Пишет
Joe в "Белые стены"
МАКО шёл ровно, без рывков и резких остановок - что ж, лягушонок не обманул, что справится с техникой не хуже Джо, хотя в табло за самоуверенность получил заслуженно. Человек, сидя в салоне, посмотрел в спину водителя и подумал, что лишь навыки второго в сфере управления транспортом и программирования роботов не дают ему собственноручно пристрелить этого наглого уродца. читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Новая Мекка" - Урднот Меон
Город грехов - Акира
Генофаг - Гаррус Вакариан
Найти и вернуться - Аврора
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Запретная территория - Ириан

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Открыт упрощенный прием! Акция действует до 15 сентября.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Тени


Тени

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://se.uploads.ru/ktB3E.jpg

1. Тип квеста: Личный
2. Время: 2186 год.
3. Место: Бекенштейн
4. Сюжет: убийцы существовали во все времена, как и желающие нажиться на чужом несчастье. Суматоха, эвакуация, переполненный космопорт - какое раздолье для темных личностей, которым плевать на чьи-то жизни. Тем более, раз Жнецы... Зачем чего-то стесняться, все равно все завтра умрут? Напоследок надо взять все, что только можно.
В тенях прячутся те, кто занимается подобным.
И невозможно ни с чем спутать тень Жнеца, опускающегося на планету.
5. Участники: Лиса, Ингус, Арлен Крейн

0

2

Узкая тропинка, причудливо извиваясь вдоль полей, убегала к кромке густого леса. Последние лучи закатного солнца, отражаясь, делали её буро-красной, похожей на подсохшую струйку крови, прорезавшую бледную желтизну пожухлой травы. Странная земля была в Шамплейне: плодородная, зловеще багровая после дождя и пыльно кирпичная в засуху. Лисе, выросшей на юге России, это было в диковинку.
Сам поселок был небольшим, в отличие от городов Бекенштейна совсем не богатым и почти ничем не примечательным. Основная часть его жителей трудилась либо в выстроенном поблизости грузовом космопорте, либо на фермерских полях, раскинувшихся вдоль подножия гор. Сильные мира сего хотели жить красиво: им требовались высококачественные товары, не только произведенные на планете, но и привезенные из самых разных уголков галактики, натуральные продукты, изысканные предметы роскоши… Но ни один толстосум не хотел видеть из окна своей виллы унылые стены складов, слушать неумолкающий шум прибывающих космических кораблей или, упаси Господи, нюхать запах коровьего навоза. Всё это должно было оставаться где-то там, вдалеке от сверкающих небоскребов, и неказистый Шамплейн вот уже более двадцати лет выполнял роль слуги в фешенебельном доме: молчаливого, незаметного, незаменимого и в то же время вполне довольного своей жизнью. Даже постройка в горах коттеджей для богатеев, желающих ненадолго удалиться от городской суеты, мало что изменила в привычном укладе. Разве что теперь на улочках Шамплейна можно было повстречать известного писателя, лечащегося от нервного расстройства, или скандальную актрису, зализывающую раны после расставания с очередным, пятым по счету мужем. 
Всё изменилось в одночасье, когда на планете появились Жнецы.

В отдаленные уголки колонии, в том числе и в Шамплейн, из крупных городов хлынули беженцы. Люди стремились покинуть опасные районы и гибли тысячами не только от рук отвратительных синтетических гибридов, но и от голода, болезней, переутомления. Абсолютно неприспособленные к жизни в полевых условиях, они тащились по дорогам, зачастую пешком, не имея под рукой никакого транспорта. Общая беда равняла всех под одну гребенку: недавно нежившийся на горячем песке миллионер иногда не имел в кармане даже пары кредитов, и вынужден был промышлять мародерством, залезая в чужие дома; топ-менеджер шагал по земле в снятых с мертвеца шлепанцах, ибо лаковые туфли от Фельетти развалились в первый же день; а всеми узнаваемый шоумен прибыл в Шамплейн на корове, запряженной в тачку - его собственный роскошный аэрокар отобрали более удачливые и, главное, хорошо вооруженные личности.

Впрочем, в самом поселении было относительно спокойно. Если не считать беженцев, война будто и не коснулась его тихих улиц. Разве что большинство женщин проводили теперь почти всё свое время в переполненной больнице или в развернувшемся на огромном складе госпитале. Кое-кто из беженцев пристроился в единственной гостинице или же в домах сердобольных местных жителей, но больше половины прибывших людей предпочитали ютиться в зданиях космопорта, отвергнув предложение поселиться в пустующих коттеджах в горах. Они опасались  пропустить очередной корабль с Цитадели, кои прилетали не слишком часто – эвакуация шла медленно. 
В такой обстановке можно было ожидать нарастающего хаоса, мародерства и грабежей, но шерифу и нескольким местным полицейским пока удавалось поддерживать правопорядок, чему немало способствовали прибывшие в Шамплейн силы СБЦ и Альянса, правда тоже очень немногочисленные. Напряжение постепенно нарастало, тем более, что прибытия следующего корабля ожидали уже около недели.

Шамплейн. Штаб Альянса. 18 часов 50 минут.

- Зачем ты мне это даешь? – Ермолова непонимающе смотрела на протянутую ей фотографию дородной негритянки, обнимающей огромную кастрюлю.
- Это – мультиварка, - белобрысый тощий юноша уставился на Лису преданными глазами. Фриц Крюге почти всю свою сознательную жизнь прожил на Земле, вступил в Цербер, поддавшись на агитацию, но спустя всего полторы недели сбежал, и теперь обретался в отряде Альянса, сформированном в основном из бывших коллег, раскаявшихся, искупивших и прощенных до поры до времени.
- И? – инженер нетерпеливо забарабанила тонкими пальцами по крышке стола, призывая Крюге излагать свои мысли быстрее.
- У миссис Хейзи украли мультиварку, она требует, чтобы мы её нашли.
Лиса со скучающим видом выглянула в окно.
Возле книжного магазина, теперь гордо именуемого «штабом Альянса», расхаживала громадная чернокожая женщина с чрезвычайно недовольным лицом. Можно было не сомневаться, что дама в своем законном требовании найти пропавшую утварь пойдет до конца, невзирая на различные увещевания. Ермолова вздохнула.
- А почему к нам? Есть же шериф Пиджин и местная полиция.
- Она говорит, что уже была у шерифа, и он её отфутболил к нам, сказав, что делами беженцев занимается Альянс.
- Старый жук, - беззлобно хмыкнула инженер, прекрасно понимая нежелание Пиджина заниматься поисками присвоенной кем-то посудины. – Дорогая хоть кастрюля?
- Мультиварка…
- Без разницы.
- Двести восемь режимов, доступ в экстранет, встроенный плеер, двенадцать систем оповещения, - начал было перечислять достоинства кухонного чуда Фриц, но Ермолова его остановила.
- Вот что… Отправь-ка ты её к СБЦ-шникам. Скажи – кража посуды у частных лиц исключительно в их компетенции. У них там вроде есть парочка детективов, вот пускай и… расследуют.
- Они будут недовольны…
- Мы все бываем чем-то недовольны, - Лиса неопределенно дернула плечами, - Что-то еще?
- Да, капитан Калверт прислал данные об очередной пропаже, велел объехать коттеджи в лесу.
Бывшая оперативница нахмурилась. В последнее время в Шамплейне люди пропадали регулярно, не только беженцы, но и местные жители. И если можно было предположить, что пьянчуга Уолли свалился в какой-нибудь овраг или утонул в озере, то куда подевались добропорядочная мать четверых детей или позавчера сыгравший свадьбу юноша, у Лисы догадок не было.
- Кто на этот раз? – спросила она у Фрица.
- Девушка, пятнадцать лет, последний раз видели вчера в космопорте на раздаче ужина, - привычно отрапортовал немец, протягивая Ермоловой еще несколько фотографий.
- Симпатичная. Может быть, познакомилась с кем, загуляла, и теперь боится возвращаться к родителям? – с надеждой промолвила инженер. – Подростки. Им наплевать на войну.
- Наши уже опросили людей в космопорте и местных. Никто ничего не видел.
- И ничего подозрительного не заметил, - Лиса закончила за Крюге фразу, поднимаясь из-за стола. – Ладно,  пойдем, проедемся по лесным дорогам.
- Уже вечер, - заметил Фриц, на всякий случай проверяя оружие. С наступлением темноты ему становилось не по себе.
- Ночь – время, когда силы зла властвуют безраздельно, - усмехнулась Ермолова, выходя во двор. – Значит, это подходящий случай их навестить.

На улице «служителей закона» поджидал автомобиль с открытым верхом, прекрасно подходивший для путешествия по узким горным дорогам. МАКО отряду бывших церберовцев, а ныне альянсовцев, выдать отказались, заверив, что в такой дыре он им не понадобится.
Не доверяяюют, - протянула Лиса про себя, усаживаясь за руль и заводя мотор, - Вот и услали к черту на кулички. Хотя логичнее было бы отправить куда-нибудь в самое пекло. Но с этим командование наверняка еще спохватится.
Радостно урча и громыхая, ширококолесный «железный конь» понесся по улицам Шамплейна.

+2

3

Приказ есть приказ.
И пусть Ингус не понимала, с какой стати вообще их, то есть сводный отряд СБЦ, отправили на колонию Альянса помогать поддерживать порядок; почему этим не могла заняться местная служба безопасности (как она там называлась) или тот же Альянс; почему, когда потихоньку начинал разваливаться мир, они сидели на человеческой колонии. Не без дела, конечно; решали проблемы, неизбежные в такой ситуации. И иногда сажали людей на корабли (когда эти корабли были, а были нечасто)...
Приказы не обсуждались. Нет, какие-то, может, и обсуждались, но это совсем крайний случай, и совсем дикое решение командования.
Сидение на Бекенштейне было делом не слишком понятным, но не диким.

Поэтому они действительно выполняли то, что было сказано, и действительно занимались делом.
Патрулировали улицы, пресекая по мере сил мародерство, грабежи и воровство. Улаживали локальные конфликты, которые возникали то и дело. Не давали им перерасти в глобальное недовольство, а в дальнейшем и в бунты отчаявшихся людей. Направляли способных, желающих помочь добровольцев туда, где они действительно были нужны. И сотрудничали с местной СБ ("полиция", вот оно, это слово), с силами Альянса, которые точно так же должны были поддерживать порядок.
Поддерживали, по возможности. Только вот разделить сферы ответственности командование забыло, а на месте получалось, что все отвечали за все... Или - как в таких случаях частенько бывало - никто ни за что. Человеческую женщину с ее украденным устройством для приготовления пищи было даже жалко. Из учреждения в учреждение она ходила... долго.
Но им некогда было его искать.
И некогда было решать еще десятки таких же мелких вопросов, которые в нормальной жизни и правда привлекли бы внимание СБЦ, или "полиции", или кого там еще. Потому что сейчас в приоритете были люди, у которых отобрали последнее, или которые лишились последнего и теперь пытались вытянуть его у других; были порой и убийства и даже банальное и жуткое "кошелек или жизнь" (а то и еще хуже, в духе "консервы или жизнь") на улицах... И еще много всякого. И с этим надо было работать. Работали.

А Ингус думала о своем маленьком населенном пункте. Колонии.
Когда-то в школе, когда им рассказывали про системы ПКО родного Рассвета, они, наивные подростки, посмеивались - мол, кто это сунется в Апийский Крест?
И вот что там сейчас? Подобное? Боевые действия? Или... ничего?
Не знала.

- Человек, женского пола, пятнадцать лет. Не видели с восьми часов вчерашнего вечера, - саларианец Верн, единственный сотрудник шестого отдела, кто был сейчас с ними, протягивал ей фотоснимки от главы полиции. "Шериф", его должность называлась так. - Вроде бы, в Альянс тоже передали, но пропажами обычно занимаемся мы, да и мало их там.
"А ведь давно пора как-то потеснее общаться с Альянсом", - подумала Ингус. Да как общаться, если связи толком нет? По каждому делу отправлять бойцов, и ждать от представителей армии людей того же? Но все и так были заняты на сто процентов. К тому же, в таком деле, как поиск пропавших, успех напрямую зависел от числа задействованных в операции...
- Оукс что говорит?
Оукс, человек из отдела расследования, носил звание старшего лейтенанта и, соответственно, командовал всей СБЦшной группой.
- Приказал заняться поисками. Расспросить народ в коттеджах. Вроде, у нее там где-то дядя жил, вот, на карте этот дом.
- Ну так тогда о чем речь? Машина готова, так и... давайте займемся. Верн, а детали у нас есть еще какие-нибудь? Кто-то что-то видел, может, знал, семья-знакомые?
Деталей не было больше. Никаких. Никто ничего не видел и не знал. Неудивительно.
- Ладно... попробуем для начала навестить дядю.

Завели вездеход - обычная модель черно-синего цвета, которую патрульный отдел СБЦ использовал как стандартный наземный транспорт в ненаселенных или малоноселенных областях. Ингус села за панель управления, саларианец устроился рядом.
Выбрались из самой колонии, поехали по лесу, подпрыгивая на кочках. Отвлекаясь от банальных мыслей в духе "хорошо бы девчонка просто действительно сбежала к дяде" или "а вот бы покататься по такому лесу, да без войны", Верн негромко включил музыку. Какие-то азарийские напевы. Не то, чтобы турианка была фанаткой азарийской культуры, но... сойдет.

Дом дядюшки казался пустым, темным и необитаемым. Нет, зайти и проверить в любом случае было надо, но поскрипывающая приоткрытая дверь и глухие окна (одно, на первом этаже, выбито) не оставляли особой надежды.
Внутри было не менее заброшенно, чем снаружи. Нет, когда-то владелец коттеджа жил, наверное, хорошо. Но теперь... кто-то тут уже побывал. И, видимо, не раз. С потолка болтались обрывки непонятных проводов (возможно, выдирали с корнем терминал с ВИ, приветствовавшим гостей, была в свое время мода на подобное), шкафы были распахнуты и разворочены (искали ценности), и только на столике, рядом с одинокой нетронутой расческой, стоял маленький терминал. Странно. Включить и прочитать его СБЦшники не успели.
- Кто-то едет, - негромко заметила Ингус. Верн кивнул. Долго, впрочем, гадать не пришлось - эту машину они уже видели в штабе Альянса. Что ж, пожалуй, из всех возможных вариантов, кто мог встретиться им в вечернем лесу, это был лучший. Приблизившись, их траснпорт остановился. Турианка с саларианцем вышли навстречу.
- Альянс? - Ингус заговорила, как старшая по званию. Она рассматривала прибывших приветливо, но думала все... Где она могла видеть эту женщину? Где-то видела, но знакомых из Альянса с этой внешностью не припоминала. Где-то, где-то... "Очень знакомое лицо". Ладно! - Я Ингус, он Верн, мы из СБЦ, - формальности в духе званий и отделов тут как-то не прижились. - Ищем Алисию Джеймс... Вы тоже, я так понимаю? Вот только начали осмотр дома. Ну, вы знаете, Альфреда Джеймса, ее дяди. Кажется, глухо. Сюда залезали и не раз, вынесли все. Только терминал настольный почему-то не тронули.

Да, терминал.
Теперь они его запустили. Аккуратно, опасаясь заложенной взрывчатки или чего-нибудь в этом духе.
Он включил стандартное загрузочное окно, а потом - вместо того, чтобы открыть рабочий стол - вывел на весь экран табличку с текстом.

"Спасение в повиновении. Других путей нет".

- Интересно, - заметила Ингус, которая в технике понимала... ну, разве что получше среднего крогана, а так-то большую часть задач за нее инструментрон выполнял. - Можно отсюда вытащить хотя бы данные, когда эту красоту написали?..

Отредактировано Ingus (24 мая, 2017г. 01:26)

+2

4

После ряда событий, в результате которых Крейн едва не побывал внутри медного быка и не поджарился на медленном огне, Бекенштейн не вызывал особо приятных воспоминаний. И всё же он снова оказался здесь. И снова здесь царил настоящий хаос.

Всё началось ещё несколько месяцев назад, когда один особо крупный продюсер решил запустить новое шоу. Десять кино и порнозвёзд каждого пола и планетарного масштаба должны были жить в одном особо крупном особняке, где камеры снимали бы их день и ночь. Очередное реалити-шоу отличалось лишь, что вместо простых мальчиков и девочек с улиц сюда пригласили профессиональных киноактёров, что обещало совершенно бешеные рейтинги.

Для столь крупного проекта потребовалась соответствующая охрана. На Арлена вышли старые знакомые и предложили поработать в качестве одного из двух начальников безопасности. Хорошие деньги и почти безопасная работа были соблазнительной приманкой – Крейн согласился. Отныне его стали звать Эндрю Скотт, как было написано в договоре.

В задачи нового соначальника вошла подготовка территории, подбор охраны и превращение студии в небольшой бункер, способный выдержать осаду в течение пары месяцев. Деньги лились рекой – и как результат проект был вскоре готов. Две группы наёмников действовали параллельно, выполняя разные функции. Арлен подобрал людей, с которыми раньше работал. Кроган-начальник Мгиф собрал свою команду. И всё было неплохо, пока не начались первые сигналы о готовящемся наступлении Жнецов.

Старые друзья из «Альянса» иногда сообщали, что готовится что-то большое, действительно большое. Советовали держаться подальше от ряда систем. Никто не произносил слово «Жнецы» или его аналоги, но общий настрой понять было можно – приближалась смертельная опасность. А любая опасность – это способ очень неплохо заработать.

Используя средства своих продюсеров, которые лопатами гребли кредиты и едва не купались в деньгах, Арлен арендовал в Шамплейне – ближайшем крупном поселении – несколько крупных складов, куда были закуплены провизия и топливо. Официальная версия – чтобы не мешать актёрам участвовать в шоу, когда будут приходить новые поставки. Меньше пауз в передаче – больше денег. Неофициальная – на войне, как показывал опыт, стоимость драгоценностей всегда падает. А стоимость еды – растёт.

С приходом Жнецов всё поменялось. Актёры и «сильные» этой планеты первыми бежали, не забыв забрать с собой любовниц и продюсеров. Простые люди были брошены. Когда к роскошному поместью, где не ведая потребностей, жили сильные мира сего, вышла большая толпа обездоленных и голодных людей, то перед защитниками пустой крепости встал выбор. Остаться здесь и убивать за своё право жить в достатке или отступить. Крейн и его люди выступили за то, чтобы оставить имение. Располагалось оно вдали от города, защищать его большое пространство было нелегко. Несколько охранников из группы Мгифа воспротивились. Двое из них остались лежать с перерезанными глотками, а ещё трое, включая самого крогана, решили остаться.

Арлен и ещё четырнадцать хорошо обученных и главное экипированных наёмников-ветеранов покинули территорию поместья, предварительно забрав с собой большую часть транспорта, запасов продовольствия, топлива и оружия. Уже отъехав на порядочное расстояние, они слышали звуки боя. Обездоленные штурмовали особняк. Потом Крейн где-то слышал, что из тех троих никто не выжил: обезумевшая толпа просто разорвала их на части.

Официальное название их маленького предприятия гласило «Охранное агентство Эндрюс и Ко. Решаем проблемы». Среди официальных услуг: вооружённая охрана зданий и помещений, вооружённый эскорт и ещё ряд подобных услуг, связанных с легальной охранной деятельностью. Среди неофициальный и отсутствующих в ценнике: оказание вооружённой помощи правительственным структурам, если те обратятся за помощью.

Ещё только обустраиваясь на новом месте, Крейн был уверен, что удержать ситуацию под контролем местным властям не удастся. Космопорт, расположенный на отшибе маленького городка, был слишком лакомым куском для всякого рода мошенников, которые только и ждали, чтобы нажиться на бедных и потерянных людях. Сюда стекались пока что маленькие ручейки беженцев, которые лишись последнего и слепо ждали нового шаттла, готовые отправиться в любой уголок космоса, где не будет угрозы Жнецов.

Наёмник не сомневался, что вскоре присланные сюда небольшие группы СБЦ и «Альянса» потеряют контроль и будут вынуждены обратиться к нему за помощью. А пока они сами будут чистить город своими, пускай и весьма ограниченными силами. Увы, ничего такого не произошло. С самыми ретивыми правоохранительные органы разбирались на месте – введённое на планете военное положение позволяло решать многие вопросы быстро и без лишней бюрократии.

Мелкий бандитизм, ограбления и отдельные случаи мародёрства, конечно же, никто не отменял. Такова была и есть человеческая натура. Но откровенно жестоких и бесчеловечных преступлений почти не происходило, либо их удавалось купировать на ранней стадии. Никаких маньяков, сектантов или просто обезумивших людей. Если бы не постоянные сообщения о Жнецах, которые до этого места пока не добрались, то Крейн мог бы подумать, что на планете не происходит ничего необычного.

Жаловаться на жизнь наёмникам не приходилось. Они хорошо зарабатывали на продаже еды, оружия и брони, быстро достигнули взаимопонимание с местными властями: никакой продажи штурмового оружия и только лёгкие комплекты брони. Всё оружие и броня подвергались чипованию, за что отдельная благодарность и небольшой процент с выручки, шли шерифу Пиджину. В обмен на полученные средства тут же покупался антиквариат по сильно заниженным ценам, драгоценности и изделия искусства, которые вывозились с каждым шаттлом контрабандой, а впоследствии продавались на чёрном рынке.

И всё же между наёмниками и контрабандистами всегда существовала пропасть. Каждый из них уже успел хорошо поживиться, обеспечив себе хоть какую-то старость. Но если в задачи контрабандиста входило доставить груз, куда надо, и при этом избегать всякого риска, то наёмники к риску были готовы. Более того, им нужно было рисковать, чтобы поддерживать себя в форме. Но риск в сражении с Жнецами был пока что слишком велик и больше напоминал бойню. Погибать без шансов на спасение было глупо.

В этой связи на небольшом собрании было принято решение закрывать свои дела здесь, продавать оставшееся снаряжение и эвакуироваться. Но шаттл всё не приходил. Наверное, поэтому, когда шериф обратился ко всем, кто мог сделать что-то конкретное с предложением-просьбой расследовать недавние похищения, Арлен ухватился за эту возможность обеими руками. Игры в торговца его порядком утомили.

Но проблема заключилась в другом. Люди просто исчезали. На улице, в охраняемых зданиях и окрестностях города. И никто не мог ничего сказать. Все зацепки, которые могли бы куда-то привести, бесследно обрывались. Ищейки возвращались и разводили руками. И так происходило раз за разом.

Ночь вступала в свои владения, а Крейн по-прежнему бездействовал, выжидая, пока кто-то укажет ему цель и произнесёт заветное слово «Фас».

Отредактировано Arlen Kreyn (26 мая, 2017г. 14:41)

+2

5

"А там, коль захочешь, её накрути
На голые провода,
Ведь я - лишь звено в бесконечной цепи,
Ведущей тебя в никуда!"

"А я съел пыжака-а-а, а-а-а, а-а-а!
А я съел пыжака-а-а, а-а-а, а-а-а!"

Лиса вздрогнула и едва не выпустила руль, услышав чей-то рев и грохот тяжелой рок-музыки, рвавшейся из динамиков.
- Крюге, что это? - придушенным голосом спросила она. Музыка прекратилась.
- Я случайно включил. Простите, - таким же трагичным полушепотом ответил Фриц. - Кроганская группа. "Ваома". Многим нравится.
- Мдя, этим только силы зла отпугивать. Те, что не успеют убежать, обгадятся под ближайшим кустом. Даже я сдрейфила, - призналась Ермолова. Ругать подчиненного она не собиралась. Подумаешь, ну включил кто-то кроганский рок ночью в темном лесу. Что тут такого? В конце концов,  их "чудо техники" ревет не хуже.
- "Ваома", говоришь? А что это значит? - между делом поинтересовалась координатор Д-13.
- На наш язык что-то вроде "Закопай меня под...", - Фриц запнулся и почему-то покраснел, но не нашел ничего лучшего, чем радостно добавить. - А вообще, может оно наоборот! Ну, привлечет! Эти самые силы зла! У "Ваомы", кстати, есть и лирическое. Хотите, поставлю?
- Валяй, - отозвалась Лиса. Сердиться ей сегодня решительно ни на кого не хотелось.

"Мне не надо ни солнца, ни туч!
Ты одна мне нужна в этом мире!
Я подарю тебе ключ от всего!
Дробовик с калибром  сорок четыре!"

"А утро всё ближе и ближе-е-е,
Тишина гробовая, ни звука-а-а!
По датападу я вижу-у-у
Звонить собираешься, сука-а-а!"

Под вопли "Ваомы" рычащий автомобиль подкатил к дому, обозначенном на навигаторе инструментрона как "Альфред Джеймс. Частные владения". Не то что бы Лиса сильно рассчитывала обнаружить здесь пропажу - по словам матери девочки Альфред с родней не ладил, в Шамплейне не показывался вот уже около месяца, и миссис Джеймс считала, что дражайший брат её мужа давно эвакуировался. Но проверить всё же стоило, вдруг девица облюбовала пустующий коттедж для тайных встреч или ушла из дома из-за какой-то мелкой ссоры.
- Вижу движение на десять часов! - Лиса привычным движением выдернула из креплений "Глушитель", но тут же его опустила. Фары "чуда техники" высветили вездеход СБЦ, инженеру уже приходилось видеть его на улочках городка, и стоящих рядом турианку и саларианца.
Ага, похоже еще кое-кто занялся этим делом вместо поисков пропавшей кастрюли. Ну что же... чем больше народу будет разыскивать потеряшек, тем лучше, - девушка остановила рычащее "чудо техники" возле транспортника, выглядевшего по сравнению с болотно-пятнистым альянсовским авто очень даже презентабельно, и выпрыгнула из машины.
- Я Ингус, он Верн, мы из СБЦ. Ищем Алисию Джеймс... Вы тоже, я так понимаю? Вот только начали осмотр дома. Ну, вы знаете, Альфреда Джеймса, ее дяди. Кажется, глухо. Сюда залезали и не раз, вынесли все. Только терминал настольный почему-то не тронули, - обратилась к альянсовцам турианка, и Лиса подумала, где она могла раньше видеть её лицо.  Ингус... Ингус...  Ну, конечно! Она уже слышала это имя на Турвессе! А еще Релой Ингус называл свою подружку  тот турианец на дурацкой песчаной планете... Хотя мало ли в галактике Ингус? Но всё равно было любопытно.
Впрочем, выяснять обстоятельства предыдущих встреч бывшая оперативница пока не собиралась. Были дела и поважнее.
- Василиса Ермолова, координатор отряда Д-13, а это Фриц Крюге, - представилась она. - Миссис Джеймс, мать пропавшей, сказала, что Альфред, вероятнее всего, уехал. Неудивительно, если здесь не раз побывали мародеры, странно, что никто не тронул терминал. Наиболее вероятная догадка - его принесли сюда недавно. Давайте посмотрим, - Лиса опустила стекло визора, снабженного ПНВ, и шагнула на порог.

В доме Альфреда и правда царило запустение. На первый взгляд могло показаться, что дом очень старый, но половицы не скрипели, раскуроченные шкафы были почти новыми, а подняв глаза к потолку, Лиса заметила, что побелка на нем совсем свежая, без налета грязи или пыли, который часто появляется в загородных домах.
- Да, забавно, - инженер подошла к одинокому терминалу на столе, осмотрела его на предмет разных сюрпризов, вроде заложенной взрывчатки, но не обнаружив ничего подозрительного, включила.

"Спасение в повиновении. Других путей нет".


- В повиновении? Чудесно. По-моему на Земле было что-то про "спасение через уничтожение". Это говорили Жнецы. Не так, как говорим сейчас мы, не напрямую, но многие люди их слышали, - Лиса внезапно помрачнела. - Думаете, это может быть связано?
Девушка взяла расческу, валявшуюся возле терминала, и вынула из неё длинный светлый крашенный волос. Пропавшая Алисия была брюнеткой, впрочем, это ничего не доказывало. Предмет туалета мог валяться здесь сколько угодно и принадлежать пассии Альфреда или кому-то еще. Терминал представлял гораздо больший интерес, но после нескольких попыток взлома инженер с сожалением покачала головой, отвечая на вопрос Релы:
- Какой-то вирус, уничтоживший всю информацию. Был запущен, скорее всего, с ОНД три дня назад в 23:49 по местному времени, остается вопросом...
Лиса хотела добавить что-то еще, но внезапно увидела себя не в пустующем лесном коттедже, а снова в осажденном Лондоне. Они сражались, и инженер не понимала за что, только знала, что надо выстоять и победить. В ушах звенел непрекращающийся треск очередей, справа что-то громко ухнуло, наверное ML-77. Прямо на их отряд наступал огромный шагающий Жнец, то и дело разрывая укрытия своим смертоносным лучом. Сейчас он достанет Андерсона, Джен, Риту, надо бежать туда! Лиса бросается вперед, и неожиданно ей становится легко и уютно: кровь уже не бьет тяжелым гулом в висках, страх не катится по спине ледяным потом, здесь тепло, будто ты свернулся калачиком в постели, а рядом только звезды, такие спокойные и умиротворяющие...
"Прими это!" - инженер вздрогнула.

Что за чушь? Перед ней стояли Рела, Крюге, саларианец Верн, никто из них даже не думал исчезать, тихо поскрипывала приоткрытая дверь, и разгулявшийся ночной ветерок рвался в разбитое окно.
- Вы что-нибудь видели? - вопрос Лисы прозвучал тревожно.
- Не уверен, мэм, но мне показалось, что я очутился у себя дома, мама подрезала розы и... Простите, это личное, - Фриц выглядел пораженным, растерянным.
Краткое совещание "следователей по делу Алисии" прервал странный то ли скрип, то ли стон, донесшийся откуда-то сверху.
- Второй этаж, - прошипела Лиса. - Быстро! Фриц! Под окна, чтобы не удрали!
Перескакивая через ступеньки, Ермолова взлетела на площадку второго этажа. Подкрадываться не имело смысла, ведь неизвестный не мог не заметить присутствия в доме посторонних.
Кто-то пинком вышиб дверь, из-за которой неслись странные звуки, инженер ввалилась в комнату с поднятым пистолетом и уже собралась пронзительно заорать что-то вроде: "Всем на пол, руки за голову", но замерла в недоумении. Она ожидала увидеть всё что угодно, но только не панораму толстой мужской задницы, покрытой рыжими волосами. Парочка неизвестных индивидуумов продолжала совокупляться, невзирая на присутствие в опасной близости вооруженных людей в форме.
- Мы вам не помешали? - язвительно осведомилась бывшая оперативница, ничуть не смутившись и решив, что встречала она ситуации и попикантнее.
- Мы уже почти закончили, - дружелюбно отозвался рыжий толстяк, продолжая свое занятие. Видимо, тоже оказался не промах.
- Одевайтесь, у вас минута. Продолжите потом, - невозмутимо бросила Ермолова, выходя за дверь.

Минута, не минута, а уже через три любвеобильная парочка была сопровождена вниз и сидела на диване Альфреда Джеймса, готовая к даче показаний.
По словам рыжего Франка Леви, это местечко для встреч они облюбовали полторы недели назад. Будучи беженцами, познакомились в космопорте Шамлейна, но... "Там все живут чуть ли не друг у друга на головах, вы меня понимаете?". Дом Альфреда обнаружили случайно, гуляя по лесу и зайдя слишком далеко, с тех пор наведывались сюда каждый день. "А что, крыша над головой, кое-какая мебель имеется, в нашем положении выбирать не приходится". "Посторонние в доме? Заметили конечно, но подумали, что вы уже уезжаете. Не утерпели." "Другие люди? Пару дней назад были здесь мужчина и какая-то девушка. Красивая, совсем молоденькая. Мы еще подумали, зачем ей этот хрыч, раза в три её старше." "Нет, мы с ними не разговаривали, они уже уезжали. Наверное, к озеру. По той дороге".

Лиса почти не принимала участия в допросе. Она стояла в стороне и напряженно раздумывала, что же такое могло быть с этим терминалом? Жнецы? Но каким образом?

+3

6

Спасение в повиновении. Спасение через уничтожение. Да, было похоже. И в то же время, смысл немного менялся. Ингус не знала, нужно ли было Жнецам повиновение как таковое - хотя, если говорить о коллекционерах...
Да кто их знает! Они тут действительно пытались понять логику Жнецов? Наверняка можно было сказать одно.
- Если не связано, то кто-то хочет, чтобы так выглядело, - турианка почти по-человечески пожала плечами.
А вот информацию, когда была создана эта запись, выловить Василисе Ермоловой не удалось - все стерли с помощью вируса. Что ж, никто и не обещал, что будет просто.
- Был запущен, - объясняла человек, - скорее всего, с ОНД три дня назад в 23:49 по местному времени, остается...

"Горит что-то?" - запах гари был сильным, отчетливым, буквально лез в носовые щели. Да, конечно, горело. Полыхал завод Рассвет. Пламя вместе с жирным черным дымом вырывалось из окон, а по не слишком прямым и не слишком широким улицам одноименной колонии брели, бежали, шли группы хасков и еще кого-то, Ингус не могла сказать точно, что там еще были за твари. Вроде как похожие на тех, что встречались на базе коллекционеров...

...нет. Ничего не горело. Они просто стояли вчетвером около терминала. Воздух был свежим и чистым.
- Вы что-нибудь видели?
- Да, - следом за человеком, которого звали Фриц Крюге, отозвалась и Ингус. Воспоминание было ярким, живым. Какие-то секунды - даже более ярким, чем реальность. - Жнецов, войну.
- А-я-тоже-только, - огромные глаза Верна стали, казалось, еще больше, но договорить он не успел - сверху послышался скрип. И уж это точно не померещилось.
Василиса вломилась в подозрительную комнату на секунду раньше, чем Ингус, как и она, с оружием наготове; а там...
Да уж. Ну, и такое случалось. А в самом деле, разве не теми же методами турианцы избавлялись от лишнего стресса? Эти двое, впрочем, кажется, просто получали удовольствие от жизни, насколько могли. Вот Верну подобное, ясное дело, показалось бы вообще диким - саларианцы и так-то считали, что большинство рас слишком много значения придают этому делу, а уж когда так... Но он остался следить за входом, и от самых интересных подробностей был избавлен.
Впрочем, влюбленная парочка оказалась очень полезной. Сами того не ожидая, они, возможно, указали на местоположение пропавшей девушки. Надо было ехать и проверять, но оставалось еще кое-что.

Нет, кто работал с терминалом, они не знали. Сами вообще не включали. "А зачем? Ну, то есть, там же могла быть личная информация, пароли, еще что-то, а мы же не воры какие-нибудь. Мы же просто свободное место искали, а чтобы там красть или мошенничать - такого никогда не было". Современные инструментроны позволяли быстро сверить отпечатки пальцев - не лабораторный анализ, конечно, но для работы "в поле" эта программа годилась прекрасно.
- Не трогали они терминал, - сообщила Ингус остальным.

Парочка была благополучно отпущена в космопорт, а Альянс с СБЦ уже, можно сказать, автоколонной отправились в сторону, которую молодые люди указали. К озеру.

Симпатичное было озеро. Гладкое, со всех сторон окруженное лесом - не мрачным, а приветливым и уютным даже ночью. Казалось, самое место, чтобы построить какой-нибудь дом отдыха, или, например...
Да, гостиница тут действительно стояла. Невысокое здание из современных материалов, покрашенное так, будто сделано было из бревен. Турианка не поняла, зачем. Видимо, разбуженный шумом их двигателей (еще бы, здесь, ночью и в тишине его бы только глухой не услышал), навстречу им вышел невысокий толстенький мужчина лет пятидесяти. Увидев, что приехали власти, он заулыбался и опустил дробовик.
"Охотничий вариант", - отметила про себя Ингус.
- Это вы, значит, будете военные и полиция? - Когда он говорил, казалось, он постоянно жует что-нибудь вкусное, причмокивая губами. Поэтому получалось примерно так: "это вы, значит - чмок - будете военные - чмок - и полиция - чмок?".
- Я, - рассказывал он, отвечая на соответствующие вопросы. - Эндрю Ковалевски, хозяин этой гостиницы. В эвакуацию, видите ли, не собираюсь. Глядишь, и не доберутся до моей глуши, а доберутся - так от пожалеют. А то уедешь - зараз вынесут все, глазом не моргнешь. Из пустого-то дома, без хозяев. А мы ведь с моей Кирой всю жизнь на гостиницу положили. Мне восемнадцать было, когда достался в наследство пустой сарай, стены голые. А... что? Девушка и мужчина намного старше ее? Хм-м-м... Не было у меня таких постояльцев. Да сейчас вообще народу мало, все в космопорт бросились, так уж я бы запомнил. Нет-нет, никого такого не было. А хотя... Вот. Рекс гавкал-гавкал, это сколько ж... Да от недавно было! Проезжали двое. Как раз, как вы говорите. Мужчина и девчоночка совсем молоденькая. Кирочка еще подумала, мол, совсем совесть девочка потеряла, а я говорю, в наше-то время, в экстранете столько всего доступно, что можно и не удивляться...
- Куда они поехали? - Не слишком веживо вклинилась Ингус в первой же паузе. - Мистер Ковалевски, эта девушка считается пропавшей без вести. Нам нужна Ваша помощь. Постарайтесь вспомнить, но только точно.
- Пропавшей? Ох, какой ужас! - Всплеснул руками Ковалевски. - Так от, это вам вооон туда. Одна дорога и есть, да не дорога, а одно название. Заросло там все. На ферму ведет, а о той ферме слухи ходят... разные. То ли там дом... публичный, вы понимаете, то ли якобы варят что-то, что нельзя. Нехорошая ферма. Вот туда они и поехали. А знаете что? Там заплутаете точно. А давайте-ка я с вами поеду! У меня и дробовик от есть, и не дело это, чтобы девочки у нас в Шамплейне пропадали. Я вам дорогу укажу, а в случае чего и не сплохую, - он суеверно плюнул через плечо и постучал по пластиковому косяку, покрашенному под дерево.

+2

7

- Босс, проснись и пой. В борделе пропала девчонка. Похоже на наш случай. – Крейн открыл глаза и в едином движении поднялся с кровати. Времена нынче были не самые спокойные – приходилось ложиться частично одетым. Впрочем, это не было главной проблемой. А вот желание подремать ещё пару часиков заметно отвлекало. Но уже через пять минут, когда отряд из трёх людей, облачённых в броню и с оружием в руках выходил на улицу, мозг заработал в полную силу.

Местный бар с функциями борделя располагался всего в одной улице от мэрии. Когда-то простое жилое здание, выкупленное ещё до нашествия Жнецов, было приведено в порядок. Владельцы решили делать законный бизнес – так появился бар «Синяя Звезда», который быстро стал любимым местом разнорабочих и полукриминальных личностей. Когда постояльцы напивались – их требовались развлечения. Помещение бара удлинилось, а по центру возникли шесты, где полураздетые девушки могли танцевать под одобрительные возгласы. А когда танцы уже не могли удовлетворить потребности гостей, в дело пошла проституция.

В то же время дела у «Звезды» шли отлично, несмотря на попытки некоторых граждан, занимающих «активную гражданскую позицию» закрыть это место. Кричащие вывески сменили на более приличные, а на входе появился бугай-вышибала, который не пускал детей в «логово разврата», а порой и выкидывал на улицы слишком пьяных гостей. Когда пришли Жнецы – здание потускнело, но продолжало держаться. Голых и обездоленных беженцев сюда не пускали, хотя местный повар и раздавал оставшуюся еду по утрам. Люди так и не могли поверить, что грядёт смертельная опасность и стремились заработать дополнительные монеты, пока была такая возможность.

Когда Крейн впервые увидел это место, то подумал, что это какой-то ресторан. Причём, далеко не самый дешёвый. Только зайдя внутрь он понял, насколько ошибался. Заведение было отличным местом, где наёмники могли неплохо перекусить, выпить и по-своему развлечься. Здесь их знали как гостей относительно тихих и умеренных, которые не боятся пустить в ход кулаки, стоит лишь попросить.

Но сегодня они собрались тут совсем не ради веселья. Когда пропадают люди – это неприятно, но до конца ты не осознаёшь всю угрозу. Когда же беда случается со знакомыми тебе людьми – угроза приобретает весьма личный характер.

Рыжая Мэни не была всеобщей любимицей или местной звездой. Она не блистала на сцене и вызывала определённые желания одним своим видом. В меру красивая и умелая, ей некуда было бежать из этого места, которое стало для неё своеобразным домом. Как и многие другие ей подобные, она стала заложницей ситуации.

- Когда её видели последний раз? – Крейн подошёл к женщине, которая отвечала за интимную часть работы. Мадам Корвейт чуть задумалась, скорее для вида, нежели на самом деле.

- Вчера ночью у неё была смена. Потом ничего. – Женщина покопалась в записках – все записи она вела в блокноте – нет, пусто.

- Кто-нибудь её видел? Подруги? Со всеми поговорили? Что насчёт камер слежения? – Арлен жестом дал одному из своих напарников команду осмотреть помещение на предмет дополнительных выходов. Гостями они тут бывали, но столь подробно в расположение комнат не вникали.

- В том-то и дело, что не видел никто. Она должна была выступать. В дверь постучали, не ответил никто. Потом заглянули в её апартаменты – там тоже пусто. Пойдёмте, я покажу дорогу. – Мадам направилась к лестнице. Покои девушек занимали весь второй этаж. Одна комната отводилась для «личных встреч», две другие – под личные покои. – Камера у нас только на входе. Её посмотрели уже, она из здания не выходила через парадный вход, это точно.

- А вот и комната. – Дверь была приоткрыта. Крейн двинулся вперёд очень медленно, держа штурмовую винтовку под рукой на случай стрельбы. – Мы к шерифу обратились, так он говорит, что надобно хоть день выждать. Вдруг вернётся от дружка какого.. – Женщина ещё что-то говорила, но Арлен не слушал.

Наёмник двигался медленно, открывая одну дверь за другой. Более всего он опасался найти какую-нибудь ловушку в виде гранаты или даже мины. Если девчонка ушла не своим ходом, то стоит ожидать всякого рода неприятностей. Но всё было тихо и чисто. Даже слишком. Словно кто-то пришёл и почистил за собой. Все кровати заправлены, одежда аккуратно висит на вешалке. Возможно, у Мэни был пунктик насчёт уборки и порядка.

- Нико, проверь окно. – Здоровенный наёмник с восточным лицом и небольшой бородкой сперва осмотрел окна, потом открыл их и выглянул наружу.

- Пожарная лестница идёт через всё здание, Босс. Я бы сказал, она выбралась именно так. – Крейн недовольно поморщился. Это было похоже не на похищение, а на простой побег с каким-нибудь смазливым мальчишкой, который признался ей в любви. Не хватало только записки.

- У неё была ещё квартира? Дом? Постоянный парень или ухажёр? – Девушки в помещениях точно не было. Теперь настала очередь более тщательной проверки.

- Нет, никого серьёзного. Да и жила она здесь последние несколько лет. Девочки любят болтать между собой, я бы знала, если бы кто-то у неё появился. – Мадам очень наигранно вздохнула. Словно, она действительно была их матерью, а не просто вежливой надсмотрщицей.

- А это что такое?.. – Крейн стянул одеяло с кровати. На подушке лежала маленькая записка, которая оказалась больше похожа на визитную карточку. Сделанная из мягкой бумаги, её могли отпечатать где угодно. Но совсем не материал привлёк наёмника. Надпись.

"Спасение в повиновении. Других путей нет".

- Похоже на заповедь какой-нибудь религиозной секты. – Человек задумчиво смотрел на записку. Интересно, что это значит. Иными словами – покайтесь, примите свою участь и спасётесь. Глупые надежды, которыми любят себя тешить слабые люди. Покайтесь, а не сражайтесь за свою жизнь. Глупо. – Видел что-нибудь такое? – Напарник-наёмник взглянул из-за плеча и коротко мотнул головой.

- Открывались ли здесь какие-нибудь церкви? Культы? Секты? – Дело было тупиковым. Никаких зацепок. Совершенно. Крейн вздохнул, собираясь уходить. Никто не видел Мэни, никто ничего не знает. Таинственная история повторялась раз за разом.

- Нет, ничего такого не припомню. Вы ведь найдёте её? – Корвейт едва не пустила фальшивую слезу.

- Сделаем всё, что в наших силах. – В этом Арлен в общем и целом не врал. Они действительно сделают всё. И уже сделали. Без ниточек нет расследования.

- Что думаете? – Уже садясь в аэрокар Юно, третий наёмник, подал голос.

- Дело дрянь. Ни свидетелей, ни улик. - Крейн пожал плечами. – Пускай ребята прочешут улицы, но шансов почти нет. Будем ждать следующую жертву.

Оставалось лишь надеяться, что в следующий раз неизвестный похититель будет менее удачлив и оставит больше следов.

+2

8

Странное, необычное, непонятное. Что-то не так было с этим терминалом. Надпись, видения. Определенно, его надо было исследовать более тщательно, но сделать это в Шамплейне не представлялось возможным, однако и оставлять опасную вещицу на виду Лисе не хотелось. Спрятать в доме? Могут случайно найти очередные мародеры. Немного подумав, она произнесла:
- Фриц, обыщи сарай. У достопочтенного мистера Джеймса должна иметься лопата или что-то в этом роде. Зароем это возле дома. Появится возможность заняться этой заразой досконально - выкопаем.

Спорить с Ермоловой не стали, видимо посчитав такой выход довольно разумным. После того, как любвеобильная парочка отправилась в космопорт, опасный терминал был похоронен в двух метрах от дома и присыпан дерном, а блюстители правопорядка расселись по машинам и двинулись в указанном направлении. К озеру.

Мрачность сумерек постепенно отступала. На небе появились звезды, лес становился реже, приветливей. Сквозь стволы деревьев проступала уже не густая чернота, а блестящая гладь озера и  сероватое небо. Лиса и сама не знала, почему оно всегда светлее на Бекенштейне. Может, лучи огромного Больцмана - звезды этой системы, слишком ярко отражались даже ночью?

Наверное до войны на покрытых душистой и мягкой травой полянах, которые мелькали на берегах озера, кто-то устраивал пикники, а ночью, при неровном и мерцающем свете костра,  признавался в любви, думал о вечном, глядя на звезды, или просто напивался от радости или тоски, в компании и без. А теперь... Даже в этом уютном уголке не осталось места романтическим вздохам, веселью и философским размышлениям о бытие. Рвет тишину грохот военных транспортников, напряженно оглядываются по сторонам люди, турианка, саларианец,  совсем недавно повидавшие пламя пожарищ, которых не видела ранее ни одна планета, слышавшие страшный вой железных машин, знающие, что скоро смерть придет и сюда.

Наконец "кавалькада" блюстителей правопорядка выехала на берег озера и остановилась перед гостиницей, оформленной в стиле старых таверн прошлого или позапрошлого века. Внезапно Лиса подумала, что когда-то это место должно было пользоваться популярностью -  почти не тронутое налетом цивилизации, безликостью космопортов и станций, далекое от ярких огней Мильгрома, одинокое и отрешенное.
Однако сейчас хозяин "Теней над водой" (инженер прочитала вывеску) вышел встречать гостей с ружьем и, несмотря на развернутые ответы на задаваемые вопросы, был явно на взводе.
Лиса молча слушала слова Эндрю Ковалевски обо всем. О жизни здесь, о нежелании уезжать, и лишь когда все снова погрузились в машины, она остановилась и негромко произнесла:
- Ты зря надеешься отсидеться здесь. Уезжай. Они не щадят и не оставляют в живых никого. Я видела это на Земле.
- Ух ты, Боже мой, - лицо пожилого Ковалевски странно сморщилось и в один миг будто постарело на годы. Перед Лисой был уже не бодрый мужчина лет пятидесяти, а жалкий, сгорбленный старик. - Вы... Не были в Праге? Моя дочь. Она училась там в университете, жила с бабушкой - моей матерью. Мы посчитали, что там ей будет лучше, безопаснее, подальше от соблазнов Мильгрома. Яна. Яна Ковалевски. Не встречались? - Ермолова заметила, как неожиданно ярко блеснули его глаза, и прозрачные капельки потекли по бороздкам морщин. Слезы.
Инженер отрицательно покачала головой:
- Простите. Я никогда не была в Праге, у нас из Лондона почти не было связи с этим городом.
Лондон... сотни записок на разрушенных стенах лечебницы Черинг-Кросс. Темнеющие под дождем, сорванные ветром. И люди, вновь и вновь идущие туда даже под страхом смерти, полные надежды, выгнавшей их из убежищ, движимые тем, что сильнее ужаса, нагоняемого воем Жнецов, сильнее здравого смысла, сильнее страха за свою жизнь. Дороже.
- А вдруг она спаслась. Если мы уедем, она же нас никогда не найдет.
Слова Ковалевски прозвучали страшно и бессмысленно. Точно так же, как бессмысленным Лисе  казался листок белой бумаги, вечно появляющийся на одном и том же месте на развалинах Черинг-Кросса. Он был абсолютно пуст и маячил в прицеле снайперской винтовки одиноким бельмом. А еще под ним иногда появлялись цветы. В холодном промозглом Лондоне. Они моментально вяли от мороза и дождя, а бывшая оперативница, сидя на высотке полуразрушенного здания, часто думала об этом странном ритуале.
- Если спаслась - обязательно найдет. Пока подумайте о себе, - голос Лисы прозвучал очень мягко. Она забралась на водительское сиденье и завела мотор. Кроганский рок Фриц больше не включал.

Дорога впереди становилась всё извилистей. Альянсовский внедорожник не отставал от транспортника СБЦ, хотя временами натужно похрипывал на подъемах, и инженер начинала жалеть, что у неё не хватило времени как следует покопаться во внутренностях "железного коня". Наконец впереди показалась скособоченная изгородь и заросшее еще зелеными колосьями поле.
- Ингус! Чувствуешь? - Лиса резко ударила по тормозам, приподнялась с сидения, принюхиваясь и прислушиваясь. Нет, чутьё её не обманывало. Среди запахов леса и свежих ароматов травы отчетливо ощущалась вонь трупов. Сладковатая и гнилая. Впереди темнели силуэты строений.
- Вы направо, мы налево. Обыщем, - голос Лисы был злым и очень серьезным. Из вещевого  мешка, болтавшегося на поясе, появилась кислородная маска, хотя пока её девушка не надевала. - Идем!
Держа наготове "Глушитель" и согнувшись в три погибели, инженер скользила по полю, хотя интуиция ей подсказывала - опоздали они как минимум на неделю, а то и на две. Ловить здесь больше нечего. Позади пыхтел Франц, спотыкаясь о борозды, но всё же удерживаясь на ногах. Острые усики ржаных колосьев неприятно кололи открытые части тела, а то и вовсе врезались в кожу.  Лиса остановилась у последней перепаханной кромки, внимательно оглядывая створы ближайшего сарая. Вполне современного, оснащенного запорами и коммуникациями, только...
- У первой цели. Вскрываем, - отрывисто прошипела девушка в комлинк. - Крюге. Держи дверь на прицеле.
Снять блокировку оказалось процедурой недостаточной. Уперевшись в стену, Лиса ударила ногой, открывая створы сарая, и тут же шарахнулась в сторону, поскользнувшись и откатившись, вздрагивая от омерзения. Наружу с гадким жужжанием вырвался рой мух. Запах стал нестерпимым. Преодолевая позывы тошноты, Ермолова заглянула внутрь.
- Похоже, мы её нашли, - медленно произнесла бывшая оперативница. Среди трупов коров и навоза лежало тело девушки. Бледное лицо с таращащимися в потолок открытыми глазами точь-в-точь соответствовало предоставленным миссис Джеймс фотографиям. Это была пропавшая Алисия.

+2

9

Ингус не слышала, о чем говорили люди - в другой-то машине. А если бы слышала, пожалуй, не согласилась бы с Ермоловой. Про себя, не вступая в спор - потому что формально человек была права. Но, честно говоря, не слишком верила турианка, что вообще останутся безопасные места, где смогут отсидеться вот такие мирные Ковалевски. Слишком быстро разгоралась война, слишком жуткими были сводки. И, в конце концов, встретить врага на пороге собственного дома, может, было и не худшим выбором, по сравнению с "бежать непонятно куда еще пару недель, месяц или полтора".
Она бы не стала говорить такого вслух при гражданских. Вообще при ком бы то ни было. Да и самой надо было верить, что в эвакуации был смысл. Иначе - что?

Но разговора между землянами она не слышала, и просто молча вела транспорт, надеясь, что едет правильно. Именно машина СБЦ шла первой, значит, и выбор дороги оставался за ними.
Оказалось, все верно, и спустя некоторое время впереди показалась та самая ферма. Определенно, та самая. Это буквально (буквально, ага) витало в воздухе.
- Ингус! Чувствуешь?
- Да, - ответила, открывая транспорт. Такое сложно было не почувствовать. - Приехали.
"Хреново тут все выйдет", - подумала между тем. Не интуиция и не шестое чувство, а просто, если такой запах... Кто живой и нормальный мог здесь существовать?
- Вы направо, мы налево. Обыщем.
Предложение было верным. Она бы и сама сделала так.
- Взяли правую сторону.
- Идем! - отдала приказ Василиса своему напарнику, а Ингус в свою очередь махнула рукой Верну. - Пошли!

Да, запах висел над фермой, был, казалось, повсюду, въелся в землю и впитался в воздух. Но не становился сильнее - значит, скорей всего, СБЦшники не приближались к его источнику. Ладно... В любом случае надо было внимательно осмотреть все.
Ожил комлинк.
- У первой цели. Вскрываем.
- Принято, - отозвалась Ингус.
Тем временем, они с Верном двигались дальше - к большому гаражу, где, видимо, стояла сельскохозяйственная техника.
- Открываем гараж, - прокомментировала в передатчик, и почти в это же время Ермолова произнесла, как-то странно и медленно.
- Похоже, мы её нашли.
"Вот не так бы она говорила, если бы нашли живой", - но все-таки другая раса. Кто их знает... Хотелось ошибаться в своих предположениях. Правда, хотелось. Но Рела, если откровенно, знала, что сейчас не ошибается.
- И... статус? - уточнила вслух, целясь в ворота гаража, пока Верн взламывал электронику.

"Вот, значит, как".
Паршиво это было, но ожидаемо.
Давать какие-либо указания, что людям делать дальше, турианка не стала. Не командовала она ими, да и Ермолова производила впечатление человека, который знал, как надо действовать. Только уточнила еще одно.
- Там только мисс Джеймс?
В любом случае нужно было проверить остальные помещения. Жертв - чьих бы то ни было - могло быть больше. И скорее всего, было. Опять же запах - не один труп тут разлагался. Однако, гараж пустовал. Два трактора - не новых, довольно ржавых и неухоженных, одна какая-то сеялка человеческого образца, и ничего больше, о чем Ингус и сообщила по каналу связи. И уже когда СБЦшники собирались пойти дальше, Верн вдруг заметил...
Да, такое только наблюдательный саларианец и мог заметить. Аккуратно забросанный грязью - ошметками соломы какой-то, тряпками и просто землей - люк в углу.
- Так. Здесь какой-то люк на полу, замаскированный. Мы проверим. - И уже без передатчика добавила. - Верн, прикрывай, спускайся по моему сигналу.
На всякий случай активировав "оборону", Ингус начала спуск.

И спускалась долго. Тридцать ступенек насчитала - а лестница была вертикальная, с большими просветами между перекладинами. Наконец, оказавшись внизу, уже собралась включить освещение на инструментроне, осмотреть эту техническую зону. Ну, то есть, чем это еще могло быть, кроме как технической зоной под гаражом? Обогрев какой-нибудь, да хоть канализация из дома... Не понадобилось. Там было вполне светло. И сухо, кстати.
"Что?!"
Ингус вынула убранный было в крепление пистолет, и внимательно осмотрела помещение.

Первым, что бросалось в глаза, было криво написанное на стене "спасение в повиновении". Красной краской. Хотелось думать, что краской, хотя анализ материала надо будет взять. Дальше. Здоровенный камин в углу - искусственный нагрев, на таких можно было, например, гриль жарить. Когда-то еще дома, у друзей такой стоял, да и на Цитадели несколько раз видела. Стол, на котором лежала электронная книга "древние мифы и легенды Тессии", включенная - и "открытая" на странице о расе, истребившей древних протеан. И, наконец, стойка на стене с... инструментами. Такие Ингус доводилось видеть как-то раз в подземельях батарианской арены.
И запах. Запах тут стоял еще более густой и сильный, чем наверху. Ветра не было. Не продувало.
И еще. Пол был... гулкий. Такой ощущение, что под ним по крайней мере местами были пустоты, хотя и это надо было проверять.
"Охренеть теперь", - была вторая мысль.
- Не надо спускаться, я сейчас поднимусь, - сказала Верну. Уже наверху, прибавила. - Тут... важно. Свяжемся с людьми.
Включила комлинк на передачу - на прием, естественно, он работал постоянно, - и изложила все, что увидела. Без эмоциональных комментариев, просто факты.
Конечно, они могли и вдвоем с саларианцем продолжить осмотр, но подвал этот был настолько необычным, и, видимо, имел большое значение, что...
- Возможно, вы захотите принять участие в детальном осмотре.

+2

10

- Босс, вызывает шериф. – Крейн сидел за терминалом и читал новостные сводки по планете. Ситуация ухудшалась с каждым днём. Внутренние инстинкты пока молчали, но мозг настаивал на том, что пора отсюда выбираться. Их небольшая контора успела набить карманы кредитами и ценными товарами, а о большем не стоит и задумываться. Конечно, когда Жнецы подойдут совсем близко, цены на оружие взлетят до небес, но жажда наживы должна всегда идти позади ощущения опасности. Наёмники воюют, пока им платят. Убивают и умирают за деньги. Но только в том случае, если есть шанс на победу. Мёртвому наёмнику деньги не нужны.

- Шериф Пиджин, какими судьбами? – Арлен и не думал изображать улыбку или радость на своём лице. Ему действительно было любопытно, почему представитель власти решился собственноручно позвонить какому-то наёмнику. Раньше подобные контакты всегда велись через посредника. Но, видимо, ситуация либо двигалась от плохой к ужасной, или же вопрос был действительно важным.

- Скотт, есть пара бойцов для сопровождения? – Вид у шерифа был усталый. Тёмные круги под глазами приобрели совсем уж чёрный цвет. Ему наверняка приходилось нелегко со всей этой эвакуацией, но такова цена власти, когда приключается какая-нибудь большая беда.

- Может быть. Что произошло? – «Эндрю Скотт», как было написано в его почти настоящих документах, заинтересовался. Большая часть его группы в настоящий момент отсыпалась и не была задействована, так что направить пару наёмников на усиление не было большой проблемой.

- Вроде есть зацепка по делу о пропавших людях. «Альянс» и СБЦ послали своих представителей в пригород.  Со мной только что связал живущий там старик по фамилии Ковалевски. Рядом с его домом есть ферма, туда и направь ребят. Считай это придурью старика, но лучше подстраховаться. Если что найдёте – заплачу вдвое больше нормы.

Арлен выключил терминал и откинулся в кресле. Старый человек Ковалевски, старая ферма и глухомань. С одной стороны, посылать туда людей просто так и тратить горючее казалось немного нелогичным. А с другой – дел всё равно в настоящий момент не было – можно было немного проехаться. В припасах недостатка тоже не было.

- Нико, Юно, готовность десять минут. – Крейн потянулся в кресле. Ему порядком надоедала эта роль управленца. Именно по этой причине он время от времени надевал бронекостюм, брал в руки винтовку и совершал те самые манёвры, которые ему вбили в память ещё в годы обучения в академии. Стрелять, выживать и лишь потом задавать вопросы. Сейчас у него есть своя группа и они держатся вместе, но стоит заданию завершиться, стоит им покинуть планету – каждый вновь окажется сам за себя.

Дорога даже на аэрокаре занимала слишком много времени. Имеющийся в распоряжении броневик мог пригодиться в более опасной ситуации. Пока был асфальт – машина двигалась быстро и уверенно. Сойдя на бездорожье – пришлось в разы сбросить скорость. Пускай и имея вместо колес антигравитационные двигатели, очень не хотелось наткнуться на какую-нибудь высокую корягу и повредить транспорт. В то же время подниматься слишком высоко над лесом было рискованно из-за привлечения к себе излишнего внимания.

Глядя на серые постройки по сторонам, когда они уже покинули черту города, где ещё пока были высотные здания, Арлен откровенно впадал в уныние. Он умел выживать в лесу, если это было необходимо. Мог найти себе пропитание и вполне неплохо обустроиться, но жить в нём и получать от этого удовольствие – это было решительно выше его понимания. Кипучая жизнь – погони, вечная скачка со смертью, попытки выжить и доказать, что ты сильнее – вот что действительно его привлекало. Лес же был в его понимании чем-то вроде жизни изгоя. Когда-нибудь он остепенится и придёт к пониманию. Если выживет.

Вид небольшого дома Ковалевски также не придавал позитивных мыслей. Нико вылез из пассажирского кресла и направился к нему для переговоров. Старик быстро сообразил, что на слишком долгие разговоры с вооружёнными наёмниками у него нет особого желания и довольно сдержанно обрисовал направление. Спутник Крейна вернулся довольно скоро.

- Давай вон по той дороге. Она здесь всего одна. – Юно кивнул и двинул транспорт в указанном направлении. Им сильно повезло, что совсем недавно здесь прошли две тяжёлые машины, которые проложили неплохую колею. И всё же неподготовленный для таких дорог аэрокар полз совсем медленно.

Мягкий, но настойчивый запах каких-то сладостей вскоре начал пробиваться сквозь фильтры. Не усмотрев поблизости никаких крупных производств по изготовлению конфет, Арлен вздохнул и приготовился: так обычно пахли братские могилы. Запах разложения. Запах смерти. И чем ближе они подъезжали к ферме – тем сильнее он становился. Мерзкий приятный запах, который имеет свойство сниться в далеко не самых радушных снах. Пришлось даже надеть шлем и включить внутренние фильтры – дышать становилось очень некомфортно.

Очень скоро показались два припаркованных рядом вездехода «Альянса» и Службы безопасности Цитадели. Что здесь делали последние – оставалось той ещё загадкой. Им бы контролировать процесс отправления беженцев, а не по всяким подозрительным фермам разгуливать. Впрочем, Крейну было совершенно наплевать. У него была своя работа, которая сводилась к тому, чтобы обеспечить безопасность тем самым мальчикам и девочкам, которые прибыли сюда пораньше.

На улице стояли полицейский и военнослужащий «Альянса», которые уже успели поднять табельное оружие и осмотреть прибывшее по их душу подкрепление совсем не добрыми глазами. Винить их наёмники не могли: время было далеко от спокойного. Арлен медленно поднял раскрытые ладони вверх, демонстрируя, что он не вооружён. Автоматическая штурмовая винтовка в уже разложенном состоянии, закреплённая на груди в удобном положении, не должна была их напугать.

- Охранное агентство «Эндрюс и Ко», может слышали. – Крейн и не думал опускать руки. Не хватало ещё затевать перестрелку с представителями власти. – Шериф Перкинс нанял нам оказать вам посильную поддержку. - Арлен глянул на своих товарищей – те вели себя абсолютно также, напоминая манекены в магазине с одеждой. Вооружённые и закованные в броню манекены.

- Не будете ли вы так добры вызвать старшего офицера? Или главного? – Он был вежлив, но голос отнюдь не вызывал чувство симпатии и желания броситься в объятия с широко разведёнными руками.

Таким голосом обычно разговаривали со свиньёй, которую предстояло превратить в аппетитные куски беконы.

+2

11

Офф

Не нашла подходящего саунда, но время инквизиции?

- Мертва, - глухо произнесла Лиса. - Мертвее некуда, - несмотря на мрачноватые обстоятельства исчезновения, до сего момента она ещё надеялась найти мисс Джеймс живой. - В сарае устроили настоящую скотобойню, но, похоже, из людей здесь только она. Продолжаем осмотр.
Нацепив дыхательную маску, инженер осторожно двинулась внутрь помещения, размышляя в большей степени не над убийством бедняжки Алисии, а над тем, кто и зачем мог при всеобщем недостатке продовольствия погубить кучу сельскохозяйственных животных и оставить туши гнить в сарае. Аккуратно перерезанные шеи у скотины, такой же широкий и ровный разрез на шее у девушки... Всё это странно. Свет фонарика скользил по грязным стенам, темному потолку, но ничего интересного Лиса так и не увидела.
" Протокол осмотра место происшествия пусть составляют СБЦ-шники или Пиджин, - мелькнуло в голове. - Они же займутся вызовом экспертов и прочими следственными действиями, если понадобится."
Наконец-то покинув зловонный сарай, девушка вытирала армейские ботинки о траву, однако снимать маску ей совершенно не хотелось. 
"Хотя кому сейчас есть дело до уголовно-процессуальных проволочек? Люди гибнут миллионами. Либо мы отыщем, кому девчонка помешала настолько, чтобы её прикончить, либо... займемся и дальше наведением порядка в Шамплейне и расследованием кражи кастрюль."
- Надо выяснить, кому принадлежит ферма, - подал здравую мысль Фриц, морщившийся даже при наличии маски. Скорее от омерзения от увиденного, нежели от запаха.
- Сделай запрос на владельца, - согласно кивнула Лиса. - Заодно и на всех его или её родственников. Пиджину и матери Алисии лучше пока не сообщать о находке, во всяком случае до окончания осмотра. Набежит народ, не дай Бог захотят обшарить окрестности сами или паника поднимется. Спугнут.
- Но разве не хорошо бы сейчас быстро прочесать всю  местность? - с недоумением спросил Крюге, но бывшая оперативница ответить не успела - поступил сигнал от Ингус. Похоже, служащая СБЦ обнаружила нечто важное.

"Спасение в повиновении". Опять это! Ермолова слегка потерла надпись указательным пальцем, понюхала перчатку. Нет, всё-таки краска. Гуашь или акварель. У масляной специфический запах, а засохшая кровь выглядела бы темнее. В обычном доме эти краски просто так не обнаружишь, они легко смываются водой, а следовательно непригодны для деревенских стен и заборов. Может, хозяин художник? Или у него есть дети?"!
"Огромный искусственный камин в углу... Зачем? Почему в подвале? В таком не сжечь труп. Значит, для пыток? - Лиса внимательно осмотрела стойку с инструментами в углу, снова поскребла  пальцем по желобку грубо выкованного крюка. - А вот это уже похоже на плохо смытую кровь. Всю эту дрянь использовали по назначению? Мерзость. Но не коров же здешние обитатели пытали? Должно быть что-то ещё. Пол скрипучий, но гулкий. Тайник? Но как его открыть? Доски достаточно прочные, выламывать долго, даже если на ферме найдутся соответствующие инструменты. Да и Фриц с саларианцем большой физической силой не отличаются."
Взгляд Ермоловой упал на электронную книгу на столе. Она взяла её, молча пролистала пару страниц.
Азарийские мифы. Слабо подсвечивающийся текст рассказывал о том, как одна жрица помогла остановить нашествие чудовищ на своё поселение с помощью кольца огня, созданного из каких-то растений и "жира разумных существ не старше 200 лет".
- Ну и бред, - на всякий случай инженер просканировала книгу при помощи инструментрона, но не найдя ничего интересного, бросила её обратно на стол и тут же насмешливо фыркнула над собой.
Пол в центре комнаты, на котором стояли они с Ингус, а также Ковальски, спустившийся сообщить, что он всё-таки позвонил шерифу Пиджину, начал медленно опускаться вниз, превращаясь в лестницу.
- Всего-то замаскированная кнопка на обратной стороне? Ну, посмотрим, что тут за страшные тайны, - в руке Ермоловой тускло блеснул черный корпус "Глушителя". По правде говоря, она не ожидала встретить серьезного сопротивления, но стоило подстраховаться.
Инженер уже приготовилась снова воспользоваться фонариком, хотя при наличии визора в нём не было особой нужды, но как только лестница опустилась и коснулась пола, в помещении вспыхнул яркий свет.
- Мать мою! Что же это такое? - испуганно воскликнул Ковальски, и Лиса пожалела, что он отправился на эту страшную ферму вместе с ними - на балках под потолком были подвешены обнаженные человеческие тела. Мужские, женские, девичьи, юношеские, со следами пыток, основательно подгнившие и относительно свежие. Стоек с гадкими орудиями здесь оказалось гораздо больше, нежели в первой комнате. В углу возвышался шкаф из черного дерева и большой холодильник.
- Надо посмотреть, вдруг из них кто-то жив, - сипло прохрипела Ермолова, будто ей не хватало воздуха, и сделала пару шагов между висящих человеческих ног в сторону шкафа и холодильника. Те манили её как магнитом, словно именно там должно было оказаться объяснение ужасу, не укладывающемуся в голове. Как? Зачем?!
Нас и так уничтожают, выкашивают, как траву, как урожай, проклятые машины. Убивать себе подобных, надеясь отогнать их с помощью азарийских сказок? Или причина в чем-то ещё? - Лису переполнял гнев. Она резко распахнула морозильник и отшатнулась  - на неё смотрел остекленевшими глазами женский труп.
- Яна, доченька, вот, наконец, и свиделись! - за спиной раздался странно тонкий старческий шепот. Обезумевший Ковальски отпихнул Лису с такой силой, что та едва не упала. Он заключил покрытое инеем тело в объятья, прижимаясь к нему небритой щекой и непрестанно повторяя:
- Доченька, доченька!
"С ума сошел от увиденного, - на негнущихся ногах Ермолова подошла к шкафу, открыла дверцу, машинально поймав несколько вывалившихся ей в руки датападов. Здесь не было трупов, только электронные и бумажные издания на азарийском, ханарском, пакетики с какими-то сушеными травами и... картины. Сначала девушка не поняла, что именно на них изображено, а поняв - снова вздрогнула. Сцены пыток, убийств, нарисованные, скорее всего, с натуры. Наброски и почти законченная мазня.  - А если в морозильнике и правда дочь Ковальски, сумевшая бежать с Земли, прилетевшая к отцу, но наткнувшаяся уже здесь, в безопасном месте, на нелюдей?"
От осознания подобного Лису замутило. Не обращая внимания ни на рыдающего старика, ни на Ингус, она рванула вверх по лестнице, всё ещё сжимая в руке несколько датападов.

Холодный воздух помогал прийти в себя. Лиса сорвала дыхательную маску, больше не ощущая сладковатого трупного запаха и мрачно вглядываясь в белесый свет звезд. Впервые в жизни она жалела, что не курит и редко носит с собой фляжку с чем-нибудь очень крепким, горячительным.
- Что-то случилось? - из ниоткуда возникло участливое лицо Крюге. - Я тут отыскал кое-что по запросам. Ферма принадлежит Абнару, Берни и Гордону Кинг. Братьям. Но в основном проживает  на ней только Гордон. Абнер совсем спился и работает сторожем на старом кладбище - это выше в горах, Берни бывал здесь наездами и в основном проживал в Мильгроме... И, мэм, тут прибыли люди из охранного агентства. Шериф Пиджин нанял их для оказания поддержки.
Только сейчас Лиса заметила вооруженных людей, стоящих неподалёку. С каменными лицами они ожидали дальнейших указаний.
- А-а-а-а-а-а-а! - внезапно донёсся из глубины дома человеческий вопль, скорее всего принадлежавший Ковальски.
- Вот пусть и оказывают, - зло рявкнула Ермолова, приходя в себя, но чувствуя, что пока не в силах ещё раз спуститься в страшный подвал. - Сами смотрите, что там. Есть сигареты?
Фриц испуганно протянул командиру измятую пачку и промолвил, будто оправдываясь:
- У мальчишек на улице отнял.
Но Лиса его уже не слушала, так и не закурив, но нервно кроша на землю ошметки тонкой папиросной бумаги вперемешку с табаком. Ей было над чем подумать.
- Что за старое кладбище? - наконец спросила она, швырнув вниз останки чьих-то табачных сокровищ и отряхнув перчатки.
- Не слышали? Дикая история. Ещё при основании Шамплейна в лагере строителей случился ужасный пожар. Дело было ночью, и многие задохнулись во сне. Впрочем, дешевые  временные домики вспыхивали, как спички, и даже вовремя проснувшиеся люди успевали здорово обгореть, прежде, чем выбирались наружу. Им бы здорово помогли в тот момент инъекции панацелина, но почти все запасы лекарств погибли в огне, а помощь извне прибыла не скоро. Словом, всё обернулось страшной трагедией. Но дело решили замять, дабы не омрачать будущее колонии. Похоронили большинство погибших подальше в горах, да только места особо не выбирали в спешке и могилы копали неглубоко. Через полгода кладбище дождями размыло, трупная гниль наружу полезла, а зверья в этих лесах много. Альянс, конечно, потом прибрал за собой, но больше там никого не хоронили, а должность сторожа осталась. Но надо быть большим оригиналом, чтобы прожить двадцать пять лет среди могил, - пустился в рассуждения Крюге.
- Абнер Кинг живет там уже двадцать пять лет? - зачем-то уточнила Лиса. - Нам нужно обыскать старое кладбище. И как можно скорее.
У бывшей оперативницы не было конкретных предположений, что именно они должны найти в горах. Ещё несколько трупов, спрятавшихся среди развороченных могил злодеев или всего лишь алкоголика-сторожа с трясущимися руками. Скорее, она чувствовала, что сейчас надо действовать. Более тщательный осмотр самой фермы можно было отложить на потом.

+2


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Тени