Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Отрокам здесь не место


Отрокам здесь не место

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Время: 2178 год, до атаки Торфана
2. Место действия: Ферос

https://uploads.bioware.ru/post-12736-0-66839000-1341734687.jpg

3. Сюжет: В 2178 году флот Альянса интенсивно ищет в скоплении Туманность Армстронга базу пиратов, терроризирующих Скиллианский предел.  В том же, 2178, году корпорация «Экзо-Гени» начинает строительство колонии на Феросе, планете, находящейся в скоплении Бета Аттика, ближайшем к Тумманости Армстронга.
ВКС Альянса решает  воспользоваться удобной возможность и развернуть на Феросе базу космопехоты Альянса, рассчитывая, что развертывание и снабжение базы можно будет замаскировать под снабжение строительства колонии, и тем самым ввести противника в заблуждение.
Вскоре космопехота Альянса начинает активно работать в скоплении Туманность Армстронга. Относительно близкое расположение базы позволяет Альянсу оперативно уточнять и проверять средствами планетарной разведки данные, полученные наблюдением из космоса. В некоторых случаях космопехоту используют для проведения диверсий и нападений на вражеские аванпосты и базы.
Среди прочих солдат Альянса на Феросе несет службу также и Далт Корвин. Так как обстановка на Фероса выглядит безопасной, то его дети, Маркус и Диана, прилетают на Ферос, чтобы навестить отца. В это же время на Ферос командируется журналист Эдуард Худяков. 
.
4. Участники: Диана Корвин, Эдуард Худяков

Отредактировано Edward Khudiakov (25 мая, 2017г. 01:22)

+1

2

Путешествие с Цитадели в Бету Аттики было весьма комфортным, но каким-то уж очень коротким. Сначала прыгнули через этот генератор полей эффекта массы - Диана никак не могла запомнить его название, - а оттуда на сверхсветовой к системе Тесей. Если честно, девчонка даже корабль ещё изучить толком не успела, а уже объявили о сближении с космическим телом. Получасовая готовность, всё такое. Вообще Диана редко путешествавала: у них на Цитадели была замечательная просторная квартира, друзья, подруги её там проживали, мама оставила службу и занялась воспитанием дочери... Ну, относительно, конечно. Никак они с отцом в этом вопросе не могли прийти к общему знаменателю. Маме, вот, хотелось, чтобы Диана эксплуатировала свою эффектную внешность, удержать её стремилась от военной карьеры, в которую Маркус уже по уши влез. Оно и понятно, в принципе - у отца-то работка, никому не пожелаешь, вечно он в горячих точках плохим парням задницы рвёт, жизнью своей рискует. Всю свою молодость он в армии прослужил, карапкался от звания к званию, навыки оттачивал. Ну, и детей своих, ясное дело, с пелёнок для этого готовил. Тренировки там всякие, обучение в дорогих школах. Нельзя сказать, чтобы Диане не льстила перспектива стать знаменитой галактической моделью - данные у неё для этого имелись, да и усилий особо прикладывать не нужно было. Это вам не спецвойска, где каждая секунда промеления может жизни стоить.
Но с другой стороны, девчонка была таким же подростком, как и все её знакомые - частично ветренная, увлечённая всем, что находилось в тренде на просторах экстранета, блоги свои усердно вела, посещала мероприятия. Там, кстати, её и заметили в первый раз: какой-то болтливый саларианец сначала долго говорил, да ещё и так быстро, что голова кружиться начинала, а потом на пробы пригласил. Высокая юная блондинка с шикарным телом без особых усилий завоевала сердца и умы всей студии, но, вместо первой профессиональной фотосессии вот махнула на всё рукой и рванула через полкосмоса для того, чтобы повидаться с отцом. Не то, чтобы она волновалась, но соскучилась изрядно: последнее время на рубежах освоенного космоса становилось неспокойно, и обычная научно-исследовательская колонизация превращалась в настоящие "Звёздные войны". А теперь выяснилось, что какие-то особо прыткие молодчики решили наложить свои лапы на реликтовые ценности, оставшиеся от исчезнувшей цивилизации. И, ладно бы, просто воровали, так нет - рейды настоящие устраивали! Жить гражданскому населению, сволочи, не дают спокойно! Ну, это всё ерунда, папа с ними разберётся - он всегда разбирается. Правда, если отряд "Разрушителей" направили на военную базу, значит, там не всё хорошо. Отца обычно на прогулки не посылали...
А тут ещё и так удачно всё сложилось, что Маркуса направляли по приказу командования туда же с целью обучения в условиях неспокойной территориальной обстановки. Ну, что-то в этом роде, Диана особо не заморачивалась терминологией. Успеет ещё, вон, через пару лет как и Маркус будет где-нибудь "преддипломную практику" проходить. И, конечно же, белокурая нимфа тоже в полёт напросилась - а почему нет, собственно? Отец, когда на связь выходил, сообщил, что обстановка стабильная, противник, вроде как, отброшен регулярными силами Альянса, так почему бы не побывать на планете древних ископаемых? Города, руины старые посмотреть, увидеть, как те, что до них, жили, чем занимались понять, и куда потом исчезли. Ну, интересно же! В её возрасте всё интересно. Ну, если это ещё потом можно будет в свой блог в экстранете выложить - совсем хорошо. О том, что, возможно, объект частично засекреченный, Диана тогда не думала, да и напливать ей было - она ведь к отцу летела, всё-таки.
И вот теперь они с братом тряслись в крохотном "Кодьяке", входя в неприветливые слои атмосферы. Маркус был спокоен, сосредоточен, словно уже на выходе из шатла готов был в битву вступать. Он всегда был такой: ростом пошёл в богатырскую породу отца, такой же спокойный, но твёрдый характер. Обязательный, сильный, последовательный - Диане в её шестнадцать все эти качества казались не бесполезными даже, а... скучными, что ли? Сейчас девчонка валялась на спине на разложенном для двоих по левому борту десантном кресле, задрав на спинку свои невозможные длинные ноги, и самозабвенно рылась в экстранете, нацепив на глаза полупрозрачные тоненькие очки сферического обозревания и то и дело легкомысленно надувая в потолок пузыри жевательной резинкой.
- Нет, вообще, здорово, что мы к отцу выбрались! - Диана слегка растегнула ворот до неприличия обтягивающей куртки женской униформы курсантов Альянса, а то по швам бедная разойдётся. Формами её природа не обделила, взрослые барышни, вон, обзавидуются! Поправила торчащую прядь волос обратно за ухо: причёсочка по моде первого курса начальной военной академии, куда папаня её устроил. Маркус тоже там обучался, что-то вроде офицерских курсов для не достигших номинального возроста будущих бойцов Альянса. - Я всегда мечтала с ним бок-о-бок в сражении поучаствовать, с тех пор как вообще научилась о чём-нибудь мечтать! Сейчас файлы общедоступные про Ферос проглядываю... Блин, почти всё засекречено, словно там одни стратегические резервы стоят! Тебя вообще бриффингом уже кормили, или тоже в неизвестность отправили?
- Ты ещё ребёнок, Диана! - холодно отозвался братец, и девчонка надула губы. Вечно он так, манеру отца перенимает, хотя, сам на два года старше всего! - Никто тебя воевать не пустит. Я знаю, что ты скажешь - что ты воевать умеешь, что ты сильная, быстрая, умная, но настоящая война, это тебе не симуляторы, тут и подстрелить могут.
Объявили трёхминутную готовность: Маркус встал, лёгким плавным движением забросил на спину громадный "Тайфун", словно игрушку детскую. В костюме "T5-V" он выглядел особенно огромным - почти таким же, как отец. Высокая и фигуристая Диана рядом с ним смотрелась крохотной тростиночкой на фоне могучих плеч. А ведь ему ещё только девятнадцатый год пошёл! Хотя, Диана и сама выше всех своих подружек почти на полголовы... И красивее, чего уж греха таить. Словно у них какая-то особенная порода, родословная воинов, выведенная специально для того, чтобы побеждать там, где сломаются другие. Ну, по крайней мере, Диане всегда хотелось так думать.
Включили внешние мониторы, и девчонка подхватилась, сев на диванчике без помощи рук, хлопнула жвачным пузырём и буквально прилипла к экрану, любуясь раскинувшейся под шатлом картиной. Одно дело, смотреть снимки с орбиты, выложенные в экстранет, а совсем другое - своим глазами увидеть всё величие и великолепие древних руин. Это сколько же они тут простояли, уму не постижимо! Отдававшие болотным оттенком, руины поднимались в небо, подобно иглам, являясь памятниками былого величия древних зодчих, некогда возведших эти монументальные шедевры. Платформа посадочной площадки стремительно приближалась, и направленные на шатл массивные орбитальные орудия вновь уснули, бессильно опустив страшные свои хоботы в землю. Военная база занимала довольно обширную территорию прямо посреди руин: кажется, когда-то очень давно в этом месте что-то неслабо так шарахнуло, а теперь время засыпало котлован колоссальными обломками породы и строений, в потом выровняло безудержными ветрами. Тут и там находились казармы из мобильных конструкций, а чуть поодаль, у сохранивших свои габариты древних построек, виднелись стратегические склады и знакомая по форме подкова командрого штаба. Взад-вперёд сновали спешащие по своим делам люди, и Диана протёрла кулаками глаза: ей показалось, или одна... две... три азари тоже были здесь? Показалось, наверное...
- Вот это я понимаю местечко! - протянула восхищённая красотка, уткнувшись аккуратным носиком в экран. - Непременно найду себе здесь красавчика-солдата и займусь безудержным сексом прямо на руинах! Ну, или красотку - я так-то не привередливая.
Маркус недовольно пожевал губами - совсем как отец - скептически глядя в спину своей неугомонной сестре.
- Надо будет не забыть сказать ребятам, что тебе всего шестнадцать. А то выглядишь ты, совсем как взрослая, а совести у тебя и столовой ложки не наскребётся. С тебя станется...
Выбрались из шатла, и тот сразу свалил - бесшумно поднялся с площадки и выстрелил в низкое серое небо. Видимо, с корабля-носителя уже пришло сообщение о переброске остальных военных в другое место. Взвалив на спину увесистый вещмешок, белокурая нимфа наскоро одёрнула форму и поправила шишку волос на коротко выстреженном затылке - впечатление собиралась производить. С неподдельным интересом вертя головой, Диана устремилась вслед за братом, просто-таки купаясь в масляных взглядах, которые солдаты бросали на её великолепную фигуру. Приятно, чёрт возьми, быть в центре внимания! Никто их не встречал, никому не было до них дела - тут и там на высоких укреплениях стояли солдаты в полном боевом, по территории базы выкатывали километраж трёхмостовые "Мако", выглядевшие вблизи куда внушительней, чем на уроках по стратегическому планированию. А самое приятное во всём этом было то, что Диана, в отличии от брата, сюда ради развлечения приехала, ну, и чтобы с отцом повидаться, ясное дело. На целых трое местных суток, между прочим!
Маркус остановил какого-то сержантика за локоть, развернул к себе, показал электронную копию приказа о назначении на своём инструметроне. Солдат козырнул великану в броне и жестом указал в сторону двухэтажного комплекса, вокруг которого бронетехники набилось как на Цитадели в день празднецтва подавления восстания кроганов. Заскорузлая земля непривычно хрустела под ногами, и было немного странно ощущать чуть более выраженную, чем на Цитадели, гравитацию. А ещё было слегка прохладно, но Корвин ни за что не напялила бы на себя эту их безразмерную бронекуртку для суровых погодных условий. Она здесь на отдыхе, и имеет полное право кому вздумается своё декольте демонстрировать. Очки для выхода в экстранет здесь, почему-то, не ловили, но девчонка всё равно не захотела их снимать: чем не модный аксессуарчик? В животе предательски заворчало - она всегда так на дальние перелёты реагировала, хотя, большую часть жизни провела на просторах Цитадели. Зато здесь девчонку встречала самая настоящая, полная немыслимых опасностей, враждебная милитаризированная зона, и она была просто-таки обязана в какое-нибудь приключение вляпаться. Чтобы не очень опасно, но можно было погеройствовать и всех спасти. А что, отец же спасает! Почему ей нельзя? Может, те, кому положено, её геройство заметят, и в программу "N" досрочно возьмут? Всякое ведь бывает.
- Пойдём, отец сейчас в штабе, мне надо к ниму. Если хочешь его увидеть, идём со мной.
Отвлекаясь от своих фаназий, красотка рванула вперёд, мимо неуверенно попытавшихся остановить её молодых бойцов, и следом за братом поднялась по невысокой летнице из сверхлёгких сплавов. Круглый люк прямо в стене лопнул, открываясь, и дети майора N6, самого знаменитого "Разрушителя" на просторах Альянса, вошли в парадное помещение командного штаба по планированию стратегических операций. Знакомство с Феросом обещало быть невероятно интересным!

Отредактировано Diana Corvin (25 мая, 2017г. 12:17)

+1

3

Ферос весь, как Сахара песком, был покрыт зданиями и строениями, оставшимися от канувшей в небытие древней цивилизации. И военная база здесь разительно отличалась от прочих, выстроенных с нуля, гарнизонов и аванпостов Альянса. Склады, ангары, казармы, строения энергетического комплекса и прочие обязательные для военной базы атрибуты являли собой не геометрически правильные помещения, заделанные надежно, но на скорую руку. Космопехи заполнили древние, пахнущие вечностью, внушительные строения протериан, которые те строили для каких-то своих целей. Вместо прямоугольного или квадратного периметра с такими же прямоугольниками и квадратами зданий внутри него, как это бывает обычно на других планетах Термина, на Феросе военная база Альянса представляла собой какой-то лабиринт, с большим количеством пустых, длинных и извилистых коридоров и переходов, с планировкой интуитивно непонятной. И только с помощью загруженных в терминалы общего доступа схем местности, смог добраться Эдуард Худяков до штаба, где ему уже не составило труда разыскать дежурного.
Дежурный, сержант Томпсон, в чем-то был похож на журналиста. Такой же молодой, лет 24 на вид от роду, коротко стриженный под ноль, высокий и худощавый, и даже одеты были оба в синее. Только на сержанте была синяя форма Альянса, а на Эдуарде матерчатые брюки, безрукавка, расстегнутая ветровка и мягкие кожаные мокасины, да еще и довольно большая сумка на ремне, куда он набил всякую журналистскую аппаратуру, вынужденно ограничив себя в предметах личного обихода. Если чем Эдуард и сержант Томпсон и отличались друг от друга, так только тем, что Эдуард был белым мужчиной, а сержант Томпсон черной женщиной.
Она провела всякие необходимые идентифицирующие Худякова как журналиста, которому ВКС Альянса разрешает шляться по территории военной базы, расположенной недалеко от пространства конфликта с Гегемонией, не удержавшись от того, чтобы выразить некоторое удивление такой либеральностью верховного командования. Эдуард заметил, что, видимо, командование понимает важность информирования общественности о подвигах ВКС, и всякого патриотического воспитания молодежи. Сержант неопределенно хмыкнула, и заявила, что Худякову нужно к лейтенанту Бастюрку, но он сейчас на совещании. Эдуард испросил разрешения подождать, пока он освободиться в этом помещении, и разрешение милостиво было дано.
Он поставил тяжелую сумку куда-то в уголок, чтобы она никому не мешала, и в поле его зрения попала пересекающая порог девочка. Или, сказать точнее, девица, облаченная в форму Альянса, но, судя по виду, еще не успевшая закончить школу.
Эдуард осведомился у нелюбезного сержанта Томпсон, когда это ВКС успели пролоббировать столь резкое снижение призывного возраста, но что ему пояснили, что это, дескать, дочь майора Корвина. Нельзя сказать, чтобы подобное объяснение много чего смогло пояснить, но затем последовало уточнение, что майор Корвин мужчина со своеобразными взглядами на воспитание молодежи. Худяков не преминул заметить, что взгляды эти, очевидно, слегка расходятся с общепринятыми, на что сержант Томпсон не преминула заметить, что семья майора Корвина совершенно не касается журналиста Худякова.
- Как бы там ни было, но если майору Корвину разрешают таскать за собой свое чадо по здешней части, то майор Корвин либо очень блатной, либо очень заслуженный, - сказал Эдуард.
- Он очень заслуженный! – отрубила строгая сержантка таким тоном, что всякое желание развивать тему майора Корвина у Эдуарда сразу пропало.
Видимо, мужик был действительно заслуженный, и пользующийся реальным, а не формальным, лишь на звании и должности основанным, авторитетом. Хотя, конечно, дочь-подросток на базе на Феросе это все-таки странно. На какой-нибудь Земле или еще где, поглубже в пространстве людского космоса, где поспокойнее, такое в принципе, вполне возможно, чтобы дочь к отцу на работу заглянула. Но Ферос это практически подбрюшье войны с Гегемонией, и, мало того, сам факт наличия данной базы имеет определенный допуск секретности. По крайней мере, Худяков, перед тем как получить командировку на Ферос, вынужден был подписать чего-то там о неразглашении.
И Эдуард оставил неприветливую дежурную, направившись к этому белобрысому чуду, дочери заслуженного майора Корвина.
- Привет, - поздоровался Эдуард с девушкой, вот так попросту решив начать свое знакомство с этой аномалией.

+1

4

К отцу её, конечно не пустили сразу - стоило бы ожидать, наверное, будь Диана чуточку постарше. Она же не знала о директивах и протоколах: как, вернее, она почти все их наизусть знала, но не думала, что на Феросе с этим будет строго. До того момента, как её притормозил в лобби невысокий кряжистый солдафон недвусмысленным жестом, Корвин как-то полагала, что, считай, на каникулы приехала. С братом, к отцу, пусть не сражаться, но хотя бы за чашкой крепкого чая посидеть. У них в семье такая традиция была - когда отец домой возвращался из командировки или с задания, они каждый раз, пока детьми были, к его приезду квартиру на Цитадели украшали скромненько, чем-то вроде плакатов "добро пожаловать домой, папа"; мама набирала суши у пузатого улыбчивого мужичка с двадцать шестого уровня, а после, наевшись, садились в кружок за стол на кухне и принимались пить чай. Самый настоящий ритуал получался.
А тут, вместо чая, ей, словно собачонке, указали жестом на свободный стул, и не стул даже, а так, пуфик какой-то. Причём Маркус, паразит этакий, даже думать про сестру, кажется, забыл: вид у него такой важный сразу сделался, ну, просто без пяти минут генерал! Что-то в записях там по его прибытии сверили, и он скрылся за массивными раздвижными шлюзовыми дверями. Первое задание, а словно уже героя Альянса ему присвоили. Диана, конечно же, не долго думая, надулась и приземлила свою великолепную задницу на указанное место, опустив рядом вещмешок, а затем принялась крайне демонстративно пялиться в окно. Ждать, возможно, придётся долго - час, два, а то и до темноты дотянут. Какие тут циклы смены дня и ночи, девушка не знала, зато знала, что отец службу свою чуть ли не священной считает: пока с формальностями не разберётся, не выйдет к дочери. И ещё Маркус наверняка же первым делом скажет, что там, в лобби, Диана сидит, что прилетела, а её не пустили в зал стратегического планирования. И, скорее всего, скажет в шутку, что надулась, мол, и, наверное, в окно сейчас пялится. А отец улыбнётся, глаза на миг потеплеют, и вернутся они все там снова к мозговому штурму плана своей очередной спецоперации.
Ладно, пустое - этих двоих никак уже не исправить. А за окном, надо признать, было на что посмотреть: несколько погрузочных машин ракировали зачем-то громадные контейнеры со странной маркировкой. То и дело мимо здания командования проезжала наземная бронетехника, солдаты группами дозор несли... Даже та несчастная научная группа всё так же беспомощно вокруг своего робота копошилась, вчетвером его пытаясь в "Кодьяк" запихнуть. Наверное, на тёмную сторону планеты собрались - там, говорят, по ночам чёрт знает что происходит, чуть ли не законы физики меняются. Хотя, говорят-то в экстранете: может, и врут, конечно. Двое караульных на дверях - молодые, в сущности, парни - то и дело смотрели на девчонку, как на праздничный торт. Не смотрели даже, а так, поглядывали. Ещё одна дверь в стене справа была отмечена непонятными значками, а ещё на ней красовался медицинский символ: операционная, что ли? В командном штабе?
А затем как-то без перехода перед девушкой вырос незнакомый мужчина. И что-то в нём заставило белокурую просто-таки подобраться на пуфике, вдохнув поглубже. Казалось бы, ничего примечательного: повыше среднего роста, налысо стриженная голова, уши слегка лапоухие и спокойные, смеющиеся глаза. Не красавец ни разу - такой простой на первый взгляд мужчина: такой, каким и должен быть мужик настоящий. И неприметный. То есть, вообще. Он просто-таки ничем не выделялся, и глазу было совершенно не за что зацепиться в его внешности. Диана всё-таки была дочерью майора Корвина, и в свои шестнадцать твёрдо знала, что именно такие люди зачастую оказываются самыми опасными: самыми умными, самыми умелыми, самыми целеустремлёнными. Это только в кино красавцы шпионы пьют мартини в дорогущих смокингах. Нет, настоящий шпион выглядит именно так, и стоит, и смотрит именно так. И голос бесцветный, чтобы ты через две минуты уже и лица его вспомнить не могла. Этот человек мог в равной степени оказаться как чьим-то кузеном Билли, живущим на Земле на какой-нибудь ферме, так и генералом разведки Альянса, зачем-то приглашённым на Ферос в штаб тактических операций.
- Здрасьте, - как-то неуклюже выдавила из себя в ответ красотка, зачем-то кивнув, словно сама себя убеждала, что ей именно поздороваться нужно, а не честь отдать или место уступить. Этот человек её заинтересовал сразу: может, потому, что она устала с дороги, а тут одни рыла эти солдатские, в каждое из которых плюнуть хотелось. А, может, потому, что всю жизнь у неё интуиция была просто-таки гипертрофирована! - Простите, это я ваше место заняла, да?
Тем не менее, девчонка не пошевелилась. Она рассматривала ранние морщинки под глазами, тонкие, крепкие запястья, поджарое тело. Вряд ли этому человеку было больше тридцати лет, но выглядел он почему-то страше. И одет как-то совсем уж легкомысленно для такого полусекретного места: даже она, новобранец, в штатной форме альянсовской припёрлась на Ферос, а этому только шляпы пробковой и сандалей не хватает, чтобы в путешествие по Амазонке с профессором Челленджером отправиться...
А затем там, по ту сторону занимающей весь центр лобби шайбы из плоских маниторов бесшумно открылись двери, и из неё высыпали солдаты: видимо, командиры подразделений. Причём, все из программы "N": Паладин, Фантом, Тень. Ну, и отец, конечно, замыкал шествие, о чём-то тихо с Маркусом беседуя. Видимо, по званию он был среди прочих самый старший. В отличии от брата, он был без брони, в обычной альянсовской униформе, и вид у него был уставший какой-то, словно неделю не спал. Отец был таким же, как и год назад, в их прошлую встречу: двухметровый гигант с широченными плечами, короткие седые волосы всклокочены, всё тот же шрам через левый глаз ещё сильнее обозначился на сером, землистом от усталости, плохо выбритом лице. Отцу ещё сорока не было, но вряд ли кто-то из тех, кто не знал Далта лично, дал бы ему меньше пятидесяти...
- Простите, - даже не прошептала, а, скорее, выдохнула забывшая о собеседнике девчонка, рывком вскакивая на ноги, и рыбкой проскользнула мимо незнакомца, чтобы повиснуть у отца на шее и молча спрятать лицо на его могучей груди. Она не плакала - она вообще никогда не плакала, - но каждый раз, словно осиновый лист дрожала, когда его невероятно сильные руки нежно обнимали её стройное тело, словно боясь чуть сильнее прижать и сломать, как хрупкую вазу.
- Диана, маленькая моя! - тихо произнёс отец низким, ровным голосом, положив подбородок на макушку дочке, и для белокурой время словно бы остановилось. - Послушай, мы с твоим братом сейчас уходим. У нас срочное задание. Я оставлю распоряжение, и тебе покажут мою комнату: ты там подожди нас, хорошо? Мы дело сделаем, и я сразу обратно, а ты пока чай завари, у меня в старой портупее пакетик остался...
Сейчас Диана с огромным трудом удержала слёзы. Казалось бы, так долго не виделись - можно ещё полдня подождать - но, боги, сколь же сейчас это казалось долгим!
- Да, пап, я буду ждать, честно! - но эти слова летели уже в спину великану майору, который легко, словно мальчишка, сбежал по ступеням вслад за братом, что-то тихо сказав одному из караульных, и тот вытянулся "под козырёк", после чего отец и брат скрылись за дверями, выйдя из здания.
Диана чувствовала себя брошенной. Она, словно во сне, вернулась к подозрительному мужчине, а в голове осталась только какая-то пустота торичеллиева. Подняла она с пола свой старенький вещмешок, и застыла молча рядом с незнакомцем, пустыми глазами глядя в закрытые двери, словно сквозь низ видеть могла. А затем шумно и горько вздохнула, медленно опуская взгляд.
- Вы ведь из разведки, верно? - не поворачивая головы, спросила девчонка просто для того, чтобы в тишине не чувствовать себя одинокой и брошенной. - Лицо у вас такое, знаете ли...

Отредактировано Diana Corvin (31 мая, 2017г. 14:45)

+1

5

Не успел Эдуард толком прибыть на новое место, как сразу началась работа. Журналист активировал инструментрон, с помощью которого стал запечатлевать проход группы N7 через помещение. И, конечно же, трогательную сцену приветствия-прощания отца с дочерью. Повезло, конечно, обычно подобные кадры приходится специально ставить, но тут эта сцена вышла сама собой, эмоции, отраженные на лицах этих людей, были натуральны и естественны, так что помимо общих планов можно было взять лица крупно. И с семейной парой Корвин журналисту удача выпала. Отец – очень фактурный, большой и суровый мужик, и беленькая девочка с ангельской внешностью удачно смотрелись вместе, особенно на выигрышном фоне прочих военных с офицерскими знаками различия.
Правда, хорошая полоса в жизни не может длиться вечно. И стоило девочке оказаться рядом с отцом, как между ними и Худяковым тут же встала пара каких-то военных, которые залезли в кадр, и еще остановились о чем-то поболтать, лишив Эдуарда многих удачных кадров. В сумке у Худякова была летающая камера, но пока ее достанешь, все разойдутся.
Пришлось Эдику довольствоваться тем, что получилось. Тем временем снимать ему стало нечего, все разошлись, инструментрон погас, а Диана Корвин вернулась к начатому разговору. Занятая разговором с отцом, она не видела, как скачет с включенным инструментроном Худяков, пытаясь заснять происходящее, и потому, конечно, не могла понять, что этот мужчина журналист. Почему-то она предположила, что Худяков относится каким-то образом к разведке.
- Из разведки? – слегка растерянный подобной гипотезой переспросил Эдуард. – Нет, я из журналистики. Эдуард Худяков, журнал «Всегда на посту».
Название журнала он произнес слега извиняющимся тоном, как будто его вынудили сказать что-то неприличное, и он об этом сожалеет. Журнал «Всегда на посту» был официальным изданием ВКС Альянса, и потому был официозным до неприличия. Не интересен он был никому, кроме разве что самих военнослужащих, да и тем он был интересен, наверное, в качестве какого-то юмористического сайта. Если взять какой-нибудь ультрапатриотический гимн, и переложить его на язык уставных фраз и седых литературных штампов, то получится «Всегда на посту».
Правда, бойцам ВКС очень нравилось, когда выходили какие-то материалы, посвященные их части, пусть даже материалы скучные до нельзя, но узнавать про самих себя то, что им и так известно, солдатам нравилось. Оно, конечно, понятно, каждому хочется свой, пусть и небольшой, кусочек славы. Но с профессиональной, журналистской, точки зрения работа в подобном издании была сродни переводу человека с нашивкой N7 в часть производственно-хозяйственного обеспечения.
Что поделать, не работая в таком ведомственном издании нельзя было получить командировку в места, подобные здешней базе на Феросе. Эдуард планировал собрать здесь хороший материал, и состряпав какую-нибудь отписку для «Всегда на посту», соорудить потом из полученной фактуры что-то более стоящее.
Итак, он представился, и хотел было провести какое-нибудь краткое блиц-интервью дочери заслуженного героя, как их снова прервали.
Прервал их лейтенант Бастюрк, который сообщил Эдуарду, где тот будет жить, выдал смарт-карты, чтобы журналист мог открывать те двери, которые ему позволяется открывать, сообщил к кому и куда нужно обращаться для решение тех или иных вопросов, связанных с работой и проживанием Худякова, после чего удалился.
Эдуард снова повернулся к Диане, и поинтересовался не хотел ли девушка ответить на несколько вопросов для прессы.
К сожалению, их беседа снова была прервана гулом, перекрывшим собой все прочие звуки, так что даже собственного голоса расслышать было нельзя. Пол задрожал, люди в помещениях заткнули уши.
Где-то недалеко одновременно взлетали десятки челноков. Стены древнего протеанского суперполиса, в котором была расположена база и, видимо, взлетная площадка, не давали звуку раствориться в пространстве, но заставляли его эхом долго отражаться от стен. Когда снова воцарилась тишина, оставив после себя заложенность в ушах, и которая на контрасте после этого жуткого шума показалось особенно тихой.
У Эда мелькнула мысль о том, чтобы узнать, куда это улетели такая куча солдат, он отверг, поскольку это было не сильно срочно, можно будет и через полчаса поинтересоваться. Вместо этого он снова обратился к Диане: « Послушайте, прекрасная мисс, раз мне тут выделили личный закуток, то мы могли бы провести нормальное интервью с помощью нормальной аппаратуры, которую мне теперь есть где распаковать. Если вы не сильно устали с дороги, то можно пойти ко мне, и заняться, заодно чайку какого-нибудь попить. Это если, конечно, вам все это интересно».

+1

6

Людей заметно поубавилось. Причём, довольно стремительно. То самое ощущение, когда каждый знает, что ему делать, и где его место, а ты стоишь одна посреди вмиг ожившего помещения и бессмысленно пялишься через окно в неприветливое небо чужого для тебя мира, надеясь, что оно вернёт тебе того, кто дорог твоему сердцу. Мимо тебя снуют люди, перезаряжая винтовки, хватая со стола старомодные папки, которыми, как Диана всегда считала, давно уже никто не пользуется, а ты почти рука об руку с этим незнакомцем стоишь и не знаешь, то ли поволочься в отцовскую квартирку, то ли остаться и хотя бы выяснить, в чём дело.
Повернувшись к новому знакомому, девчонка открыла-было рот, но слов он, конечно, не разобрал: кажется, даже стёкла задрожали, когда дюжина - или больше даже - челноков поднялась над базой, устремившись куда-то в сторону восхода. Тоже на тёмную сторону летят? Да что же там случилось такое?
Кажется, он её к себе в номер приглашал - ну, или как там это помещение называется, где квартируют журналистов? Надо отдать должное, яйца у этого мужичка имелись: а ну-ка прилететь на неспокойный Ферос, где то и дело стреляют, чтобы материальчик для газетёнки собрать! Не каждый отважится. Хотя, он вполне мог бы за адреналинщика сойти - что, в конце концов, Диана о нём знала? Может, журналисты и вообще поголовно чокнутые.
- Чайку, говорите? - тихо, едва сдерживая рвущуюся наружу ярость, процедила девчонка, неотрывно глядя в переносицу мужчины. Так бы и врезала сейчас! Она тут к отцу со всей душой бросилась, а он, сволочь, подслушал, чтобы журнал его вшивый продавался лучше? Ритуал этот чайный у них вроде священного обряда был, а этот стоит и насмехается. Хотя, ему-то откуда знать, подумала Корвин, постепенно остывая. Ну, прилетел человек, ну, статью хочет яркую создать. В поле, понятно, не полезет, там воевать уметь надо - ну, или хотя бы знать, как не умереть. А тут, где безопасно, можно и вопросы позадавать: какой солдат не хочет мордой на обложку военных хроник попасть? И обидеть он вряд ли её хотел намеренно: журналисты, они ведь народ бестактный, наглый. В их профессии иначе нельзя - с хвостом енотовым останешься. А теперь вот в номер к себе зовёт - неужели, надеется, что она ему тайны деталей операций на Феросе раскроет, или, быть может, про программу N7 расскажет, раз у неё папа - майор? Вот наивный!
Но потом белокурая призадумалась: это же, если военные хроники, журнальчик тиражом разойдётся. Есть шанс попасть в заголовки, в сети популярность поднять. Подружки её ни сном, ни духом о том, какие у неё отец и брат, и что сама она - дочь боевого офицера. Выглядит она, вроде, вполне фотогенично, и форма ей к лицу - так почему бы и нет? В конце концов, не будет же он её в своей каморке насиловать - тут люди кругом, солдаты, её отца каждый салабон знает. Да и не выглядит мужичок извращенцем каким-нибудь...
- Ну, ладно, - словно сдавая позиции и делая вселенское одолжение, наконец, произнесла девчонка, лёгким мимолётным движением подхватывая с пола увесистую дорожную сумку. В тот самый момент, когда один из бойцов у дверей среагировал и, решив впечатление на красотку произвести, намеревался раньше неё схватить, подать и предстать кавалером. Вот только не успел, оказавшись буквально между Корвин и этим журналистиком, уставился на девчонку растерянно, а та, не желая избввлять от позора неудавшегося Дона Кихота, с нежной улыбкой вопросительно взглянула на солдата, словно ей было безумно интересно узнать, зачем ему понадобилось совершать такой головокружительный рывок от дверей помещений. Сконфуженый, парень вернулся на место с опущенной головой под жиденькие гадкие смешки своих сослуживцев, принявшись там, в углу, что-то горячо им доказывать громким, страшным шёпотом. Девчонка из всего этого уловила лишь фразу "эта сука". Ну, что ж, не впервой, характер у неё и правда стервозный. Пускай журналистик привыкает, если хочет получить своё интервью.
- Ладно, - повторила девушка, поворачиваясь к собеседнику, когда страсти более-менее уляглись. - Пускай будет интервью. Но вынуждена предупредить, что знаю я мало, и не совсем понимаю, чем могу помочь вашему замечательному изданию.
Просто небольшая порция яда. Всё никак она ему этот дурацкий чай простить не могла. Нет, ну, это же надо вот так было прямо на мозоль наступить, метафорически выражаясь!
- Надеюсь, насиловать вы меня не станете, на маньяка вы не похожи, да и не летают за подобным на Ферос - Омега бы лучше подошла... Эй, кавалер! - это уже было адресовано опозорившемуся бойцу. - Меня зовут Диана Корвин. Знакомая фамилия? Ну и славно. Я иду вот с этим прекрасным мужчиной в его жилплощадь - давать интервью. Если я не вернусь, или что-то со мной случится - винить вы теперь знаете кого. Вольно, солдат!
Кажется, боец заскрежетал зубами от злости, но ответом наглую соплячку не удостоил: много чести. Зато девчонка почувствовала себя значительно лучше, выместив на ни в чём не повинном бойце часть той обиды, которая из-за чая в ней поселилась. Так что, теперь белокурая нимфа была готова давать интервью всем, кто того пожелает. Надо будет не забыть в зеркало посмотреться: что она красивая до нельзя, Диана и так знала. Но всегда лучше удостовериться в совершенстве своего облика, особенно, если её красочное, как надеялась девушка, интервью, попадёт в экстранет.
И она, простёрши руку в пригласительном жесте, последовала за мужчиной, с интересом вертя головой по сторонам. Ферос-то толком ещё рассмотреть не успела, хотя планы были грандиозные. Вернее, мечты, исходя из строгости здешних протоколов. А разговором с журналистом надеялась убить время, пока не вернётся отец. Не хотелось, чтобы он задерживался, но в бою бывает всякое, а ведь с ним ещё и Маркус! Он, конечно, тоже не промах, он же всё-таки Корвин, но волноваться Диана не могла и не собиралась переставать.
Вот такими мыслями была забита голова стервозного, самовлюблённого подростка, пока, наконец, не пришли они в место назначения, на самом деле уставленное аппаратурой чуть ли не до потолка. По пути девчонка изредка и нехотя отвечала на вопросы, желая важное оставить для камер, не понимая даже, что журналисту ведь нужно хотя бы основы поймать, сообразить, на какой линии связное интервью построить. Это же не как в блоге на вопросы подписчиков отвечаешь совершенно хаотично. Здесь история должны быть, завязка, кульминация, и всё такое. Но это уже не её, а его забота: она ведь, в конце концов, здесь на отдыхе...
Тогда Диана ещё не знала, как сильно она ошиблась, и что готовила ей шельма-судьба.

+1

7

Часто так бывает, что человек много думает о себе, своих желаниях и намерениях,  и при этом видит ситуацию лишь из своего угла, забывая подставить себя на место кого-то другого. Вот и сейчас Худяков забыл, что приглашение побыть наедине может вызвать некоторые опасения, если ты не молодой мужчина, а девочка-подросток. Это было бы простительно, не будь Эдуард журналистом. Хотя журналистом он был сильно начинающим, и профильного образования не имел, но раз уж назвался груздем, то полезай в кузов, и коли нанялся на эту работу, то старайся делать ее хорошо. И хотя все старшие коллеги неоднократно сказали Худякову и в личных беседах, и на разных мастер-классах, кои он изучал, что журналист никогда не должен ставить на первое место себя, и всегда должен быть в тени окружающих, ибо это они герои, а ты, журналист, лишь беспристрастный свидетель, который пишет синопсис жизни других людей. Но вот сразу же Эдуард так неудачно начал. То есть ничего ужасного, в принципе, не произошло, девушка восприняла ситуацию вроде бы с юмором, да и вряд ли ей чего-то действительно стоило опасаться, не в темной же подворотне глухого пригорода они находятся, а среди кучи людей.
Просто было очень досадно, как если бы начинающий актер, который долго готовился к первоу появлению на сцене, оказавшись там, тут же забыл все слова.
Мысленно повторяя все азбучные истины своей профессии, в которой он пока не стал профессионалом, и обмениваясь ничего не значащими репликами со своей собеседницей, Худяков шагал по направлению к своей новой располаге.
И так как, очевидно, при проектировании специальных помещений для журналистов предусмотрено не было, предоставленное Худякову для проживания помещения оказалось каптеркой, расположенной в казармах рядового состава. Помещение казармы имело поистине высоченный потолок, рядом с котором двухъярусные кровати смотрелись какими-то очень низкими, но очень узкий, хотя и длинный проход. В общем-то, понятно, что протеане строили это здание, не предусматривая тут размещения человеческих солдат, однако, смотрелось  это довольно иррационально и оттого жутковато, особенно, учитывая, что в здании не было ни души, кроме одинокого дневального. Последний проверил смарт-карты у новоприбывшей пары, поинтересовался, явно заинтригованный, кто они такие, после чего продолжил скучать дальше. Эдуард в свою очередь спросил, где все солдаты, и узнал, что они улетели. На вопрос: «Куда?», боец сказал, что, наверное, куда-то далеко. То ли не знал, то ли решил на всякий случай не говорить, чтобы не сболтнуть случайно какой-нибудь военный секрет. Дескать, пусть журналист идет у командиров спрашивает, тем лучше знать, о чем можно трепаться с прессой, а о чем нельзя. Будь Эдуард один он бы попробовал завязать со служивым беседу, но сейчас был неподходящий момент.
И так Худяков и Диана оказались в каптерке, коя представляла собой огороженный уже не протеанами, и новыми хозяевами помещения, угол, с высокими, раза в два выше, чем Эдуард стенами, но без потолка. Помещение было большое, но тесное, ибо по краям его стояли широкие и высоченные стеллажи, на которых лежали комплекты формы, части доспехов, детали оружия, ящики с пайками, армейские инструментроны, и всякий разные прочие, полезные и не очень, вещи. К счастью, помимо стеллажей здесь была и кровать, которая раньше было двухъярусной, но после долгого срока службы стала одноярусной и трехногой. Четвертую ногу заменял подставленный шлем от доспеха, который был чуть пониже прочих, нормальных, от производства положенных ножек, отчего кровать была слегка перекосившаяся. Складной столик на телескопической ножке, и два пластиковых ящика вместо стульев дополняли убранство помещения. И, чему весьма и весьма обрадовался Худяков, здесь был портативный минигенератор и электроприборы для приготовления пищи.
Эдуард, помня о шутках девушки насчет изнасилования, не стал закрывать дверь, чтобы та на всякий случай лишний раз не опасалась, уронил свою сумку на кровать, и предложил Диане присесть на любой из стульев-ящиков. Сам же он, увидев вскрытую упаковку бутылей с водой, занялся подготовкой чаепития.
- Чай, кофе? – спросил он у девушки, подключая чайник к генератору. – Куришь?
Он бросил на стол пачку сигарет, и, пока вода закипала, полез в свою сумку, откуда вытащил упаковку чая, кофе, початую пачку печенья и камеру.
Приготовляя камеру к работе, он задумался с чего бы начать.
- Как тебя зовут? – спросил Худяков, направив камеру на девушку.
«А дальше что? – подумал он про себя. – Спросить про возраст -  может обидеться, подумает, что за ребенка ее держу. Надо чтобы человек понял, что его воспринимают серьезно, подростков это должно, надеюсь, подтолкнуть к открытости и разговорчивости».
И подумав так, Эудард, после того, как девушка ответила, сказал: «Давай сразу о главном. Как думаешь, как скоро закончится конфликт Альянса и Гегемонии?»
Пока Диана отвечала, в каптерку зашел давешний дневальный, который успел зачем-то облачиться в броню, и даже забрало шлемы опустил. Он подошел к одной из полок, и стал рыться там, слегка громыхая сваленными там предметами
- Продолжай, - сказал Эдуард интервьюируемой, - посторонние шумы потом почистим.
Сам же Худяков краем глаза покосился на солдата, обратив внимание, что тот взял инструментрон и магнитный держатель для оружия, после чего тот вышел, так и не сказав ни слова.
Тем временем вода вскипела, и Эдуард сообразил, что чаи гонять-то им не из чего.
- Стаканы забыл, - хлопнул себя по бедрам мужчина, и снова полез в свою сумку.
И в этот момент раздался звук сирены, а через секунду после откуда-то сверху искаженный динамиком голос произнес: «Это не учебная тревога!»
Худяков выпрямился, но вместо стаканов в руках его была маленькая, размером с кулачок Дианы, камера, которую он закрепил у себя на подбородке.
В проеме двери снова возник солдат, который обратился к Диане: «Вас приказано отвести в штаб. Следуйте за мной».
- Что произошло?! – спросил у солдата Худяков.
- Нападение, - лаконично ответил воин.
«Спасибо, мистер Очевидность, - подумал Эдуард.
- Наверное, батарианцы, - дополнил боец.
Эдуард тем временем шарил глазами по стеллажам, рассчитывая найти тут достаточно деталей, чтобы собрать какое-нибудь оружие. Все ж таки спокойнее и привычней быть вооруженным в такой ситуации.  Кажется, что-то там могло найтись. Он лихорадочно вытаскивал из кучи железяк нужное, кидая извлеченное на столик, и попутно случайно сбрасывая на пол ненужное.
«О девочке этот солдат позаботиться, - подумал Эд, - а я сейчас сориентируюсь, куда мне податься».
Что-то большое взорвалось снаружи, достаточно далеко, судя по тому, что вибрация пола и помещения никак не ощутилась, но достаточно разрушительное, судя по тому, что звук слегка заложил уши даже сквозь толстые стены древнего строения.
Худяков  приступил к сборке оружия, сбросив с тесного стола чайник, чтобы тот не мешал. Прозрачная вода разлилась по каменному полу.

+1

8

Пока шли, Диана занималась тем, что запоминала коридоры. Искала глазами опозновательные знаки служебных помещений, считала повороты, расположение вентилячионных решёток подмечала - а чем ещё занять скучающий ум, когда до этого полсуток тряслась в крохотной каютке военного транспортника! Кажется, журналист Худяков, стремился задать тон последующей беседе, наводящими вопросами пытаясь понять, о чём стоит с девчонкой говорить, а какая информация ей в принципе не доступна. Интересно, а монтаж будет проводиться после, или у него запланирована живая трансляция? Камеры с авто-ретушированием должны, по идее, иметься у всех журналистов, носящих гордый титул, а, стало быть, от Дианы потребовалось лишь убедиться, что волосы в порядке, грудь не вываливается из формы, и выглядит она вполне себе прилично и степенно. Ну, насколько степенно можно выглядеть в шестнадцать.
Однако, тревожило другое: чем дальше беседующие в глубь жилого сектора проникали, тем больше становилось понятно, что личного состава на базе практически не осталось. Интересно, почему, и с чем это связано? Ну, то есть, ударные группы N7 здесь ведь для того и собраны, чтобы действовать точечно, так ведь? А, стало быть, вполне себе немаленькая часть должна быть двадцадцать четыре часа в сутки под охраной бдительных, выспавшихся и полных сил солдат, знающих, с какой стороны за оружие браться. Ведь Ферос, хоть и находится - относительно - под контролем ВКС, является территорией спорной и по сей день, а, значит, оттесняемые регулярными силами Альянса войска противника имеют полное право ударить в ответ.
Кажется, Диану снова понесло. С тех пор, как она действительно стала постигать военную науку от своего отца, она старалась всюду и везде блеснуть своим новообретёнными знаниями, не забывая при этом себя выпятить за счёт других. Возраст у неё такой, девочки-подростки в любом веке будут вредными и самовлюблёнными...
- Нет, спасибо, у меня ещё много дел, - попытавшись придать себе значимости, равнодушно бросила девушка в ответ и лишь покосилась на шлёпнувшуюся перед ней пачку сигарет. Нужно было как можно ярче представить себя для зрителей экстранета, но, в то же время, выдавать лишнего какому-то журналистику тоже не стоило: отец бы не одобрил. У него там такая секретность, что в рапортах, вроде бы, одни только междометия не зачёркнуты. А она тут пришла в грязную какую-то солдатскую каморку звездой экстранета становиться.
- А эта штука уже работает? Можно говорить? Хм... Здравствуйте! - официально поздоровалась девчушка, глядя в "глаза" повисшему в воздухе роботу, глядящему раструбом камеры в её лицо. Приосанилась, ногу на ногу закинула. Или нет? Или лучше сесть ровнее, как-нибудь по военному? Ну, чтобы не шалавой выглядеть, а за бойца настоящего приняли? Нет, чёрт, уже поздно, уже как знаменитость начала, так и придётся, наверное, продолжить. Дьявол, как всё неудачно получалось! Надо было, видимо, дома остаться и полететь на эту чёртову фотосессию! - Меня зовут Диана, и мой отец служит здесь... - девчонка запнулась, вопросительно посмотрев на сосредоточенного Худякова, словно спрашивая, стоит ли местоположение называть. Фамилию-то она специально опустила: те, кому надо, и так её знают, а трубить на весь экстранет о том, кто ты, когда ситуация там, где ты, оставляет желать лучшего, по меньшей мере глупо. - Выдалась свободная минутка, и я сразу примчалась сюда, чтобы его поддержать. Здесь ведь безопасно, силы Альянса не намерены отступать и полностью контролируют ситуацию.
А затем прозвучал вопрос, на который Корвин очень хотела дать веский, уверенный ответ, но понятия не имела, как это сделать. Пожевав губами, белокурая попыталась придать себе важный вид, словно реально шансы ВКС взвешивала.
- Конфликт? Если честно, это всецело вопрос территорий и контроля над основными космическими маршрутами, - сейчас девчонка усиленно резюмировала всю информацию, слышанную в новостях, и полученную из скупых рассказов отца по закрытому каналу видеосвязи. - Чем скорее наши войска установят безопасность колонистов и транспортных грузов, окутав подконтрольный нам космос необходимым уровнем защиты, тем быстрей состоится развёртование на целевых участках, и сопротивление врагов стремительно начнёт...
Диана сбилась. Из-за солдата. Знал ведь, что тут такое важное интервью проходит, но, тем не менее, вломился в двери за спиной у Эдуарда, подошёл к своему койкоместу и стал что-то там выискивать. Ни ответа, ни привета, даже не извинился. Отвернувшись от камеры, белоурая хотела-было упрекнуть бойца за бестактность, но осеклась. Она молча зорко следила за тем, что именно солдат извлекает на свет, и кожа медленно мурашками покрывалась. Это ведь был тот самый охранник, из коридора, что на посту стоял. А брал он разгрузку свою военную, защиту, причём, делал это сосредоточенно, так, словно бы мира вокруг него сейчас и не существовало вовсе.
Как известно, во время боевых действий вид бегущего полковника вызывает панику. Девчонка встала, слушая, о чём журналист спрашивает бойца. Подобралась, как пантера перед прыжком: она прекрасно знала, что ничего плохого не случилось, пока молчит сигнал... тревоги. Помещение вспыхнуло красным, под потолком прозвучал искажённый помехами голос, возвещая о введении военного положения. Не официально, конечно, но гражданских здесь не было, и в чётко сформулированных приказах никто не нуждался. Каждый знал, что в экстренной ситуации ему надлежит делать.
Вот так слетала к отцу, судорожно думала белокурая, подхватывая свой вещмешок. Жаль, интервью сорвалось, но это уже второстепенный вопрос. Что же там, у них, произошло, если возникает необходимость занять боевые посты, к тому же, отмечая, что тревога не учебная?
- Корвин, вы со мной! - в дверях возник какой-то сержантик, подзывая девчонку жестом. - Вас приказано эвакуировать. Быстрее, прошу вас!
Непослушные ноги сами несли Диану к двери, и она ошалело посмотрела на сосредоточенного журналиста, с завидной скоростью пакующего свои причиндалы, достовавшего на свет... Что именно достававшего, белокурая уже увидеть не успела: как-то без перехода они оказались в коридоре, где ждали ещё двое бойцов. Те самые, что на дверях входа в базу стояли, один из которых тогда сумку её схватить попробовал. Мысленно девчонка окрестила незадачливого соладата "Кавалером". Он, кстати, остался сзади Дианы, в то время, как двое других споро побежали трусцой по лабиринту коридоров, ориентируясь на инструметроны и кое-какие обозначения у отдельных арок.
- Подождите, а как же журналист? - Корвин едва дух успевала перевести, пока её аккуратно, но ощутимо подталкивали в спину, заставляя нырнуть то в один, то в другой коридор.
- Не приоритетен! - сухо отозвался сосредоточенный сержант в голове группы - Диана с третьим бойцом как раз представляла собой её ядро. - У нас приказ доставить вас к челноку, чтобы вы покинули планету. Орбитальный крейсер через двадцать минут выйдет на точку перехвата, на нём вы улетите с Фероса.
- Подождите, куда улечу, я же только что прилетела! - запротестовала-было красотка, но её снова подтолкнули в спину. А затем где-то слева, снаружи, раздался громкий взрыв, и коридор неплохо так всколыхнуло, словно утлую лодчонку. Солдаты, тем не менее, упорно уходили куда-то всё правее - запасной взлётный плацдарм у них там, что ли? Девчонка то и дело стремилась оглянуться, задавала короткие вопросы, но её терпеливо игнорировали, пока отряд не оказался прямо у тяжёлой двери. Боец, шедший рядом с Дианой, набрал код на инструметроне, выскакивая наружу, а за ним кинулся сержант, но далеко уйти от дверей мужчинам не удалось.
Снаружи раздался грохот штурмовых винтовок, и инженер их маленького отряда лёг первым, когда его голову, словно спелую тыкву, разнесло метким выстрелом. Два заряда прошили сержанту правую руку и, кажется, лёгкое, но всё это Диана уже видела краем глаза, потому что летела в прыжке через коридор,, сбивая с ног прикрывавшего тыл "Кавалера" и подминая его своим небольшим весом.
- Дверь блокируй! - заорала девчонка в равнодушное забрало, стремясь как можно ниже вжаться в пол, словно это она сейчас должна была солдата оберегать. Очереди били над головой в неуязвимую стену, а потом створки плавно и бесшумно закрылись.
Выдохнув, Диана отвалилась в сторону, вытянув свои длинные ноги вдоль пола и привалившись спиной к стене. Только сейчас осознала, что среагировала быстрее солдата на агрессию противника. Занятно, значит, отцовские "пытки" даром не прошли.
- Ну, и какой у вас запасной план? - поинтересовалась Диана, пока солдат помогал ей встать на ноги, попутно осматривая на предмет повреждений. - Может, хоть теперь за журналистом вернёмся? Если он умеет держать в руках оружие, думаю, вам будет проще вдвоём защищать меня.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Отрокам здесь не место


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC