышло насколько непривычное, что по спине пробежали мурашки, — все равно, что пожать руку крогану, утонувшему пару недель назад), Райли подался вперед и таки выбрался из сугроба. Он прихрамывал на левую ногу, но никаких других повреждений действительно не нашел ни сам, ни с помощью экспресс-диагностики.
Выход — это хорошо, — Райли небрежно стряхнул самые толстые комья налипшего на скафандр снега и напоследок отряхнул руки. Там, куда показывал ангара, на некотором отдалении в самом деле тускло поблескивали толстые сколы льда. — Ты один здесь?
     Совершенно невинный вопрос ведь, не правда ли? Обыденный. Естественный. Не продиктованный страхом угодить в плен к группе агрессивно настроенных инопланетян.
     И, как бы подтверждая, что ничего лишнего не имел ввиду, Райли аккуратно влез обратно в сугроб, подтянулся и ухватил торчащий из снега снегоход за передние полозья. Дернул раз-другой — и понял, что, чтобы снова ей пользоваться, машину сперва придется откопать. С одной стороны, что могло быть с хуже? С другой, исправный снегоход того стоил.
     Если он был исправный. Но увы, как его проверишь, не откопав...

+1

10

     Ладонь пришельца была крошечной. Пальцы — тонкими, как лапки шемриса, и такими же многочисленными. Хотя нет, их было больше. И сам он был до странного легким — Эшаал убедился в этом, когда потянул пришельца на себя, помогая подняться. Его четырнадцатилетняя сестра, наверное, весила столько, а ведь она была самой маленькой из всех детей.
     Это успокаивало. Умом-то Эшаал понимал, что и такие недоростки могут метко стрелять, а с такого расстояния и меткость не нужна. Да что там, он убедился, что могут. Потерял нескольких товарищей в боях с весагара. А все равно мысль о том, что враг — да, именно враг, хоть Эшаал и не спешил его убивать или даже просто бить — настолько мельче, легче, слабее, успокаивала. Как глупо. Какое вообще это имеет значение?
     За тем, как пришелец возится со своей машиной, Эшаал следил с недоверием. По крайней мере, на это благоразумия ему хватало. Пушек или чего-то подобного на инопланетной штуке видно не было, и все равно противное чувство угрозы никуда не девалось. Оно покалывало кожу на загривке слабыми разрядами электростатики, заставляло беспокойно поглаживать рукоять пистолета. А вдруг все-таки придется стрелять? Хотя они близко. Можно просто ударить. Сейчас, пока пришелец отвернулся. Один раз хорошенько врезать по затылку — и он отключится. Наверное. Каким бы хлипким пришелец ни был, а шлем на его голове остается шлемом.
     Думать Эшаал думал, а делать ничего не стал. Он не испытывал желания убить этого пришельца. Странно, неправильно, но именно так и было. Даже вопрос, от которого Эшаал так хотел уйти, вызывал не злость, а всего-навсего раздражение. Может, пришелец ничего и не пытался вызнать? Принял Эшаала за кого-то из Сопротивления, и теперь хочет знать, ждать ли помощь или самим справляться?
–  Да, – кивнул Эшаал. В этом туннеле он правда был один. Остальные — по ту сторону стены и до них не добраться. Не в ближайшем времени. – А ты? И что это за машина? Та, с которой ты возишься?
    Он поднялся и подошел ближе, чтобы лучше видеть. К тому же, сидеть на снегу было зябко. Те, кто всю жизнь провел на Воелде, таких проблем не испытывал, но Эшаал-то еще неделю назад находился на родном жарком Хаварле. Что такое считанные дни для акклиматизации, когда разница температуры — порядка шестидесяти градусов?

+1

11

     «Да». Как это ― «да»? Одно дело ― такие как Райли, с задачами, которые не выполнить, не выбравшись за пределы освоенных территорий, но так Райли сюда и не пешком пришел, и до последнего (ну, почти) оставался на связи со Стивом. Ангара же был один посреди безлюдной снежной пустыни, вооруженный, но без чего-то вроде походного рюкзака за плечами, и при этом не выглядел ни истощенным, ни потерявшимся? Бред. Либо он где-нибудь неподалеку припрятал собственный транспорт, либо в скалах или под толщей льда притаился аванпост, если не целый город. И если этот город существовал, то в Терве Уни о нем не знали, ― то есть, ангара намеренно это скрыли.
     Но тогда и появление в этом регионе коммуникационной вышки ангара явно было не на руку ― правда бы неизбежно вскрылась ― а раз Течикс не стал препятствовать, значит, местные ничего не прятали. Или так, или аванпост Течиксу не подчинялся. Может, принадлежал каким-нибудь контрабандистам или друзьям тех полоумных с Хаварла. Сплошь теории, гипотезы и догадки…
     И что делать? Спрашивать дальше Райли опасался, а о том, чтобы собственноручно изучить ближайшие скалы, не могло быть и речи. Да, он не прочь был потрудиться на благо колонии, но не совать при этом голову в пасть варрену.
     Уже, можно сказать, сунул. Только у варрена вместо зубов был крупнокалиберный пистолет.
     Откапывать снегоход руками оказалось тем еще удовольствием… Спустя пять минут с Райли уже градом катился пот, а машина показалась из-под завала хорошо если на четверть. Радовало то, что эта четверть сломанной не казалось.
     Не настолько, по крайней мере, чтобы не смог починить среднестатистический инженер.
И я, ― Райли с усилием сгреб снег с сиденья и отшатнулся, когда по руке едва не попал скатившийся сверху камень. ― Хотя, пожалуй, стоило бы путешествовать по двое ― как раз на такой вот случай.
     Наклонившись и практически обняв снегоход в узкой части, Райли потянул его на себя. Тот неохотно, но поддался. По щитку шлема предупредительно забарабанила мелкая ледяная крошка. Но, как бы Райли не хотел высвободить своего боевого коня из снежного плена, уронить его на себя ему совершенно не улыбалось.
     А разомкнув руки, Райли вновь провалился по пояс в снег и теперь уже от души выругался.
О-ох… ― глубокий вдох, выдох. Спокойнее. Он не должен был раздражать ангара. ― Снегоход это. На Земле их изобрели уже не знаю даже сколько веков назад. Почти как велосипед, но по снегу.
     Райли усмехнулся, уцепился за полозья и подтянулся обратно. Двигатель снегохода молчал ― либо поломка, либо сработал один из предохранителей. А то и все сразу ― немудрено при таком падении.
А, ну да, велосипеды ты тоже не знаешь. В общем, на этой крошке можно быстро ездить по снегу. У вас что, нет такого?

+1

12

     Эшаал мог бы помочь пришельцу — его руки со сросшимися пальцами куда лучше подходили для того, чтобы копать. Но снова предлагать свою помощь — это уже ни на что не годится. На душе и так как-то гадко стало: вот что он, ангара, поклявшийся бороться за свободу своего народа, тут делает? Возится с захватчиком-пришельцем? А ведь мог бы убить. Или хотя бы уйти, оставив умирать в холодном лабиринте. Но нет, он вместо этого стоял и ждал! Смотрел, как возится нелепый тощий пришелец. Слушал его тяжелое дыхание — неужели они правда так быстро устают? — и его ответы. Непонятные, раздраженные ответы — другого ангара за такой тон Эшаал бы точно стукнул. А этого как-то жалко — поломается еще. Вымещая злость, Эшаал пнул ближайшую глыбу льда. Та ударилась о стену и отскочила, оставив маленькую выбоину.
Нет, – он резко мотнул головой.
     Незнакомая машина по-прежнему занимала его внимание. Эшаал видел транспортники кеттов. Такие на гусеницах. Уродливые — впрочем, у весагара техника тоже красотой не блистала. В полузасыпанной снегом задней части «снегохода» тоже были гусеницы, если присмотреться. Но спереди он опирался на какие-то ласты.
Теперь это не безопасно. Этот… сне-го-ход же оставляет следы, так?
     Незнакомое слово, не имеющее аналогов в шелеше, царапало язык. Даже просто произносить его было неудобно. Противно.
     С наземным транспортом у ангара дела, на самом деле, обстояли неважно. Только на Айе существовали хорошие, протяженные наземные пути, а Эшаал на Айе не бывал. Джунгли Хаварла давно разрушили старые мосты и не давали построить новую дорогу, потому передвигаться приходилось или на своих двоих, или на чем-то, способном подняться в воздух. Ну а на Воелде слишком много кеттов — или, по крайней мере, было слишком много. Оставлять на снегу колею, ведущий от одного даара к другому, еще недавно значило бы обречь население обоих на плен, смерть и звезды знают что еще.
     Так говорили. Эшаал что-то усвоил из разговоров более увлеченных техникой братьев и сестер. Сам он в этом понимал мало. Но на «снегоход» продолжал смотреть со всем вниманием. Настолько, что уже практически не замечал пришельца поблизости. Все, что он узнает теперь, может оказаться важно. Помочь Роекаар, да и ангара в целом. Когда планеты Элея снова станут всецело принадлежать им, подобные вещи пригодятся.
Как оно работает? – Эшаал подошел ближе к «снегоходу» и положил ладонь на его раму, пытаясь понять. Почувствовать. Со старой техникой так порой получалось. Но тут — ничего. Даже привычного электромагнитного излучения, испускаемого любой техникой, не чувствовалось.

+1

13

Оставляет, конечно, ― Райли обколотился о сиденье и перевел дыхание. Выносливостью он никогда не отличался, а тут еще и такой челлендж с перчинкой в виде глупых вопросов. ― Не летает же.
     Забавно: слово «снегоход» ангара произнес не своей тягучей белибердой, а вполне себе на простом человеческом языке. Видать, в их словаре ничего похожего не нашлось, и термин без изменений миновал фильтры сперва в одну, а после ― в другую сторону. На выходе получилось так, будто кто-то взялся читать мантры и одновременно жевать бумагу. И зачем этим ксеносам в языке столько гласных?..
     Нащупав ногой более-менее устойчивое место в сугробе, с парой больших плоских камней на дне, Райли, пыхтя, перебрался к задней части снегохода и в несколько размашистых движений раскопал участок гусеницы. Из груди вырвался досадливый вздох: именно на этом участке гусеничную ленту сорвало с колеса, несколько звеньев выскользнули из креплений и мгновенно скрылись под снегом. Все еще ничего такого, что нельзя было бы починить, но возиться придется намного дольше. Инструменты-то у Райли при себе были, а вот подходящих запчастей он прихватить не догадался. Разве что в бардачке у снегохода что-нибудь завалялось…
Да как и почти вся наша техника, на нулевом э… Э!
     И когда этот ангара успел подойти?! Так близко и так… бесшумно.
     Райли дернулся было вперед, но запоздало сообразил, что толкать его или даже просто махать руками ― идея так себе. То, что ангара его до сих пор не грохнул, на означало, что он не сделает этого в ближайшем будущем.
Не трогай!
     Сообразил, уже стоя в полуметре от ксеноса, воинственно выпятив грудь, и откровенно повышая на него голос. Нелепо, должно быть, смотрелось со стороны: практически «Слон и Моська»… Оставалось только придумать, как перевести фразу: «Убери свои грязные инопланетные клешни от моей машины», ― в менее обидную и провокационную форму.
     И Райли уже даже открыл рот, чтобы задвинуть что-нибудь умное про естественные электромагнитные способности ангара, чрезмерно вредные для чужеродной техники, когда его внимание привлек тонкий металлический скрип. Снегоход… приподнялся. Словно что-то тянуло его за гусеницы вниз или, наоборот, придавило сверху.
     На снегу рядом с сиденьем невесть откуда материализовался четырехпалый когтистый след.
     Райли успел в последний момент дернуться в сторону ― огромные челюсти клацнули в нескольких сантиметрах от его шлема ― но увернуться не смог. Тяжелый удар в грудь сбил с ног, и он кубарем скатился с сугроба на обледенелое дно пещеры. Где-то совсем рядом заскрежетали когти, и Райли, одной рукой интуитивно прикрывая голову, второй, как мог, размахнулся и наобум чиркнул по воздуху резотроном. Раздался хлопок, по предплечью пробежала крупная дрожь ― сработала взрывная модификация. Попал, значит. Судя по режущему уши визгу ― наверняка попал.
Черт…
     Только теперь, приподнявшись, Райли наконец увидел, что на него напало. Тварь неуловимо напоминала халлириона, каких ему доводилось видеть на «Нексусе» в бестиарии, но вместо зеленых пластин и шипов ее покрывали неровные шершавые грязно-белого цвета наросты. Получив по морде капсулой со взрывчаткой, она металась по пещере, изредка переворачиваясь через голову, верещала и силилась сбить огонь. Но смертельно раненой не выглядела, и вот это ― уже не радовало.

+1

14

Что? – наклонившийся было к «снегоходу» Эшаал резко выпрямился и удивленно вскинул голову. – Почему?
     Ни одной разумной причины ему в голову не пришло, вот он и смотрел на пришельца широко распахнутыми глазами. Ну не сломает же Эшаал эту штуковину, просто потрогав ее? Там, куда он тянул руки, даже кнопок и рычагов не было! Что могло пойти не так?
     Знакомый клекот услужливо подсказал: все, да только не с машиной.
Тэхет! – успел выкрикнуть Эшаал за мгновение до того, как призрак, сбросив маскировку, кинулся на пришельца. Дернулся — поврежденную руку от резкого движения обожгло болью. «Ашиор» привычной тяжестью лег в руку, но стрелять не понадобилось. Пришелец выкинул вперед руку, и что-то взорвалось у самой морды призрака. Взвизгнув, тварь отпрянула, орошая и пришельца, и снег вокруг зеленой — кеттской! — кровью, дымящей на морозе. Пошатнулась, завалилась на снег, но снова поднялась и, шатаясь на нетвердых лапах, побрела… куда-то. Сложно сказать. Призрака мотало туда-сюда. На развороченной взрывом морде едва ли уцелели глаза и нос. Разъяренный и дезориентированный призрак то затихал, то, собравшись с силами, бросался на что-то невидимое.
Да сдохни уже! – со злостью прошипел Эшаал, но пистолет, вопреки всему, убрал. На полудохлую тварь тратить единственный патрон? Ну уж нет! Скоро здесь будут еще кетты.
     Эшаал поднял тяжелый камень — один из тех, что упали вместе с пришельцем — и швырнул что было силы в призрака. Тот взвился, найдя, наконец, противника, припал на передние лапы, готовясь, и понесся на Эшаала. Тому только и надо было, что вовремя отпрыгнуть в сторону. За спиной раздался глухой удар — слепой призрак на полной скорости врезался в стену. Вот он, нужный момент! Да сейчас даже «Ашиор» не был нужен. Призрак оглушен. Можно хоть голыми руками… ладно, это вряд ли. Но уж прирезать точно можно.
     Как бы не так. Эшаал и замахнуться толком не успел, как в руку, сжимающую фираан, вцепился второй призрак. Замотал головой и с утробным рычанием потянул на себя, вниз и назад. Острые зубы противно заскрежетали по металлу.
Проклятье! – Эшаал согнулся под весом повисшего на нем призрака, затряс рукой, безуспешно пытаясь вырваться. Не помогло. Предсказуемо! Броня держала укус — пока еще держала.
     Вот бы с левой рукой все в порядке было! Уж тогда бы Эшаал с этим призраком точно справился. Раньше, чем появятся кетты. Звезды, он не хотел умирать, но в плен к кеттам не хотел даже сильнее! Только не так. Но, по крайней мере, другие смогут уйти, пока он…
     Но у покрытых костяными наростами тварей кеттов было такое же мягкое брюхо, как и у любого зверя. Подавив накатившую панику, Эшаал просто-напросто пнул призрака под горло. Тот, задохнувшись, разжал мощные челюсти. Тогда-то Эшаал и ударил, метя фирааном в морду.

Отредактировано Ashaal Sina Shevara (17 мая, 2018г. 16:40)

+1

15

       Шумно сглотнув вязкий комок слюны, Райли снял с пояса «Коготь». Руки дрожали ― как и всегда, когда что-то этакое случалось, ― но кто бы пригласил его в «Цербер», если бы он не умел справляться с дрожью и в ответ на малейшую угрозу впадал в ступор? А если бы пригласили, прожил бы он так долго? Бороться со своим телом, реагирующим на опасности слишком остро, было тяжело только поначалу, в первые пару лет после Иден Прайм. Теперь же достаточно было просто получше прицелиться и выдохнуть перед самым выстрелом.
       Что Райли и сделал. Ослепленная взрывом тварь, кинувшаяся было на ангара, разом обмякла, ее голова неуклюже мотнулась в сторону, орошая снег мерзкой зеленой жижей с осколками панциря и костей. Обычный для сотрудников «Цербера» «Коготь» не отличался ни точностью, ни дальностью стрельбы, но мощи ему было не занимать. Разве что у стволов ангара.
       Минус один. Если только тварей действительно было две. Халлирионы использовали естественную маскировку и могли становиться практически невидимыми на фоне хаварлских джунглей, найти их можно было по шуму и видимому искажению пространства, эти же выдавали себя только следами, да еще и ухитрились подкрасться вплотную, не издав ни звука.
       К слову… почему ангара не стал стрелять? Райли видел, как он вытащил пистолет, но вместо того, чтобы пустить его в дело, с кислой рожей убрал обратно, ― и это при том, что никакой симпатии к тварям очевидно не испытывал и натравить их на Райли не пытался. Вот и теперь вместо того, чтобы одним-единственным выстрелом снести твари башку, ангара кидался на нее с чем-то вроде маленького кинжала. После того, как первый удар оставил ей сочащийся кровью росчерк поперек морды, тварь отпрыгнула назад… и с размаху врезалась спиной в торчащую из сугроба рулевую часть снегохода. Взметнувшийся к обледенелым сводам треск пластика и металла ясно дал понять, что о возвращении в Терве Уни на гусеницах Райли может забыть.
       Если не о возвращении в целом.
       Новая волна дрожи пробежала по рукам и затянулась вокруг шеи тугим кольцом. В такие моменты Райли искренне ненавидел свое воображение ― слишком уж ярко и настойчиво оно рисовало в сознании картины всевозможных исходов, от каждого из которых впору было стреляться, не дожидаясь их. Но ― нет. «Цербер» многому его научил, в том числе и выживать до последнего, любой ценой. «Пока ты жив, ― говорили там, ― ты не проиграл».
       Прицелиться еще раз у Райли не получалось. От напряжения стучали зубы и ходило ходуном дуло «Когтя», а тварь вертелась, как заведенная, вокруг ангара, ненароком ― не могла же она делать это специально? ― подставляя его под выстрел. И все бы ничего, будь Райли уверен, что махом уложит сразу двоих. В противном случае врагов у него станет, как минимум, на одного больше.
       К тому же… стоило признать, что теперь, в отсутствии снегохода, ангара мог оказаться для Райли единственным шансом выжить.
Да убей ты ее уже! ― выкрикнул он, раздражаясь все больше с каждым бесполезным взмахом кинжала. Да, у ангара болела рука, но не глаза же, отчего он так криво метил?!

+1

16

     Проклятая неестественная тварь никак не хотела сдыхать. Фираан не мог пробить толстые костяные наросты, только царапал их и выбивал осколки — а попасть по незащищенной ими шкуре было ой как непросто. Громоздкий и коренастый призрак был на удивление верток. И как будто этого было недостаточно, тот свалившийся с потолка пришелец еще и комментировал! Можно подумать, он бы лучше справился. Помог бы хоть, а потом уже трепался! И чего он не стреляет еще раз? Не может же быть, что у них обоих по одному патрону осталось, правда?
     Эщаал злился, но злость, хоть и придавала сил, хоть и заставляла бить сильнее, совсем не помогала. Вот лезвие фираана рассекло ремешок — кетты одевали своих зверей в броню — и кожу под ним. Призрак запнулся, путаясь в собственном снаряжении, но всего на миг. И этого мига оказалось недостаточно, чтобы убить.
     Нет, так дело не пойдет. Так Эшаал провозится до самого появления кеттов. Ему нужно что-то еще.
     Потратить последний выстрел? Не так-то просто соображать, когда здоровенная тварь пытается откусить тебе руку, а маска запотевает от частого дыхания. Что еще было у Эшаала такого? Биоэлектричество? Это даже не смешно. Он не то что не убьет им призрака — не покалечит! Так, оглушит ненадолго — не стоит это той усталости, что придет следом. Не сейчас, когда надо бежать.
     Ядовитый плевок призрака расплавил лед у головы Эшаала. Надо было торопиться. Зато тварь отпрыгнула подальше, чтобы прицелится. Достаточно далеко для того, чтобы…
     Мысль в голове еще не успела закончиться, а пальцы уже жали на кнопку, выпускающую сеть. Раньше было никак — сеть бы не успела раскрыться и только стукнула бы призрака по окостеневшему носу. Теперь же крючья впились в лед, прочные тросы натянулись, удерживая призрака на месте. Призрак метался, шипел, но даже распахнуть как следует пасть не мог. И увернуться, когда Эшаал вогнал фираан ему в загривок, тоже не сумел.
     Выдернув оружие из обмякшей туши, Эшаал, наконец, обернулся к пришельцу. Оставлять его здесь было никак нельзя. Живым — уж точно. Весагара — враги, но даже они не заслужили плена у кеттов. Хотя этому конкретному пришельцу хотелось дать в морду. Глядишь, можно будет забрать пистолет, а бессознательное тело потащить за собой.
Скоро здесь будут его хозяева. Надо уходить.

+1

17

     Райли так и не выстрелил. Пока тварь не отходила от ангара, слишком велик был риск задеть потенциального союзника, а когда она наконец отпрыгнула (на сей раз не в снегоход, но это уже не играло никакой роли), Райли попросту не успел прицелиться. Отметил про себя только, что ангара умеет швыряться сетью, и лапа у него не дрожит, когда кому-то в загривок надо всадить кинжал.
     В пещере стало тихо. Разве что изредка потрескивал лед, да где-то неподалеку с тонким звуком капала вода ― вестник скорого потепления.
     Судя по всему, обошлось без лишних травм: ангара выглядел потрепанным, но целым, а Райли отделался несколькими ушибами ― мелочь по сравнению с тем, сколько их он получил при падении со скалы. На это даже панацелин тратить не хотелось, несмотря на сильную боль в бедре. К тому же, у панацелина имелись побочные эффекты, незаметные для большинства пользователей и крайне неприятные ― для Райли с его возбудимой психикой.
     Облизнув пересохшие губы, он опустил пистолет, но складывать его и прятать обратно в крепление не торопился. Еще чего. Раз уж так кстати подвернулся повод его достать, не вызывая подозрений, то пусть лежит в ладони и придает уверенности в себе. Всякий раз, задерживаясь взглядом на коренастой фигуре ангара, Райли понимал: эта гора мышц свернет ему шею, не моргнув глазом. Плюс биоэлектрика, о которой он узнал из ознакомительной лекции в музее на «Нексусе», и кинжал. И пистолет, в конце концов, пусть ангара им и не пользовался по неизвестной Райли причине.
     С одной стороны. С другой: если ангара, обладая таким внушительным арсеналом, хотел бы его убить, он бы уже убил?..
Хозяева?
Кетты. Они шли за нами, ― ангара поморщился, вздохнул и провел по лбу рукой, будто вытирал пот. И это при том, что на нем, в отличие от Райли, не было шлема с климат-контролем, а температура в обледенелой пещере не дотягивала и до нуля. ― Не понимаю, как они добрались сюда так быстро.
     Райли оторопело моргнул и посмотрел на тварь, которую застрелил. Только теперь он заметил на ней нечто вроде бледно-зеленой сбруи, практически неразличимой на фоне грязно-серого панциря. Ремешки, кармашки, петельки, лампочки…
Этих чудищ… прислали кетты?
     Пожалуй, он мог бы не уточнять. Только кетты могли одомашнить такую пакость. И перспектива познакомиться с ними лично, как уже довелось множеству менее удачливых колонистов, Райли, мягко говоря, не прельщала.
     Липкий страх снова подступил к горлу.
И куд…
     «…а мы пойдем?» ― хотел спросить Райли, но осекся на полуслове. Мозги заработали с такой скоростью, что, казалось, при должном внимании можно было различить жужжание шестеренок. Ангара не выглядел обреченным, значит, у него был план. Включал этот план спрятанный где-то неподалеку транспорт или неизвестный «Инициативе» аванпост ― неважно, но, спросив, Райли раскроет свое невежество, и ангара, если не захочет делиться тайной, просто убьет его прямо сейчас, лишив возможности сбежать или первым спустить курок. К тому же… как там было? «Они шли за нами»? «За нами» ― это за кем? Имел ли ангара ввиду себя и Райли ― или тех, о ком не пожелал говорить чуть раньше?
Кхм, ― Райли неловко кашлянул, машинально поднеся кулак к шлему. ― То есть, веди. Если знаешь дорогу, ― он беспомощно указал на снегоход, разломанный практически пополам. ― На этом мы уже точно никуда не уедем, можно не тратить время.

+1

18

     Своей оговорки Эшаал даже не заметил. Волновало его другое: как кетты оказались здесь так быстро? Как? И куда идти? Они ведь могли поджидать у любого из выходов. Что, если они знают весь лабиринт, каждый проход, и куда бы Эшаал не пошел, его ждет засада? И не только его — всех остальных тоже? Нет. Нет, если бы кетты могли такое устроить, они бы не стали пускать призраков по следу, а просто дождались бы ничего не подозревающих ангара снаружи. Да и слишком мало их оставалось — всего один шаттл. На каждый выход не хватит. Даже если они знают все выходы.
    Эшаал снова активировал проекцию пещер, сверяясь с маршрутом. Быстрым — и, как ему казалось, незаметным — жестом отметил свое нынешнее положение, убедился, что на следующем повороте сворачивать направо, и дезактивировал карту. Не хотел он, чтобы пришелец успел что-то запомнить или записать. Даже ангара не слишком хорошо знали эти пещеры, и Роекаар пришлось потрудиться, исследуя их — как раз для такого случая. Вот еще — с чужаками делиться добытыми знаниями!
     А вот за «снегоходом» они обязательно еще придут. Позже, когда кетты покинут пещеры и угроза минует. Удачно, что техника весагара здесь застряла. Настолько удачно, что Эшаал даже разулыбался ненадолго, когда пришелец сказал, что готов бросить «снегоход» здесь. Так-то он больше хмурился сейчас — мысли о кеттах и боль в руке вообще не радовали.
     О том же, как он будет объяснять своим, почему рядом с ним идет чужак, Эшаал пока думать вовсе не хотел. Сперва надо выбраться.
     Эшаал торопливо пошел в нужном направлении, но уже через пару шагов обернулся и сбавил ход: невысокий пришелец со странными прямыми ногами, похоже, не мог угнаться за ним. У этих существ вообще была голень? Как они вообще жили с таким строением тела?
У тебя сколько выстрелов осталось? – бросил Эшаал через плечо. Не хотелось ему признаваться, что он экономит заряды, но если на выходе их встретят кетты — лучше знать, на что рассчитывать.
     Жаль, что технологии весагара слишком отличались, чтобы можно было делиться боезапасом. Да и просить Эшаал не хотел. Но… это было бы разумно. Будь рядом свои, он бы так и поступил.

+1

19

     Чужих опасений Райли не оправдал ― чтобы из-за могучей фигуры ангара разглядеть карту, ему пришлось бы подсматривать слишком явно и привлекать ненужное внимание. Так что Райли, подавив желание недовольно фыркнуть, напустил на себя самый беззаботный ― насколько это вообще было уместно в подобной ситуации ― вид и прошелся по пещере, пиная мелкие камни и осколки льда.
     Угораздило же…
     Впрочем, он не отчаивался. Проблема-то, по сути, решалась просто: надо было как можно скорее добраться до территории покрытия вышек в Терве Уни и связаться со Стивом. Стив сообщит в штаб, те вышлют шаттл, быстро разыщут и эвакуируют горе-связиста, и уже вечерком Райли будет нежиться у нагревательного элемента в одном из боксов колонии и неторопливо потягивать синтетическое какао. Какао, потому что от кофе у него случалась такая тахикардия, что впору было на стенку лезть.
     Погруженный в свои мысли, Райли не сразу заметил, что ангара выключил карту и бодро зашагал в выбранном направлении. Что забавно ― сеть, которой пришпилил уродливую тварь ко льду, он почему-то забирать не стал. Одноразовая выходит? Инструментронов у ангара не было (кроме тех немногих, что подарила им «Инициатива»), а их собственная разработка выглядела знакомой и чужеродной одновременно: вроде тот же браслет, тот же голографический интерфейс, но в навигации черт ногу сломит, и раскладку под Млечный Путь, конечно, никто не предусмотрел. Райли, признаться, не удосужился познакомиться с аппаратом поближе, а потому о тонкостях его устройства ― в частности, о наличии или отсутствии микросборщика, способного заново собрать сеть, ― мог только догадываться.
     Но спрашивать прямо, опять же, не собирался, полагаясь на сызмальства, еще с трущоб Ванкувера, усвоенную схему: тот, кто спрашивает, нуждается в ответах, а значит, уязвим. Кому ж захочется показывать свою уязвимость?
     Подтверждение, пусть и косвенное, не заставило себя ждать.
Немного, ― с готовностью соврал Райли в ответ на вопрос ангара. На деле, с момента отбытия из Терве Уни он потратил всего один выстрел, и это с учетом того, что «Коготь» и «Шершень» были забиты термозарядыми под завязку ― хватит, чтобы отправить к праотцам население небольшой деревни. Или аванпоста. ― Я инженер, а не солдат, меня сюда посылали поставить вышку, а не отстреливаться от кеттов.
     Припомнив, что костемордые ублюдки близко (если ангара, конечно, не лгал и не ошибался), Райли невольно поежился и оглянулся на два звериных трупа и почивший в сугробе снегоход. Для того, чтобы не отставать от ангара, ему приходилось чуть ли не бежать.
Откуда они здесь? По нашим данным этот сектор должен быть чист…

+1

20

     Да, точно — не солдат. А «Инициатива» — мирная миссия. Эшаал презрительно хмыкнул: он уже не первый раз слышал эту ложь и совсем ей не верил. Не солдат, а с оружием, один так далеко от дома — и ни одного охранника в сопровождении. Это на планете, полной кеттов. Конечно. Пришелец либо сам дурак, либо считает ангара идиотами. В последний вариант верилось больше — и это задевало.
     Но «немного» патронов беспокоили Эшаала куда больше. Да, он рассчитывал, что они если и встретят кеттов, то небольшую группу. Ну сколько останется, если разделить десант с одного-единственного шаттла на дюжину пещер? И все-таки, всегда оставался шанс, что именно им — Эшаалу и этому пришельцу — не посчастливится встретить всех кеттов разом. Как тогда быть?
Эти туннели тянутся довольно далеко, – пояснил Эшаал. Ну узнают весагара о лагере кеттов неподалеку — и что плохо случится? Да ничего. Зато, может, решат зачистить вражескую базу, нападут — а там что тех, что других пришельцев станет поменьше. Все ведь лучше, так? – До базы кеттов в той стороне, – Эшаал махнул рукой в сторону заваленного прохода. – Я-то думал, здесь получится затеряться.
     Все они так думали.
     На следующем повороте Эшаал остановился на пару секунд и свернул в коридор, ведущий не к выходу, а к пещере, где изо льда проступали стены старого даара. Показывать его пришельцу не хотелось, но внутри могло остаться что-то полезное. Хотя вряд ли жители, уходя, бросили оружие или транспорт. Но попытаться все равно стоило — потому Эшаал упрямо шел дальше.
     Когда-то просторная пещера почти полностью заросла льдом. Под тонким, полупрозрачным слоем угадывался серый металл. Давно выключенные солнечные нагреватели превратились в холодные сталагмиты. До многих дверей было не добраться без хорошей горелки, но другие еще не успели обледенеть. К одной из таких и подошел Эшаал. Нажал на кнопку, которая должна была ее открыть — и ничего не произошло. Не поверив, нажал еще несколько раз, затем, разозлившись, стукнул по панели кулаком. Все равно дверь не желала работать. Он что, зря сюда тащился? Нет, наверняка что-то можно сделать. Вот только знание Эшаала о технике ограничивалось тем, как ее включать и работать. Чинить — не его дело.
Ты, говоришь, инженер? – он обернулся к пришельцу. Хотя нет, вряд ли. У них же наверняка все совсем по другому работает.

+1

21

     Слушая ангара, Райли вновь раздраженно пнул камушек ― об огромных комплексах ледяных пещер в Терве Уни его не предупредили. То ли не знали, то ли решили, что ему это не пригодится. А теперь выяснялось, что эти пещеры ― прямо как широкие магистрали, предоставляли кеттам удобный способ преодолевать огромные расстояния, оставаясь незамеченными под толщей льда. По крайней мере, до тех пор, пока лед не стаял. Что дальше? Огромное тайное поселение ангара? Древний склад радиоактивных отходов? Гнездо колонии эйрохов? Дыра к ядру планеты, кишащая неупокоенными призраками азари, трагически погибших от недотраха? Райли уже ничему бы не удивился.
Ну затерялся бы ― а дальше? Ты же не к кеттам в гости шел.
     Но ангара, увлеченный поиском правильного пути, вопрос то ли не услышал, то ли проигнорировал. Ну и пожалуйста. Раз уж он такой занятой, что даже не оборачивается за семенящего следом землянина с пистолетом наголо, то и пустить ему пулю в затылок в случае чего не составит никакого труда. Тем более что затылок у ангара был гигантский, не промахнешься при всем желании.
     Но не раньше, чем Райли узнает, как этот ангара собрался выбраться из разветвленного ледяного лабиринта.
     Подняться бы на поверхность и вернуться на скалистый уступ к оставленной в снегу коммуникационной вышке… Проверил бы, отремонтировал, если пострадала, установил и без проблем связался бы со своими. Райли не особенно волновало, что он провалил задание ― непредвиденные обстоятельства, все такое, ― но от возможности этого избежать он бы отказываться не стал. Увы, пролом в своде пещеры навскидку оказался слишком высоко, чтобы до него дотянуться, даже если взобраться на плечи к двухметровому ангара и выжать из ранца максимум мощности. Не прыгай кеттские твари на мягкий снег, наверняка переломали бы себе все лапы.
     Вскоре пещера расширилась, ее своды утонули в холодном полумраке. Свет, проникающий, похоже, с поверхности, преломлялся на ледяных конструкциях самых разных форм, и если одни были прозрачными, как стекло, то в недрах других угадывались неясные темные силуэты. Райли не сразу понял, что смотрит на… город? Бункер? Хранилище? Минуя особенно плотное скопление сталагмитов, запорошенных снегом, он аккуратно протер один из них ― под ладонью обнаружилась вмурованная в лед дверь. С крошечной горелкой, встроенной в инструментрон Райли, он добрался бы до этой двери в лучшем случае через два часа, а на то, чтобы разморозить полностью, потратил бы все четыре.
     Ангара, впрочем, взялся за задачу попроще… и не справился даже с ней.
Инженер, ― кивнул Райли, пряча издевательскую ухмылку под щитком шлема. ― Если эта дверь ― такая же, как в Течиксе, то она автоматическая и без подачи энергии с генератора работать не будет.
     По широкой дуге обогнув обозленного ангара, он присел напротив панели, выудил из многочисленных поясных кармашков многофункциональную отвертку и ловко скрутил маленький предохранительный щиток.
Ну… ― изрек Райли спустя полминуты, глубокомысленно пожевывая губу, ― оно все, конечно, замерзло, но выглядит вполне целым. Надо найти генератор или попробовать переключить панель на временный источник энергии, ― он задумчиво потер предплечье и вернул отвертку на место. ― Можно было бы попробовать подключить ее к двигателю снегохода, но… тот работает на нулевом элементе, а здесь я не вижу подходящих проводников.

+1

22

     Эшаал отошел от двери и сел позади пришельца. О дверях в Течиксе, да и в целом, он знал очень мало — по сути, только то, что они открываются, если их открыть, — зато мог наблюдать. А то вдруг этот пришелец сделает что-то не то? Например, взрывчатку подложит — вот это бы Эшаал смог понять. Наверное.
     Да и просто интересно было смотреть. Как волшебство какое-то. Нет, конечно, Эшаал и сам мог взять в руки отвертку и что-то открутить, а больше, если подумать, пришелец ничего не делал — только посмотрел на провода и другие… штуки и все. Как-то по внешнему виду понял, что с ними все в порядке. Но все равно, Эшаал чувствовал себя почти как в детстве, когда взрослые делали какие-то сложные и непонятные ему вещи, и из этого что-то получалось.
     Жаль, что сейчас не получилось. Немедленно, по крайней мере. Эшаал встал, покрутил головой, приподнимаясь на прямых ногах, чтобы больше видеть. Ничего, напоминающего генератор, вот так сразу он не нашел. Дома, на Хаварле, у большинства домов был свой на случай, если растения испортят городскую энергосеть, но даже если на Воелде тоже так строили, генераторы обычно размещали под домом — сейчас туда не добраться. Ни здесь, ни по соседству. Идти за «снегоходом» решительно не хотелось. Тем более, никто не гарантировал, что там, за дверью, окажется что-то полезное. Может, они потратят время — единственное преимущество, которое у них на самом деле есть — на пустышку. На комнаты, где ничего, кроме старых игрушек и кастрюль и нет ничего. А ведь и свою сеть Эшаал бросил потому, что сворачивать ее слишком долго. И теперь что, возвращаться?
     Но ведь за дверью мог ждать и приз. Припрятанное оружие, оставленный старый транспорт, да что угодно, что получится приспособить против кеттов.
Ты останешься здесь, – Эшаал подошел к пришельцу почти вплотную, нависая над ним. Так, для убедительности. – Все равно сам выбраться не сможешь. Замерзнешь раньше.
     А брать человека с собой не хотелось — слишком он медленный. Лучше уж притащить ему весь снегоход. Тот выглядел как что-то, что легко катить по снегу, так что не проблема.

+1

23

Совместно с Эшаалом.

     Наблюдая за тем, как ангара вытянулся по струнке и, кажется, даже привстал на цыпочки, Райли скептично изогнул бровь. До чего же нелепые и нескладные они были… То ли Райли уже привык к ксеносам из Млечного Пути (даже к волусам и ханарам!), то ли эволюция в Андромеде действительно пошла совершенно особым путем и обладала недюжинной и нездоровой фантазией. Эти толстые ноги и руки с мышцами, будто хаотично налепленными на кости, сросшиеся пальцы, выступающие, как у водяночного больного, лбы, приплюснутые лица с наростами по бокам, похожими на раздувшиеся опухоли…
     В мыслях получалось еще отвратительнее, чем выглядело на самом деле.
     Райли невольно сильнее сжал пальцы на рукояти «Когтя»… и попятился, когда ангара вдруг угрожающе на него надвинулся. Впрочем, недалеко – через полшага лопатки уперлись во что-то твердое.
Э-э…
     Почему он не застрелил этого несуразного ксеноса? Отличный ведь подвернулся случай!
А ты куда собрался?
     Ангара удивленно моргнул.
Ты сам сказал, что нужен двигатель, ― и помедлив, добавил, видимо, для большей ясности, ― от снегохода.
Да, но я еще сказал, что он почти наверняка не подойдет, ― фыркнул Райли. ― Ты знаешь, что такое нулевой элемент?
     Ангара пожал плечами и скрестил руки на груди, чем-то неуловимо напоминая великовозрастного обиженного ребенка. Наверное, из-за непропорционально большой головы.
     А может, он и был ребенок? Кто их, ангара, знает…
Слышал что-то.
     «Что-то», ага. Райли тоже что-то слышал о запуске большого андронного коллайдера в начале двухтысячных, но применить это знание на практике как-то не довелось.
     А то, что ангара продолжал стоять к нему практически вплотную, и отступать было особо некуда, Райли не на шутку нервировало. Он хорошо помнил, как медик в стационаре велел ему бережно относиться к собственному личному пространству, и нарушения этого пространства переносил с трудом.
Ты решил выковыривать двигатель из моего снегохода без меня?
     Глаза ангара снова удивленно расширились, так что веки перестали скрывать острия вертикальных зрачков, и он отрицательно замотал головой.
Зачем? Я все принесу сюда, а ты уж разбирайся. По снегу эту штуку должно быть не сложно тащить.
     Позабыв про осторожность, Райли поднял «Коготь» и выступом керамического корпуса потер визор. Интересно, все местные ксеносы были такие бестолковые, или это ему уникум попался?..
У тебя что, времени лишнего много? А если там уже кетты или эти их… твари? ― раз уж ангара никакой агрессии не проявлял (зачем так близко подошел тогда?), Райли бесцеремонно отступил в сторону и поспешил увеличить расстояние до комфортного. ― Ты в курсе, что климат-контроль моего скафандра не бесконечный? Может, попробуешь свое электрическое прикосновение, или что вы там умеете?

Отредактировано Riley Miller (29 мая, 2018г. 22:17)

+1

24

Совместно с Райли

     Состроив  кислую морду, Эшаал уже хотел сказать, что, если пришельцу не нравится план, то пусть он предложит что-нибудь получше, а тот сам взял и предложил. Правда, не то, чтобы его идея была лучше. Да, время терять им ни в коем случае нельзя, в этом пришелец прав, но… Эшаал вздохнул, с сомнением покосился на дверь, затем вновь обернулся к пришельцу, и только затем произнес:
Я… у меня, наверное, не получится. — Только теперь он заметил, что ссутулился, и торопливо расправил плечи. Не хватало еще, чтобы пришелец заметил. А еще заставил себя не отводить взгляд. До чего же стыдно было признаваться, хотя казалось бы, что такого? — В смысле, я никогда не пробовал. С техникой. То есть, именно такой. Этому ведь тоже учатся.
     Так-то он знал, что это возможно. Мудрецы с Митравы и археологи умели так «общаться» с древними технологиями, пришедшими из благословенных времен, когда еще не было ни кеттов, ни Скверны. Что уж говорить о современной технике — с ней любой рабочий знал как управляться. Вот только Эшаал рабочим не был, да и двери в его родном дааре никогда не заедало. Вот ловушки, случалось, пару раз выходили из строя после проливных дождей и гроз, и приходилось чинить их прямо в поле. Но то — ловушки. А это — дверь. Совсем же разные вещи.
     Но, может, попробовать правда стоило? Что они теряют? В худшем случае сгорит проводка.
     Не зная, как поступить, Эшаал переступил с ноги на ногу и снова обернулся на дверь, но так ничего и не сделал. За своим беспокойством он как-то упустил момент, когда пришелец отошел в сторону. Только сейчас понял, что не чувствует излучаемого скафандром тепла поблизости, посмотрел на пришельца, вопросительно подняв брови, уже открыл было рот, чтобы заговорить, но так не произнес ни слова. О чем тут было спрашивать? Наверное, маленький и тощий пришелец просто боялся. Правильно делал, в общем-то. Пусть боятся. И проваливают уже из этой Галактики.
Ну … — второе слово переводчик Эшаала не знал, но по интонации легко было узнать ругательство. — Учиться — это, конечно, хорошо, но некогда. Пробуй. Не получится — не откроем, не попробуем — тоже не откроем.
     Пришелец помедлил, буравя Эшаала злобным взглядом, а потом глубоко вздохнул, так что на мгновение надулась и без того выпуклая грудная клетка, достал из чехла на поясе какой-то предмет, похожий на небольшой цилиндр, и протянул, держа на раскрытой ладони.
На, возьми. Это предохранитель. Если напряжение будет слишком сильным, он разорвет цепь, и проводка не пострадает.
     Эшаал медленно протянул руку. Коснулся предохранителя кончиком пальца — ничего не произошло — и только тогда взял его. Принимать что-то из рук пришельца казалось неправильным, но, по крайней мере, эта вещь не собиралась взрываться или стрелять отравленными иглами. Может, все и правда так, как говорил пришелец. Какие бы странные и зловещие цели не преследовали эти существа, пересекая темный космос, а понимать, что в нынешней ситуации лучше не убивать друг друга, были должны. Наверное.
     Подойдя к развороченному щитку, Эшаал сел на корточки, повертел предохранитель в руках, приложил его к проводам так, как ему казалось правильным, и обернулся на пришельца: он все правильно делает?
Один конец — к проводке, другой — к ладони, да, — подтвердил тот. — Ну или откуда вы там это…
     Он, наверное, думал, что смешно пошутил. Недовольно фыркнув, Эшаал отвернулся и поднял плечи. Все, чем можно было бы отсрочить эту попытку, он сделал и причин медлить больше не было. Он прикрыл глаза, сосредоточенно нахмурился и только потом выпустил из пальцев разряд. Не сильный — в бою он использовал бы больше — но сосредоточенный в одной точке.
     Услышав скрежет промерзшего металла и хруст льда, Эшаал распахнул глаза, неуклюже дернулся и, не удержав равновесия, сел на пол.

Отредактировано Ashaal Sina Shevara (29 мая, 2018г. 22:30)

+1

25

На самом деле, Райли еще ни разу не видел, как ангара применяют свои электромагнитные способности. Слышал, что в бою они способны хорошенько тряхнуть противника током, но не более того. Работало ли это так же, как в Млечном Пути ― биотика? Или у них имелся какой-нибудь особый слой клеток-генераторов электричества? Или железа, если такое вообще возможно?.. В любом случае, Райли не знал, из какой части тела ангара способны давать разряд (здесь не помешала бы пошлая шутка, но увы, настроение не способствовало), а потому уточнял вполне искренне.
     К слову, как работает биотика, он тоже никогда не интересовался. Что-то там темная материя, что-то там импланты… Зачем исследовать дар, которым тебя природа не наградила?
     Вопреки ожиданиям, бестолковый ксенос все сделал правильно. И в тот момент, когда цветные лампочки зажглись сперва на предохранителе, а затем ― на панели управления, Райли наотмашь опустил ладонь на заветную кнопку, полагаясь на изоляционные свойства собственного скафандра. Ангара ошалело шлепнулся на задницу, рядом с ним звякнул по камням моргающий индикаторами цилиндр, а дверь, на которую они потратили столько времени и нервов, дрогнула, сбрасывая с себя ледяной панцирь, и с надсадным хрустом въехала в стену.
     Первая хорошая новость с тех пор, как Райли провалился в эту гребанную пещеру.
Сработало! Удобно все-таки иметь батарейку в жо… кхм… встроенную батарейку.
     Подобрав и бегло проверив предохранитель, Райли вернул его на пояс и, не обращая никакого внимания на ангара, перешагнул порог. За дверью оказалось небольшое помещение с низким потолком ― что-то вроде прихожей ― с несколькими армированными шкафами выше человеческого роста и парой приземистых впаянных в стены тумб. Все вокруг покрывал тонкий, удивительно гладкий слой льда; у порога только что открытой двери этот лед пошел десятками белесых трещин. Приходилось ставить ногу на всю стопу, плотно прижимая к полу, и все равно Райли разок поскользнулся и едва не врезался шлемом в угол железной настенной полки, заваленной каким-то обледенелым хламом: катушками, проводами, платами. Эхо каждого неосторожного движения ― необычно мягкое, с тихим кристальным отзвуком ― ускользало куда-то вглубь помещения, и Райли останавливало только одно: кромешная тьма, сгустившаяся всего в нескольких метрах от того места, где он стоял.
     Из груди невольно вырвался досадливый стон, когда Райли поднял руку и нащупал встроенный в шлем фонарь. Линзы, светодиод ― все вдребезги… Видать, разбило тем же камнем, что оставил трещину на визоре. И, в отличие от визора, фонарь микросборщик инструментрона так просто восстановить не мог.

+1

26

     Какое именно слово пришелец не договорил, ни Эшаал, ни переводчик не знали, но заминка ясно давала понять: это было что-то грубое и оскорбительное. Эшаал было поднял руку, чтобы толкнуть пришельца, но вовремя остановился: уронит еще.
Не завидуй, – буркнул он и, поднявшись на ноги, заспешил внутрь дома.
     Покрытый тонкой корочкой льда металл казался еще более скользким, чем пол пещеры. Да, наверное, так и было: слишком уж он здесь ровный и гладкий. Липучкам на подошвах не за что зацепиться. Для Эшаала, прежде ни снега, ни льда не видевшего, это было слишком — он чуть было не упал, проехал несколько метров вперед и пребольно ударился коленями об одну из тумб. Зажмурился и с шипением выдохнул.
Скутт! И как они только здесь живут? – под «ними» Эшаал, конечно же, имел ввиду решивших поселиться на Воелде ангара. Может, на Хаварле и бывало так жарко, что выползать на солнце из тени деревьев не хочется, но на родной планете точно лучше, чем в этой белой и скользкой пустыне.
     Стоило выругаться, как стало легче. До конца боль еще не прошла, но вряд ли там что-то серьезное. У ангара вообще не часто случалось что-то с костями — если, конечно, на них не наступал эйрох.
     И все-таки, больше бегать по обледеневшему полу Эшаал не собирался. Ему и первого раза хватило, чтобы понять.
     Они определенно попали не в гостиницу. И, судя по набитым всякой всячиной шкафам, хозяева уходили в спешке и все побросали. Хорошо.
     Сначала полумрак не доставлял Эшаалу особых проблем — глаза адаптировались быстро, а какие-то крупицы света снаружи сюда все равно попадали. Но, когда он распахнул один из шкафов, фонарь все-таки пришлось включить, чтобы увидеть, что в коробках. А были там детали. Одни подписанные как сломанные, другие — рабочие. Но ничего даже отдаленно похожего на заряды для пистолета или сам пистолет, пусть даже разобранный.
     Похоже на ремонтную мастерскую. Домашнюю ремонтную мастерскую. Но никакого оборудования для ремонта и сборки в первой комнате видно не было.
     Один ящик отличался от других. Эшаал это почувствовал, просто поднеся руку. Открыв крышку, он увидел россыпь зеленых кристаллов, мерцающих в темноте. Недолго думая, Эшаал сгреб несколько и положил их в сумку на поясе. Может, пригодятся еще.
Если нам повезет, найдем оружие или транспорт. И работающий обогреватель, – Эшаалу он тоже был нужен. Даже не из-за тепла — хотя он с непривычки все-таки подмерзал, — а ради света. Ему нужно было подзарядиться.
     В темноту коридора, ведущего в глубь здания, Эшаал пошел первым. Во-первых, потому что у пришельца, в отличие от него, не было фонаря. Во-вторых, он наверняка лучше ориентировался в домах ангара. Правда, толку от этого пока что было мало: часть дверей оставалась заблокирована, другие вели в спальни.
     Наконец, в самом конце коридора их ждал просторный зал — уж точно не спальня! — заполненный… чем-то. Фонарь выхватил из темноты накрытую плотной тканью вещь. Достаточно массивную, чтобы оказаться столом, терминалом или станком. Кажется, вещи хозяева дома оставили на своих местах не из-за спешки.
Они думали, что скоро вернутся, – выдохнул Эшаал. Пальцы непроизвольно сжались. Сколько же семей пострадало из-за кеттов. А ведь десятки лет назад ангара даже не догадывались, насколько долгая война их ждет.

+1

27

     Завидовать? Он — Райли Миллер, представитель лучшей во всех отношениях расы в Млеч… в целой Вселенной, — и завидовать какому-то ксеносу? Да скорее ребята с «Нексуса» научатся из Скверны лепить куличики.
Они здесь, — он не сразу решил, делать ли ударение на загадочном «они» или на явно необитаемом «здесь», и заметно растянул начало фразы, — очевидно уже не живут.
     Как бы сильно это не раздражало, а в темноте приходилось держаться к ангара поближе — стоило тому не вовремя повернуться и увести луч света в сторону, как Райли непременно обо что-нибудь бился или спотыкался. После особенно болезненного удара локтем об угол шкафа он даже всерьез задумался над тем, чтобы пристрелить эгоистичного ублюдка и забрать у него фонарь. Но колючие мурашки в предплечье быстро стихли, и Райли вспомнил, что ангара ему полезнее живой, чем мертвый, и что ему все еще нужно каким-то волшебным образом добраться до Терве Уни. Желательно — побыстрее и не в контейнере для останков.
     Стараясь удерживать в узде свою чрезмерно живую фантазию с видеорядом похлеще чем у небезызвестного «Пункта Назначения», Райли активировал инструментрон и проверил показания скафандра. Заряда у системы климат-контроля оставалось еще на четыре с лишним часа. За это время можно было бы установить коммуникационную вышку, слепить снеговика, оставить на заснеженном склоне десяток «ангелов», подремать полчасика, благополучно вернуться в колонию и принять душ. Теперь же, без связи и снегохода…
А, вот как. А я только хотел спросить, нахрена мы сюда ломились, — Райли фыркнул, нервно постукивая пальцем по наручу. Отключать голографический интерфейс он не стал — тот, как оказалось, неплохо освещал пространство вокруг.
     Да, транспорт или обогреватель им действительно сейчас бы не помешали, а вот оружие… Перспектива дать в кривые лапы ангара лишний ствол Райли, мягко говоря, не прельщала, но зато проливала свет на текущее положение вещей: либо у ксеноса кончились термозаряды (или чем они тут стреляли), либо был неисправен пистолет.
     Столь явное преимущество не могло не радовать. Прямо-таки большая красная мишень на чужом затылке.
     Горестный комментарий ангара Райли демонстративно проигнорировал. Нашел тоже повод сопли распускать. Тут вокруг ни одного трупа видно не было (в темноте, по крайней мере), никаких следов борьбы, так чего горевать по груде никому не нужного, судя по внушительной ледяной корке, хлама? Если уж скорбеть о мертвых, то сперва позаботившись о безопасности живых. А по хламу — не скорбеть вовсе.
Не вернутся, — едко бросил Райли, углубляясь в зал и торопливо осматривая все, что попадалось на пути, в поисках хоть чего-то полезного. Большая часть местной техники была ему совершенно не знакома и не помогала понять назначение помещения. Очередной склад, что ли? — Когда льды Воелда растают, здесь будет океан.
     На самом деле, нет: исходя из расчетов научного отдела, уровень моря после смены климата должен был устояться значительно ниже того места, где Райли поручено было установить вышку, — но почему бы и не приврать для красного, так сказать, словца?
     Наконец, оранжевый свет инструментрона выхватил из темноты знакомый прямоугольный силуэт. Райли невольно улыбнулся ему, как старому знакомому, погладил сверху вниз, стряхивая снег со стекла, обошел по кругу, присел, нащупал переключатель, надеясь, что во встроенной батарее еще осталось хоть немного энергии, и с усилием надавил. Под шершавым от льда металлическим корпусом загудело, что-то щелкнуло пару раз, и нагреватель, к заметному облегчению Райли, все-таки включился. Светил он, правда, куда хуже тех, что стояли в Течиксе, подключенные к генератору бесперебойного питания, но на безрыбье, как говорится…

+1

28

Я знаю. – Эшаал вздохнул. – Отсюда все ушли, когда я еще не родился.
     Так ему, по крайней мере, сказали. Сам-то он о Воелде не знал практически ничего. И таких, заброшенных из-за кеттов, дааров раньше не видел. На Хаварле дома рушила стихия, а тут… От одной мысли о том, что такое происходит по сей день, по спине побежал холодок.
     Эта мысль настолько заняла Эшаала, что он молча шел рядом с пришельцем, оглушенный и потерянный. Даже снова ссутулился. Только возня с солнечным нагревателем, знакомые щелчки и тихое гудение перед тем, как лампы тускло вспыхнули, привели его в себя. Было в этих звуках что-то уютное и успокаивающее, напоминающее о доме. На Хаварле между даарами обустраивали специальные поляны, где путники могли бы отдохнуть, перекусить, погреться у нагревателя. Все-таки настоящим солнцем родная планета ангара не баловала.
     Даже на разговоры потянуло. Вот только вместо товарищей, которым хотелось бы рассказать интересные истории и самому их послушать, рядом был чужак. Грубый, высокомерный чужак. Да, некоторых слов — например, «нахрена» — в словаре Эшаала не оказалось, но и без них все было понятно.
От вас, весагара, одни проблемы. Даже, казалось бы, благое дело сделали, Хранилище починили, а в итоге что? Льды тают, пещеры рушатся нам на головы, а потом и города затопят, – покачав головой, Эшаал снял перчатки и протянул руки к нагревателю. Несмотря на свое ворчание, пользоваться включенным чужаком устройством он не брезговал.
     Света от того было всего ничего, но лучше уж так. От пальцев и капюшона по телу расходилось тепло, а вместе с ним — легкое покалывание от собственного тока, скапливающегося на коже. Приятно. Эшаал разулыбался и было прикрыл глаза, пригревшись, да вспомнив, кто рядом, тут же снова их распахнул. Не привык он так, работать с теми, кому нельзя доверять. Может, зря не убил тогда? Как-нибудь выбрался бы. Один, без патронов?.. Нет, как бы Эшаалу ни хотелось этого отрицать, чужак был ему нужен. А он — чужаку. И все равно уже поздно. Теперь уже стрелять подло.
     Как следует прогревшись, Эшаал вернулся к осмотру того, что еще тут было. Фонарь он выключил — света от нагревателя хватало, если не отходить слишком далеко. А ящик с надписью «патроны» нашелся не так уж далеко. Обрадованный, Эшаал торопливо разблокировал крышку. Вот теперь-то идущих по следу кеттов можно не бояться!
Они какие-то странные, – через минуту пожаловался он, вертя в руках незнакомую упаковку. За прошедшие годы — хотя, если считать по времени Воелда, еще и года не прошло — маркировки изменились до неузнаваемости. Или сами боеприпасы? По крайней мере, калибр совпадал с привычным. И Эшаал решил рискнуть. Достал из-за спины «Ишарай» — та все равно была пустой — зарядил и, толком не целясь, выстрелил в ближайшую стену. Ничего необычного: отдача, звук, все как надо. Но, подойдя к следу от выстрела — тут уж пришлось снова включить фонарь — он выругался, вскинув руки, все еще сжимающие винтовку. С такого расстояния, почти в упор, и в итоге что? Всего-то небольшая вмятина. А ведь могло и… ну, может, не насквозь, но все равно — не так.

+1

29

     Райли отвлекся от нагревателя, к которому успел проникнуться какими-то особо нежными чувствами, и скептично изогнул бровь, но вспомнив, что за визором шлема его бровей практически не видно (и что ангара выражение бровей могли и не понимать), решил расшифровать свое многозначительное молчание.
Предлагаешь сходить сломать ваше Хранилище обратно? Будем дальше морозиться в обнимку с этими вашими… как там их… яварра?
     Впору было подивиться собственной эрудиции, но историю про местных священных тритонов-переростков Райли знал. О них много говорили и в Терве Уни, и в Течиксе. Дескать, теперь, когда снег растает, уцелевшая популяция снова начнет расти, и этому все почему-то радовались. Лично Райли не считал гнездо инопланетных тварей размером с подводную лодку каждая поводом для радости. Разве что гнездо это располагалось бы где-нибудь на другой стороне Воелда ― тогда Райли было бы все равно.
     Он потер ладони друг о друга, бросил последний взгляд на нагреватель ― тот грел слишком слабо, чтобы это можно было почувствовать сквозь скафандр, ― и, как бы не хотелось хоть немного передохнуть, прошел дальше. Через несколько метров зала сужалась в наполовину разрушенный коридор, но, приглядевшись, Райли понял, что кетты и реликты тут не при чем, и врагом заброшенного жилища стал обыкновенный ледник. Он буквально отделил коридор от залы и сдвинул его чуть в сторону, заполнив образовавшиеся пустоты наростами самых причудливых, почему-то округлых форм. Привычные для пещерных образований острия могли стаять под воздействием, например, потока теплого воздуха, но откуда бы ему здесь взяться?
     И тут сзади раздался выстрел.
     Инстинкты сработали как-то все сразу, и потому Райли одновременно подпрыгнул, съежился, закрывая голову руками, и рванул в сторону, прячась за ближайший контейнер. Сердце колотилось как бешеное, от мучительной одышки запотевал шлем ― не справлялась система кондиционированная.
     Неужто все же решил напасть?.. И не попал – с такого-то расстояния?
     А точно ли не попал, или сдавившая горло паника мешала определить ранение?
     И ведь как чувствовал, что не надо было подпускать чертового ангара к патронам! А еще лучше ― грохнуть сразу же, как увидел.
     Но секунды шли (кажется, минуло целых три или даже четыре), а повторных попыток его убить ангара не принимал. А так как неизвестность пугала его гораздо больше, чем непосредственная угроза, Райли, впившись в рукоять «Когтя» до тупой боли в костяшках ― так меньше дрожали пальцы и снижался риск промаха, ― аккуратно выглянул из-за контейнера. И тут же вскинул руки, направляя дуло ксеносу в грудь.

+1

30

     О том, что его действия могут напугать чужака, Эшаал как-то не подумал. Сам он никогда не ждал удара в спину от своих, а с чужими… с чужими имел дело впервые. Более того, риска спутать, кто (а, следовательно, по кому и что делать) ведет огонь, для Эшаала, по сути, не существовало: оружие кеттов и ангара звучало слишком по-разному, даже несмотря на сходство технологии. Правда, найденным на этом складе патронам, кажется, именно этой технологии, когда-то перенятой у кеттов, и не хватало. Ничем другим Эшаал не мог объяснить разницу между ожиданиями и результатом. Как если бы стрелял не боевыми, а охотничьими для средней дичи.
     Шум позади, в конце концов, заставил его отвлечься от скептического разглядывания вмятины в стене. Чужак топал так, будто наткнулся на стаю голодных ехидн и теперь отчаянно убегал. Вот только откуда ехиднам тут взяться? Дом ведь был заперт все эти годы, да и ящики нетронуты. Никаких следов когтей на ледяном полу.
     Увидев резко выпрыгнувшего на него из-за ящиков кого-то, Эшаал вздрогнул, застыл, выставив «Ишарай» перед собой в защитном жесте — не как стрелковое оружие, а просто закрываясь ей. Он-то знал, что больше боезарядов нет, для пробы только один и поставил, боясь повредить винтовку. За «Ашиором» тянуться слишком долго.
     А еще Эшаал никак не ожидал увидеть перед собой именно чужака, наставившего на него оружие. В первый момент он подучал, что какой-нибудь зверь все-таки пробрался внутрь. А вот как все оказалось. Нет, умом-то он понимал, что не стоит доверять весагара. Слышал об этом сотни раз и сам говорил всем тем, кто восхвалял «Инициативу» и Первопроходца. Но сейчас они ведь на одной стороне! Нужны друг другу, чтобы выжить и выбраться. Как так-то? Слишком неправильно это все было. Именно неправильно, как в дурном сне.
Что с тобой не так? – в голосе Эшаала слышалось искреннее возмущение и даже обида, глаза округлились, а надбровные дуги поднялись, ощутимо натягивая кожу. Да, ему было страшно — а кому не будет, когда какой-то ненормальный тычет в тебя пистолетом? Но куда больше — странно. Он не понимал.

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Галактика Андромеда » Лед тронулся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC