Пишет
Nero Lucius в "Запретная территория"
Когда пилот в очередной раз словно между прочим упомянул о приоритетности спасения колонистов, Люциус, удержавшись от того, чтобы скептически хмыкнуть, просто промолчал. Он не обманывался. Прошло достаточно много времени с момента столкновения людей Продромоса с кеттами, а из своего опыта подобных ситуаций Неро выстраивал отнюдь неутешительную статистику. Взявшись рукой за поручень, Неро смотрел в прямоугольный иллюминатор... читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Духи злобы Поднебесной" - Авлаас Вокату
"Новая Мекка" - Джонатан Кормак
"Выход из тени" - ГМ
"Елка" - Харли Уоррен
Город грехов - Акира
Этот мир – наш Ад - Чероки

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Открыт упрощенный прием! Акция действует до 15 сентября.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные квесты » Эпизод 3.9 [Отель "Бастион"]


Эпизод 3.9 [Отель "Бастион"]

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

Вэйлор молча сидел и наблюдал за происходящим. А вот в голове у него тем временем заканчивались ругательства, которыми можно было описать всю прелесть ситуации. Пока сержант пытался придумать хоть какой-нибудь план побега, Ричард или как там его тоже был призван к ответственности за какую-то надуманную дурь. Хотя может и не надуманную - человек повёл себя весьма нагло, Вэйлор даже подумал было, что тот нарывается, дабы умереть до того, как начнутся пытки. Но судьи остались хладнокровны и Ричарда всё же потащили прочь, намереваясь скормить его крысам. Быть ему трупом в ближайшем будущем. Вэйлор продолжал осматривать помещение, но всё, что могло бы стать зацепкой, таковой не являлось из-за того, что турианца заперли в этой треклятой клетке. А ведь насколько было бы проще, если бы он просто стоял посреди комнаты...
Пока Вэйлор размышлял, судьи обратились теперь уже к нему. Ну вот, пора блеснуть несуществующим дипломатическим талантом. Эх. Рактус встал, слушая обвинителей.
- Ну, а вы, мистер турианец, тоже предпочтете неприличные жесты или найдете, что сказать в свое оправдание? - Пожилая женщина говорила за всех, видимо, она главная среди этих псевдозаконников.
- Зависит от того, какой свой поступок я должен оправдывать. - Сержант не собирался с ходу в чём-то каяться и признаваться, а то мало ли - вдруг его обвиняют вообще в каких-то левых делах.
- Убийства, молодой человек, убийства, - Холодно ответила судья, поправив очки. - Сколько раз вам доводилось отнимать чужую жизнь? И во имя чего?
- Во имя Иерархии. - Подавитесь.  Я всегда знаю, за что убиваю.
- Так вы солдат? -   Ах, этот презрительный взгляд. Такое ощущение, будто я признался в предательстве своей родины. Люди... - Но сейчас нет войны. И всё же вы не считаете зазорным уничтожение себе подобных.
- Война есть всегда. Террористы есть на каждой планете, главное - хорошо поискать.
- Не пробовали предавать преступников суду, а не сразу уничтожать? - Вэйлор заметил покрасневшее лицо одного из судей. Похоже, что бы он ни говорил, а этим ребятам всё равно противно.
- Я исполняю приговор, а не выношу его. Судьями выступают другие.
- Но кто дал вам право выступать палачом? Иерархия? Она смеет решать за других? Что же, господа, кажется тут все ясно. Вы будете казнены, как и ваш товарищ. Желаете выбрать, какой смертью вам умереть?
- А кто ещё должен это решать? Вы, что ли? - Вэйлор пренебрежительно фыркнул, покачав головой. Убеждения этих людей никакие аргументы не поколеблют. - И из каких же вариантов я должен выбирать?
- Догадливый. Да, именно мы решим вашу судьбу. Выбор у вас будет такой же, как и вашего товарища: крысы, "кровавый орел" или скафизм.
- Что вообще такое этот скафизм?
- О, это весьма простая процедура. Приговоренного преступника раздевают догола и крепко привязывают  внутри узкой лодки или выдолбленного ствола дерева, а сверху накрывали такой же лодкой или стволом дерева так, чтобы руки, ноги и голова торчали наружу. Преступника насильно поят  молоком и мёдом, чтобы вызвать сильнейший понос. Кроме того, мёдом обмазывают тело, тем самым привлекая насекомых. После этого лодку пускают плавать в пруду со стоячей водой или оставляют на солнцепёке. Кал жертвы накапливается в таком «контейнере», привлекая всё больше насекомых, которые медленно пожирают плоть и откладывают в ней личинки, что приводит к гангрене. Чтобы продлить мучения, преступника  можно кормить каждый день. Но, в конце концов наступает смерть.Во внутреннем дворе у нас есть прекрасный пруд. И хотя насекомых в Мильгроме не очень много, но мух и ос, думаю, хватит.
Какая гадость. Да лучше пусть меня выпотрошат, чем чёрт-те сколько плавать по уши в дерьме.
- Ну нахрен, если помирать, то хотя бы более прилично. Хоть я и уверен, что от "Кровавого Орла" мне будет не намного больше радости.
- Будь по вашему, - Судьи кивнули. Вот и настал момент истины. Хотя какой уж там момент истины, Вэйлор знал, что никак не спасётся. В клетку вошли двое охранников и выволокли его из комнаты. Рактус не вырывался и вообще не шевелился - в голове царил полнейший бардак и из всего этого конкретная идея не складывалась. Может, укусить одного из них? Толку то. В зубы дадут, а больше ничего не изменится. Поздно думать. Рактуса уложили на стол и уже собрались увеличить количество отверстий на его теле. Ощущение окончательного пиздеца не давало спокойно лежать и ждать. Вэйлор впервые за свою жизнь сбросил маску безразличия.

+4

32

- Могла и не трудиться, я еще во время драки заметил, что ты биотик, - мужчина, мельком глянув на её шар вспыхнувшей темной энергии в руке и посмотрел на Шеридан совершенно спокойным взглядом. Сия демонстрация силы, его ни капли не испугала, что подтверждало теорию, что он сам биотик или силен и вооружен настолько, что с девушкой справится без особых усилий.

Осторожно покачав головой, чувствуя, как полотенце все сильнее пропитывается кровью, и смерть от потери крови не за горами, ответила ему.
- То, что я показала, была не попытка запугать, угрожать. Если ты изначально привел меня сюда и так спокойно сидишь, то ты не боишься меня ни как биотика, не как военную. Да и в таком состоянии... - поморщилась от боли в шее и остальных «царапинах», - мне не до выяснения того, что ты  можешь сделать со мной, если бы я вздумала на тебя напасть.

Прозвучавший голос был с весьма насмешливым оттенком.
- Правильная, храбрая, самостоятельная, самоуверенная, - человек чуть улыбнулся, приподнимая уголки губ. - И что же мы будем с тобой делать?

Переводя дыхание, девушка выслушала его мнение с вопросом, и устало покачала головой.

- Не знаю. Честно. Но.. со мной был мужчина.. с седыми волосами и холодным взглядом. Что с ним? Он цел? Я... - проглотив комок, мрачно и с горечью смотрела на человека. - Мне не важно, что произойдет со мной. Но с ним... - голос дрогнул, и Лана от вспыхнувшей сильной боли в отметинах после общения с ряжеными осторожно прислонилась с какой-то поверхности поглядывая на незнакомца.
Но он словно не видел, что накинутое на шею полотенце, постепенно перекрашивается из белого во все более и более алый цвет. Он откинулся на спинку кресла, сцепил руки в замок и о чем-то раздумывал.
- Так значит это любовь?! - воскликлил он не то удивленно, не то снова насмешливо. - Положим, я знаю, где ваш... друг. Но на что готовы вы ради того, чтобы спасти его от верной смерти? Вы говорите, вам не важно, что станется с вами... Как опрометчиво. Впрочем, это можно проверить.

Проверка. Это было ожидаемо. Биотик устало кивнула на тираду мужчины и ответила.

- Знаю, что опрометчиво и я не являюсь мазахисткой, которая ловит кайф от получаемой боли, но...  лучше я спасу его жизнь даже... ценой собственной, чем останусь со своей, в одиночестве ещё раз, - в глазах девушки можно разглядеть дикую тоску и боль, - одиночество страшнее смерти.
Уж кто-то, а Лане довелось узнать  достоверность этих слов,  не с чужих слов, а на своей шкуре. И тем более…
Потрогав рукой пропитавшееся кровью полотенце и после, Шер посмотрела на окрасившиеся в бурый цвет пальцы  и прикусила губу.
- Тем более такими темпами мне все равно немного осталось, - от усталости и чрезмерного выплеска адреналина в кровь с кровопотерей реальной, её слегка пошатнуло.

Однако жест и слабость биотика не вызывал у её спасителя  ни малейшего сочувствия. Он громко рассмеялся.
- От таких ран не умирают, - мельком замечает он. Да быстро не умирают. Но если кровотечение не остановить, то она долго не протянет. Или же.. её так хорошо приложили об пол головой, что она слишком сейчас переоценивает свое состояние? -  Что же, интересно будет проверить правдивость ваших слов на практике. Идем.

Мужчина поднялся из кресла, и, распахнув дверь, пригласил Шеридан за собой, пропуская Лану вперед. Никаких лекарств или одежды он, видимо, давать ей не был намерен. Они снова шли по  запутанной системе коридоров, но на сей раз человек отдавал ей команды: "здесь налево, прямо, еще раз налево".

Наконец парочка остановилась перед массивной дверью.

- Заходи, тебя ожидает сюрприз, - мужчина весело улыбался.  Весело ему. А ей не очень. Но все же это лучше, чем просто маяться  от страха и неизвестности за Арлена. Куда он её привел? Что бы «пройти тест» и потом если она его осилит пустить к Крейну? Или, что-то ещё? Она не знала.
Точнее не знала, пока не вошла. От увиденного лицо Ланы перекосило выражением страха и ужаса. На топчане, лежал… Арлен с привязанными руками и ногами. И у него на животе стояла массивная клетка с крысами. Которые, только-только приступили к своей трапезе.

- Ну как? - теперь голос человека, который привел её сюда  звучал угрожающе, - Ты готова занять его место и тем самым спасти?

Когда она только вошла, Шеридан едва не кинулась вперед, что бы освободить того, за кого она боялась намного больше, чем за себя. Но в комнате, они были не одни. Еще было несколько амбалов-охранников, которые были тут до того, как они здесь появились. Видимо охраняли свою жертву. Уложить всех разом один ударом, с учетом того кто сюда её привел  – у неё попросту не хватит сил. А как итог – она и сама угробится и Крейна не спасет.
За те пару секунд, что она  молчала, они увидела, как искажалось от ужаса и боли лицо наемника. Крысы-каннибалы все активней не отказывали себе в удовольствии насладиться вкусной, теплой плотью. Она слышала об этой пытке и знала, что в итоге происходит с человеком.

Неужели её спаситель думает, что она не сможет решиться на это? Арлен её как будто не видел. Ну и хорошо. Потому что если бы знал, что она собирается делать, то сам бы лично её придушил.

- Да, - взгляд, которым она смотрела на человека, состоял из решимости пополам с отчаянием. - Он будет жить, если я займу его место? Ты можешь это гарантировать?! - половина отчаяния сменилась безумным огнем надежды. Если он будет жить, то она сочтет это разумной платой за свою жизнь.  О том, что она поступает подло по отношению к Крейну, она старалась не думать. Страх, что на его потеряет, топил все остальные эмоции. - Если да, то я хочу занять его место.
Незнакомец согласно кинул, подтверждая её слова и сделал знак охранникам приступать. Сделка состоялась.
Только.. насколько она будет действительной? И.. та фраза о том, что он хочет это проверить…  станет  ли этим её окончательная смерть, или Лану полумертвую, но прошедшую проверку её решимости стащат с топчана, вручат Арлену, которого заставят смотреть на все это и после выпнут отсюда?

Шеридан отчасти надеялась на это, но отступать была не намерена. Даже если надежда не выгорит, он будет жить. А она… переживет.

Один охранников, сдернул с её шеи полотенце, и двинулись избавлять Арлена от крыс и развязывать его.  Стоять и ждать  своей участи было страшно, не смотря на то, что она пыталась храбриться.
Шер не врала тому типу, она не была мазахисткой, которая ловит кайф от боли. И быть сожранной крысами.. не самая лучшая участь. Если ей ОЧЕНЬ не повезет, то остается надеяться, что она сумеет, использовав биотику убить себя раньше, чем её выжрут изнутри.
Пока девушка стояла и думала, охранники убрали клетку с крысами в сторону с тела мужчины и отвязали его с топчана. Верхнюю кожу крысы уже погрызли, а на дальнейшее им не хватило времени. Но по выражению лица Арлена, даже это не доставило ему приятных ощущений. Как только его отвязали, Крейн буквально свалится с лежанки на пол. Девушка закусила губу. Оставались считанные мгновения, что он её узнает и скоро поймет, что ЕЁ ждет, и что ОНА займет ЕГО место.

Наемника стали поднимать с пола. Он с трудом поднимал голову и едва держался на ногах. По всему телу помимо окровавленного живота были синяки. Арашу, что с ним делали!? Скользнув по ней взглядом, он никак не отреагировал. Не узнал или ещё не отошел после пытки?
Отпустив мужчину, охранники повернулись к девушке. Ну что ж. Теперь её очередь. И когда охранники отвлеклись на неё, Арлен начал действовать. Ребром ладони, ударив левому громиле по горлу, правому засадил в сложенной ладонью в глаз, прикрываясь телом и пытаясь добраться до оружия.

Поняв, что предыдущая реакция была лишь отвлечением, и он не намерен упускать своего шанса, Шер тоже стала действовать. Резко прыгнув между Арленом и незнакомцем, девушка встала в одну из боевых позиций, с которых было максимально удобно нанести удар по противнику. Она не хотела особо причинять вред тому, кто её спас от «ряженного», но она не позволит навредить Крейну. Едва она поймет, что тот атакует, биотик снесет его ударной волной – хотя бы для того, что бы защитить их обоих.

Но, так или иначе, первый удар получит она. А не Арлен.

«Я говорила, что готова отдать свою жизнь за него. Неужели ты думаешь, что я дам ему навредить сейчас?!»

Отредактировано Lana Sheridan (8 июля, 2017г. 18:29)

+1

33

Харли Уоррен

Вам удается поймать сигнал с камер, но не взломать устройства. Возможно, получится определить источник, но что это даст, если коридор пока один? И идти по нему  приходится довольно долго. Кто-то невидимый опять поддразнивает вас то хихиканьем, то язвительными репликами, будто не заметив ваших манипуляций. Возможно, здесь есть какой-то подвох?
Наконец тоннель упирается в  следующую дверь. Вы открываете ее и видите… несколько тачек, какие используют мясники для перевозки туш с места на место, два разделочных стола, огромную печь и… изувеченные трупы. Вонь горелого мяса ясно дает понять, для чего используется жаровня. Именно так в крепости избавляются от тел.
- Горячо! Горячо! Ты ее почти нашел! Она тут! Еще немножко, и ты сможешь посмотреть, что у нее внутри! – издевательский голос становится невыносимым. - Или ты искал совсем не её, а меня?
Среди останков сложно кого-то или что-то отыскать. Руки, ноги валяются по отдельности, у многих трупов нет голов. Вы можете попытаться найти среди них Сару, тогда некто продолжит смеяться и комментировать все ваши попытки, а можете пройти через всю комнату и обнаружить еще одну дверь, за которой можно угадать слабый звук голосов.
- Тьфу! Бросил подружку! – каркнет в таком случае невидимый собеседник и на какое-то время заткнется.
А вы окажетесь в новом переходе, и легко сможете отыскать комнату, из которой действительно сначала доносятся голоса, а потом и звуки борьбы. Заглянете туда, обнаружите дерущихся с охраной Крейна и Шеридан.

P.S. Все вопросы можно задать ГМ-у в ЛС.

0

34

Cигнал. Корридор. Плывущее местами от сумасбродности происходящего сознание… а было ли оно? Была ли та ярость с которой Харли прокладывал себе дорогу? Психически – да, конечно. Какой-нибудь матёрый психолог покурив бы сигаретку и погрызя бы ручку, выдал бы что-то умное в духе последних модных диагнозов из числа тех, что ставят целью оплести и околдовать слушателя умностью фраз, длинностью диагноза… А краткий психолог улицы, безработный доходяга-бродяга, послушав бы выразил это кратко, сказал бы что общался с двумя людьми, и что первый – чинный и верящий в какие-то правила, молча опустил руки и ушёл от борьбы, не потому что слаб, а потому его об это просил второй. И этот второй, едва ли был лучше местных мясников и заправил. Уоррен шёл по корридору медленно перетекая от одной стадии рассудка к другой, послушная же его воле биотика плясал вокруг него так, как пляшут кольца на тонкой руке танцовщицы. Харли Уоррен был готов применять её ради того чтобы разрезать на части и сжигать, раскалывать и мучать до последних воплей, лишь бы найти искомое. Возможно, это нестабильно, но кажется, только полностью сумасшедший человек привыкает выживать в ещё более сумасшедшем мире? И вот он идёт, выживший отброс человеческих причуд, слишком упёртый чтобы сдохнуть от своей морали, слишком глупый, чтобы жить подальше от себе подобных.

А между тем он шёл дальше и то что он видел, явно не сулило заправилам местного «цирка» ничего хорошего, потому что меч выкованный им самим из эмоций и холодной воли всё ещё был мечом правосудия, да, пусть это будет таким словом – потому что, Харли никогда бы не решился на откровенные истязания, разве ради уж очень диких целей, как например, спасти любимого человека. Но то Харли, а Барсаад знал и как при помощи кипятильника развязать язык, как при помощи пакета пищевой плёнки устроить допрос с пристрастием и делал это так буднично словно был выращен на конвеере ради таких методов и именно для таких нужд - гордый заказ неизвестной армии, неизвестного фронта ни дать, ни взять. Он шагает дальше. Разделочные столы, печь, много крови и различных фрагментов, и никого, ни души. Впрочем, останки есть, но тут о душах говорить уже не приходится, он смотрел на это взглядом того человека который уже это видел не раз. С выражением лица уборщика который остался после ядерной войны и громко ругаясь, убирает всё это дерьмо, он спокойно прошёл дальше. Голос между тем издевался, притворился что Харли ищет не свою подругу, не Сару, а его именно, и это было правдой. Харли Уоррен заходил за Сарой Кенсингтон, а Барсаад искал и Сару и этого безымянного полу-идиота, он был слишком противен чтобы мешать дальше. Кроме того у наёмника в душе прорезалось забавное чувство, что этого хитреца или сколько их там, нужно именно что сжечь в печи. Пусть попробуют на себе свой же рецепт блюда под названием  - реальность. Он идёт дальше, и снова эти утомительные, выматывающие в свой концепции переходы, буквально крысиные лазы, потому что их много и они крайне запутанные. Более чуткий ко всему человек бы непременно поднял вопрос удобства, и только глухой ко всему моральному в данным момент Уоррен появлися в конце прохода именно в тот момент когда там происходило нечто.

***

Суб-реальность.

Два человека. Оба из них - Харли Уоррен. Один выглядит получше, с ровными чертами лица, гладко выбритый, улыбающийся. Именно это лицо смотрит на нас с тех фотографий которых мы ожидаем и в которые мы верим. И второй, худой, жилистый и небритый, с гнутой как козья нога сигаретой и измотанный, но с адским пламенем в глазах. Они не разделены стёклами, не спорят, никто не просит другого о подмене. Просто они смотрят на одно изображение, на то что происходит в данный момент.

Небритый: Так ты правда полагаешь, что бить человека негуманно? Отнюдь, как говорила одна женщина, что битиё определяет сознание и поведение, а ты просто пытаешься надеть на руки перчатки.
Добродушный: В перчатках не остаётся следов, никто тебя не находит и нет проблем.
Небритый: Хочешь выйти из воды чистым?
Добродушный: Хочу спокойно жить.
Небритый: И что же нам теперь делать с этим? Я могу предложить лишь 1 метод. Никто не узнает, если ты успеешь прибить всех мерзавцев. А случай, точно замнут, кому захочется ложить такое пятно себе на погоны? Тебя точно не тронут. Так что, я думаю мы пришли к общему знаменателю.
Добродушный: О, пожалуй. Я просто хочу жить мирной жизнью со своей женой... Ради этого, может и нужно. Хотя я бы предпочёл без следов.
Небритый: Следов и не будет. Не будет и ртов, а другие кто попался - точно не сдадут. Они живут в таком же кошмаре, как и ты, просто тебя они посчитали забывшим свою природу. Не злым.
Добродушный: Злость бывает и не яркой, а холодной. Желанием закопать.

***
Пелена сознания подёргивается. Он шёл это всё время, и словно говорил сам с собой, пока не вышел в одно единственное, доступное ему место.

Перед ним была просторная комната, он холодными и тщедушными глазами оценил происходящее. Вот Арлен, вот знакомая его, кажется Шеридан. Данные об этих людях проникали как будто из другой жизни, как будто с затруднением доступа к информации, зато вот с убийством истязателей вышло так, как будто те уже и планировали умереть. И не умерли вовсе, просто заснули, рассечённые и разорванные на много частей. Уоррен в момент появления на сцене напоминал собой очень сонного и уставшего человека, потому что взгляд был именно таким, холодным и одуревшим, полным каких-то непонятных сонных ноток и поддельной заторможенности. Однако, на то что было впереди он реагировал очень быстро, даже без действия пальцев и рук, вызывая «нестабильность» в эффекте массы и посылая её далеко вперёд, прямо в тела этих охранников-истязателей. Он даже и не думал о том что сделать с ними, он пошёл вперёд буквально отказав себе в таком состоянии души, как сострадание.
Первый кто заметил его и поднял руку, указывая на Него вынырнувшего словно из другой реальности, нежданного гостя, наверное, долго в посмертии удивлялся тому, что произошло. Его буквально сложило, как восковую куклу, Уоррен был практиком и «деформацию» применил лишь в двух точках, критичных для организма – посередине позвоночника, и в области солнечного сплетения. О том что стало с человеком, он не думал, лишь замечал как тот согнулся неестественным образом, и продолжая свой кровавый акт возмездия, он вытянул две кисти в направлении оставшихся, продолжая. Голова начала немного ныть, несмотря на то что импланты были новыми, но столь сильную отдачу… было трудно выдержать, да и ныла она скорее из-за того что чем больше он действовал, тем больше уставал морально.
Следующий. Изумлён. Крайне округлил глаза. Его эмоции и переполняющие настроения, буквально душили обострённого до тонких иголок, способного к эмпатии Уоррена. Их двое. Вроде что-то начали понимать, тем более что времени всё происходящее занимало едва ли больше двух-трёх секунд на раз, один из них догадливый был. Уверенность его буквально стальным серым, острым и гнусным запахом резанула обоняние Уоррена, другой же не такой уверенный – трусоватый, пришёл в полный хаос. Не мог решить, что выбрать, какой кус жирнее, слабый наёмник или женщина, или этот безумный мужик который словно палач пришёл за ними.

С уверенным же завязался короткий, и немного неприятный бой. Мужчина хорошо дрался и правильно рассчитал, что биотический кошмар можно закончить если врезать биотику по голове, и даже врезал, поскольку Уоррен смог отреагировать лишь частично. Отвлекающий удар, борцовское движение вперёд и хороший проникающий удар ладонью и её нижним выступом в носовую полость… Как бы это было хорошо, если бы было идеально, тогда бы перелом носовой области проник бы прямо в мозг и убил бы… Если бы бы идеальным. Уоррен погасил удар тем, что развернул лицо, понимая что среагировать не успеет, пока концентрировался и получил хороший удар плашмя ладонью по щеке, которая сразу налилась свинцом. Уоррен проделывает сильный шаг вперёд отводя одной из рук защитную стойку нападавшего и совершает подобный удар в область солнечного сплетения рукой, прибавляя туда немного от биотики и вызывая давление. Он даже не замечал, воздействуют ли его силы на врагов. Просто делал, что может сделать. Одного, он кажется, достал. Другой дерётся с ним, встанет ли он после такого удара? В любом случае, Уоррен продолжит, он уже знал – что всех троих ждёт печь. И даже если эти его новые друзья будут против, он точно сделает так, потому что это справедливо – они похитили у него то, что ему дорого, теперь он похитит у них то что дорого им. Честная сделка.

+1

35

Шанхар Григ, Адриана.

Слегка придушенный медик исправно показывает дорогу, но побег Грига и освобождение Адрианы не могли остаться незамеченными. Очень скоро вы слышите в коридоре громкий топот. На перехват бегут человек пять, не меньше. И наверняка все они вооружены. Поблизости есть поворот в другой коридор, очень узкий и темный. Такой, что вам вместе с Адри на плече и медиком в лапе едва удастся туда протиснуться. Но кроган на то и кроган, чтобы не искать окольных путей и смело броситься в атаку (оговорено с игроком). Правда нападающих оказывается не пятеро, а четверо, и появившись из-за угла они не открывают огонь сразу же, хотя и вооружены современными ПП.
Ближайшие двое охранников пытаются выстрелить в ящера шприцами со снотворным, но ошибочно не учитывают крепость кроганской шкуры и веса Грига. Первый шприц лишь царапает голову рептилии, не причинив серьезного вреда, лекарства во втором явно недостаточно, чтобы усмирить такую махину. Люди синхронно хватаются за огнестрельное оружие, но, кажется, уже поздно.
После расправы и вооружившись, кроган может пройти по коридору еще дальше и услышать какой-то шум за дверью слева. Она не заперта, и заглянув туда, Григ обнаружит Рактуса в обществе двух охранников и двух палачей. Турианец крепко связан и по пояс гол. Один из людей сделал на его спине уже несколько надрезов, а второй стоит позади с огромными клещами, намереваясь вывернуть наружу ребра. На пол льется синяя кровь. Охранники с интересом наблюдают за зрелищем, но всё же отвлекаются на шум открывшейся двери. Увы, сегодня им не повезло.
P.S. Можете согласовать в этом круге ваши действия с Адрианой, так как она находится с вами, или в связи с лоу мы можем её ход пропустить.

+1

36

- Сюда.. – Голос медика кажется хриплым - ему явно не хватает воздуха. Мощные персты крогана крепко сжимают его шею, позволяя ногам самостоятельно держать человеческое тело. Григ отчётливо даёт понять – любое неверное движение – и голова фармацевта если и не покинет тело, но явно прекратит любые мыслительные процессы. Навсегда. Люди слишком мягкие и слишком нежные без своей брони. Кроган мог бы расправиться с ним сейчас, но пока рано – надо выбраться из этого места, спрятать Адри и вернуться в полной готовности – тогда им не поздоровится. Впрочем, даже стремясь покинуть это странное место, в голове Шанхара продолжают крутиться мысли, как нанести ему максимальное количество вреда.

Он всё ещё полон ярости и слишком зол. Ему нужна кровь. Много чужой крови тех, кто ставит себя выше других.

Считывающее устройство на двери принимает небольшую считывающую карту человека и послушно открывает запирающий коридор. Тут же хрупкое человеческое тело оказывается в воздухе, удерживаемое длинной мощной лапой крогана. Если за порогом окажется засада – медик умрёт первым. А если им немного повезёт – в него, возможно, не будут стрелять совсем. Но рассчитывать на это нельзя – слишком опасно. Григ осторожно опускает тельце своей спутницы ниже по плечу, держа её почти что за лодыжки. В случае перестрелки им придётся расстрелять сперва крогана, а лишь потом добраться до самки. Она по-прежнему бесполезна – наркотическое забытье проходит слишком медленно.

В коридоре никого нет. Шанхар оскалился. Может ли статься, что две синекожие самки азари до сих пор развлекают владельца пульта? Кроган в это почти не верил – слишком маловероятно, чтобы быть правдой. Нельзя надеяться на такую удачу. Но почему тогда здесь нет солдат? Где штурмовая группа, которая должна усмирять бунтовщиков? И вновь Грига посетили сомнения, что такая ситуация произошла впервые. Если здесь проводили исследования на живых существах, пускай и весьма специфические, то тут обязательно должна быть охрана. Хорошая, мощная и, главное, опасная, охрана.

Но коридор был пуст. Медик поднял руку и показал вперёд. Говорить сейчас он не мог – пытался отдышаться после недавнего рывка. Почувствовав усилие на свою многострадальную шею, человек пошёл дальше. Если бы Григ повернул его к себе лицом, то увидел бы в его глазах полную покорность судьбе. Он не собирался пытаться сбежать или делать другие глупости – просто надеялся на спасение, а потому следовал одной главной инструкции: не надо злить крогана.

Шум в коридоре шёл по нарастающей. Сперва далеко послышался звук далёких ударов ботинок по чистенькому полу. Затем звук начал приближаться, оформляясь в вполне обычный бег взрослого человека. Григ стоял на месте, замерев и прислушиваясь. Ему надо было понять, сколько штурмовиков отправили на его перехват. Судя по звуку – пять и шесть. Люди, азари или турианцы. Средняя весовая категория. Саларианцы легче, двигаются тише. А кроганов Шанхар определил бы задолго до зрительного контакта.

Звук шёл из левого коридора. Но дорога имелась и в правую сторону. Григ лишь коротко посмотрел туда – этот путь казался слишком маленьким, чтобы крупный кроган, да ещё и с двумя чемоданами в лице человеческих самца и самки могли там пройти. Кроме того, Шанхар был и оставался кроганом, которые очень редко пропускали возможность хорошей драки. На его стороне была биотика, габариты, вес и очень узкий коридор. На стороне охранников – оружие.

На морде крогана отразилось странное выражение, которое можно было принять за смесь предвкушаемого удовольствия и злости. Его первый шаг в сторону левого коридора, откуда всё громче и громче слышался гул шагов, был медленным, но решительным. Второй – чуточку быстрее и сильнее. Сравнимый с человеческим носорогом по своей манере атаковать, не имея при себя иного оружия, Григ медленно брал разбег. Его движения становились всё более быстрыми и агрессивными, напоминая тяжелогружёный грузовик, который кто-то столкнул в оврага.

Кроган не бежал. Он летел по пустому коридору, пропуская закрытые двери, за которыми мог находиться выход. Пропуская повороты, которые могли вести в другие части базы, позволяя избежать встречи с преследователями. Всё это сейчас было второстепенно. Его интересовало лишь одно – свернуть шеи тем соплякам, которые должны защищать этот комплекс. Разорвать их мягкие тельца на части и заляпать коридор свежей кровью.

Ломать.

Кромсать.

Крушить.

И охрана не заставила себя долго ждать.

Григ видел, что у них есть пистолеты-пулемёты. Видел их застывшие от непонимания глаза. Видел, как двое потянулись к пистолетам с транквилизатором. Видел и понимал, что сейчас он для них в пустом коридоре представляет идеальную мишень, в которую сложно промахнуться. Понимал, что они несут опасность, а потому выставил живого медика в качестве щита, который принял на себя большую часть иголок с успокоительным препаратом. Он мог бы использовать биотику против этих людишек и даже так бы и поступил, если они были изначально вооружены. Но в сложившихся условиях собственные силы стоило беречь. Разделаться с охраной голыми руками не составит труда. Кроме того, не стоило им знать, что кроган в дополнение к своим физическим данным имеет ещё и биотические силы.

Дротик скользнул по панцирю. Это было нестрашно, но неприятно. Ещё один попал в лапу. С позиции Грига это напоминало укус комара. Комара с большим и острым носом. Но одна доза не могла свалить это большое и злое создание, в котором кипел адреналин и жажда крови. Охранники поздно это осознали. Они попытались было схватиться за огнестрельное оружие, но гора жаждущих крови мышц встретилась с ними намного раньше.

Шанхар не знал, был ли учёный самец ещё жив. Ему это было безразлично. Он выполнил свою функцию щита и теперь стал не нужен. Толстые персты лишь едва надавили на хрупкие шейные кости, а те поспешили сломаться, отправляя человека из царства Морфея в царство Аида. Но и после смерти медик продолжил играть свою маленькую роль. Крогану пришлось сильнее взять в правую сторону, ведь он по-прежнему держал Адри правой лапой. Как результат – трое крайних охранников оказались смяты. В общем шуме звук ломаемых костей и предсмертных вздохов создавал удивительную мелодию.

Григ погасил скорость, буквально пройдясь по одному из лежащих и умирающих охранников. Один из них был ещё жив и почти нетронут. Тело медика превратилось в вытянутый метательный снаряд, который в умелых руках здоровяка развил порядочную скорость и сбил последнего охранника с ног, выбив из него дух. Кроган осторожно опустил Адри на пол и прошёлся вдоль охраны. Тот, в которого прилетел самец в учёном халате, был ещё жив и даже пытался поднять оружие. Мощная нижняя лапа Грига опустилась на его голову.

Охрана была мертва. Адри всё ещё находилась в наркотическом бреду, а кроган довольно потирал лапы и занимался не самым не самым достойным, но столь необходимым делом – мародёрством. В его распоряжении оказались сразу два пистолета-пулемёта и боекомплект к ним. Повезло, что у одного из убитых охранников нашёлся небольшой рюкзак, куда пошла большая часть добычи. Григ побродил рядом с мертвецами ещё немного, пытаясь найти какое-нибудь устройство для связи или панацелин, но поиски окончились безрезультатно. Что ж, новенький пистолет-пулемёт тоже был неплохой находкой, хотя и выглядел маленькой игрушкой в руках большого крогана. Возникла даже мысль написать на стене подсмотренную где-то надпись «Теперь у меня есть автомат, хо-хо-хо», но Шанхар здраво рассудил, что это будет детской забавой, на которую сейчас нет времени. Адри заняла своё место на правом плече, а кроган двинулся дальше.

Коридор казался очень длинным и едва ли не бесконечным. Неудивительно, что охрана бежала сюда целую вечность. Больше всего кроган опасался, что какой-нибудь умник догадается установить автоматическую турель в дальнем конце прохода, что окончательно усложнит и без того нелёгкую жизнь раздетого, но вооружённого крогана. Он уже даже думал о том, не повернуть ли назад, но впереди показалась дверь. Адри пришлось усадить рядом, чтобы не подвергать лишней опасности. Скоро она сможет двигаться самостоятельно, а потом и держать оружие в руках. Но пока придётся её оберегать.

Дверь плавно отъехала. Внутри крогана ждала интересная картина. Два человека-палача склонились над связанным турианцем и вырисовывали у него на спине странные узоры. Как оказалось позднее - вырезали. Стоящая рядом пара охранников с интересом наблюдала за происходящим. Григ едва подавил желание встать рядом с ними и тоже посмотреть на зрелище. Это было бы слишком провокационно. Охранники отвлеклись и повернули головы в сторону двери, чтобы увидеть нацеленный на них пистолет-пулемёт. Длинная очередь собрала неплохую жатву из трёх людей. Выживший, палач, был серьёзно ранен, но в бою вряд ли смог бы принять участие: всеми силами он пытался засунуть свой вылезший кишечник обратно в живот.

Кроган присмотрелся, сделав несколько шагов внутрь помещения. Ничего интересного тут не было. Только люди, турианец и пара инструментов для пыток. Выходец с Палавена был ранен не так сильно, как Григу сперва показалось. Шанхар чуть задумался, а затем выстрелил в моток верёвки, коим был связан пленник. Конечно, он мог бы освободить его полностью или добить палача, но в этом мире, как мудро рассуждал кроган, надо самому прилагать усилия.

Шанхар развернулся и вышел обратно в коридор, забирая Адри с собой.

У него впереди была долгая и кровавая дорога.

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные квесты » Эпизод 3.9 [Отель "Бастион"]