Пишет Janice Moreau в "Этот мир - наш Ад"
В Неваде был непривычный воздух: в нем не было столько гари, смога и дыма, сколько в Лондоне. Зато были другие запахи, в совокупности создающие что-то действительно труднообъяснимое. Будь она писателем, то сказала бы, что в Лас-Вегасе пахло болью, смертью и отчаянием. Но Джен не была писателем даже близко - лишь солдатом. Однако она с точностью могла сказать, что здесь дышать было куда сложнее, а вдыхаемый воздух был настолько...
читать пост >>

Разыскивается Гаррус Вакариан

Разыскивается бывший следователь СБЦ, хороший друг, отличный боец, верный член отряда капитана Шепард, Гаррус Вакариан!

ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней.

"Выход из тени" - Кай Ленг
"Тримурти" - Люси Уайлд
"Духи злобы Поднебесной" - ГМ
"Они были первыми" - Сигрид Эзлес
"Осада" - Джаннис Моро
"Город грехов" - Александра Мейнем
"Джунгли" - Джаннис Моро
"Раскрывая тайны Цитадели" - Аано Кериус
"Потерянные гробницы" - Джаннис Моро
"Песнь сирены" - Драг'Хэш

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2186 год. Жнецы атакуют.

АМС:
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPLondon-1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 10.3 "Дальние рубежи"


Эпизод 10.3 "Дальние рубежи"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s4.uploads.ru/zARQ8.jpg

Тип квеста: сюжетный
Дата: 2186 год
Сюжет: Жоаб — одна из крупнейших колоний людей, население которой вдвое превосходит общее население Цитадели. Многие из беженцев с более мелких колоний, не находящие приют в сердце галактики, прибывают именно сюда, и пытаться эвакуировать столь большое население бессмысленно, хотя нет сомнений, что рано или поздно Жнецы придут и сюда. Контр-адмирал Барнс, командующий всеми силами Альянса на этой планете, отдал приказ днём и ночь укреплять оборону планеты, хотя адмирал Хэккет и отвёл практически весь свой флот в другое секретное место для обороны таинственного «супероружия».
День, которого все так ждали и боялись, уже близок: в системе Енох замечена активность Жнецов, до атаки на планету остаются дни, а может и часы, но обнаружен и другой враг: на планете всё это время находилась законспирированная лаборатория «Цербера», и только теперь они бросили скрываться, пытаясь в последний момент вывезти из под удара Жнецов своих людей и ценности.
Задача Альянса: помешать эвакуации «Цербера», при возможности принудить их к сдаче, захватить как можно больше ценной информации и ресурсов с базы. Быть готовыми к отражению атаки Жнецов в любое время.
Место действия: Планета Жоаб, Система Енох, Туманность Розетка, Галактика Млечный Путь
Участники: Раамун Сутех(В роли Джеймса Купера), Долорес Ганс, Арлен Крейн, Фокс Коэн, Харли Уоррен, Кетсуоку Араши
Требующиеся роли: Альянс, жители планеты, возможны «Церберы»
Ссылка на тему квеста/отыгрыш: Ссылка

0

2

В командном центре Альянса.
23 апреля 2187 года, 13 часов дня.

- Контр-адмирал, наши опасения подтвердились. Неделю назад разведчики, а теперь и крупные корабли Жнецов замечены в нашей планетной системе.
- Пошлите сигнал по всем нашим войскам: пусть готовятся к битве. Пока не сообщать ничего мирному населению, не хочу пугать их. Докладывайте мне обо всех изменениях обстановки. - командующий силами Альнса на этой планете, Джеймс Барнс, нисколько не удивлён. Он ждал этого с самого момента атаки на Землю, он готовился к этому все эти месяцы, используя все свои знания и ресурсы. И Жнецам так просто не выбить их с этой планеты.

24 апреля, 5 часов утра.
- Извините, что пришлось вас разбудить, контр-адмирал, но у нас чрезвычайная ситуация. Обнаружен крупный корабль, приближается.
- Жнец?
- Нет. Опознавательные частоты «Цербера». Большой крейсер. Они вошли в радиус действия наших оборонительных сооружений на лунах «Кермадек» и «Тонга». Мы можем серьёзно повредить их или даже уничтожить. Открыть огонь?
- Нет… Наши крепости для Жнецов, а не для «Цербера». Свяжитесь с ними по радио, сообщите, что мы рады приветствовать их в нашей планетной системе и вежливо просим их убраться отсюда поскорее. Стреляйте, только если они начнут первыми. Это приказ.

5.30 утра
- Они не отвечают нам и заняли позицию на дальней орбите. С крейсера запустили три шаттла, предположительная зона посадки на юго-западной окраине Нового Иерихона.
- Что с нашими спутниками наблюдения? Мы увидим, где они приземлятся и зачем?
- Сейчас в том секторе нет спутника.
- Так перенаправьте их. Мне нужна чёткая картинка. И отправьте туда наших солдат: пусть обезопасят район, но не вступают в бой! Мне здесь не нужны героические смерти ещё до прибытия Жнецов.

Тем временем в столице Жоаба, Новом Иерихоне
Это очень большой город, который вырос ещё больше со времени начала войны. Беженцы, которым не хватило места на Цитадели и те, кто просто не захотел оказаться там, ехали именно сюда. В одну из немногих человеческих колоний, где ещё не было войны. Новый Иерихон мирно живёт своей жизнью, она не сильно изменилась после нападения Жнецов: люди также ходят с утра на работу, отдыхают вечерами и веселятся ночами; и стараются забыть, что Жнецы могут напасть в любой день и час. Только вот на заводах вместо аэрокаров теперь производят винтовки, а строители возводят не офисы, а бомбоубежища.

Джеймс Купер:
База «Цербера» расположена в подвале недостроенного небоскрёба: здание почти полностью готово, но с началом войны со Жнецами все работы приостановили, и «Цербер» занял подвальные помещения. На базе всего два десятка человек: вы старший офицер охраны, а глава базы — доктор Макнаггет.
Предназначение базы — закупки на планете оборудования и снаряжения для «Цербера», которое они не могут произвести самостоятельно, а затем отправка его на другие объекты. Второе предназначение — изучение индокринации и набор в свою «армию». Вокруг здания большинство домов гораздо ниже, есть и жилые здания, но в основном склады и просто недостроенные объекты.

Вы заранее знали о том, что скоро последует эвакуация, но до последнего дня не знали её точной даты и времени — часть оборудования уже упакована и готова, а часть нет, к тому же сам доктор всё ещё продолжает работать в своей лаборатории.

Накануне вечером Макнаггет вызовет вас к себе, и сообщит:
- Завтра утром прибудет наш корабль. Действуй по ситуации, но мне нужно как можно больше времени для безопасной эвакуации. В бой с Альянсом не вступай — мы не можем воевать против целой планеты. Ах да, ещё одно: найди мне юношу от шестнадцати до двадцати лет, и чтобы весь город на его поиски не подняли. Всё понятно?

Итак, у вас есть ночь, чтобы подготовиться. Район лучше оцепить — против возможных зевак и незваных гостей из Альянса, но у вас очень мало людей, к тому же часть из них придётся задействовать на погрузке оборудования. Ценного на базе очень много, и нужно как можно больше времени: при возможности шаттлы осуществят несколько рейсов.

Около шести утра в небе появляются шаттлы: посадку они осуществляют прямо на широком проспекте Ди Лаурентиса перед зданием: в гараж под зданием можно поставить только один из них, остальные придётся грузить прямо на улице.

Долорес:

«Затмение» поручает вам курьерскую работу: необходимо доставлять пакеты в различные организации, не спрашивая, что внутри, и делая это быстро и тайно. Большинство пакетов небольшие, по всей вероятности там наркотики либо драгоценности, но бывают и иные. Несколько раз вам приходилось доставлять пакеты на эту базу Цербера: осуществить покупки по необходимому списку(списки бывали разными, но обычно: продукты питания и боеприпасы), загрузить аэрокар, оставить его в условленном месте и в ответ получить небольшой пакет, а затем доставить его к руководству. Всякий раз вас встречал человек, лицо которого было закрыто маской. Но в этот раз вы прибываете ночью, уже после того, как «Цербер» оцепил район и, кажется, не собирается осуществлять запланированный обмен.
Вам придётся найти способ пробраться мимо их бойцов или уговорить их дать вам поговорить с командиром.

Арлен Крейн, Фокс Коэн и Харли Уоррен:
Уже несколько месяцев Альянс укрепляет планету, боясь нападения Жнецов: на крышах многих зданий устанавливаются противовоздушные установки, на чердаках - пулемётные гнёзда, в подвалах — склады оружия. В основном работу выполняют гражданские, но вас наняли, чтобы оказывать им помощь в наладке и проверке вооружений — регулярных солдат Альянса на всё не хватает.

В этот день приказывают работать ночью — платят больше, но системы обороны в юго-западной части города должны быть готовы раньше срока. Неизвестно почему. А под утро с вами свяжется офицер Альянса, прикажет всё бросить и двигаться к проспекту Ди Лаурениса, где присоединиться к группе лейтенанта Араши и поступить в её распоряжение. Срочно.

Кетсуоку Араши:
Вам поручено заниматься гражданской обороной: готовить мирное население к возможному нападению Жнецов. Учить пользоваться оружиям, выживать в тяжёлых условиях, работать совместно с настоящими военными. Может работа и не самая сладкая, но, наверное, всё же лучше чем бесконечно пытаться пристроить новые тысячи и тысячи беженцев, стекающихся на планету лавиной — а именно этим большинство солдат сейчас и занимаются.

23 апреля вам, как офицеру, сообщают, что атака Жнецов возможна в ближайшие дни, и отменяют все занятия с гражданскими на следующий день. Дают последний выходной перед битвой. Но всё начинает разворачиваться по другому сценарию.

Сообщение приходит в 5.40 утра: через 10 минут нужно быть на проспекте имени Ди Лаурентиса и принять командование отрядом полиции и добровольцев. Нереальный приказ, конечно: туда только ехать не меньше 15 минут, но выполнять всё равно придётся.

К моменту вашего прибытия небольшой отряд полиции и несколько наёмников уже будут на месте.

Всем:
Итак, и Альянс, и Цербер получили приказ ни в коем случае не открывать огонь первыми. Конечно, его можно нарушить, но последствия могут быть очень печальными...
Очерёдность: Джеймс Купера(Раамун Сутех), Долорес Ганс, Арлен Крейн, Фокс Коэн, Харли Уоррен, Кетсуоку Араши

Отредактировано Praetorian (23 декабря, 2016г. 01:26)

+2

3

[NIC]James Cooper[/NIC]
[AVA]http://j-p-g.net/if/2017/01/11/0070218001484166548.jpg[/AVA]

Будильник лениво показывал 22 апреля 2187 года. Ясности мышления Джеймса это никак не способствовало. Он был как на иголках. Начальник базы, статная персона, на которую надеется весь охранный персонал, капитан Купер, представлял из себя волнующегося мужчину с волевым характером. Как это проявлялось внешне? Никак.
Он был все тем же нечеловечески жестоким командиром с вольфрамовой жесткости и ртутной плотности характером. Еще вчера он тренировал солдат "Цербера" в тренировочной комнате.
               Тогда было абсолютно чисто и спокойно. Но все предвещало неумолимо движущуюся к нему беду. Беду, которая могла решить судьбу миллионов. Все были наготове. Все знали. Все тренировались и жили пт принципу "Надейся на лучшее, готовься к худшему". Но никто не паниковал. Все свыклись с тем, что умрут и умрут во благо человевечества. Вера в его успех преодолевала преграды, заставляла прах становиться алмазом, воду застывать или разливаться. "Нет Богов, нет Господ, есть Человек". Именно так мыслил офицер.
                Тренировочная комната напоминала из себя белое помещение. Пыли, однако, было много — в штате не было профессиональных уборщиков. Разводы от пальцев красовались на стенах, придавая ощущение отчужденности и приближенности. Разделяемое всем экипажем корабля под названием "Самопожертвование". Тогда Джеймс тренировал солдат, все развивая их опыт и стремление к независимым действиям. Он стоял перед семью солдатами, которые стояли по стойке смирно, формируя единый строй. Огромного гарнизона на базе не было, но и оставшиеся были профессионалами. Джеймс вышел перед ними и сказал спокойным ровным голосом.
Друзья... мы волнуемся от ощущения того, что во время нашего немногочисленного собрания здесь, в тренировочной комнате, мы близки к смерти как никогда. Мы слышим в последний раз голос наших собратьев, готовясь умереть во благо человечества. Но человечество, у которого есть силы пережить и преодолеть такое несчастье, и при этом ещё почерпнуть из этого дополнительные силы, непобедимо.
Сейчас не время вспоминать причины, но мы должны двигаться вперед. Наши жертвы имеют глубокое историческое значение для будущего. История оправдает наше стремление к совершенствованию человеческой расы. И наша борьба, которую мы ведем сейчас с теми, кто хочет уничтожить наше величие, превосходит по своей трудности всё человеческое. Она требует от нас полной отдачи. Это угроза человечеству, которая задвигает в тень все прежние угрозы. Если мы потерпим неудачу, мы провалим нашу историческую миссию — возвеличение нашей расы. Мы должны действовать быстро решительно и с полной отдачей, или  будет уже слишком поздно.
Альянс Систем говорит, что мы обречены. Жнецы говорят, что мы обречены. Но вы верите в это? Верите ли вы в то, что мы, лучшая раса Галактики, что достигла невиданных успехов за короткие лета, что мы падем перед этим Хаосом? Бросим ли мы Землю?

             Все молчали, но в каждом взгляде была решительность. Была стойкость.
Я не слышу, блять, ответа! — крикнул Купер в ярости, поднимая правую руку вверх.
Нет! — кричали солдаты, поднимая вверх руки. В их глазах горела... вера. Вера в победу, несмотря на то, что все, казалось бы, уже проиграно. Они не отступали. Они не сдавались.
Тогда мы сбросим их в Преисподню! — крикнул Джеймс Купер.
              Верил ли Джеймс Купер, опытнейший офицер с Бекенштейна, в свои слова? Нет, конечно. Он говорил это ради бойцов, которых можно спасти. Ради того, чтобы воодушевить всех... и себя. Он не терял напора, хотя уже давно потерял надежду...

**********

           Тем временем, на следующий день все было на подходе. Джеймс Купер все так же тренировал солдат,
ученые все так же исследовали новые технологии, солдаты все так же тренировались, дабы вступить в заранее обреченную битву с врагами человечества. Все было как обычно.
Все ходили взад, вперед, исследуя, возможно, нервничая, но работая. Ни один не прервал работу из-за паники. Как бы ни бранили "Цербер", он действительно был стойким. Даже более, чем Альянс Систем.
            Джеймс Купер был тогда еще в кабинете. Воспитанное и дисциплинированное выражение лица проявлялось и здесь. Борода плавно обходила рот и была органичной и аккуратной. Вороные волосы были короткими, бритыми аккуратно, но стильно. На лице было множество морщин, свидетельств колоссального нервного перенапряжения и установленных имплантантов. А напрягаться было из-за чего. Ведь скоро вся планета могла быть заводнена кальмарами, стремящимися уничтожить разумную жизнь, и ситуация накалялась. Нужно было спасти как можно больше людей.
        На белый мундир упала капля чернил. Да-да, Купер писал все еще чернилами. Вместо покупки планшетных компьютеров и работы за станционарным, он предпочитал этому обычное письмо. Писал он каллиграфически, очень точно и мягко, не имея обычая ставить помарки. Даже чернильная капля на белом, переливающемся в золотой, костюме офицера "Цербера", была вызвана исключительно нервами. Но каллиграфии это не поменяло. Он спокойно писал. "Но что писал?" – спросите вы. План сражения. Он знал о высадке Альянса, знал о планах Жнецов. Он размышлял, кто предал человечество больше. Жнецы хотят уничтожить нас... они — твари, которые хотят убить нас. Из удовольствия ли или из программы... только Бог знает. Но Альянс... лучше ли он? Альянс заставляет влачить нас жалкое существование, пользуясь блатом, чтобы прокормить жирных котов с Лондона. Причем когда пришел момент, они бежали с родного мира. И кто же лучше? Альянс, который струсил и не воспользовался возможностями для человечества? Или же трезвый противник, которого победить значительно легче, чем бюрократию людей? Его не волновал тот факт, что Галактика стонала от Жнецов. Другие расы вообще не волновали Купера. Он был идейным расистом и ксенофобом, возглавляя кружок "Терра Фирмы" в университете.
Он ненавидел высокомерные расы Совета, что пытаются принизить людей. Презирал кварианцев, считая их жалкими за то, что они отдали родной мир синтетикам. Высокомерен был и к батарианцам, что нагло, как ему казалось, пытались отбить Предел. Преступники и разгильдяи — вот они кто. И Альянс лишь их пособник. Человеку нужно лучшее будущее.
           Вдруг в кабинет входит посланец. Он был одет в облегающую униформу "Цербера". Футболку, что плотно облегала его мышцы. На плече красовался оранжевый знак "Цербера". Скорее всего, это был солдат в неформальной одежде.
Капитан Купер! Доктор Макнаггет просил вас подойти к нему. — сказал посланец пионерским голосом.
            Джеймс Купер встал со стола, положив ручку в установленное для неё отделение. Попытавшись немного стереть чернила салфеткой со стола, он уставился на посланца, все еще стоящего у двери по стойке смирно и сказал ему.
Я уяснил. Вольно. Иди тренируйся, тебе это пригодится.
Есть! — сказал солдат и покинул помещение.
            Путь до кабинета был довольно-таки недолгим. Спокойным и размеренным шагом Джеймс дошел до кабинета главы станции и, постучавшись, как это принято в культурном обществе, вошел внутрь.
Доктор Макнаггет! Вы хотели меня видеть? — сказал капитан, отдавая салют.
Да, садитесь.
            Джеймс присел за стол, пожав руку доктору. По внешности доктора было видно, что он никогда не имел отношения к военным. Мятый халат выдавал неопрятность и нервность, однако Макнаггет все еще мог говорить трезво и это радовало Купера. Толстая оправа очков и седые короткие волосы говорили об опыте ученого, а это точно не могло подвести. Иначе бы он не занял этот пост.
Завтра утром прибудет наш корабль. Действуй по ситуации, но мне нужно как можно больше времени для безопасной эвакуации. В бой с Альянсом не вступай — мы не можем воевать против целой планеты. Ах да, ещё одно: найди мне юношу от шестнадцати до двадцати лет, и чтобы весь город на его поиски не подняли. Всё понятно?
          Купер взглянул на ученого. Безусловно, тот был выдержанным и давал лишь четкие указания. Однако, Джеймс уже составил план в голове, который позволит "Церберу" эвакуироваться с лучшим гешефтом.
Да, сэр. Разрешите задать вопрос?
Спрашивай, но по существу. — строго выразился Макнаггет
Можем ли мы извлечь выгоду из положения? С учетом того, что Альянс защищает колонию, мы могли бы заключить с ним временный союз. Он не мешает нашей эвакуации, мы не мешаем их обороне. Заодно мы помогаем им в эвакуации мирного населения и выделяем отряд на борьбу против Жнецов.
Три момента. Первый — у нас мало сил, чтобы ими жертвовать. Второй — недостаточно кораблей. Третий — смысл последних пунктов?
По первому — пятеро солдат у нас найдутся. По второму — корабли нам оставит Альянс, мы присвоим находящиеся в космопорту шаттлы, чтобы вывезти жителей. Смысл? Очень прост. Второй пункт поможет нам в испытаниях нового оружия и брони. Мы увидим в действии тактику Жнецов и тактику Альянса, чтобы противодействовать обоим. А эвакуация... — тут Джеймс посмотрел на стол, — они же не станут смотреть, куда мы отвезем колонистов? "Церберу" нужно пушечное мясо. Много пушечного мяса. А еще парень от шестнадцати до двадцати там наверняка найдется.
Хм... — тут Макнаггет задумался, но быстро ответил. — Поступай как знаешь. Но для вынужденного союза нужна делегация. Развязываю тебе руки.
Есть! — сказал Джеймс. – Разрешите идти?
Свободен.
             Купер почувствовал себя с некоторым облегчением. Он чувствовал себя непринужденно, но все же сгибаясь под судьбой. Он стремительно направился в комнату связи, к офицеру связи базы. Та была длинноволосой кудрявой шатенкой в длинной по покрою униформе "Цербера". Помещение словно горело голубым цветом, везде были компьютеры, сервера. Офицер связи Киркланд поднялась с места и отдала салют.
Офицер связи Киркланд! Свяжите меня с запеленгованными частотами командования Альянса.
Есть!
             Через некоторое время солдат связалась с командованием Альянса и капитан получил возможность говорить.
Говорит капитан Джеймс Рукер, "Цербер". Я являюсь начальником охраны базы "Цербера" на Жоабе и ответственнен за появление кораблей "Цербера" в воздушном пространстве. От имени руководства местного отделения, я, пользуясь властными полномочиями, предлагаю вам сделку. Вас же тоже не интересует война с нами, верно? Мы бы могли сейчас объединиться. Нам нужно эвакуироваться отсюда, причем как можно скорее. Если Альянс Систем гарантирует целость и невредимость наших сотрудников, а также получаем уцелевший транспортный корабль из космопорта. В свою очередь, "Цербер" также обязуется не трогать части Альянса. Более того, мы будем посодействовать вам в эвакуации мирного населения и выделим небольшой отряд на помощь вашим войскам в борьбе против Жнецов на планете. Повторюсь, этот союз действителен только на время битвы за Жоаб и чуть дальше, когда выжившие войска организации эвакуируются на наши базы. Ожидаем скорейшего ответа.

Отредактировано Ra'Amun Suteh (11 января, 2017г. 23:29)

0

4

В работе наёмника при всех неоспоримых и очевидных плюсах крылось несколько надоедливых и неудобных минусов: иногда тебя запрягали словно породистую лошадку и отправляли по очень скучному и безопасному маршруту доставить таинственный пакет из точки А в точку Б.

Ло думала, что за годы проведённые ею в «Затмении» руководству станет очевидно, что с работой курьера она справляется вяло и без особого энтузиазма, иногда специально нарываясь на неприятности, но по каким-то причинам, о которых Ло смутно догадывалась, почтальоном вновь сделали её.

Вообще-то ей и раньше приходилось доставлять посылки «Церберу», но никогда ещё вокруг этого не вращалось столько таинственного и непонятного, даже несмотря на то, что в доставляемые пакеты заглядывать ей строго запрещалось, а в условленном месте её постоянно встречал какой-то парень в маске, выудить слово из которого представлялось задачей сложнее, чем убийство Жнеца.

Она не задавала вопросов и просто выполняла свою работу, потому что знала наверняка, что в пакетах лежит не что иное, как красный песок, который «Цербер», судя по многочисленным слухам, использует для своих тёмных экспериментов. Мнение Ло об этой прочеловеческой организации ничем не отличалось от мнения Альянса — они опасны. И всё-таки это не её дело, и она не отрицала возможности, что «Цербер» может оказаться прав.

Словом, Ло делала свою работу, за которую ей платили неплохие деньги, и надеялась, что сегодняшний день не станет последним в её жизни, даже если посылки ей придётся доставлять самим Жнецам.

Но этот случай, судя по нахмуренным бровям начальства и недомолвкам, обещал быть очень серьёзным. Предчувствие чего-то неправильного и тревожного преследовало её с того самого мгновения, как она ступила на покрытую бетоном землю Жоаба. И дело не только в том, что планете грозило нападение Жнецов.

Ночь плотно обнимала город, столицу Жоаба — Новый Иерихон, — когда она наконец очутилась на планете. Таможенный контроль, который она проходила уже бессчетное количество раз (и который проводила сама, пока трудилась на благо СБЦ в далёком прошлом), прошёл чисто. Никаких нарушений не выявили — тайник в её чемодане, внутри которого скрывался таинственный пакет и оружие с глушилками, которые перекрывали сигнаруту металлоискателей, так и не обнаружили. Без труда Ло удалось покинуть космопорт и вступить прямиком в густую, вязкую ночь.

Она надеялась выполнить работу быстро, чисто и без приключений — отдать пакет, получить плату, улететь назад, но уже в самом городе поняла, что планы её ждёт неминуемый крах.

Когда Ло осторожно приблизилась к обыкновенному месту сдачи посылок, её вместо тишины и привычного парня в маске ждал чуть ли не весь «Цербер» с Призраком во главе: с ног до головы закованные в характерную броню с жёлтыми вставками солдаты внушительно вида ходили вокруг базы с оружием в руках.

Ло остановилась за ближайшим зданием, в тени, невидимая для глаз охранников, и оценила обстановку. Всё это выглядело крайне подозрительным. Она знала о том, что из-за вторжения в систему Жнецов на планете все с ума сходят, но чтобы «Цербер» поддался всеобщей панике? Не так она себе представляла этих ребят.

Что ж, как бы то ни было, а у неё есть работа, которую нужно выполнить. Отделившись от здания она, стараясь уверенно и бодро шагать, приблизилась в оцепленному со всех сторон зданию. Вполне ожидаемо на неё тут же наставили дюжину винтовок, после чего какой-то амбал зычно крикнул:

Стоять, дамочка. Здесь не место гражданским.

Ло нервно улыбнулась, стараясь выглядеть вежливой и совсем не напуганной, и остановилась.

Я человек «Затмения», — сказала она, хлопая ладонью по дорожной сумке, в которой лежал пакет. — Вы делали заказ на доставку некоего пакета.

Какого ещё пакета? — амбал, казалось, совсем ей не поверил.

Мне запрещено просматривать… корреспонденцию. — Она на мгновение замолкла, ожидая ответа, но его так и не последовало. — В любом случае, я уже не раз доставляла вам посылки. Спросите у вашего начальства.

Я не знаю ни о каких сделках с «Затмением», — грозно рыкнул амбал.

Тогда я хочу поговорить с тем, кто знает, — с улыбкой ответила Ло. Она уже начинала вскипать, но пока не показывала этого. Их много, она одна. Ещё чего доброго откроют огонь. — Свяжитесь с начальством.

Амбал, казалось, на мгновение поверил. Она не видела за стеклом шлема его глаз, и это нервировало, но его молчание и то, как он опустил зажатое в руках оружие, явственно свидетельствовали о том, что в душу его закрались сомнения.

Хорошо, — наконец ответил он. Со стороны тут же послышались тревожные шепотки, кто-то попытался возразить, но широкая и крепкая ладонь тут же взметнулась вверх, перекрывая всякие разговоры.

Ло кивнула и улыбнулась.

Капитан Купер, сэр… — обратился по интеркому к кому-то амбал. — Тут человек из «Затмения», говорит, что какая-то сделка. Посылка для «Цербера».

Ло снова кивнула и улыбнулась ещё шире.

Если спросит, меня зовут Долорес Ганс, — шепнула Ло и стала ждать вердикта.

+1

5

Как Крейн оказался на планете Жоаб, работая на «Альянс» и помогая организовать систему обороны? Всё очень просто. Ему нужна была работа, «Альянс» был готов платить неплохие деньги, а также закрыть глаза на то, что Арлен совсем немного покопался в их хранилищах, сделал запасы термозарядов и медикаментов для себя-любимого на случай чрезвычайной ситуации. Впрочем, он был профессионалом, потому даже если кто-то и догадывался об его действиях – об этом молчали. Помощь об бывшего офицера «Альянса» все же была весьма основательной.
Днём Арлен занимался настройкой оборонительной техники планеты. Конечно, ему не доверяли крупные антикорабельные орудия, настройкой которых занимались профессиональные инженеры. Крейну выпала честь готовить орудия поменьше: противовоздушные системы малого радиуса действия, пулеметные гнезда, проверять склады боеприпасов, оружия и медикаментов, куда гражданские постоянно приносили всё новые и новые коробки. Словом, дел хватало. Ночью человек отдыхал.
А последнюю неделю в воздухе повисло очень отчетливое ощущение угрозы. Солдаты и гражданские ходили хмурые, разговоры в баре практически прекратились, порции алкоголя, обычно тёкшие рекой, были сокращены. И ходили слухи. Дескать, скоро прилетят крупные силы Жнецов, и колонии наступит полный конец. Крейн воспринимал подобные сообщения скептически, но они звучал всё чаще и чаще, что говорило либо об общем паническом настрое, либо о действительно близкой угрозе. Но когда человек лишь попробовал завести разговор о возможном окончании своего контракта, ему было сказано, что «Альянс» готов прекратить платить ему жалование, но убираться с планеты придется за свой счет. После этого Арлен проверил, насколько реально убраться с планеты. Оказать – нереально. Все шаттлы были либо выкуплены, либо конфискованы «Альянсом» под военные нужды. Выбраться с планеты сейчас было невозможно. Крейн оказался в ловушке.
Впрочем, даже не имея возможности выбраться, он всё равно получал жалованье как самый настоящий наёмник. Многие солдаты его недолюбливали – ему было наплевать. В колонии было много таких же как он. Например, Уоррен. Старый приятель, который почему-то вызывал симпатию в каменном сердце Арлена. Это не значило, что он бы не убил его, если бы за это очень хорошо платили, но такая смерть расстроила бы его. И всё же они с Уорреном были на одной стороне. По крайней мере ближайшее время.
На улице уже начинало темнеть, когда к Крейну по внутренней связи пришло предложение за удвоенную плату поработать ночью. Вообще-то он не любил работать по ночам, когда работа представляла собой физический или умственный труд, предпочитая отсыпаться. Но солидная прибавка к оплате были хорошим стимулом. С другой стороны, если начальство говорит, что надо поторапливаться – это очень плохой знак. Для вида немного подумав, Крейн собрал всё свое снаряжение, уделив особое внимание оружию, ножам, патронам, капсулам с медигелем и гранатам. Очевидно, что с сегодняшнего дня лучше ходить с кучей оружия и «неожиданно» оказаться готовым к проблемам, чем действительно неожиданно оказаться в самой их гуще и без оружия.
Настройка противовоздушных систем в понимании Арлена сводилась к следующему. Уоррен, будучи инженером и хорошим техническим специалистом, проверял все технические аспекты: подключена ли система к сети, стабильно ли подается энергия, работают ли запасные источники питания, можно ли запустить систему дистанционно. В это время Крейн делал вид, что ждет, сидя в небольшой кабинке со шлемом наведения на голове, имитируя работу, хотя на самом деле в эти пятнадцать минут, что Уоррен возился – Арлен спал. Спать в любых условиях он научился еще в юности в армии. Итак, он дремал пятнадцать минут, а потом его место занимал Уоррен. Арлен же запускал симулятор и гонял установку в режиме тестирования, проверяя, всё ли работает, как быстро поступает ответ и готова ли установка запустить эту прекрасную ракету в противника. Теперь пятнадцать минут дремал Уоррен. Затем они шли к следующей остановке. Подобный подход позволял не только экономить внутренние силы, но и значительно повышал работоспособность, ведь за ночь они могли обойти десять-двенадцать установок, в то время как нормой за подобную работу считалось пять-семь. Словом, Крейн утром чувствовал себя частично выспавшимся, а работа была сделана.
Но лишь когда мысли от очередной проверки системы перешли к идее сходить в бар, сыграть партию в бильярд, выпить пива, возможно, наведаться в местный бордель, а может и просто отоспаться, коммуникатор вновь затрещал.
«Альянс» вновь вызывал своих верных псов на работу. И на этот раз было что-то серьезное. Военные связисты не просто прислали предложение перечислить сумму в обмен на услуги, а соизволили связаться лично.
-Бывший майор Крейн, Вам приказано двигаться к проспекту Ди Лаурениса, где вы присоединитесь к группе лейтенанта Араши и поступаете в её распоряжение. Срочно. – Коммуникатор пискнул и замолчал. Арлен взглянул на Уоррена. Похоже, он получил такой же приказ. Кетсуоку Араши Крейн знал. Если на свете был еще один такой же исполнительный пёс, только ждущий, когда хозяин бросит ему палку, Арлен таких не знал. Араши могла бы стать лицом «Альянса» наряду с Шепардом, но у нее не было харизмы и готовности вести за собой людей в пекло. Впрочем, ее исполнительность порой вызывала у Крейна восторг и уважение. Но тот факт, что она всё еще была лейтенантом, говорил немного не в её пользу.
-Что ты на меня смотришь? Пошли. – Крейн надел шлем, тут же привыкаю к обилию значков на дисплее, взял в руки штурмовую винтовку и побежал по направлению указанного проспекта. Голографическая карта несколько помогала, хотя Арлен успел неплохо изучить город.
Спустя минут десять интенсивного передвижения его глазам предстала небольшая тактическая группа под руководством офицера «Альянса». Крейн лишь коротко ей кивнул, показывая, мол, я прибыл и я готов слушаться. Сейчас Араши или кто-то еще объяснит, что все они тут делают. По привычке Арлен отошел с центра проспекта в сторону, прижавшись спиной к стене крупного бетонного здания. Открытые пространства его нервировали.
-День другой, а дерьмо всё то же. – Наёмник прочитал короткую мантру, которую произносил перед каждым заданием. А в том, что следующий день выдастся исключительно длительным и богатым на события человек не сомневался.

Отредактировано Arlen Kreyn (27 декабря, 2016г. 19:20)

+3

6

Деньги... Деньги крутят миром и Фокс понимал это простое правило. Но в этот раз работа привлекла его по несколько другим причинам.
Наемник был заинтересован противником, который может ударить, ударить так сильно, что все люди, оказавшиеся на этой планете, не будут способны хоть как-то повлиять на свои шансы выжить. В довесок ко всему наемник помимо неплохих денег, получал еще и плюсик в карму. Задача заказчика, именуемого "Альянс", звучала просто, подготовить колонию к обширным боевым действиям. Сложность заключалась в сроках, наниматели установили слишком маленькие сроки исполнения, но наемник понимал, важно не успеть в срок, а успеть до нападения.

- Подвиньте левее, остается брешь для прострела.
Группа гражданских ринулась двигать укрытие, а Фокс продолжил с интересом разглядывать панораму окраин колонии, открывающуюся с крыши невысокой постройки, делая вид, что продумывает пути возможного наступления противника и отступления солдат Альянса. Первое время он и правда этим занимался, но быстро понял - колония не слишком хорошо приспособлена к отражению нападения. Город светился неоном, он выглядит как праздное место для отдыха и веселья.
А будет гореть огнем. Нужно больше солдат, больше припасов, уже улицы. Хотя если цель - истребление и геноцид то не важна ни планировка города, ни его защитники. Так он думал, исходя из того, что видел и слышал.
Если верить тому, что я знаю о Жнецах, все уже изначально обречены.
Фокс отошел от проема и стал пересчитывать боеприпасы в ящиках, еще недавно принесенные сюда со склада.
Один, два, три, четыре. А может стоит убраться сейчас? Пять, шесть, семь, восемь, девять. Хотя небо скорее всего перекрыто и взлететь мне не дадут. Досадно. Несмотря на такие мысли, он все равно не собирался покидать планету.
Десять, одинад... Да ну в пень, я не собираюсь нарушать контракт. Да и вообще...
- Так?- прервал его раздумья голос одного из гражданских.
- Да, вот так хорошо,- ответил наемник, бросив короткий взгляд на плод их совместных трудов,- идите дальше, я пройду по южным укреплениям, проверю боеприпасы и догоню.
Человек быстро спустился с крыши, воспользовавшись пожарной лестницей и зашагал по улице. Он всегда предпочитал лестницу лифту. Конечно, в разумных пределах.
В воздухе витало напряжение и, несмотря на глубокую ночь, на улице было достаточно людно. Всюду сновали вооруженные люди, рабочие, двигался грузовой транспорт.
Складывалось ощущение, что день еще не закончился, а темнота вызвана тенью той угрозы, что нависла над планетой.
Фокс не часто работал ночью и усталость уже начала медленно накатывать, волна за волной, каждая новая, сильнее предыдущей.
Наемник остановился, потер глаза обеими руками и сверился с картой. Глаза слезились, но он заставил себя стоять и вглядываться в мелкие иконки на коммуникаторе.
Так, он должен быть за углом.
Наемник свернул за угол и нашел взглядом нужный дом. Вот здесь бы он и сам укрылся, постройка была идеально расположена для прострела только с одного направления, а именно - в тупике, не слишком выделялась среди остальных и была чуть выше тех, что были вокруг. Внутренний стратег ликовал при виде этого непреднамеренного оборонного пункта.
Да тут и выход скорее всего запасной есть. Здесь и осяду, случись чего.
Он поправил винтовку, висящую на спине и уже было двинулся ко входу в здание, как вдруг запищал коммуникатор и наушник передал слегка искаженный голос:
- Коэн, новый приказ, двигайтесь к проспекту Ди Лаурениса, отныне вы в распоряжении лейтенанта Араши. Срочно.
Осложнения. Фокс поморщился и свернул с прежнего маршрута в переулок.
Осложнения это плохо. Всегда плохо. Он понимал, что наем Альянсом подразумевает выполнение различных задач в отведенное контрактом время и они могли отправить его куда угодно на свое усмотрение в пределах этой планеты. Но он всем сердцем надеялся, что задача будет заключаться только в проверке вооружения.
- Может началось? - угрюмо и тихо произнес Фокс, но сразу отбросил эту мысль.
Тогда где раскатистые залпы орудий, где крики и тревога?
Наемник вышел из переулка и пошел навстречу судьбе. Он уже близко, а значит без сомнений успеет к началу брифинга.

Отредактировано Fox Koen (28 декабря, 2016г. 22:42)

+1

7

Почему так много людей рискуют жизнью? Почему армия потерявшая сотни солдат, внезапно находит новые силы? Потому что, всегда найдутся парни готовые убивать и выполнять приказы за деньги – закон старый, как само Время.
Уоррен работал. Правда, под своим настоящим уже именем, в качестве техника-оружейника. Пот орошал его благородное лицо техника и он ругался изрядно, когда возился с настройкой различных орудий, систем и прочим багажом. Сколько же у них кораблей? Бывший работодатель «Альянс» подкинул ему столько работы, что он и не помнил, когда в последний раз спал. Ему не приходилось больше думать о кредитках, он буквально жил в том подвале и возился с винтовками, карабинами и различного рода орудиями. Должность оружейника обязывала на действия и реакции любого толка и на самые различные ситуации.

- Перебрать и откалибровать винтовки 2 ударного отряда, выполняйте, Уоррен, - прозвучал голос в трубке и тут же поступила партия. С лицом уставшего донельзя человека он принялся за работу, как тут его прерывают и забегает коллега, Уинстон из отдела номер 3.

- Харли, дружище. Сходи-ка к нашему «Эйзенхауэру» и проверь там систему подачи электропитания на оружейный и медицинский узлы.
- Да ведь я тут с другим вожусь, Уин, понимаешь? Приказ пришёл.
- А пошли они к чёрту. Я за тебя откалибрую, просто я же только по оружию, а ты у нас как-то опытней, я видел твою лицензию. Не бойся, начальство в курсе. С винтовками я справлюсь, - этот человек со светлыми волосами и шрамом у щеки был когда-то его напарником. А потом ушёл в «Альянс» легализировал свои навыки так сказать. Уоррену потёр щетину и устало выдохнул.
- Ладно. Только умоляю, избавь меня от разбирательств с начальством. Ты знаешь, как я ненавижу бумажки и накладные. Документы – ладно, техника – ладно. Но я не умею писать отчёты, - проворчал он, одеваясь в форму и пропадая на изрядное количество времени. Эйзенхауэром звали небольшое судно, боевое, и каждый раз когда что-то такое ломалось, дёргали из тех наёмников-техников что пришли по самому простому рабочему контракту. Уоррен не был во вражде со своими бывшими коллегами, напротив, он вполне официально предоставил документы о том что служил в Альянсе, занимался техникой, на что получил удивлённый вопрос, не собирается ли он восстановиться? Тогда, узкая полоска бровей была вскинута вверх и он сказал, что пока нет – хочет поработать по технике, а не воевать. Представитель Альянса выразил понимание и сказал, что в таком случае, дорога в технический персонал для него всегда открыта. Именно с контрактом лица наёмного, но не военного Уоррен занимался рутиной рутинной – чистил оружие, настраивал его и калибровал, но нередко выполнял и задачи специалиста по механике конструкций, сказывался его опыт и документы из нескольких строительно-технический кампаний, а также лицензия. Так что официально устроен был он в лице техника, а получал соразмерно тому что делал, да и спорилось у него всё в руках.
А ещё он работал с неким Арленом. Старый знакомец, из проверенных людей, сморщенный как сама правда жизни и меткий в выражениях, как старый добрый Магнус 356. Говорили, что если кому-то и везло, то не в случае встречи с Магнумом, с Арленом было аналогично. Уоррен возился больше с электричеством, а Арлену оставлял настройку орудий всяких кораблей и комплексов. Без Арлена он бы тоже справился, всё-таки время военное и мозги были, но у Крейна было что-то большее чем простой опыт по части орудий. Харли был уверен, что тот может по звуку выстрела определить неисправность, настолько его иногда поражала эрудиция знакомого и хотя тот внешне был суховат, общаться с ним было приятно. Как именно приятно? А именно так, как бывший артист цирка по незаметным признакам узнаёт другого бывшего артиста. Они часто стояли вдвоём с Арленом на ветру, покуривая и больше молчали, чем говорили, но это молчание и было общением. Оба разные, непохожие и вместе с тем, на одной стороне – по крайней мере пока.

Правда после такого акта героизма, как ремонт целого судна Уоррен валился на свой диван в жилом помещении и засыпал без снов, ни о каком сексе или чего-то таком речи и быть не могло, усталость брала своё. Какая весёлость если и нервозность и прочие дела лишь обострялись? А спустя некоторое время и оружие начали носить при себе, и ситуация была приравнена к предбоевой обстановке. Словом, полное веселье, хорошо хоть никто ночью не трогал, за исключением сверхурочной смены и тут … на тебе. Срочная работа, в ночь, мать его, после рабочего полного дня и срочно. Уоррен остро чувствующий события и плохие дела – сразу понял, это начало конца, но согласился. Хотелось уловить чем тут пахнет. Их отвезли к одному комплексу обороны, собирая по дороге знакомых людей. Среди поездки в транспорт просунулась фигура Крейна, Харли лишь иронически усмехнулся.
- Знал, что без него не обойдусь, - и фыркнул, подавляя душивший его смех. Подобно тому, как распорядку дня педанта можно сверять часы, хлебные и денежные дела можно определять по участию Арлена.
Тут ему передали приказ, что он поступает в распоряжение лейтенанта Араши, и знающий немного другий языки, Уоррен усмехнулся второй раз. Если уж фамилия руководителя обозначает бурю, то дело явно примет лихой оборот – он сидел в своей броне, рефлекторно и заученно поправляя ремень и проверяя свою амуницию, у него тихо и негромко попискивал его дрон-робот.
Остановка. Выход. Арлен обменивался взглядом с встречающим их офицером. Судя по броне – она и есть лейтенант Араши.
Он молчаливо последовал за Крейном и Араши, держа в руках свою верную винтовку переведённую в режим блокировки, и застыл. Должна же быть причина их приезда сюда и тут им её скажут, он встретил глазами группу «Альянса» и оценил их, кого как. Вспомнил и время когда сам также стоял и смотрел по другую сторону отрядов и усмехнулся. Даже будучи наёмником и беглецом – он все ещё служит «Альянсу» может и правда подать документы на вступление?
И тут послышалась некая мантра о дерьме, Уоррен решил добавить пару строк в неё. Вдруг, обретёт благозвучность.
- И ничего, кроме дерьма, целый день, - добавил он тихо, но с ноткой юмора. Это рядовым надо стоять навытяжку, а у наёмников всегда шуточки.

+2

8

Жоаб – представлялся Араши огромным муравейником, в котором не тысячи, а миллионы людей носятся, суетятся, совершают множество других бессмысленных телодвижений. Её защищали высокий забор и колючая проволока военной части, в которой полк Араши был расквартирован для укрепления планетарной обороны. Когда их только отправили сюда, защищать миллионы тратящих свою жизнь впустую людей, больше всего Кецуоки боялась, что ей будет нечем заняться.
Стоило ли тому удивляться? «А стоило ли бояться того, что не можешь предотвратить? И стоит ли воину бояться смерти?» На все эти вопросы, которые возникали, порой в её голове, Леди отвечала отрицательно. Однако, судьба или командование, неведомо, были к ней милостивы и послали ей задачу, которая с успехом отнимала у Кецуоки все силы и всё время. Это, к счастью, не были и стенающие от страха и горя беженцы, которых пытались расселить по всему Жоабу. Идею Леди о том, что беженцев или даже всех бесполезных гражданских можно использовать, как брандеры руководство сочло неуместной шуткой и наградило женщину устным выговором, без занесения в личное дело. Однако, вероятно, приняло к сведению всю гуманность отношения к обездоленным и убогим и, отправляя на другую задачу, учло.
Вместо беженцев Кецуоки дали взвод солдат, которые имели небольшой боевой опыт. «Впрочем, небольшой – это сильное преувеличение». Они были молоды, никому не было и тридцати. Самым старшим был сержант Мубата, но и ему едва исполнилось двадцать пять. К нему, однако, Араши относилась с некоторой толикой уважения – этот чернокожий парень имел на теле немало шрамов, очевидно, не ритуального происхождения, и держал своих подчиненных в «ежовых рукавицах». Подчинить себе этого парня не составило труда – спарринг занял чуть больше десяти секунд. Более того, Мубата был благодарен ей, что избила она его не на глазах у подчиненных, что поднимало степень преданности. В целом, в короткое свободное время, Араши гордилась собой в части работы с личным составом.
Стоит признать, свободного времени было совсем не много. Ей и взводу Мубаты было приказано заниматься обучением добровольцев и подготовкой их к вторжению Жнецов. Для этой цели был выделен учебный полигон, но никого, кроме этого взвода Кецуоки не дали. Она не жаловалась. Во-первых, не было такой привычки; во-вторых, не хотела, чтобы ей сменили род деятельности, потому что большинство прочих солдат пасло стада беженцев. В пастухи Араши считала себя негодной.
А добровольцы, пришедшие, чтобы подготовиться к вторжению Жнецов отлично годились для того, чтобы выплёскивать на них всю свою энергию. Никакого тепла, участия или сострадания Леди к ним, конечно, не испытывала. Более того, глядя на очередную сотню бойцов, женщина всегда понимала, что восемьдесят процентов сдохнут в течении первых пяти минут с момента вторжения просто потому, что застынут в панике. Леди старалась сделать так, чтобы остальные двадцать процентов имели хотя бы призрачные шансы протянуть до эвакуации. «Если она будет,» - напомнила себе лейтенант.
Пока веры в то, что хоть кто-то выживет, было не много. Ни в утренней группе, ни в той, что занималась сейчас. А между тем у этих было уже четвёртое занятие, как и у вчерашних двух групп. Ввиду отсутствия у Араши веры в то, что гражданских можно за месяц-два превратить в хотя бы на что-то способных в бою со Жнецами, женщина поставила себе в цели крайне невысокий результат и теперь планомерно развивала его. Всё время убийца и её взвод занимались со ста гражданскими одновременно, успевая загонять до полуобморочного состояния две таких группы в день. Каждая группа занималась один раз в неделю, чего на взгляд Раш было достаточно, чтобы не забыть полученные уроки.
Первую неделю она учила их стрелять. Результаты, конечно, нельзя было описать иначе, чем плачевные, но они точно знали, с какой стороны держать оружие, какой стороной направлять на врага, как извлечь сожженную термоячейку. Утренняя группа шестого дня обучения также осознала, что не курить Араши не может. Какой-то тощий и сутулый мужчинка («Рождённый, чтобы быть учителем математики.») в очках с толственными стёклами пожаловался, что ему не нравится запах табачного дыма. «Видите ли, он наносил непоправимый урон его здоровью!» Леди не стала огрызаться, но приказала Мубате отвести недовольного к одной из стен на полигоне, после чего кинула ему под ноги дымовую шашку.
Каждое занятие она мотивировала их тренироваться не только под её руководством, но и в свободное время. Так, на первой неделе, она делала такое объявление:
- Если вы считаете, что умение стрелять вам не пригодится, когда сюда придут Жнецы, то, конечно, не стоит надрываться. Однако, советую учесть, что на сборном пункте лучшие из вас получат хорошее оружие. Тем, кто провалится на тренировках, достанутся камни и рогатки. Впрочем, последние придётся сделать дома самим.
Вторую неделю она посвятила подчинению. Если стрельбу гражданские освоили, хоть и плохо, то быстро подчиняться приказам, пребывая в стаде тупоголовых баранов, которым всю прежнюю жизнь твердили о важности их мнения, о ценности личности и о героическом бунтарстве, для подопечных Араши оказалось слишком трудной задачей. У некоторых, однако, получалось усмирить свою гордость и принести пользу обществу, выполнив команду военного. За тренировку почти все группы смогли эволюционировать от «паникующих простейших» до «управляемой толпы», что позволило Леди назвать задачу выполненной.
Третья неделя была посвящена простейшей тактике – передвижению ползком или перебежками, маскировке и использованию укрытий. Некоторые отказывались понимать, что тонколистовой забор, окна и корпуса гражданских автомобилей не годятся для того, чтобы укрываться за ними. Собственно, с укрытиями оказалось больше всего проблем – многие считали, что спрятав плечо за столбом, они не получат пули в ягодицу, живот или грудь. Кто-то утверждал, что это не жизненноважные части тела, однако, когда Мубата приставил к ягодице «Хищник», тот от выстрела отказался. Большой трудностью стало научить их выглядывать из укрытия, не высовывая сначала ствол оружия или ногу, а сразу получая обзор территории. Удалось не очень хорошо, но некоторые запомнили порядок действий.
Сегодня Араши учила их действовать и стрелять по мишеням в обстановке, приближенной к боевой. Кругом стояли динамики, из которых шумели и орали записи с восьми различных боевых столкновений. Прожекторы слепили глаза, а вокруг падали дымовые шашки. Мубата и его парни орали со всех сторон на вверенные им отряды, заставляя то ползать по грязи, то перемещаясь перебежками обстреливать ростовые мишени. Меткость этих «суперсолдат» оставляла желать лучшего, но пока Леди не могла сказать, что они худшие. В этой сотне хотя бы никто не заплакал, оглушенные происходящим.
- Знаешь, чего я не понимаю, сержант? – поинтересовалась Араши, когда до окончания тренировки осталось пятнадцать минут. Тот вопросительно перевёл на неё глаза, контрастно белые на фоне чёрной кожи.
- Никак нет, мэм!
- Почему они всегда возвращаются? Здесь истерят, ноют, плюют нам в след. Но каждую следующую тренировку их снова сто. Даже с температурой приходят.
- Может быть, им страшно, мэм?! – он предполагал. В его тоне не было утверждения, скорее – предположение. – Они боятся нас, ваши наставления о Жнецах пугают их ещё больше. Тогда нет ничего логичнее, чем прийти сюда и думать, что они смогут хоть что-то сделать этим ублюдкам.
- Что, сержант? Трупами закидать?! – глаза внимательно и холодно следили за бардаком на полигоне, за тем, как какой-то офисный клерк с пяти метров не может попасть в ростовую мишень.
- Только им этого не говорите, - усмехнулся чернокожий. – Им нужна надежда.
Отвечать Леди не стала. Ей было трудно понять, зачем тешить себя иллюзиями о спасении и о возможности будущего. «Жатва продолжается сотни тысяч лет. Смогут ли те, чья цивилизация не просуществовала и десятка их остановить?» Кецуоки даже сама порой задумывалась, нормально ли не бояться этой колоссальной мощи. И не боялась. Потому что, сколь бы ни была она хороша в бою, Жнецы рано или поздно уничтожат её.
- Выключай музыку, сержант, - приказала Араши, решив, что пора заканчивать тренировку. Ещё один день был прожит, на Жоабе сгущались сумерки.
Мубата криками собирал уставших гражданских, пытавшихся расслабиться и немного отдышаться после шести часов беготни по полигону под шум и грохот в ушах. У встающих в строй Леди наблюдала пустые, «осоловевшие» глаза, казалось, они совершенно не готовы были что-либо соображать. Замученные, грязные и шокированные, они невидяще смотрели перед собой.
- Равняйсь! Смирно! – те четыре шеренги, что стояли перед ней трудно было назвать строем, но отдаленно было похоже. – То, что было сегодня – всего лишь капля того, что ждёт вас всех на улицах, когда всё-таки прибудут Жнецы. Помимо выстрелов и дыма, будет ещё пыль от рушащихся домов, тяжёлое дыхание раненных товарищей, трупы знакомых и близких. А через день-два, те немногие, кто выживут, начнут задыхаться от приторного зловония падали. А сейчас отправляйтесь по домам и готовьтесь к вторжению. Война может начаться в любую минуту! Вольно! Разойдись!
Не обращая более внимания на подопечных, лейтенант отправилась к своему командиру, чтобы доложить об успешном проведении тренировки. Капитан-лейтенант сидел в своём кабинете и задумчиво смотрел перед собой. Открыв дверь, Кецуоки в уставной форме спросила разрешения в ответ и получила его рассеянным кивком:
- Товарищ капитан-лейтенант, тренировка окончена, - доложила Араши. – Постр…
- Уже не важно, лейтенант Кецуоки, - отмахнулся мужчина. Убийца чуть прищурила глаза, обозначая своё непонимание сказанного. – Жнецы у порога. Завтра все занятия отменяются. Сержанта Мубату и ваших подопечных мы уведомим. Вас ждёт последний выходной. Отправляйтесь в увольнение, отдохните и расслабьтесь. Не исключено, что в последний раз.
- Есть, сэр! – эмоции, как обычно, остались где-то в стороне. – Разрешите идти?
- Идите, Кецуоки, - разрешил вояка. – И будьте готовы ко всему.
- Есть!
«Наконец-то,» - подумала женщина. – «Ожидание порядком утомило меня.» Привычная маска строгого лица теперь скрывала не страх, а, скорее, радость от предстоящей битвы. Адреналин отправился в кровь, разливаясь по венам, заставляя тело едва ли не подрагивать от эмоций. Фантазия и опыт рисовали картины приближающейся битвы во всей разрушительной красоте: Кецуоки представляла себе рушащиеся здания, умирающих гражданских и пехоту Жнецов, почтительно гибнущую под взмахами её вакидзаси. «А кругом крики, огонь, выстрелы и кровь!» - губы чуть дёрнулись в улыбке. – «Кровь!»
Таксокар забрал курящую Леди от входа и отправился к снимаемой девушкой квартире. Было ещё не поздно, чтобы совершить привычный вечерний ритуал очищения оружия. «В этот раз, нужно быть тщательнее,» - может быть, привычка чистить свой арсенал и точить клинок была у Араши своеобразным искажением традиционного женского пристрастия в чистоте, но за годы убийца привыкла, что грязная посуда в квартире не так опасна для жизни, как неухоженная винтовка или тупой вакидзаси.

***
Истерическое пищание инструметрона разбудило её ещё до того, как на улице окончательно рассвело. Активировав проклятое изобретение разумных, столь невовремя прервавшее только начинающееся увольнение Араши, женщина начала читать полученное срочное сообщение: «Увольнение отменяется. Через десять минут Вы должны быть на проспекте имени Ди Лаурентиса и принять командование сформированным отрядом полиции и добровольцев!» Читать пришлось одним глазом – второй не смог заставить себя открыться. Правда, спросонья, Леди не смогла определить, кто из них молодец, правый или левый.
- Богиня, - прошептала Кецуоки. – Так и не успела попробовать связаться с Лекси.
Чтобы одеться в бело-чёрную броню убийцы Альянса, Леди потребовалось не многим более минуты, оружие всегда хранилось на расстоянии вытянутой руки. Карта столицы, Нового Иерихона всплыла в голове, намекая, что до места назначения десяти минут не хватит, сколько не пытайся. Схватив с собой только расчёску (шлем от брони болтался на поясном креплении), Леди выбежала в подъезд и начала ломиться в соседнюю квартиру. Сонный сосед не торопился открывать, но, в итоге, справился с задачей:
- Ключи от кара! – ввиду того, что тот не бросился удовлетворять требование лейтенант Альянса, Раш добавила. - Срочно!
- Ты… больная, - медленно проворчал пузатый мужик в трусах и с волосатым животом. Леди было плевать, как он выглядел, но свою внешность она собиралась поддерживать на достаточно высоком уровне. Поэтому левая рука продолжила расчёсывать светлые волосы, а правая достала пистолет и наставила на мужчину.
- Для военных нужд!
Дело ускорилось, и через три с половиной минуты лейтенант Кецуоки уже садилась в транспорт. Конечно, это был не самый быстрый кар из всех, что можно было найти в Новом Иерихоне, но Леди не требовала невозможного – такси пришлось бы ждать дольше. Она стартовала, нещадно выжимая из железяки всю скорость, что в ней была, не стесняясь нарушать правила движения и не думая о том, что СБЖ может предъявить к ней претензии. «Жнецы!» - вот было её главное оправдание. Впрочем, спустя пару минут бешенного галопа между зданий Нового Иерихона, женщина осознала, что как раз таки этих огромных жуков она и не видит. «И выстрелов не слышно,» - сообразила она. – «Никаких. Тогда что за коллапс?»
Скорость, однако, сбавлять не стала. Если её подняли по тревоге, значит дело действительно важное. Мимо калейдоскопом пролетали высоченные небоскрёбы, жилые, офисные, торговые и развлекательные. «Погасшим калейдоскопом,» - редкое заведение работало почти в шесть утра. И всё-таки, таковые находились, уворачиваясь от редких встречных каров, которым тоже не спалось, Араши подмечала то тут, то там вычурные светящиеся слова.
Проспект имени Ди Лаурентиса был практически пуст. Чтобы определить, куда же ехать дальше, женщине пришлось присмотреться и обнаружить хоть какую-то группу людей. Это оказалось не просто, но возможно. Вдалеке стояла группа людей, к ним Араши и отправилась. Приблизившись, она без труда узнала сотрудников СБЖ, а вторых определила, как наёмников. Это было не трудно: "Вооружение не плохое, но разномастное, броня повидавшая виды не была ничьей униформой, взгляд типичных уголовников". Люди продолжали прибывать, но ограниченная в данных Кецуоки не знала даже, сколько из должно быть.
Буквально выпрыгнув из кара, женщина отправила командиру сообщение: «Я на месте, принимаю командование отрядом. Жду новых указаний».
- Лейтенант Кецуоки Араши, - представилась Леди, разглядывая вооруженных людей перед ней. Если противник всё-таки Жнецы, то наёмники представлялись значительно более серьёзной силой. «Полицейские – это гражданские, как их не поверни и не тренируй. А наёмники – это солдаты, которые воюют за плату. Разница? Как между домашним псом и волком». – Согласно распоряжению командования, я ваш новый командир.
Одного из "псов войны" Леди даже узнала. Холодно кивнув Крейну, Араши остальных не удостоила даже этой толикой внимания. Женщина помнила этого старого пса по временам, старым, как мир. «Кажется, время тебя не пощадило,» - сделала она вывод. – «Только не рассыпься в труху по дороге». Но мысли спрятались за сдержанным взглядом наследницы самурайских традиций. Арлена можно поставить старшим над наёмниками, оставалось только выбрать того, кто возглавит полицейских. Сама она нянчиться с каждым лично не собиралась.
- Служба Безопасности, - обратилась она к группе в форме. – Кто старший по званию?

Отредактировано Ketsuoky Arashi (19 января, 2017г. 10:51)

+2


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 10.3 "Дальние рубежи"