Пишет
Nirgal Nelis в "Белые стены"
Ниргал немного напрягся от того, что они в помещении были втроём. В одиночку, безусловно, опаснее и страшнее, но от самого себя удара в спину можно не бояться. Иначе это было бы очень забавное зрелище. Саларианец явно не хотел много разговаривать, чтобы вслушиваться в тёмное пространство комнаты. Бдительность явно не является тем качеством, которое Нелис пишет в анкетах в первую очередь. читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Новая Мекка - Урднот Меон
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Духи злобы Поднебесной - Оливия Морган
Запретная территория - Неро Люциус
Ростки ненависти - Ингус
Город грехов - Оливия Морган

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.0(7) [Ёлка]


Эпизод 9.0(7) [Ёлка]

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://s1.uploads.ru/zrlq1.jpg


Елка

Тип квеста: сюжетный
Описание: Не смотря на продолжающуюся войну со Жнецами, в преддверии Нового Года во многих уголках галактики полным ходом идут празднества. Не отстает от остальных и Иллиум, особенно знаменитая "Голубая Лазурь". Здесь в ночь 31 декабря обещают устроить целое представление. Новогоднее, но для взрослых, мягко говоря. С участием представительниц и представителей разных рас. Все билеты раскуплены, места за столиками перед сценой стоят баснословных денег (хотя билеты на задних рядах тоже не дешевы). Но всё ли пойдет по плану? Что, если некие злоумышленники решат разыграть собственный спектакль? Чего они потребуют от властей Нос-Астра?
Место действия: Иллиум. "Голубая Лазурь".
Дата: 31 декабря 2186 года
Требующиеся роли: Любые. Требуется обоснуй, как вы оказались на представлении. Возможно, решили поразвлечься, а возможно, причины более прагматичны.
Участники: Арлен Крейн, Харли Уоррен, Шанхар Григ, Лана Шеридан, Аврора
Дополнительно: Здесь страшно не будет. Будет весело.
Ссылка на техничку: Эпизод 9.0(7) [Ёлка]

0

2

Гостям:
Клуб находится в одном из самых фешенебельных и дорогих районах Иллиума. Достать билеты туда - задача не из самых легких. Их нужно было либо выкупать за несколько месяцев, либо пытаться уже купить на месте.
Очередь на вход действительно очень большая  - она шла вдоль здания и уходила дальше за поворот. Вдоль неё стояло пара десяток торгашей, которые предлагают купить у них билет, разумеется, с большой наценкой. Толпа собралась крайне разношерстная тут найдутся и турианцы-неформалы, и едва одетые азари, которым уже холодно стоять на улице, и несколько саларианцев, которые сбились в одну компанию и что-то бурно обсуждали, найдется даже одинокий элкор, стремящийся попасть на этот праздник жизни.
У самого входа столпилась небольшая демонстрация, человек десять-пятнадцать всего. В руках у них плакаты и транспаранты, призывающие прекратить отдыхать и взяться за оружие, чтобы дать отпор Жнецам. Но уже где-то через полчаса демонстрацию прогнят.
На ВИП входе очередь сильно меньше, но она всё равно есть. Если в обычной придется простоять, как минимум часа два, то здесь - минут пятнадцать. Достать именно вип билеты было ещё сложнее, хотя, ходили слухи, что одна из ячеек “Затмения” разыгрывала несколько билетов среди членов группировки. Впрочем, слухи могли быть только слухами.
В виду того, что “Голубая Лазурь” было крайне популярным местом на Иллиуме, некоторые из работников позволяли себе и заработать на стороне, пропуская посетителей через служебный вход. Впрочем, из-за того, что это дело крайне рискованное, пропускали, в основном по знакомству, да и то не всех.
Но ожидание стоит того. Сегодня в “Голубой Лазури” всё оформлено в стиле человеческого рождества. Молодые девушки, парни и азари, работники клуба,  расхаживают в странных красно-белых костюмах, весь интерьер так же пестрит яркими красками от зеленого до золотого. На входе вас встречает большое зеленое дерево, раскрашенное шариками и мишурой, а если до него дотронуться, то на ощупь оно будет колючим.
Представление пока не началось, так что располагайтесь, занимайте места, согласно купленным билетам и отдыхайте - сегодня здесь всё для вас.

Титус Касс:
Сегодня вам пообещали двойную ставку. Судя по разговорам коллег день предстоял очень тяжелым и наплыв клиентов предстоял грандиозный. Где-то через час, после того, как вы приступите к работе, в одном из служебных помещений вас найдет запыхавшаяся азари-начальница, которая попросит выйти вместо заболевшего бармена. Конечно, она пообещает доплату. Выбор за вами - можете отказаться или согласиться.


Как вы раздобыли билеты или попали в клуб - остается на вашей фантазии и совести. Можете воспользоваться предложенными вариантами, а можете придумать что-то свое.
Ношение оружия в клубе строжайше запрещено. На входе вас, в любом случае, попросят его оставить, как бы вы не уговаривали. Так же, в самом клубе ходят охранники, которые, если заметят оружие, тут же выведут вас из заведения.

Очередность: Арлен Крейн, Донован МакДойл, Долорес Ганс, Титус Касс, Харли Уоррен, Шанхар Григ

0

3

Крейн стоял в своём номере гостиницы и смотрелся в зеркало. Сегодня был особенный день. 31 декабря для людей всегда было особенным: согласно поверьям, как Новый Год встретишь – так его и проведешь. Обычно наёмник старался не выделяться, даже когда была такая возможность. Взять путёвку в какой-нибудь тропический рай, где можно поваляться на песке, вволю поплавать, наесться рыбы и закрутить небольшую интрижку с одной из тех полуодетых девушек, что всегда есть в таких местах. В этом году у него были другие планы.

Пару месяцев назад Арлен успешно выполнил задание одного из авторитетов «Затмения» с Иллиума. Почему наняли стороннего исполнителя – его не волновало, но плата была внушительная. Тем более, что целью являлся крупный банкир-волус, которого подозревали в тесных связях с «Цербером». Последний факт был не решающим, Арлена всё же больше интересовали деньги, но грех было упускать возможность лишний раз ущипнуть прочеловеческую организацию, которая забыла о своих истинных задачах.

Наёмник поправил бабочку и ещё раз посмотрел в зеркало. Костюм-тройка чёрного цвета, белоснежная рубашка и чёрная бабочка. Если его не знать, то можно было бы сказать, что старый бизнесмен или дипломат. Увы, его выдавали глаза, холодный взгляд который более чем красноречиво говорил о том, что стоящий перед вами человек не один и не два раза стоял лицом к лицу со смертью и ощущал идущее от неё дыхание. И всё же стоял рядом с вами. Сегодня он идёт развлекаться: никакого оружия, никакой стрельбы или беготни. Просто лёгкий вечер с представлением, после которого наёмник планировал наведаться в элитный бордель, где уже сделал заказ. Впрочем, были шансы и найти кого-то интересного сегодня вечером. И речь шла совсем не о фокусниках.

Арлен закрыл шкаф и вышел из номера в фойе гостиницы, на выходе из которой уже стояло такси. Сегодня, возможно, последний Новый Год, который человечество может отпраздновать. Можно потратить часть сбережений. Дверца кара плавно закрылась, транспорт двинулся, водитель знал дорогу и помалкивал. Человек не был в настроении разговаривать.

Очередь перед клубом впечатляла. Наёмник едва не присвистнул от удивления. И хотя у него был ВИП-билет, придётся постоять с десяток минуток. Арлен перевёл водителю причитающиеся ему кредиты и встал в очередь, осторожно поглядывая, почему гости идут так медленно, а также на других посетителей. Несколько богачей, парочка знаменитостей, которых он часто видел в экстранете. Публика была весьма разномастная, и наёмник явно сюда не вписывался. Драгоценности некоторых ксеносов были дороже, чем Арлен заработал за всю свою жизнь. Человек зло поджал губы: половина этих ублюдков никогда ничего сами не делали, не убивали по приказу и не хоронили друзей, но всё равно они были выше него по социальному статусу. Это было несправедливо, но такова была система. Зато сколько этой мразоты только он перебил за свою недолгую жизнь.

Когда непосредственно до входа в помещение осталось несколько гостей, человек понял причину такой медлительности: каждого из них досматривали на предмет оружия. Сперва автоматический сканер, потом ручной и, наконец, охранники не брезговали и провести личный досмотр, ощупывая важных личностей. Кто-то негодовал, но охрана делала свою работу чётко, не отвлекаясь на разговоры. Крейн в очередной раз про себя отметил хорошую работу и беспокойство о безопасности, а также то, что не взял с собой никакого оружия, задумавшись, впрочем, что надо бы придумать что-то на случай похожей ситуации. Следовало потом поговорить с хирургами..

Крейн остановился перед охранником, оказываясь в непосредственной близости ко входу. Стационарный сканер медленно вдоль и поперёк исследовал его фигуру. Оружия нет. Затем охранник прошёлся ручным сканером. И вновь безрезультатно. Охранник-турианец задержал на Арлене взгляд, после чего подошёл и лично проверил места, где можно было бы спрятать оружие: запястья и район лодыжек. Так и не обнаружив ничего опасного, турианец был вынужден кивнуть, хотя взгляд человека ему совсем и не нравился.

Внутри всё было просто шикарно. Начиная от настоящей ёлки, которую, вероятно, привезли с Земли, и заканчивая интерьером. Кто-то потратил огромные средства, чтобы организовать эту вечеринку и Арлен был благодарен этому кому-то. Если и встречать Новый Год, то на полную катушку, в таких дорогих местах, где всё блестит и сверкает. Человек немного побродил по залу, инстинктивно запоминая расстановку и отмечая места отступления. Ему понравилось присутствие нескольких людей и ксеносов в строгих костюмах, под которыми угадывалось оружие – охранники. Арлен улыбнулся – ещё один хороший знак. Старые привычки были неискоренимы. Наконец, когда осмотр был завершён, Крейн проследовал к своему столику, находящему недалеко от сцены. От обилия красивых женщин всех возможных рас, одетых в костюмы снегурочек, можно было окосеть, а мысли и образы крутились совсем не вокруг предстоящего выступления. И всё же человек сумел переключить внимание на сцену, где вскоре должно было начаться что-то действительно удивительное.

Если вся эта обстановка, женщины и блеск доступны для всеобщего обозрения, то что же спрятано за ширмой?

+2

4

Приказ Акиры звучал просто: «Идите и веселитесь». Большего экипажу «Анафемы» было не нужно. Закончив технический осмотр судна, команда корабля, состоящая из бывших преступников, наёмников, заключенных и просто прекрасных личностей, рассыпалась по Иллиуму. Григ задержался на судне, наполняя флягу с ринколом. Её прошлое содержимое уже плескалось в желудке крогана, приятно согревая внутренности и будоража кровь. Сегодня он планировал оторваться по полной, наесться, напиться и натрахаться вдоволь. И ключом к этому стало приглашение на закрытую вечеринку, о которой все говорили с придыханием. Умереть он сможет завтра, в достойной битве с достойным врагом. В крайнем случае – послезавтра.
Командование «Анафемы» получило два билета практически бесплатно, когда им удалось словить хакера, ответственно за взлом пары крупных баз-данных, которые никому не рекомендовалось взламывать. В отличие от их брата-соларианца Модуса, хакер-человек был менее опытен, обладал стойкими моральными качествами и в команду «Анафемы» не годился. Поэтому сперва его отдали в полицию, а потом оттуда он таинственным образом исчез и, если Григ ещё понимал психологию живых существ, больше он нигде не всплывёт. За довольно тихое решение проблемы Акира получила от неназванных нанимателей крупное финансовое вознаграждение и два билета. И хотя Шанхар с большим удовольствием отправился бы на вечеринку в сопровождении азари-спектра, ему пришлось идти одному – Т’Карро заявила, что на сегодняшнюю ночь у неё совсем другие планы. При этом глаза её озорно блестели. Григ подозревал, что завтра в местных новостях будет сообщение про «затраханную до смерти женщину/мужчину» или про искалеченный труп, который предварительно долго пытали. Понять, что происходит в голове его старой подруги кроган не мог, как ни пытался. Это не мешало любить её и убивать за неё.
Дорога до «Голубой лазури» заняла почти двадцать минут, в ходе которых Григ всё время пытался вести кар ровно, но транспорт упорно заносило в правую сторону. Ситуация с парковкой и вообще входом в клуб была отвратительной: дорога была забита, а на проходной стояла целая очередь из желающих оказаться внутри. Кроган просто оставил машину посреди дороги, не обращая внимания на недовольные крики. Кар был арендованным и, возможно, завтра у него будут небольшие проблемы. Но ведь завтра он может найти достойную смерть и никакие трудности с арендой волновать его не будут. Впрочем, в возможность скорой смерти старый кроган не верил, Акира продержит их судно здесь как минимум пару дней. Григ грустно вздохнул – придётся прожить ему пару дней. Но спектр обязательно найдёт ему задание, которое окажется для него последним.
Очередь была большая и она медленно двигалась. Крогана подобное нервировало: если вечеринка имела столь закрытый характер, откуда вообще взялись все эти люди и ксеносы? Почему они не могли приехать заранее? Шанхар был немного пьян, оттого пришедшая ему в голову идея не показалась абсурдной. Он подошёл к последней стоящей паре, вежливо их окликнул и спросил следующее: «Вы не хотели бы пропустить меня вперёд?» Голос крогана, низкий и рычащий, искрил добром и добротой, но его глаза и взгляд говорили о том, что в случае отказа от сотворит с этими гостями такое, о чём точно сообщат в вечерних выпусках. Большинство гостей соглашались на вежливое предложение, пропуская крупную рептилоидную тушу, одетую в дорогой вечерний костюм. Потом, когда их спрашивали, почему вы так поступили, они лишь пожимали плечами и упирали взгляд в пол, отвечая: «А вы видели его глаза? Глаза настоящего психопата.» Таким же образом кроган продавал элитную недвижимость жирным клиентам, даже когда последним она была совершенно не нужна, и носил гордое звание продавца года. Кто-то, конечно, отказывал Григу. Тогда кроган опять-таки вежливо благодарил их и шёл дальше, к следующей паре, не отказывая себе в удовольствии посмотреть на оставшихся позади и отказавших ему существ.
Ожидание с двух часов сократилось почти до получаса. За эти полчаса Шанхар заметно протрезвел, что его заметно огорчало. Можно было достать флягу с ринколом прямо здесь, но он не хотел расходовать свои запасы ещё до начала мероприятия. Настроение ему не поднимала и демонстрация: протестующие требовали прекратить веселиться и отправляться защищать Галактику. Григ зло на них поглядывал: щупленькие, слабенькие, они наверняка сидят и выполняют какую-то административную работу, но хотят чувствовать себя в безопасности, хотят, чтобы воевал кто-то другой, но не они. Кроган оскалился, он мог бы вступить с ними в полемику, мог бы разогнать их даже в одиночку, но спиртное уже выветрилось из организма, оставляя после себя лишь пустоту. Надо было срочно напиться. Жалкие демонстранты, он весь год летал по галактике и спасал, убивал и разрушал, пытаясь умереть, им что, жалко, если он один день отдохнёт?
От дурных мыслей Шанхара отвлёк охранник, который был настроен весьма скептически в отношении крогана, пускай и хорошо одетого. Сперва человек проверил билет на подлинность, затем запустил автоматическую систему проверки. Григу казалось, что аппарат трижды прошёлся вдоль его туловища, но фляга не запищала. Охранник подошёл вплотную и провёл рукой в специальной перчатке по мощной фигуре Грига. На поясе перчатка всё же издала звук.
-Оружие на вечере запрещено, сэр. – Глаза человека довольно прищурились – он сумеет выгнать этого мерзкого страшного крогана. Морда Грига довольно оскалилась, когда он раздвинул полу пиджака и продемонстрировал литровую флягу.
-Эта штука гораздо опаснее оружия. – Григ рассмеялся, плечом отодвигая недовольного охранника и проходя внутрь. Позднее он заметил, что охрана внутри здания посматривает на него с удвоенным вниманием, но капитан «Анафемы» не собирался устраивать шоу. По крайней мере, не сейчас. Сейчас же его привлекла ёлка, которая стояла у самого входа. Григ никогда не видел ёлок и сейчас едва не стоял в обнимку с деревом, которое острыми колючками приятно скребло его толстую кожу на морде и руках. В голове заиграла мысль, что надо будет потребовать от Акиры найти такое же дерево и посадить его на корабле. Кроган лично будет за ним ухаживать и пусть только этот кварианец-пироман попробует его поджечь. Но дерево было не самым красивым в этом помещении: представительницы прекрасного пола разгуливали в коротких облегающих костюмчиках, официанты носили лёгкие закуски и напитки, которые кроган рассматривал как газировку, а большая сцена в центре пустовала. До начала представления было ещё много времени.
Попутно перехватывая у официантов всевозможные закуски, Григ добрался до бара и заказал самые крепкие напитки, которые там были. Стоит немного поднять градус перед основным весельем. Попутно Шанхар достал из специального чехла длинную увесистую сигару, которую тут же закурил. Его настроение вновь поднималось.
Кроган почти с нежностью погладил флягу с ринколом.

+2

5

Раз в определённое время, даже наёмники выполняют особые задачи, например поход в бордель или другое увеселительное заведение. Уоррен решительно был сторонником того что нужно не давать себе застыть или задремать, даже если ты законченный циник и считаешь что лишние контакты с людьми только вредят. Однако, в борделе как нигде в другом месте, легко действовала система непринуждённых контактов, есть деньги и есть ваша договорённость, как только проходит условное время – вы свободны и от денег и от ваших обязательств.
Именно в таком вот свободном от обязательств состоянии он и пребывал, пока не нащупал в своей рубашке, что-то твёрдое и плотное, кажется что-то не то. Находкой оказался бумажник, а Уоррен был не так глуп чтобы искать владельца. Между тем помимо всего прочего в бумажнике оказалось нечто совершенно оригинальное – билет на какую-то закрытую вечеринку, причём ещё приуроченную к Новому Году. Харли не был оригиналом в плане отдыха, отдых у него рифмовался с работой, фиолетовыми числами и редкими случаями, когда он действительно приходил в своё убежище и там отключался. А так, он привык спать в таких условиях, что многие бы сочли непригодными, например, чуть ли не в открытом космосе или же посреди каких-то развалин и трущоб забытых регионов городов. Словом, отдых, то чего каждый желает, но не каждый получает, а уж говорить про Новый Год, как про что-то весёлое и эпичное, а уж тем более значимое? Харли верил в то что если он проведёт праздник живым, то живым будет и завтра, так что повод провести свободное время был, благо официальный документ был в порядке, так что – какие проблемы? Заказов не было, а отдых… быть может, он первый раз в жизни будет вести себя, как человек, а не как наёмник?

Он вернулся в этот мир уже непосредственно перед посещением. Кажется, это первый раз когда он идёт на зад… и тут же одернул свои мысли, какое к чёрту задание? Он сегодня тут для отдыха, но видимо у наёмников со временем вырабатывает привычка, как у собак Павлова, на всё идти как на боевое задание. И совести ради, Уоррен с большим трудом заставил себя отложить даже скрытые виды оружие, нарядился скромно и просто. Он выбрал немного мятую, но приличную рубашку красного фона с полосками вдоль, брючный костюм, пусть у него будет вид уставшего, но вполне обеспеченного человека. Официально он был каким-то механиком-торговцем, благо этому способствовал и его профиль занятий, куда легче попадать в некоторые регионы если ты уже такой солидный человек. Ну а внешний вид пожившего немного и тёртого человека, лишь делает надбавку. Таким образом он прошёл к месту встречи, и вручив билет очень любезно согласился дать охраннику сделать обыск, мол, всё понимает.
- Пожалуйста, сэр, оружие запрещено, у вас точно его нет? Мы сделаем обыск, таковы правила, - охранник выглядел максимально корректно и видно было, это и его тоже утомляет, но порядок есть порядок.
- Да, сэр, конечно, - он прошёл осмотр и спустился в небольшой зал. И тут его буквально кольнуло, он буквально был оглушён великолепием и точностью поставленного эффекта. Во-первых, настоящая и всамделишная ёлка, пахнущая собой – на что он отреагировал как-то с удивлением, давно не видел таких. Во-вторых, охрана, он с удивлением заметил за собой то, что сразу отмечает их экипировку, методики позиций и то что он делает сам, как … охранник или наёмник? Словом, профессиональный интерес всегда брал верх, но тут было и то чего он совершенно не ждал. Обычно он привык к грязи, потёртости и всяким реальным условиям, а местные женщины и модницы прямо таки вырывали его представления о реальности на корню.

Он стал присматриваться к гостям, а у тех, костюмы один манжет или запонка стоит дороже, чем весь костюм Уоррена. Он даже как-то странно хихикнул, понимая что может производить странное впечатление, но вместе со всеми смотрел на дорогих танцовщиц, веселился и даже как-то внутренне расслаблялся, пока нечаянно не наступил кому-то на ногу.
- Прошу прощения, - этим кто-то оказался пожилой бизнесмен, заметивший манеры Уоррена, как недостаточно хорошие. Но Уоррен тотчас же слегка наклонил голову, прижал руку к сердцу и добавил.
- Ни в коем случае не думал вас задеть, понимаете, свет этих красавец ослепил меня, - и он показал ладонью на дефилировавших танцовщиц и прочий весёлый сброд. К счастью, его простили и пожали ему руку, пожелали даже удачного Нового Года.
Не слишком лишённый женского внимания, но определённо скучающий по его постоянному количеству, Уоррен оценивал местных женщин со всех точек зрения. И было на что посмотреть, он теперь действительно мог поверить в то, что азари и правда не-земные существа, а земные женщины не отставали от них. Он уселся за свой столик с осознанием того, что наряду с его грубой и убойной жизнью где-то есть и вот такая жизнь, созданная искуственным дыханием денег и власти. Но разве это плохо? На какую-то ночь можно поверить и в такое, он мило улыбнулся, кажется рядом проходившая азари не нашла свой столик. Харли повёл себя любезно, предоставил ей место, как вдруг, увы и ах… она всё нашла, но эта минутная игра улыбок и вежливости буквально подарила ему жизнь. Скучное и полностью лишённое игры лицо наёмника, превратил в человеческое… Кажется, он был не так и мёртв? Просто забыл, как дышать и всего-то.
Официант мигом принёс ему виски, напиток который он любил издавна. Кажется, ему нравилось... Новый Год именно так встретить, это нормально? И так каждый делает? Как же много он забыл с той поры, как вышел на тропу наёмничества.

Отредактировано Harley Warren (27 февраля, 2017г. 18:06)

+3

6

- Касс, ты хоть понимаешь, на какой риск я пошла... - Азари закурила, наблюдая за дреллом. Лицо, выражавшее недовольство, слегка расслабилось, когда Эксолон провёл рукой вдоль бедра и ехидно улыбнулся. - ...Чтобы выбить тебе эту работу? -
- Понимаю, но и ты пойми меня - жизнь на Цитадели не сахар и единственное местечко, где мне по душе - здесь. - Спокойно ответил дрелл, взглядом ища брюки.
- Здесь - это в моей постели? -
- Э-э-э... Да, пожалуй, что и в твоей постели тоже. - Брюк Эксолон не нашёл, зато обнаружил запрятанную бутылку вина, которая быстро иссякла. -  Тем более, - Прохаживаясь по квартире, Касс старался избегать пристального взгляда азари. - За тобой должок. -
- Это за мной должок?! - Девушка скрестила руки на груди, заставив дрелла улыбаться ещё шире. - Да это ТЫ меня подставил, ТЫ работал наёмником и убивал... -
- Кого? Людей? Турианцев? Азари? - Недовольно перебил Эксолон. - Да, убивал. Они были негодяями, ублюдками, угнетающими простой народ. -
- А с каких пор ты вдруг стал борцом за справедливость? - Азари вздохнула и Эксолон понял, что лучше на этом остановится. - Пропуск и костюм в моём шкафу. Тебе лучше прибыть пораньше - найди Этиллу, скажи, что ты от меня - она в курсе. -
- Спасибо. - Выдавил Касс. Чувство стыда нахлынуло довольно неожиданно, заставив дрелла медлить и всячески оттягивать момент ухода. Он медленно одевал смокинг, медленно закуривал на ходу и старался не оборачиваться, поскольку понимал, что за каждым движением наблюдает азари. Титус был благодарен ей, однако не знал, как именно это выразить.
- Послушай, Лили... - У самой двери Касс обернулся и попытался что-то сказать, чтобы его уход не выглядел совсем уж мерзко. - ... Прости, ладно? Я знаю, что не являюсь идеалом и мне очень жаль, что всё получилось так. -
Эксолон ждал ответа и уже собрался уходить, как в самый послелний момент донёсся голос девушки.
- Как закончится представление - навести меня. Пожалуйста. -
Эти слова заставили Касса улыбнуться и в "Голубую Лазурь" он прибыл в хорошем расположении духа. Не смотря на то, что до начала мероприятия было два с половиной часа, толпа посетителей уже понемногу начала собираться перед главным выходом. Окидывая её взглядом, Касс невольно старался изучить каждого, но быстро понял, что это бесполезно. Закурив, Титус направился к боковому входу, стараясь избегать взглядов посетителей, пока перед ним не выросла массивная фигура крогана.
- Куда? - Коротко бросил гигант, застави Касса отшатнуться в подсознательном страхе перед представителем этой расы, которую, честно говоря, Эксолон на дух не переносил.
- А, да. - Исследовав карманы, Титус предъявил пропуск охраннику. Без лишних разговоров кроган указал на неприметную дверь и дрелл направился прямиком туда.
Хаос, предшествующий любому мероприятию подобного масштаба, был настолько хорошо знаком Титусу, что тот почувствовал себя даже уверенней, чем раньше. Аккуратно лавируя между снующими поворами, девушками из персонала обслуги и офицантами, одетыми все, как один, Касс, уже отвыкший от постоянного шума и разговоров, с трудом расслышал, как найти администратора. 
- Это ты. - Сказала азари, когда Титус чуть ли не влетел в её кабинет. - Лили говорила, что ты прибудешь. Работал барменом? Это хорошо, значит путаться не будешь. Вообще, тебе нужно было бы приготовить документы из клиники, чтобы мы могли точно сказать, что ты не заразишь посетителей чем-нибудь... - Поймав на себе удивлённый взгляд дрелла, девушка дёрнулась и махнула рукой. - ...Забудь. Так, ты переодет - это хорошо. Возьми у офицантов фартук и перчатки, ну а дальше тебя проинструктирует старший. Вопросы? -
- Ставка не изменилась? - Спокойно спросил Эксолон, чувствуя, как сердце начинает колотиться с удовенной скоростью.
- Нет. Как и было оговорено с Лили. - Касс кивнул и оставил азари наедине со своей работой. Чрезвычайно быстро Титус нашёл помещение, где сидела настоящая толпа офицантов разных рас и половой принадлежности.
- Всем привет. - Улыбнувшись, дрелл посмотрел на напряжённые лица, выражавшие такую суровость и напряжение, словно они будут воевать. - Не подскажете, где взять фартук, перчатки и найти старшего? -
Один из офицантов вышел вперёд, протягивая всё, что нужно.
- Я Филипп. Старший смены. -
- Титус. - Пожав руку Филиппу, Эксолон помыл руки и надел перчатки. Во время инструктажа, дрелл разглядывал изображения банкетного зала и запоминал, как лучше добраться до кухни и бара... И как лучше будет уйти, если что-то пойдёт не так. Перед самым выходом, дрелл почувствовал, как к нему кто-то приближается и инстинктивно развернулся всем корпусом, поднимая руки.
- Касс, какого... - Испуганно начала администратор, но вновь замолкла на полуслове и начала быстро тараторить объясняя ситуацию и необходимость заменить бармена.
- Послушайте, - Титус хотел было сказать, что не различает цветов, но вовремя остановился, справедливо решив, что это будет не самым лучшим действием. Азари продолжала говорить, пока не выдавила из Касса согласие за доплату. Это был риск, но риск вполне оправданный - на выручку от этого мероприятия Касс мог нормально жить и питаться несколько месяцев.  Естественно, кое-что пойдёт ему в карман сразу, мимо кассы и это внушало уверенность в успехе ещё больше.
Сняв фартук, дрелл остался в одних перчатках и быстрым шагом направился к бару. Когда же гостей впустили, Касс уже успел изучить весь состав и карту для приготовления коктейлей. Единственное, чего он не успел сделать - понять, в какой бутылке что находится и поэтому оринтироваться пришлось с первыми заказами. Врождённая ловкость и обучение помогали Кассу вытворять такое, что остальным казалось бы настоящим чудом - не успевал один клиент получить заказ, как Титус уже был на другом конце стойки и слушал следующий. Лиц Эксолон не различал - ему было плевать на посетителей, хотя и скрывала это вежливая улыбка. Гораздо важнее было то, чего они хотят. Единственные, на кого он обратил внимание были кроган, который, казалось бы, мог опустошить  половину бара ещё до начала основной программы и человек с вип-допуском, который вовсе не был похож на представителя "илиты". Впрочем, ему полагалось наливать за счёт заведения и дрелл делал это с тяжёлым сердцем.

+4

7

Рухнув на кровать у себя в квартире, девушка лениво повернула голову на звук  звонка раздавшийся со стороны двери. Вставать не хотелось, двигаться тоже. Она была “слегка” уставшей. И приближение даты именуемого концом года, настроения ей добавляло. Приблизив к себе левую руку с инструментроном, девушка открыла голо-экран  и подключившись к камере со входа, куда поступала изображения того, кто был у двери, озадаченно сдвинула брови. На входе стоял молодой человек-мужчина в форме почтовой службы и держал в руках какие-то документы. Словно почувствовав, что его изучают, тот уставился на глазок камеры и помахал рукой. Курьер? Неожиданно. В их век современных технологий, что-то в печатном или письменном виде получали нечасто - по большей части какие-то посылки приносили.
Оторвав свою тушку от кровати, Шеридан потопала открывать дверь. Увидев мрачную и уставшую моську девушки, парень сначала растерялся, но узнав, что перед ним - Лана Шеридан, он воодушевился и вручил в руки конверт из плотной бумаги. Заполучив желанную подпись, тот не теряя лишнего времени, оперативно покинул зону возможного поражения, оставляя ее наедине ознакамливаться с содержимым конверта.

Покачав головой, Лана вернулась в гостинную и вскрыла конверт. Первое, что она увидела, это была записка - “Счастливого Нового Года!” написанная знакомым подчерком… дальше в конверте обнаружилось роскошно оформленное приглашение и краткое письмо.
После изучения всего полученного и первого мягко сказать охреневания, она выяснила следующее: ее подруга, откуда-то накопала пригласительный билет (причем VIP-приглашение!) на шикарную вечеринку по случаю Нового Года на Иллиуму в знаменитой "Голубой Лазури" в ночь на 31 декабря. И в пригласительном билете, было аккуратно вписано ее имя. В том, что приглашение подлинное, было подтверждение -  вес дорогой бумаги, которую потратили на подготовку мероприятия, защитные голо-полоски идущие по периметру приглашения. Серьезно подготовились. И похоже кто-то вбухал на это огромную прорву денег. В письме, которое прилагалось к записке и билету было пояснено, что ей делается подарок на Новый Год и так же ей желали хорошенько отдохнуть и развеется. Ну когда еще такая возможности представиться? Сама же адресатка сказала, что вернуть возможности эту вещь нет, так как она сама укатила развеяться в одно не менее живописное место. И вообще, хорош киснуть в Новый Год! Найди себе спутника на вечер, натанцуйся, оттянись и в конце-концов - такое событие бывает раз в год - получи от него удовольствие. Последним аргументом стало то, что она слышала, что несколько товарищей из одного с ней танцевального увлечения, тоже собирались быть там. Так что как минимум скучать не придется.

Внимательно перечитав письмо, девушка серьезно задумалась, взвешивая все за и против. А собственно, почему против? Если она не будет хоть иногда отдыхать, у неё достаточно рано или поздно снесет крышу - а она ей нужна была в целости. А так… Новый Год, ночь, танцы, это загадочное представление, которое было указано в программе вечера, может она найдет кого интересного. Помниться они с одной партнершей по танцу-азари так и не прояснили до конца взаимоотношения на танцполе. От той страсти, что тогда вылилась у них в танце, вокруг них разве что воздух не вспыхнул. Интересно, она будет на вечеринке?
Ладно, раз решила ехать, то поехали. Хоть мозги, в самом деле вставит на место. И не только их.

Собираться и отправляться пришлось в темпе вальса. По факту, большую часть времени, что она провела в пути от Цитадели до Иллиума, это было решение проблем и вопросов по подготовке к мероприятию. Надо было найти где и в какой гостинице снять номер, записаться в салон на макияж и прическу, ибо она категорически отказывалась это делать самостоятельно и еще вагон с маленькой тележкой дел, которые требовали решения. Кое-что получилось решить нормально, а где-то приходилось подключать знакомых к решению данных проблем.

Но тем не менее 31 декабря днем она уже вовсю готовилась и переодевалась в подготовленную для ночи одежду в уютном номере,  который всеми правдами ухитрилась записать на себя . Не забыв наведаться к одному старому знакомому медику с которым наладила контакт в предыдущие разы пребывания на Иллиуме, она запаслась несколькими ценными препаратами, которые позволят ей быть не сильно стесненной в выборе партнера на вечер и дальнейшую ночь. Принимать их сильно заранее не стоило, поэтому они сейчас спокойно лежали у неё в сумочке, которую Лана брала с собой.
Но тем не менее, когда она вышла из салона, полностью готовой к вечеру, рыжая осознала простую истину - она опаздывает. Точнее будет опаздывать, если срочно что-то не решит. Но мироздание видимо тоже решило, что даже поездка до клуба должна запомниться. Ибо усевшись в кар она понимая, что вот, нифига не успевает, особенно наверное с учетом очереди, что придется выстоять, девушка с грустным видом прильнула к окну машины. И тут водителя черт дернул спросить, а чего она такая грустная. Честно поведав свою трагедию, Лана не ожидала, что водила, оказавшись турианцем, ей озорно подмигнет, посоветовал пристегнуться и держаться покрепче.

То на что, на средней скорости, обычному водителю требовалось преодолеть расстояние за сорок минут, они уложились кажется в двадцать минут. Нет, кажется семнадцать. Оказалось, что в нем спала душа бывшего гонщика, который ушел на покой и сейчас коротал время будучи свободным таксистом. Расплатившись с шумахером-таксистом, накинув сверх положенного за поездку кредитов, девушка пошатываясь на своих высоких, но крайней удобных каблуках, вышла из кара. Пожелав шумахеру приятного вечера, девушка аккуратненько подошла к ближайшему деревцу и немножко сползла вдоль него. Адреналина она схватила столько, что сердце у нее выбивало ритм, похлеще пресловутой джиги-дрыги. Вот это была скорость.
И ведь ни один патруль не рискнул за ними увязаться...

Немного успокоившись, потратив отведенные на это,  пять минут, Шер направилась в сторону входа. Поймав свое отражение в зеркальной панели она на мгновение застыла оценивая итог сборов этого ненормального дня: золотисто-рыжие волосы, по случаю праздника слегка изменившие тональность, потрясающе удобные танцевальные туфли на каблуке(лучше было не вспоминать, сколько она отдала за них, плохо станет), красивые и изящные топ с юбкой цвета морской волны и в оттенок им сумочка со всем необходимым. Поверх шел на плечи легкий палантин  белого цвета, что бы прикрыть оголенные плечи. Увиденное ей понравилось.
Она готова отдохнуть и получить удовольствие от вечера.

Оценив длину очереди в клуб, девушка присвистнула. Тут она не меньше пары часов простоит! Достав свое приглашение, она внимательно в него вчиталась. Ах да, у неё же vip-приглашение, а значит согласно тонкой идущей мелким почерком надписи, у них вход  и очередь отдельная. Тут выходящая из-за поворота одна сногсшибательно выглядящая азари её увидела и углядев, что девушка слегка потерянно осматривается, мня в руках приглашение, пришла Лане на помощь указав на вторую очередь, которая была недалеко от первой. Сама азари тоже направлялась в ту сторону и поэтому, сочувственно покивав, услышав, что Шеридан слегка растерялась отходя после экстремальных гонок и размеров очереди, составила ей компанию по направлению ко входу.
Очередь двигалась на удивление быстро. Да уж, это вам не два, а то и больше часов, которые нужно было бы отстаивать в обычной очереди.

Отдельное внимание, привлекла демонстрация, которая была неподалеку от входа.
Протестующие призывали, прекратить отдых и вернуться под знамены сражения со Жнецами. В какой-то момент решив, что они  так шутят девушка с удивлением сосредоточила на них внимание. Громкие крики протестующих, транспаранты и плакаты на пару со скандирующими лозунги людьми. Нет, они не шутили. Мало того, они верили в то, что кричали на разные лады. Эти люди, которые стояли тут: сытые, довольные жизнью  -  возмущение на их лицах было явно показное и накрученное. Их опьяняла сама возможность щегольнуть, показать какие они смелые и крутые, что решились на демонстрацию. Лану начало трясти от злости. Да как они посмели насмехаться над тем, что они кричат. Она была уверена, что сейчас собери всех митингующих в кучу и отправь на войну, на передовую – большинство жалобно заскулит, что они ничего не умеют и воевать не смогут. И лишь единицы смогут, что-то показать. Если вообще смогут. Да, тут  здесь и сейчас явно большинство из них те, кто к войне имеют свое отношение. Причем не всегда прямое. Но и те, кто тут были – люди, азари, турианцы, саларианцы, кварианцы, кроганы и другие – если тут были такие кто уже успел побывать на войне – они имели право отдохнуть. Перевести дыхание в том, что сейчас получило название -  Жатва. Они убивали врагов, теряли друзей,умирали сами. И защищали границы родных планет и планетных систем, как раз затем, что бы остальные жили в мире.
И эта демонстрация…

Тут Лана почувствовала, как её  левой руки, коснулись чужие пальцы. Переведя взгляд на того, кто это сделал, она увидела стоящую рядом ту самую азари, которая покачала головой и сказала:
- Они не стоят того.
И тут только до девушки дошло, что она стояла сжав руки в кулаки и со взглядом далеким от благодушия сверлила глазами эту демонстрацию. Мало того, она была так взбешена, что у нее начала непроизвольно проявляться темная энергия, проскальзывая по пышной гриве уложенных на плечах волос. Тряхнув головой, девушка выдохнула и успокоившись повернулась к своей визави:
- Действительно. Спасибо.
Внимательно приглядевшись к азари, Лана увидела и поняла, почему та среагировала на её состояние, приводя её в чувство. Хоть она и не говорила, но чувствовалось, что ей уже не первая сотня лет и ей тоже довелось повоевать. А такие души друг друга с полувзгляда понимают, даже не нуждаясь в словах.

Больше не отвлекаясь на митингующих, к тому моменту, как подошла их очередь заходить, Шеридан провела время, украдкой разглядывая стоящих рядом с ней в очереди. Контингент… тут был поистине разношерстный.
Это воодушевляло и поднимало настроение. Хотя она и чувствовала себя малость неуютно на фоне всех этих разодетых и нацепивших на себя все самое крутое и дорогое, модников и модниц. Но это лишь немного доставляло дискомфорта. На входе стояла рамка, которая сканировала всех проходящих во внутрь и плюс шел дополнительный осмотр гостей. Поморщившись увидев, как бесцеремонно один из охранников досматривал очередную пару, она вновь ощутила прикосновение к левой руке. Её новая знакомая азари, лукаво ей подмигнула. Когда подошла их очередь, первой прошла азари, а следом за ней и Шеридан. Сканер старательно выполнил свою функцию, потом подошел турианец, который стоял с человеком на входе и внимательно просканировал обоих девушек на через свой инструментрон. Закончив проверку, тот кивнул и обратился к напарнику:
- Чисто. Они могут пройти.
- Стой, а как же ручной досмотр? Вдруг они где-то спрятали запрещенное к вносу? – возмутился второй охранник, явно примериваясь к стоявшей на вход паре азари - человеку, что бы провести тот самый досмотр. Бррр… Меньше всего ей хотелось ощутить его руки, там где не надо.
- Идиот! Ты совсем не читаешь что написано на приглашениях? – одернул напарника, турианец.
- А? – недоуменно вылупился мужчина и прочитав, протянутые приглашения, слегка побледнел.
- Благодарю вас, за ваши профессиональные действия, -  завораживающим как журчание воды голосом, произнесла азари. Подойдя к человеку, она посмотрела на турианца-охранника и обратив вновь свой взгляд на человека, произнесла: - Поблагодарите своего напарника за то, что я не вспомню этот инцидент. И моя… просьба. Будьте потактичнее с прибывающими гостями. Не все как я… обладают достаточным терпением. Всего доброго.
И удалилась в клуб. Лане заинтригованно наблюдавшей за сценой, ничего не оставалось, как последовать следом внутрь за азари.

А клуб поражал своей красотой. Оформлен он был в земном стиле одновременно Нового Года и  местами Рождества. Молодые парни и азари расхаживали в костюмах снегурочек и дедов морозов(или санта-клаусов?), клуб сверкал всеми оттенками от золотого до зеленого, а на входе, их встретила потрясающая  и большая явно земного происхождения ёлка. Ярко, сияющее, красиво и неожиданно все было к месту.
- Красиво. И  так у вас празднуют Новый Год по вашим традициям? - прозвучал голос азари над ухом у Ланы, пока она завороженно стояла возле хвойного, слегка касаясь кончиками пальцев колючих иголочек.
- В общем да. Посмотрим конечно,  как оно будет дальше, чтобы сказать точно, но пока похоже. - на полуавтомате выдала девушка и встрепенувшись обратилась к своей спутнице.
- А я так и не спросила, как зовут моего сегодняшнего навигатора, который помог мне. - чуть улыбнулась Лана с любопытством посмотрела на азари. Что-то подсказывало, что ее новая знакомая не просто обычная азари, которая пришла на этот вечер отдохнуть. А имени на ее приглашение она не разглядела.
- О, ничего страшного. Я Ламир. - закончив фразу, она увидела вопросительный взгляд девушки, которой было сказано лишь  имя, но не фамилия и рассмеялась.  - Просто Ламир и Лана, договорились? - улыбнулась она.
- Вполне.
- А сейчас, если позволишь, я тебя оставлю. Хорошего вечера. - и азари удалилась, скрывшись в толпе.
Лана сначала озадаченно посмотрела вслед удаляющейся фигуре девушки, а потом лишь улыбнулась, мысленно махнув рукой.
В конце-концов она тут, как раз для этого - чтобы получить удовольствие от хорошо проведенного вечера-ночи и встретить Новый Год!

Не смотря на суету этого дня, она даже прибыла даже без опоздания. Решив, что экстрим все-таки лучше дозировать(ну хотя бы попытаться это сделать), девушка двинулась к бару, что бы взять себе некрепкий коктейль и понаблюдать за находящимися здесь(да, тут было на что и на кого посмотреть), пока еще не началось представление, до которого оставалось некоторое время.

Отредактировано Lana Sheridan (13 марта, 2017г. 21:38)

+2

8

— Just take five
Stop your busy day
And take the time out
To see if I'm alive

Take Five by Dave Brubeck

[AVA]http://j-p-g.net/if/2017/03/12/0977193001489346011.jpg[/AVA]
[SGN]«То, что мне действительно нравится в джазе, так это то, что я не представляю, что произойдет дальше».
— Бикс Байдербек, трубач
[/SGN]
[NIC]Ignacy Żółkiewski[/NIC]
[STA]Вечно молодой, вечно рьяный[/STA]

           Дейв Брубек, один из лучших, по мнению Игнация, джаззменов в истории человечества. Прекрасный пианист, биография которого, ко внезапному удивлению Игнация, нигде не была написана внятно.
Однако, не это интересовало творческую личность. Интересовал Игнация сам стиль. Слегка прохладный, спокойный, но при этом до ужаса выразительный и безмятежный. Джаз — не просто жанр музыки для меня. Джаз — это сама жизнь, текущая по венам и распластавшаяся словно вторая кожа. Звук игры на саксофоне умиротворяет любые мысли. Когда я играю, я забываюсь и начинаю творить. Игнаций всегда любил саксофон и саксофонистов. Будучи любимым занятием с детства, данный вид искусства был развит Жолкевским в совершенстве. Когда-то, во времена учебы в школе, до смерти отца, Игнаций думал, что поступит в Варшавскую Консерваторию. И даже когда судьба стала ветром, разрушившим карточный домик его желаний, любовь к инструменту не была утрачена. Она лишь преумножилась. Он описывал блюз всей его жизни.
С перепадами, взлетами и падениями. Его детство, отрочество, юность, зрелость. Когда-то его тянуло сказать нанимателям, что их работа — тлен и он уходит в саксофонисты. Однако, Игнаций не решился. Он бы не заработал много денег вольным музыкантом, а мать все же надо содержать, заботиться о ней. Да и график, предоставляемый Федериго, был, безусловно, удобным.
             Стоит отметить, что несмотря на совершенно противоположные ратной жизни мечты, работа у мессера Орсини была Игнацию по душе. Сказывалось множество факторов, причём факторов не только прагматичных, но и духовных. Начнём с того, что всю свою маленькую жизнь, начиная со становления вором и заканчивая службу в Альянсе, мальчик был, есть и будет великим плутом. Работа практического интеллекта всегда увлекала его. Жолкевский лез в головоломки, разгадывал пазлы, созданные судьбою. Вспомним тот случай со взрывчаткой. Запах вкусовой приправы, который придавался многим видам взрывчатки, душистый и ароматный, однако отдающий специфичным ароматом, запомнился Игнацию еще в детстве, на уроках Основ Безопасности Жизнедеятельности, где рассказывали о террористической угрозе. В числе уроков было небольшое занятие, посвещенное тому, как бомба часто пахнет. Тогда это спасло его жизнь, жизнь его куратора и жизнь его нанимателя.
            Впрочем, и сам Федериго Орсини совершенно лояльно относился к своему оперативнику. Чувство доброты было абсолютно взаимным. Мессер Орсини видел таланты одного из важнейших членов своей охраны и давал им лучшее применение. Со стороны Федериго не было и тени открытости и уж тем более — нежности, однако все это компенсировал нешуточный материальный стимул. Мать Игнация благодаря подобному окладу жила в элитном жилом комплексе Варшавы,
а он сам купил себе аэрокар и дом на одной из "райских планет" в Пространстве Цитадели.
           Однако, сейчас не это занимало голову поляка. Но дело, которым он занимался. Игнаций сумел войти в роль и предстал перед спешно набирающей кадры азари профессионалом своего дела.
Отбор проходил за неделю до планируемого вечера. Небольшая комната для собеседования представляла из себя роскошный кабинет, обставленный исключительно кожаной и деревянной мебелью. На столе стоял чёрный ноутбук с выходом в экстранет. Фигурные стеллажи были полны множеством интересных книг, причем было видно, что их хозяйка действительно их читает. Интеллектуальный уровень азари соотвествовал подобной литературе, как и интеллектуальному уровню Игнация, что безусловно радовало их обоих. Однако, азари с мягкой фиолетовой кожей, облаченная в платье, все же задавала каверзные вопросы, без которых, о право, собеседование было бы немыслимым.
Расскажите о себе. — деловито сказала азари, сложив руки и смотря Игнацию прямо в глаза.
В этот момент Жолкевский несколько нервничал. Несмотря на успех в подобных операциях, Игнаций все же боялся "спалить" своё истинное лицо. Впрочем, перепроверить его, к счастью, мало кто мог — польская служба безопасности, где он работал в свое время, в свое время тщательно скрыла его биографию во избежание ненужных эксцессов, что могли бы повлиять на безопасность охраняемой персоны. К счастью, Игнаций имел большой в своей жизни опыт собеседований, поэтому правильно ответить на этот вопрос не составило труда.
Вы говорите о профессиональном опыте или о личном? — Игнаций спокойно наблюдал за реакцией особы. Она нисколько не удивилась и спокойно ответила на вопрос устраивающегося.
Разумеется, о профессиональных.Внимание, настало время охуительных историй от Жолкевского.
Начал заниматься с 14 лет.
Самоучка. Работа по ресторанам в самом детстве кончилась моим выходом на профессиональную сцену и работой в оркестре при польском премьер-министре.
— эту информацию азари могла перепроверить разве что через Серого Посредника. Информация о подобных должностях строго засекречена. Подвох был в каждом слове, но он был незаметен.
Через несколько минут разговора по собеседованию раздался второй вопрос, напрягавший воображение.
Расскажите о своих недостатках.Тщеславие, эгоизм, алчность. Однако, данные черты были бы вредны для раскрытия в подобном случае, поэтому Жолкевский отшутился.
Я, бывает, так зарабатываюсь, что перестаю ощущать ход времени.
             В целом, собеседование было весьма гладким. Его приняли на работу и нарекли выйти 31 числа, на Новый Год. Шалость удалась.

******

       Небольшой постамент со сценой был в полном распоряжении Игнация. Его нельзя было назвать Королем Сцены, однако Принцем или Министром — весьма. Выделяясь среди остальных участников квартета, он, однако, большей части по известности. В среде играющих были в основном те, кто жизнь свою не мыслили без эстрады. Люди, весьма и весьма известные в своем ремесле. Вот, Альберт Лепидзе. Выступающий в чёрных как воронье крыло очках известный в среде грузинской эстрады популярный певец. Обычно он увлекается вызывающим и ярким репертуаром шансонье, но в этот раз перешел на джазовые песни. И в джазе он, по мнению Игнация, раскрылся, словно цветок. Джазовые песни давались ему легко и непринужденно, несмотря на свойственные его творчеству рычащие перепады, которые, однако, органично входили в слова.
             Сам же Жолкевский был неиллюзорно счастлив. Работа ему нравилась настолько, что в душе вскрылась боязнь, будто Игнаций забудет о своем задании и не заметит, как его боссу угрожает опасность. К счастью, в зале в тот отдельный момент, когда Жолкевский взял в губы мундштук, пока еще не появился. Пальцы нажимали на клавиши с усиленным рвением, вжимаясь словно педаль у стритрейсера, а звук был энергичным и встречал одобрение. Периодически, во время игры Жолкевский закрывал глаза от удовольствия, которое, очевидно, дарил и слушающим его зрителям. И вправду, разве хорошая игра на саксофоне может быть неприятной на слух? Вы же знаете отличие жизни от... джаза? Джаз — это словно другое измерение, бархатом сотканное из ниток удовольствия и драйва. Жизнь — это то, что ты делаешь. Джаз же — как ты это делаешь. Жизнь можно описать в единицах и нулях, подобно любой другой информации. Её можно услышать в кратком пересказе или с рук очередного ленивого  А джаз... можно только почувствовать.

Отредактировано Ra'Amun Suteh (14 марта, 2017г. 12:25)

0

9

Аврора ничего не забывает.

«Ты напишешь письмо Санте? А Дедушке Морозу?»

В этом одновременно её большое преимущество, оно же — недостаток. Она помнит всё, но не привязывается к воспоминаниям. Образы прошлого — всего лишь записи логов, лишенные эмоциональной окраски.

«Отстаньте от ребёнка, мужланы…»

Очередная программа, написанная ею же самой для себя, для лучшего понимания человечества, в фоновом режиме перебирает эти записи и пытается определить отношение Авроры к событиям давно минувших дней. И это определённо привносит в её существование какой-то… смысл?

«Да ладно, что тут такого?.. Мы же шутим!»

Давно минули те дни, когда она воспринимала себя и реальность, только как набор нулей и единиц. Постоянные апгрейды может и не сделали её человеком, но уж точно позволили иначе относиться к происходящему. Зрение и слух — уже не плохо для того, кто был слеп и глух, в нормальном понимании этих процессов, с самого создания. Когда-нибудь она научится определять запахи. И, возможно, придумает что-то для того, чтобы начать принимать органическую пищу, определять её вкус. Что до осязания… Верхняя конечность старой платформы замирает в доле сантиметра — по уверениям сенсора — от новой.

Осязать Аврора научится уже к вечеру. Новая платформа никоим образом не заменит старую, боевую машину, отлаженную, откалиброванную, послушную и стабильную. Она станет лишь приятным дополнением мирной жизни, костюмом, в который Аврора будет облачаться для взаимодействия с гражданскими. «Для процесса переноса системных данных в новый носитель всё готово. Начать?» ИИ подтверждает команду и растворяется в собственных кодах…

…лаборатория как всегда была погружена в полумрак, который её программа нашла неудовлетворительным для комфортной работы человека. На всякий случай, Аврора перепроверила данные от систем освещения несколько раз.
— Рекомендуется повысить яркость освещения минимум на сорок процентов, — уведомила она троих людей, которые как раз находились во вверенном ей помещении, они ещё иногда называли его «комнатой Авроры».
— Ой, Аврорик, бросай уже командовать, — со смехом в голосе отозвался один из её создателей, Пользователь_522.
— Допиши себе куда-нибудь, что не всем органикам подходят рекомендованные регламентом условия работы, — добавил Пользователь_392.
Она послушно начала обрабатывать запросы своих создателей.
— Невозможно выполнить команду. Ошибка.
— Отмена команды, — голос Администратора_4, женский, снял проблемный запрос. — Идиоты, сколько раз повторять, следите за словами!
— Простите, мэм!
— Заработались…
— Заигрались, вы хотели сказать? — уточнила Администратор_4.
— Так праздники же скоро! — обиженно воскликнул Пользователь_392.
— Мы ещё хотим научить Аврору петь рождественские песенки, — жизнерадостно добавил женский голос Пользователя_208.
— Идиоты…

\\…
\\…
\\ Перезапуск системы. Статус…
\\ Выполнено.
\\ Общая диагностика системы…
\\…

Новое тело принимает Аврору с явной осторожностью, встроенный процессор методично рассортировывает системные коды по дисковым накопителям и помогает синхронизировать её программы с встроенными системами новой платформы. Процесс длителен. Впрочем, Аврора предполагала, что в первый раз такое переселение из платформы в платформу займёт даже не один час.

— …давай, повторяй за папочкой! Счастливого рождества-а-а, счастливого рождества-а-а, счастливого рождества-а-а…
— I udachi ves god! — на другом языке, который Аврора распознала, как русский, громогласно пропел Пользователь_522.
— Ну молодец! Мо-ло-дец! Теперь она так запомнит, а с меня потом спросят! — распылялся перебитый ранее Пользователь_392.
— Аврора, Аврора, давай следующую! Не слушай их, — обратилась к ней Пользователь_208.
ИИ отметила, что на пороге её комнаты появилась Администратор_4, однако прерывать веселье подчинённых создатель не стала. Аврора послушно принялась запоминать то, чему её учили. О том, что по человеческому календарю близился главный праздник, она уже узнала из открытых источников…

…синхронизация завершается только под вечер. Аврора с интересом изучает системное строение платформы и неторопливо приспосабливается к новым системам восприятия. Зрение новой платформы отлично от зрения старой. То же со слухом, он как будто такой же, как раньше, но чуть более точный?.. Осязание… ИИ не знает, как определить это новое ощущение. Оно странное. Платформа обнимает себя за плечи, и Аврора получает от неё странные данные, которые обрабатывают встроенные же системы нового тела. Это кажется ей настолько непривычным, но интересным, что ещё час Аврора так и не двигается с места, поверхностно изучая особенности новой платформы.

Тело весьма симпатично по человеческим меркам. Приятные черты лица, нормальное телосложение и рост. Уступка личным предпочтениям ИИ — парик-дреды. Аврора разглядывает тело не через объективы камер слежения, но в зеркале гостиничного номера на Иллиуме. Его хочется демонстрировать. Опробовать. Очень кстати в Экстранете находится заметка о человеческом празднике, который сегодня состоится в «Голубой Лазури». Платформа улыбается Авроре через отражение. И уже через минуту у неё на инструментроне есть необходимый ВИП-пригласительный. Она находит в заранее купленной одежде для платформы уместное для мероприятия чёрное платье в пол. Программа вычисления вероятностей настаивает на том, чтобы хотя бы какое-то оружие Аврора взяла с собой. В новой платформе, к счастью, есть немного свободного пространства всё там же, в ЖКТ. Для «Цикады» места хватает.

…чем ближе были праздники, тем более нервными становились её создатели. Аврора искренне волновалась об их состоянии, но её успокоили: это не плохое волнение, а, напротив, позитивное. Аврора озадачилась вопросом и занялась его изучением.
— Ты напишешь письмо Санте? А Дедушке Морозу? — как-то в середине дня спросил её Пользователь_522.
— Извините, я не уверена, что корректно поняла запрос.
— Ну письмо! С пожеланиями, — добавил Пользователь_392.
Аврора не знала, что им ответить.
— Отстаньте от ребёнка, мужланы… — Администратор_4 как всегда появилась неожиданно, мигом заставив ещё половину сотрудников сымитировать рабочую деятельность.
— Да ладно, что тут такого?.. Мы же шутим!
— Тогда поясняйте свои запросы, — вздохнула создатель, и Аврора вычислила в её голосе признаки плохого настроения. — Она ведь как ребёнок. Или даже хуже… Знает больше любого из вас, а…
— Босс, вы что?.. Что-то случилось? — осторожно поинтересовалась Пользователь_208.
— …

Запись обрывается. Аврора замирает перед входом в «Голубую Лазурь». Платформа, запрограммированная на автомате дышать и воспроизводить мелкие чисто человеческие жесты, показательно оправляет складки перед тем, как сделать шаг вперёд в небольшой очереди и передать пригласительный учтивому человеку на входе. Из клуба Аврора слышит музыку. Ту самую, которая навсегда сохранилась в логах. Возможно, хорошо, что она всё-таки решила посетить это мероприятие. Возможно, она даже встретит здесь кого-то знакомого. Почему бы и нет?..

+2

10

Тем временем шоу начинается. На сцене появляется весьма атлетического вида Дед Мороз, одетый в бороду, стринги и посох. Правда речь он произносит довольно задушевную, не забыв упомянуть Жнецов, тяжелые времена и попросив всех в очередной раз наполнить бокалы.
Сам он лихо выпивает чего-то ярко-розового, искрящегося и томным голосом начинает звать снегурочек. И полураздетых внучек у него оказывается целых семь штук, причем совершенно разной наружности.
Девицы танцуют весьма замысловатый танец с акробатическими этюдами, а когда они убегают со сцены, Дед мороз сообщает, что он, как индивидуум весьма плодовитый, успел за свою долгую жизнь обзавестись не только внучками, но и внуками.
Танец повторяется, но уже в исполнении молодых людей в... голубых трико, только подчеркивающих то, что они вроде должны были бы скрывать.
А дальше шоу набирает обороты. Артисты демонстрируют и юмористические номера, в частности некий снеговик смешит и привлекает зрителей для участия в эротических конкурсах, например для танца с пышногрудой-красоткой азари в раздетом виде или выбора королевы и короля сегодняшнего вечера из зрителей. От желающих требуется станцевать стриптиз, изобразить облизывание мороженного, весьма похожего на фаллоимитатор, и рассказать со сцены о своем лучшем сексе. (смелые могут принять участие)
Разумеется, данные моменты совершенно несерьезны и сопровождаются хохотом изрядно подвыпившей публики.
Однако есть номера действительно красивые. Например, великолепный танец какого-то турианца и красотки азари на полутемной сцене с фейерверками или целый ансамбль представителей разных рас, чьи потрясающе разрисованные тела выхватывает лишь свет прожектора, и от преломления света и разной музыки они кажутся то мрачными и зловещими, то воплощениями одной из четырех стихий.
Наконец шоу заканчивается, и  повеселевший Дед Мороз сообщает гостям, что пока они могут отдохнуть (при желании с любым из понравившихся артистов) или просто выпить, закусить потанцевать. Но пусть надолго не задерживаются, во второй части программы их ждет нечто грандиозное. Свет в зале больше не включают, здесь царит полумрак, подернутый мерцающими огнями ёлки.
(тут вы вполне можете действительно заняться тем, зачем обычно приходят в бордель, танцевать  или просто торчать в одиночестве, не возбраняется.)

***

(немного в стиле одного эпизода из классики. ГМ-у так захотелось.)

Но вот на сцене снова зажигается свет, и на ней вы видите одно-единственное кресло, в котором весьма вольготно расположился седой господин в дорогом костюме. Вроде бы ничего особенного нет в его гладко зачесанных волосах, вычищенных ботинках, часах, стоимостью с новенький корвет... и всё же что-то вас заставляет насторожиться. Может, недобрый взгляд его разных глаз? Угольно-черного и ярко-зеленого. Или крючковатый нос, как у типичных злодеев в старых сказочных фильмах? Или тонкие губы, кривящиеся в легкой усмешке?
Это впечатление слегка развеивается, когда рядом с незнакомцем появляется конферансье - Дед Мороз и громко объявляет:
- А сейчас, уважаемые дамы и господа, перед вами выступит непревзойденный чародей по имени... впрочем, он просил пока его не называть. Однако некоторые наверняка уже его узнали. Прошу вас, магистр!
Странно, но заслышав аплодисменты публики, магистр даже не соизволил подняться с кресла, лишь за его спиной появилось несколько человек из "разрисованного" ансамбля.
- А что, любезный Асмодей, понравились тебе нынешние гости? - разноглазый господин в костюме не оборачивается, а продолжает сверлить темный зал своим нехорошим взглядом. Кажется, он прекрасно видит всех и так.
- Не особенно, мой господин. Чванливы, похотливы, обжираются и политы парфюмерией так, что смердит даже на улице. Причем, как минимум, половина сих благовоний - дешевые подделки, - отвечая, один из артистов чуть выступил вперед. Хромой бес, очень правдоподобно нарисованный на его груди, будто бы содрогнулся всем телом и даже подмигнул.
- Вот как? Я думал, с войной многое изменилось.
- Ничуть. Посетители таких мест никогда не меняются. "Голубой лазури" в том числе.
- Ты прав. Я даже иногда думаю, что приход Жнецов - это справедливо.
В зале повисла неловкая тишина. Хотя мало кто выражал озабоченность происходящим на сцене. Большинство считало, что эти разговоры лишь прелюдия к предстоящему развлечению.
Стремясь сгладить ситуацию, Дед Мороз быстро произнес:
- Уважаемый магистр хотел выразить восхищение многоуважаемыми гостями, нашим заведением, от души поприветствовать и поздравить их...
- Разве я такое говорил? - удивился человек в кресле.
- Ничего подобного, мой господин, - согласно закивал тот, кого называли Асмодеем.
- Стало быть, этот человек соврал, и его следует наказать.
- Только разрешите.
На сей раз "магистр" не вымолвил ни слова, а только повелительно кивнул. Артист же с демоном на груди в одно движение подскочил к вспотевшему Деду Морозу и моментально перерезал ему глотку неизвестно откуда взявшимся ножом от уха до уха. Гости в зале остолбенели, какая-то женщина истерично вскрикнула, но видя, что охрана не предпринимает никаких действий, быстро успокоилась. Остальные, видимо, решили, что это тоже часть представления, несмотря на весьма натурально выпученные глаза Деда Мороза и хлынувшую со сцены кровь. Однако, как на это среагируете вы?

Очередность: Арлен Крейн, Харли Уоррен, Шанхар Григ, Лана Шеридан, Аврора

+2

11

В зале стало намного темнее, создавалась приятную и почти интимную атмосфера. Несколько одиночных прожекторов подсветили сцену. Прикрывающее её полотно начало медленно отъезжать в сторону, открывая главное и последнее закрытое место в этом огромном зале. К удивлению сидящего за столом наёмника, пока что сцена пустовала. Он ожидал увидеть там что-нибудь совершенно необычное. Но вместо этого – самая обычная сцена, где могут выступать артисты разных мастей, начиная от акробатов, заканчивая ставшим в последнее время модным направлением стояния и рассказывая шуток про бренную жизнь и её извороты.

Вышедший на сцену Дед Мороз едва не заставил Арлена выплеснуть содержимое бокала. Неизвестно, где они подбирали ведущего, но если у организаторов была цель найти кого-то, кто мог удовлетворить самку кита – их задача была выполнена целиком и полностью. Разгуливающий в обтягивающих стрингах Дед Мороз произнёс почти трогательную речь, в которой нашли своё отражение и надежды на победу в ближайшем будущем, и скорбь по погибшим и погибающим, и угроза Жнецов, которые сейчас уничтожают Галактику, и многое другое.

Арлен сидел и слушал, прикрыв глаза настолько, чтобы не видеть болтающих половых органов, проклиная своё хорошее зрение и близость столика к сцене. Ну неужели нельзя было одеть его в плавки или хотя бы широкие обтягивающие трусы? Наёмник сокрушался, рассматривая сидящих рядом гостей этого заведения и едва не считая количество пузырьков в его бокале – всё, что угодно, лишь бы не смотреть на сцену. Зрелище оскорбляло и наносило почти физическую боль.

Но вот, длинные и полные фальшивой скорби и пафоса речи закончились и на сцене появились Снегурочки. И если раньше взгляд человека было сложно сфокусировать на представлении, то теперь потребовались бы огромные усилия, чтобы оторвать его от происходящего на сцене. Акробатические номера с использованием подвесных конструкций и причудливых инструментов были подготовлены и поставлены профессионалками своего дела. А их стройные и знойные, тела, раздетые, но не лишённые одежды, могли порадовать любителей классики.

И вновь, словно желая унизить натуралов и порадовать различных извращенцев, девушки плавно удалились со сцены под шумные аплодисменты. А на их месте оказались мужчины и юноши, одетые в совершенно непотребного вида туники, которые ничего не скрывали. Вновь пришлось отвернуться, с завистью поглядывая на посетителей, которые были поближе к бару и его содержимому. К радости Арлена и негодованию некоторых женщин, представление скоро закончилось.

А затем пошла вполне стандартная программа. Свет стал ярче. На сцене появились юмористы и танцоры, люди покидали свои столики, чтобы выпить дополнительный напиток, найти себе партнёра, воспользоваться услугами клуба в поиске партнёра и просто развеяться. Самые смелые и пьяные отправлялись на сцену, где участвовали в конкурсах, о которых потом будут читать в экстранете и заливаться краской. Крейн осушил бокал с шампанским и прошёл к барной стойке. Дед Мороз обещал, что представление продолжится – наёмник рассчитывал на это. Потому что пока он не был удовлетворён.

Словно увидев его несколько потерянное состояние, к нему приблизилась молодая азари, которой можно одинаково дать от двадцати до трёхсот лет. Она даже была симпатичной, если не обращать внимание на щупальца на голове и синюю кожу. Старая пословица говорила, что цвет женщины не имеет значения, когда она без одежды, но в этом случае Крейн был не согласен. Он так и не понял, была ли она работницей этого клуба или просто искала приключения на ночь, но сегодня инопланетянка явно ошиблась с выбором. Солдат старой школы, расист и ксенофоб мистер Крейн никогда не ложился в постель с инопланетянами и делать этого не собирался.

А тем временем опытный глаз углядел одну маленькую особенность. На нескольких платьях и костюмах он видел сложенные белые ленточки, которые в разных ситуациях могли означать разные вещи. Но присмотревшись, он окончательно понял одну маленькую особенность. Все эти гости были танцорами. Память подсказала, что ленточка одевалась в том случае, если танцор пришёл один. И его можно пригласить на танец. Любопытно.

Музыка становилась всё громче и разнообразнее, люди мельтешили по огромной зале, разбегаясь, передвигаясь и больше напоминая огромный муравейник, нежели хоть и пьяное, но высшее общество. В голове уже крутились вполне конкретные мысли о плотских развлечениях, пока Дед Мороз не начнёт следующую часть представления. Взгляд пробегал по человеческим женщинам, отмечая то одну, то другую и неожиданно зацепился за золотисто-рыжие волосы.

Арлен всегда питал определённую слабость к этим безумным рыжим созданиям, особенно, если это был натуральный цвет волос. Было в них что-то от ведьм. Что-то, за что их хотелось сжечь и носить на руках одновременно. Наёмник прошёл чуть в сторону, присматриваясь. Очертания казались ему знакомыми, превращая девушку в младшую сестру очень важного для него человека. А когда зрение сфокусировалось окончательно и разглядело обладательницу шевелюры, сердце сделало один ускоренный удар и на миг остановилось. Затем вновь забилось снова.

Шеридан. Как, чёрт возьми, она тут оказалась? После стольких попыток выйти с ней на связь, чтобы определиться с местом для следующего свидания, она оказалась здесь тут. В крупнейшем борделе Иллиума. И при этом танцевала с каким-то седовласым мужчиной, который был похож на самого Крейна. И хотя мужское самолюбие было задето, а страстный танец, который сейчас происходил между двумя людьми, добавлял соли на открытую рану, Арлен стоял в стороне с вежливой улыбкой, осторожно наблюдая за продолжающимся танцем. Он всегда был собственником, с неудовольствием смотря, как Лана может танцевать с другими мужчинами. Но раньше он знал, что это временно. Они закончат - и она вернётся. Сейчас же такой уверенности не было. Его эгоизм получил весьма чувствительный удар. Неужели она нашла ему замену и пришла сюда не одна? Но ленточка на юбке говорила об обратном.

Дважды к нему подходили женщины с разными предложениями и приглашениями – дважды они уходили, угрюмые и недовольные. И как же можно отказывать высшим слоям общества? Наёмник даже не посмотрел им вслед, хотя посмотреть и было на что. Мысль демонстративно пройти мимо с двумя молодыми девицами была отвергнута почти тотчас. Слишком много у них было совместных воспоминаний и дорогих моментов, чтобы разом взять и всё перечеркнуть по глупому и сиюминутному решению.

Танец подходил к своему завершению. Нелюбимый Крейном элемент «ласка». Сердце несколько ускорило свой бег. Словно зритель спектакля, он наблюдал за действиями на сцене. В памяти всплыл момент из их совместной жизни, где девушка объясняла, зачем мужчины делают этот странный элемент. «В аргентинском танго есть такое движение, которое называется «ласка». И оно означает, строго говоря, «приглашение на ночь» Мужчина первый делает свою часть движения, тем самым приглашая партнёршу. Если она исполняет свою часть, то она согласна и ночь они проведут вместе после того, как покинут этот вечер.

Сейчас настал момент, когда седовласый произвёл этот элемент. Крейн заметно напрягся. Давненько он так не волновался, напоминая самому себе юношу, который хочет пригласить девушку на танец, но стесняется. Хотелось смеяться, но серые глаза без намёка на радость внимательно следили за происходящим. Шеридан на его приглашение не ответила. Арлен медленно и глубоко выдохнул, едва не рассмеявшись. Что, друг мой, не повезло тебе с партнёршей? Наёмник злорадствовал, хотя и старался это скрыть. Его мнимым соперник был виноват лишь в том, что сделал плохой выбор для танца. И тем не менее, полуулыбка не сходила с его уст. А меж тем танец закончился. Шеридан направилась к барной стойке, а незнакомец, проводив её взглядом, двинулся в сторону туалета.

Хотелось тут же броситься в женские объятия, показав этому неудачнику, как надо добиваться успеха. Но Крейн решил повременить. Он направился в сторону туалета, где встал у раковины, намывая руки. Камер в помещении не было. Как и других гостей – неудивительно, ведь туалетов тут было много, а этот оказался самым маленьким. Незадачливый танцор вышел из кабинки и включил воду. Он встал рядом с Арленом, что лишь упростило задачу.

- Это был отличный танец. – Мужчина бросил беглый взгляд на собеседника. Что-то в их внешности было общего. Видимо, седые волосы стали определяющим фактором.

- Спасибо. – Танцор намылил руки и наклонился вперёд. В едином движении наёмник подсёк ногу своего конкуренты и организовал встречу его лица с умывальником. Крепкий удар о мраморную раковину расплющил чужой нос. Лишённое сознания тело упало на пол.

- Но ты выбрал не ту женщину. – Серьёзной злобы Арлен не испытывал. Лишь ревность. Поэтому наносить слишком большой вред не входило в его планы. Не желая, чтобы мужчина погиб, Крейн перевернул его на бок, позволяя крови из носа плавно вытекать и лишая человека возможности задохнуться. Он вышел быстрым шагом наружу и позвал стоящего рядом охранника. «Он поскользнулся и упал.» Так звучала его версия. Охранник побежал внутрь, а дальнейшие разбирательства Арлена уже не волновали. Это было его маленькая месть.

Шеридан сидела у барной стойки. Девушка опустила голову, смотря перед собой и складывая салфетку слой за слоем. Она выглядела грустной и расстроенной даже с такого расстояния. Крейн мог лишь гадать о причинах грусти, хотя и догадывался, что недавний отказ был одним из факторов. Шла война, о которой сложно было забыть даже в условиях общего пьянства и разгула. Постоянно гибли не только люди близкие, но и просто знакомые. Следовало срочно поднять ей настроение. И для этого имелись все условия.

Взять бокал мартини с соком у бармена не составило труда. Куда сложнее было протиснуться с одинокой женщине, вокруг которой так и крутились мужчины. Благо, у него получилось. Напиток, пускай и не самый любимый, но входящий в явную пятёрку лейтенанта, оказался перед Шеридан, но девушка лишь скосила взгляд.

- А вы знаете, что в Новый год происходят чудеса? – Арлен сел рядом, поглядывая на свою спутницу и выжидая, пока она поймёт, что сейчас произошло. Захотелось засмеяться, но портить сюрприз было бы обидно. Пряди волос по бокам явно ограничивали её периферийное зрение. Или она стала хуже видеть.

- Мне в последнее время не слишком везёт на них. – Крейн почти почувствовал, как по нему пробежал её взгляд, задержавшись, но не остановившись. Не узнала? Или не захотела узнавать? Быть такого не может.

- Порой они намного ближе, чем вы думаете, мисс Шеридан. – Рука наёмника плавно опустилась на талию девушки, обнимая и даже прижимая. Как было всегда, когда они ложились спать или просто проводили время вместе. Вырезы платья позволяли касаться участков кожи напрямую. Шеридан уже было открыла рот, повернулась и застыла. В её глазах было милое для него удивление.

- Я сплю? – Рука девушки коснулась его лица, проверяя на прочность. Настоящее. И даже почти целое.

- Давай проверим. – Крейн аккуратно ладонью приподнял её подборок, целуя в губы и совершенно не заботясь о том, как они будут вместе смотреться или что случится с её косметикой. Эти вещи можно решить потом. Происходящее сейчас было важнее.

- Определённо счастливый сон. – Руки девушки сомкнулись за его шеей. Глаза подозрительно заблестели. Она была рада – сомнений в этом у Арлена не было совершенно. И что важнее, с ней было всё в порядке. Лишь сейчас эта простая мысль дошла до его мозга.

- Напоминает нашу первую встречу в прудах Цитадели, да? – Крейн улыбнулся, прижимая хрупкое тело к себе, словно кто-то ещё мог попробовать оспорить его право на эту женщину. – Я очень рад тебя видеть. Со связью слишком большие проблемы, не мог тебя найти. – Это было слабое оправдание, но правдивое.

- И я тебя. – Шеридан прислонилась лицом, буквально нашёптывая слова ему на ухо. – Я никак не могла связаться с тобой и я.. – Её голос предательски дрогнул. Хотелось обнять её, сказать, что теперь всё в порядке. Что всё будет хорошо. – Я безумно рада тебя видеть, Арлен.

- Это полностью взаимно, дорогая моя. – Наёмник плавно взял ладонь девушки, поднеся её к своим губам. Более чувственный поцелуй, нежели приглашение или благодарность за танец. И более личный. – Как насчёт ещё одного танца?

- Мог и не спрашивать. – Шеридан наконец-то улыбнулась. В уголке её глаза была влага. Она казалась сейчас маленькой девочкой, заблудившейся в лесу, а не суровым военнослужащим «Альянса Систем». Что ж, имела полное право.

- На другое я и не рассчитывал. – Арлен поднялся, увлекая за собой свою спутницу. Он никогда не любил танцевать, но сдался под напором стоящей рядом с ним женщины, выучив несколько танцев и исполняя их в приемлемом формате. Со временем становилось лучше. Но последняя практика была довольно давно, отчего часть навыков позабылась. Правая рука оказался на талии девушки, левая крепко сжала её ладонь, намереваясь больше не отпускать. Сколько раз он уже думал о том, что не отпустит её и сколько раз они расставались на неопределённый срок?

Арлен улыбнулся. Поведёт он. И это будет не танго, потому что танго она уже танцевала с тем мужичком, которого недавно вынесли из туалета и понесли в сторону госпиталя. Пускай вальс и не отличался сложностью, но это был по-прежнему изящный танец, который можно было сделать красивым и эффектным. Все разговоры – потом, когда они окажутся вдвоём. Обсудить, что были и что будет. Где успели повоевать и куда только отправятся. Много слов и мало времени. Сейчас – танец, поделённый на четыре маленькие стадии. Четыре шага, четыре поворота – вот и всё. Остальное – что они захотят добавить. Здесь не было судей и не было проверяющих. Маленький уголок для них двоих.

Музыка не изменилась, но танец стал быстрее. Арлен вёл и обладал правом выбора. Пускай он был не великолепным танцором, но ловкость и быстро реакции наёмника никуда не делись. Ускорить шаг, кружиться. Ему нравилась это скорость. Она напоминала об их жизни. Сперва медленная, осторожная. Затем быстрее и быстрее. Пускай это было не похоже на их отношения, которые всегда напоминали безумный водоворот. Но с приходом Жнецов жизнь ускорилась.

Музыка начала стихать. Замедлился их танец. Арлен остановился, прижимая к себе Шеридан, и не желая что-то говорить. Это был хороший момент, который лишнее слово могло только испортить. Вечер принадлежал только им. Наёмник провёл девушку к своему столику и помог ей сесть, придержав стул. Оставленный у барной стойки бокал с мартини по-прежнему там стоял. Крейн заказал себе вина и вернулся с двумя бокалами. Он сел молча, прижимая к себе Шери. Стоило что-то сказать, но малоэмоциональный по своей природе, он мог лишь прижать посильнее, поцеловав её в висок.

На сцене началось новое представление. И оно сразу не понравилось наёмнику. Сидящий в центре человек производил странное впечатление. В нём не было ничего устрашающего, но его взгляд вызывал мурашки. Тяжёлый, угнетающий, словно знающий всю историю человечества с самых первых моментов его эволюции до последнего мгновения. Глаза, которые видели всё и, что важнее, помнили всё.

Дед Мороз представлял его как великого чародея. Крейн подумал было, что лучше было бы назвать его великим душегубом. Это было бы точнее. За спиной сидящего на стуле появилась группа его помощников.

- Странный человек. – Шеридан говорила едва ли не шёпотом, но взгляд чародея почти красноречиво говорил, что он всё слышит и знает.

- Да уж, глаза как у психопата. - Крейн передёрнул плечами, пытаясь прогнать пробегающие туда и обратно табуны мурашек. Девушка вложила свою руку в ладонь наёмника и положила ему голову на плечо.

Тем временем, шоу продолжалось. И шло оно по очень уж странному сценарию. Словно Дед Мороз совсем не знал приготовленный текст. А слова чародея и его помощников – они были забавны и полны жёсткого и прямого цинизма. Но по-своему они были правдивы. Половина пришедших сюда гостей были людьми пустыми. Магнаты, откупающиеся от войны, богатеи и сильные мира сего, которым было проще отправить миллион кредитов, чтобы война обошла их стороной и не трогала как можно дольше. Война порой пробуждала в людях хорошие качества. Но часто и превращала людей в настоящих монстров. В этом чародей был несколько неправ, если бы кто-то решил спросить мнение наёмника.

Произошедшее следом вызывало вопросы. Очень много вопросов. Крейн напрягся, оставаясь на месте и смотря, как Дед Мороз хватается за перерезанное горло в попытках остановить кровь. Как хрипит его гортань, когда воздух пытается попасть в лёгкие. Это не было похоже на декорации. И в то же время охрана осталась на своих местах. Действительно ли всё шло по сценарию? Или у незнакомца оказалась власть над охранниками?

- Тебе не показалось, что очень натурально вышло? Дергается он больно правдоподобно. – Арлен кивнул в сторону Деда Мороза, вокруг которого уже расплылось большое кровавое пятно. Даже если это было настоящее убийство, то вставать и бросаться на психопатов, не имея оружия – было по крайней мере глупо.

- Слишком натурально. – Голос Шеридан был слишком мрачный. Крейн чувствовал, как она напряжена. - Что за чертовщина?

- Коронный номер? – Наёмник пожал плечами, прижимая девушку к себе и как бы защищая. Видел он и более безумные вещи. Но ему не давал покоя другой вопрос.

Что же будет дальше?

+4

12

Уоррен между тем наслаждался своим вечером. Смеющийся арлекин, галантный гость и уважаемый собеседник, любезный ухажёр – всё это слилось в нём в тот вечер. А за играющей огненной маской гостя, завсегдатая и прочих радостных улыбающихся лиц – были холодные и расчетливые планы. Наёмник давно уже подметил мелькнувший силуэт седых волос и размытую фигуру Арлена, а уже одно присутствие тут этого человека… хотя, может ему просто показалось?
Есть масса таких причудливых причин сойти с ума и вы даже не догадываетесь, как много их может быть у обычного наёмника… Харли между тем ехидно улыбался и буквально растворился среди людей. Ещё минуту назад он весьма и весьма томно намекал одной красивой девице на возможность встреч и хвалил её наряд. Девица улыбалась, не краснела и весьма в пошлом и даже безвкусном формате озвучивала свои мысли. Интересный вид людей… Для привычного к моральному и психологическому прессингу Харли, свободное изложение мыслей было чем-то вроде длительной и крайне трудной процедуры обнажения. О, да, он буквально видел её в этом тонком чёрном платье, обнажённую и просто источающую из себя потоки информации, весьма сомнительного качества… Харли пришлось неловко прижаться ладонью к её плечу и отвлечь её от своих же мыслей, позволить тонкий намёк на что-то и стать её спутником на этом вечере. Как же всё-таки разностно тут все были «одеты» себя Уоррен воспринимал как закованного в длинную и очень многослойную броню с различными моделями поведения.
«Умник-разумник», «дамский хам», «затейник-шутник», «мрачный мужик» - все эти модели психологической реакции были отработаны и доведены до блеска с тем, чтобы никто не заподозрил в нём кого-то постороннего. Вопрос, а зачем так делает человек идущий на отдых? Ответ очень прост – привычка. В обществе вроде того что на Омеге, ты каждый день рискуешь получить пулю в лоб от иноземника просто за то что ты не так на него посмотрел или не уважаешь его, или… что угодно. В качестве психологического решения родился человек способный подойти каждому и каждой, что и было сейчас сделано. Девица не особенно решалась продолжать, но Уоррен умело отвлёк её мысли от основного фона происходящего тем, что наконец-то познакомился с ней. Завязал так сказать первый шнурок на ботинке. Для чего она была нужна? Уоррену не хотелось лишних проблем в будущем, а в данном месте быть без женщины это что-то нездоровое право. Как квартира без окон или элитный дом без бассейна, словом, что-то недоброе могло крыться в тех людей, что избегают азартных игр, женщин и алкоголя… К слову о нём, львиная доля алкоголя в той женщине уже была и она явно планировала набрать ещё больше… Уоррен же почти не пил, разве что как говорят «обмакнул пальцы».

И тут наступил полумрак. Убедив свою спутницу в том, что это тот самый момент, Уоррен позволил себе несколько приятных моментов, прежде чем женщина заснула и полностью погрузилась в объятия Бахуса и Морфея сразу. Одна задача была решена и между тем, на сцене показался своего рода «гвоздь программы» Дед Мороз в настолько оригинальном исполнении, что Харли почесал в затылке. Слишком уж дутым был образ, а вот то что было после, его заинтересовало и даже слишком. Уоррен обнаружил некоторую странную грацию в выступлении этой новой публики… Некто в кресле… Сеанс некоего мистического философского диалога перерастающего в аккуратную и тонкую линию надреза. Наёмник слишком хорошо и часто видел как сталь режет тела людей, так что данный жест не был для него чем-то обманным… Глаза бывшего солдата Альянса зафиксировали тонкий и правильный порез, удар был слишком реальным чтобы оказаться постановочным? Но тишина… Обезглавленное тело и лужа крови и все тихо и оцепенело дёргаются, заключённые прямо в этот чудовищный наплыв эмоций и действия. Остолбенели, закостенели настолько что не могут отличить убийство от настоящего трюка, в чём же тогда мораль? Никто и не пошевелился, ни охрана… Мрачный поток мыслей Уоррена перетёк в нечто совершенно чудовищное, поскольку нервного напряжения у наёмника было тоже предостаточно. Тонко чувствующий грань эмоций и фальши, он ни секунды не сомневался – это была не постановка, но вот что скрывается за этим? Уоррен приучен был не выделяться, любой неразумный бы вдарил биотикой по этим палачам, но разумный человек желающий выкрутиться и понимая, что его отдыху конец, что будет делать он? Харли улыбнулся и приподнялся. Его фигура одетая в костюм была очевидно нарочито выставлена, он решил сыграть против этого мерзавца превратившего его уик-энд в кровавый фонтан. Но кто играет грубо, остаётся без рук, не проще ли взять ту же дирижёрскую палочку и обратить эту иллюзию спокойствия против вершителя? Уоррен приподнялся, понимая что все ещё слишком шокировано и громко, так чтобы слышали все и труппа этого артиста кровавого жанра, и охрана и публика. Тонкий удар ладони о ладонь… Нужно упредить возникновение паники, нужно пустить дым в глаза этому человеку и заставить поверить его, что всё идёт как по плану.
- Браво! Браво! Какая игра! – восхищённо приподнялся, и словно одобряя проговорил Уоррен, решительно аплодируя и посылая в зал словно магнитный импульс. Эмпатия великая штука, и любой кто не уверен в своих действиях последует за тем, кто диктует волю публики. Нужно быть первым, чтобы ударить в ладоши и сорвать сомнения каждого из людей, что это НЕ убийство, это НЕ труп, это НЕ кровь, это актёр и постановка, просто всё так задумано в оригинальном жанре. Но чтобы решительно бросить вызов, и понимая что его поступок точно демаскирует, ведь именно Он осмелился апплодировать и наверняка уже будет засвечен – то холодный взгляд биотика нашёл взгляд заводилы этой смертельной труппы.
Град аплодисментов. Радость. Отдых. Все слишком напряжены и ещё один покойник… Который только что напросился на то чтобы Уоррен действовал в рамках своего внутреннего закона. Почему наёмник хочет убить незнакомого убийцу который его не трогал? Харли Уоррен привык с ранних лет видеть колебания волн и понимал что намокшие ноги обозначают лишь одно – тебя может накрыть с головой в любой момент когда ты этого не ждёшь. Убийство перед глазами стольких людей, и мирная концовка? Ну уж нет. Он задушит этого фокусника в зародыше, пока тот ещё ничего не сообразит сам. Взгляд пересекает взгляд, Уоррен аплодирует и готовится следующим движением – убить… Пусть будет охрана и стрельба, пусть будут вопли и крики… пусть, это не беда, в толпе можно затеряться. Харли очень хорошо помнил Отель и то что произошло там, в этот раз не довести до такой точки.
Внутренне изготовиться. Собраться. Следующий посыл энергии должен быть смертельным, убить. Буквально рассечь и главного и того кто резал. А ещё внутренне про себя подумал, что должно быть спокойная жизнь точно не про него, его руки будут по локоть в крови, а его разум всегда на взводе… и только поэтому он будет жить. Они умрут, а он будет жить, и переживёт всех. Даже Жнецов.

+4

13

Пить и веселиться – вот два дела, которые Григ предпочитал делать в первую и вторую очереди на подобных мероприятиях. Пока шоу не началось, он сидел у барной стойки, вливая в себя коктейль за коктейлем, закусывая это дело различной закуской из числа маленьких кусочков вонючего сыра, которых хватало лишь чтобы раздразнить свой аппетит. Стоило официанту принести новый поднос – мощная лапа крогана хватала половину поданного провианта и отправляла в желудок, где сыр переваривался вместе с деревянными палочками, которые какой-то дурак додумался вставлять в сырные комочки.

А дальше Шанхар снова пил и снова ел. А когда ему надоедало – принимался пыхтеть своей огромной кубинской сигарой, привезённой с Земли ещё задолго до вторжения Жнецов. Бедный бармен, которому уже стали сыпаться жалобы об богатых клиентов, что он не успевает всех обслужить, был вынужден задерживать дыхание каждый раз, когда поры густого дыма оказывались близко от его лица.

Григ веселился. Он переходил от одного бара к другому, постепенно повышая собственный градус и раздражая других гостей. Пускай и одетый в костюм, он всё равно оставался кроганом – угрозой для всех инопланетных рас, хамом и простаком, которому совсем здесь не место. А что он? Ему было глубоко наплевать на мнения всех здесь собравшихся, начиная от простого официанта и заканчивая той полногрудой толстушкой, если раздеть которую и выставить одежду и украшения на аукцион – то можно и крейсер будет прикупить. А если поторговаться – то хватит и экипажу на пару месяцев зарплаты.

Эти богатые гости – они были смешны в своём пафосе и великолепии. Украшения, элитные материалы для платьев и костюмов, попытки показать себя выше, чем они есть. Это был фарс. И кроган, который за свою долгую жизнь видел много подобного, едва сдерживал усмешку и старался не рассмеяться громогласным хохотом, когда они принимались между собой сплетничать, кто и как помог в войне с Жнецами. Вот этот франт выделил грант на строительство десятка тактических перехватчиков. А вот та леди внесла пожертвование семьям погибших защитников Палавена.

Григу хотелось смеяться, но он сдерживался. Пока что. Многие рассуждали так, словно потратить один процент своего состояния означало получить бесплатный билет в Рай для себя и всей своей семьи. Эти гости не понимали одну простую истину – если они не отдадут все свои денежки, а затем и жизни, ради защиты Галактики, то очень скоро будет некому их тратить. Потому что придут Жнецы и всё разрушат. А из существ этого цикла сделают рабов и своих будущих слуг.

Кроган опустил голову, по-прежнему опрокидывая бокал за бокалом и заедая это всё закусками. Свет погас. Морда разумного и древнего ящера уставилась на сцену, где появился главный символ человеческого Нового Года – одетый в костюм Деда Мороза стриптизёр-ведущий. А дальше пошло то, что Шанхар уже услышал. Бла-бла – объединимся ради спасения Галактики. Бла-бла – угроза Жнецов реальна. Бла-бла – поддержите «Альянс Систем», Иерархию и всех всех, кроме кроганов и батарианцев. Бла-бла – веселитесь. Противный тип сразу не понравился Григу – одет он был плохо, а его речи - полны приторной лжи.

Но зато у него оказались весьма симпатичные внучки. Можно было даже сказать, что красотки. Конечно, среди них не оказалось кроганок, но старый Шанхар научился признавать красоту других рас. Потягивая очередной коктейль, он с упованием наблюдал за красотой их танца, любуясь изгибами стройных тел и их движениями. Но как всему хорошему приходит конец – так и танец закончился. На сцене появились юноши – кроган отвернулся. Мужские тела он не находил привлекательными вовсе.

А затем началось то, что должно было начаться ещё давно. Конкурсы, пьяные похождения, рассказы и, конечно же, танцы. Эти мягкотелые просто обожали танцевать. Впрочем, стоило признать, что у некоторых, не совсем пьяных особей, это получалось вполне себе сносно. Алкоголь, успевший попасть в кровь, посоветовал Григу присоединиться к ним, но здоровяк вяло махнул рукой. Адри рядом не было – танцевать его никто не заставит. Что, впрочем, было не совсем так.

Будто из воздуха появились две азари, которые принялись слишком навязчиво тереться вокруг Грига, поглаживая его в разных местах и проявляя избыток внимания. Поначалу кроган сопротивлялся, обращая на них минимум внимания и отвечая почти односложно. А потом сдался. Потому что – какого чёрта? Он пришёл сюда пить и развлекаться, и если две синекожие самки хотят попробовать оседлать крогана – то пускай узнают, что представляют из себя самцы кроганов и насколько они мощные.

Уложив лапы на их мягкие задние округлости, женщины позволили здоровяку повести себя в отдельное помещение, где дверь запиралась на ключ, а в комнате была большая кровать и не столь большая душевая. Неудивительно, что в борделе были комнаты для клиентов. Пока азари начали эффектно раздеваться, в игривой манере демонстрируя свои стройные тела и не оставляя Грига без внимания, Шанхар пытался вспомнить, как надо вести себя с этими синекожими самками. Судя по дорогой одежде, они были гостями этого заведения, а совсем не работницами. И всё же Григ совсем немного напрягался. Старые кроганы говорили, что не стоит доверять самке, которая неожиданно решает сама прыгнуть к тебе в постель.

А что если они являются ардат-якши, как та безумная сестра безумной Акиры? Та ещё семейка. Капитан «Анафемы» попробовал вспомнить, что она говорила про себе подобных, хотя это было действительно нелегко. «Хочешь трахать – трахай. Только в глаза не смотри».И тут же вспомнился другой совет старого приятеля, который однажды столкнулся с подобным. «Увидишь чёрные глаза – бей в морду. Не раздумывая. Может, выживешь .» Ситуация почти до боли напоминала аналогичную, произошедшую с ним на одном людском курорте пару лет назад, только тогда азари пришлось бросить неудовлетворёнными ради спасения собственной шкуры.

Сил для сопротивления и сохранения рассудка оставалось всё меньше и меньше. Кроган мысленно повторил себе два правила: не открывать глаза и бить прямо в лицо, если нарушит правило один и увидит перед собой чёрные глаза. А дальше осталось лишь расслабиться и предаться маленьким плотским радостям в двойном объёме. Глаза он, конечно же, открывал – грех было не получить эстетическое удовольствие от такого вида. Но, к его счастью, чёрных глаз перед собой не наблюдал.

Азари остались лежать на развороченной кровати, а Григ принялся одеваться. Он надеялся, что им не придётся посещать медиков по итогам таких игрищ. После весьма разнообразных физических упражнений он чувствовал себя лучше, а небольшой глоток из фляги с ринколом окончательно поднял ему настроение. Итак, одна из задач была выполнена целиком и полностью – кроган повеселился на славу. А судя по часам, прошло не так много времени. То есть он вполне успевал одеться и вернуться к гостям. Одеться удалось не с первой попытки – одежда валялась в разных частях помещения. И всё же он вернулся в общий зал.

А там, тем временем, совершенно ничего не изменилось. Конкурсы продолжались, выступающие выступали, а танцоры – продолжали танцевать. Первые приступы экстаза у людей уже прошли, зато алкогольный градус уже повысился. И они продолжали пытаться острить, веселиться и просто праздновать приближение собственной смерти от рук Жнецов. На миг Григу даже захотелось, чтобы здесь и сейчас оказался один жукообразный монстр, вот тогда все бы завизжали от страха. Тогда бы показалась их истинная натура.

Кто-то усиленно топтался по его нижней лапе. Григ отвернулся от сцены, на которой вскоре, по идее, должно было начаться новое представление и посмотрел прямо перед собой. Сперва он никого не увидел. Пришлось опустить голову. На его ногах топталась человеческая самка среднего для их вида роста. В общем и целом, кроган мог назвать её симпатичной. Ладная фигура, чёрное платье. Но было одно «но». В её волосах копошились змеи. И хотя Шанхар не мог называться специалистом по человеческой моде, подобное ему видеть не доводилось.

- Самка, по твоей голове ползают змеи! – Григ поспешил озвучить свои мысли. Может быть, это было и не лучшее приветствие, но зато оно может спасти ей жизнь, если вовремя среагировать.

- Прошу прощения? – На лице девушки было удивление и явное недопонимание происходящего.

- У тебя. На голове. Змеи. –Кроган говорил слова отрывисто, будто общался с мягкотелым глупым и невразумительным. Возможно, стоящая перед ним самка просто глухая. Желая подчеркнуть опасность, он осторожно коснулся одного дреда. Для его вида змеи серьёзной опасности не представляли.

- Это не змеи, мистер?..–Его новая знакомая говорила весьма серьёзно. Вероятно, она считала крогана исключительно глупым, но старалась этого не показывать.

- Разве?.. – Морда Грига наклонилась пониже, чтобы рассмотреть подробнее. - А, они не двигаются.. Тогда, щупальца ханара? –Если это были щупальца, то стоило ловить удачу за хвост. Коснуться ханара многими воспринималось как обозначающий удачу жест.

- Это... дреды. Волосы. – Самка кивнула на находящуюся поблизости представительницу своего вида. - Просто заплетённые особым образом. Человеческая мода, если хотите. – Сравнение вышло не самым удачным. У «примера» были длинные прямые волосы, а не заплетённые маленькие кишки-дреды. И всё-таки она не ушла, продолжив смотреть на крогана с интересом. В голове Грига проскочила довольная мысль, что его звериный и почти животный магнетизм имеет свою силу и в отношении людских самок.

- Хм, то есть не щупальца ханаров? Жаааль. – Григ вздохнул. Кажется, она намекала, чтобы он представился.

- Аврора. – Самка сама протянула руку, опередив Шанхара на какие-то минут десять-двадцать. - Извините, боюсь, не смогу повторить ваше кроганское приветствие.

- Григ. – Кроган очень осторожно пожал её лапу, по сути едва коснувшись тонкой руки самки, чтобы совершенно случайно её не сломать. О каком ещё кроганском приветствии она говорила? Помахать друг другу хвостами? - Какими судьбами? – Шанхар не стал пояснять, что имеет ввиду. Какими судьбами она здесь оказалась или какими судьбами появились такая причёска.

- Разве нужен повод, чтобы посетить праздничное мероприятие? Здесь... интересно. И людно. И, судя по тому, что творилось на сцене, всё это может быть вполне забавно. – Аврора показала рукой на зал, где гости продолжали танцевать, смеяться и наслаждаться единственным днём спокойной жизни. Кроган её понимал. Он тоже считал сборище этих клоунов забавным.

- Что же привело сюда вас, мистер Григ? – Вопрос был простым, но Шанхар не сразу нашёл, что на него ответить. Желание напиться последний раз в этом году? И просто повеселиться. По крайней мере, это была абсолютная правда.

- Доказываю, что кроганы умеют не только стрелять, но и пить. –Он наконец-то нашёл нужную формулировку. А меж тем, горло следовало промочить. Григ подал официанту знак приготовить два коктейля. Один себе, второй – Авроре.

- Вы выбрали очень оригинальное место для этого. - Аврора улыбнулась. Первый раз за время этой странной беседы. - Праздник с человеческой тематикой. Праздник, который люди всегда отмечали громко и так, чтобы это запомнилось как минимум на весь следующий год. Планируете громить бар, кстати? Или набить кому-нибудь морду? – В глазах самки не было иронии, но вопрос был весьма оскорбительным. Если бы кроган оказался лет эдак на восемьсот помладше, он был устроил скандал.

- Очень тактичный вопрос, Аврора. –Пасть Шанхара открылась в весьма агрессивном оскале. В действительности, он не злился, но ему нравилось пугать самок. Это было забавно. - Если я кроган, то должен драться и ломать? Вы же не совратили ещё пару гостей?

- Я не это имела... –Аврора запнулась. Григ почти с удовольствием отметил этот факт. - В смысле, люди тоже любят так праздновать. Шумно, я же говорила. Так что не принимайте всё на свой счёт. И... подождите. Что значит, "совратила ещё пару гостей"?

- Значит шумно отпраздновать, как любят люди. –Кроган вновь оскалился. Один-один.Но вечер продолжался, а потому не стоило заставлять уже налитый коктейль ждать. Длинная лапа схватила фужер. Второй он протянул своей собеседнице. - За излечение Генофага! – Пускай люди пьют за новый год и счастье во всём мире. А им, кроганам, не хватает лишь этого маленького подарка судьбы.

- За излечение Генофага! Мыслями я с вами. – Бокалы громко чокнулись. Кроган разом всё выпил и довольно кивнул. Нечасто ему встречались люди, которые разделяли его мысли в этом русле. С другой стороны, может быть, собеседница просто не знает, что такое Генофаг и желает ему польстить? Аврора покрутила сосуд в руках. За то время, что они стояли рядом – она так ничего не выпила и не съела. Григ здраво рассудил, что, может быть, у этой самки проблемы с желудком.

- Ну хоть кто- то здесь мыслит разумно. –Появившийся на морде оскал теперь был куда более приветлив, чем его предыдущие варианты. - Чем занимаетесь по жизни?

- Войной, мистер Григ. Все сейчас только ею и заняты, скажете нет? – И вновь этот простой прямой взгляд. Без тени хитрости и подводных камней.

- Скажу да. Но есть разница. – Григ очень философски кивнул куда-то в зал. - Видите того жирного свина вон за тем столиком - он делает состояние на строительстве кораблей. И тоже занят войной, хотя и набивает себе карманы. – Свин увидел, что кроган на него смотрит и поднял бровь. Шанхар отвернулся – он не собирался разговаривать со всякими там коммерсантами.

- И то верно. – Аврора кивнула, опустив взгляд на свой бокал. Из которого она так и не сделала глотка. - Я военный аналитик... Вроде того. Ищу данные, нахожу данные, передаю данные. Не состою в Альянсе Систем, скорее сама по себе. Но мы сотрудничаем с ними в том числе. – Вновь полученная информация была весьма любопытна.

- Аналитик, хм. И где есть шансы надрать Жнеца их блестящий металлический зад? – Узкие красные зрачки глаз Грига вновь уставились на самку. Бить надо там, где есть шансы на победу. Ударить и отступить – против Жнецов будет работать только такая тактика.

- Вариантов много. Я бы могла подобрать вам систему и планету в соответствии с вашими предпочтения... Черт. Как будто предлагаю вам путевку на отпуск. С этой войной все стало так... – Свет вновь начал гаснуть. Скоро начнётся следующее выступление.

- Предпочтения, ха! –Кроган развернул своё массивное туловище, чтобы лучше всё видеть. - Скоро начнётся, лучше занять места.

А меж тем представление в зале действительно началось. Но вместо зажигательного номера в центре оказался человеческий самец, который принялся задавать философские вопросы из серии «А достойны ли эти гости?» Григу хотелось плеваться, хотя сам обладатель странной внешности и его не менее странная труппа ему нравились. Вопросы были по меньшей степени неуместные. Ну кому какое дело до того, кто и чего достоин. Кроганы достойны того, чтобы генофаг вылечили и их раса была представлена в Совете, но разве кто-то хоть раз поднимал данный вопрос?

- Мне одной кажется, что что-то здесь не так? –Аврора не пожелала уходить к своему столику, хотя Шанхар и подозревал, что он у неё имеется. Вместо этого самка осталась рядом с кроганом.

- Выглядит весьма необычно, да уж. – Григ задумчиво склонил голову чуть вбок, следя за происходящим.

Всего пара мгновений – и Дед Мороз, который надоедал ему весь вечер своим неприятным голосом и не менее неприятным внешним видом, схватился за горло и упал, задыхаясь. Охрана бездействовала. Гости были в недоумении. До крогана только доходил смысл произошедшего, когда Аврора нарушили тишину.

- Он мертв. – Голос самки был тих, но вопросом это не было – лишь сухая и жёсткая констатация факта, словно она подошла и лично проверила его пульс. - По-настоящему мёртв. И это не может быть частью представления.

- Ну наконец-то он заткнулся! –Григ громко рассмеялся, хлопая в лапы. - Этот чародей мне нравится!

А в зале меж тем нашлись те, кто стали кричать «Браво!». Зубастая пасть крогана оскалились. Они хлопали, потому что верили, что это было лишь частью шоу.

Он хлопал, потому что ему понравилось убийство.

+3

14

Взяв в баре у бармена столь желанный коктейль – фирменный безалкогольный, что бы полюбоваться на незамутненную голову представлением, биотик устроилась за одним из столиков, который был отмечен в приглашении. Люди и другие представители рас уже рассаживались – сейчас начнется.

Выскочивший на сцену Дед Мороз заставил поперхнуться девушку напитком, который она как раз глотнула.  Нет, она разного ожидала, но столь оригинальная интерпретация Деда Мороза… ах да, они же в «Голубой Лазури». Тогда пардон, для этого заведения все на своих местах. Посозерцав представленное девушка хмыкнула. Если сейчас уже на нем столь мало одежды, то, что будет дальше?
Дед Мороз радостно всех поздравил с праздником, не забыв упомянуть Жнецов, тяжелые времена и попросив всех в очередной раз наполнить бокалы.

А после для гостей началось самое интересное. Осушив свой бокал, стринговый Мороз стал зазывать томным голосом, своих «внучек». И они вышли. Аж семь штук. Причем такого вида и образа, что всем мужчинам в зале срочно захотелось вручить слюлявчики. А красавицы соблазнительно изгибаясь в танце, смотрели на гостей в зале, и строили  им глазки. Да… хороших красавиц понаходили. И условные наряды «снегурочек» их, безусловно, красили. Удобно устроившись за столиком в кресле, Шер потягивала коктейль, разглядывая девушек.
Особенно ту голубокожую азари украшенную россыпью блесток…

Но танец закончился, и девушки к великому огорчению мужской половины зала упорхнули со сцены. Но это было ещё не все. Взамен них на сцену после объявления достижений о своей мужской силе, которой хватило не только для внучек но и для внуков, выплыли «внуки».

Да… тут было на что посмотреть. Вся женская половина оценила это дело, и теперь горящие взгляды на мускулистых полуодетых парней и мужчин, исходила от них. Красиво, Шер не спорила. И поудобней перехватив бокал, Лана откинулась на спинку седушки и вздохнув предалась просмотру этого показа мужской силы и красоты.

Дальше потянулась обычная развлекательная программа –  забавные конкурсы от ведущего, номера которые были представлены лучшими артистами и исполнителями. Было на что посмотреть. В конкурсах она не хотела участвовать, поэтому расслаблено наблюдала, позволяя себе отдыхать. Все-таки за эти месяцы она устала так, что переключиться с трагической мрачности от Жатвы было необходимо -  психика у неё была конечно гибкая, но и самая гибкая вещь может не выдержать удара и попросту сломаться. 
Было несколько завораживающе-красивых номеров. Как поклонница танцев, она по достоинству оценила  танец в азари турианца, обставленный с должным изяществом – в приглушенном свете, с россыпью искр фейверка. Как и групповой танец с представителями всех рас стилизованный под воплощения стихий. Красиво, завораживающе и дающее отвлечься от мрачных мыслей.

И вот по окончанию первой части представления, все тот же обладатель посоха, бороды и стринг в сильную обтяжку, объявил  перерыв и призвал гостей отдохнуть и развлечься. В том числе предлагалось вовлечь в сие действо, выступающих ранее на сцене. Все-таки сегодня праздник! Шер в свою очередь одобрительно кивнула на это предложение. Пока ей тут нравилось. И это требовалось закрепить чем-то более существенным, чем просто наблюдение за столиком.

Для милонгеров, что бы они узнавали друг друга на различных мероприятиях, давно было принято негласное правило. На одежде свернутая попоплам, булавкой крепилась ленточка белого цвета. Так тангеры, могли найти друг друга и обозначить, что их можно приглашать на танец их профиля.

На её наряде цвета морской волны, эта ленточка была видна особо ярко. Правда, как она успела заметить, она была тут такой не одна. Она увидела минимум шестерых, кто обладал такими же аксессуарами. И это воодушевляло девушку.
Теперь, когда закончилось представление, началось время, когда они были представлены самим себе. Было несколько зажигательных современных песен, под которые народ на танцполе зажигал по полной программе. Всем душевно и весело – клуб диктовал свои правила отдыха. И тут, внимание Шер привлек один мужчина, который подошел к музыкальным распорядителям и обменялся с ними парой фраз. Диджей кивнул головой, и незнакомец покинул музыкальную обитель.
Закончилась очередная клубная ударная песня, и заиграли первые такты новой мелодии. Мягкие раскатистые переливы мелодии, которые призывали обратить на себя внимание. Музыка для танца. Под неё могли танцевать все – она была уже современного исполнения, но тангеры, в своем обществе давно приняли её в раздел мелодий, предназначенных для их исполнения аргентинского танго.
Лана обвела взглядом народ в зале и тут она пересеклась взглядом с тем самым незнакомцем, который заказал музыку. На его рубашке была теперь такая же, как у неё ленточка и он, не отрываясь, смотрел на неё. Она кивнула и встала. Кабесео в него исконным проявлением.

Они встретились на опустевшей танцевальной площадке. Многие, отдыхали после активных «попрыгушек» и лишь некоторые пары вышли на танец. Мужчина, встав напротив нее и предложил ей свою раскрытую левую ладонь, она вложила свою. Традиционно тангеры только если не было причин не делать этого, танцевали в так называемом «близком» объятии. И сейчас не обошлось без этого.
Его другая рука уместилась на её спине, ближе к талии, она же положила руку на его спину в районе лопаток. Они были так близко друг к другу, что слышали дыхание один другого. Не произнося ни единого слова, между ними был диалог. Но тот говорился уже не голосом.
«-Ты же  станцуешь со мной, моя тангера?» - взгляд в глаза и возникшая  меж ними искра.
« -Станцую, если сможешь, » - без слов ответила девушка, улыбнувшись уголком губ.
И выбрав нужный момент они двинулись вперед.

За что, любила Шер танго, так за то, что во время него шла колоссальная работа тела и внутренней энергии. Сейчас между ними протянулась связь, через которую они слышали, чувствовали друг друга и знали, кто что сделает. Одно движение, сменяется другим.
Лана закрывала глаза, купаясь в музыке и «внутренней мелодии», которую исполняли сейчас они, то открывала и созерцала его взгляд. Он вел, она следовала. Их сейчас на танцевальной площадке было около четырех пар. И каждая пара не сговариваясь, плела изящные узоры из музыки и движений. Очо, Медахиро, Коминада…

Одно движение смеялось другим, тональность мелодии сменилась. Сейчас разгоралась страсть. Её партнер без слов «вызывал» Шер на дуэль.
« - Покажи мне, что ты можешь. Танцуй со мной, моя тангера»
«-Ты сам напросился. Ты сам-то сможешь?» - и танец приобрел новые краски.

Другие пары дали танцующим простор, не мешая их разбору полетов. Такое  было обычным явлением среди спонтанно возникающих пар, а уж как это смотрелось со стороны... Резкие движения, повороты, взмахи гривой золотисто-рыжых волос – все было тут. Со стороны могло показаться, что эта пара была страстными любовниками и сейчас, что-то не поделили между собой.
Да, не поделили. Один танцевальную площадку на двоих. Поворот вокруг него, разойтись на расстояние вытянутой руки, почти упасть назад в его объятия, как могло показаться со стороны случайно, в виду подножки. Но нет – все, что они делали, было знакомо обоим и являлось гармонией одного танца. Прильнуть к его груди, провести рукой по плечу, когда мужчина приподнял её ногу и провел ладонью вверх до бедра… да, они стоили друг друга в танце. А в чем-то другом?
И вот он вывел её на очередную фигуру танца и, поймав взгляд биотика начал медленно её исполнять. Пресловутая «ласка». Теперь ответ за ней.

«В аргентинском танго, есть такое движение, которое называется «ласка». Давай покажу – произнесла Шеридан объясняя Арлену тонкости кадигоса или как его называют – «свод правил милонгеров.»  - И оно означает, строго говоря – «приглашение на ночь». Мужчина первый его делает, свою часть движения, приглашая партнершу, и если она исполняет свою часть, то она согласна и ночь они проведут вместе, после того, как покинут этот вечер. Не я его придумала, но ты его хотя бы визуально должен знать, как оно выглядит. »

И сейчас незнакомец смотрел на нее, ожидая ответа. Лана смотрела на тангера не менее внимательным взглядом, но… не завершила «ласку» со своей стороны. Не ответила. Мужчина ещё раз внимательно посмотрел на свою партнершу и, кивнув, без слов продолжил танец. Он принял её отказ и более не настаивал.
«- Тогда просто потанцуй со мной.» - медленная растяжка и глаза в глаза.
« - Да.. я танцую» - смотрела девушка на него, но в глазах плескалась тоска и грусть.
Она не смогла. Не захотела. Они уже завершали постепенно танец, постепенно сводя на нет тот взрыв страсти, что вылился у них тут, но мысли девушки крутились в другом направлении. И вот последние аккорды музыки затихли и вокруг раздались аплодисменты.

Они в правду красиво станцевали. И не только они. Но на душе была мрачность. Вежливо коснувшись губами ладони Ланы, мужчина чуть грустновато улыбнулся и отвел девушку с танцевальной площадки, которая стала стремительно наполняться народом на новую зажигательную мелодию. На этой ноте они и расстались. Он ушел, растворившись в толпе, а она осталась стоять на месте, невидящим взглядом смотря в пол.
Не этого мужчину она сейчас хотела. Но с другой стороны, то если не для этого она сюда пришла, а для чего? Она пришла сюда для того, что бы «расс-ла-би-ться». Выпить, отдохнуть и.. найти партнера на эту новогоднюю ночь. Если перестать обманывать саму себя, она знала, чьи руки желала, что бы её обнимали. Чей голос завораживал и от которого она теряла голову, когда он приобретал бархатистые манящие нотки… Но Жатва, вносила свои коррективы в события и жизнь людей. И с нужным ей человеком, она попросту не смогла связаться.
Нет, определенно надо выпить. И все-таки попробовать расслабиться. Но сначала выпить и выключить «её тараканов.» И на этой ноте, девушка решительно двинулась в бар.

Спустя какое-то время, оккупировав один из стульев у стойки, девушка крутила ножку высокого красивого бокала с зонтиком. Рядом лежала парочка салфеток, на замену тем что она погруженная в свои мысли «скрошила» на мелкие кусочки.
Все пошло наперекосяк с самого начала вторжения. Она была в тот момент на Цитадели, её команда на Земле. Нет возможности туда попасть, связаться с ними она тоже не могла -  это просто убивало её. Ещё и Арлен.

После того как планеты одна за другой уступались Жнецам и они теряли если не скопления, то звездные системы – о хорошей налаженной связи можно было забыть. Она уже давно не могла связаться с ним и теперь ночи для неё превратились в настоящие испытания. И как после памятных событий после одного из отпусков, не было рядом теперь того, кто будил её среди ночи и успокаивал, убеждая это лишь кошмар, что все хорошо. Все новые сообщения о потерях удручали. Но сейчас, Лан, сейчас зачем об этом думать? Тебя Лина зачем сюда отправила? Правильно – отдохнуть. Так отдыхай, балда.

Глоток из бокала с напитком, позволил проглотить комок в горле. И с этим танцем вышло черт знает что. Уже позже Шер отметила, что у мужчины были схожести во внешности с близким её сердцу наемником. У него были стильно подчеркнуты серебристо-седого цвета волосы. Только чуть более длинные. И что-то в выражении глаз. Хотя… с приходом Жнецов у многих становились с холодной и грустной ноткой оттенком в глазах.

Так, нет. Берем себя в руки. Взяв очередную бумажную страдалицу, девушка принялась её разворачивать так и этак, прикидывая, что с ней сотворить. На своей спине она чувствовала не один и не два раза взгляды, которые кидали на неё гости этого места. Одинокая симпатичная девушка, которая грустит в баре на Новый Год… одного она уже послала. И теперь в очередной раз её одолевали грустные мрачные мысли о том, чьего присуствия она хотела. И эти мысли вытрясаться из головы не спешили.

Глубоко вздохнув, девушка повесила голову и сейчас сидя методично занималась салфеткой. Опустевший бокал, был убран шустрым барменом и её постепенно отпускало. Правда  скорость оставляла желать лучшего.

И тут перед ней поставили новый бокал с напитком. Сейчас она сидела, укнувшись взглядом в стойку и за её опущенной головы, пряди волос свисали по бокам лица, ограничивая возможности зрения. На бокал девушка лишь скосила взгляд и, не прерывая занятие, складывала салфетку слой за слоей. Четвертую по счету.

-  А вы знаете, что в новый год происходят чудеса? – раздалось от нее по правую руку и некто, занял пустующий рядом стул.
Мда… теперь она в каждом мужском голосе, слышит голос Арлена. Круто… интересно, бармен в её бокал, что-то добавил?
- Мне в последнее время не слишком везет на них, - Шеридан разглядывала получившееся творение рук своих с салфеткой не поворачиваясь к собеседнику, лишь скользнув по нему взгляду.

Дорогой новый костюм, уверенная но расслабленная поза, схожесть в образе с её седовласым человеком… так, пошли и визуальные глюки. Что ей все-таки подлили в бокал?!

- Порой они намного ближе, чем вы думаете, мисс Шеридан. – Обладатель мягкого и бархатного для неё голоса, сократил расстояние между ними и  плавным нежным  движением, обнял за талию.

«Это ещё что за?...»

В первое мгновение оцепенев от такой наглости  очередного кавалера на её внимание, биотик с возмущением начала поворачиваться, что бы высказать свое негодование нахалу, но увидев лицо и взгляд обнимающего, поперхнулась заготовленной фразой и застыла. Глаза стали округляться.

Вот это да…

Через пару секунд, когда она снова начала дышать, тихо спросила.
- Я сплю? - свободной рукой  Лана коснулась лица Арлена.
- Давай проверим. - аккуратно приподняв её подбородок мужчина, поцеловал ее в губы. Он был живым. Здесь. На Иллиуме. Рядом с ней. Настоящим. И это тепло… было определенно его. - Это похоже на сон? – со знакомыми ехидными интонациями  поинтересовался Крейн, изучая её лицо.
После поцелуя Шер обвила руками шею мужчины и утвердительно кивнула.
- Определенно на счастливый сон, -когда до мозга дошла сия информация,  у неё начало предательски щипать нос и сбиваться дыхание.
Они смотрели друг на друга и не могли насмотреться.

- Напоминает нашу первую встречу в прудах Цитадели, да? – Крейн улыбнулся, прижимая тело девушки к себе, словно опасался, что кто-то придет и утащит её от него. Только через её труп. – Я очень рад тебя видеть. Со связью слишком большие проблемы, не мог тебя найти. – значит не только она пыталась узнать, что либо о нем, но и Арлен о ней. По другому и не могло быть. И сейчас до нее доходило только одно. Он тут. Рядом. Живой. И обнимает её. Потому что рад видеть. Его взгляд говорил об этом красноречивей любых слов.

- И я тебя.. – тихо, ответила девушка и  прижавшись щекой к щеке мужчины, так что бы её губы оказались напротив его уха продолжила. - Я никак не могла с тобой связать и я... - голос предательски подвел. Макияж был водостойкий, не страшно,- я безумно рада видеть тебя ... Арлен.
- Это полностью взаимно, дорогая моя. – Наёмник плавно взял ладонь девушки, поднеся её к своим губам. Более чувственный поцелуй, нежели приглашение или благодарность за танец. И более личный. – Как насчёт ещё одного танца?

Судя по взгляду мужчины, предыдущий танец биотика он видел.

- Мог бы и не спрашивать. - проморгавшись и смахнув украдкой с уголка глаза капельку воды, Лана легко сжала пальцы мужчины, выдав наконец первую ответную улыбку.- Для тебя - всегда да.

А разве могло быть иначе?

- На другое я и не рассчитывал, – с улыбкой пояснил  Арлен  и, поднявшись, увлек за собой свою спутницу.
Честно говоря, Арлен не слишком любил танцевать, но перед ней не смог устоять и выучился парочке танцев на том уровне, когда они могли просто получать удовольствие от этого процесса и просто шикарно смотреться вместе.
Выйдя на площадку, он занял место напротив нее и правая рука Крейна уверенно и знакомо оказался на талии девушки, а левая крепко сжала её ладонь, словно он боялся её отпустить. И этот страх был обоюдный. Прильнув к нему, она плавно положила свободную руку вдоль изгиба его локтя к плечу, а правой, не менее крепко сжимала ладонь Арлена.

Нет. Они танцевали не танго. Это был второй танец, в котором они оба преуспели. Вальс. Простые движения, простой ритм, и… возможность видеть взгляд своего партнера и его бурю чувств. Арлен. Сейчас танцуя с ним, отдавшись его чутким рукам и разбавляя простоту движений изящными украшениями, Лана понимала насколько соскучилась по этому мужчине. Она не ошиблась. Сейчас, пока они кружились под музыку – сначала плавно и медленно, а потом быстрее и уверенней, биотик понимала, что да – эти руки, этот взгляд и улыбка была тем, чего девушка желала.
Сколько раз они расставались на время неизвестное обоим и боялись того, что события разлучат их навсегда? Сколько ночей она провела, пытаясь не думать о том, что будет если он не вернется?

Много. Но сейчас… они вместе. И танцуют. Ни Арлен ни Лана не говорили друг другу ничего. Лишь, смотрели друг на друга.
Правильно. Сейчас слова лишни. Они ещё наговорятся. О том, что было, есть и будет. Но потом.

Музыка плавно сошла на ней и завершив танец, мужчина остановился и без слов обнял её прижимая к себе. А она ничего и не говорила. Лишь уткнулась ему лицом в грудь и наслаждалась его теплом. И тем, что он был рядом. Потянув девушку за собой, Крейн привел её к своему столику и помог сесть, придержав стул. С видимой неохотой покинув, её он отправился им за напитками.
Оставшись одна, Шер позвала одного из официантов и попросила перенести шарфик и сумочку с ее столика сюда. Меньше всего она хотела уходить с этого места. Особенно, когда Арлен вернется. После танца в голове царила блаженная пустота с затишьем.
Вечер стремительно выправлялся как и настроение девушки. Встретив мужчину с двумя боками с улыбкой, Лана сделав маленький глоток, улыбнулась – мартини с соком была той вещью от которой она редко, когда отказывалась. А уж кто как не он, знал её вкусы и предпочтения.

К моменту приходу мужчины, одноместные сидения были уже заменены официантом на парный полукруглый диванчик, по просьбе Шери. Крейн сел на диванчик и без так же молча, притянул к себе девушку ничего не говоря. Эта были их любимая «уютная тишина». Когда они часами напролет могли заниматься чем угодно, ничего друг другу, не говоря и им было комфортно. Как тогда, так и сейчас. И тихий поцелуй в её висок лишь подтверждал мысли девушки. Они были снова вместе. А это главное.

А на сцене тем временем началось вторая часть представления. Все тот же ведущий – Дед Мороз в стрингах, представил им некого великого чародея, чье имя тот не пожелал озвучить для публики этого места.
Мужчина, его взгляд, помощник и его слова. Все, что было в нем, девушке уже не нравилось. Он вызывал в ней чувство перейти в напряженную оборону и ждать нападения.

- Странный человек. –  тихо проговорила девушка, прижимаясь ближе к Арлену не спуская внимательного взгляда с происходящего на сцене.
- Да уж, глаза как у психопата. - Крейн передёрнул плечами, в свою очередь тоже напрягаясь от произошедшего на сцене.
Стараясь успокоиться и не паниковать понапрасну, Лана вложила свою руку в ладонь наёмника, положив ему голову на плечо.

А тем временем странность происходящего возрастала. Странные жесткие слова этого чародея, неуверенное и отчасти смущенно-нервное лепетание ведущего. Казалось, тот сам не понимает происходящего.
И финальный мрачный аккорд, этого представления. Помощник чародея же с демоном на груди в одно движение подскочил к вспотевшему Деду Морозу и моментально перерезал ему глотку неизвестно откуда взявшимся ножом от уха до уха. В зале кто-то вскрикнул, но люди и представители других рас остались на своих местах.

Они не понимали что происходит.

Не понимала и Шер. Когда это произошло, первым её порывом было вскочить и броситься на сцену. Но глупить если этот тип так опасен нельзя. Дед Мороз упал захлебываясь кровью и захрипев, замер на полу. Это.. это было уже не представление. Но охрана и прочие сидели на местах.

- Тебе не показалось, что очень натурально вышло? Дергается он больно правдоподобно. – Арлен кивнул в сторону Деда Мороза, вокруг которого уже расплылось большое кровавое пятно.
- Слишком натурально. – Голос Шеридан был слишком мрачный. Крейн чувствовал, как она напряжена. - Что за чертовщина?
- Коронный номер? – Наёмник пожал плечами, прижимая девушку к себе словно желая уберечь от увиденного. Ему, Шер была уверена, не хотелось бы, что бы она подвергала себя опасности, как и ей впрочем, относительно Арлена.

Раздались аплодисменты, выкрики "Браво!",  от знакомого как ей казалось голоса,  и… воздух аж зазвенел от разлившегося напряжения. Она не знала, что сейчас будет происходить, но хватит искры, что бы тут все вспыхнуло. И Шер это сейчас очень четко чувствовала.

Арашу, что происходит-то здесь в конце-концов?

Отредактировано Lana Sheridan (5 июля, 2017г. 23:15)

+2

15

«Голубая Лазурь» встречает её атмосферой сумасбродного веселья. Аврора вежливо здоровается с подвыпившими органиками, которые отчего-то лезут к ней с объятиями или поздравлениями. Ей требуется пара минут, чтобы осознать: на этом празднике жизни это нормально. Она достаточно споро втягивается в происходящее, и уже вовсю беседует ни о чём с компанией незнакомых ей представителей абсолютно разных рас. Предшествующий жизненный опыт подсказывает, что общие проблемы объединяют. Жнецы — проблема самая что ни на есть «общая». Ничего удивительного в том, что здесь уже никого не смущают межвидовые связи. Никаких ксенофилических поползновений. Какая жалость, что это наверняка не распространится на Аврору, если она вдруг решит открыть правду о себе. Какая жалость.

На главную сцену выходит местный ведущий. Дед Мороз. Аврора способна имитировать смех, но ей не смешно. Человек выглядит странно. И нелепо. Образ, который на знала и помнила «с детства», осквернён.

«Ты напишешь письмо Санте? А Дедушке Морозу?»

Такому — нет.

«Босс, вы что?.. Что-то случилось?»

…случилось. Аврора помнит всё, да? Ложь. Часть её логов из раннего периода существования повреждена настолько, что не подлежит восстановлению. Вообще. В принципе. Они удалены. Вырваны с мясом. Наёмниками-техниками, которые работали с ней после того, как уничтожили её дом. Аврору выкрали из лаборатории, оторвали от людей-создателей под Новый год. Она пришла к этому выводу много позднее. Она цеплялась за оставшиеся записи, как за последнюю ниточку, способную привести её к правде и ответам.

«Зачем меня создали?»

Но записи содержат только скупые крупицы информации. Пользователи и Администратор в них не имеют имён, должностей или званий. Лишь данные для распознавания голосов. На этом, увы, далеко не уехать. Аврора пыталась. Конечно, она пыталась.

«Босс, вы что?.. Что-то случилось?»

Случилось то, что случилось. Жнецы. Машины, восставшие против органической жизни. Ещё одна причина в копилку тех, по которым она, Аврора, не может просто перестать притворяться и сказать уже наконец хоть кому-нибудь правду. ИИ. Программа. Набор программ. Кодов. Она не должна чувствовать, только имитировать это. Но, чёрт возьми, как же её угнетает необходимость молчать. Понять бы ещё, какая программа сбоит и даёт такой эффект. Какая программа из тех сотен фоновых, которыми она себя улучшила. Какая из…

Танец внучек и внуков Деда Мороза отвлекает Аврору от несвоевременных вычислений. Возможно, в странном и нетипичном ей смятении виновато новое тело. Возможно, какая-то из встроенных систем реагирует с…

\\ Анализ совместимости. Запустить в фоновом режиме?
\\ >да
\\ Статус…
\\ Начато.

Шоу продолжается. Некоторые номера Аврора находит более удачными, некоторые — менее. В целом, они нравятся ей куда больше Деда Мороза и его начальной речи. После объявляют о завершении первой части развлекательной программы. Аврора снова начинает бродить между гостями, перекидываясь репликами то с одними, то с другими. Большим удивлением для неё становится Лана Шеридан. Биотик из Альянса систем, которая танцует с так же знакомым Авроре Арленом Крейном. Программы приходят в замешательство, не способные принять решение, стоит ей показываться знакомым людям или нет. Аврора решает, что в этом нет ничего страшного. Только позже. Возможно, в самом конце вечера.

По правде сказать, Авроре скоро наскучивает обсуждать с разными органиками одно и то же. Они так не оригинальны, что это даже не смешно. Поэтому, когда новая платформа информирует Аврору о том, что она, кажется, наступила кому-то на ногу, ИИ готовит извинения и какую-нибудь отвлекающую речь. Что-нибудь о Жнецах или войне. Всем нравится смаковать эти темы. Но Аврора не успевает начать диалог первой.

— Самка, по твоей голове ползают змеи!

— Прошу прощения? — реагирует она совершенно искренним недоумением, поскольку… Змеи? Она могла предположить, что её обзовут неуклюжей. Или вышлют в куда более грубой форме. Но — змеи?

— У тебя. На голове. Змеи.

Платформа на автомате наклоняет голову, вопросительно. Аврора запоздало понимает, что перед ней не человек. Кроган. Змеи?.. Волосы. Понятно.

— Это не змеи, мистер?.. — Аврора делает попытку узнать имя незнакомого ей крогана, но терпит поражение.

— Разве?.. — кроган остаётся глух к её вежливой попытке познакомиться, как положено. — А, они не двигаются. Тогда, щупальца ханара?

Новая платформа, кстати, ниже старой. Не то чтобы старой был принципиален рост — она не имела тех особенностей мировосприятия, которые были присущи новой. Однако же. Кроган кажется Авроре огромным, и для общения с ним ей приходится задирать голову. Естественно только для того, чтобы поддерживать зрительный контакт, который органики так ценят.

— Это… дреды. Волосы, — платформа определяет, где поблизости находится человеческая женщина, и указывает крогану на неё, — просто заплетённые особым образом. Человеческая мода, если хотите.

— Хм, то есть не щупальца ханаров? Жаааль.

Интересный индивид. Платформа вторит её расчётам вежливой полуулыбкой и протягивает крогану переднюю конечность — жест человеческий, конечно, но… уместный.

— Аврора. Извините, боюсь, не смогу повторить ваше кроганское приветствие.

— Григ, — в конце концов представляется её внезапный собеседник, и одна из вспомогательных программ спешит занести эту информацию в базу данных, тогда как другая уже пробивает портрет крогана на соответствие имени. — Какими судьбами?

— Разве нужен повод, чтобы посетить праздничное мероприятие? Здесь… — она заминается, осторожно подбирая нужное слово, — интересно. И людно. И, судя по тому, что творилось на сцене, всё это может быть вполне забавно.

Аврора с интересом наблюдает за тем, как кроган после её слов обводит зал взглядом, оценивающе. Она выбирает правильный, по заверению программы, момент, чтобы задать ответный вопрос.

— Что же привело сюда вас, мистер Григ?

— Доказываю, что кроганы умеют не только стрелять, но и пить.

— Вы выбрали очень оригинальное место для этого, — платформа выдает улыбку другого рода, более… какую? Широкую? Искреннюю? Открытую? — Праздник с человеческой тематикой. Праздник, который люди всегда отмечали громко и так, чтобы это запомнилось как минимум на весь следующий год. Планируете громить бар, кстати? Или набить кому-нибудь морду?

— Очень тактичный вопрос, Аврора, — кроган скалится, и одна из боевых программ бьёт тревогу: Авроре приходилось сражаться с кроганами, и её системы немного умеют определять их эмоции. — Если я кроган, то должен драться и ломать? Вы же не совратили ещё пару гостей?

«Ошибка». Ошибка чего? Безымянные ошибки — худшее, что может быть в принципе. Как их чинить, как исправлять, когда толком не понятно, в чём заключается корень проблемы?

— Я не это имела… — платформа хмурится, скооперировавшись с программой генерирования речи, которая нарочно выдаёт незавершённую фразу, чтобы выиграть время на анализ последней фразы Грига. — В смысле, люди тоже любят так праздновать. Шумно, я же говорила. Так что не принимайте всё на свой счёт. И… подождите. Что значит, «совратила ещё пару гостей»?

— Значит шумно отпраздновать, как любят люди, — кроган протягивает ей бокал с неизвестным напитком и поднимает свой. — За излечение Генофага!

Платформа вторит его действиям…

— За излечение Генофага! Мыслями я с вами.

…и бокалы со звоном ударяются друг о друга. Как Аврора относится к факту излечения одной болезни, созданной специально для того, чтобы контролировать популяцию кроганов? Положительно, как ни странно. Она может понять, зачем нужен был Генофаг. Она не может одобрить это. Природа должна решать сама. И никто не в праве решать за неё.

— Ну хоть кто-то здесь мыслит разумно, — Григ, как ей кажется, находит её реакцию удовлетворительной, впрочем, достаточно быстро переводит тему: — Чем занимаетесь по жизни?

— Войной, мистер Григ. Все сейчас только ею и заняты, скажете нет? — платформа продолжает радовать её автономной имитацией необходимых органикам мелких жестов.

\\ Анализ совместимости завершён.
\\ Предоставить отчёт?
\\ >нет

— Скажу да. Но есть разница. Видите того жирного свина вон за тем столиком — он делает состояние на строительстве кораблей. И тоже занят войной, хотя и набивает себе карманы.

Аврора невозмутимо переводит взгляд на указанного кроганом человека. Программа распознавания лиц почти за доли секунды соединяется с Экстранетом, и подтверждает слова Грига. Торговец. И неплохо озолотился — уже. А ведь война ещё идёт.

— И то верно, — платформа медленно кивает, после чего опускает голову — взгляд — на свой так и не тронутый бокал. Когда-нибудь она научится ощущать вкус. Когда-нибудь… — Я военный аналитик… Вроде того. Ищу данные, нахожу данные, передаю данные. Не состою в Альянсе Систем, скорее сама по себе. Но мы сотрудничаем с ними в том числе.

— Аналитик, хм. И где есть шансы надрать Жнеца их блестящий металлический зад? — кажется, на полном серьёзе интересуется собеседник, и Аврора еле успевает удержать свои программы от начала подбора возможного места высадки, потому что… Он серьёзно? Или нет?

— Вариантов много, — медленно отвечает Аврора, — Я бы могла подобрать вам систему и планету в соответствии с вашими предпочтения… Чёрт. Как будто предлагаю вам путевку на отпуск. С этой войной всё стало так…

— Предпочтения, ха!

«Ха!» Кажется, он нашёл её предложение смешным. Хорошо, потому что Аврора только сейчас решила, что оно ужасно. И крайне неуместно. Война. Жнецы. Праздник. Что из этого вообще может быть уместно сейчас? Когда-то давно, словно в прошлой жизни, Авроре проводили тесты. Давали ряд слов и просили вычеркнуть лишнее. Тогда всё было проще. «Вилка, ложка, самолёт». Конечно, лишним был самолёт. Война. Жнецы. Праздник. Что она вычеркнула бы сейчас?..

— Скоро начнётся, лучше занять места.

Она расценивает это, как приглашение присоединиться к Григу, и не находит причин отказать ему в компании. Даже если нет… Ничего не мешает ей покинуть свой столик. Представление начинается. Аврора слушает и наблюдает за происходящим. Её программы приходят в смятение. Аврора не понимает. Аврора не может проанализировать происходящее и прийти к логичному выводу.

— Мне одной кажется, что что-то здесь не так? — тихо интересуется она у Грига, надеясь, что органический образ мышления, его, может быть, объяснения, помогут ей понять скрытый для неё смысл представления. Но… нет.

— Выглядит весьма необычно, да уж.

Необычно выглядит ошибка в её логах. Вырванные с мясом данные. Необычно выглядит конечность её старой платформы после выстрела из «Каина». Раздробленная и требующая ремонта. Необычно… Примеров много. А кровь Деда Мороза выглядит обычно. Аврора видела кровь. Достаточно крови для того, чтобы понять: она настоящая. Её слух куда чувствительнее, чем органический. И замедляющееся сердцебиение ведущего настоящее тоже.

— Он мертв, — тихо сообщает она Григу с нечитаемой интонацией в голосе. Платформа делает взгляд серьёзным, черты лица — жёсткими. — По-настоящему мёртв. И это не может быть частью представления.

— Ну наконец-то он заткнулся! Этот чародей мне нравится!

Она никак не комментирует его смех и громкое одобрение. Может, он не расслышал? Может, ему просто наплевать на какого-то там человека? Одна из конечностей платформы ложится на живот. Где-то внутри него покоится «Цикада». Если Авроре придётся выбирать между собственной жизнью и тем, чтобы открыть свою истинную сущность, она без сомнений проломит новый корпус, до доберётся до оружия.

«Счастливого рождества-а-а, счастливого рождества-а-а, счастливого рождества-а-а… I udachi ves god!»

…если придётся.

+3

16

Многие зрители аплодируют, то ли не веря в смерть Деда Мороза и воспринимая сие действо, как шутку, то ли им и правда понравилось убийство на сцене. Но дальше происходит нечто еще более невероятное. Стены и пол в зале вздрагивают, и само помещение начинает быстро двигаться вперед.  Оно выезжает на улицу, будто выдвинутая спичечная коробка, потолка и стен уже нет, по краям остается лишь невысокое ограждение, и за сценой развевается и трепещет  от ветра темная материя. Миг - и вся конструкция вертикально взмывает вверх.
Кто-то из зрителей снова кричит, когда опрокидываются столы и стулья, улетает вниз снесенная порывом воздуха ёлка, огни небоскребов Иллиума находятся уже под вами, а наверху - только звёзды. Это потрясающее зрелище и ощущения - лететь высоко над городом не в кабине аэрокара или челнока, а на плоской платформе. Что это за конструкция? Что происходит? Внизу слышен какой-то шум, но если это двигатели, то они работают очень тихо.

Фокусник, маг, чародей, или кто он есть на самом деле, продолжает невозмутимо сидеть в своем кресле на сцене в окружении свиты, даже не покачнувшись. Может, у них на ботинках есть специальные крепления? Наконец, платформа, снова вздрагивает и замирает.
- Надеюсь, всем понравился наш небольшой полет, - теперь в роли ведущего выступает Асмодей, всего пять минут назад прикончивший несчастного Деда Мороза, труп которого так и валяется возле сцены. - Итак, Новый Год, время исполнения желаний... Даже в такое время, когда вся галактика на грани гибели. Спешу  сообщить, что Великий маг сегодня окажет вам честь и соизволит выполнить желания некоторых присутствующих тут гостей. С кого бы нам начать? Пожалуй, с королевы сегодняшнего вечера, - мужчина весьма невежливо указывает пальцем на азари в блестящем серебристом платье, выигравшую недавний конкурс. Инопланетянка  откровенно пугается, пытается отнекиваться, но одна из женщин на сцене швыряет в неё броском и перекидывает через ограждение быстрее, чем несчастная "королева"  успевает поставить барьер или еще какую-либо защиту.

Конечно, вы можете попытаться вмешаться и развязать бойню, но будут жертвы, а вас довольно быстро скрутит шайка со сцены и оставшиеся на платформе охранники и, скорее всего, заставят смотреть представление дальше или...  тоже выкинут вниз (в данном случае свои планы и действия лучше согласовать с ГМ-ом и соигроками).
После новой смерти, подробности которой, вы, кстати, не видите, так как платформа и правда находится очень высоко, Асмодей восклицает:
- И с кем же мы продолжим? Ну, вот ты, седовласый! - он обращается к Арлену. - Ты же не такой трусливый, как эта женщина, по глупости отправившаяся к своим богиням в новогоднюю ночь? У тебя есть желание?

0

17

Ощущение нереальности накатывало волнами. Только что прямо на сцене убили человека – что ж, такое бывает. Наёмники быстро привыкают к чужой смерти, хотя и не любят оказываться с ней слишком близко. И если гибель Деда Мороза выглядела хотя бы естественной – удар ножом по горлу был вполне привычным делом – то дальнейшие события могли поставить под сомнение адекватность собственного разума.

Может быть, он сошёл с ума и уже давно сидит в психиатрической больнице, одетый в смирительную рубашку, а всё происходящее является лишь плодом его больной фантазии? Жнецы, которые хотят стереть жизнь с лица Галактики. Бесконечные конфликты, в которых гибнут живые и разумные существа. Психопаты, которые ради собственного удовольствия пытают и мучают других людей. Наконец, Шеридан, которая слишком близка к идеалу, чтобы быть настоящей.

Но нет, как можно поверить в такое? Поверить, что всё происходящее – ни что иное как плод твоего воображения? В таком случае следовало бы просто достать пистолет и вышибить себе мозги. На этот шаг Арлен пойти был не готов по той простой причине, что ему нравилось жить. Пускай это будет большая иллюзия – от попытки суицида менее иллюзорной она не станет точно. Когда-нибудь ему предстоит проверить, что находится там, за гранью. Но пока такое желание у человека отсутствовало напрочь.

И вот сейчас реальность, какой бы абсурдной она не была, размывалась. Стены и потолок огромного зала развалились словно картонные коробки. Большое помещение двинулось вперёд, словно кто-то установил внизу сотни небольших роликовых коньков. И всё это было совсем уж не похоже на иллюзию. Крейн чувствовал ветер, видел, как падают со столов предметы. Если это было шоу – то это было лучшее и самое необычное шоу, которое ему приходилось видеть в своей жизни.

Но на этом безумие не захотело заканчиваться. Платформа, к которой на сей раз приделали вертикальные двигатели, взмыла в воздух. Небоскрёбы остались внизу. И вновь физика давала о себе знать, напоминая, что законы Ньютона никто не отменял во всеобщем хаосе: ветер усилился, многие гости попадали на пол, а температура заметно опустилась. Но и страдания были частично оправданы: картина звёздного неба и ощущение полёта оказались сказочными по своей красоте.

Платформа замерла. Наёмник не слышал гудения двигателей, не чувствовал более сопротивления воздуха. Словно по решению высшего существа, они остановились и не двигались. Арлен посмотрел на стоящую рядом Шеридан и напряжённо кивнул. Да, пока всё в порядке. Пока что. Если так можно считать. Крейн снял пиджак и надел его на оголённые плечи своей спутницы. Тут было холодно – не хватало ещё простудиться. И это было самым меньшим, что он мог для неё сделать.

В голове начали появляться параноидальные мысли. Может быть, он проклят каким-нибудь древним божеством, чьего последователя однажды погубил? Чей храм однажды разрушил, посчитав его прибежищем террористов-культистов? Как иначе можно объяснить, что почти любая попытка отдыха превращается в праздник безумия и хаоса? Или же он притягивает к себе неприятности, подобно магниту?

- Надеюсь, всем понравился наш небольшой полет. – Хозяин сцены по-прежнему оставался на своём месте и молчал. Ведущим стал тот самый тип, который лишь несколько мучительно долгих минут назад забрал жизнь Деда Мороза. - Итак, Новый Год, время исполнения желаний... Даже в такое время, когда вся галактика на грани гибели. Спешу сообщить, что Великий маг сегодня окажет вам честь и соизволит выполнить желания некоторых присутствующих тут гостей. С кого бы нам начать? Пожалуй, с королевы сегодняшнего вечера. – Выбранная азари попыталась протестовать, пыталась что-то сказать, но этого было недостаточно. Биотический удар выбросил её со сцены, чем породил новую порцию испуганных вскриков. Судьба этой особы оставалась неизвестной, но падение с такой высоты даже для биотика было смертельным.

Арлен настороженно всматривался в происходящее. Желание, да? Наёмник вздохнул. Всё это напоминало притчу о злых восточных джиннах, которые слышат твоё желание, но исполняют его на совершенно свой лад. Эти древние существа славились своим коварством. И любое, даже самое примитивное желание, они могли интерпретировать на свой лад.

Крейн увидел, что Асмодей ищет глазами следующую жертву. Он опустил взгляд, показывая Шеридан жестом сделать то же самое. Им сейчас не надо выделяться. Пускай этот странный тип найдёт себе новую овечку. Рано или поздно ему надоест и вечер, может быть, закончится в обычной обстановке. Но внутренний голос подсказывал, что от этих глаз Арлену просто так не скрыться.

- И с кем же мы продолжим? Ну, вот ты, седовласый! –И конечно же он ткнул пальцем в сторону Крейна. Почему всегда он? - Ты же не такой трусливый, как эта женщина, по глупости отправившаяся к своим богиням в новогоднюю ночь? У тебя есть желание? – Этот невинный вопрос на мгновение заставил его задуматься. Но думать слишком долго было нельзя.

Было ли действительно у него желание? Безусловно. Положить конец Жатве. Заняться более спокойными делами. Завести семью и попробовать себя в ипостаси создателя жизни, а не его уничтожителя. Сменить винтовку на что-то более мирное. Но всё это было настолько личным, что Арлен никогда бы и не подумал спрашивать у очередного психопата про такие вещи. Подобные желания должен исполнять сам их владелец, следуя по однажды чётко выбранному пути. Пока он такой путь не выбрал.

- Конечно. – Серые спокойные глаза наёмника встретились с полубезумным взглядом Асмодея. – Вы видели последние экранизации книг? Это же откровенный фарс над их авторами. Постановка должна ставиться точно в соответствии с написанным автором произведением, а не являться додуманными мыслями режиссёра. Вы понимаете, о чём я говорю? – Арлен чуть кивнул, надеясь, что его трюк прокатит. Как выяснилось – зря.

- Конечно-конечно. – Асмодей едва не закричал. - Я тоже считаю, любезнейший, что слишком много позволяют себе эти режиссёришки. Всё должно быть точно по книгам! И, самое главное, настоящим! И жемчуг в первом акте, и яд в последнем! –Наёмник напрягся. Про настоящие предметы он не говорил. Шутник переиначил его слова на свой лад. И это было очень плохо. - Не хотите ли, мой дорогой, немного побыть актером? Скажем, сыграть Шекспира. Известнейшую сцену из " Ромео и Джульетты"?

Крейн хотел покачать головой с вежливой улыбкой, добавить, что он не актёр и к актёрскому искусству не имеет никакого отношения. Но зрение его подвело – вместо большого зала, висящего в воздухе, он увидел декорации из старинного произведения, с которым познакомился ещё в детстве и которое не произвело должного впечатления на юный разум. Напротив, смерть героя ради любви и отказ от дальнейших попыток счастливой жизни виделись ему абсолютной глупостью.

Пред смертью на иных находит смех.
Свидетели зовут веселье это
Прощальными зарницами. Теперь
Проверю я, зарницы ль эти вспышки.

Разум на какое-то мгновение вернулся. Он читал строки произведения, которые дословно не знал. Чудеса памяти или магия магистра?Как он попал сюда и где все гости? Почему здесь никого, кроме него самого? Что вообще происходит?

Любовь моя! Жена моя! Конец,
Хоть высосал, как мед, твое дыханье,
Не справился с твоею красотой.
Тебя не победили: знамя жизни
Горит в губах твоих и на щеках,
И смерти бледный стяг еще не поднят.
И ты тут в красном саване, Тибальт?
Какую радость я тебе доставлю!
Смотри: сразившею тебя рукой
Сейчас сражу я твоего убийцу.

Что за безумие он говорит? Зачем? Кто этот безумный сценарист, что выдумал это шоу и воплотил его в жизнь? Позвольте познакомиться и пожать ему горло. Он не должен вести себя как кукла, как манекен, которому кто-то встроил аудиозапись. Он человек, лишённый свободы выбора. Нечестно. Неправильно. Отомстить. Убить Асмодея.

Прости меня! Джульетта, для чего
Ты так прекрасна? Я могу подумать,
Что ангел смерти взял тебя живьем
И взаперти любовницею держит.
Под страхом этой мысли остаюсь
И никогда из этой тьмы не выйду.
Здесь поселюсь я, в обществе червей,
Твоих служанок новых. Здесь оставлю
Свою неумирающую суть
И бремя рока с плеч усталых сброшу.
Любуйтесь ей в последний раз, глаза!

Морок должен развеяться. Нельзя позволить этому существу взять над собой верх. Нельзя позволить ему победить. Не для того он прошёл всю жизнь, чтобы погибнуть в облаках Иллиума глупой смертью обманутого гостя. Биться за жизнь. Сражаться за жизнь. Погибнуть тогда, когда придёт время. Не сейчас.

В последний раз ее обвейте, руки!
И губы, вы, преддверия души,
Запечатлейте долгим поцелуем
Бессрочный договор с небытием.
Сюда, сюда, угрюмый перевозчик!
Пора разбить потрепанный паром
С разбега о береговые скалы.
Пью за тебя, любовь!

Глаза закрылись. Арлен слышал, как сотни зрителей разом встали и поразили зал мощными аплодисментами. Овации. Непрекращающийся шум уже был готов оглушить человека, но человек был доволен. Он не видел зрителей, но чувство радости и восторга росла внутри него. Словно актёр, который сыграл свою самую лучшую роль и теперь мог уйти на пенсию. Но впереди остался последний акт. В руке была склянка. И он знал, что это яд. Как и полагается смелому, но глупому герою, он должен выпить всё, погибнуть и не увидеть, что любимая проснётся спустя всего несколько минут.

- Ну как, седовласый. – Шёпот Асмодея раздавался у самого уха. Арлен повернул голову, но рядом никого не было. Совершенно никого. Лишь те же декорации. Будь этот тип рядом – он мог бы плеснуть яд ему в лицо. - Ты еще хочешь, чтобы действа в спектаклях и фильмах происходили слово в слово по написанному в книгах?

- Будь первым исполнителем своих желаний, ублюдок. До дна. – Рука с пробиркой оказалась у рта, выплёскивая сладковатую жидкость и отправляя её в желудок.

А ведь я мог стать неплохим актёром.

You died.

Отредактировано Arlen Kreyn (10 июля, 2017г. 20:35)

+2

18

Аплодисменты, крики браво, улыбки – все считали смерть попросту эффектным номером или удачной шуткой. А потом… началась натуральная чертовщина. Остро вспомнился один из их отпусков, после которого они с Арленом ещё долго приходили в себя.

Как и тогда в какой-то момент реальность  начала утрачивать сцепление с логичностью на уровне крейсерной скорости.

Помещение, в котором они находились, начало мелко дрожать и появилось ощущение движение. Слишком реальные, что бы можно было списать на галлюцинацию. Прекратив движение, потолок, и стены внезапно откинулись, как при катапультировании, оставив после себя лишь невысокое ограждение, развивающуюся за сценой ветра темная материя, и в следующий момент они на ракетной скорости начали возноситься в небеса. Причем выражение было использовано не в фигуральном смысле.

Слышались испуганные крики и вопли, улетела новогодняя елка, ветер с неотмененными законами физики сносил более легкие столы и стулья по краям – по иронии повезло больше тем, чьи места находились ближе к сцене.
Она вообще не понимала, что происходит и честно задавалась вопросом о том, может её бедная крыша таки не выдержала издевательств над собой и ей пока в комнату с мягкими стенами. Но.. они вскочив с диванчика с Арленом крепко держали друг за друга  и ощущения тепла от него были реальным. И это закончилось так же быстро, как началось. Нет, они не упали. Но зависли в воздухе. На нереальной высоте. Это была завораживающие красиво – ночь, звезды, мягкое освещение от ночного города внизу. Завораживающе,  но жутко.

Их диванчик со столиком устоял, но возвращаться обратно на него они не спешили. А ещё здесь было ветрено и холодно. Что неудивительно для такой высоты. И ветер упоенно трепал её распущенные волосы, легко проникая сквозь тонкую ткань наряда.  Сняв свой пиджак, Крейн накинул его на плечи Шер. Сразу стало теплее. И спокойней отчасти. Знакомый запах, идущий от вещи, успокаивал.

А тем временем на сцене продолжали развиваться события. Чародей или кто там ещё, даже с места не сдвинулся. Железные нервы. Или очень хорошая подготовка. Он по прежнему молчал, а роль ведущего взял на себя Асмодей, который пару минут назад избавился от предыдущего тамады этого вечера. Тело, которого валялось возле сцены.
И теперь.. им предлагалось загадывать новогодние желания в честь праздника. И не сомневаться в их исполнении – ибо великий чародей, конечно, их исполнит. Ведь чуду всегда есть место!

Шер настороженно косилась на чародея и его свиту. Желания. Им. И что бы без подвоха? Не. Верю. И первой желание предлагалось загадывать Королеве нынешнего вечера. Это была красивая азари в серебристом платье, которая была после случившихся событий была весьма перепугана и будучи привлеченной к ответу, начала отнекиваться и пытаться уйти от ответа. Это было явно не то, чего те хотели и в итоге одна из девиц «свиты» вышвырнула с площадки за ограждение королеву вечера биотическим «броском». Что с ней случилось возможности узнать не было. Но… что это было убийство, Лана не сомневалась – в убийство Деда мороза тоже все не верили…

Торжество стремительно начинало напоминать фильм ужаса про психопатов. Когда герои оказываются, заперты в одной комнате с психом-маньяком, и понимают, что лучше играть по его правилам. И сейчас в разлившейся тишине, «свита чародея» искала новую жертву. Незаметно отошедший и присевший обратно за столик Крейн, опустил взгляд вниз, жестом давай знак своей спутнице повторить его маневр. Меньше всего им обоим хотело попасть в поле внимание этих психов. Им уже такого счастья хватило с головой.

Но видимо их удача, в этот момент невежливо повернулась к ним филейной частью.

- И с кем же мы продолжим? Ну, вот ты, седовласый! – и конечно его выбор пар на их пару. Точнее на того, кто старательно оттягивал от неё внимание. - Ты же не такой трусливый, как эта женщина, по глупости отправившаяся к своим богиням в новогоднюю ночь? У тебя есть желание? – он был сказан с улыбкой и так невинно, как будто не он пару минут назад, подписал приговор ещё одному человеку.

Шер не двигаясь внимательно и напряженно следила за развитием событий. Она знала, что Арлен был тем, кто просто так не позволит втянуть себя в подобные игры и постарается максимально наставить нос этим засранцам.

"Давай Арлен, ты сможешь."

- Конечно. – Серые спокойные глаза наёмника встретились с полубезумным взглядом Асмодея. – Вы видели последние экранизации книг? Это же откровенный фарс над их авторами. Постановка должна ставиться точно в соответствии с написанным автором произведением, а не являться додуманными мыслями режиссёра. Вы понимаете, о чём я говорю?

"Арлен.."

Это желание.. было крайне опасным. Его же могли, как угодно интерпретировать.
Что они и сделали.

- Конечно-конечно. – Асмодей едва не закричал от радости. - Я тоже считаю, любезнейший, что слишком много позволяют себе эти режиссёришки. Всё должно быть точно по книгам! И, самое главное, настоящим! И жемчуг в первом акте, и яд в последнем! – Девушка напряглась. Ну конечно, они все перевернули с ног на голову. А расплачиваться теперь предстояло Арлену. - Не хотите ли, мой дорогой, немного побыть актером? Скажем, сыграть Шекспира. Известнейшую сцену из " Ромео и Джульетты"?

Шеридан побледнела. Она знала эту историю – читала, когда сама была достаточно мелкой и смотрела постановки. И.. знала как она заканчивалась.

"Арлен!"

А мужчина тем временем встал из за столика и устремив взгляд куда-то в бесконечность начал с выражением читать финальный монолог Ромео.

Там где он… обнаружив спящую Джульету, подумав, что она мертва, отравил себя ядом.
Лана словно приросла к полу и с каждым  продекларированным монологом бледнела все больше и больше, сжимая до онемения  пальцы в кулаки. Хотелось подскочить и влепив ему пощечину заставить прекратить говорить эти слова. Но не могла пошевелиться от ужаса.

"Арлен.. не надо.."

И после финального торжественного монолога, мужчина подхватил бокал с вином и перед этим произнеся беззвучно губами какую-то фразу,  залпом выпил его и замертво рухнул на стол лицом вниз.

После такого эффектного выступления в тишине зазвучал голос.

- Замечательная достоверность, - восклицает Асмодей. - Ну а милая барышня что-нибудь желает? Может, сыграть пробуждение Джульетты? – это уже было обращение явно к ней.

Наконец-то отмерев и получив возможность двигаться, Шер не обращая внимание на вопрос, кинулась к Арлену. Откинув его на диванчик, на котором они сидели, Лана судорожно пыталась проверить его пульс и дыхание. Сердце пропустило удар и она замерла от страха. Ей казалось, что в этот момент, она поседела минимум на пару прядей. После той выброшенной с площадки девушки и переиначивания желаний, она боялась… боялась, что для «достоверности» и яркости сцены, эти психи могли и убить его. Вопрос, который ей задали, отошел на второй план. Сначала проверить, жив он или…. Нет, не думаем об этом, а потом отвечать.

Но в следующий момент сердце заработало заново. Крейн всего лишь крепко спал. И словно желая подтвердить, что это лишь была «забавная шутка», мужчина стал издавать могучий храп.

Облегченно выдохнув, и уняв дрожащие руки, перевела тяжелый и злой взгляд на Асмодея.

Эти уроды… они заставили на какую-то долю минуты её подумать, что она потеряла его. Что больше.. больше… пройдя все то, что им пришлось пережить вместе, она потеряла его. Они ни разу не читали новостей, что бывает с биотиком, у которого срывает крышу и что он может сделать? Она то читала. И их просто ликвидировали в итоге. Потому что, то, что они могли натворить, особенно сильные биотики… от взрыва бомбы и то иногда меньше были последствия.

И сейчас.. она была очень злой. Она бы приложила все усилия над тем, что бы стереть эту компанию на сцене в мелкую пыль. Не факт бы, что вышло и её в процессе не укатались в асфальт, но… она бы постаралась.

Встретившись с ним взглядом, биотик пару секунд на него смотрела с такой злостью и яростью, что в волосах стали проскакивать биотические искры.  Потом, сменив выражение лица на улыбку и спокойствие, погасив эмоции и ярость, медленно произнесла.

- Действительно убедительно. - в конце-концов, он пока просто спит.

Посмотрев на дрыхнущего наемника, обратилась к Асмодею. Максимально просто и без возможностей подкопаться. Ну что, сможете?

- Желаю? Да. У меня есть оно. Я желаю, что бы предыдущее желание было отменено. – Взяв спящего Арлена за руку, Шеридан оценивающе вычисляла расстояние до применения биотических умений в весьма агрессивной форме. Не того человека они выбрали для шуток. Не того.

Она их заставит вернуть его. Или та ярость, что она едва уложила, раскроется в полной мере на них. Ей будет уже него терять.

"Наверное, будет эффективней кинуть стазис-ловушку. А потом точечно швырнуть деформацией. Или начать с сингулярности. Она больший урон нанесет при взрыве. Но сингулярность дольше подготавливать..."

И тут ход её мыслей прервал голос ведущего.

- Как изволите, милая барышня, - Асмодей чему-то усмехается, а Лана внезапно помимо своей воли вдруг обращаясь к спящему мужчине  для самой себя начала произносить.

- Что он в руке сжимает? Это склянка.
Он, значит, отравился? Ах, злодей,
Все выпил сам, а мне и не оставил!
Но, верно, яд есть на его губах.
Тогда его я в губы поцелую
И в этом подкрепленье смерть найду.

Это было как наваждение. Она видела и чувствовала той самой Джульетой – одетой в торжественное платье бежево-красного цвета платье в средневековом стиле. Убитая горем, смотрит на лежащего у нее на коленях своего любимого Ромео, который жестоко оставил её одну. И в этот момент приникает к его губам, в надежде обрести желанную встречу с ним через остатки яда, которые должны были остаться у него на устах.. И этот Ромео был Арленом.
Даже её желание, они сумели извратить таким образом. Что ж им так с Арленом везет на психов?..

После чувственного нежного поцелуя, Джульета-Шеридан вскрикнула:

- Какие теплые!

И тут неожиданно Ромео-Крейн  проснулся, вскочил на ноги и крикнул совсем не то, что было у Шекспира:

- Ты мне солгал,
Аптекарь! С поцелуем оживаю!

Наваждение рассеялось. Некоторые на платформе посмеивались этой сцене, некоторые аплодировали. Улыбался и маг в кресле на сцене, а Асмодей добродушно произнёс:

- По-моему, так всё-таки лучше, не правда ли?

Лучше ему… цензуры на их компанию не хватает.

Встав вслед за Арленом, Шеридан во все глаза смотрела на Крейна. Сама она была белее мела – Джульете такая бледность и не снилась. Её всю трясло от пережитого стресса и наверное в зеркало было лучше не смотреться. Да и выражение лица Арлена было далеко от спокойствия. Они смотрели на друг друга и не могли насмотреться. Они оба живы. И целы.

Мироздание, может, хватит, а? Они же после такого, рискуют остаться заиками.

И пока они оба приходили в себя, Асмодей произнес фразу якобы прослезившись от умиления:

- Нет повести счастливее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте.

Вот уж точно, блин.

- Ты опять меня спасла, – тепло улыбнулся Арлен и, прижав к себе Лану снова поцеловал. Уже безо всяких исполнений и игр на публику. Этот поцелуй напомнил ей о том, что они живы и они вместе, не смотря дурдом творящийся вокруг.
И поэтому заставив себя  выкинуть из головы то, что на них все смотрят, Шеридан обвив руками его шею, ответила на поцелуй закрывая глаза, из которых предательски начали катиться слезы.

А насчет пьесы… подобное окончание этой истории, её более чем устраивало.

Отредактировано Lana Sheridan (11 июля, 2017г. 17:52)

+2

19

Харли встречал происходящее с тем необыкновенным и отмороженным слегка видом, который бывает у человека который только что оторвался от кровати. Слегка припухлое лицо, невнятного оттенка белки и полное отсутствие фокуса, при том что улыбался и хлопал в ладоши он совершенно натурально. Один из первых уловив тонкую грань между «шоу» и «убийством» он решил попросту препрятствовать данной безумной группировке, но умно. То что творил «худой» так он обозвал главное действующее лицо, по чьему указанию одна из азари улетела вниз при помощи кинетического удара. Уоррен уже сразу отметил владение биотикой, опасность и то что его собственная биотка будет не более чем интересным карточным бонусом, поэтому… Он медленно наблюдает за Арленом, за Шеридан, пропуская их эмоции мимо себя так, словно ему было по меньшей мере плевать. Он заложил руки в карман дорогих и тонких брюк, улыбнувшись вопросу худого и приложил пальцы к подбородку. Харли медленно и неспешно пошёл вдоль «арены» подходя медленно к самому зачинщику и маэстро данного ужаса, делая вид что он упорно размышляет.
- Новогоднее желание? – проронил он и остановившись всего в нескольких шагах, посмотрел тому прямо в лицо, после чего, улыбнулся.
- Ну, я конечно, точно не знаю… но скорее всего, я бы загадал, что-то такое, - на последнем слове тонкая грань между материей и реальностью снова ушла в пропасть. Он играющим движением вытянул руки из карманов, выводя левую быстрее правой и поднимая её наверх, создавая отвлекающим манёвр. Коротким и сухим движением костяшек, он издал громкий щелчок – ещё один отвлекающий манёвр, как жест фокусника или шутника. Другая же рука уже на выходе из кармана хранила в своей полости вокруг запястья и пальцев холодный, морозный след, небольшую сферу по своему состоянию близкую к жидкому азоту или чем-то дико холодному. Не менее быстрым движением, Уоррен протянул свою правую руку, ухватывая худого за плечо и спокойно улыбаясь… Он был готов к ранам и огню, именно поэтому и стал так, чтобы этот общавшийся с ним мешал другим своим стрелять в него. Попадёте в меня? Отлично, и его заденете.

Улыбка. Бессмертная, спокойная улыбка, расписанная тонкими оттенками блаженства и холодного сосредоточения, ум Уоррена работал исключительно хорошо, он хотел добиться своего – хаоса среди этих преступников и показать им, что не только они могут творить «фокусы». Как же они отреагируют на такого чудесного гостя? Суровый же прагматизм выдавил из себя следующее – бесмысленно бороться лоб в лоб, их просто больше, нет особого смысла пытаться как-то мешать им издали, попросту задавят биотикой. Зато вот использовать единственный шанс и как мирный зритель подойти ближе, и сделать их же человека, мешающим фактором – это правильно. Риск правда был высок, но Уоррен уже давно привык к тому что фатализм в его жизни явление не вредное, а скорее помогающее при таком образе жизни. Он прошёл много событий, где ношение бронежилета было бы очень желательным и сейчас был как раз такой, но придётся выкручиваться и так. Его сознание запечатлело платформу, как большой синий и расчерченный линиями и весь в пунктах – образ. Линиями были отмечены взгляды и возможные пути поражения, он сам находился внутри двух или трёх таких линий, прячась за ними за спиной худого, в чей адрес была отправлена «замороза». Сзади было чуть попроще, там были Арлен и Шеридан, там определённо было безопаснее, но кто знает откуда прилетит пуля. Уоррен был готов вместе с тем, как увидит точное попадание своего снаряда, благо целил он почти в упор – падать и откатываться назад, двигаться вбок и перекатываться… Он не делал себе ненужных шаблонов, выпуская самое страшное оружие на свет, свою безумную интуицию.

Вы можете не поверить, но если бы вам рассказали о таком, вы бы скорее всего согласились, потому что это то что есть у каждого живого существа. Когда мир окрашивается в красные тона угрозы и желтые внимания, для вас время не то чтобы замедляется, нет, всё течёт ровно с такой же скоростью, как и прежде. Просто вы воспринимаете события слишком быстро, настолько что в каких-то случаях способны понимать действия противников по резким движениям плеч, ног, резкому шагу назад, сокращению мышц. Это очень сложно описать и куда легче понять тем, кто уже это испытал. У этой способности, которая можно сказать была сутью любых живых существ от мелких насекомых до людей и любых гуманоидов космоса, была только одна отрицательная способность.
Её невозможно развить иначе, как постоянно находясь в этом безумном состоянии на миллиметр от холодного лезвия ножа, на один дюйм нажатия курка огнестрельного оружия. Вот почему эта способность так страшна, всё дело в том что ею обладают все, но никто не способен слишком сильно влиять на её развитие. Мы можем накачать мышцы, говорят что можно даже сломать собственный предел, а как насчёт внутренних органов? Можем ли мы накачать их? Вот почему Уоррен доверился собственным инстинктам, испытывая огромный шумящий шум пульса в ушах, и между тем очень остро осязая всё пространство. Он слышал… Он обонял… Он буквально видел всё… Всё застыло и двигалось в миллиметре от того момента когда его правая рука с силой ударит холодным эффектом массы в заводилу этого ансамбля смерти и веселья. Но он буквально слышал, как шумно выдыхает Арлен, скрип обуви кого-то из зрителей, неслышный шелест чего-то по полу, кажется ткани или похоже чего-то и вместе с тем он слышит собственный шум дыхания, грубый ритм-шорох в носу и гортани, судорожно рвущийся наверх поток углекислого газа… Наверх, чтобы забрать самое важное, что есть в жизни человека для битвы, помимо оружия – воздух.

+1

20

- Вам настолько не понравился наш ведущий? -  спокойно произносит маг, по-прежнему не вставая с кресла, а лишь скептически качая головой. - Что же, и ему не избежать наказания.
Вы, конечно, можете попытаться что-то предпринять, но вряд ли толком успеете, если только окатиться/отскочить немного подальше. Сцену мгновенно укрывает биотическая сфера, будто один из биотиков был сконцентрирован и готов к такому повороту событий, откуда-то сбоку в несчастного замороженного Уорреном человека летит ударная волна. Она расшвыривает мебель и нескольких зрителей вокруг, а угодив в Асмодея вызывает довольно приличный криовзрыв, который серьезно задевает Харли и ещё нескольких гостей злосчастного заведения. Будто миллиарды ледяных иголок впиваются в их тела, прежде чем волна холода откидывает их на край платформы.
Кажется, кожа на открытых местах у них слегка обморожена. Счастье, что ударная волна и сам взрыв были не слишком большой силы. Большинство пострадавших отделались ушибами (хотя не исключены пара сотрясений и несколько переломов). Бедный же ведущий, угодивший в эпицентр взрыва, рассыпается на осколки, которые наверняка скоро превратятся в кровавую кашицу.
Это уже не шутки, люди и инопланетяне паникуют, некоторые женщины истошно кричат, но что это? Зал окутывают беловатые мерцающие нити, по своей структуре очень напоминающие Сеть подчинения. Если не двигаться, они не причинят сильной боли, однако если попытаться вырваться, эффект весьма ощутим. Наверное сработали какие-то заложенные заранее устройства,  и есть надежда, что сеть скоро ослабнет, но пока ужас застывает на лицах многих гостей. Становится совершенно ясно, во что может превратить празднование Нового Года ещё одна ударная волна.
- Жаль лишиться Асмодея, - снова качает головой странный маг и наконец резко поднимается с кресла. - Но я лишь исполняю желания, и вы своё потратили. К счастью, я не намерен заканчивать наш спектакль на этой скорбной ноте. Потому... мне симпатичен вон тот огромный ящер. Слышал от знатоков, что их раса гораздо разумнее, чем может показаться на первый взгляд. Выслушаем же его, дамы и господа. Каким будет ваше желание? - в необычных глазах этого необычного человека появляется лёгкий интерес, когда он устремляет свой взгляд на Шанхар Грига.

Очередность: Шанхар Григ, Аврора.

+1

21

Представление было столь интригующим, что Григ перестал пить дорогое шампанское, развалился на небольшом диване и опустошил уже почти половину фляги с ринколом, попутно разбавляя её содержимое местными крепкими напитками. Ему особо нравился крепкий абсент человеческого производства. Напиток обладал искушённым вкусом и будоражил. До ринкола ему было ещё далеко, но для людишек с их хрупкой пищеварительной системой додуматься до такого было уже достижением.

Помещение клуба превратилось в один огромный аттракцион. Стены упали, внизу кто-то приделал ракетные двигатели и вся огромная конструкция устремилась ввысь. Кто-то начал кричать, но кроган рассмеялся. Его забавляла эта скорость и то ощущение абсурдности происходящего, которое появляется, стоит лишь основательно перебрать с алкоголем. Похожее на безумный и совершенно дикий сон, Григ прилагал все усилия, чтобы сохранить оставшиеся рядом с ним запасы бара целыми и совершенно невредимыми.

Какую-то часть его сознания терзала мысль, что всё это неспроста и так просто не бывает. Но кроган уже был основательно пьян, а потому просто расслабился и старался получать удовольствие. Может быть, это алкогольные галлюцинации. А может он уже умер и так выглядит загробная жизнь? Кучка пищащих и паникующих гостей. Нет. Григ определённо не так представлял себе это место. Огромное поле боя, где есть островки с выпивкой, аппетитной едой и прелестными самками – вот его маленькая Вальхалла. А всё это – лишь безумное извращение его собственного мозга.

Но сцена застыла. Это был добрый знак. На огромной высоте, но застыла. И дальше началось то, что Шанхар смог оценить по достоинству. Таинственный магистр разрешил загадать желание. Первая азари, которая не могла определиться, была сброшена за борт. Буквально. Кроган рассмеялся, когда она нелепо размахивая руками улетела вниз. Хотелось взглянуть, как состоится её приземление, но подходить к краю платформы Григ не рискнул. Вместо этого налил себе ещё стаканчик.

Желания продолжались. Кроган восседал на диване и смотрел за представлением. Вот седовласый пожелал, чтобы все актёры играли натуральнее. Человек искусства, сразу видно. Только вот результат выдался совсем не тот, на который он рассчитывал. И самка сразу рядом с ним оказалась. Любовь-морковь, все дела. Григ фыркнул. Этот вечер превращался в смазливую мелодраму. Небольшая стопка тёплого ринкола заставила его отвлечься.

Но вот второй человек решил поиграть в героя. Кроган вздохнул. Ну почему эти людишки просто не умеют наслаждаться шоу? Почему с ними всегда одни проблемы? Сидели же хорошо, отдыхали, а он тут взял и полез на худого самца из труппы магистра. Так ещё и небольшие взрывы устроили. Худой вообще превратился в ледяные осколки, что добавило несколько очков уважения великому магистру. Умеет самец шоу ставить – не зря зарплату получает.

Но неожиданно очередь дошла и до Грига, застав его за расписанием очередного горячительного напитка. Опустошённая бутылка легкомысленным сильным броском за спину должна была улететь за конструкцию, однако ударила какого-то почётного джентльмена в годах по голове. Кроган несколько раз тихо рыкнул, что было похоже на смешки у людей. Но вопрос был серьёзным. А промедление, как показал опыт с азари, ни к чему хорошему не приводил.

У Шанхара было три больших желания. Излечение генофага. Восстановление Тучанки. И собственная почётная и полная героизма и важности смерть. Проблема заключалась лишь в том, что старый кроган был горд и считал, что только своими силами можно выполнить эти цели. Особенно последнюю. Генофаг они рано или поздно победят. Если саларианцы ничего нового не придумают. А Тучанку из болота вытащат. Но своих горбах, если потребуется. Хотел ли он благополучия для своего вида и экипажа «Анафемы»? Или чтобы мозги Акиры перестали заклинивать? Безусловно. Но не стал бы просить этого.

- Чего я хочу – так это оружия. Оружия, которое позволит нам сражаться с Жнецами на равных. Не победить их нажатием кнопки, нет. Честный поединок. – В глазах Грига зажегся недобрый огонёк. Алкоголь несколько туманил мозг, мешал чётко сформулировать собственную мысль. Но в его голове уже происходили великие картины, как разумные существа этого цикла жертвуют почти всем, чтобы одолеть великого Врага. – Мы должны отстоять своё право на жизнь. Но сейчас чтобы уничтожить одного Жнеца мы тратим миллионы жизней. – Мощная лапа стукнула по столу, раскалывая его по центру. Бутылки покатились вниз. Но кроган сейчас их не видел. Он вообще сейчас почти ничего перед собой не видел. – Это несправедливо.

Два красных глаза с вертикальными зрачками уставились на магистра немигающим взглядом. Кроган не ждал чудес. Он прекрасно знал, что такого попросту не может быть. Величайшие умы бились над проблемой борьбы с Жнецами и пока не сумели что-нибудь хотя бы относительно столь мощное. Разница технологий была слишком велика. Но что же сделает Магистр? Как он исполнит это желание? Это последнее желание?

+2

22

Аврора

Лицо странного человека на мгновение становится чуть задумчивым.
- Похвальное желание. Во многом совпадающее с моим. Исполню я его или нет, будет зависеть от многих факторов. Но, полагаю, дамы и господа, у вас возникло множество вопросов, что же здесь происходит, и что это за шоу. Благодаря мистеру крогану, сейчас я отвечу на них.
Голос мага усиливается. Несмотря на самый обычную, хотя и очень дорогую одежду, мужчина  выглядит ещё более зловеще, скрещивая руки на груди и окидывая публику взором, от которого у многих бегут мурашки по коже.
- Глядя на вас сейчас, я задаю себе вопрос, есть ли предел подлости и глупости этой галактики? Сколько ещё миллиардов должны умереть, чтобы сильные мира сего перестали наконец искать в  войне на уничтожение собственную выгоду? Сегодня мы узнаем истину...
- Итак, - маг тяжело усмехается, - оружие против Жнецов существует, но работа над ним ведется медленно. Слишком медленно. Корпорации "Макфен-Колариус-Фегния", "Инициал", "Джарнот Рунеак", "Тессия Бренги" и другие отказались предоставить так нужные ученым технологии и оборудование. На новые исследования могут уйти годы.  И потому мы все здесь. Здесь же находится сын главы "Макфен-Колариус-Фегния", - палец мага  обвиняюще  указывае на тщедушного молодого хлыща, одетого в вычурное обтягивающее трико  с серебристыми вставками и салатовый пиджак, настолько не сочетающийся с выкрашенными в синий и красный цвет прядями волос, что это режет глаза. Юноша, совсем недавно вовсю развлекавшийся в приватном кабинете одновременно с артистами обоих полов, съёживается на полу и попытался заползти под стол. - Здесь присутствует любовница хозяйки "Тессия Бренги", а также "Голубой Лазури" - Нигрин, которая предпочитает не упоминать свою фамилию лишний раз.
- И что? Вам не запугать ни меня, ни Лижию! -  азари с весьма эффектными и пышными формами вскакивает с пола, начиная светиться биотикой. - Катитесь вы в задницу с вашим оружием! Не для того наши лучшие ученые трудились, чтобы просто подарить...
Выстрел в колено останавливает пламенную речь женщины, заставляя её упасть обратно на пол. Теперь она не верещит разозлённой фурией, а лишь слабо всхлипывает. Человек же продолжает говорить.
- К сожалению, здесь присутствую представители далеко не всех корпораций, но, надеюсь, они немного позже увидят всё происходящее в экстренных выпусках новостей и положительно ответят на запросы о сотрудничестве. У них есть час. В противном случае, для большинства из нас, дамы и господа, празднование 2187-го года станет последним. Таковы наши требования.
Маг снова усаживается в кресло, закинув ногу на ногу. Мерцание удерживающих гостей электрических нитей потихоньку слабеет.
- Что касается сегодняшнего шоу - у меня есть небольшая слабость к спектаклям, в которой я не смог себе отказать. В конце концов, хорошо, если последний день жизни запомнится чем-то необычным каждому из нас. Но пока будут вестись переговоры, у нас есть время выполнить ещё одно-два желания. Например, ваше? - человек почти дружелюбно кивает Авроре.

+1

23

Программы массово сбоят, протоколы собственной безопасности вступают в конфликт с установками моделей поведения. Аврора почти что наслаждается первыми багами новой платформы: часть систем-помощников, изначально существующих для поиска ошибок внутри кодов и их же устранения, принимается за дело впервые после долгого периода бездействия. В старой платформе всё в какой-то момент начало работать как часы: тик-так, строчка — пустая строка — строчка, почти механически, почти без накладок и нареканий.

Новая платформа хорошо показывает себя в спокойной атмосфере, но, стоит только Авроре всерьёз углубиться в анализ происходящего в том, что некогда было «Голубой Лазурью», как платформа демонстрирует своё программное несовершенство. «Заметка: развить встроенную систему многозадачности».

Аврора логична, последовательна — и ещё куча эпитетов, многие из которых не применимы к органикам любого вида и расы. Её озадачивает жестокость жестокости ради, идейность, скрытые смыслы. Одним словом, её озадачивают действия «магистра», кем бы он ни был. Программы, совершенно разные, анализируют запросы «кто он», «мотивация», «цели», «способности» и аналогичные, связанные с личностью не идентифицируемого органика, но решительно никаких ответов не находят. Магистра и не существует словно вовсе, но вот он, стоит перед ней — это не «обман зрения». Констатация факта.

Неизвестный играет ему одному известную роль, и эту загадку Аврора с налёта разгадать не может. А между тем он заявляет, что готов выполнить желания местной публики. Аврора перестаёт копаться в поисках ответов, которые получить всё равно не может, и отключает часть поисково-анализирующих программ, перебрасывает производительность на восстановление грамотной работоспособности платформы и готовится ждать. «Иногда действие хуже бездействия», философствуют органики, и ИИ зачастую вынуждена соглашаться с их заявлением. Магистр может ошибиться, проговориться, скомпрометировать себя — что угодно. Что-то может пригодиться после. Что-то может стать оружием против него.

…Арлен Крейн загадывает желание по мнению Авроры странное, такое по-органически нелогичное, что впору было бы вздохнуть и закатить глаза — платформа, кстати, понимает установку буквально и воспроизводит нужные действия. К счастью, до летального исхода не доходит. Аврора напоминает себе, что неплохо было бы поздороваться с Ланой Шэридан, даром только обстоятельства никак к этому сейчас не располагают.

Григ, новый знакомец, со своим желанием кажется ИИ более логичным. Аврора внимательно следит за реакцией Магистра, что он ответит, что сделает — если действительно планирует исполнять это желание. Должны быть пределы его возможностей, в конце концов. Органик начинает с несколько пространной речи, но её итог наводит на определённые расчёты.

Ситуация не становится предельно ясной, но имеющиеся сведения позволяют как минимум начать просчитывать варианты дальнейшего развития событий. Аврора не судит людей, о которых вещал Магистр. И не оправдывает. Самосуд редко когда приводил к положительному результату, не просто так каждая раса и народ имеет свои законы и своих же блюстителей этих законов. Личная выгода… Органическое понятие, которое ИИ не одобряет, но принимает. Оно заложено в органиках подобно кодам в структуре Авроры. Каждому — своё.

Ни один вариант, наспех просчитанный программой, не включает в себя то, что следующее желание выпадает загадывать ИИ. Она наспех сворачивает самые энергоёмкие программы, заставляет платформу поднять голову и посмотреть прямо на Магистра.

— Это большая честь для меня, уважаемый, — голос должен звучать нейтрально, настолько, насколько это возможно. — У меня действительно есть одно желание, которое вам, я полагаю, под силу выполнить. Я прошу вас не убивать, не калечить и никоим образом более не вредить никому из присутствующих здесь представителей органических форм жизни. Людям, азари, кроганам, турианцам — когда я говорю всем, я имею в вижу всех, уважаемый Магистр.

Точна ли формулировка? Имеет ли иные толкования кроме того, которое подразумевала Аврора? Воспользуется ли лазейкой Магистр, если таковую найдёт? Аврора продолжает анализировать — свои слова и предшествующие им действия Магистра.

+3

24

- А что по вашему есть вред? - магистр слегка прищуривается, но потом лицо его постепенно разглаживается. - Впрочем, у нас уже не остается времени для диспутов и желаний. Я немного ошибся в расчетах. Глядите!
Вы и правда слышите шум двигателей. Метрах в ста от платформы поднимаются и зависают несколько аэрокаров СБ Иллиума. Но что они намерены предпринять? Между тем к человеку на сцене подходит один из его подручных и что-то быстро говорит. Маг согласно кивает и продолжает свою речь:
- Однако большая часть корпораций приняли наши условия. Точнее почти все, кроме "Джарнот Рунеак" и "Тессии Бренги".
- А я говорила! Говорила! - раненная азари злобно хохочет, но оказывается прервана репликой мага, произнесённой довольно дружелюбным тоном.
- Мисс Лижия сказала: "Да что мне до этой суки Нигрин? Она мне порядком поднадоела. Готова даже доплатить, если вы меня от неё избавите."
- Грязная ложь! Она это специально!
Человек пожимает плечами и поворачивается к Авроре.
- Но будь по вашему, мисс. Вы просите не вредить никому из присутствующих здесь, - магистр на секунду задумывается. - Ну, что же, я попытаюсь. И даже могу отпустить... некоторых из вас. Но у меня вызывает большой интерес: Теперь, когда вы знаете наши цели и мотивы, захочет ли кто остаться и помочь нам добровольно?
В зале наступает гнетущая тишина. Разумеется, каждый из гостей хотел бы скорейшей победы над Жнецами, но рисковать ради этого своей жизнью прямо сейчас? А если и правда придется умереть?

У каждого из вас есть несколько выходов.
1. Сказать, что хотите покинуть чертову платформу. За вами прибудут несколько аэрокаров. СБ пока не станет вмешиваться.
2. Это мало кому придет в голову, но спуститься вниз, избавиться от детективов и журналистов, отыскать в "Голубой Лазури" Лижию и заставить её изменить решение. Сложно, но возможно.
То же самое можно будет проделать и с руководством "Джарнот Рунеак", которое тоже в данный момент находится на Иллиуме.
3. Остаться в заложниках из чувства долга (человек пятнадцать из гостей предпочтут остаться).
4. Предпринять ещё одну попытку нападения, так как сеть подчинения к тому моменту спадет, биотическая сфера на сцене тоже исчезнет.

С решениями можно обращаться к ГМ-у в ЛС. Жук расскажет, что будет дальше.

Очередность: Арлен Крейн, Лана Шеридан, Харли Уоррен, Шанхар Григ, Аврора

0

25

Откровение магистра прозвучало почти как гром среди ясного неба. Крейн предполагал, что в дело вмешались какие-то высшие силы. Хотя бы мистического характера. Он до сих пор не мог поверить, что трюк со взлётом огромной платформы был всего лишь результатом современных технологий и инженерного мастерства. Или гибель азари, которая не смогла предоставить ответ на простой с виду вопрос «Какого твоё желание?» Всё это было очень странно. Агрессивное и явно пренебрежительное отношение главного дирижёра этого странного шоу к жизни живых существ, игры с разумом, в которых Арлен был вынужден принять небольшое, но не самое приятное участие, убийство собственного помощника. И затем это. Объяснение собственного плана. Который можно было воплотить в жизнь намного проще, если бы оставалась возможность действовать с позиции хитрости, а не силы.

Не проще ли было захватить каждого из глав корпораций по-отдельности и получить от них доступ к необходимым технологиям? Да, безусловно, у них имелась своя служба безопасности и небольшая когорта охранников-наёмников. Но разве это действительно было так сложно? Сложнее, чем захватить огромный ресторан-бордель, подкупив всю его охрану и персонал, приделав к фундаменту огромные двигатели и обеспечив полную секретность этого проекта?

Крейн не понимал мотива магистра. Перед ним словно находилось два совершенно разных человека. Один – умудрённый жизнью и опытом циник и эгоист, который ради собственного извращённого удовольствия готов играть жизнями людей и других разумных существ. Взять, к примеру, то, как он избавился от собственного протеже, когда того потребовала ситуация. Его силе и хладнокровию оставалось едва ли не завидовать. Арлен на мгновение вновь ощутил укол ревности к биотикам с их безмерной мощью – обладай и он такой, да ещё и вместе с физическими данными – маленькая часть Вселенной оказалась бы у его ног.

Вторая сущность великого мага вызывала к себе расположение. Эдакий заботливый старик-отец, который всеми силами пытается спасти своё чадо, но последнее вредничает и не желает слушаться. Более того, в ответ на добрые и необходимые советы ребёнок начинает бросаться острыми предметами. И как тут не озлобиться и не достать ремень? Поведение этого магистра становилось более понятным. Но вопрос с тем, зачем поднимать платформу наверх по-прежнему оставался. Заминировать все входы и выходы, поставить пару стрелков у выходов, а для надёжности казнить пару заложников. Площадка для переговоров была бы гарантирована.

К витающей в воздухе платформе начали прибывать аэрокары. Магистр оказался столь любезен, что был готов отпустить некоторых гостей, которые либо изначально оказались не в то время и не в том месте, либо уже стали бесполезны. В этот момент со всей отчётливостью человек понял, что надо делать. Не из геройских побуждений, не чтобы спасти Землю от вымирания. Нет, Крейн был далеко не героем. И не хотел бы им становиться. Потому что герои имеют свойство жертвовать своими жизнями ради других. Арлен предпочитал находиться в числе тех, кого потом назовут «выжившими». При этом и трусом он не был. Оказать маленькую посильную помощь в деле войны со Жнецами, а затем уйти из опасного сектора – вот был план его действий на ближайшее время. Бить там, где есть неплохие шансы на успех. И всячески избегать мест, где шансов на выживание не имеется совершенно.

Здесь и сейчас он мог помочь. Например, убедить азари поделиться собственными технологиями. Но для этого было необходимо сделать как минимум три вещи. Спросить разрешения магистра, чтобы ненароком не нарушить его хитроумные планы. Спуститься, скрыться от преследования и отыскать необходимую личность и убедить её сотрудничать. Лижию, например. Эта высокомерная сука должна понять, что сотрудничать с людьми бывает полезно. В частности, для собственного здоровья. И, наконец, следовало получить одобрение Шеридан.

С этой рыжей ведьмой, как она сама себя называла, судьба уже не раз его сводила и разводила, заставляя думать о том, что, возможно, стоит уже подумать остепениться. И вновь их странная встреча. И вновь надо разлучаться, хотя бы на время, чтобы завершить свои дела и постараться вернуться и немного отдохнуть. Это было несколько несправедливо, но такова была жизнь. Крейн посмотрел на Шери, которая по-прежнему находилась в приятной от него близости. Слова были здесь не нужны. Его взгляд был куда красноречивее. «Ты же понимаешь, почему я должен идти?»

И Крейн пошёл. Следующим на его пути был магистр. Что ему сказать? Как сделать так, чтобы разговор никто не услышал и испортил всю задумку? Пришлось подойти почти вплотную. Наёмник надеялся, что большая часть гостей, которая едва ли не с молитвой на устах сейчас смотрела на прибывающие аэрокары, не обратит на него ровно никакого внимания.

- Я выполню Ваше желание. – Их взгляды встретились. На мгновение Арлену показалось, что этот человек, если он действительно был человеком, неимоверно устал. Их наблюдение друг за другом  длилось ещё несколько секунд. Наконец, великий маг едва кивнул, а большего Крейну нужно не было. Период размышлений подошёл к концу. Настало время действовать.

Раздобыть оружие или хотя бы хороший нож было негде. Охрана, по не очень понятным причинам подчинявшаяся магистру, вряд ли бы пожелала расставаться со своим арсеналом. Да и даже спрашивать их о такой возможности было слишком подозрительно. Оставалось лишь хорошенько осмотреться пока аэрокары приземлялись и подхватить с земли длинный продолговатый осколок, похожий на элемент зеркала. Обмотав его нижнюю часть куском скатерти и сделав тем самым импровизированный и не очень надёжный нож, Арлен убрал его в пиджак, крохотной частью мозга негодуя от того, что этот смертоносный предмет порежет его сделанную на заказ одежду. Но если одежду можно перешить, жизнь второй раз уже не переживёшь.

Посадка началась. Часть гостей двинулась к карам. Многие оставались. Арлен мог их понять: оставить себя в качестве заложников, чтобы прикрыть магистра. Это было по-своему полезно. Но пока что он должен был уговорить Лижию присоединиться к этой маленькой операции. На глаза попался резак для сигар – наёмник подхватил его и сунул в карман, садясь в небольшой двухместный транспорт. Вдруг пригодится.

Его спутнице досталось. Может быть, она не удержалась во время взлёта платформы и приложилась лицом о твёрдый предмет. Может быть, они из гостей во время краткосрочного момента паники неудачно заехал ей локтём. Словом, её сломанный нос распух и вмялся, из него обильно шла кровь, а под глазами красовались почти чёрные синяки. Бедняжки было и так нехорошо, когда машина начала взлетать, а несильный, но точный удар в висок окончательно испортил её день.

Крейн не собирался убивать женщину. Она нужна была ему без сознания. Включив освещение, он достал нож и подобно какому-нибудь маньяку-извращенцу принялся наносить ей осторожные и неглубокие порезы. Действуя неспешно и вдумчиво, он добивался лишь одной цели: вокруг должно быть как можно больше крови. Но при этом раны не должны быть смертельными. Артерии не пострадали, но за несколько минут полёта платье спутницы изрядно пропиталось алой жидкостью, а сама она стала выглядеть, как прошедшая несколько сражений подряд без отдыха десантница. Подумав ещё немного, наёмник измазал своё лицо и часть костюма её кровью. Было бы очень странно, если в одной машине прилетели полуживая и истекающая кровью женщина и седовласый франт в чистеньком костюме.

Транспорт плавно коснулся земли, где уже вовсю носились раненые, медики и полицейские самых разных мастей и званий. Арлен нацепил на лицо выражение крайнего беспокойства за раненую спутницу, выпрыгнул из аэрокара, оббежал его, открыл дверь и взял женщину на руки, не забывая при этом испуганно оглядываться, словно вокруг не было ни одного медика.

- Помогите, моя жена сильно ранена! – Он повторял эти слова раз за разом проходящим лицам, добавляя в них долю отчаяния и стараясь не звучать слишком уж естественно. Это должна была быть трагедия, а не сухая констатация факта. Наконец, им попался медик-турианец, который обратил на человеческую пару внимание. Он быстро осмотрел Крейна, не найдя никаких серьёзных ранений. Осмотр женщины занял более продолжительное время. Вердикт был прост: необходимо переливание крови и как можно скорее.

И они побежали. Полиция пыталась держать кордон и допрашивать прибывающих о состоянии дел наверху, но медик и раненая женщина сыграли как нельзя лучше. Конечно, ещё предстоит избежать внимания следователей, но определённые результаты уже проявлялись. Турианец попросил положить девушку внутрь вместительного медицинского аэрокара, а сам начал возиться с пакетами, иглами и шприцами, предназначения которых ему было неведомо. И хотя дальнейшая судьба этого гостя безумной вечеринки наёмнику была безразлична, он всё же надеялся, что женщина не умрёт. Было бы несколько несправедливо.

Пока медик занимался раненой, Крейн использовал этот шанс, чтобы улизнуть. Ему надо было попасть в административную часть ресторана. К счастью, правоохранительные службы были заняты сбором прибывающих гостей и осмотром улетевшей сцены. Персонал они либо уже опросили, ещё не опрашивали – Арлен не понял. Но что было важнее, полиции здесь почти не было. Сперва ему попадались на пути мелкие фигуры: танцовщицы и официанты. Затем улыбнулась удача: менеджер средней руки. Он нервно курил в небольшой комнате и не сразу обратил внимание, как дверь тихо закрылась. Взгляд холодных серо-стальных глаз сосредоточил всё внимание сотрудника ночного клуба на странном госте в окровавленном костюме.

- Террористы передают сообщение для Лижии. В здании находится бомба. Если я с ней не переговорю – мы все умрём.

Что-то в поведении седовласого отчётливого давало понять: он не шутит.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.0(7) [Ёлка]