Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » И тут со дна постучали


И тут со дна постучали

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://78.media.tumblr.com/dfa910d656509d0c645bf4ab1387cf8a/tumblr_ntter211gs1qbx1lro7_500.gif

Дата: 12.20.2183
Сюжет:
Омега на всю галактику известна не только своими бандитскими группировками, но и крупными заводами по переработке нулевого элемента. Вот уже несколько лет как один из таких заводов — не самый крупный и не слишком удобно расположенный — не функционирует. Почему — кто знает? Очередная темная история, щедро припорошенная бюрократией.
Но вот находится одна рисковая азари, прибывшая прямиком с Иллиума, которая решает выкупить завод и вернуть ему былой лоск. Но прежде, чем снова вводить завод в эксплуатацию, разумеется, нужно все проверить, отремонтировать старое оборудование и заменить пришедшее в негодность на новое. Для этой цели азари нанимает группу инженеров, не особенно заботясь об их квалификации и профессионализме, и отправляет с наказом закончить все в кратчайшие сроки.
Место действия: Омега
Участники: Riley Miller, Lilihierax

Отредактировано Riley Miller (21 апреля, 2018г. 20:57)

+1

2

В общем-то Лилихьеракс не имел никакого отношения к Омеге. И станцию эту не любил. Несмотря на то, что турианцу для счастья не нужен был ни строгий порядок Иерархии, ни одни соотечественники вокруг, что вообще разнообразие Галактики его всегда радовало и интересовало, но здесь все было как-то уж... слишком!
Слишком разнообразно. Слишком широкие рамки дозволенного. Слишком мало для него, все-таки нормального турианца, того самого пресловутого порядка.
А только когда рассказали, что есть контракт на пятнадцать стандартных дней, восстановить и наладить оборудование на старом заводе по добыче нуль-элемента, прикинул... разное. Сестренка недавно родила дочку, и конечно, на Палавене им всего хватало. В Иерархии всегда всего всем хватало, только живи честно, такое уж было государство.  Но все равно хотелось на такой случай подарить им что-нибудь толковое. А в гараже было бы здорово поменять часть оборудования, уже давно морально устаревшего... Да и в конце концов, свой собственный аэрокар давно хотелось привести в порядок.
Все это можно было бы решить с помощью премии. Но выбить ее было примерно так же реально, как... ну да, килограмм снега на Новерии. Галактическая поговорка подходила как нельзя лучше. Ну или вот с помощью убитого отпуска - банально, вместо полета домой провести это время на какой-нибудь подработке. Почему бы в принципе и нет?

Завод был здоровенным, грязным и очень... омеговским. То есть, несмотря на то, что якобы территория была опечатана, часть оборудования выдрали с мясом, часть просто привели в полную негодность. На точнейшем терминале, который должен был отвечать за защиту от излучения, красовалось выведенное не пойми чем "Т'Калис - шлюха", кое-где на стенах и оборудовании виднелись очень ясно различимые, ни с чем не спутаешь, следы от пуль и опалины от воспламенения, а новенькое оборудование, завезенное сюда азари-энтузиасткой, выглядело тут явно чужеродным элементом.

"Да мне-то что", - подумал Лилихьеракс. - "Я тут пробуду две недели, сделаю что могу, получу кредиты, и ладно". В такие моменты он начинал искренне любить Новерию.

Поставили его в пару с человеком, чему турианец вполне себе порадовался. Люди - существа, на самом деле, были интересные. С ним и скучно не будет.
Внешне человек ничем не отличался от своих сородичей. Черная немного лохматая шерсть на голове, "волосы", да; светлая кожа, большие глаза. Молодой еще, вроде. Человек как человек.

Получив от охреневшего, кажется, от такого фронта работ и расходов (а азари думала, что тут как на Иллиуме, что опечатано, то и не тронуто?) начальства указание "вот эти и эти станки, как хотите, должны заработать", Лилихьеракс пожал плечами. Сделает что сможет. Тут вопрос профессиональной чести стоял, если хотите. Но если оборудование убито, так он не Дух Омеги, к жизни его не вернет.
Зал был одним из самых дальних, да и не зал вовсе, небольшая комнатка с тремя машинами, которые должны были проводить первичную фильтрацию добытого нуль-элемента. "Ладно, глянем, что можно придумать". Ну и чтобы не скучно было ковыряться, турианец решил заняться разговорами.
- Лилихьеракс, - он протянул человеку, по их обычаю, правую руку. Не стал дожидаться привычного выражения лица, которое не раз видел, назвавшись. - Ли. Будем знакомы.
Разложил все инструменты, удобно, со вкусом. В каком бы бардаке ни приходилось порой работать, дело свое турианец действительно любил. С любопытством взглянул на то, как обустроил пространство около второй машины парень. По тому, как ксенос ли, турианец ли, обживается на работе, можно было многое о нем сказать, а им тут предстояло провести пару дней, не меньше. Был смысл обустраиваться.
- Местный? - поинтересовался он потом, аккуратно, не спеша, вскрывая крышку станка. - Я вот вроде как в отпуске, - Лилихьеракс коротко хмыкнул, мол да, такой вот интересный отпуск. - Как раз пятнадцать дней контракт. Как считаешь, кстати, успеем?

Отредактировано Lilihierax (23 апреля, 2018г. 01:35)

+2

3

     Настроение с утра было ни к черту. На самом деле, спроси его кто, когда Райли в последний раз просыпался довольным и отдохнувшим, он бы не смог ответить. На Иден Прайме, наверное, — на узкой, но уютной и чистой солдатской койке, жмурясь от лезущего в глаза ласкового утопийского света.
     Не на Омеге уж точно. На Омеге Райли обретался в маленьком насквозь пропахшем помоями грузовом контейнере и мог благодарить богов, в которых не верил, за то, что не делил контейнер еще с десятком таких же галактических голодранцев. По крайней мере, у него было, где уединиться. Подумать. Расслабиться…
     В уединении, впрочем, минусов таилось едва ли не больше, чем плюсов. Трясущимися руками заправляя утром дозатор транквилизаторами, Райли обнаружил, что пакетиков с заветным порошком у него осталось не так уж много. Уволенным по шестой статье заботливый Альянс отчислял медикаменты, приобретенные на деньги честных налогоплательщиков, и доставлял их, благо, даже на Омегу — если новая вспышка бандитских разборок не превращала очередной пункт выдачи в груду покореженного металла. Оставалась одна проблема: Альянс снабжал пострадавших только анксиолитиками, седативными и легкими антидепрессантами. Иногда, по праздникам, нейролептиками.
     Райли же нужны были транквилизаторы. Мощные и бескомпромиссные, чтобы раз — и как арматурой по голове, все ровно и ничего не волнует. Полумеры с припиской «придется немного потерпеть» его давно уже не устраивали. На Омеге же транквилизаторы водились только у наркоторговцев — не исключено, впрочем, что Райли просто плохо искал, — а те за свои услуги требовали столько, что впору было попробовать продать почку. Гиблое дело в век высоких технологий и клонирования, но вдруг?..
     А пока пакетики еще оставались, Райли брался за любую работу, с которой мог справиться отставной инженер Альянса. Иногда — мыл полы в какой-нибудь клинике, иногда — грел постель какой-нибудь взбалмошной азари, но чаще все-таки что-нибудь ремонтировал. Как-то раз один батарианец из «Синих Светил» попросил его (вежливо, но угрожая дулом «Палача») собрать коммуникационный маяк из кучи хлама, при ближайшем рассмотрении оказавшегося верхней половиной робота «Затмения». Тестируя получившуюся поделку, Райли не удержался и пошутил, что из нижней половины с тем же успехом собрал бы высокотехнологичный вибратор. Каково же было его изумление, когда батарианец вместо того, чтобы огрызнуться, всерьез задумался…
     Заброшенный завод стал первым крупным и действительно серьезным заданием, которое Райли получил с тех пор, как осел на Омеге. Он даже немного приободрился и сэкономил пару доз, фантазируя о том, как вместе с другими инженерами будет трудиться над видавшей виды электроникой и как потом непременно поучаствует в скромной церемонии ввода завода в эксплуатацию. Может даже купит коллегам пару бутылок чего покрепче на свои кровные. Совсем как тогда, в Альянсе.
     В очередной раз новорожденная мечта разбилась о суровую реальность. Вместо бригады более или менее квалифицированных специалистов в напарники Райли выдали турианца. Одного-единственного турианца со скучным серым панцирем и в не менее скучном сером комбинезоне. Или это Райли выдали в напарники турианцу, невелика разница. Возражения слушать никто не стал.
     Бригада-то, впрочем, была, но отдельно — в дальней части завода, у самых буровых машин.
     «Ну это ж надо…»
     Ступив на территорию завода, Райли, пожалуй, охренел не меньше начальства. Он знал, что на Омеге полно предприятий покрупнее, но и то, что досталось им с турианцем, тянулось на сотни метров во все стороны. И все, на что падал взгляд, пребывало в столь плачевном состоянии, что, кажется, проще было поселить здесь домашнего молотильщика, чем заставить весь этот хлам работать.
     Впору было удивиться тому, что над головой исправно горела лампочка.
Ли, ага… — повторил Райли, потирая запястья и тревожно осматриваясь. Зубодробительное полное имя коллеги его ничуть не смутило, голову занимали другие мысли. А если азари решит, что проделанная ими работа слишком скромна, чтобы ее оплачивать? Транквилизаторов в заначке должно было хватить еще на две с лишним недели — и то с натяжкой. — Я Райли.
     Ответить на рукопожатие он сообразил сильно не сразу — едва-едва сжал чужую жесткую ладонь и торопливо отдернул, надеясь, что Ли не заметил дрожи. Не хватало еще, чтобы побежал жаловаться или еще чего. Дескать, э, народ, тут на смену вышел то ли пьяница, то ли наркоман.
     Турианец… Ну почему именно турианец? Ладно, Войну Первого Контакта Иерархии, вроде как, простили, но так и в работе эти костистые были невыносимы. Все им вечно было не так и не эдак, все должно было быть ровно, квадратно и покрашено, лежать на своих местах и не по назначению не использоваться. Райли всего несколько раз в жизни доводилось работать с турианцами, и пару раз даже доходило до драк за право какого-нибудь, мать его, гаечного ключа единожды выполнить функцию молотка.
     А ведь здесь и разнять-то, если что, было некому.
     Не глядя на товарища по несча… кхм, коллегу по работе, Райли еще на подходе к средней машине небрежно швырнул чемоданчик с инструментами на пол. Тот с грохотом перевернулся, крышка со сломанным замком отлетела в одну сторону, пресловутый гаечный ключ — в другую. Беречь эти инструменты он не видел большого смысла — те все равно выглядели так, будто ими пытался закусить ворка. То ли дело его аккуратный бело-синий чемоданчик, изъятый после увольнения из Альянса… Вот уж где Райли сдувал пылинки чуть ли не с каждой гайки.
     И кому какое дело, что эти низкокачественные инструменты были сейчас его единственным средством к существованию?
     Крышку снимать не пришлось, у этого станка она и так висела на одном ржавом болте, выставив напоказ неутешительную картину: обгоревшие платы, спутанные провода и покрытые толстым слоем красноватой пыли микросхемы. Райли дунул, зажмурился и закашлялся — пыль поднялась облачком и забила ноздри. А прокашлявшись, решил в местную аппаратуру больше не дуть — от токсичных осадков нулевого элемента так просто откашляться не получится.
Кха, проклятье… — он отвернулся и шумно прочистил нос. — А? Кто, я? — Будто турианец мог обращаться к кому-нибудь еще. И чего ему молча-то не работалось? — Э, нет. Не местный.
     Уточнять не стал. Во-первых, потому что не его это собачье было дело. Во-вторых, потому что Райли, мягко говоря, не испытывал удовольствия от осознания того, во что превратилась его жизнь и какую роль в ней теперь играла Омега.
Да конечно успеем, — Райли скептично фыркнул, зарываясь в недра станка. — Сейчас я только достану из кармана единорога, он проскачет по заводу, ударяя волшебными копытцами, и техника обновится сама собой. На что вообще рассчитывала эта азари? Что если компьютеру двухтысячных заменить блок питания, его можно будет установить на станцию обслуживания ретранслятора?
     Райли умолк и, выгнувшись буквой зю и с усилием уняв дрожь в руках, некоторое время выкручивал плату коробки скоростей — в той торчал острый металлический обломок. Специально, что ли, воткнули? А смысл?
Нет, — наконец, подытожил он, бросая плату под ноги. — Ну, точнее, смотря что. Эти три станка может и успеем.
     Отправляя их сюда, азари сказала: «Если вы решите, что какой-то аппарат совершенно необходимо заменить на новый, доложите об этом», — но по выражению ее миленького фиолетового личика было ясно, что утруждать себя лишними расходами она не планирует и подписываться под докладами наверняка не будет. Станки же по первичной обработке нулевого элемента были одними из самых важных агрегатов на всем заводе, и пренебрегать качеством их начинки Райли бы не советовал. Но важность неизбежно отражалась на цене. Азари готова была раскошелиться на детали, но никак не на целый станок.
     Следом за платой полетели звуковая карта, несколько износившихся крепежей и десяток сенсоров. Закинув отвертку в так и лежащий на боку чемоданчик, Райли обошел станок и многозначительно присвистнул: на конвейере, доставляющем нулевой элемент в бокс для анализа, напрочь отсутствовала лента, а бокс был забит самым разнообразным хламом, на деле оказавшимся крысиным гнездом.
Блеск…

Отредактировано Riley Miller (27 апреля, 2018г. 20:22)

+2

4

Не местный, так не местный, собственно, допытываться подробностей не хотелось и необходимости не было. Просто работать веселее было под разговоры. И Лилихьеракс продолжил рассуждать - мол, успеем ли за пятнадцать дней.
- Да конечно успеем. Сейчас я только достану из кармана единорога, он проскачет по заводу, ударяя волшебными копытцами, и техника обновится сама собой.
Турианец хмыкнул, щелкнув мандибулами. До чего все-таки богатый фольклор был у землян. Единорога он представлял себе весьма условно, но некое животное, скачущее по заводу и исправляющее все с помощью сверхъестественных сил, казалось идеей любопытной и в чем-то даже милой.
- На что вообще рассчитывала эта азари? Что если компьютеру двухтысячных заменить блок питания, его можно будет установить на станцию обслуживания ретранслятора?
- Да не иначе, - отозвался с готовностью. Перемыть косточки начальству во время работы, тем более если было за что - первое дело ведь. - Да какое время-то выделила - две недели. Она тут была вообще? Ну попробовать успеть можно...
- Нет. Ну, точнее, смотря что. Эти три станка может и успеем.
- Ну хоть что-то, - отозвался турианец, "прозванивая" инструментроном провода. Ну разумеется, там не то, что обрывы - там ни единого целого места не было. И на самом деле, странно, потому что...

А, хотя нет. Не странно. Две тощих крысы, под "восхищенный" комментарий Райли вынырнувшие из его станка, сразу давали ответы на все вопросы. От старости так развалиться провода не могли, а вот если их, скажем, грызли, то тогда все логично.
- Что они тут жрут-то? - Проворчал Лилихьеракс, швырнув в одну из крыс тяжелым болтом, на котором крепилась крышка. Не попал - крыса юркнула в сторону, простучав коготками по металлическому полу, пропала среди станков. - Нулевой элемент?

Работали. Работали спокойно, турианец особо не удивлялся уже ничему - ни вконец убитой электронике, ни перегнившим частям, которые по идее уж сгнить точно никак не могли, ни даже пуле, застрявшей каким-то образом прямо в одном из фильтров. Только, снова хмыкнув, напарнику ее показал, вместе с фильтром дырявым.
- Вот это как надо было? Крышка-то целая, а в фильтре вон что.
Райли его не раздражал. Даже разбросанные инструменты особо не бесили - в своей команде он такого разгильдяйства точно не потерпел бы, но здесь, в этой обстановке... Да какая к Духам разница. Напарник - временный, работа - временная, через пару недель они разойдутся и хорошо, если через полгода вспомнят, как звали друг друга. Да и какого качества тут добиваться... Работает, как умеет и может, да и ладно.
Время от времени они перекидывались парой слов - по делу или просто так, под молчаливого напарника Лилихьеракс вполне нормально подстроился. Поговорить он любил, но и без этого прожить спокойно мог. Все шло мирно. И размеренно. До самого вечера второго рабочего дня, когда вдруг - внезапно - погас свет.

- Ну вообще, - турианец включил фонарик на инструментроне, повел им вокруг. - А еще что-нибудь у нас тут может сломаться? А я почти заменил провода... Ладно... давай подождем, что ли?
Минут пятнадцать они сидели в темноте. Ждали.
- До конца рабочего дня - тридцать минут, - сообщил Лилихьеракс. - Не успеем сегодня ни хрена, как думаешь? Надо пойти, выяснить, что завтра-то будем делать? Лишь бы с оплатой не кинули, а...
Бригада, видимо, уже разошлась, потому что из своего дальнего угла человек и турианец выходили в полной тишине и темноте. Ни шагов, ни голосов, ни света других фонариков.
- Мы с тобой, Райли, самые ответственные, - пошутил было турианец, когда едва не поскользнулся. На чем, только вот... по полу, высвеченная лучом инструментрона, разлилась красная, какая-то густая, лужа.
- Охренеть, - тихо буркнул Лилихьеракс, отключая инструментрон. - Гаси свет и держись рядом.

Отредактировано Lilihierax (23 мая, 2018г. 11:50)

+1

5

     Опасений Райли турианец не оправдал. Вопреки ожиданиям, он не комментировал чужую работу, не лез не свое дело и вообще вел тебя тихо и смирно. Даже не трепался без умолку, хотя поначалу произвел впечатление той еще прилипалы. Или это просто Райли не хотелось, чтобы в него лишний раз тыкали пальчиком, невольно напоминая о неприятном?
     В какой-то момент оторвавшись от скручивания винтов с очередной платы и скосив глаза на свой перевернутый чемоданчик и разбросанные вокруг него инструменты, Райли понял, что намеренно, пусть и неосознанно, провоцировал турианца. Чужое осуждение казалось ему… справедливым, и дело было вовсе не в инструментах. Просто жизнь сложилась так, что ей все время хотелось дать в зубы, и неважно, чье у нее оказывалось лицо: человека, турианца, азари, робота или боксерской груши. К таким выводам они когда-то пришли во время сеансов со штатным психотерапевтом, сам Райли никогда бы не догадался. Терапевту, в общем-то, тоже хотелось дать в зубы, но за дверью неизменно дежурили два здоровенных амбала, готовые в случае чего не только руку за спину заломить, но и виртуозно натянуть глаз на задницу. Терапевт, ухоженный, как болонка богатой леди, сидел в светлом кожаном кресле, вальяжно откинувшись на спинку и сложив пальцы домиком, и ни на его лице, ни в словах не было ни капли искреннего сочувствия. Пока Райли хотел, чтобы его восстановили в звании и вернули на службу, позволили отомстить и дальше приносить пользу, терапевт вбивал ему в голову какой-то бред о рефлексии и самоконтроле, ковырялся в душевных ранах и советовал, как жить дальше. Не было у него понимания, что невозможно смириться с жизнью, которая и не жизнь вовсе.
     Мудак. Мудак, который во многом был прав.
     Отвертка соскользнула с особенно тугого болта и оставила неровную белесую линию на одной из тепловых трубок. Во рту стало горько, и Райли метко сплюнул в дыру в полу. Не помогло. Ну вывел бы он турианца, подрались бы — дальше что? В лучшем случае Райли отделался бы синяками и ссадинами, в худшем костемордый без труда выпустил бы ему кишки. Чем-чем, а когтями их эволюция не обидела.

     По сути, весь день ушел на тупую механическую диагностику неполадок. В норме этим занимался специальный ВИ, но с выключенной  и наполовину развалившейся техникой номер, разумеется, не прокатывал. Более того, у третьего станка кто-то вырвал основной кабель, как говорится, с корнем, а у второго, над которым корпел Райли (и который пришлось разобрать чуть ли не на треть), изъяли все платы, включенные в цепь связи с главным компьютером. Правильно сделали, в общем-то, это была одна из самых универсальных деталей во всем станке: чуть поработал паяльничком — и хоть в аэрокар вставляй. К тому же, в отличие от примитивных звуковых карт — станок вполне обходился скромным набором самых простых сигналов — эти платы стоили приличных денег.
     «Азари не обрадуется», — мысленно подытожил Райли, меланхолично пополняя список необходимых к закупке деталей пунктами еще на пару тысяч кредитов.
     В этот-то момент и погас свет. Скорчив рожу, Райли отодвинул инструментрон подальше от лица — в темноте его желто-рыжий интерфейс казался невыносимо ярким — но заметку все-таки дописал. В Альянсе все было строго: если о проделанной работе нет никаких отчетов, то и работу можно не засчитать.
Да чего ждать-то, высиживать. Сомневаюсь, что кто-то из нас снесет золотое яйцо.
     К слову, он понятия не имел, не яйцами ли размножаются турианцы...
     Немного, впрочем, все-таки подождали — так, на всякий случай. Ну, турианец, наверное, для порядка, а Райли — по старой памяти. Бывало, в академии посреди учебного дня вдруг отрубался свет, преподаватель убегал выяснять, в чем дело, и кадеты сидели в темноте, затаившись перед погасшими мониторами, загадочно переглядывались, и каждый мог безошибочно угадать, о чем думают остальные: а отпустят ли пораньше, а что случилось, а вдруг враги. Успевали выдумывать себе стаи гигантской космической саранчи или инфузорию-переростка, питающуюся мозгами беззащитных подростков, напугаться как следует, а потом снова включался свет, и по аудитории проносился дружный разочарованный вздох.
     Райли хмыкнул себе под нос. Знал бы он тогда, что в космосе водятся твари и пострашнее… Знал ведь, да разве поверишь, не увидев собственными глазами.
Если эта азари кинет нас с оплатой, я ей в эротических кошмарах сниться буду.
     Судя по тому, что свет погас везде, а не только в комнате первичной очистки, проблему следовало искать в генераторной. Не сегодня конечно, задерживаться на рабочем месте ради спонтанного ремонта Райли не собирался, но завтра с этого придется начать. Здесь, в глубине астероида, не было ни ночи, ни дня, чтобы в случае форс-мажора воспользоваться услугами естественного светила. Просто перед тем, как в кромешной тьме бродить по огромному обесточенному заводу, хотелось как следует выспаться и закинуться лишней дозой транквилизатора.
     Когда турианец неожиданно дернулся и как-то неуклюже взмахнул руками, вспарывая пыльную темноту лучом фонаря, Райли невольно отпрянул и чуть не выронил ящик с инструментами. Он уже набрал в грудь побольше воздуха и открыл было рот, чтобы как следует высказаться, но ругань застряла поперек глотки, стоило взгляду упасть на лужу… крови.
     В том, что это была кровь, Райли ни секунды не сомневался. Слишком много он видел крови, чтобы спутать ее с топливом или краской, или томатным соком…
     Стоило погасить фонари, как пространство вокруг погрузилось в густой непроглядный мрак. Райли пригнулся, прижимая инструменты к груди, чтобы не грохотали, и изо всех сил вытаращил глаза, надеясь, что так они быстрее привыкнут. Увы, привыкать им было банально не к чему — здесь ничто не источало и не отражало свет.
     Рука сама собой потянулась к «Хищнику».
Я ничего не вижу, — наконец, выдохнул Райли, хлопая ресницами и с ужасом понимая, что картинка перед глазами не меняется все зависимости от того, закрыты они или нет. — В смысле… вообще ничего. Совсем… Здесь же… дыры в полу вокруг, и до края платформы недалеко, а перила там низкие…
     Он усилием воли оборвал рвущийся наружу поток нытья, шумно сглотнул и попытался собраться с мыслями. Нытьем, в конце концов, делу не поможешь. Темноты как таковой Райли не боялся, но обстоятельства складывались не лучшим образом, и добровольно превратить себя в беспомощную слепую жертву для того, кто оставил на полу огромную кровавую лужу, теперь казалось очень плохой идеей. С одной стороны. С другой — он вполне понимал, зачем турианец велел отключить фонарь. И Райли ведь послушался, хотя совсем не обязан был, а теперь стоял, боясь сдвинуться с места, и злился — и на себя, и на турианца, который наверняка хоть что-то в такой темноте да видел!
И что дальше? Как выбираться-то?

+1

6

Вот так сидишь ты. Ворчишь потихоньку на работодательницу. Ворчишь, опять же, на выключившееся внезапно освещение. И ничего, как говорится, не предвещает, даром что завязка-то как в человеческом фильме ужасов - пустой заброшенный завод и полная темнота, которую разгоняет только луч фонарика на инструментроне. Но кто в наше время верит в фильмы ужасов и боится темноты?
Вот да, точно уж не турианец с хорошим техническим образованием.
А потом...
...а потом, через несколько минут, ты уже стоишь рядом с напарником, которому в общем-то и инструменты не доверил бы по своей воле, не то, что собственную жизнь (знать ты его не знаешь, а бардак он разводит тот еще, что многое о нем говорит), рядом с лужей крови, и думаешь, а что же, собственно, делать дальше. Омега!
- Я ничего не вижу, - между тем, сообщил тот самый напарник.
Лилихьеракс пожал плечами. "Я тоже", хотел было ответить он, но человек, кажется, решил, что самое время поговорить.
- В смысле… вообще ничего. Совсем… Здесь же… дыры в полу вокруг, и до края платформы недалеко, а перила там низкие…
Честно? Чем он дольше говорил, тем больше хотелось взять и... приласкать. В смысле, гаечным ключом по макушке. На самом деле, турианец тоже дергался. Обстановка не слишком располагала к спокойствию. Мягко говоря.
- Тшшш, - наконец, прошипел он, сдерживая свои недостойные истинного сына Иерархии желания. Ну в смысле, врезать ему можно было, но не сразу же, не без предупреждения. - Заткнись?
Сам ли человек взял себя в руки, или "просьба" Лилихьеракса подействовала, но с шумным вздохом разглагольствовать он перестал. Слава Духам Омеги. Ну правда! Мало того, что страшно, вообще-то, было обоим, но и... если разговаривать вслух, с тем же успехом можно было включить фонари и попрыгать на месте. Целься, мол, уважаемый, если ты все еще здесь.
- И что дальше? Как выбираться-то?
А вот это был уже второй вопрос. Очень, очень интересный. Хотел бы Лилихьеракс сам знать!
- Медленно, - свистящим шепотом сообщил он. - На ощупь. И тихо. Направление примерно помнишь? Держимся рядом. Если надо что-то сказать - шепотом. Перед собой проверяем пол. Возражения?
А что тут, в общем-то, по существу возразишь? Да и самому турианцу добавить было тоже нечего. Кроме разве что...
"Мне тоже охрененно страшно", - очень хотелось сказать. Но... Любому из своей команды он бы мог это высказать, мог бы турианцу-военному или вообще кому-то опытнее и сильнее себя. А вот деморализовывать Райли, реакцию которого на экстремальные события он не знал вообще, позволить себе не мог. Вот выберутся, тогда можно будет выпить и рассказать, как перестремался до гребня дыбом. А пока... А ничего пока. Коснулся человека рукой, слегка подтолкнув вперед, мол, пошли, и сам пошел рядом с ним.
Шаг: осторожно ощупать пол перед собой, наступить, перенести вес. Следующий шаг такой же. Проверить наличие человека рядом. И снова. И снова... Они продвигались медленно, очень, отвратительно медленно, практически ползли вперед, и чем дальше, тем больше возникало нехороших мыслей.
"А что, если мы заблудились?"
"А что, если сейчас начнут стрелять? А если завод заминирован?"

И самое главное: а где все? Наверное, конечно, они не стали дожидаться и просто сразу ушли, когда погас свет, но...
Землянин шел вроде бы спокойно. Ну, во всяком случае, вслух истерик не устраивал. А внутренне... Так внутренне и самому Лилихьераксу хотелось залезть в вездеход и оттуда уже не высовываться.
Шаг. Вместо твердой поверхности пола нога уткнулась во что-то... во что-то. Не в металл, кажется. Жестом турианец остановил Райли и нагнулся, ощупывая руками то, что было перед ним. Потом издал звук - нечто, отдаленно похожее на сдавленный кашель, и притянул человека за руку, заставляя осознать, что тут произошло.
Он думал, что перед ними лежит азари. Гребни, лицо, уже холодное... жуткая находка. Но, продолжая ощупывать ее (документы, хоть какое-нибудь свидетельство, как она погибла?) Лилихьеракс понял, что все куда хуже. Перед ними лежала голова азари.
- Надо двигаться, - еще тише проговорил он человеку.
Двигаться не хотелось. Хотелось слиться с окружающим и желательно стать прозрачным. Да еще мутило - не то, чтобы нестерпимо, но мерзко и навязчиво, - то ли от напряжения, то ли от находки, то ли... вообще.
Шаг дальше. И казавшийся нормальным металлический лист под ногами вдруг перекосился, прогнулся, открывая пустоту под полом.

+1

7

     Какие уж тут возражения. Райли был искренне благодарен костемордому за более-менее длинную речь — за звук его голоса, низкий и шелестящий, будто кто-то водил металлическим стерженьком по шиферу, он отчаянно цеплялся, как утопающий — за соломинку. А может и без «как». В конце концов, о том, что крыша подтекает, у Райли имелась справка — серьезная такая, с подписью и печатью, и риск остаться дурачком после особенно сильного эмоционального потрясения у него был не иллюзорный. Можно даже сказать, осязаемый — кончики пальцев покалывали и холодели.
     Поэтому Райли слушал, сглатывал и кивал. Что толку кивал, если в темноте все равно ничего не видно… Наверное, так было чуть-чуть спокойнее. Ближе к реальности, чем жуткие картины, время от времени всплывающие в сознании.
     Легонький толчок вывел его из мертвенного оцепенения. Райли вздрогнул всем телом и сжал зубы так, что защемило в суставе челюсти, но, благо, быстро сообразил, что толкается не голодное чудовище с зубастой слюнявой пастью, прерывисто выдохнул, перехватил чемоданчик с инструментами поудобнее и побрел вперед — как и договаривались, осторожно и медленно. Очень медленно.
     Теперь, в кромешной темноте, заброшенный завод полнился звуками. Откуда-то издалека доносился тихий рокот, в котором, если прислушаться, можно было даже различить басовую музыку, развлекающую толпу перед каким-нибудь ночным клубом, или визг двигателя разогнанного аэрокара. Из-под рокота пробивался гул — совершенно особый, мощный, неизменно сопровождающий работу любого огромного механизма. Иногда слуха достигал треск будто одновременно со всех сторон — как если бы дышал космический исполин, и трескался при этом его толстый каменный панцирь, а Райли в это время прогуливался по его обитым железом ребрам. В каком-то смысле, так оно и было. Омега жила, дышала, а они с турианцем копошились где-то в ее нутре, как крошечные кишечные паразиты.
     Стоит ли удивляться тому, что она хотела от них избавиться?
     К слову о турианце — его то и дело хотелось стукнуть. Не успевал Райли прийти в себя и собраться с мыслями, как когтистая лапа в очередной раз тыкала его то в руку, то в бок, то в спину, и Райли всякий раз порывался схватить инфаркт. Но — не возражал. Понимал, зачем, и, в общем-то, даже поддерживал. Турианец не хотел его потерять. Можно было надеяться, что, в случае чего, он позаботится и, может быть, защитит. Это успокаивало.
     Но на регулярные тычки Райли все равно подпрыгивал и бесшумно шипел сквозь зубы.
     Когда вместо тычка турианец вдруг, покашливая, потянул его на себя и куда-то вниз, Райли едва не запутался в ногах и укусил себя за губу, лишь бы не наорать благим (и не очень) матом на распоясавшегося костемордого. Но под пальцами оказалась кожа: холодная, гладкая, покрытая мелкой плотно прилегающей чешуей и хорошо знакомая всем, кто хоть раз нырял в знаменитые Объятия Вечности, — и нецензурный крик встал поперек горла. Райли спешно отдернул руку и отшатнулся, чудом не потеряв равновесие… и сознание заодно.
     В это попросту не хотелось верить. Ну не случается же такое за пределами фильмов ужасов? Не должно случаться!
     Впрочем, он и про гетов на Иден Прайм так когда-то думал.
     Думал. Дышал. Смотрел, пусть ничего и не видел. А вот двигаться, кажется, не мог. Ноги будто вросли в ржавое металлическое покрытие. Казалось, что под ним — Бездна, в мгновение ока готовая проглотить и обречь на участь невыразимо страшнее смерти. Порой — вроде как сейчас — Райли был совершенно уверен, что такое бывает, но описать ее словами даже не пытался. Это было выше его понимания и шире границ, в которых он умел мыслить. Это кололо в груди и копошилось под кожей клубком червей. Это могло убить, просто надавив чуть сильнее, — с тихим звуком ломающегося ногтя.
     Это…
     Металлический скрежет вездеходом проехался по мозгам. Пол под ногами заходил ходуном, листы покрытия медленно потянуло вниз. Понятия не имея, куда бежать и за что хвататься, Райли не придумал ничего лучше, чем кинуться навстречу турианцу — тот легко нашелся в темноте по характерному скрипу брони и полу-задушенному кряхтению. В последний момент, когда целый сектор платформы с грохотом ушел вниз, Райли уцепился за чужое предплечье, и все вокруг смешалось в сплошное месиво из камней и стали.

     Пришел в себя Райли, лежа ничком на более-менее ровной поверхности и нелепо раскинув руки. Его пребольно приложило хребтом о, кажется, стальную балку, а по виску струилось липкое и горячее — спасибо булыжнику, на ощупь обнаруженному сбоку от головы. Но, несмотря на радость от того, что был жив и не испытывал нужды вопить от боли, вскакивать на ноги Райли не торопился. Сперва он пошевелил по очереди всеми конечностями и глубоко вдохнул, проверяясь на переломы, потом перевернулся с живота на спину, бегло себя ощупал, приподнялся, сел и, наконец, активировал инструментрон. Тусклый рыжий свет выхватил из темноты очередную подвесную металлическую платформу, засыпанную каменным крошевом и покореженным ржавым ломом. В воздухе густыми облаками клубилась пыль, и Райли невольно кашлянул, зажимая нос тыльной стороной ладони.
     Тут же рядом нашелся и турианец. На первый взгляд — живой и вроде бы даже целый. Попутно обнаруживая на себе все новые синяки, ссадины и царапины, Райли подполз к нему и пошевелил за нагрудник, мол, вставай давай, отоспимся позже.
     Но проверить толком, реагирует ли тот на его возню, Райли не успел: совсем рядом громко и отчетливо хлопнула дверь. С перепугу чудом не промахнувшись по кнопке, он выключил голографический интерфейс и пригнулся к полу, со всех сил напрягая слух. И точно: в той же стороне, где открыли дверь, теперь кто-то ходил, тяжело хрустя сапогами по мусору и обломкам. Судя по звуку — двое.
     Луч мощного дальнобойного фонаря разрезал тьму и принялся шарить по платформе, то и дело проползая у Райли над головой.
Ну? Видишь что-нибудь?
     За дальностью слышно было не слишком хорошо, но голос определенно принадлежал мужчине человеческой расы.
Них*ра.
     Второй больше походил на батарианца. Райли тут же скривил морду — терпеть он не мог этих четырехглазых.
Ну не само же оно рухнуло, правильно?
Я е*у, почему оно рухнуло? Могло и само, тут чихнешь — развалится половина этого е*анного завода.

+1

8

Двинулись, так уж двинулись!
Казалось бы, наткнувшись на азари... на то, точнее, что осталось от азари, турианец уже прочувствовал весь страх, какой только можно было. Но вот прогнувшийся и рухнувший, как древняя ловушка в кино, пол...
Последнее, что четко запомнил Лилихьеракс, это руки человека на своем предплечье. А потом они с грохотом свалились на уровень ниже, и хоть турианец не потерял сознание (это тоже далеко не всегда так уж просто происходит), но, приложившись килем о, что характерно, металлический пол, некоторое время не то, что связно думать - вдохнуть толком не мог.
Однако, постепенно воздух переставал казаться твердым и неприятным, а вместе с тем возвращались и нормальные мысли. И первая из них была: "Райли, к Духам Омеги тебя, ты где?", а вторая, заставившая перестать возиться, и снова очень осторожно замереть на месте: "азари!".
Как раз когда Лилихьеракс продумывал, как бы так незаметно найти и потормошить напарника, тот нашел его сам. И только было турианец хотел напомнить ему про тишину, как вдруг кто-то... открыл дверь.
Стоило отдать Райли должное - тот мгновенно прижался к полу и затаился. Может, нормальный военный-разведчик и нашел бы, к чему придраться, а вот Ли показалось, что он сделал это идеально. Между тем, со стороны открытой двери послышались тяжелые шаги и голоса. Обсуждавшие, - вот уж нечему удивляться было, - внезапно рухнувший кусок завода. Вообще, на станциях, даже таких, как Омега, само по себе ничего не падало. Это вам не улица, где то ветер, то дождь, то еще что-нибудь, что вполне может повлиять на устойчивость ветхой конструкции. Так что вот так самонадеянно махать рукой на обрушение Лилихьеракс на их месте не стал бы... но сейчас, прижимаясь к полу рядом с Райли, он думал, что разгильдяйство иногда не то, что на руку - может и жизнь кому-нибудь спасти. Встречаться с этими двумя совершенно не хотелось, вспоминая хоть ту же несчастную азари.
Голоса тем временем начали удаляться; и тогда турианец прошептал.
- Поползли отсюда. Чем быстрее мы свалим, тем больше у нас шансов никого здесь не встретить.
Уговаривать человека не пришлось. И Лилихьераксу уже все равно было, куда - хоть на любой технический уровень, лишь бы подальше от этого сомнительного завода. Пожалуй, обыкновенная Омега начинала казаться едва ли не привлекательной.
Сколько они ползли, сказать толком он не мог. В полной темноте счет времени терялся... хотя не в такой уж и полной - то и дело где-то вдалеке слышались шаги, голоса, стук разъезжавшихся в стороны дверей. И вот он кое-что нащупал. Снова. На этот раз, однако, явно что-то более приятное.
- Люк какой-то, - все так же шепотом заметил турианец. - Может быть, проход... Давай-ка посмотрим.
Крышка поддалась легко. Слишком легко.
- Странно, для заброшенной территории-то, - Лилихьеракс направил вниз луч фонарика, и едва не присвистнул вслух.
Красный песок. Килограммы красного песка, аккуратно расфасованного по пакетам, десятки пакетов, сложенные в аккуратные штабеля. - Так вот оно что...
Надо было сваливать. Очень надо было сваливать. Он уже чувствовал себя не героем ужастика, а скорее персонажем какого-то дешевого детектива.
Только вот шаги послышались совсем близко.
- Вот и какого хрена мы тут ищем? - батарианский голос. Другой, или тот же... кто его знает! Не так уж он хорошо различал четырехглазых. - Ясно же, что нет никого.
- Сказано искать, значит, будем искать
, - ворчливо отозвался второй. Определенно, соотечественник самого Лилихьеракса. - Ты же знаешь, что пока мы все не вылижем тут, босс не успокоится.
- Ну да. Сам бы и рылся в этой помойке. Головы ему принеси... совсем долбанулся. Всю бригаду на уши поставил.

Ли лежал, прижавшись к стене в темном углу, и думал. Изо всех сил думал. На самом деле, этот обрывок разговора давал понять многое... слишком многое, чтобы думать, что им было на что рассчитывать. Не дадут им уйти. Если тут целая команда каких-то отморозков бродит по уровню, то рано или поздно они с Райли наткнутся... и все. Не зная плана этого места, не представляя, куда идти, в полной темноте... ну, какие шансы они могли ожидать?
Идея, пришедшая ему в голову, была отвратительна. Только вот других не было.
- Райли, - турианец подергал человека за руку. - Слушай внимательно. Я их соберу на себя. Вали отсюда быстро. Не просто так, разумеется, ищи помощь. Попробуй потеребить людей этой... Арии, если вся хрень здесь без ее ведома, считай, что нам повезло. Я попробую поморочить им голову, и тебя дождусь. Но только... давай побыстрее, ладно?
И не давая себе шанса передумать, Лилихьеракс поднялся в полный рост, снял крышку люка, со звоном ее уронил, и громко, от души, выругался на турианском. Шаги стихли, а потом зазвучали сразу с нескольких сторон.
"Давай, Райли, если это не возможность, то другой все равно не будет".
Да, он действительно рассчитывал на помощь. А если нет... и сам не желал доводить до логического завершения эту мысль, и все же, она была. Что двоим-то, мол, пропадать. Бред, конечно.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » И тут со дна постучали


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC