Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Предел для бессмертных - Гаррак
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Галактика Андромеда » Расплата


Расплата

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Дата: 2819 год
Место действия: Хаварл
Сюжет: группа наемников прибывает на Хаварл с целью наловить адхи для товарищей на Кадаре, но местных жителей это не устраивает
Дополнительно: смерть персонажей
Участники: Ashaal Sina Shevara, Riley Miller в роли группы НПС

0

2

Придурок! Ты чуть не разбил мой шаттл!
Это с каких это пор он твой?
С тех самых, как я угнала его с Нексуса.
Ну да, ну да, только я вложил в ремонт этого ржавого ведра столько кредитов, что он давно уже мой по праву!
     Джейс устало закатил глаза, лишний раз глянул на экран, сообщающий о незначительных повреждениях обшивки, и заглушил двигатели. Иногда у него создавалось впечатление, что азари с турианцами — как кошки с собаками, просто не могут работать вместе. По крайней мере, здесь, в Элее.
Умолкните оба, а? Какая разница, кто хозяин, если за рулем — я, а я научился пилотировать челнок дай бог две недели назад, — он отстегнул ремень безопасности и рывком поднялся с кресла пилота. Лейле — азари с темно-фиолетовой кожей и ярким белым узором во все лицо — пришлось отстраниться, чтобы не получить по зубам его шлемом. — Если хотела летать с комфортом, дорогая, оставалась бы в Млечном Пути.
Тебя спросить забыла, - буркнула Лейла, поглядывая за враждебно поджавшего мандибулы турианца. Настоящего его имени никто не знал, а сам себя он называл по-простому — Гнус. Дескать, и звучит по-туриански, и внутреннее состояние отражает.
Выгружаемся-выгружаемся, время — деньги. Берд — на разведку, Гнус — проверь еще раз клетки, если они развалятся во время прыжка, тебя первым я скормлю зверям. Мы с Лейлой установим силки.
     Благо, спорить больше никто не стал. Оно и к лучшему — в качестве следующего аргумента Джейс непременно кому-нибудь что-нибудь бы сломал, и неважно, что Лейла сильный биотик, а Берд, даром что человек, на подпольных боях умудрился голыми руками задушить варрена.
     Троица неуклюже высыпала из челнока, оставив Гнуса копошиться в грузовом отсеке. Они не впервые опускались на поверхность Хаварла — «прихаварливались», как любил говорить Джейс — и все же каждый раз был как первый. Почему-то привыкнуть к этому дикому сумеречному миру, кишащему ядовитой живностью и светящемуся в самых неожиданных местах, оказалось трудно.
Хей, Джейс, — протянула Лейла после того, как проводила взглядом скрывшегося в кустах Берда со снайперской винтовкой наперевес. — А что это вообще?
В смысле?
     Джейс с грохотом сгрузил на сырую землю груду металлолома, которая при должном умении вскоре должна была превратиться в крепкие силки, способные удержать адхи или даже халлириона, и обернулся к Лейле. Та бродила вокруг торчащего из земли каменного изваяния, покрытого толстым слоем какого-то местного мха.
Ну вот это, что мы сбили, пока ты садился.
А, — Джейс нетерпеливо отмахнулся. — Статуя или вроде того. Я не разглядывал.
Вечно ты все крушишь, — она досадливо пнула кочку и вздрогнула, когда на разлогой пальме рядом пронзительно вскрикнула птица. Или рептилия. Или что тут жило на пальмах.
Будь добра, заткнись и помоги мне. Я предпочел бы побыстрее закончить и убраться к чертям с этим планеты.
Да, — тихо согласилась Лейла, присаживаясь рядом с силком. Она редко бывала такой покладистой. — Я тоже.

+1

3

     Еще на подлете к поверхности шаттл попал в поле действие сенсоров Роекаар — и тут же привлек внимание. Не так давно Роекаар развернули систему слежения в своем лагере — все-таки полезно знать, когда кто прилетает. А это, можно сказать, было первое испытание в поле. Раньше они гоняли туда-сюда свои собственные шаттлы, чтобы все как следует настроить, а вот с чужими не получалось: единственный трофейный кеттский для полетов уже не годился, да и управлять им никто не умел.
     Теперь Лошэ сосредоточенно смотрела на экран терминала, а все, кто еще был в лагере, столпились за ее креслом и возбужденно переговаривались. Час был поздний, но сигнал тревоги повыдергивал с кроватей всех, кто успел лечь.
По предварительным оценкам шаттл сядет примерно в километре отсюда, – голос Лошэ дрожал от волнения.
Там же только лес.
Они прячутся. Не хотят, чтобы их посадку заметили. Наверняка что-то задумали.
Да любые пришельцы что-то задумали. Иначе зачем они здесь?
     В том, что челнок принадлежит не ангара, сомневаться не приходилось с тех самых пор, как система смогла получить достаточно четкую картинку. Впрочем, на кеттский он тоже не походил. Больше — на какую-то летающую коробку. Звезды, даже звучит нелепо. И двигался по странной тракетории, резко забирая то в одну, то в другую сторону, словно мелкий зверек, удирающий от хищника. Эшаал не был экспертом в пилотировании, но точно знал — это ненормально. То ли пилот был пьян, то ли таким странным образом пытался запутать случайного наблюдателя. Или какие-то сигналы своим подавал. Разве поймешь этих пришельцев?
Берут поправку на шесть градусов на юг.
     К этому моменту шаттл снизился настолько, что в кадр порой попадали верхушки самых высоких деревьев. Точка на схематичной карте замигала — еще немного, и станет слишком низко для сенсоров. Но место посадки и так уже известно, плюс-минус сотня метров.
Подождите-ка. А там разве не старые руины?
Ты думаешь, чужаки хотят украсть наследие наших предков?
Нельзя этого допустить! – пробасил Ксаам, потрясая кулаком. Старейший в лагере, он примкнул к Роекаар после того, как потерял всех своих детей и новорожденных внуков. Младенцев кетты не похищали — крохотные тела так и остались лежать в колыбелях.
     Со всех сторон зазвучали выкрики согласных с ним ангара. Многие похватали свое оружие, подняли пистолеты и винтовки над головами. Воинственное исступление коснулось и Эшаала. Он вдыхал праведный гнев сородичей вместе с воздухом, и захлестывающие с головой эмоции уже казались не своими собственными, а общими, разделенными на всех.
     И, когда на экране шаттл врезался в одну из статуй, отсекая от каменной стелы приличный кусок, негодующий вопль поднялся над было стихшими ангара. Звук аппаратура не передавала, но воображение само добавляло грохот и скрежет.
     Хотел бы Эшаал, чтобы шаттл проклятых пришельцев тотчас же взорвался, не выдержав удара. Это было бы справедливо. Но нет — шаттл безнаказанно продолжал свой путь, только нос чуть помялся.
Они должны поплатиться! – кажется, Эшаал был среди первых, кто это выкрикнул, но далеко не единственным. В многоголосье было не разобрать.
     Потребовалось время, чтобы успокоиться и от криков перейти к обсуждению. Обсуждали, впрочем, недолго: отряд разведчиков у них был, можно сказать, устоявшийся.
Орра, Куава и Эшаал, отправляйтесь к месту посадки, – распорядился Ксаам. В конце концов, он был не только самым старым, но и самым опытным среди них. – Если врагов будет слишком много — в бой не вступайте, зовите подмогу.
     Эшаал послушно закивал. И все-таки он надеялся, что до этого не дойдет — хотелось самому прикончить пришельцев. Да и ловушки, находящиеся в районе высадки, он знал неплохо — сам многие из них ставил.

     Первой шла Орра. Она любила говорить, что первого кетта убила еще когда Эшаал только учился ходить. Преувеличивала, конечно, но не сильно. Она прошла с Сопротивлением долгий путь, и покинула своих прежних товарищей только после того, как Кадару захватили какие-то новые чужаки — и им это сошло с рук. А ведь это были даже не кетты с их неисчислимой армией, а кто-то другой, новый, еще не успевший толком закрепиться в Элее.
     Замыкал Куава. Он достал фираан задолго до того, как группа подошла к месту назначения, и убирать явно не собирался. Позже его примеру последовал и Эшаал — тяжесть винтовки в руках придавала уверенность. Сейчас, когда злость улеглась, поднял голову страх перед неизвестностью. Какие они, те другие пришельцы? Насколько опасны? На что способны? Орра что-то знала, но из ее рассказов непросто было выцепить что-то полезное — не считая пары особо удачных ругательств, конечно.
     Чем ближе они подходили к месту посадки, тем осторожнее двигались. Предупреждать пришельцев о своем присутствии не хотел никто.

Отредактировано Ashaal Sina Shevara (16 апреля, 2018г. 00:19)

+1

4

     В отличие от остальных, Берд очень уважал Хаварл. Он вырос на старых фильмах вроде «Хищника» или «Анаконды» и так и не избавился от своей навязчивой тяги к джунглям. Но везде, где ему доводилось бывать в Млечном Пути, джунглей либо не было вовсе, либо они уже были загнаны в аккуратные ухоженные садики и теплицы и растеряли свое дикое необузданное очарование. Каждую увольнительную, каждый отпуск Берд проводил в каком-нибудь заповеднике, развлекая себя кемпингом и охотой, но… все это было не то. Такой же садик, только побольше.
     Когда же он впервые высадился на Хаварде, исполнилась его давняя детская мечта. И пусть реальность была далека от историй о приключениях бессмертных и непременно побеждающих зло героях, Берд с громким щелчком снял винтовку с предохранителя и решил, что теперь, пожалуй, имеет полное право считаться счастливчиком.
     Много ли кому повезло исполнить свою мечту? Особенно здесь, в Элее.
     Теперь же Берд бесшумно крался в густых зарослях, затянув капюшон потуже и повыше подняв плотный непромокаемый ворот ― ему не хотелось поймать клеща или еще какую местную ядовитую дрянь. В том, что дрянь будет ядовитая, сомневаться не приходилось ― на Хаварле загадочным образом ядовитым было практически все. А потому помимо плотного комбинезона с капюшоном Берд вооружился еще и перчатками, защитными очками, дыхательной маской и сапогами, которые выдерживали брызги из кадарских озер и не слишком сильные укусы адхи. Продуманная экипировка была его гордостью ― и гарантией того, что проживет он наверняка чуть дольше, чем разгильдяи, высаживающиеся на другую планету в майках (а такие, судя по анекдотам, тоже были).
     Но меньше, чем ребята, которым хватило ума остаться в Инициативе. Тех экипировали по последнему писку моды и слову техники, а скафандр, в котором Берд спешно покидал Нексус, давно уже превратился в неремонтируемый хлам.
     Дулом «Гадюки» раздвинув листву, он плавно опустился на одно колено и вскинул винтовку, пользуясь четырехкратным увеличением прицела. Прямо перед ним расстелилась небольшая прогалина, поделенная надвое руслом узкого ручейка, густо заросшего каким-то кустарником с крупными лилово-розовыми листьями. Посреди прогалины высилось дерево с толстым стволом и крючковатыми ветвями, промеж которых резвились крошечные то ли приматы, то ли грызуны. На самой верхней ветке, с трудом сохраняя равновесие, сидела крупная птица с длинной шеей и пристально всматривалась в подлесок. В какой-то момент она вдруг сорвалась с места и камнем упала прямо в розовые кусты, но когда взлетела вновь, что-то будто дернуло ее обратно. Птица нелепо взмахнула крыльями и скатилась прямо в ручей, откуда резво выпрыгнула, громко сопя и обиженно отряхивая перья.
     Когда Берд выбрался из своего укрытия, птица громко вскрикнула ― звук был неприятный, словно армейским жетоном с нажимом провезли по стеклу, ― и вернулась на свою верхнюю ветку. Непуганая пернатая понятия не имела, что от огнестрела высота насеста ее не спасет, но Берда не волновала птица. Другое дело ― ее добыча. Добычей оказался причудливый гибрид кролика с вараном, достаточно крупный, чтобы махом откусить человеку кисть руки, и толстый ― лакомая добыча. И легкая, если учесть силок, затянувшийся вокруг его короткой, покрытой перламутровой чешуей шеи. Тварь еще дергалась, убитая острыми когтями и загнутым клювом, а значит, в силок угодила совсем недавно. Ну, если местные звери, конечно, не были устроены так, что тонкая леска удерживала, но не душила их. Вроде как дреллы со своей горловой костью.
     Прошло несколько минут, прежде чем Берд, сохраняя предельную осторожность, вернулся в укрытие и активировал инструментрон. И почему создатели девайса не могли сделать его чуть менее светящимся?..
Джейс, плохие новости, ― и, не дожидаясь ответа, продолжил: ― есть вероятность, что мы тут не одни.
Поясни?
Я нашел силок. Не нашенский, скроен ладно. Не знаю обычаев местной охоты и как часто они проверяют силки, но это место у них на примете.
У нас теперь тоже, ― фыркнул Джейс. ― Следи за периметром. Отбой.
     Берд неопределенно повел плечом и отключился. Следи за периметром… Легче сказать, чем сделать, учитывая ландшафт. Держась густых зарослей и то и дело останавливаясь, чтобы прислушаться и тщательно осмотреться, Берд побрел в обход места, где приземлился шаттл, и наконец нашел, то, что искал ― дерево достаточно высокое, чтобы предоставить неплохой обзор, и достаточно крепкое, чтобы выдержать человека. В нескольких метрах над землей ствол раздваивался ― там и расположился Берд. Отсюда было видно и заднюю часть шаттла, и основание сбитой при неосторожной посадке статуи, и Джейса с Лейлой, устанавливающих ловушки на некотором отдалении, в низине.
     Лишний раз посетовав на токсичность хаварлской растительности ― в ожидании Берд любил жевать травинки и черенки листьев ― он снял винтовку с предохранителя и проверил термозаряд. Совсем как в столь любимых им старых фильмах.

+1

5

     Последние метры двигались ползком. Буйная растительность надежно скрывала детей Хаварла, лишь лазлапистые листья покачивались над их головами, потревоженные движением. Руки и ноги тонули в мягком ковре из прелой листвы.
     Снижаясь, шаттл сломал несколько веток, примял траву, выкорчевал кустарник. Обломок статуи, отметивший начало разрушительного пути чужаков, взирал на все это с укоризной
Орра жестом приказала остановиться, хотя в том едва ли была необходимость. На образовавшуюся прогалину ангара выходить не решались: еще рано раскрывать себя.
     Кем бы ни были эти пришельцы, осторожностью они не отличались. Охрану у шаттла они не выставили, дверь оставили открытой. И никаких растяжек, никаких следящих систем — ничего, абсолютно ничего. Земля, взрытая брюхом шаттла, выглядела нетронутой — вряд ли в нее успели зарыть датчики движения. Либо их технологии так сильно отличались, либо любой мог спокойно войти в шаттл, не привлекая внимания. В последнее Эшаал больше верил — и уже презирал пришельцев за это.
     Внутри кто-то возился. Скрежетал металлом, шуршал чем-то синтетическим, шагал и лязгал, говорил на непонятном каркающем языке. Ему не отвечали — как Эшаал ни вслушивался, второго голоса различить не смог. Пришелец пользовался рацией.
     Договорив, он высунул из шаттла шипастую голову — таких пришельцев Эшаал уже видел. Они явились на Хаварл с оружием в руках, но трусливо спасались бегством, когда могли. Роекаар еще не выследили их базу, но это только вопрос времени. Они заплатят за то, что так нагло заявились в дом ангара — и вот этот, в шаттле, заплатит прямо сейчас. Своей жизнью.
     Эшаал уже потянулся за винтовкой, но короткий разряд тока остановил его. Удивленный, он взглянул на Орру. Та жестом приказала соблюдать осторожность и Эшаал, помедлив, кивнул. Он ведь понимал: шум выстрела предупредит остальных, если те еще рядом. Но слишком уж хотелось избавить родную планету от присутствия мерзких чужаков.
     Когда пришелец снова скрылся в дверном проеме, Орра принялась раздавать указания. Слов она не использовала, только жесты и слабые разряды, но этого было более чем достаточно. Куава оставался присматривать за шаттлом, она же с Эшаалом отправлялась на поиски остальных чужаков.
     По широкой дуге обползя шаттл, Эшаал нашел дорожку из обломанных веток, ведущую прочь. Пришельцы совсем не скрывались. Ходили как у себя дома. И все, что пока мог сделать с этим Эшаал — тихо скрежетать зубами да зло скалиться. Но он знал — уже скоро все изменится. Пришельцы не уйдут живыми. А те, кто их отправил, поймут, что не стоит соваться на Хаварл — или продолжат терять своих.
     В низине со своим оборудованием возились еще двое. Приглядевшись к согнувшимся силуэтам, Эшаал понял — перед ним не шипастые. Какой-то другой вид — а, может, два родственных. Очертаниями оба пришельца походили друг на друга: маленький рост, узкие тела, тонкие абсолютно ничем не защищенные шеи. Таких даже сложно воспринимать как угрозу — ну что они вообще могут? Ангара в пятнадцать лет и то крупнее будут, а эти ведь — взрослые. Никто же в своем уме не пошлет детей на другую планету? Если у них вообще есть дети.
     В то же время пришельцы разительно отличались. Один из них был нездорово-бежевый, значительно крупнее второго, и на голове его рос темный мох. Кожа другого имела синий цвет, голову покрывали непонятные щупальца, а на грудной клетке одежда топорщилась из-за каких-то наростов, на вид мягких — они колыхались, когда пришелец резко двигался.
     Эшаал вздрогнул, почувствовав, как его плеча коснулась ладонь Орры. Невиданные ранее существа захватили все его внимание. Такие тощие, лишенные какой бы то ни было естественной защиты — как они вообще выжили в своем родном мире? Таких и адхи пополам перекусит.
     Мотнув головой, Эшаал перевел взгляд на Орру. Хватит уже о пришельцах думать. Насмотрится еще — на трупы.
     Орра указала на винтовку Эшаала, потом — на синего пришельца. Значит, другого, побольше, она брала на себя. Эшаал понимающе кивнул и отполз в сторону. Разумнее им стрелять с разных точек. Так, на всякий случай.
     Краем глаза Эшаал заметил, что Орра связывается с Куавой. Опять же, никаких слов, никакого лишнего шума, только условленное число щелчков по коммуниктору. А потом она скрылась за густым кустарником.
     Затаив дыхание, Эшаал ждал подходящего момента. Через прицел он видел пришельцев четче, особенно их лица. Маленькие глаза, приплюснутые лбы и выпирающие носы. Так неестественно.
     Закончив… что бы они там ни делали, пришельцы выпрямились. Синий заговорил о чем-то с бежевым. И тогда Эшаал понял — пора. Два выстрела прогремели друг за другом, практически без паузы.
     Куава должен был их услышать и начать действовать.

+1

6

Ты жалеешь о том, что ушел с Нексуса?
     Джейс, занятый закручиванием последних болтов, недобро нахмурился.
Это плохой вопрос.
Нет, серьезно, ― Лейла чуть наклонилась вперед, заглядывая ему в лицо. ― Представь, как они живут там, на станции… ― она глубоко вздохнула. ― И как живем мы.
Хочешь вернуться ― скатертью дорога. Уверен, они примут тебя с распростертыми объятьями после того, сколько охранников ты убила.
Лейла досадливо покачала головой.
Я этим не горжусь, ясно? Тогда мне казалось, что альтернатив нет. Но… Джейс, мы в другой галактике, прошло шестьсот лет. Идти некуда, прятаться негде. Здесь нет Иллиума или Омеги, или даже всеми забытых добывающих станций гелия-3, или научных комплексов. Неужели… Неужели Нексус не даст таким, как мы, второй шанс?
Умолкни, а?
     Он почти крикнул, и Лейла притихла, опуская взгляд. Такая... непохожая на обычную себя: шумную, дерзкую и порывистую. В последнее время на нее часто накатывало что-то вроде тоски по дому. И не на нее одну. Джейс то и дело заставал Гнуса за перелистыванием фотографий достопримечательностей Палавена, а Берда ― за очередным пересматриванием любимого фильма. Казалось бы, вокруг ― целый новый мир, вперед, пользуйся, исследуй и усаживайся поудобнее, пока кто-нибудь другой не занял лучшие места, но нет, этот сброд посвящал свободное время тому, что ворошил прошлое.
     Прошлое, от которого они сами намеренно отказались и вернуть которое уже не могли.
     Джейса это неимоверно злило. Тем больше, чем сильнее его самого тянуло вновь улечься в стазис-капсулу и проснуться… где-нибудь еще. Далеко отсюда.
     Ни в какой второй шанс он, разумеется, не верил. Не настолько Джейс был ценный сотрудник, чтобы Инициатива ради него пренебрегла правилами.
     Наконец, ловушка была готова. Настоящее чудо самопальной техники, собранное из всевозможного и, казалось бы, совершенно несовместимого хлама. Поговаривали, что схему придумала лично сама Слоан в первые свои недели на Кадаре, но Джейс, признаться, в это не верил. Слоан была той еще стервой и управителем с железной рукой, но никак не талантливым инженером.
     Джейс выпрямился, небрежно отряхнул штаны от налипшей на них растительности и выудил из поясной сумки здоровенный кусок уже подгнившего мяса причудливого темно-серого цвета с яркими синими прожилками. Разило от него знатно, а значит, местные вечно голодные хищники не заставят себя ждать.
Знаешь, что, ― вдруг вскинулась Лейла, нервно одергивая комбинезон. ― Это последний раз.
В смысле? ― мрачно уточнил Джейс, бросая мясо в самый центр ловушки.
В прямом. Я ухожу. Мне надоело мотаться по Элею, как говно в проруби.
Да? И куда же ты пойдешь?
На Нексус. Ну упекут в кутузку ― и что? Там светло, чисто и кормят явно лучше, чем на Кадаре. А ты можешь дальше возиться со своим мусором и надеяться, что…
     Договорить она не успела ― ее голова будто... лопнула. Осколки черепа разлетелись в стороны, сопровождаемые лиловыми брызгами и яркими голубыми искрами. Выстрел оказался настолько мощным, что биотический барьер не выдержал и не защитил своего владельца.
     В отличие от кинетического щита Джейса, генераторы для которого он регулярно обновлял, приобретая все более мощные модели. Кому нужен скафандр, когда есть щит, верно? Щит, впрочем, пробежал перед глазами слепящей рябью и исчез, остановив заряд (пулю? плазму?), но не погасив его силу полностью. Ощущение было такое, будто в грудь врезался грузовик. Судорожно хватая ртом воздух и разве что не поскуливая от боли в ребрах, Джейс обнаружил себя лежащим на земле в полуметре от неразличимого в траве рычага; чуть правее ― и его же собственная ловушка переломала бы ему все кости.
     Неподалеку в неестественной изломанной позе лежала Лейла. Ну, если практически обезглавленный труп можно было называть по имени. От ее лица осталась разве что нижняя челюсть. От ее миленького пухленького лица, которое Джейс порой целовал долгими ночами, когда им обоим хотелось спустить пар...
П-проклятье…
     Ошалело озираясь по сторонам, Джейс приподнялся на локтях, отполз к ближайшему булыжнику и уперся в него спиной. Может, спрятался, а может и нет ― как понять, если не знаешь, с какой стороны стреляли?
     И из чего? В Млечном Пути такие раны оставляли разве что «Вдовы» да пушки калибром еще крупнее...
Берд! ― глухо прохрипел он в инструментрон, воздух крайне неохотно проникал в легкие и выходил со свистом. ― Гнус! На нас напали! Действуйте согласно... кха!.. плану!
     И Берд, и Гнус уже были в курсе ― оба слышали выстрелы. И Гнус не растерялся: швырнул в открытую дверь шаттла портативную турель, а сам махом перепрыгнул через перегородку и плюхнулся в кресло пилота. Пилот из него был как из крогана балерина, но жить захочешь ― и не такое сдюжишь. Да, они с Джейсом и остальными, конечно, были вроде как товарищи, но Гнус не подписывался на то, чтобы ради этих товарищей лишний раз рисковать жизнью.
     Признаться, Гнус и не помнил толком, какой у них на этот случай имелся план, а управление шаттлом не казалось таким уж сложным делом. По крайней мере, завести двигатели Гнусу удалось уже со второго раза.
     Берд же входящий вызов принимать не стал ― он и так уже догадался, что ему скажет Джейс, и не хотел выдавать позицию. Кроме того, в отличие от Гнуса, Берд различил, что выстрелов было два, и оба ― из чего-то невероятно мощного, с тонким отзвуком, характерным для плазмы. Местные, значит. До чего же дружелюбные ребята: сразу палить из кустов, договориться даже не попытались.
     Активировав тактическую маскировку, Берд поднял винтовку и прицелился. Вспышек он, увы, засек только одну, но одна ― все же лучше, чем ни одной. Выкрученный на максимум прицел выхватил из листвы фигуру вооруженного ангара. Повезло же ублюдкам с окраской ― их едва можно было разглядеть в густой растительности! У людей вот кожи маскировочного цвета никогда не было.
     Но Берд свою добычу упускать не планировал и, задержав дыхание, дважды спустил курок: один раз ― чтобы сбить возможные щиты или чем тут в Элее пользовались, второй ― чтобы снести эту мерзкую плосколобую голову в обрамлении похожих на раковые опухоли наростов.

+1

7

     Никогда прежде Эшаал не видел лиловой крови. Ошметки плоти, валяющиеся тут и там, терялись в траве, сливались с ней. Только запах совсем как у настоящей крови: тяжелый, металлический. Зрелищем Эшаал не наслаждался — все-таки любая голова, разлетающаяся на куски, выглядит одинаково омерзительно, — но в его душе поселилось чувство глубокого удовлетворения: он убил пришельца. Сделал то, что должен, чтобы защитить свой народ, свою планету. Не беда, что пришелец такой хрупкий и жалкий. Они все враги.
     Двое упали, но умер только один. Второго выстрел всего-навсего сбил с ног. Защитное поле вспыхнуло и исчезло. И, пока Эшаал перезаряжал свою винтовку — ему так было спокойнее, — Орра вышла из укрытия, чтобы добить свою цель. Она уже навела «Ашиор» на что-то на земле, но выстрелить не успела. С ужасом Эшаал смотрел, как она покачнулась, а затем упала замертво. То, из чего стреляли, уступало в мощи «Ишараю» — голова Орры, можно сказать, уцелела. То есть… ну, не лопнула, как у пришельца. Пуля оставила огромную сквозную дыру от виска и до затылка. Эшаал видел рану Орры всего пару мгновений, пока ее тело не скрыла высокая трава. Но нет, ошибки быть не могло. Ему не показалось — она мертва. Совершенно точно мертва.
     Хотелось кричать. Но нет, нельзя. Нельзя выдавать себя. Только что Эшаал получил еще одну причину прикончить всех этих пришельцев, а для этого надо оставаться живым. Покойники не убивают. Где-то прячется четвертый пришелец со снайперской винтовкой, и даже если в магазине у него два патрона, прошло достаточно времени, чтобы перезарядиться. Открыв рот, Эшаал часто и глубоко задышал, пытаясь заменить этим крик и слезы. Глаза, впрочем, все равно щипало.
     Только бы не шуметь. Только бы не привлекать внимание.
     Постепенно в голове прояснилось. Отступило удушье, сжавшее горло.
     Оставлять за спиной живого врага нельзя. Он опасен. Надо расправиться с ним, но быстро, не подставляясь. А потом — бежать и прятаться.
     Пришелец все еще барахтался на земле, затылком к Эшаалу — тому пришлось подобраться совсем близко, чтобы разглядеть между толстых стеблей коричневую поросль. Направив свой «Ашиор» на это темное пятно, Эшаал замер, собираясь с силами. А потом нажал на спусковой крючок и что есть мочи побежал к ближайшему дереву, даже не проверив, попал ли.
     Он слышал стрельбу со стороны шаттла. Оставалось только надеяться, что у Куавы все в порядке. Потерять сразу двоих товарищей в одной вылазке — слишком. Эшаала все еще трясло, когда он думал об Орре. Вот он и старался не думать, не оглядываться. С дрожащими руками — как стрелять?

***

     Как и было условлено, Куава бросился к двери шаттла, но инстинктивно отпрянул, увидев, как что-то резко движется изнутри наружу. Нечто оказалось не гранатой, а странным механизмом, отдаленно напоминающим сторожащих старые руины реликтов или турели ангара: тоже зависло в воздухе, зажужжало приводами и начало стрелять.
     Куава упал на землю, накрыв голову руками, и первая очередь просвистела над ним. Он обернулся. Дерево, принявшее выстрелы на себя, по-прежнему стояло. Кора облезла, обнажая испещренную ямочками древесину. Вот и укрытие! Как хорошо, что до технологий реликтов с их прожигающими насквозь лазерами эта штука не дотягивала.
     Прислонившись спиной к дереву, Куава прикрыл глаза, прикидывая, что он может сделать.   Он слышал еще один выстрел — не из «Ишарая» — где-то поблизости, но точнее понять не смог. Потом разберется.
     План созрел быстро. Рискованный, но что делать? Пришелец уже заводил шаттл! Двигатели рычали, плевались, взбрыкивали и ни в какую не хотели работать. Но надолго ли?
    Взяв камень поувесистей, Куава швырнул его в робота, чтобы хоть навремя сбить камеру и прицел. И тут же, пока робот его не засек, бросился к покатому носу шаттла. Маскировку активировал просто на всякий случай, но сильно на нее не рассчитывал — вдруг машина на тепло реагирует? Одним прыжком Куава оказался на носу шаттла, а по нему взбежал на крышу. Заприметив трап, он прыгнул вниз, к роботу в дверном проеме, разряжая весь накопленный им заряд разом. Искры посыпались в разные стороны. Роботу уж точно перепадет.

+1

8

     Они об этом, конечно, не знали, но у Берда с пришельцем было кое-что общее: оба не наслаждались зрелищем чужой смерти. Берд был солдатом, да, потом наемником, но не убийцей. Потому он даже не глянул толком на то, как ангара падал ― тут же отстранил винтовку от себя, перевел дыхание и поднял снова. Перезаряжать «Гадюку» не было смысла, стоило экономить термозаряд.
     С трудом, но он все же различил в кустах нечеткий силуэт Джейса. С места тот не двигался, но много ерзал и шевелил руками. Вспыхнул инструментрон ― должно быть, порывался принять панацелин. Нет бы затаиться, исчезнуть из поля зрения… Значит, ранен? Означало ли это, что один из нападавших стрелял не так хорошо, как убивший Лейлу, и в голову не попал? Или вечная беготня Джейса с генераторами щита все-таки не прошла даром?
     Берд поздно сообразил, что неясное копошение рядом с Джейсом ― враг. Грохнул второй выстрел ― из другого оружия, судя по более низкому и глухому звуку, слышимому даже сквозь рев двигателя ожившего шаттла. По густому ковру из цветов и листьев пробежала волна и рассеялась где-то в подлеске промеж ветвистых древесных стволов. Джейс больше не шевелился.
     «Прости, шеф», ― подумал Берд, сглатывая кислый комок слюны. ― «Не успел. Неплохо мы покутили вместе».

     К тому моменту, как Гнус разобрался в управлении шаттлом, он уже использовал практически весь свой запас ругательных турианских слов, ― и тут по борту что-то грохнуло, заскрежетало, будто когтями, и полезло на крышу. У Гнуса неприятно засосало под ложечкой. Нет уж, не собирался он подыхать ни на каком Хаварле. Не для того он бросил семью и записался в Инициативу, не для того шестьсот лет пролежал в криосне. Да, у Нексуса возникли проблемы, и ковчеги запаздывали, и вообще все у этой гребанной Инициативы пошло не так, но даже после всего этого отдавать свою жизнь задаром было бы даже не расточительством, а сущим идиотизмом.
     Ничего, он еще найдет свое место под одним из элейских солнц. Он еще сделает все, как надо.
     Инструментрон услужливо сообщил об уничтожении турели, а предохранители шаттла зафиксировали скачок напряжения. Благо, в этот момент он все-таки оторвал свою массивную тушу от земли и поднялся в воздух. В бездну эти силки и Джейса с его вечно кислой рожей, и кредиты, и крогана, которому вдруг захотелось обзавестись диким халлирионом, в бездну все. Гнус плотно прижал мандибулы к подбородку, расставил ноги пошире ― ремни безопасности он, естественно, застегивать не стал ― и потянул штурвал на себя. Шаттл сдал назад, оставляя обугленные пятна на стволах ближайших деревьев, и накренился в сторону.
Пошел отсюда! ― зло рыкнул Гнус через плечо, краем глаза поглядывая за индикатором готовности новой турели ― прикрытие сзади ему бы не помешало. ― Безбилетников не катаю!

     Берда нисколько не удивило то, что Гнус вознамерился бросить всех и сбежать на шаттле. Нет, был еще вариант, что сердобольный турианец собирался подобрать товарищей, но в сердобольность Гнуса Берду, признаться, не верилось. Ничего страшного. Ну улетит, так Берд ему позвонит и вежливо попросит вернутся. Тот не откажет ведь, верно? Товарищами нынче разбрасываться было себе дороже.
     А откажет… Ну, у Берда будет лишний повод проверить свои навыки выживания в диких джунглях.
     Стараясь, чтобы дуло винтовки не сильно высовывалось из кроны, он внимательно следил за еще одним ангара, вертящимся вокруг шаттла. А потом ангара пропал, в одночасье сделав эту маленькую битву во много раз интереснее. Тактическая маскировка! Ну, или ее аналог тут, в Элее. Берд напрягся всем телом, как приготовившийся к прыжку лев, и глухо ухмыльнулся, когда ангара выдал себя яркой электрической вспышкой. Ненаглядная турелька Гнуса заискрила, грохнулась на трап и беспомощно скатилась с него, теряясь где-то в высокой траве.
     Берд прицелился и выстрелил. И едва не выругался ― шаттл вдруг мотнуло в сторону, и залп, судя по всему, ушел в молоко. Чертов Гнус. Кто ж сбегает на шаттле, не умея его водить?!

+1

9

     До того просто шумевшие двигатели шаттла зазвучали по-новому, тихо взвыли, как перед взлетом. На миг забыв об осторожности, Эшаал выглянул из-за дерева, и тотчас же нырнул обратно. Так и есть. Шаттл поднимался в воздух. Значит, Куава потерпел неудачу? Лишь бы он был жив. Не впервые Эшаал видел смерть товарищей — встречи с кеттами редко обходились без потерь. Но это же даже не кетты.
     Снова раздался выстрел. То же оружие, что убило Орру — Эшаал узнал его. Куава жив! Или был жив до выстрела. Не друг в друга же пришельцы стреляют?
     Из низины сложно было разобрать, что творится у шаттла, но одно Эшаал знал наверняка: стрелял четвертый пришелец, не тот, что в шаттле. Из дверного проема в Орру было не попасть, а если бы шипастый вышел, Куава успел бы среагировать.
     Где бы ни находился тот, стрелявший, он должен был отвлечься на другую цель. Хоть ненадолго. Это был шанс. Шанс занять позицию получше. Перебежками между деревьев Эшаал добрался, наконец, туда, откуда хорошо просматривалась прогалина, и затаился в густом кустарнике. Откуда стреляли он не видел, где искать пришельца-снайпера — не представлял. Все, что у него было — направление. Но последний пришелец должен быть где-то здесь. Он не успел бы к шаттлу. И рано или поздно он выйдет из укрытия, решив, что остался один. Оставалось только ждать.
     О том, чтобы искать в кронах деревьев, Эшаал не думал: сами ангара хорошо прыгали, но лазили по деревьям мягко говоря неважно. Но все равно смотрел вверх — беспорядочно мечущийся шаттл притягивал взгляд. Запах паленой древесины откровенно пугал. Лесные пожары на Хаварле случалось нечасто — слишком уж влажное тут все было — но каждый из
них становился своего рода катастрофой. Вместе с лесом горели и даары, спрятанные среди деревьев.
     Но пока огня не было. Только дым. Много вонючего дыма.
     Сейчас весь лагерь сюда сбежится.
     Почему так мотало шаттл? Может, Куава жив и не может справиться с враждебной техникой? Или он еще дерется с шипастым, и шаттлом никто не управляет?
     Прижавшись лбом к холодному стволу винтовки, Эшаал мысленно молился о том, чтобы к своим он вернулся не один. Не хотелось ему быть единственным выжившим из трех.

***

     Пуля просвистела над головой, лишь слегка задев по касательной, но Куаве было не до боли и нескольких капель крови. Он едва успел ухватиться за какую-то ручку на внутренней обшивке. Еще чуть-чуть — и валяться бы ему на траве, глядя в брюхо уходящему шаттлу. Безумно виляющему из стороны в сторону шаттлу — только-только Куава втянул себя внутрь, как шаттл снова мотнуло, впечатав его в перегородку напротив. Сдавленно выругавшись, Куава, цепляясь за все, что под руку попадалось, пополз к кабине пилота. Здесь, внутри, все выглядело в общих чертах знакомо: сидения для пассажиров, ремни безопасности, поручни, крепления для грузов. Совсем как у ангара. Может, в деталях и скрывались принципиальные различия, но Куаву они не волновали. Ему было достаточно просто знать, что он случайно не дернет за рычаг катапультрования или вроде того.
     Путь до кокпита занимал всего ничего, но пилот сделал все для того, чтобы каждый шаг давался с трудом. Каждый удар о дерево, каждый резкий поворот — все они отчетливо чувствовались. Куава не знал, что там бормочет пришелец — у Роекаар программы-переводчики были не в чести — но догадывался. Все его действия буквально кричали: «Проваливай».
     Проваливать Куава не собирался. Раз уж он сумел сюда забраться — справится и с остальным.
     Наконец, он рывком зашвырнул себя в кабину пилота и выхватил из ножен фираан. Шаттл опять мотнуло, и лезвие прошлось по подголовнику — притом по подголовнику пустующего кресла второго пилота.

+1

10

     Чем дальше, тем больше мечущийся по прогалине шаттл напоминал взбесившегося варрена, и если поначалу он только кренился то в одну, то в другую сторону, то пару минут спустя уже вовсю бился о деревья, оставляя на обшивке длинные белесые царапины. Берд, наблюдая за происходящим, больше всего хотел, чтобы Гнус не расколошматил их единственный способ убраться с Хаварла живыми (а еще ― чтобы включил щиты). Вторым же по приоритетности желанием была смерть всех причастных к инциденту ксеносов, можно даже без его, Берда, личного участия. И вот чего им не сиделось в своих дуплах или где там жили эти причудливые гибриды шимпанзе с гекконом? Пожалели адхи с халлирионами? Чем им помешала малышка Лейла, вечно прятавшая свои многочисленные страхи за маской дерзкой острой на язык выскочки?
     Берд стиснул зубы и тщательно проследил за тем, чтобы тело не среагировало на внезапно подкативший гнев учащенным сердцебиением. Снайпер всегда спокоен, иначе он плохой снайпер. А плохие снайперы долго не живут.
     Шаттл вздернул нос и снова вильнул в сторону, ударившись кормой о дерево, соседнее с тем, на котором притаился Берд. Понять, что происходит внутри, не было никакой возможности, но в голову спонтанно пришла идея. Гнус так и не поднял трап.
     Раз уж сбегать, то вместе.
     Но в Джейса и Лейлу стреляли двое, и вряд ли один из этих двоих успел бы запрыгнуть в шаттл ― не позволяла предполагаемая траектория выстрелов. Значит, пришельцев было трое, если не больше, за вычетом убитого. И почти наверняка уцелевшие тоже следили за шаттлом ― тот так шумел и сверкал выхлопами, что небось распугал всю живность на километр вокруг, а агрессивных ангара, наоборот, привлек. Единственной слабостью плана Берда ему виделась возможность того, что пришельцы принесли с собой оружие, способное сбить шаттл.
     Он решил рискнуть. Закинув винтовку за спину, Берд активировал инструментрон и вбил в него код Ловушки. Голографическое изображение рослого наемника с винтовкой наперевес возникло прямо посреди прогалины, чуть в стороне от шаттла, ― достаточно убедительное, чтобы хоть на мгновение на него отвлечься.
     Мгновения Берду было достаточно. Шаттл оказался ровно под его деревом.
     Один тигриный прыжок, который он так долго тренировал, еще будучи курсантом, ― и Берд перекатился по трапу в салон и ухватился за один из ремней, удерживающих на месте пустующие звериные клетки. Стало понятно, почему Гнус вел шаттл так, словно пытался выжечь свое имя в хаварлском подлеске: в кабине разыгралось настоящее сражение. Некрупный, но жилистый ангара кидался на Гнуса с чем-то вроде кинжала, а тот уворачивался, как мог, по-звериному рычал, угрожающе топорща мандибулы, и отмахивался, изредка оставляя на светлой коже пришельца кровоточащие отметины от когтей. Досталось, впрочем, и самому Гнусу ― в нескольких местах на его комбинезоне зияли дыры, из которых тоже сочилась кровь.
     Берд крикнул бы, чтобы Гнус держал шаттл ровнее, но это привлекло бы ненужное внимание и лишило бы его преимущества. Так что пришлось поболтаться по салону, вновь доставая из крепления винтовку, но вовсе не для того, чтобы стрелять. Подловив момент, когда шаттл по наклонной скользил в сторону, Берд рванул вперед, замахнулся и что есть мощи опустил приклад… куда-то. Целился в затылок пришельца, но в последний момент шаттл столкнулся с деревом, и понять, куда пришелся удар, Берд не успел ― его перекинуло через кресло второго пилота и пребольно приложило о панель управления.

+1

11

     От молитвы оторвала реальность: что-то изменилось на поле боя. Запнувшись в мыслях на полуслове, Эшаал вскинул винтовку и прищурился, выискивая взглядом то, что привлекло его внимание.
     Каким-то образом чужак оказался посреди прогалины. Странно: так умело прятался, столько проблем доставил, а теперь так глупо себя раскрыл. Но разве это важно? Главное — расправиться с ним, раз уж он допустил ошибку.
     «Это тебе за Орру», – разглядывая в прицел ворсистый затылок, Эшаал горько улыбался: по крайней мере, он отомстит.
     Не тут-то было! Чужак стоял как ни в чем не бывало, будто и не было никакого выстрела. Неужели промазал? Эшаал торопливо передернул затвор и вновь прицелился, но тут его осенило: чужак не настоящий. Он даже не дернулся, не побежал искать укрытие, не открыл ответный огонь. Вместо этого чужак будто бы… готовился к прыжку? Какого?..
     В недоумении Эшаал оторвался от прицела. Он не понимал, с чем столкнулся и что с этим делать, но впустую тратить термозаряды точно не следовало.
     Странный пришелец прыгнул — и какое-то движение наверху и сбоку, в ветвях, заставило Эшаала поднять взгляд. Он только и успел, что увидеть точь-в-точь такого же пришельца, исчезающего внутри шаттла. То есть тот, внизу, был какой-то голограммой для отвода глаз? Копией, которой ничего не сделается, хоть эйроха на нее натрави? Эшаал задохнулся от возмущения. Поганый пришелец так его провел! Но технология… Роекаар должны заполучить ее.
     Ненастоящий чужак махал руками и винтовкой, шатался туда-сюда. Дрался. Значит, Куава все еще жив и в шаттле. Если бы не это, Эшаал уже целился бы в двигатели шаттла, уповая на мощь «Ишарай» — с такого расстояния был шанс, если попасть в слабое место. Но взрыв и падение повредят всем: и чужакам, и Куаве. И поотму, сжимая в руках винтовку, Эшаал напряженно следил за голограммой. Пока она не прекратит сражаться — все хорошо. Надежда есть.

***

     Снова выпад, который должен был прикончить пришельца, лишь поранил его: рука дрогнула, и удар пришелся на пластину. Заскрежетало так, будто Куава не живое существо резал, а реликта. Да и когти у этого шипастого были ого-го: даже на наруче остались царапины, когда Куава закрылся рукой от затрещины, чуть не стоившей ему глаза. Кровь из рассеченной надбровной дуги текла по лицу, мешая видеть.
     Сзади в плечо что-то с силой впечаталось. Что именно — Куава не понял, пока не увидел еще одного чужака, распластавшегося на приборной панели. Первый тоже отвлекся: обернулся, на миг застыл, изумленно развел жвала. Подставился под удар. Пользуясь моментом, Куава схватил его и толкнул ко второму пришельцу. Так, чтобы они оба оказались на траектории. Этот бой превращался в гребанное состязание на удачу. И проверять, кому повезет раньще — ему или одному из пришельцев — Куава не собирался. Он нажал кнопку на рукояти фираана, высвобождая волну электрической энергии, которая должна была если не убить чужаков, то хотя бы вырубить. И, если не повезет, то и электронику шаттла вместе с ними, но рискнуть стоило. Не те условия, чтобы одному против двоих драться.

+1

12

     Только понимание, что в противном случае он ― труп, заставило Берда разлепить глаза. Все вокруг то плыло, то вдруг принимало неестественно четкие формы и почему-то причиняло боль ― будто острые очертания привычных, казалось бы, предметов скребли по черепу изнутри. Ушиб, а может и сотрясение, кто знает. Главное ― выжить сейчас, а потом закачать в себя побольше панацелина и не садиться за штурвал.
     Винтовка. Выпала из рук при толчке, нашлась между стенкой и приборной панелью, но тянуться за ней, увы, было банально некогда. Да и толку от нее в тесной кабине шаттла? Берд едва успел упереться руками в пульт управления и развернуться лицом к сражению ― в висках снова стрельнуло болью. И вовремя развернулся, чтобы буквально принять на грудь ошалелого от страха и ран Гнуса.
     А ведь турианцы с этой их тонкой талией и птичьими чертами казались такими обманчиво легкими… Не говоря уже о том, что Берд едва не накололся глазом на чужой гребень.
Да твою мать…
     Гнус неуклюже взмахнул руками, по неровным рядам уже поистершихся кнопок протянулись глубокие царапины от когтей. Ослепительная вспышка привлекла внимание Берда ― голубоватые искры пробежали по окровавленному кинжалу ксеноса. И Берд решил использовать свой последний козырь ― способность, третью по популярности среди разведчиков и инженеров после Воспламенения и Перегрузки. Практически бесполезную против органиков, но сейчас…
     Все произошло слишком быстро и как-то… одновременно? Берду впору было удивиться, что он сумел воспринять это в мельчайших деталях, но с ним и раньше такое случалось: критическая ситуация, адреналин, нервы. Вот ангара делает замах, и с его кинжала срывается что-то вроде плотного электрического сгустка, в центре гудит напряжением, тоненькие молнии хлещут по стенкам и полу шаттла. Волосы встают дыбом, в нос бьет запах паленой проводки, обивка на кресле пилота обугливается по краям. И без того тесное пространство словно сжимается, стягивается к сгустку, вгрызается в него ― и тот вибрирует, распадаясь на отдельные волны. Инструментрон на предплечье горит ярким, почти кислотным огненно-рыжим светом, и все вокруг на мгновение окрашивается в голубой ― поглощенная энергия передается щитам.
     А потом удар, искры, сдавленный хрип Гнуса, скрежет, боль и, неожиданно, тьма. Тьма какая-то причудливая, неполная ― словно что-то не так, неправильно, но где уж оглушенному Берду было понять, что именно.
     И все же он понял.
     Задорные пестрые огоньки погасли. Встроенные предохранители, старые и поношенные, не справились со скачком напряжения, и вся электроника вокруг вырубилась. Берд только и успел, что изо всех сил схватиться трясущимися руками за страховочный поручень прежде, чем шаттл рухнул.

+1

13

     Увидев, как искривляется волна электроэнергии, Куава отступил на шаг и ошарашенно замотал головой. Он прекрасно знал, что делали эти пришельцы: техникой ли, своими ли природными способностями, они сумели защититься от заряда. Просто не ожидал. Кетты до такого по сей день не додумались. А эти новые гаденыши вон какие смышленые.
     Такой риск — и все зря?
     Даже хуже. В ноздри ударил едкий запах гари. Это уж точно не деревья, случайно подпаленные двигателями, так чадят. Проводка все-таки не выдержала.
     «Ну, молодец!» – промелькнуло в голове у Куавы. Это ж надо ж было так.
     Рев мотора как-то разом стих, все индикаторы, мигнув на прощание, потухли. Мгновение тишины, затем — свист воздуха за бортом, треск ломающихся веток. Куава был готов к такому развитию событий, и потому тут же рванул к выходу. Почти добежал, но зацепился ногой за стяжные ремни и рухнул на пол. Колени кольнуло болью. Приподняться на локтях Куава еще успел, но встать — уже нет. Шаттл вновь содрогнулся, встретившись с землей, и Куаву приложило об пол. А потом что-то упало сверху.

***

     Открыв рот, Эшаал следил за происходящим на небе. Подкрадись сзади дикий адхи, он бы не заметил, пока клыки зверя не впились бы в загривок.
     Шаттл падал. Огненная струя, вырывающаяся из сопел двигателей, мигнула и погасла. Из распахнутого — до сих пор! — люка валил густой черный дым. Деревья барабанили по обшивке, словно пытались оттолкнуть. Эшаал непроизвольно поежился, когда шаттл почти коснулся брюхом обломка монумента, снесенного им при первой посадке — еще одного такого столкновения тот мог и не выдержать.
     Только когда шаттл остановился, взрыв носом землю, Эшаал пришел в себя. Издав неопределенный возглас, он поднялся на ноги и опрометью бросился к месту… посадки? Крушения? Как бы там ни было, летающая коробка чужаков выглядела помятой, но в основном целой — те, кто оставался внутри, могли и выжить.
     Куава мог выжить.
     Еще на подходе глаза начало щипать, а на языке поселился мерзкий привкус — будто на спор лизнул жука-вонючку. Тем не менее, другого ангара Эшаал увидел сразу же: тот лежал лицом вниз и не шевелился. Непонятно, дышал ли.
     Сверху его придавило клеткой, от тряски вырвавшейся из ремней. Выглядела она тяжелой. Кое-где на прутьях виднелась кровь.
Звезды!
     Эшаал оттолкнул клетку в сторону и опустился на пол перед распростертым Куавой. Осторожно перевернул, коснулся морщинистой шеи, проверяя — жив ли? Сердце замерло от волнения. А вдруг и он погиб?.. Надо было сразу позвать остальных. Не пытаться справиться своими силами.
     Эшаал никогда себе не простит, если Куава тоже погиб. Он и со смертью Орры смириться не мог. До сих пор не верилось: ветеран среди них, прошедшая столько битв — и так погибла.
     Пульс прощупывался. Спокойный, ровный. Эшаал выдохнул и нервно улыбнулся. «Теперь все будет хорошо», – уверял он себя, только сердце по-прежнему колотилось как бешеное. Пальцы перепачкались в чужой крови, стали скользкими. Как же ее много… Лицо и капюшон Куавы посинели и влажно поблескивали в тусклом свете, падающем через дверной проем. На ощупь раны были не глубокие, просто находились они на голове, потому и кровили так обильно. Опасности не было: сейчас ангара вдвоем выберутся отсюда, Эшаал обработает раны, а потом подойдут другие Роекаар, помогут.
Я тебя вытащу. Подожди немного, – твердил Эшаал, ничуть не смущаясь того, что Куава его не слышит. Все мысли были только об одном: Орру он защитить не смог, но Куаву точно спасет. Должен спасти.
     Осторожно, стараясь не повредить еще сильнее, Эшаал подхватил Куаву под мышки и потянул наружу — как ему казалось, к безопасности. Шаттл не горел и не разваливался на части, даже дымить почти перестал, но кто знает эти чужие технологии — а вдруг сейчас рванет? Не доверял Эшаал этой изрядно помятой металлической коробке.
     Проверить, живы ли пришельцы, он не додумался. Увидел нуждающегося в помощи товарища — и все остальное вылетело из головы.

+1

14

     На сей раз Берд не торопился открывать глаза. Голова напоминала накачанный токсинами улей, доверху забитый трупами пчел, некоторые из которых еще подрагивали крыльями, порождая низкий тяжелый звук. Он медленно, с надрывом вдохнул — ребра отозвались болью, но ушибов, не переломов. Двинул рукой, ногой. Чуть поерзал из стороны в сторону.
     Неужто ничего не сломал?.. Каких, интересно, богов следовало благодарить за это: знакомых или каких-то местных?
     Чувствуя себя, как минимум, Рэмбо или МакКлейном, Берд подтянул согнутую в локте руку поближе к лицу и активировал дозатор панацелина. Крошечная игла проколола кожу, впрыскивая чудодейственную жижу в кровь. Следующий вдох дался проще, боль поутихла, а недобитые пчелы в голове, наконец, умерли, освободив место для новых мыслей. Стимуляторов бы еще… десяток-другой, да Джейс, чтоб его тушей закусил эйрох, унес весь запас с собой.
     Часто моргая — в глазах по-прежнему расплывалось — и цепляясь за панель управления, Берд с трудом поднялся на ноги. В шаттле царил сущий хаос, будто они не просто рухнули, а несколько оборотов пролетели кубарем. Ремни, инструменты, контейнеры, клетки… На глаза попался Гнус, распластавшийся по пульту, с головой, запрокинутой назад под диким углом — совсем как у тех цыплят, что подавали в любимой закусочной Берда в его далеком детстве. Потом их еще общипывали, свежевали, разрезали пополам по грудине и запекали под специальным прессом…
     «Минус один, да, безмозглый турианский ублюдок? — подумал Берд со слабой горькой улыбкой. — Неужто мамка не учила тебя пристегиваться?»
     А еще не бросать товарищей на чужой планете и не садиться за штурвал шаттла, которым не умеешь управлять.
     Почтив Гнуса почти минутным молчанием, потраченным на то, чтобы (не без помощи панацелина) восстановить контроль над своим многострадальным телом, Берд наклонился и подобрал винтовку. Термозарядов осталось не так уж и много. Впрочем, смотря для чего. Застрелиться, как известно, хватит и одного. Застрелить ангара — двух, если те не будут вертеться. Выжить в диком лесу Хаварла, теша себя слабой надеждой на скорое появление других рейдеров с Кадары или отряда Инициативы…
     Он, конечно, мог попробовать починить шаттл самостоятельно, но свои способности как инженера оценивал трезво и понимал, что, пусть пилот, стрелок и боец из Гнуса был некудышный, без него шансов у Берда значительно поубавилось.
     А застрелиться он всегда успеет, не так ли?
     Берд проверил по инструментрону время отката умений, шумно перевел дыхание и активировал тактическую маскировку. Нескольких секунд ему вполне хватило, чтобы, не создавая лишнего шума, выбраться из шаттла, заползти в ближайшие к месту крушения густые кусты и улечься на сырую прохладную землю. Болело все: голова, спина, ноги, ребра. Хотелось расслабиться и закрыть глаза, но — не сейчас. Не когда Берд сквозь перекрестие прицела мог видеть, как на прогалине прямо перед шаттлом один ангара суетился над вторым, очевидно раненым.
     Значит, хватило бы и одного выстрела?..
     Палец сам собой потянулся к спусковому крючку и замер, едва коснувшись. Ну убьет он этих ангара — и дальше что? Придут новые, будут мстить. Это ведь их родина, не его.
     Да и оставался ли теперь вообще смысл сражаться? Один на чужой, кишащей хищниками и агрессивными аборигенами планете, без необходимого инвентаря и возможности хоть как-то позвать на помощь…
     А ну и черт с ним. Берд не был глуп и за свою сравнительно долгую жизнь усвоил множество мудростей, одной из которых было: пока ты жив, ты не проиграл.

+1

15

     Эшаал тяжело дышал. Он торопился, а Куава, хоть и был чуть ниже ростом, а весил все равно немало. Зато теперь они были достаточно далеко. Быстрого взгляда на шаттл хватило, чтобы понять — взрываться тот не собирается. И все-таки под пологом привычной лиловой листвы Эшаал чувствовал себя спокойнее и увереннее, чем в покореженной инопланетной машине. Даже зверей можно не бояться. Здесь столько дымили, что никаким запахом крови их не приманить.
     Осторожно, чтобы не потревожить, Эшаал занялся ранами товарища: промывал их, заклеивал, стирал с кожи кровь. На первый взгляд, действительно, ничего страшного — неглубокие совсем. Но почему тогда Куава до сих пор не пришел в себя? Внутренние повреждения могли оказаться куда хуже того, что на поверхности — и мысль эта пугала. Потому-то колоть стимуляторы Эшаал и не спешил. Так ведь, игнорируя боль и слабость, и навредить можно. Лучше уж подождать.
     Наконец, веки Куавы задрожали, и он открыл глаза. Эшаал выдохнул и радостно разулыбался. Ему хотелось сказать сразу так много всего, что он никак не мог выбрать, и потому молчал — ровно до того момента, когда Куава попытался подняться.
Нет-нет, лежи, ты ранен, — протараторил Эшаал, с силой надавливая ладонями Куаве на плечи — так, чтобы он действительно лег. Тот недовольно поморщился, но подчинился.
Они мертвы?
     Эшаал машинально кивнул — он просто хотел успокоить Куаву. Только спустя мгновение он осознал, что это значит. По позвоночнику пробежала дрожь, и, вопреки душной жаре Хаварла, стало зябко. Как он вообще мог забыть о том, что поблизости бродят твари из другой галактики?
Я сейчас вернусь. Постарайся не двигаться.
Со мной случались вещи и похуже пары царапин, — возразил Куава, но остался на земле.
     Возвращаться в шаттл было, по правде сказать, страшновато. Эшаал все никак не мог отделаться от ощущения, что стены, не выдержав всего, что выпало сегодня на их долю, сложатся, погребая под собой всех, кто оказался в нем. Но проверить, живы ли пришельцы в кабине, было необходимо. Эшаал и так слишком долго стоял на пороге, как будто ожидание могло что-то изменить.
     Ну и бардак же был внутри! В первый раз Эшаал не успел осмотреться — все его внимание занимал Куава. Теперь же осматриваться приходилось постоянно, чтобы ненароком не задеть ничего, не упустить из виду что-нибудь важное.
     Странно, что так много вещей казались знакомыми и понятными. Все эти кресла, ящики были созданы где-то за темным космосом, а от тех, что используют ангара, отличались не сильно. С другой стороны, у этих пришельцев тоже были ноги, руки и туловище. Так почему бы им не сидеть на такой же мебели?
     В кабине пилота действительно был пришелец — только один. Тот самый, шипастый, которого они увидели первым. Он лежал неподвижно, даже грудь не вздымалась. Вот только должна ли она вообще вздыматься? Эшаал не знал.
     От тычка в плечо шипастый чужак упал, свернувшись на полу в совсем уж неестественной позе. Кажется, все—таки мертв. Живые так — как сломанная кукла — не падают.
     Второго, застрелившего Орру, нигде не было видно. Эшаал дважды обошел шаттл, заглянул под приборную панель и даже простучал стены и обыскал шкаф. Ничего. Ушел все-таки.
     В голове не укладывалось. Чужак мог бы убить и Эшаала, и Куаву, но почему-то не стал. Просто ушел. Сбежал. Неужели этим существам чужды боль утраты и жажда мести?
     Или дело в чем—то другом?
     Эшаал помотал головой. Не об этом сейчас надо беспокоиться. Надо сообщить о случившемся. Он поднес рацию к лицу и, глубоко вдохнув, включил ее.
Говорит Эшаал. Мы нашли четырех пришельцев. Один ушел. Орра… — тут он запнулся. Глаза предательски защипало. — …погибла. Куава ранен. Мы возвращаемся в лагерь. Отбой.
     Обернувшись, Эшаал вздрогнул от неожиданности: Куава стоял в дверном проеме, оперевшись плечом о косяк.
Но ты должен был отдыхать! — воскликнул он, возмущенно всплеснув руками. Почему его напарники так не берегут себя?
Успокойся, парень, я в порядке.
Вижу. Кровь еще идет.
Ты об этом? — Куава вытер тыльной стороной ладони струйку, все еще сочившуюся из недавней раны на лбу. — Ерунда, не бери в голову.
     Нет, ну если сравнивать с тем, что было — конечно, ничего страшного. Тогда—то у него все лицо было синим от крови, не то что сейчас. И все равно — не дело так к себе относиться.
     Понимая, что ничего не добьется, Эшаал не нашел ничего лучше, чем недовольно скрестить руки на груди. Куаве стоило отдохнуть — но разве ж он послушается? А ведь у него и сотрясение мозга быть, и… да что угодно. Что вообще бывает от таких ударов по голове?
Отведешь меня к Орре?
Да, конечно, — Эшаал опустил голову и даже заговорил как—то тише, а ведь только что почти кричал. Значит, Куава все слышал. Конечно слышал. Что ж… по крайней мере, не придется подбирать слова.
     На то, чтобы почтить память Орры, время у них уж точно найдется. А чужака они еще выследят. Потом.

Отредактировано Ashaal Sina Shevara (3 мая, 2018г. 23:20)

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Галактика Андромеда » Расплата


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC