Пишет
Joe в "Белые стены"
МАКО шёл ровно, без рывков и резких остановок - что ж, лягушонок не обманул, что справится с техникой не хуже Джо, хотя в табло за самоуверенность получил заслуженно. Человек, сидя в салоне, посмотрел в спину водителя и подумал, что лишь навыки второго в сфере управления транспортом и программирования роботов не дают ему собственноручно пристрелить этого наглого уродца. читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Новая Мекка" - Урднот Меон
Город грехов - Акира
Генофаг - Гаррус Вакариан
Найти и вернуться - Аврора
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Запретная территория - Ириан

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Открыт упрощенный прием! Акция действует до 15 сентября.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » События МE3 » Эпизод 10.3 [Дальние рубежи]


Эпизод 10.3 [Дальние рубежи]

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

http://s4.uploads.ru/zARQ8.jpg

Тип квеста: сюжетный
Дата: 2186 год
Сюжет: Жоаб — одна из крупнейших колоний людей, население которой вдвое превосходит общее население Цитадели. Многие из беженцев с более мелких колоний, не находящие приют в сердце галактики, прибывают именно сюда, и пытаться эвакуировать столь большое население бессмысленно, хотя нет сомнений, что рано или поздно Жнецы придут и сюда. Контр-адмирал Барнс, командующий всеми силами Альянса на этой планете, отдал приказ днём и ночь укреплять оборону планеты, хотя адмирал Хэккет и отвёл практически весь свой флот в другое секретное место для обороны таинственного «супероружия».
День, которого все так ждали и боялись, уже близок: в системе Енох замечена активность Жнецов, до атаки на планету остаются дни, а может и часы, но обнаружен и другой враг: на планете всё это время находилась законспирированная лаборатория «Цербера», и только теперь они бросили скрываться, пытаясь в последний момент вывезти из под удара Жнецов своих людей и ценности.
Задача Альянса: помешать эвакуации «Цербера», при возможности принудить их к сдаче, захватить как можно больше ценной информации и ресурсов с базы. Быть готовыми к отражению атаки Жнецов в любое время.
Место действия: Планета Жоаб, Система Енох, Туманность Розетка, Галактика Млечный Путь
Участники: Раамун Сутех(В роли Джеймса Купера), Долорес Ганс, Арлен Крейн, Фокс Коэн, Харли Уоррен, Кетсуоку Араши
Требующиеся роли: Альянс, жители планеты, возможны «Церберы»
Ссылка на тему квеста/отыгрыш: Ссылка

0

2

В командном центре Альянса.
23 апреля 2187 года, 13 часов дня.

- Контр-адмирал, наши опасения подтвердились. Неделю назад разведчики, а теперь и крупные корабли Жнецов замечены в нашей планетной системе.
- Пошлите сигнал по всем нашим войскам: пусть готовятся к битве. Пока не сообщать ничего мирному населению, не хочу пугать их. Докладывайте мне обо всех изменениях обстановки. - командующий силами Альнса на этой планете, Джеймс Барнс, нисколько не удивлён. Он ждал этого с самого момента атаки на Землю, он готовился к этому все эти месяцы, используя все свои знания и ресурсы. И Жнецам так просто не выбить их с этой планеты.

24 апреля, 5 часов утра.
- Извините, что пришлось вас разбудить, контр-адмирал, но у нас чрезвычайная ситуация. Обнаружен крупный корабль, приближается.
- Жнец?
- Нет. Опознавательные частоты «Цербера». Большой крейсер. Они вошли в радиус действия наших оборонительных сооружений на лунах «Кермадек» и «Тонга». Мы можем серьёзно повредить их или даже уничтожить. Открыть огонь?
- Нет… Наши крепости для Жнецов, а не для «Цербера». Свяжитесь с ними по радио, сообщите, что мы рады приветствовать их в нашей планетной системе и вежливо просим их убраться отсюда поскорее. Стреляйте, только если они начнут первыми. Это приказ.

5.30 утра
- Они не отвечают нам и заняли позицию на дальней орбите. С крейсера запустили три шаттла, предположительная зона посадки на юго-западной окраине Нового Иерихона.
- Что с нашими спутниками наблюдения? Мы увидим, где они приземлятся и зачем?
- Сейчас в том секторе нет спутника.
- Так перенаправьте их. Мне нужна чёткая картинка. И отправьте туда наших солдат: пусть обезопасят район, но не вступают в бой! Мне здесь не нужны героические смерти ещё до прибытия Жнецов.

Тем временем в столице Жоаба, Новом Иерихоне
Это очень большой город, который вырос ещё больше со времени начала войны. Беженцы, которым не хватило места на Цитадели и те, кто просто не захотел оказаться там, ехали именно сюда. В одну из немногих человеческих колоний, где ещё не было войны. Новый Иерихон мирно живёт своей жизнью, она не сильно изменилась после нападения Жнецов: люди также ходят с утра на работу, отдыхают вечерами и веселятся ночами; и стараются забыть, что Жнецы могут напасть в любой день и час. Только вот на заводах вместо аэрокаров теперь производят винтовки, а строители возводят не офисы, а бомбоубежища.

Джеймс Купер:
База «Цербера» расположена в подвале недостроенного небоскрёба: здание почти полностью готово, но с началом войны со Жнецами все работы приостановили, и «Цербер» занял подвальные помещения. На базе всего два десятка человек: вы старший офицер охраны, а глава базы — доктор Макнаггет.
Предназначение базы — закупки на планете оборудования и снаряжения для «Цербера», которое они не могут произвести самостоятельно, а затем отправка его на другие объекты. Второе предназначение — изучение индокринации и набор в свою «армию». Вокруг здания большинство домов гораздо ниже, есть и жилые здания, но в основном склады и просто недостроенные объекты.

Вы заранее знали о том, что скоро последует эвакуация, но до последнего дня не знали её точной даты и времени — часть оборудования уже упакована и готова, а часть нет, к тому же сам доктор всё ещё продолжает работать в своей лаборатории.

Накануне вечером Макнаггет вызовет вас к себе, и сообщит:
- Завтра утром прибудет наш корабль. Действуй по ситуации, но мне нужно как можно больше времени для безопасной эвакуации. В бой с Альянсом не вступай — мы не можем воевать против целой планеты. Ах да, ещё одно: найди мне юношу от шестнадцати до двадцати лет, и чтобы весь город на его поиски не подняли. Всё понятно?

Итак, у вас есть ночь, чтобы подготовиться. Район лучше оцепить — против возможных зевак и незваных гостей из Альянса, но у вас очень мало людей, к тому же часть из них придётся задействовать на погрузке оборудования. Ценного на базе очень много, и нужно как можно больше времени: при возможности шаттлы осуществят несколько рейсов.

Около шести утра в небе появляются шаттлы: посадку они осуществляют прямо на широком проспекте Ди Лаурентиса перед зданием: в гараж под зданием можно поставить только один из них, остальные придётся грузить прямо на улице.

Долорес:

«Затмение» поручает вам курьерскую работу: необходимо доставлять пакеты в различные организации, не спрашивая, что внутри, и делая это быстро и тайно. Большинство пакетов небольшие, по всей вероятности там наркотики либо драгоценности, но бывают и иные. Несколько раз вам приходилось доставлять пакеты на эту базу Цербера: осуществить покупки по необходимому списку(списки бывали разными, но обычно: продукты питания и боеприпасы), загрузить аэрокар, оставить его в условленном месте и в ответ получить небольшой пакет, а затем доставить его к руководству. Всякий раз вас встречал человек, лицо которого было закрыто маской. Но в этот раз вы прибываете ночью, уже после того, как «Цербер» оцепил район и, кажется, не собирается осуществлять запланированный обмен.
Вам придётся найти способ пробраться мимо их бойцов или уговорить их дать вам поговорить с командиром.

Арлен Крейн, Фокс Коэн и Харли Уоррен:
Уже несколько месяцев Альянс укрепляет планету, боясь нападения Жнецов: на крышах многих зданий устанавливаются противовоздушные установки, на чердаках - пулемётные гнёзда, в подвалах — склады оружия. В основном работу выполняют гражданские, но вас наняли, чтобы оказывать им помощь в наладке и проверке вооружений — регулярных солдат Альянса на всё не хватает.

В этот день приказывают работать ночью — платят больше, но системы обороны в юго-западной части города должны быть готовы раньше срока. Неизвестно почему. А под утро с вами свяжется офицер Альянса, прикажет всё бросить и двигаться к проспекту Ди Лаурениса, где присоединиться к группе лейтенанта Араши и поступить в её распоряжение. Срочно.

Кетсуоку Араши:
Вам поручено заниматься гражданской обороной: готовить мирное население к возможному нападению Жнецов. Учить пользоваться оружиям, выживать в тяжёлых условиях, работать совместно с настоящими военными. Может работа и не самая сладкая, но, наверное, всё же лучше чем бесконечно пытаться пристроить новые тысячи и тысячи беженцев, стекающихся на планету лавиной — а именно этим большинство солдат сейчас и занимаются.

23 апреля вам, как офицеру, сообщают, что атака Жнецов возможна в ближайшие дни, и отменяют все занятия с гражданскими на следующий день. Дают последний выходной перед битвой. Но всё начинает разворачиваться по другому сценарию.

Сообщение приходит в 5.40 утра: через 10 минут нужно быть на проспекте имени Ди Лаурентиса и принять командование отрядом полиции и добровольцев. Нереальный приказ, конечно: туда только ехать не меньше 15 минут, но выполнять всё равно придётся.

К моменту вашего прибытия небольшой отряд полиции и несколько наёмников уже будут на месте.

Всем:
Итак, и Альянс, и Цербер получили приказ ни в коем случае не открывать огонь первыми. Конечно, его можно нарушить, но последствия могут быть очень печальными...
Очерёдность: Джеймс Купера(Раамун Сутех), Долорес Ганс, Арлен Крейн, Фокс Коэн, Харли Уоррен, Кетсуоку Араши

Отредактировано Praetorian (23 декабря, 2016г. 01:26)

+2

3

[NIC]James Cooper[/NIC]
[AVA]http://j-p-g.net/if/2017/01/11/0070218001484166548.jpg[/AVA]

Будильник лениво показывал 22 апреля 2187 года. Ясности мышления Джеймса это никак не способствовало. Он был как на иголках. Начальник базы, статная персона, на которую надеется весь охранный персонал, капитан Купер, представлял из себя волнующегося мужчину с волевым характером. Как это проявлялось внешне? Никак.
Он был все тем же нечеловечески жестоким командиром с вольфрамовой жесткости и ртутной плотности характером. Еще вчера он тренировал солдат "Цербера" в тренировочной комнате.
               Тогда было абсолютно чисто и спокойно. Но все предвещало неумолимо движущуюся к нему беду. Беду, которая могла решить судьбу миллионов. Все были наготове. Все знали. Все тренировались и жили пт принципу "Надейся на лучшее, готовься к худшему". Но никто не паниковал. Все свыклись с тем, что умрут и умрут во благо человевечества. Вера в его успех преодолевала преграды, заставляла прах становиться алмазом, воду застывать или разливаться. "Нет Богов, нет Господ, есть Человек". Именно так мыслил офицер.
                Тренировочная комната напоминала из себя белое помещение. Пыли, однако, было много — в штате не было профессиональных уборщиков. Разводы от пальцев красовались на стенах, придавая ощущение отчужденности и приближенности. Разделяемое всем экипажем корабля под названием "Самопожертвование". Тогда Джеймс тренировал солдат, все развивая их опыт и стремление к независимым действиям. Он стоял перед семью солдатами, которые стояли по стойке смирно, формируя единый строй. Огромного гарнизона на базе не было, но и оставшиеся были профессионалами. Джеймс вышел перед ними и сказал спокойным ровным голосом.
Друзья... мы волнуемся от ощущения того, что во время нашего немногочисленного собрания здесь, в тренировочной комнате, мы близки к смерти как никогда. Мы слышим в последний раз голос наших собратьев, готовясь умереть во благо человечества. Но человечество, у которого есть силы пережить и преодолеть такое несчастье, и при этом ещё почерпнуть из этого дополнительные силы, непобедимо.
Сейчас не время вспоминать причины, но мы должны двигаться вперед. Наши жертвы имеют глубокое историческое значение для будущего. История оправдает наше стремление к совершенствованию человеческой расы. И наша борьба, которую мы ведем сейчас с теми, кто хочет уничтожить наше величие, превосходит по своей трудности всё человеческое. Она требует от нас полной отдачи. Это угроза человечеству, которая задвигает в тень все прежние угрозы. Если мы потерпим неудачу, мы провалим нашу историческую миссию — возвеличение нашей расы. Мы должны действовать быстро решительно и с полной отдачей, или  будет уже слишком поздно.
Альянс Систем говорит, что мы обречены. Жнецы говорят, что мы обречены. Но вы верите в это? Верите ли вы в то, что мы, лучшая раса Галактики, что достигла невиданных успехов за короткие лета, что мы падем перед этим Хаосом? Бросим ли мы Землю?

             Все молчали, но в каждом взгляде была решительность. Была стойкость.
Я не слышу, блять, ответа! — крикнул Купер в ярости, поднимая правую руку вверх.
Нет! — кричали солдаты, поднимая вверх руки. В их глазах горела... вера. Вера в победу, несмотря на то, что все, казалось бы, уже проиграно. Они не отступали. Они не сдавались.
Тогда мы сбросим их в Преисподню! — крикнул Джеймс Купер.
              Верил ли Джеймс Купер, опытнейший офицер с Бекенштейна, в свои слова? Нет, конечно. Он говорил это ради бойцов, которых можно спасти. Ради того, чтобы воодушевить всех... и себя. Он не терял напора, хотя уже давно потерял надежду...

**********

           Тем временем, на следующий день все было на подходе. Джеймс Купер все так же тренировал солдат,
ученые все так же исследовали новые технологии, солдаты все так же тренировались, дабы вступить в заранее обреченную битву с врагами человечества. Все было как обычно.
Все ходили взад, вперед, исследуя, возможно, нервничая, но работая. Ни один не прервал работу из-за паники. Как бы ни бранили "Цербер", он действительно был стойким. Даже более, чем Альянс Систем.
            Джеймс Купер был тогда еще в кабинете. Воспитанное и дисциплинированное выражение лица проявлялось и здесь. Борода плавно обходила рот и была органичной и аккуратной. Вороные волосы были короткими, бритыми аккуратно, но стильно. На лице было множество морщин, свидетельств колоссального нервного перенапряжения и установленных имплантантов. А напрягаться было из-за чего. Ведь скоро вся планета могла быть заводнена кальмарами, стремящимися уничтожить разумную жизнь, и ситуация накалялась. Нужно было спасти как можно больше людей.
        На белый мундир упала капля чернил. Да-да, Купер писал все еще чернилами. Вместо покупки планшетных компьютеров и работы за станционарным, он предпочитал этому обычное письмо. Писал он каллиграфически, очень точно и мягко, не имея обычая ставить помарки. Даже чернильная капля на белом, переливающемся в золотой, костюме офицера "Цербера", была вызвана исключительно нервами. Но каллиграфии это не поменяло. Он спокойно писал. "Но что писал?" – спросите вы. План сражения. Он знал о высадке Альянса, знал о планах Жнецов. Он размышлял, кто предал человечество больше. Жнецы хотят уничтожить нас... они — твари, которые хотят убить нас. Из удовольствия ли или из программы... только Бог знает. Но Альянс... лучше ли он? Альянс заставляет влачить нас жалкое существование, пользуясь блатом, чтобы прокормить жирных котов с Лондона. Причем когда пришел момент, они бежали с родного мира. И кто же лучше? Альянс, который струсил и не воспользовался возможностями для человечества? Или же трезвый противник, которого победить значительно легче, чем бюрократию людей? Его не волновал тот факт, что Галактика стонала от Жнецов. Другие расы вообще не волновали Купера. Он был идейным расистом и ксенофобом, возглавляя кружок "Терра Фирмы" в университете.
Он ненавидел высокомерные расы Совета, что пытаются принизить людей. Презирал кварианцев, считая их жалкими за то, что они отдали родной мир синтетикам. Высокомерен был и к батарианцам, что нагло, как ему казалось, пытались отбить Предел. Преступники и разгильдяи — вот они кто. И Альянс лишь их пособник. Человеку нужно лучшее будущее.
           Вдруг в кабинет входит посланец. Он был одет в облегающую униформу "Цербера". Футболку, что плотно облегала его мышцы. На плече красовался оранжевый знак "Цербера". Скорее всего, это был солдат в неформальной одежде.
Капитан Купер! Доктор Макнаггет просил вас подойти к нему. — сказал посланец пионерским голосом.
            Джеймс Купер встал со стола, положив ручку в установленное для неё отделение. Попытавшись немного стереть чернила салфеткой со стола, он уставился на посланца, все еще стоящего у двери по стойке смирно и сказал ему.
Я уяснил. Вольно. Иди тренируйся, тебе это пригодится.
Есть! — сказал солдат и покинул помещение.
            Путь до кабинета был довольно-таки недолгим. Спокойным и размеренным шагом Джеймс дошел до кабинета главы станции и, постучавшись, как это принято в культурном обществе, вошел внутрь.
Доктор Макнаггет! Вы хотели меня видеть? — сказал капитан, отдавая салют.
Да, садитесь.
            Джеймс присел за стол, пожав руку доктору. По внешности доктора было видно, что он никогда не имел отношения к военным. Мятый халат выдавал неопрятность и нервность, однако Макнаггет все еще мог говорить трезво и это радовало Купера. Толстая оправа очков и седые короткие волосы говорили об опыте ученого, а это точно не могло подвести. Иначе бы он не занял этот пост.
Завтра утром прибудет наш корабль. Действуй по ситуации, но мне нужно как можно больше времени для безопасной эвакуации. В бой с Альянсом не вступай — мы не можем воевать против целой планеты. Ах да, ещё одно: найди мне юношу от шестнадцати до двадцати лет, и чтобы весь город на его поиски не подняли. Всё понятно?
          Купер взглянул на ученого. Безусловно, тот был выдержанным и давал лишь четкие указания. Однако, Джеймс уже составил план в голове, который позволит "Церберу" эвакуироваться с лучшим гешефтом.
Да, сэр. Разрешите задать вопрос?
Спрашивай, но по существу. — строго выразился Макнаггет
Можем ли мы извлечь выгоду из положения? С учетом того, что Альянс защищает колонию, мы могли бы заключить с ним временный союз. Он не мешает нашей эвакуации, мы не мешаем их обороне. Заодно мы помогаем им в эвакуации мирного населения и выделяем отряд на борьбу против Жнецов.
Три момента. Первый — у нас мало сил, чтобы ими жертвовать. Второй — недостаточно кораблей. Третий — смысл последних пунктов?
По первому — пятеро солдат у нас найдутся. По второму — корабли нам оставит Альянс, мы присвоим находящиеся в космопорту шаттлы, чтобы вывезти жителей. Смысл? Очень прост. Второй пункт поможет нам в испытаниях нового оружия и брони. Мы увидим в действии тактику Жнецов и тактику Альянса, чтобы противодействовать обоим. А эвакуация... — тут Джеймс посмотрел на стол, — они же не станут смотреть, куда мы отвезем колонистов? "Церберу" нужно пушечное мясо. Много пушечного мяса. А еще парень от шестнадцати до двадцати там наверняка найдется.
Хм... — тут Макнаггет задумался, но быстро ответил. — Поступай как знаешь. Но для вынужденного союза нужна делегация. Развязываю тебе руки.
Есть! — сказал Джеймс. – Разрешите идти?
Свободен.
             Купер почувствовал себя с некоторым облегчением. Он чувствовал себя непринужденно, но все же сгибаясь под судьбой. Он стремительно направился в комнату связи, к офицеру связи базы. Та была длинноволосой кудрявой шатенкой в длинной по покрою униформе "Цербера". Помещение словно горело голубым цветом, везде были компьютеры, сервера. Офицер связи Киркланд поднялась с места и отдала салют.
Офицер связи Киркланд! Свяжите меня с запеленгованными частотами командования Альянса.
Есть!
             Через некоторое время солдат связалась с командованием Альянса и капитан получил возможность говорить.
Говорит капитан Джеймс Рукер, "Цербер". Я являюсь начальником охраны базы "Цербера" на Жоабе и ответственнен за появление кораблей "Цербера" в воздушном пространстве. От имени руководства местного отделения, я, пользуясь властными полномочиями, предлагаю вам сделку. Вас же тоже не интересует война с нами, верно? Мы бы могли сейчас объединиться. Нам нужно эвакуироваться отсюда, причем как можно скорее. Если Альянс Систем гарантирует целость и невредимость наших сотрудников, а также получаем уцелевший транспортный корабль из космопорта. В свою очередь, "Цербер" также обязуется не трогать части Альянса. Более того, мы будем посодействовать вам в эвакуации мирного населения и выделим небольшой отряд на помощь вашим войскам в борьбе против Жнецов на планете. Повторюсь, этот союз действителен только на время битвы за Жоаб и чуть дальше, когда выжившие войска организации эвакуируются на наши базы. Ожидаем скорейшего ответа.

Отредактировано Ra'Amun Suteh (11 января, 2017г. 23:29)

0

4

В работе наёмника при всех неоспоримых и очевидных плюсах крылось несколько надоедливых и неудобных минусов: иногда тебя запрягали словно породистую лошадку и отправляли по очень скучному и безопасному маршруту доставить таинственный пакет из точки А в точку Б.

Ло думала, что за годы проведённые ею в «Затмении» руководству станет очевидно, что с работой курьера она справляется вяло и без особого энтузиазма, иногда специально нарываясь на неприятности, но по каким-то причинам, о которых Ло смутно догадывалась, почтальоном вновь сделали её.

Вообще-то ей и раньше приходилось доставлять посылки «Церберу», но никогда ещё вокруг этого не вращалось столько таинственного и непонятного, даже несмотря на то, что в доставляемые пакеты заглядывать ей строго запрещалось, а в условленном месте её постоянно встречал какой-то парень в маске, выудить слово из которого представлялось задачей сложнее, чем убийство Жнеца.

Она не задавала вопросов и просто выполняла свою работу, потому что знала наверняка, что в пакетах лежит не что иное, как красный песок, который «Цербер», судя по многочисленным слухам, использует для своих тёмных экспериментов. Мнение Ло об этой прочеловеческой организации ничем не отличалось от мнения Альянса — они опасны. И всё-таки это не её дело, и она не отрицала возможности, что «Цербер» может оказаться прав.

Словом, Ло делала свою работу, за которую ей платили неплохие деньги, и надеялась, что сегодняшний день не станет последним в её жизни, даже если посылки ей придётся доставлять самим Жнецам.

Но этот случай, судя по нахмуренным бровям начальства и недомолвкам, обещал быть очень серьёзным. Предчувствие чего-то неправильного и тревожного преследовало её с того самого мгновения, как она ступила на покрытую бетоном землю Жоаба. И дело не только в том, что планете грозило нападение Жнецов.

Ночь плотно обнимала город, столицу Жоаба — Новый Иерихон, — когда она наконец очутилась на планете. Таможенный контроль, который она проходила уже бессчетное количество раз (и который проводила сама, пока трудилась на благо СБЦ в далёком прошлом), прошёл чисто. Никаких нарушений не выявили — тайник в её чемодане, внутри которого скрывался таинственный пакет и оружие с глушилками, которые перекрывали сигнаруту металлоискателей, так и не обнаружили. Без труда Ло удалось покинуть космопорт и вступить прямиком в густую, вязкую ночь.

Она надеялась выполнить работу быстро, чисто и без приключений — отдать пакет, получить плату, улететь назад, но уже в самом городе поняла, что планы её ждёт неминуемый крах.

Когда Ло осторожно приблизилась к обыкновенному месту сдачи посылок, её вместо тишины и привычного парня в маске ждал чуть ли не весь «Цербер» с Призраком во главе: с ног до головы закованные в характерную броню с жёлтыми вставками солдаты внушительно вида ходили вокруг базы с оружием в руках.

Ло остановилась за ближайшим зданием, в тени, невидимая для глаз охранников, и оценила обстановку. Всё это выглядело крайне подозрительным. Она знала о том, что из-за вторжения в систему Жнецов на планете все с ума сходят, но чтобы «Цербер» поддался всеобщей панике? Не так она себе представляла этих ребят.

Что ж, как бы то ни было, а у неё есть работа, которую нужно выполнить. Отделившись от здания она, стараясь уверенно и бодро шагать, приблизилась в оцепленному со всех сторон зданию. Вполне ожидаемо на неё тут же наставили дюжину винтовок, после чего какой-то амбал зычно крикнул:

Стоять, дамочка. Здесь не место гражданским.

Ло нервно улыбнулась, стараясь выглядеть вежливой и совсем не напуганной, и остановилась.

Я человек «Затмения», — сказала она, хлопая ладонью по дорожной сумке, в которой лежал пакет. — Вы делали заказ на доставку некоего пакета.

Какого ещё пакета? — амбал, казалось, совсем ей не поверил.

Мне запрещено просматривать… корреспонденцию. — Она на мгновение замолкла, ожидая ответа, но его так и не последовало. — В любом случае, я уже не раз доставляла вам посылки. Спросите у вашего начальства.

Я не знаю ни о каких сделках с «Затмением», — грозно рыкнул амбал.

Тогда я хочу поговорить с тем, кто знает, — с улыбкой ответила Ло. Она уже начинала вскипать, но пока не показывала этого. Их много, она одна. Ещё чего доброго откроют огонь. — Свяжитесь с начальством.

Амбал, казалось, на мгновение поверил. Она не видела за стеклом шлема его глаз, и это нервировало, но его молчание и то, как он опустил зажатое в руках оружие, явственно свидетельствовали о том, что в душу его закрались сомнения.

Хорошо, — наконец ответил он. Со стороны тут же послышались тревожные шепотки, кто-то попытался возразить, но широкая и крепкая ладонь тут же взметнулась вверх, перекрывая всякие разговоры.

Ло кивнула и улыбнулась.

Капитан Купер, сэр… — обратился по интеркому к кому-то амбал. — Тут человек из «Затмения», говорит, что какая-то сделка. Посылка для «Цербера».

Ло снова кивнула и улыбнулась ещё шире.

Если спросит, меня зовут Долорес Ганс, — шепнула Ло и стала ждать вердикта.

+2

5

Как Крейн оказался на планете Жоаб, работая на «Альянс» и помогая организовать систему обороны? Всё очень просто. Ему нужна была работа, «Альянс» был готов платить неплохие деньги, а также закрыть глаза на то, что Арлен совсем немного покопался в их хранилищах, сделал запасы термозарядов и медикаментов для себя-любимого на случай чрезвычайной ситуации. Впрочем, он был профессионалом, потому даже если кто-то и догадывался об его действиях – об этом молчали. Помощь об бывшего офицера «Альянса» все же была весьма основательной.
Днём Арлен занимался настройкой оборонительной техники планеты. Конечно, ему не доверяли крупные антикорабельные орудия, настройкой которых занимались профессиональные инженеры. Крейну выпала честь готовить орудия поменьше: противовоздушные системы малого радиуса действия, пулеметные гнезда, проверять склады боеприпасов, оружия и медикаментов, куда гражданские постоянно приносили всё новые и новые коробки. Словом, дел хватало. Ночью человек отдыхал.
А последнюю неделю в воздухе повисло очень отчетливое ощущение угрозы. Солдаты и гражданские ходили хмурые, разговоры в баре практически прекратились, порции алкоголя, обычно тёкшие рекой, были сокращены. И ходили слухи. Дескать, скоро прилетят крупные силы Жнецов, и колонии наступит полный конец. Крейн воспринимал подобные сообщения скептически, но они звучал всё чаще и чаще, что говорило либо об общем паническом настрое, либо о действительно близкой угрозе. Но когда человек лишь попробовал завести разговор о возможном окончании своего контракта, ему было сказано, что «Альянс» готов прекратить платить ему жалование, но убираться с планеты придется за свой счет. После этого Арлен проверил, насколько реально убраться с планеты. Оказать – нереально. Все шаттлы были либо выкуплены, либо конфискованы «Альянсом» под военные нужды. Выбраться с планеты сейчас было невозможно. Крейн оказался в ловушке.
Впрочем, даже не имея возможности выбраться, он всё равно получал жалованье как самый настоящий наёмник. Многие солдаты его недолюбливали – ему было наплевать. В колонии было много таких же как он. Например, Уоррен. Старый приятель, который почему-то вызывал симпатию в каменном сердце Арлена. Это не значило, что он бы не убил его, если бы за это очень хорошо платили, но такая смерть расстроила бы его. И всё же они с Уорреном были на одной стороне. По крайней мере ближайшее время.
На улице уже начинало темнеть, когда к Крейну по внутренней связи пришло предложение за удвоенную плату поработать ночью. Вообще-то он не любил работать по ночам, когда работа представляла собой физический или умственный труд, предпочитая отсыпаться. Но солидная прибавка к оплате были хорошим стимулом. С другой стороны, если начальство говорит, что надо поторапливаться – это очень плохой знак. Для вида немного подумав, Крейн собрал всё свое снаряжение, уделив особое внимание оружию, ножам, патронам, капсулам с медигелем и гранатам. Очевидно, что с сегодняшнего дня лучше ходить с кучей оружия и «неожиданно» оказаться готовым к проблемам, чем действительно неожиданно оказаться в самой их гуще и без оружия.
Настройка противовоздушных систем в понимании Арлена сводилась к следующему. Уоррен, будучи инженером и хорошим техническим специалистом, проверял все технические аспекты: подключена ли система к сети, стабильно ли подается энергия, работают ли запасные источники питания, можно ли запустить систему дистанционно. В это время Крейн делал вид, что ждет, сидя в небольшой кабинке со шлемом наведения на голове, имитируя работу, хотя на самом деле в эти пятнадцать минут, что Уоррен возился – Арлен спал. Спать в любых условиях он научился еще в юности в армии. Итак, он дремал пятнадцать минут, а потом его место занимал Уоррен. Арлен же запускал симулятор и гонял установку в режиме тестирования, проверяя, всё ли работает, как быстро поступает ответ и готова ли установка запустить эту прекрасную ракету в противника. Теперь пятнадцать минут дремал Уоррен. Затем они шли к следующей остановке. Подобный подход позволял не только экономить внутренние силы, но и значительно повышал работоспособность, ведь за ночь они могли обойти десять-двенадцать установок, в то время как нормой за подобную работу считалось пять-семь. Словом, Крейн утром чувствовал себя частично выспавшимся, а работа была сделана.
Но лишь когда мысли от очередной проверки системы перешли к идее сходить в бар, сыграть партию в бильярд, выпить пива, возможно, наведаться в местный бордель, а может и просто отоспаться, коммуникатор вновь затрещал.
«Альянс» вновь вызывал своих верных псов на работу. И на этот раз было что-то серьезное. Военные связисты не просто прислали предложение перечислить сумму в обмен на услуги, а соизволили связаться лично.
-Бывший майор Крейн, Вам приказано двигаться к проспекту Ди Лаурениса, где вы присоединитесь к группе лейтенанта Араши и поступаете в её распоряжение. Срочно. – Коммуникатор пискнул и замолчал. Арлен взглянул на Уоррена. Похоже, он получил такой же приказ. Кетсуоку Араши Крейн знал. Если на свете был еще один такой же исполнительный пёс, только ждущий, когда хозяин бросит ему палку, Арлен таких не знал. Араши могла бы стать лицом «Альянса» наряду с Шепардом, но у нее не было харизмы и готовности вести за собой людей в пекло. Впрочем, ее исполнительность порой вызывала у Крейна восторг и уважение. Но тот факт, что она всё еще была лейтенантом, говорил немного не в её пользу.
-Что ты на меня смотришь? Пошли. – Крейн надел шлем, тут же привыкаю к обилию значков на дисплее, взял в руки штурмовую винтовку и побежал по направлению указанного проспекта. Голографическая карта несколько помогала, хотя Арлен успел неплохо изучить город.
Спустя минут десять интенсивного передвижения его глазам предстала небольшая тактическая группа под руководством офицера «Альянса». Крейн лишь коротко ей кивнул, показывая, мол, я прибыл и я готов слушаться. Сейчас Араши или кто-то еще объяснит, что все они тут делают. По привычке Арлен отошел с центра проспекта в сторону, прижавшись спиной к стене крупного бетонного здания. Открытые пространства его нервировали.
-День другой, а дерьмо всё то же. – Наёмник прочитал короткую мантру, которую произносил перед каждым заданием. А в том, что следующий день выдастся исключительно длительным и богатым на события человек не сомневался.

Отредактировано Arlen Kreyn (27 декабря, 2016г. 19:20)

+4

6

Деньги... Деньги крутят миром и Фокс понимал это простое правило. Но в этот раз работа привлекла его по несколько другим причинам.
Наемник был заинтересован противником, который может ударить, ударить так сильно, что все люди, оказавшиеся на этой планете, не будут способны хоть как-то повлиять на свои шансы выжить. В довесок ко всему наемник помимо неплохих денег, получал еще и плюсик в карму. Задача заказчика, именуемого "Альянс", звучала просто, подготовить колонию к обширным боевым действиям. Сложность заключалась в сроках, наниматели установили слишком маленькие сроки исполнения, но наемник понимал, важно не успеть в срок, а успеть до нападения.

- Подвиньте левее, остается брешь для прострела.
Группа гражданских ринулась двигать укрытие, а Фокс продолжил с интересом разглядывать панораму окраин колонии, открывающуюся с крыши невысокой постройки, делая вид, что продумывает пути возможного наступления противника и отступления солдат Альянса. Первое время он и правда этим занимался, но быстро понял - колония не слишком хорошо приспособлена к отражению нападения. Город светился неоном, он выглядит как праздное место для отдыха и веселья.
А будет гореть огнем. Нужно больше солдат, больше припасов, уже улицы. Хотя если цель - истребление и геноцид то не важна ни планировка города, ни его защитники. Так он думал, исходя из того, что видел и слышал.
Если верить тому, что я знаю о Жнецах, все уже изначально обречены.
Фокс отошел от проема и стал пересчитывать боеприпасы в ящиках, еще недавно принесенные сюда со склада.
Один, два, три, четыре. А может стоит убраться сейчас? Пять, шесть, семь, восемь, девять. Хотя небо скорее всего перекрыто и взлететь мне не дадут. Досадно. Несмотря на такие мысли, он все равно не собирался покидать планету.
Десять, одинад... Да ну в пень, я не собираюсь нарушать контракт. Да и вообще...
- Так?- прервал его раздумья голос одного из гражданских.
- Да, вот так хорошо,- ответил наемник, бросив короткий взгляд на плод их совместных трудов,- идите дальше, я пройду по южным укреплениям, проверю боеприпасы и догоню.
Человек быстро спустился с крыши, воспользовавшись пожарной лестницей и зашагал по улице. Он всегда предпочитал лестницу лифту. Конечно, в разумных пределах.
В воздухе витало напряжение и, несмотря на глубокую ночь, на улице было достаточно людно. Всюду сновали вооруженные люди, рабочие, двигался грузовой транспорт.
Складывалось ощущение, что день еще не закончился, а темнота вызвана тенью той угрозы, что нависла над планетой.
Фокс не часто работал ночью и усталость уже начала медленно накатывать, волна за волной, каждая новая, сильнее предыдущей.
Наемник остановился, потер глаза обеими руками и сверился с картой. Глаза слезились, но он заставил себя стоять и вглядываться в мелкие иконки на коммуникаторе.
Так, он должен быть за углом.
Наемник свернул за угол и нашел взглядом нужный дом. Вот здесь бы он и сам укрылся, постройка была идеально расположена для прострела только с одного направления, а именно - в тупике, не слишком выделялась среди остальных и была чуть выше тех, что были вокруг. Внутренний стратег ликовал при виде этого непреднамеренного оборонного пункта.
Да тут и выход скорее всего запасной есть. Здесь и осяду, случись чего.
Он поправил винтовку, висящую на спине и уже было двинулся ко входу в здание, как вдруг запищал коммуникатор и наушник передал слегка искаженный голос:
- Коэн, новый приказ, двигайтесь к проспекту Ди Лаурениса, отныне вы в распоряжении лейтенанта Араши. Срочно.
Осложнения. Фокс поморщился и свернул с прежнего маршрута в переулок.
Осложнения это плохо. Всегда плохо. Он понимал, что наем Альянсом подразумевает выполнение различных задач в отведенное контрактом время и они могли отправить его куда угодно на свое усмотрение в пределах этой планеты. Но он всем сердцем надеялся, что задача будет заключаться только в проверке вооружения.
- Может началось? - угрюмо и тихо произнес Фокс, но сразу отбросил эту мысль.
Тогда где раскатистые залпы орудий, где крики и тревога?
Наемник вышел из переулка и пошел навстречу судьбе. Он уже близко, а значит без сомнений успеет к началу брифинга.

Отредактировано Fox Koen (28 декабря, 2016г. 22:42)

+2

7

Почему так много людей рискуют жизнью? Почему армия потерявшая сотни солдат, внезапно находит новые силы? Потому что, всегда найдутся парни готовые убивать и выполнять приказы за деньги – закон старый, как само Время.
Уоррен работал. Правда, под своим настоящим уже именем, в качестве техника-оружейника. Пот орошал его благородное лицо техника и он ругался изрядно, когда возился с настройкой различных орудий, систем и прочим багажом. Сколько же у них кораблей? Бывший работодатель «Альянс» подкинул ему столько работы, что он и не помнил, когда в последний раз спал. Ему не приходилось больше думать о кредитках, он буквально жил в том подвале и возился с винтовками, карабинами и различного рода орудиями. Должность оружейника обязывала на действия и реакции любого толка и на самые различные ситуации.

- Перебрать и откалибровать винтовки 2 ударного отряда, выполняйте, Уоррен, - прозвучал голос в трубке и тут же поступила партия. С лицом уставшего донельзя человека он принялся за работу, как тут его прерывают и забегает коллега, Уинстон из отдела номер 3.

- Харли, дружище. Сходи-ка к нашему «Эйзенхауэру» и проверь там систему подачи электропитания на оружейный и медицинский узлы.
- Да ведь я тут с другим вожусь, Уин, понимаешь? Приказ пришёл.
- А пошли они к чёрту. Я за тебя откалибрую, просто я же только по оружию, а ты у нас как-то опытней, я видел твою лицензию. Не бойся, начальство в курсе. С винтовками я справлюсь, - этот человек со светлыми волосами и шрамом у щеки был когда-то его напарником. А потом ушёл в «Альянс» легализировал свои навыки так сказать. Уоррену потёр щетину и устало выдохнул.
- Ладно. Только умоляю, избавь меня от разбирательств с начальством. Ты знаешь, как я ненавижу бумажки и накладные. Документы – ладно, техника – ладно. Но я не умею писать отчёты, - проворчал он, одеваясь в форму и пропадая на изрядное количество времени. Эйзенхауэром звали небольшое судно, боевое, и каждый раз когда что-то такое ломалось, дёргали из тех наёмников-техников что пришли по самому простому рабочему контракту. Уоррен не был во вражде со своими бывшими коллегами, напротив, он вполне официально предоставил документы о том что служил в Альянсе, занимался техникой, на что получил удивлённый вопрос, не собирается ли он восстановиться? Тогда, узкая полоска бровей была вскинута вверх и он сказал, что пока нет – хочет поработать по технике, а не воевать. Представитель Альянса выразил понимание и сказал, что в таком случае, дорога в технический персонал для него всегда открыта. Именно с контрактом лица наёмного, но не военного Уоррен занимался рутиной рутинной – чистил оружие, настраивал его и калибровал, но нередко выполнял и задачи специалиста по механике конструкций, сказывался его опыт и документы из нескольких строительно-технический кампаний, а также лицензия. Так что официально устроен был он в лице техника, а получал соразмерно тому что делал, да и спорилось у него всё в руках.
А ещё он работал с неким Арленом. Старый знакомец, из проверенных людей, сморщенный как сама правда жизни и меткий в выражениях, как старый добрый Магнус 356. Говорили, что если кому-то и везло, то не в случае встречи с Магнумом, с Арленом было аналогично. Уоррен возился больше с электричеством, а Арлену оставлял настройку орудий всяких кораблей и комплексов. Без Арлена он бы тоже справился, всё-таки время военное и мозги были, но у Крейна было что-то большее чем простой опыт по части орудий. Харли был уверен, что тот может по звуку выстрела определить неисправность, настолько его иногда поражала эрудиция знакомого и хотя тот внешне был суховат, общаться с ним было приятно. Как именно приятно? А именно так, как бывший артист цирка по незаметным признакам узнаёт другого бывшего артиста. Они часто стояли вдвоём с Арленом на ветру, покуривая и больше молчали, чем говорили, но это молчание и было общением. Оба разные, непохожие и вместе с тем, на одной стороне – по крайней мере пока.

Правда после такого акта героизма, как ремонт целого судна Уоррен валился на свой диван в жилом помещении и засыпал без снов, ни о каком сексе или чего-то таком речи и быть не могло, усталость брала своё. Какая весёлость если и нервозность и прочие дела лишь обострялись? А спустя некоторое время и оружие начали носить при себе, и ситуация была приравнена к предбоевой обстановке. Словом, полное веселье, хорошо хоть никто ночью не трогал, за исключением сверхурочной смены и тут … на тебе. Срочная работа, в ночь, мать его, после рабочего полного дня и срочно. Уоррен остро чувствующий события и плохие дела – сразу понял, это начало конца, но согласился. Хотелось уловить чем тут пахнет. Их отвезли к одному комплексу обороны, собирая по дороге знакомых людей. Среди поездки в транспорт просунулась фигура Крейна, Харли лишь иронически усмехнулся.
- Знал, что без него не обойдусь, - и фыркнул, подавляя душивший его смех. Подобно тому, как распорядку дня педанта можно сверять часы, хлебные и денежные дела можно определять по участию Арлена.
Тут ему передали приказ, что он поступает в распоряжение лейтенанта Араши, и знающий немного другий языки, Уоррен усмехнулся второй раз. Если уж фамилия руководителя обозначает бурю, то дело явно примет лихой оборот – он сидел в своей броне, рефлекторно и заученно поправляя ремень и проверяя свою амуницию, у него тихо и негромко попискивал его дрон-робот.
Остановка. Выход. Арлен обменивался взглядом с встречающим их офицером. Судя по броне – она и есть лейтенант Араши.
Он молчаливо последовал за Крейном и Араши, держа в руках свою верную винтовку переведённую в режим блокировки, и застыл. Должна же быть причина их приезда сюда и тут им её скажут, он встретил глазами группу «Альянса» и оценил их, кого как. Вспомнил и время когда сам также стоял и смотрел по другую сторону отрядов и усмехнулся. Даже будучи наёмником и беглецом – он все ещё служит «Альянсу» может и правда подать документы на вступление?
И тут послышалась некая мантра о дерьме, Уоррен решил добавить пару строк в неё. Вдруг, обретёт благозвучность.
- И ничего, кроме дерьма, целый день, - добавил он тихо, но с ноткой юмора. Это рядовым надо стоять навытяжку, а у наёмников всегда шуточки.

+3

8

Жоаб – представлялся Араши огромным муравейником, в котором не тысячи, а миллионы людей носятся, суетятся, совершают множество других бессмысленных телодвижений. Её защищали высокий забор и колючая проволока военной части, в которой полк Араши был расквартирован для укрепления планетарной обороны. Когда их только отправили сюда, защищать миллионы тратящих свою жизнь впустую людей, больше всего Кецуоки боялась, что ей будет нечем заняться.
Стоило ли тому удивляться? «А стоило ли бояться того, что не можешь предотвратить? И стоит ли воину бояться смерти?» На все эти вопросы, которые возникали, порой в её голове, Леди отвечала отрицательно. Однако, судьба или командование, неведомо, были к ней милостивы и послали ей задачу, которая с успехом отнимала у Кецуоки все силы и всё время. Это, к счастью, не были и стенающие от страха и горя беженцы, которых пытались расселить по всему Жоабу. Идею Леди о том, что беженцев или даже всех бесполезных гражданских можно использовать, как брандеры руководство сочло неуместной шуткой и наградило женщину устным выговором, без занесения в личное дело. Однако, вероятно, приняло к сведению всю гуманность отношения к обездоленным и убогим и, отправляя на другую задачу, учло.
Вместо беженцев Кецуоки дали взвод солдат, которые имели небольшой боевой опыт. «Впрочем, небольшой – это сильное преувеличение». Они были молоды, никому не было и тридцати. Самым старшим был сержант Мубата, но и ему едва исполнилось двадцать пять. К нему, однако, Араши относилась с некоторой толикой уважения – этот чернокожий парень имел на теле немало шрамов, очевидно, не ритуального происхождения, и держал своих подчиненных в «ежовых рукавицах». Подчинить себе этого парня не составило труда – спарринг занял чуть больше десяти секунд. Более того, Мубата был благодарен ей, что избила она его не на глазах у подчиненных, что поднимало степень преданности. В целом, в короткое свободное время, Араши гордилась собой в части работы с личным составом.
Стоит признать, свободного времени было совсем не много. Ей и взводу Мубаты было приказано заниматься обучением добровольцев и подготовкой их к вторжению Жнецов. Для этой цели был выделен учебный полигон, но никого, кроме этого взвода Кецуоки не дали. Она не жаловалась. Во-первых, не было такой привычки; во-вторых, не хотела, чтобы ей сменили род деятельности, потому что большинство прочих солдат пасло стада беженцев. В пастухи Араши считала себя негодной.
А добровольцы, пришедшие, чтобы подготовиться к вторжению Жнецов отлично годились для того, чтобы выплёскивать на них всю свою энергию. Никакого тепла, участия или сострадания Леди к ним, конечно, не испытывала. Более того, глядя на очередную сотню бойцов, женщина всегда понимала, что восемьдесят процентов сдохнут в течении первых пяти минут с момента вторжения просто потому, что застынут в панике. Леди старалась сделать так, чтобы остальные двадцать процентов имели хотя бы призрачные шансы протянуть до эвакуации. «Если она будет,» - напомнила себе лейтенант.
Пока веры в то, что хоть кто-то выживет, было не много. Ни в утренней группе, ни в той, что занималась сейчас. А между тем у этих было уже четвёртое занятие, как и у вчерашних двух групп. Ввиду отсутствия у Араши веры в то, что гражданских можно за месяц-два превратить в хотя бы на что-то способных в бою со Жнецами, женщина поставила себе в цели крайне невысокий результат и теперь планомерно развивала его. Всё время убийца и её взвод занимались со ста гражданскими одновременно, успевая загонять до полуобморочного состояния две таких группы в день. Каждая группа занималась один раз в неделю, чего на взгляд Раш было достаточно, чтобы не забыть полученные уроки.
Первую неделю она учила их стрелять. Результаты, конечно, нельзя было описать иначе, чем плачевные, но они точно знали, с какой стороны держать оружие, какой стороной направлять на врага, как извлечь сожженную термоячейку. Утренняя группа шестого дня обучения также осознала, что не курить Араши не может. Какой-то тощий и сутулый мужчинка («Рождённый, чтобы быть учителем математики.») в очках с толственными стёклами пожаловался, что ему не нравится запах табачного дыма. «Видите ли, он наносил непоправимый урон его здоровью!» Леди не стала огрызаться, но приказала Мубате отвести недовольного к одной из стен на полигоне, после чего кинула ему под ноги дымовую шашку.
Каждое занятие она мотивировала их тренироваться не только под её руководством, но и в свободное время. Так, на первой неделе, она делала такое объявление:
- Если вы считаете, что умение стрелять вам не пригодится, когда сюда придут Жнецы, то, конечно, не стоит надрываться. Однако, советую учесть, что на сборном пункте лучшие из вас получат хорошее оружие. Тем, кто провалится на тренировках, достанутся камни и рогатки. Впрочем, последние придётся сделать дома самим.
Вторую неделю она посвятила подчинению. Если стрельбу гражданские освоили, хоть и плохо, то быстро подчиняться приказам, пребывая в стаде тупоголовых баранов, которым всю прежнюю жизнь твердили о важности их мнения, о ценности личности и о героическом бунтарстве, для подопечных Араши оказалось слишком трудной задачей. У некоторых, однако, получалось усмирить свою гордость и принести пользу обществу, выполнив команду военного. За тренировку почти все группы смогли эволюционировать от «паникующих простейших» до «управляемой толпы», что позволило Леди назвать задачу выполненной.
Третья неделя была посвящена простейшей тактике – передвижению ползком или перебежками, маскировке и использованию укрытий. Некоторые отказывались понимать, что тонколистовой забор, окна и корпуса гражданских автомобилей не годятся для того, чтобы укрываться за ними. Собственно, с укрытиями оказалось больше всего проблем – многие считали, что спрятав плечо за столбом, они не получат пули в ягодицу, живот или грудь. Кто-то утверждал, что это не жизненноважные части тела, однако, когда Мубата приставил к ягодице «Хищник», тот от выстрела отказался. Большой трудностью стало научить их выглядывать из укрытия, не высовывая сначала ствол оружия или ногу, а сразу получая обзор территории. Удалось не очень хорошо, но некоторые запомнили порядок действий.
Сегодня Араши учила их действовать и стрелять по мишеням в обстановке, приближенной к боевой. Кругом стояли динамики, из которых шумели и орали записи с восьми различных боевых столкновений. Прожекторы слепили глаза, а вокруг падали дымовые шашки. Мубата и его парни орали со всех сторон на вверенные им отряды, заставляя то ползать по грязи, то перемещаясь перебежками обстреливать ростовые мишени. Меткость этих «суперсолдат» оставляла желать лучшего, но пока Леди не могла сказать, что они худшие. В этой сотне хотя бы никто не заплакал, оглушенные происходящим.
- Знаешь, чего я не понимаю, сержант? – поинтересовалась Араши, когда до окончания тренировки осталось пятнадцать минут. Тот вопросительно перевёл на неё глаза, контрастно белые на фоне чёрной кожи.
- Никак нет, мэм!
- Почему они всегда возвращаются? Здесь истерят, ноют, плюют нам в след. Но каждую следующую тренировку их снова сто. Даже с температурой приходят.
- Может быть, им страшно, мэм?! – он предполагал. В его тоне не было утверждения, скорее – предположение. – Они боятся нас, ваши наставления о Жнецах пугают их ещё больше. Тогда нет ничего логичнее, чем прийти сюда и думать, что они смогут хоть что-то сделать этим ублюдкам.
- Что, сержант? Трупами закидать?! – глаза внимательно и холодно следили за бардаком на полигоне, за тем, как какой-то офисный клерк с пяти метров не может попасть в ростовую мишень.
- Только им этого не говорите, - усмехнулся чернокожий. – Им нужна надежда.
Отвечать Леди не стала. Ей было трудно понять, зачем тешить себя иллюзиями о спасении и о возможности будущего. «Жатва продолжается сотни тысяч лет. Смогут ли те, чья цивилизация не просуществовала и десятка их остановить?» Кецуоки даже сама порой задумывалась, нормально ли не бояться этой колоссальной мощи. И не боялась. Потому что, сколь бы ни была она хороша в бою, Жнецы рано или поздно уничтожат её.
- Выключай музыку, сержант, - приказала Араши, решив, что пора заканчивать тренировку. Ещё один день был прожит, на Жоабе сгущались сумерки.
Мубата криками собирал уставших гражданских, пытавшихся расслабиться и немного отдышаться после шести часов беготни по полигону под шум и грохот в ушах. У встающих в строй Леди наблюдала пустые, «осоловевшие» глаза, казалось, они совершенно не готовы были что-либо соображать. Замученные, грязные и шокированные, они невидяще смотрели перед собой.
- Равняйсь! Смирно! – те четыре шеренги, что стояли перед ней трудно было назвать строем, но отдаленно было похоже. – То, что было сегодня – всего лишь капля того, что ждёт вас всех на улицах, когда всё-таки прибудут Жнецы. Помимо выстрелов и дыма, будет ещё пыль от рушащихся домов, тяжёлое дыхание раненных товарищей, трупы знакомых и близких. А через день-два, те немногие, кто выживут, начнут задыхаться от приторного зловония падали. А сейчас отправляйтесь по домам и готовьтесь к вторжению. Война может начаться в любую минуту! Вольно! Разойдись!
Не обращая более внимания на подопечных, лейтенант отправилась к своему командиру, чтобы доложить об успешном проведении тренировки. Капитан-лейтенант сидел в своём кабинете и задумчиво смотрел перед собой. Открыв дверь, Кецуоки в уставной форме спросила разрешения в ответ и получила его рассеянным кивком:
- Товарищ капитан-лейтенант, тренировка окончена, - доложила Араши. – Постр…
- Уже не важно, лейтенант Кецуоки, - отмахнулся мужчина. Убийца чуть прищурила глаза, обозначая своё непонимание сказанного. – Жнецы у порога. Завтра все занятия отменяются. Сержанта Мубату и ваших подопечных мы уведомим. Вас ждёт последний выходной. Отправляйтесь в увольнение, отдохните и расслабьтесь. Не исключено, что в последний раз.
- Есть, сэр! – эмоции, как обычно, остались где-то в стороне. – Разрешите идти?
- Идите, Кецуоки, - разрешил вояка. – И будьте готовы ко всему.
- Есть!
«Наконец-то,» - подумала женщина. – «Ожидание порядком утомило меня.» Привычная маска строгого лица теперь скрывала не страх, а, скорее, радость от предстоящей битвы. Адреналин отправился в кровь, разливаясь по венам, заставляя тело едва ли не подрагивать от эмоций. Фантазия и опыт рисовали картины приближающейся битвы во всей разрушительной красоте: Кецуоки представляла себе рушащиеся здания, умирающих гражданских и пехоту Жнецов, почтительно гибнущую под взмахами её вакидзаси. «А кругом крики, огонь, выстрелы и кровь!» - губы чуть дёрнулись в улыбке. – «Кровь!»
Таксокар забрал курящую Леди от входа и отправился к снимаемой девушкой квартире. Было ещё не поздно, чтобы совершить привычный вечерний ритуал очищения оружия. «В этот раз, нужно быть тщательнее,» - может быть, привычка чистить свой арсенал и точить клинок была у Араши своеобразным искажением традиционного женского пристрастия в чистоте, но за годы убийца привыкла, что грязная посуда в квартире не так опасна для жизни, как неухоженная винтовка или тупой вакидзаси.

***
Истерическое пищание инструметрона разбудило её ещё до того, как на улице окончательно рассвело. Активировав проклятое изобретение разумных, столь невовремя прервавшее только начинающееся увольнение Араши, женщина начала читать полученное срочное сообщение: «Увольнение отменяется. Через десять минут Вы должны быть на проспекте имени Ди Лаурентиса и принять командование сформированным отрядом полиции и добровольцев!» Читать пришлось одним глазом – второй не смог заставить себя открыться. Правда, спросонья, Леди не смогла определить, кто из них молодец, правый или левый.
- Богиня, - прошептала Кецуоки. – Так и не успела попробовать связаться с Лекси.
Чтобы одеться в бело-чёрную броню убийцы Альянса, Леди потребовалось не многим более минуты, оружие всегда хранилось на расстоянии вытянутой руки. Карта столицы, Нового Иерихона всплыла в голове, намекая, что до места назначения десяти минут не хватит, сколько не пытайся. Схватив с собой только расчёску (шлем от брони болтался на поясном креплении), Леди выбежала в подъезд и начала ломиться в соседнюю квартиру. Сонный сосед не торопился открывать, но, в итоге, справился с задачей:
- Ключи от кара! – ввиду того, что тот не бросился удовлетворять требование лейтенант Альянса, Раш добавила. - Срочно!
- Ты… больная, - медленно проворчал пузатый мужик в трусах и с волосатым животом. Леди было плевать, как он выглядел, но свою внешность она собиралась поддерживать на достаточно высоком уровне. Поэтому левая рука продолжила расчёсывать светлые волосы, а правая достала пистолет и наставила на мужчину.
- Для военных нужд!
Дело ускорилось, и через три с половиной минуты лейтенант Кецуоки уже садилась в транспорт. Конечно, это был не самый быстрый кар из всех, что можно было найти в Новом Иерихоне, но Леди не требовала невозможного – такси пришлось бы ждать дольше. Она стартовала, нещадно выжимая из железяки всю скорость, что в ней была, не стесняясь нарушать правила движения и не думая о том, что СБЖ может предъявить к ней претензии. «Жнецы!» - вот было её главное оправдание. Впрочем, спустя пару минут бешенного галопа между зданий Нового Иерихона, женщина осознала, что как раз таки этих огромных жуков она и не видит. «И выстрелов не слышно,» - сообразила она. – «Никаких. Тогда что за коллапс?»
Скорость, однако, сбавлять не стала. Если её подняли по тревоге, значит дело действительно важное. Мимо калейдоскопом пролетали высоченные небоскрёбы, жилые, офисные, торговые и развлекательные. «Погасшим калейдоскопом,» - редкое заведение работало почти в шесть утра. И всё-таки, таковые находились, уворачиваясь от редких встречных каров, которым тоже не спалось, Араши подмечала то тут, то там вычурные светящиеся слова.
Проспект имени Ди Лаурентиса был практически пуст. Чтобы определить, куда же ехать дальше, женщине пришлось присмотреться и обнаружить хоть какую-то группу людей. Это оказалось не просто, но возможно. Вдалеке стояла группа людей, к ним Араши и отправилась. Приблизившись, она без труда узнала сотрудников СБЖ, а вторых определила, как наёмников. Это было не трудно: "Вооружение не плохое, но разномастное, броня повидавшая виды не была ничьей униформой, взгляд типичных уголовников". Люди продолжали прибывать, но ограниченная в данных Кецуоки не знала даже, сколько из должно быть.
Буквально выпрыгнув из кара, женщина отправила командиру сообщение: «Я на месте, принимаю командование отрядом. Жду новых указаний».
- Лейтенант Кецуоки Араши, - представилась Леди, разглядывая вооруженных людей перед ней. Если противник всё-таки Жнецы, то наёмники представлялись значительно более серьёзной силой. «Полицейские – это гражданские, как их не поверни и не тренируй. А наёмники – это солдаты, которые воюют за плату. Разница? Как между домашним псом и волком». – Согласно распоряжению командования, я ваш новый командир.
Одного из "псов войны" Леди даже узнала. Холодно кивнув Крейну, Араши остальных не удостоила даже этой толикой внимания. Женщина помнила этого старого пса по временам, старым, как мир. «Кажется, время тебя не пощадило,» - сделала она вывод. – «Только не рассыпься в труху по дороге». Но мысли спрятались за сдержанным взглядом наследницы самурайских традиций. Арлена можно поставить старшим над наёмниками, оставалось только выбрать того, кто возглавит полицейских. Сама она нянчиться с каждым лично не собиралась.
- Служба Безопасности, - обратилась она к группе в форме. – Кто старший по званию?

Отредактировано Ketsuoky Arashi (19 января, 2017г. 10:51)

+4

9

Джеймс:
Сперва радист Альянса даже не поверит, что вы и правда из "Цербера", но вскоре, разобравшись в ситуации, соединит с командованием, и тогда прямо перед вами на экране появится лицо контр-адмирала Барнса - немолодого мужчины с почти полностью поседевшими волосами и усами. Он представится, внимательно выслушает ваше предложение, и затем спросит:
- Почему я должен вам верить? - небольшая заминка, - А что если так: вы безоговорочно капитулируете, и мы сохраним вам жизни? Потому что у нас есть истребители, готовые нанести по вам удар ещё до того, как вы поднимете свои шаттлы в небо.
Вам самому решать, стоит продолжать переговоры с адмиралом или нет: всегда можно прервать связь и передать бойцам приказ готовиться к обороне; если же вы продолжите переговоры и приведёте серьёзные аргументы, почему Альянс не заинтересован в войне с вами, то адмирал согласится, и скажет, что он отправил в ваш район отряд своих людей, что ими командует лейтенант Араши, и она окажет вам помощь в эвакуации и проводить до космопорта и транспортного корабля.
Тогда вам следует выделить отряд людей для этого, проинструктировать их и отправить к кораблю, либо оставить кого-то за старшего на базе и самому отправиться с Альянсом.

Что вам делать с Долорес, решайте самостоятельно, однако в состоянии подготовки к эвакуации базы посылка для вас уже не представляет никакой ценности, и, наверное, отдавать ценную технологию в обмен на неё тоже не стоит, если только вам не пригодится сама посыльная...

На все действия у вас есть около десяти минут, на погрузку оборудования времени требуется значительно больше.

Очерёдность: Джемс, Долорес, для остальных будет отдельная вводная в зависимости от действий Джеймса

Отредактировано Praetorian (25 января, 2017г. 22:38)

+2

10

[NIC]James Cooper[/NIC]
[AVA]http://j-p-g.net/if/2017/01/11/0070218001484166548.jpg[/AVA]
Голова была наполнена числами, знаками, буквами. Все это хаотично передвигалось, вычисляло, упрощало. Тысячи математических операций проходит в каждую минуту существования Земли. И весь этот хаос визуализировался в мысли. Мысли хаотично передвигались, хаотично испарялись. Все было Хаосом. Хаосом перворожденным, который владел нашими душами и судьбами. Хаос является силой, которая двигала планетами, управляет даже нашим дыханием, управляет всем вездесущим... не управляя.
         Но мало кто забывает, что Хаос на деле является лишь нелинейной математической системой, которую легко предугадать. Все сущее и несуществующее можно сравнить, подставить под формулу. Математику не зря называли царицей наук, ведь все, будь то история, биология или физика, подчиняется магии чисел и букв. Магии уравнений. Архитектор Вселенной, что создал её, и является Математикой. Куперу даже казалось, что Бог — это Математика. Deus Ex Machinae И вправду, все вокруг было частью единой машины, частью Создателя.
             Даже тот спор, который вели Барнс и Купер, был предсказуем. Спокойная дипломатия была крайне горячей изнутри. Оба человека делали расчеты, переводя и вычисляя , стараясь угадать действия и помыслы друг друга. Купер надеялся отстоять эвакуацию "Цербера", Барнс же понимал это и, ни в коем случае не добиваясь военных действий, стремился выжать как можно больший гешефт для себя.
Голос спокойного Барнса раздавался через микрофон, а Купер слушал, не поддаваясь на провокацию и включив весь свой фанатизм в единое целое.
Руки его лежали на передатчике, лицо с кибернетическими имплантатами сохраняло видимое спокойствие. Купер представлял с виду из себя человека спокойного и рассудительного, внутри же скреблись кошки. Как же эта унтерменша смеет приказывать "Церберу"? Паршивый недочеловек. Как он вообще может мне угрожать?! Но в лице это не отпечаталось и не было видно и каплей.
              Лицо же контр-адмирала Барнса напоминало конфуцианского старца. Это был мужчина лет шестидесяти с седеющими волосами и длинными размашистыми усами.
Позавчера торговал опиумом, вчера взяли в армию, сегодня уже контрадмирал. Хренов китаец!
И вправду, лицо Барнса имело некоторую долю китайского. Однако, она была мала и в основном это мышление основывалось на тщеславии и жестокости Купера.
Но оба не палили своих мыслей.
Почему я должен вам верить? — небольшая заминка, — А что если так: вы безоговорочно капитулируете, и мы сохраним вам жизни? Потому что у нас есть истребители, готовые нанести по вам удар ещё до того, как вы поднимете свои шаттлы в небо.
              Купер был взбешен этой фразой. "Я, блять, тебе не Кейтель, чтобы безоговорочно капитулировать. И не Хирохито, дурья твоя бошка!". И действительно, это было обоснованное заявление. Такая наглость не могла быть прощена офицером "Цербера". Но дипломат мог извлечь из этого профит. И Джеймс, подавив в себе жестокого офицера, спокойно сказал.
Контр-адмирал, ваше предложение выглядит нелогичным и неразумным. Капитулировать мы не станем ни при каких обстоятельствах. Если вы атакуете нас, то потеряете крайне многое. Во-первых, подкрепления "Цербера", которые будут отправлены на помощь к вашим войскам во время обороны Жоаба. Если бы вы приняли наши прежние предложения, мы отправили бы к вам на помощь 2/3 своих боевых подразделений при условии, что вы предоставите им возможность эвакуироваться после боя. Во-вторых, возможность получить файлы с исследованиями по индоктринации, которая бы позволила уменьшить масштаб одурманивания и помогла бы спасти множество жизней. В третьих, даже если бы вы применили истребители, системы ПВО базы бы благополучно их сбили. К тому же, вам пришлось бы пробиваться на подуровни и вы бы потеряли множество солдат. В четвертых, если бы "Цербер" оказал бы вам помощь в эвакуации мирного населения, то его защита была бы уже нашей заботой и вам бы не надо было распылять свои силы. Вспомните мировую историю, контр-адмирал. Лишь благодаря союзу между собой в 1945 году Советский Союз и страны Запада победили нацизм. И сейчас у вас есть выбор. Понести бесполезные потери во имя непонятных мне целей. Или же получить повязанных, а значит верных, союзников, которые помогут вам в обороне. Вы позволите мне предложить вам свои условия договора прямо сейчас?
             Джеймс встал и прекратил опираться на стойку. Он поправил шею, после чего спокойным тоном продолжил.
Вы можете нам не верить, сэр. Можете. Вот только взгляните разумно. Вы действительно думаете, что загнанные в угол защитники человечества не помогут немногим ради сохранения своих жизней и позиций?
Защитники человечества? Вы уничтожили ряд мирных людей!
И остановили Коллекционеров. — сейчас Купер был более спокойным и сосредоточенным, — И создали ряд технологий для человечества. И обеспечили ему диверсиями лучшее положение в Галактике, чем было бы. Несмотря на то, что вы называете нас радикалами, мы пытаемся вам помочь.
             Барнс подумал некоторое время. Очевидно, что это была попытка изменить условия договора в свою пользу. Это был лишь блеф, наложенный туманным лицом. За серьезностью наверняка скрывался такой же страх. Впрочем, автор не может залезть в голову Сатеху — Бог не дал мне такой возможности.
Хорошо, декларируйте свои условия.
Хорошо, рад это слышать. Мы предлагаем свою военную помощь в обороне Жоаба. Кроме того, наши челноки готовы помочь вам в эвакуации людей, взяв на себя ответственность за это и освободив вас от данной мороки. Помимо, вы получите личный контакт в "Цербере" в моем лице, который готов привлечь на вашу сторону некоторые ресурсы организации в войне со Жнецами в случае необходимости. В обмен же
ваши войска должны на Жоабе стать союзниками "Цербера" и предоставить нам несколько дополнительных челноков, один для эвакуации оставшихся в живых после обороны бойцов "Цербера" и сколько сможете для эвакуации мирных жителей.

Полагаю, мирными жителями вам будет трудно заняться. Сдержите ли вы это обещание?
Нетрудно. Мы готовы на крайние жертвы во имя спасения человечества.
Хорошо. Следующий пункт, который нас волнует, это то, что вы
обещаете помогать нам лично. Разве это не нарушение устава?

            Купер чуть не засмеялся, но удержал эмоции. На деле помогать Альянсу он не собирался. Максимум, что он хотел делать, это "сливать" им (с разрешения, однако, Призрака) информацию о тех перемещениях Жнецов, которые мешают самому Призраку и его компании. И Куперу в том числе.
Есть вещи...Информация о наших врагах, например.Которые находятся в рамках устава. И я их и буду делать.
И последнее, что я уточню. 2/3 численности — это сколько?
15 лучших бойцов, оснащенные по последнему слову техники. Как видите, форпост у нас маленький, но он полон профессиональных солдат. 
             Хочу отметить, что солдат было не 2/3, а все целиком, кроме парочки. Причины были очевидны — Альянс не должен был думать, что "Цербер" настолько слаб. Гешефтмахерством, однако, Куперу заниматься не в первой — он сын коммерсанта, что поделать.
Хорошо, договорились.
Через несколько минут в ваш район будет отправлено специальное подразделение Альянса. Его командующий, лейтенант Кецуоки Араши, поможет вам в эвакуации ваших транспортов до транспортного корабля в космопорте. На данные координаты посланы также документы о том, что вы имеете право организовать эвакуацию.
На эти цели выделяется тот же транспортный корабль, что и для вас.
Действуйте.

Вас понял, конец связи.
             Барнс окончил связь первым. Его лицо быстро исчезло с экрана и было заменено простым горящим проектором, выключенным, однако, через несколько минут. Купер вытер холоднй пот с лица, который накипел у него с того момента, как он начал переговоры. И вправду, переговорный процесс был очень нервным.
Фух, бляяяя... у нас все получилось. Если Араши будет запрашивать связь, перенаправьте на мой инструметрон. И свяжите меня с Макнаггетом.
Есть!
            Через полминуты на экране загорелось лицо профессора Макнаггета.
Профессор, все лучше, как никогда. Альянс нам лично поможет в эвакуации. Мы выделяем им почти всех бойцов для помощи в прикрытии, они же обеспечивают нас транспортными кораблями. Мы также должны будем помочь в эвакуации мирных жителей, что, однако, опять нам на руку — все они пойдут на индоктринацию и этот ваш мальчик в том числе.
Еврей хуев... — сказал Макнаггет, чуть поматывая головой — Ладно, молодцом. Делай все, что рассказал. Я пока скомандую эвакуацию войск. Сколько солдат тебе оставить?
14 солдат. Двое солдат, вы и ваш помошник и два специалиста остаются с вами. Спасибо, сэр.
Ты лично будешь принимать участие в операции?
Думаю, да... как думаете, стоит ли?
Я тебе чай не Сократ, чтобы советовать. Но ты — ценный кадр для "Цербера". Я бы на твоем месте жизнью не жертвовал.
Альянс обещал не атаковать.
Ты действительно веришь Альянсу? Не думаю, что это разумно. Но ты хороший полевой командир и ты должен координировать их.
             Купер подумал головой. Макнаггет прав. Я не должен доверять этим унтерменшам. Однако, оборона планеты должна быть на мне, я — наиопытнейший полевой командир. Я должен действовать независимо от Альянса в деле обороны базы. Думаю, мне стоит позаботиться о собственной безопасности. Буду координировать действия по обороне планеты со стороны "Цербера".
Думаю, будет лучшим личное командование войсками.

Тогда командовать буду войсками лично отсюда. Если вы "за", вы отправитесь с эскортом из оставшихся не задействованных в
операции по защите планеты солдат и ученых вместе с отрядом Альянса до эвакуационных кораблей. Борегар присоединится к вам
вместе с гражданскими. Я же также свяжусь с Араши и помогу ей несколько иным образом, узнав, где конкретно потребуется обещанная военная поддержка. Конец связи.

         Джеймс быстро связался с Томасом Борегаром. Это был сержант лет 20-25, который является опытным бойцом и прошел ряд горячих точек. Купер активировал инструметрон и через несколько секунд Томас был на связи.
Томас Борегар на связи, капитан.
Бери двоих солдат и пиздуй в мирные кварталы. Через мгновение я отошлю тебе разрешение от Альянса, которое даст легальное для тебя право начать эвакуацию мирных жителей. Доставь как можно больше людей к космопорту. Среди них должен быть мужчина лет 16-18. Используй все, что угодно, но делай это быстро. Все ясно?
Да, сэр. Разрешите выполнять?
Иди. — сказал Купер, параллельно отзывая несколько мгновений назад полученное таки разрешение Борегару.
             После того, как связь отрубилась, Купер быстро двинулся к выходу. Однако, не успел он выйти, как только его моментально дергает по инструметрону один из солдат обороны базы.
Да, я вас слушаю.
Тут человек из «Затмения», говорит, что какая-то сделка. Посылка для «Цербера».
осторожно сказал солдат, после чего за кадром был услышан женский голос, — Если что, меня зовут Долорес Ганс.
Впустите мисс Ганс на начальный уровень базы.
            Через некоторое время мисс Ганс оказалась на начальном уровне базы. Купер, будучи далеко не дураком, взял с собой на встречу две вещи. Первая — это небольшое количество данных по индоктринации. Эти исследования охватывают лишь азы, однако и они являются крайне ценной информацией, которой может заплатить бедный гарнизон будущей наемнице.
        А вот вторая была весьма более интересна. Это был код, который мог спокойно перепрограммировать ВИ, управляющий системами противоорбитальной обороны. Эти несколько орудий, способные сбивать корабли, могли быть использованы против кого угодно.... Если бы орудия Альянса были перепрограммированы, это позволило бы Церберу безопаснее осуществлять эвакуацию, к тому же уменьшило бы риск появления в планетной системе флота Альянса.
           Джеймс вышел в маленькую комнату в сопровождении одного из штурмовиков "Цербера". Он был уже в броне, которую незадолго до этого быстро надел, а за спиной его находилось полное снаряжение. На дистанции пальцев находился пистолет, которым, в случае чего, он бы прихлопнул незадачливого курьера.
        Долорес вошла, поприветствовав Купера. Тот ответил рукопожатием и, приняв посылку, сразу же перешел к делу.
Миссис Ганс, здравствуйте, вы как раз вовремя. У меня мало времени и я вынужден предложить вам дело, от которого зависит дополнительный бонус к вашему окладу. Большой такой бонус.
           Сказал Купер и, дождавшись выражения заинтересованности, продолжил.
В моих руках находится информация по одной из важнейших психологических технологий, что разработана "Цербером". В обмен на это вы бы получили баснословные деньги от Альянса. Однако, просто так я вам её не отдам. В обмен вы будете должны пробраться вот сюда.
             Купер активировал голопроектор на своем инструметроне. Незамедлительно высветилась карта Нового Йерихона.
Вы должны будете проникнуть вот сюда. — сказал Джеймс, показав на укрепление, которое принадлежало Альянсу, находящееся близ торгового центра "Парадайз-Фоллз". — Близ "Парадайз-Фоллз", как и называется этот торговый центр, находится режимный объект Альянса. Внутри, на втором этаже главной комендатуры, есть система безопасности. Вы должны будете ввести данный мной код внутрь системы. Если вы это сделате успешно — технология ваша. Если нет, то я ограничусь обещанной суммой и мы распрощаемся. Как вам мое предложение? Подумайте внимательно, перед вами стоит шанс разбогатеть.

Отредактировано Ra'Amun Suteh (28 января, 2017г. 13:22)

0

11

Согласовано с Ра'амун Сатех (он же Джеймс Купер).

Нельзя сказать, что Ло совсем не волновалась. Стоя в окружении вооружённых до зубов солдат «Цербера», которые никогда не казались ей воплощением человеколюбия, несмотря на их цели, она едва сохраняла видимое спокойствие. Своих переживаний нельзя выдать ничем: даже лёгкое постукивание носком ботинка по асфальту может дать слишком внимательному противнику преимущество. Поэтому Ло, сколь бы трудно это ни было, стояла прямо, гордо и даже чуточку высокомерно. Она ждала вердикт с осторожной улыбкой на лице, немного подрагивающей от нервов.

Когда же на том конце что-то ответили, охранник кивнул и сдавленно проговорил:

Вас ждут.

Похоже, он явно не был в восторге от решения босса, но Ло радовалась. Пока что обстоятельства складывались в её пользу.

Ло очутилась в небольшой комнате, где её уже ждал сам начальник в сопровождении штурмовика, грозной скалой вырисовывающегося у него за спиной. Сам капитан был с ног до головы вооружён. Он отличался довольно специфичной внешностью: по крайней мере, Ло не могла сказать, находила ли она его симпатичным, или нет. Чёрная борода, окаймляющая подбородок, не внушала доверия и вызывала дополнительный страх. Ло всегда боялась бородатых мужчин — невольно ассоциировала их с отцом, который любил бутылку больше, чем дочь, и не чурался раздачей крепких оплеух в гневе.

Добрый… вечер, — неуверенно проговорила Ло, стараясь дружелюбно и непринуждённо улыбаться.

Купер не показался ей образцом дружелюбия, но он ответил на её приветствие крепким рукопожатием, которое показалось ей добрым предзнаменованием.

Ло без дальнейших слов сняла с плеча сумку и выудила таинственный пакет. Делала она это быстро и проворно, желая поскорее избавиться от утомительной обязанности и улететь домой, предоставив «Церберу» и Альянсу грызться друг с другом дальше. Она передала посылку в руки Куперу и вновь повесила сумку на плечо с явственным намерением распрощаться с начальником базы, чтобы успеть на ближайший рейс до Иллиума.

Но Купер, до этого проявлявший признаки молчаливости и являвший собой образец суровости, вдруг заговорил:

Миссис Ганс, здравствуйте, — Ло кивнула, хотя подумала, что с приветствием он слегка запоздал. Ещё она хотела поправить обращение, с которым он начал разговор: она ещё не миссис и навряд ли когда-нибудь удостоится столь сомнительной чести, — но благоразумно промолчала. — У меня мало времени, и я вынужден предложить вам дело, от которого зависит дополнительный бонус к вашему окладу. Большой такой бонус.

Вообще-то Ло не жаловалась на заработную плату, но лишние кредиты никогда не помешают. К тому же, она ненавидела курьерскую службу, и идея разнообразить её чем-то интересным за дополнительную плату не казалась глупой. Она заинтересованно посмотрела на капитана Купера, надеясь, что её красноречивое молчание говорит само за себя.

В моих руках находится информация по одной из важнейших психологических технологий, что разработана «Цербером», — сказал Купер. — В обмен на это вы бы получили баснословные деньги от Альянса. Однако просто так вам я её не отдам. В обмен вы должны будете пробраться вот сюда.

Капитан Купер активировал голографическую карту на своём инструментроне и показал на нужное место. Ло прищурилась, приглядываясь, но всё равно ничего не поняла — в Новом Иерихоне она совсем ничего и никого не знала.

Купер, наверняка видя её замешательство поспешил пояснить:

Близ «Парадайз-Фоллз», как и называется этот торговый центр, находится режимный объект Альянса. Внутри, на втором этаже главной комендатуры, есть система безопасности. Вы должны будете ввести данный мной код внутрь системы. Если вы это сделаете успешно — технология ваша. Если нет, то я ограничусь обещанной суммой и мы распрощаемся. Как вам моё предложение? Подумайте внимательно, перед вами стоит шанс разбогатеть.

В продолжении всего объяснения Ло кивала, внимательно слушая и впитывая каждое слово. У неё возникло миллион вопросов: например, почему «Цербер» предлагает ей обзавестись своими секретными разработками, да ещё как будто подталкивает её на то, чтобы после продать их Альянсу за баснословную цену? Ло никогда не была заинтересована в зарабатывании больших денег и не стремилась разбогатеть. Её вполне устраивало положение наёмницы: когда деньги кончались, она просто отправлялась на очередное задание. Она могла бы отказаться и удовольствоваться той платой, что дадут ей за курьерскую работу, но что-то неумолимо тянуло её сказать «да». Дух авантюризма, всегда готовый вырваться на свободу, и тут решил всё за неё ещё прежде, чем ей успели объяснить, в чём конкретно заключается её работа.

Я согласна, — наконец сказал Ло. — Но перед этим у меня будет несколько вопросов.

Она выждала реакцию Купера и начала:

Сколько внутри охраны и есть ли у вас какие-нибудь рекомендации относительно того, как мне стоит действовать, если меня поймают? Что мне следует взять с собой на задание? И наконец, простое любопытство: какая «Церберу» выгода рассекречивать собственные исследования?

Нам неизвестно, сколько конкретно человек находится внутри, однако гарнизон небольшой, — ответил капитан Купер. — Вам под силу, я уверен. Если вас поймают — бегите. Делайте что угодно, но никто не должен узнать о нашем причастии. У вас здесь карт-бланш. Хотите, можете сказать, что вы посланы Вдохновителями. Выгода? Наша выгода, увы, не поддается разглашению. Скажу лишь одно — игра стоит свеч.

Ло, конечно, и не надеялась, что ей всё расскажут в подробностях, но любопытства это не уняло. В конце концов, ей оставалось только кивнуть и действовать, а там пусть сами разбираются с Альянсом. Она почтительно распрощалась с капитаном (в конце концов, в данный момент именно он выполняет роль её работодателя) и покинула логово «Цербера» с тем, чтобы как следует подготовиться к вторжению в уже другое логово — Альянса.

Отредактировано Dolorez Guns (1 февраля, 2017г. 08:32)

+1

12

Араши и наёмники:
Кто старший по званию?
После минутной заминки вперёд выйдет женщина, на вид немного старше вас, латиноамериканской внешности:
- Штаб-лейтенант Мария-Антония Кардосо. Я Вас слушаю. - она будет вам подчиняться, но заметно, что ни она сама, ни другие полицейские не слишком этим довольны: будучи старше по званию, Мария сама должна была бы командовать операцией, если бы не специальный приказ.

Вскоре после того, как вы всё организуете, с вами выйдет на связь штаб Альянса: офицер сообщит, что вы имеете дело с "Цербером", но они не знают точно, сколько их и как хорошо они экипированы. Затем он скажет, что сейчас с вами будет лично говорить командующий всеми силами Альянса на Жоабе.
- Доброе утро, лейтенант. Я буду краток. «Цербер» связался со мной и предложил сделку. Они хотят эвакуировать базу, и чтобы мы им не мешали. Я согласился. Мы договорились, что вы отведёте их отряд до космопорта, где мы предоставим им дополнительный корабль. — контр-адмирал на секунду делает паузу, наблюдая за вашей реакцией, - Но мы не на войне, они — просто террористы и убийцы, которые отказались сложить оружие, а значит мы не обязаны держать слово и соблюдать правила ведения войн. Как только у вас появится возможность: уничтожьте их. Мне нужно оборудование с этой базы и с этих шаттлов. Выполните это, и завтра получите следующее звание, лейтенант. Вся ответственность за это решение лежит на мне. Отбой.

Итак, отряд «Цербера» в ловушке. Вам остаётся только дождаться момента, чтобы атаковать вовремя, однако они, вероятно, опытнее ваших людей и лучше подготовлены, так что момент нужно выбирать тщательно. Можете описывать подготовку и момент нападения, однако результативность атаки будет оценивать гейм-мастер.

Очерёдность: Араши, Крейн, Фокс, Харли(если вам будет удобно поменяться, можете так и сделать)

Отредактировано Praetorian (5 февраля, 2017г. 01:04)

+3

13

«Враг навсегда остается врагом,
Не дели с ним хлеб, не зови его в дом,
Даже если пока воздух миром запах,
Он, хотя и спокойный, но все-таки враг.
Если он, как и ты, не пропил свою честь,
Враг не может быть бывшим, он будет и есть.
Будь же верен прицел, и не дрогни рука,
Ты погибнешь, когда пожалеешь врага»
(с) Кошка Сашка, «Враг»

Новый Иерихон давно уже жил в предвкушении войны. Можно даже сказать, в ожидании смерти, потому что на победу здесь надеялись немногие. По-настоящему людно бывало только на космодромах, где очереди стояли круглые сутки: кто-то надеялся найти приют на Жоабе, а кто-то наоборот, торопился сбежать с колонии подальше, возможно на Цитадель, возможно в сектора ксеносов. Там, по слухам, ещё были миры, неохваченные войной.
Каждое новое пыльное утро не оказывалось проще предыдущих, каждый новый день мог стать последним и где-то в воздухе витало ощущение страха. Кецуоки смотрела на бодрых сотрудников Службы Безопасности Жоаба едва ли не с завистью. В их крови гулял адреналин, в глазах был мандраж перед ожиданием битвы. Их пугало происходящее.
Араши, разочарованная отсутствием Жнецов, растратила весь свой боевой накал, позволивший пронестись через всю столицу колонии до проспекта Ди Лаурентиса. Женщина зябко поёжилась, расслабилась и сосредоточенность её стала несколько сонной. Собственно, жить в ожидании конфликта – удел всех военнослужащих, особенно, если они представляли собой специальные боевые единицы.
- Штаб-лейтенант Мария-Антония Кардосо. Я Вас слушаю, - латиноамериканка шагнула вперёд, недовольно поджав губы. Араши удостоила её не большей теплотой, чем Крейна. Ни дружить, ни сближаться с ней сонная азиатка не собиралась.
- Рада знакомству, - коротко и бесстрастно кивнула женщина. Её, в отличие от полицейской нисколько не беспокоила разница в званиях. Собственно, и не радовала тоже. Араши понимала, что Кардосо будет испытывать дискомфорт подчиняясь младшей по званию, но сама относилась к этому, как к очевидному факту. Разница между ними – и разница в подготовке, и разница в боевом опыте, и, банально, разница между Службой Безопасности и Военно-Космическими Силами. Собственно, обязанность командовать бывшим майором Крейном, которому когда-то подчинялась, вызывала у Кецуоки больший дискомфорт.
Их было не так уж и много, местных «безопасников». Всего восемь человек, считая саму латиноамериканку, но даже это больше, чем штат наёмников. Тех было всего четверо, считая Арлена. Однако, полагаться Араши собиралась именно на них. Боевой опыт Службы Безопасности вызывал у убийцы серьёзные сомнения. Впрочем, она ещё не знала, что ей предстоит делать дальше. «Может придётся митинг охранять?» - предположила женщина. – «Тогда эти восемь миленьких розовощёких лентяев нам не помешают.»
- Пончики и кофе есть у кого-нибуудь? – где-то на последнем слоге ей пришлось подавить попытку организма зевнуть. – Я не успела позавтракать.
«Возможно,» - пришло в голову Леди. – «стереотипные шутки и помешают вам проникнуться ко мне большой и чистой любовью. Но меня нужно слушаться, а не любить». Никто из Службы Безопасности не ответил ничем, кроме оскорбленных или разочарованных взглядов. Араши улыбнулась уголком губ и перевела взгляд на наёмников. «От этих будет больше проку. От каждого, чем от вас восьмерых.»
Они, на первый взгляд, выглядели заурядными вояками. Небритые, среднего роста, с привыкшими ко всему глазами. Наёмники выглядели расслаблено, и Леди не видела, а может и просто не хотела видеть, в них испуга. Из всех женщина знала только Крейна, а потому, отчасти, и судила по нему. Да ещё по одной наёмнице, которую Араши когда-то видела в зеркале. Ожидание задачи не пугает. «Может быть, гигантские жуки в небе что-то и изменят. Однако, они опаздывают». Убийца могла бы ещё немного поизучать своих невольных новообретенных подчиненных, но инструметрон решил, что пора ей уже прекратить этот молчаливы спектакль.
Женщина отвернулась от остальных и сделала несколько шагов в сторону:
- Лейтенант Кецуоки, - обратился к ней голос штабного капитана-лейтенанта из полупрозрачных оранжевых светополос. – ваша цель – группа террористов запрещённой в пространсте Цитадели организации «Цербер». Их численность и экипировка неизвестны.
«Ничего нового. Хоть бы раз сказали, что цель – пятнадцать человек, вооруженных винтовками «Мститель», с собой у них по десять термоячеек и броня, класса «Гидра». Вести себя будут, как дураки. Но нет! Всегда нужно идти думать, предполагать, перестраховываться.»
- На связь с Вами сейчас выйдет лично командующий Военно-Космическими Силами Альянса на Жоабе контр-адмирал Барнс. Он хочет лично прояснить задачу.
«Контр-адмирал? Забавно. Раньше я адмиралов только на парадах видела. И убивала ещё. А вот общаться как-то не доводилось,» - на всякий случай убийца расправила плечи, убрала прядь волос с лица и протёрла глаза, чтобы не выглядеть слишком сонной в разговоре с настолько высокопоставленным руководством. Голографический дисплей моргнул и отобразил проекцию головы командующего.
- Доброе утро, лейтенант. Я буду краток, - женщине не было дано времени на какое бы то ни было уставное приветствие. «Видимо, дело важное». - «Цербер» связался со мной и предложил сделку. Они хотят эвакуировать базу, и чтобы мы им не мешали. Я согласился. Мы договорились, что вы отведёте их отряд до космопорта, где мы предоставим им дополнительный корабль, - «Ты совсем охренел, старый маразматик?» Однако, девушка не успела ни толком проникнуться волной негодования, ни даже на своём, скупом до эмоций лице проявить этот шквал возмущения. - Но мы не на войне, они — просто террористы и убийцы, которые отказались сложить оружие, а значит, мы не обязаны держать слово и соблюдать правила ведения войн. Как только у вас появится возможность, уничтожьте их. Мне нужно оборудование с этой базы и с этих шаттлов. Выполните это, и завтра получите следующее звание, лейтенант. Вся ответственность за это решение лежит на мне. Отбой.
- Есть, сэр! «К чёрту звание, контр-адмирал. Будете отдавать такие приказы и дальше, набью ваше лицо на правой ягодице». Внешне оставшись невозмутимой, женщина повернулась к своему новообретенному отряду. Правый уголок губ Араши чуть сдвинулся, выдавая приподнятое расположение духа. Она сначала внимательно присмотрелась к наёмниками, пытаясь что бы то ни было прочитать в их лицах, а после перевела взгляд на Службу Безопасности. Если раньше она стражам порядка не доверяла, потому что считала их криворукими неумехами, то теперь они превратились в возможных предателей: «Дожили же они у Вас тут до сего дня. Даже базу построили. Или вы её не замечали?»
- Так господа, - обратилась Араши наёмниками и стражам порядка. – Как выяснилось, Служба Безопасности Жоаба умудрялась «не замечать» существование в Новом Иерихоне ячейки террористической организации «Цербер», запрещённой в Пространстве Цитадели. Возможно, они были грамотно замаскированы под клуб анонимных ксенофобов, возможно, они просто кому-то хорошо платили. Сейчас, однако, у нас с Вами приказ – втереться в доверие, под видом союзнической помощи в эвакуации, о чём наш славный командующий обороны Жоаба уже договорился, а затем уничтожить их личный состав, захватить всё оборудование и экипировку, доставить трофеи на военную базу.
Инструметрон вновь моргнул и, когда Араши обратила к нему своё внимание, высветил карту. На ней красной точкой отображались координаты встречи с  «Цербером». Внимательно присмотревшись, Кецуоки отпрянула и посмотрела в дальний конец проспекта, который, к её сожалению, не видела отсюда. Именно там, на противоположной стороне проспекта Ди Лаурентиса затаился враг, которого нужно было уничтожить. Мигом та слабая тень веселья исчезла с лица лейтенанта, придав выражение привычной серьёзности.
- Штаб-лейтенант, подойдите к нам, пожалуйста, - убийца шагнула к наёмникам, вынуждая Кардосо оторваться от своих людей. Сама она приняла такое положение, которое позволяло ей наблюдать одновременно за всеми, в первую очередь, за сотрудниками Службы Безопасности. Кецуоки всерьёз опасалась, что один из них может легко предать Альянс и оказаться перебезчиком.
- Группа «Цербера» на противоположном конце улицы, - голос её стал тихим, но таким, чтобы слышали его все, и сухим, как осенняя листва. – кто-нибудь умеет пользоваться снайперской винтовкой?
- Капрал Донован… - но на "безопасницу" Араши даже не взглянула. Собственно, на повернувшегося к ней Крейна тоже – тот факт, что экс-майор прекрасно справляется с этим оружием, не являлся для убийцы новостью. Привлёк женщину небритый наёмник, бросивший куда более обнадёживающее:
- Сплю с винтовкой с самого детства!
- Хорошо, - кивнула убийца и с тем же бесстрастным выражением продолжила. - Как тебя зовут? Сниму тебе девушку, если дело выгорит.
- Фокс или Коэн, как угодно, - наемник натянуто улыбнулся. - Предпочитаю людей или азари.
- Я тоже, - кивнула Араши. – Крейн! – женщина строго обернулась к старому знакомцу. – Возьми Фокса, капрала Донована и какой-нибудь кар. Будьте как можно мобильнее. Я буду сообщать о курсе следования, на всякий случай, но учитывайте, что это будет где-то на пути между встречей и космодромом. Вы начнёте операцию. Выберите место и атакуйте в лоб из засады, чтобы остановить колонну, а затем сдвиньтесь в сторону и заберите себе левый фланг. Связь по старому каналу. У меня, кажется, остался в памяти инструметрона.
Учтите, они будут думать, что мы выделены им для помощи в эвакуации людей и оборудования. Однако, контр-адмирал решил, что лучше мёртвые ксенофобы сейчас, чем живые помощники Жнецов потом. Поэтому, террористы должны быть уничтожены в независимости от того, что им обещали на переговорах, - Кецуоки пришлось прерваться. Конечно, последнее время ей приходилось говорить и говорить помногу, но этот процесс стал для неё не намного легче. Араши примолкла, сделала несколько вдохов и выдохов. Затем достала сигарету и закурила. Только выпустив изо рта вторую порцию горького табачного дыма, Леди продолжила:
- Штаб-лейтенант, разделите оставшихся людей на две группы. Четверо, включая Вас и ещё этот мистер, пятый, - Араши указала сигаретой на Харли Уоррена. – отправитесь в арьергарде процессии. Как только Крейн и его группа атакуют, открываете огонь по ним. И не дай вам бог по ним попасть, там ваш же Донован! Палите в молоко секунд десять, чтобы «Цербер» поверил, что вы на их стороне, а когда они повернутся к вам спиной, перебейте их всех до единого. Тогда постарайтесь не тратить термоячейки понапрасну.
- Ты, – убийца холодно кивнула четвёртому наёмнику. – Идёшь со мной и тремя оставшимися «копами». Как только начинается стрельба, уводишь их за ближайшее укрытие и берёте на себя правый фланг. Ждать не имеет смысла, пока вы сориентируетесь для стрельбы, уже будет достаточно жарко. Так что, нечего спать. Все запомнили, кто и что делает?
- Нет, - мотнул головой тот, которого Араши собиралась взять с собой. – Что будешь делать ты, когда начнётся стрельба?
Кецуоки сделала долгую, глубокую и насыщенную затяжку, а затем также вальяжно выпустила белое облако изо рта:
- Я пойду в лобовую, - она кивнула головой на возвышающуюся из-за головы рукоять вакидзаси. Дождавшись подтверждения о том, что все поняли свои роли, Араши протянула Крейну ключ от кара и сухо, практически себе под нос буркнула: «Пошли!»
Её люди выдвинулись в нужном направлении, штаб-лейтенант походя делила своих людей на группы. Араши успела заметить недовольство в её глазах. Может быть, всё ещё тем, что над нею назначен младший по званию, а может быть, что её людьми будут командовать наёмники. «Но не рассказывать же ей историю о том, кем был Крейн? Или о том, почему я лейтенант. Не до того,» - решила застывшая на месте Араши. – «Пусть лучше вымещает зло на церберовцах».
Женщина стояла, пропуская мимо себя людей не просто так. Как только мимо неё прошёл один из наёмников, тот, которого она приписала к арьергарду, Леди положила ему свою руку на плечо. Женственно тонкая, но тренированная и сильная рука Кецуоки требовательно легла на плечо мужчины. Привычные к клинку и рукопашным боям пальцы впились в материал брони, давя на наёмника и прозрачно намекая на то, что он должен постоять с ней.
- Как тебя зовут? – негромкий голос был воплощением холодной, расчётливой серьёзности, но слышал его только тот, к кому обращалась убийца.
- У тебя есть ещё одна задача, - Араши выкинула окурок в стоявшую рядом урну и подняла взгляд на сильно превосходившего её ростом мужчину. – Кардосо или её подручные могут быть куплены «Цербером». Если она не будет стрелять в спину террористов или откроет настоящий огонь по группе Крейна или мне, ты должен её убить. Возможно, отряд «Цербера» будет превосходить нас по силам, и в прямом столкновении нам не выстоять, но предателей нужно будет убить, даже, если нас этим не спасти.
Леди, к своему собственному сожалению, не была в курсе численности предполагаемых противников, но привыкла предполагать худший из вариантов. Впрочем, даже сейчас оставалось предположить, что предатели – наёмники, но тогда у Службы Безопасности не было шансов на спасение. Даже ей придётся просто уйти, чтобы потом методично вырезать всех своих противников, отыскав в иных обстоятельствах.
По пути до штаба, Кардосо успела распределить людей. В авангард женщина распределила розовощекого деревенского детину, да малолетнего дурака, который, судя по взгляду, рвался на ратные подвиги и собирался стать героем дня. Третий был достаточно взрослым мужчиной с уставшим взглядом и, собственно, только к нему у Кецуоки практически не было особенных претензий. «Подумаешь, выглядит так, как будто вчера пил, пока не свалился под стол,» - решила девушка. – «Руки то вроде бы не дрожат!» Однако, женщина была уверена, что наёмник, которого она взяла с собой, с ними должен справиться. Этот парень выглядел достаточно опытным бойцом, а шрам в пол-лица заставлял молодых «безопасников» поглядывать на него с благоговейным ужасом. И ладони его, большие, широкие прекрасно подходили к «Мотыге» за спиной.
Именно этот наёмник, чьего имени Араши не потрудилась узнать, следовал прямо за девушкой и застыл за плечом лейтенанта, когда они остановились у двух бронированных грузовых каров. Араши дважды пересчитала количество людей, но оба раза разочаровалась в полученных результатах. Возможно, ячейка образовалась здесь не так давно, хотя это и странно – планета населена довольно густо, а семена этой мерзкой банды-секты-группировки последнее время всходили везде. «Эх, а сколько было планов. Сколько было ожиданий...»
- Мистер Купер, на связи лейтенант Кецуоки, - произнесла она в инструметрон. – Мы приняли груз.
- Капитан Купер, вас понял. Сопроводите его согласно изначальным инструкциям, - «Тоже мне, капитан! Мистер, не более».
Разочарованию лейтенанта не было предела. Она ожидала, по меньшей мере, три-четыре взвода противников и хотя бы один «Атлас» им в помощь. Это была бы интересная битва, в которой, наверняка, потери были бы с обеих сторон. Вместо этого её ждали два водителя, по-видимому, техники, два солдата, некий ученый и молодой парень, поглядывавший на «яйцеголового» с очевидным заискиванием. «Видимо, ассистент или помощник. Явно какой-то подшефный», - Араши смотрела на них с некоторой брезгливостью. Однако, именно старик-учёный руководил группой.
- Здравствуйте, лейтенант. Меня зовут профессор Макнагетт, - тот факт, что позади стояла штаб-лейтенант, профессора, вероятно, тоже не ввел в заблуждение. Очевидно, что в военное время должны приказывать бойцы Вооруженно-Космических Сил, а не гражданские сотрудники Службы Безопасности. – Мы готовы отправляться к шаттлу.
Бросив на мужчину холодный взгляд, азиатка повернулась к штаб-лейтенанту. План срочно предстояло поменять, а для этого следовало остаться наедине с инструметроном:
- Штаб-лейтенант, проверьте, что у этих грузовиков внутри, - затем, всё с той же маской бесстрастия на лице перевела взгляд на профессора. – Откройте двери. Мы должны убедиться, что вы не пытаетесь вывезти рабов или пленных ксеносов.
- Хорошее же у Вас мнение о нашей организации, лейтенант, - проворчал мужчина и отправился с Кардосо. Он понимал, что сопротивляться столь превосходящему количеству противников бесполезно. Доверившись Службе Безопасности, Араши сделала несколько шагов в сторону. «С обыском легавая должна справиться, но времени у меня не много,» - пока штаб-лейтенант устраивала спектакль, Кецуоки активировала инструметрон и отправила Крейну текстовое сообещение:
- Отбой. Перегородите Леблан-стрит, чтобы нужно было объезжать по пятому Бражелан. У Вас четверть часа. Леди, - она выбрала узкий переулок, чтобы малыми силами иметь возможность перекрыть его и не опасаться слежки противника. Несмотря на то, что «Цербер» действовал подозрительно малыми силами, Араши собиралась играть с ними «по-взрослому». Она просто не умела иначе.
Получив подтверждение от наёмника, Араши вернулась к Службе Безопасности и выслушала рапорт латиноамериканки, что внутри только коробки с каким-то оборудованием. Серьёзно кивнув профессору, Араши осмотрела транспорт и через минуту сообразила, кого и куда усадить. Лицо её, скупое до мимики продолжало лучше любой маски скрывать все эмоции и сомнения внутри черепной коробки.
- Профессор, в одном из каров поедет мой человек. Решайте сами, в каком, - поставила она условие. – А ваш ассистент прогуляется со мной.
Она не многое знала об этом молодом человеке. Может быть, конечно, не таком уж и молодом, мужчина мог бы и ее ровесником, но по тому, как он открывал дверь для людей Кардосо, лейтенант сделала вывод, что он правша. Это был крайне важный момент для её плана и здесь его реализовать никто, кроме нее не мог. Правда, никто о намерениях убийцы пока не подозревал.
- Я поеду во втором и капрал Вессон со мной, - спустя некоторое время раздумий ответил Макнаггет и кивнуд головой на широкоплечего детину в чёрно-белом доспехи. – В первый можете посадить своего человека.
Леди коротко кивнула и посмотрела на наёмника, которого первоначально собиралась взять с собой и подозвала его к себе. Чуть привстав на цыпочки, она, совершенно не скрывая от Макнаггета наличие своих особых приказов, объяснила шёпотом на ухо, чтобы скрыть их суть: «Сядь посередине. Когда начнётся стрельба, убей водителя,» - парень был широкоплечий и крепкий, в отличие от церберовского инженера и Араши надеялась, что наёмник додумается просто свернуть бедолаге шею.
- Скажите, мистер, - обратилась лейтенант к ассистенту профессора. – А что будет делать «Цербер», если всё же придёт к власти? Уничтожит все прочие расы?

До поворота на Бражелан оставалось ещё минут десять неспешного ритма конвоя. Два грузовика со скоростью их пешего эскорта не могли слишком торопиться. Именно на этом этапе штаб-лейтенант догнала своего командира с выражением сильной взволнованности на лице. Голос её был тороплив, а дыхание сбивалось от негодования:
- Какого чёрта происходит, лейтенант?! – шлем-маска убийцы ответил таким же равнодушным взглядом, как и стальные глаза азиатки под ним. – Это ваши наёмники там творят?!
- Успокойтесь, штаб-лейтенант Кардосо! – осадила её Леди, молча злясь, что та во всеуслышание объявила о ещё группе наёмников. – Что случилось?
- По каналу СБЖ передали о взрыве на Леблан-стрит, - рапортовала латиноамериканка. – Взорвался грузовик, перевозивший топливо для каров.
Бросив мимолётный взгляд на растерянного ассистента, с которым всю дорогу вела неспешный диалог Кецуоки, Леди рванула к двери профессорского грузовика:
- Ваших рук дело? – сама она, конечно, понимала, что это, скорее всего дело рук Крейна, его методы, но нужно было притвориться, что люди Альянса невинны, как слёзы младенцев.
- О чём это Вы? – старик взъершился, а сидевший рядом с ним боец напрягся, положив руку на пистолет-пулемет.
- На нашем пути взорвался топливовоз, - объяснила Араши. – Придется объезжать. Если это ваши, я скормлю Вас варренам живьём.
Закрыв дверь, Леди отправилась к латиноамериканке, оставив ассистента судачить о чём-то с профессором.
- Штаб-лейтенант, - обратилась женщина. – Будем объезжать по пятому Бражелан. Как только въедем, пусть один из ваших людей останется на входе и присмотрит, чтобы за нами не следили. Как только я прикажу – расстреляете церберовцев в грузовиках. Постарайтесь не подстрелить наёмника.
- А этот червяк? – кивнула Кардосо в сторону профессорского ассистента.
- Я им займусь. Он никому и ничего не доложит, - голос убийцы был спокоен и внушал уверенность. – объясните план своим людям и наёмникам.
До Леблан-стрит добрались без дополнительных происшествий. Она и будущее светило ксенофобской науки упражнялись в словесности: Араши мучила его вопросами, он отвечал бесполезными проповедями. Образ Лексиды, восхитительной и очаровательной азари, когда-то покорившей сердце убийцы, в голове азиатки надёжно защищал от неумелой пропаганды.
На месте взрыва столпились сотрудники Службы Безопасности Жоаба, несколько каров Спасательной Службы и множество людей. Первые пытались не дать зевакам подобраться к огню, вторые пытались потушить огонь. Тот, правда сильно сопротивлялся, завалил всё вокруг едким дымом и хрустел попадающими в него горючими материалами, периодически что-то свистел. Кецуоки, вместе с асисстентом шедшая впереди, неодобрительно покачала головой и махнула рукой в сторону пятого переулка Бражелан: «Крейн, Крейн, бешеный ты пёс. Почему нельзя было сработать тише?»
Небольшая сумрачная улочка между домами едва вместила их процессию, заставив ещё нескольких участников эскорта выдвинуться вперёд, оставив лишь по одному человеку на флангах, между карами. Те, кто оказались позади, стали, совершенно бесполезны и Араши только надеялась, что Кардосо не забудет оставить наблюдателя. Бойцы с флангов должны были успеть расстрелять церберовцев во втором каре. Это было, на взгляд Араши наиболее слабое место плана: два против трёх. Именно ей предстояло уравнять шансы.
Убедившись, что впереди в переулке никого нет, она осмотрела свои порядки. Пора было начинать это избиение, с которым стоило торопиться, чтобы никто из церберовцев не доложил Куперу. Она собиралась с этим справиться без особенного труда: «Но чем не шутили черти?»:
- Вы как-то неубедительны, мистер Закари, - обратилась женщина к успевшему представиться ассистенту. – Подразделение! – рявкнула лейтенант, привлекая к себе внимание и заставляя будущего учёного вздрогнуть. – Огонь на поражение!
В тоже время её рука бросилась к клинку. План был прост. Пока наёмник и копы палят по террористам «Цербера», Кецуоки должна была одним быстрым движением иайдзюцу перерубить левую руку «ботаника», на которой правши носят инструметрон, не дав ему возможности связаться с Купером. Более он не был опасен, но знал, где база и лишь потому должен был выжить.
Сама же Араши должна была с помощью биотического барьера забраться на крышу первого грузовика и поддержать огнём «Палача» террористов, наполнявших второй кар. По команде «Огонь!», цепкие пальцы убийцы сомкнулись на рукояти клинка.

+6

14

Крейн стоял у стены и лениво поглядывал на происходящее. Он почти дословно мог воспроизвести знакомство лейтенанта Араши со своими новыми подчинёнными. Всё это было обыденностью, через которую каждый из военнослужащих за свою карьеру проходил не менее тысячи раз. И каждый раз эти разговоры были самыми банальными. За полуприкрытиыми глазами никто не мог видеть, что Арлен, больше от скуки, чем от своих скрытых талантов, сейчас мысленно «отыгрывал» их маленькое представление. «Привет, меня зовут Мария, я крутая тёлка.» «Привет. Я лейтенант Араши. Я тут самая крутая. Но рада познакомиться». Рада. Арлена едва не передёрнуло. Почему люди всегда врут, что рады познакомиться? Чхать она хочет на то, как тебя зовут. Дурацкая вежливость. «Ты теперь под моим началом, сучка, и будешь слизывать собачье дерьмо с моих ног по моему приказу. И звать тебя будут Бобик. Добро пожаловать в рабство.» В этот момент Араши должна была резко наклониться и впиться огромными клыками в шею Марии, но ничего подобного не произошло. Человек мотнул головой: недосып и разыгравшееся воображение явно не шли на пользу делу.
Между тем, ситуация на поле развивалась.
Вот Араши сделала несколько шагов в сторону, включая инструметрон и явно с кем-то разговаривая. Сейчас ей передадут инструкции, и вот тогда можно будет говорить о деле. Разговор у лейтенанта с руководством  явно не шёл, если судить по лицу восточному лицу Араши: глаза открылись немного шире обычного, уголок рта недовольно приподнялся. С чем-то она была не согласна. А потом глаза вновь приоткрылись и уже довольная улыбочка озарила это симпатичное восточное лицо. Теперь ей что-то очень понравилось. Крейн знал такой тип людей и ещё он знал Араши. Минимум эмоций – так можно было написать карандашом в её личном деле, если бы нашёлся кто-то с допуском к её личному делу.
Пора была прекращать скучать и присоединяться к местной тусовке. Арлен закинул винтовку на плечо и двинулся в сторону собравшегося руководства, группы полицейских и пары наёмников. Задача, поставленная лейтенантом перед приданными ей солдатами и полицейскими была проста и одновременно весьма специфична: втереться в доверии к «Церберу», довести их до точки и вырезать подчистую, сохранив жизнь учёным и аппаратуре. И, желательно, полицейским и наёмникам. Всё как всегда, если не считать необходимости пускай и временно, но дружить с бойцами прочеловеческой организации, что было весьма и весьма странным этапом организации. С чего бы это «Церберу» объявлять «Альянсу» временное перемирие и ехать в одном транспорте?
Возникла нелепая мысль, что «Цербер» решил договориться с кем-нибудь из руководства «Альянса» и обеспечить себе коридор, пообещав информацию, технологию или помощь в обмен на временное перемирие. Слишком абсурдно для теперешнего «Цербера». Раньше, несколько лет назад, когда «Цербер» и «Альянс» были заодно, такие переговоры могли иметь место. Но не теперь.
План операции, пускай и весьма примерный уже начал созревать в голове. Араши начала воплощать этот план в реальность. Широкая улица, два-три снайпера, лейтенант как независимая боевая единица, да ещё группа полицейских могли в считанные секунды уничтожить вражеское подразделение, если те двигались пешком и не имели при себе тяжелой техники.
План Кецуоки был хорош всем, кроме одной маленькой детали: полицейским Арлен доверял ещё меньше, чем наёмникам. Он бы предупредил их о возможном нападении «Цербера», но ни слова не сказал о необходимости их всех ликвидировать. Пускай будут начеку, но будут думать, что являются просто охранниками. Унизительно, но не смертельно. С пешками вообще лучше играть в тёмную. Наёмники, в его умственной партии, играли роль слона, коня и ладьи – более важных фигур. Но и победа в игре без пешек, увы, невозможна.
И тем не менее, он засел бы где-нибудь подальше и повыше и, когда мимо проезжал бы конвой с «Цербером», подстрелил бы для начала одного из полицейских. Несильно, в руку или бедро. «Цербер» на миг был бы обескуражен, а затем и полностью ликвидирован. Так бы действовал Крейн, если бы командовал он.
Но сегодня командовал не он.
Араши передала ему ключи от кара. Видимо, от того самого, на котором она приехала сюда. Наёмник медленно кивнул и едва заметно ей подмигнул. У этих двоих была своя странная история. Арлен быстрым шагом двинулся в сторону авто, уводя за собой Фокса и снайпера-полицейского, капрала Донована – весьма обычного на первый взгляд человека без всяких опознавательных примет.
-Компаньерос, у меня только одно правило: если решите кого-нибудь пристрелить – сообщайте заранее, ненавижу бумажную волокиту. – Крейн открыл дверь водителя и занял своё место. С оружием и бронёй было неудобно, но об удобстве в этот день говорить вообще не приходилось. Ни выспаться, ни отдохнуть, но зато можно испортить жизнь «Церберу», что внушало определённый оптимизм. С другой стороны, Альянс платит хорошие деньги.
Кар завёлся бодро, но двигался весьма средне, хотя Крейн и пытался выжать из него всё до последней капли. Времени у них было не так уж и много.
–Выключайте все передающие устройства, инструметрон на минимальные боевые функции. Противник не должен знать о нас, иначе эффект неожиданности сорвётся и все могут погибнуть. – Слова Крейна были полуправдой. Правда же была в том, что он не доверял Доновану, да и Фоксу лишь на четверть. Свой канал связи он оставил открытым: если планы изменятся – лейтенант с ним свяжется. И даже если противник его обнаружит – один объект не так опасен, как трое. А вот если кто-то из них двоих сообщит о позиции «Церберу» - придётся спасать свою шкуру. – Всё начнётся с моего выстрела. Затем и только затем стреляете вы. – Арлен хотел было оглянуться, но управление автомобилем этого не позволяли. – Это миссия по уничтожению неприятеля. Пленных мы брать не собираемся. Всем всё понятно? – Можно было постараться закрепить свои слова авторитетным холодным взглядом, вроде тех, что направо и налево раздавала Араши, но поворот шёл за поворотом, момент был упущен. Хотелось надеяться, что оба поняли.
Выбранный наёмником проспект был идеальным местом для снайперов. Почти триста метров прямой как длинный пенис дороги. По бокам небольшая парковая зона. Конечно, можно разбежаться, но до ближайшего здания бежать далеко, а снайперы – ребята меткие и довольно злые. Вёрджин-стрит станет для «Цербера» последней остановкой. Арлен уже остановил аэрокар за трёхэтажным домом, который должен был стать снайперским гнездом, когда пришло сообщение о смене плана действий.
«Отбой. Перегородите Леблан-стрит, чтобы нужно было объезжать по пятому Бражелан. У Вас четверть часа. Леди.»
-Жопа. – Коротко резюмировал наёмник, стиснув зубы и заводя таймер. Планы на то и планы, чтобы срываться. Крейн вновь утопил педаль ускорения в пол. – Смена плана. Донован, сколько времени нужно пожарным и полиции, чтобы прибыть на место взрыва?
-Ну, зависит от взрыва. – Полицейский немного смутился. Вопрос был довольно странным.
-Большого взрыва. – Арлен зло сверкнул глазами. Леблан-стрит была широкой улицей, на которой движение осуществлялось по двум широким полосам для каждой стороны. В ходе пробок там свободно умещались три авто. Итого шесть аэрокаров. Им предстояло перегородить небольшое шоссе.
На таймере оставалось четырнадцать минут и восемнадцать секунд. Ехать им предстояло ещё около двух минут.
-Тогда минуты три. – Донован заёрзал под совсем недобрым взглядом серых глаз.
-Если не ошибаюсь, там по дороге заправка и торговый центр. Фокс, бери полицейского, нам нужен грузовик, желательно, с горючим или чем-нибудь, что хорошо горит. У вас семь минут. Ты. – Глаза Арлена опять впились в служителя закона. – Сперва задание, потом разбирательства. Остаётся пять минут – берите всё, что нашли и бегом до указанного места. Не перегородим улицу за указанное время – наш лейтенант всех нас сожрёт на завтрак. – И совсем тихим голосом добавил, обращаясь больше к себе, чем к своим временным коллегам. – Если сумеет найти.
Часы показывали двенадцать минут и пятьдесят пять секунд.
Кар остановился буквально на несколько секунд, чтобы высадить Фокса и Донована у здания крупной бензозаправки, которая видела и лучшие дни. И всё-таки Крейн надеялся, что сегодня им немного повезёт, потому что найти что-то огнеопасное в торговом центре в семь утра было маловероятно.
Арлен остался один. Так было проще. Так было спокойнее. Но так он мог навлечь на себя гнев Араши, а это было минимум опасно. Кар на полной скорости снёс небольшой деревянный шлагбаум, ведущий на парковку и складские помещения торгового центра. Завизжала серена, сообщая о нарушителе, но сейчас ему было глубоко наплевать. Наёмник нацепил шлем на голову и бегом бросился искать что-то подходящее.
Оставалось двенадцать минут.
Первое помещение, похожее на ангар, было пустым.
Одиннадцать минут.
Второе и третье представляли хранилища продовольствия.
Восемь минут.
Выбежал сонный охранник и потребовал предъявить документы. Пришлось врезать ему прикладом и отправить в глубокий нокаут.
Семь минут.
На глаза попался небольшой погрузочный кар, рядом с которым стоял средних размеров контейнер, забитый пиротехническими изделиями. Арлен едва не застонал с досады, запуская этот примитивный агрегат и выезжая со стоянки. Это было самым натуральным сарказмом.
Пять минут пятнадцать секунд.
На дороге уже стоял крупных размеров бензовоз, который перекрывал почти половину проезжей части. Крейн едва ли не быстрее молнии выпрыгнул из погрузчика, пока его никто не увидел, и бегом помчался к бензовозу, на ходу доставая гранату-липучку и дистанционный детонатор. Сердце плясало в ритме быстрого танго.
Четыре минуты двадцать одна секунда.
- Как с топливом? – Арлен не успевал приблизиться к индикатору. Он остановился у сливного вентиля, единым движением открывая его и разбивая датчик, который решил сообщить, что наёмник собирался слить топливо в несоответствующем правилам месте. Крейн отметил, что голубое топливо полилось по асфальту, довольно усмехнулся и прикрепил небольшую бомбу рядом с сливным отверстием.
Четыре минуты.
-Бежим в сторону переулка. – Если где и устраивать засаду, то теперь это был только переулок Бражелан – узкое горлышко, где не разбежаться, да и разойтись будет нелегко. Когда они удалились на солидное расстояние, Арлен взял в руки детонатор.
-Подрываю. – Палец коснулся кнопки, и мощный взрыв потряс округу, стёкла всех соседних домой разлетелись на тысячи осколков. Разлившееся топливо горело красиво и эффектно. Сразу же послышались крики боли. Если сегодня кто-то из гражданских серьёзно и пострадал, Крейн не считал себя в этом виновным. Он сделал всё, что мог. Это война – напомнил себе и Вселенной наёмник.
Три минуты пятнадцать секунд.
-Тебе бы лучше быть правым. – Крейн остановился, переводя дыхание и оценивая обстановку. До нужного переулка было ещё около минуты. Проблемой было то, что Арлен просто не знал новый план лейтенанта и не хотел, чтобы вверенные ему люди пострадали. Старая привычка экономить жизни приданных ему людей была с ним и в эти дни.
-Быстро, все на крышу. – Забег по лестнице на пятый этаж был не самым приятным испытанием, но всё же и не самым плохим. Этаж мог быть и девятым. Группа устремилась в сторону переулка, двигаясь теперь по крышам. К их счастью, все дома строились очень близко друг к другу и были одинаковой высоты.
Полторы минуты.
Завыли первые сирены. Пожарная и экстренная медицинская помощь. Крейн лишь мысленно отметил, что ребята спешат. Возможно, кто-то действительно пострадал. Что ж, не повезло, такое случается. Жизнь полна невезения. Сколько отличных солдат и людей каждый год гибли, просто потому, что им не повезло?
-Бегите дальше и занимайте позиции. Огонь только по приказу. Не подстрелите своих. – Крейн остановился, разом прыгая на пожарную лестницу и спускаясь до уровня третьего этажа, где включил тактическую маскировку и схватил снайперскую винтовку.
Десять секунд.
Колонны Араши видно не было. Она должна была уже появиться. Наёмник активировал инструметрон – пусто. Никаких сообщений. Надо ждать. Мир вновь превратился в перекрестье снайперского прицела. Тишина и ожидание. Лейтенант опаздывала.
Минус двадцать восемь секунд.
Колонна наконец-то появилась. Два крупных транспорта. Крейн замер. Обзор был не самым лучшим, но стрелять он мог. С отступлением в случае серьёзной перестрелки было сложнее, но пока тактическая маскировка превращала наёмника в настоящего невидимку.
Если что-то и случится, то это случится в течение ближайшей минуты.

Отредактировано Arlen Kreyn (15 февраля, 2017г. 17:38)

+3

15

Этим прохладным утром Фокс хотел бы оказаться где-то очень далеко от этого места. Желательно с чашкой кофе. Желательно в кровати. Желательно не один.
Но Фокс был здесь и слушал.
- Так господа, - загворила женщина.
Наемник стоял и слушал. Цербер, клуб ксенофобов.
Забавно.
Наемник не любил церберовцев, в первую очередь, за их предвзятость. Да, наемник тоже предпочтет вести дела с людьми, но у Цербера слишком резкие методы. Какое-то время он даже всерьез задумывался уйти работать на них, но, изучив подробнее их послужной список, отказался от таких перспектив.
От взгляда наемника не укрылся взгляд Кецуоки на противоположный конец улицы.
Стало быть вот и час X.
- Группа «Цербера» на противоположном конце улицы, - тихо и спокойно проговорила Араши . – кто-нибудь умеет пользоваться снайперской винтовкой?
Один из "безопасников" откликнулся на призыв, но Араши мало интересовал отклик со стороны службы безопасности.
А она сечет фишку.
- Сплю с винтовкой с самого детства! - обычно наемник не допускал подобной вольности в брифингах, но ему эта фраза показалась вполне уместной. Тем более что это почти правда. Наемник давно не прикасался к другому оружию и за огромное множество лет, тренировок и выполненных заданий он практически ни разу не промахнулся.
- Хорошо, - кивнула женщина. - Как тебя зовут? Сниму тебе девушку, если дело выгорит.
- Фокс или Коэн, как угодно, - мужчина натянуто улыбнулся. - Предпочитаю людей или азари.
Мило.
Диалог немного разрядил обстановку и собравшиеся люди позволили себе слегка расслабиться.
Фокс не был рад что его отдали под начало другого наемника, но приказ есть приказ, деваться уже некуда, счета переданы, договор подписан. План лейтенанта ему нравился, но он казался ему слишком сложным или, если угодно, "комплексным". Много переменных которые могут оказаться не тем что они есть. А может наемник просто хотел спать и судить здраво он уже не мог.
На пути к аэрокару Крейн вслух заявил:
- Компаньерос, у меня только одно правило: если решите кого-нибудь пристрелить – сообщайте заранее, ненавижу бумажную волокиту. Всё начнётся с моего выстрела. Затем и только затем стреляете вы.
Фокс бодро запрыгнул в аэрокар и пристегнул ремень. Он спорить не собирался, операция не настолько важна для него, что бы препираться из-за первого выстрела, да и в команде он давно не работал.
Аэрокар остановился, "начальник" снова заговорил:
- Если не ошибаюсь, там по дороге заправка и торговый центр. Фокс, бери полицейского, нам нужен грузовик, желательно, с горючим или чем-нибудь, что хорошо горит. У вас семь минут. Ты. – Арлен обратился к "безопаснику" – Сперва задание, потом разбирательства. Остаётся пять минут – берите всё, что нашли и бегом до указанного места. Не перегородим улицу за указанное время – наш лейтенант всех нас сожрёт на завтрак. Если сумеет найти.
Какого хера ты делаешь? Окей. Наемника не устраивал новый план "начальника". Он бы поступил несколько изящнее. Как минимум тише. Без взрывов и прочей опасной для окружения и антисоциальной гадости, которая способна поставить под удар операцию.
- Принято. - коротко ответил наемник.
Фокс уже начал раздражаться неправильностью происходящего.
Где-ж я тебе высру грузовик в городе с утра пораньше.
- За мной. - Коэн отдал короткий приказ служащему и трусцой побежал вдоль улицы.
Все надежды были возложены на заправку дальше по улице. Пожалуй, это единственное место где мог бы оказаться грузовик с горючим, уж тем более в городе, находящимся в таком положении.
Бинго. Одинокий, в такой ранний час, грузовик стоял на заправке и еще не знал о своей печальной участи. Внутри сидел человек и с удивлением наблюдал вооруженных людей, приближающихся к нему. Наверное с его стороны происходящее выглядело довольно странною.
Водитель.
- Займись водителем, обрисуй ситуацию и за мной. - не останавливаясь обратился наемник к сотруднику безопасности.
Коэн подбежал к грузовику и вытряхнул удивленного водителя в руки напарника, а сам занял его место, завел грузовик и стал медленно выезжать с территории заправки в ожидании полисмена. Тот в это время объяснял ситуацию и чуть ли не на бегу запрыгнул на подножку грузовика, уже на выезде.
Фокс помнил об ограничениях во времени, но смотреть на часы - тратить еще больше этого драгоценного ресурса. Короткий взгляд на индикатор заполненности цистерны. Он оказался заполнен лишь на половину.
Достаточно для хорошего такого бума.
- Так же нельзя, это не по уставу...- начал было говорить безопасник, но Фокс не был намерен выслушивать обсуждения приказов. Старые привычки напомнили о себе.
- Дан приказ, дружно затыкаемся и выполняем. Для меня это разовая работа, а для тебя это смысл жизни, привыкай или пойдешь по моим стопам. - Коэн постарался ответить максимально коротко и емко. Рассуждать на тему плюсов и минусов работы на военные структуры желания у него не было. Как не было желания слушать ответ безопасника.
Сделав крутой поворот на прямой дороге, наемник перегородил путь и выпрыгнул из грузовика.
Из-за поворота показался погрузчик, управлял которым Крейн.
Ну что за нелепость.
- Как с топливом? - на ходу бросил он.
- Достаточно. - наемник просто наблюдал за манипуляциями Арлена.
- Подрываю.
Взрыв, короткий забег к невысокому зданию, подъем на крышу, забег уже по крышам, и вот, группа людей уже заняла оборонительную позицию на крыше. Фокс  разложил снайперскую винтовку и активировал тактическую маскировку.
Новый день, новые цели, а?
Ожидание всегда раздражало Коэна, будь то ожидание готовки кофе из городского автомата или ожидание появление "мишени". Все одно. Ты тратишь время на пустоту. Особенно мерзко ощущается время если ты всю ночь проработал военным консультантом за сверхурочные и глаза предательски пытаются закрыться. Проблема не такая большая, тем более на таких близких для стрелка расстояниях, но все же отвлекающая.
Колонна появилась. Наемник не знал о чем думал начальник, когда спустился на этажи ниже, чем больше угол, тем сложнее попасть в снайпера, возможно не стоило оставаться на крыше, но в реалиях этой улицы, крыша - самое оптимальное укрытие, особенно если учесть близость строений, которая в разы увеличивает мобильность снайпера.
Транспорт медленно приближался наемник взял в прицел водителя и замер в ожидании представления.

Отредактировано Fox Koen (20 февраля, 2017г. 22:21)

+3

16

Уоррен воспринимал происходящее как заправской наёмник, реагируя только на слова в духе «мне заплатят», «мне перепадёт». Когда его назвали мистером Пятым, он фыркнул, его слегка небритая физиономия оскаблилась в чём-то напоминающем улыбку. Что поделать, у Харли всегда была или улыбка тихого семьянина, или полуидиота, правда в чём там разница уточнять он не стал, на приказ ответил кивком, мол всё понимаю. Фразу про обманный манёвр он понял, пострелять поверх голов своего отряда идущего впереди, дабы это восприняли как атаку, следовательно именно на них то и будет сосредоточена главная угроза, пока другой отряд будет вне подозрений. Умно и хитро. Вот только на войне такое обычно проходит не как задумано, но кто приказывал наёмникам думать? Наёмник думает лишь об успехе того на что подписался, а потому Уоррен лишь проверил своё оборудование, оружие и даже попрыгал немного, чтобы проверить утряску и нагрузку, так как затягиваясь ремнями не любил пережатых конечностей и плохой подгонки.
Он принял негласное командование, кивнув оставшимся четверым и добавив короткую фразу.
- Вы слышали что нужно делать, стреляем короткими очередями на минимуме мощности, поверх отряда Крейна, - после понимающих кивков, благо он играл не в волейбол с мальчиками первой свежести, их отряд выдвинулся, а его самого задержали. Видимо было что сказать, но на мягкое надавливание брони в определённой области он улыбнулся и мягко отвёл руку.
- Не нужно делать вмятин во мне, впереди ещё столько возможностей,- и тут последовало то, что Уоррен воспринял скорее как что-то положительное. Новые инструкции и тайные от других, интересно, это всё получилось потому что Араши знала про его дружбу с Крейном? Знала ли? Или же потому что он биотик? Но так или иначе он коротко проговорил.
- Кличут Барсадом, зовут Харли. Выбирай сама, - и тут последовали данные о Кардосо и новая задача, Уоррен лишь усмехнулся. Каждый раз когда он на работе именно ему перепадает должность убивать важных персон и особенно своих. Но для Уоррена была известна лишь своя методика отработки подобных случаев. В данном случае, он немного подумал и принял на внимание то, что это будет проще сделать если он в отличие от остальных не будет снижать уровень убойности снарядов, придётся сделать образ движения и сделать вид, что он как будто палит.
- Принято, на случай чего - я использую оглушающую звуком гранату, будьте готовы со своими людьми, - прозвучало только для Араши, поскольку это закрытая информация и Уоррен деланно проговорил, вдруг ещё кто со стороны слушает.
- Да, лейтенант, не волнуйтесь, я обеспечу прикрытие, - и он пошёл вслед за своими людьми, к которым был приписан. Определённые моменты были неплохими, и вроде бы даже операция готовилась быть неплохой, списанной словно с каких-то шаблонных отчётов операция. Их отряд держался позади других, и он буквально пожирал глазами спину идущего впереди отряда Крейна. Оно и понятно, следует делать что они словно вообще отдельный отряд наёмников, ну бывает такое что людям заплатили больше и наняли их на соответствующие задачи.
Уоррен с первого слова, определил остальным, что он будет координатором отряда и предложил занять классическую форму передвижения, он прикрывает сзади, а они идут впереди и каждый наблюдает за своей областью. Это будет лучше, так как экономит время и средства, а кроме того внимание людей распределено правильным образом. И тут началось, Уоррен успел заметить определённые приготовления, арьергард на то и арьергард чтобы пятеро людей выполняли свои задачи максимально эффективно. Кардосо и её люди выглядели вроде нормально, по крайней мере никаких особенных и провоцирующих действий не было. Хотя Уоррен ещё со старта оценил её людей и что-то в них говорило о том, что по крайней мере один из них тёртый калач, больно уж привычки выдают в нём матёрого детину. Именно против таких специалистов Уоррен и не любил работать, больно уж ретивы и норовисты, а кроме того проблем с ними не оберёшься. Помимо всего прочего у одного из полицейских Уоррен попросил гранату висевшую у того на поясе, благо ему нужна была именно нелетальная, а у копов такое оружие в ходу. Полисмен помялся, но требуемое дал, Харли пообещал быть осторожным... и тут...
Рванул взрыв. Сразу понеслась моча по трубам о передислокации и смене планов, в общем, всё было смешано, и всё планы разумеется сорвались. Уоррен со своими людьми медленным бегом, спокойно продвигался ещё какие-то секунд двадцать назад, а тут пришлось реагировать срочно. И хотя некая степень морали в Уоррене говорила ему, что работать грязно, не его профиль – он всё же решил избежать лишних мероприятий связанных с риском. Всё же на таких операциях, подозрения почти всегда означали правду, любая пронёсшаяся параша воспринимается как правда, вот почему он поднял руку для окружавших его копов, чтобы те поняли его и как только кар в котором находились предполагаемые предатели слегка затормозил, сказал пару слов им.
- Будьте готовы к тому что в ход пойдут гранаты, - и тут же почти не делая разрыва, подал громкую команду, которая должна была выступить достаточно слышимой провокацией.
- Держать на прицеле выходы из транспорта, занять позиции, - сам же он принял в этом самое активное участие, и пусть простит его кто-то там, ничего личного, просто Цербер известен как самая тлетворная и ловкая на умные ходы организация, лучше перестраховаться. В конце концов, путь крови – не путь Уоррена, вот почему он решил действовать так. Глазами между тем стараясь следить за реакцией Кардосо. Подскочив к кару замахнулся как следует с ходу, планируя ударить бронированным кулаком с накладками в стекло. Благо на наёмнике был шлем и специальные очки, так что про осколки беспокоится не следует. Он планировал сделать хороший удар и если стекло выйдет выбить, то швырнуть туда биотический эффект "Заморозка" благо сделать его не так и трудно в бою, а вот взять голубчиков из "Цербера" в каре это позволит даже живыми. Уоррен понимал что это боевая задача, и что пленных скорее всего убьют или пустят в расход, но пусть попробуют поговорить. Вторая рука наёмника сжимала небольшой круглый предмет, граната оглушающего действия, пригодится для кое-чего.

Основной задачей было взять того кто что-то знает, а профессор вполне годился на этот счёт. Но и это был ещё не весь план, во второй руке, он держал гранату и сжимал её активную чеку ладонью, так что был уверен - та сдетонирует как только он её бросит. Он планировал сделать так, ударить и если брызнет стекло, то в ход пойдёт "Заморозка", гранату можно будет кинуть и кар, благо эффект не убийственный. Но если удар вызовет в Кардосо и её дружках подозрения, то первыми кому достанется этот подарок будет она - благо она находилась рядом, а Уоррен сумеет так приготовиться, чтобы повязать их и помочь своим встать.
Увы, если хочешь добыть информацию, придётся рисковать.

Отредактировано Harley Warren (27 февраля, 2017г. 16:40)

+3

17

Джеймс Купер
Прошло около часа, солнце уже стоит высоко над горизонтом. Погрузка первого шаттла практически завершена, совсем скоро можно будет взлетать. Однако при погрузке возникло какое-то недоразумение, которое требует вашего присутствия на нижнем уровне, в лаборатории Макнаггета.
Придя в комнату, вы обнаружите, что профессор, как вам и было известно, проводил опыты над людьми: на нескольких койках лежат чёрные мешки для трупов, в противоположном конце лаборатории клетки: все пустые, кроме одной, в углу которой сидит на полу юная девчонка, босая, в белом халате. Оказывается Макнаггет указал, что эвакуация единственной выжившей испытуемой должна быть осуществлена высоким приоритетом, то есть в первом же шаттле, только не указал, опасна ли она, нужно ли использовать наручники и охрану, а подобных клеток на грузовом челноке, конечно же, нет.
- Я могу вам помочь. - тихо произносит девчонка в клетке, и встаёт с пола - Если дадите броню и оружие, то я буду сражаться! Отец бы этого хотел. Прочитайте его документы на столе. - вы можете заметить, что глаза у неё синтетические, как у бойцов "Цербера", но достаточно ли этого, чтобы ей поверить, тем более что профессор, наверное, не зря держал её в клетке?

Прежде, чем вы примете какое-нибудь решение, в помещение, где вы находитесь, вбегает взволнованная офицер связи, и начинает быстро докладывать, перепрыгивая с мысли на мысль:
- Капитан, сэр. Нас обманули! Сообщают о больших потерях! Наши частоты заглушили вскоре после сообщения, но с крейсера успели доложить о том, что сбили их спутник-шпион, и говорят эвакуироваться, но там истребители...
Если остановить Киркланд и попросить её более подробно изложить свои мысли, то вы узнаете следующее:
- Один из членов отряда, посланного с Макнаггетом, связался с ней, и сообщил, что Альянс предал их и атаковал. По его мнению, только ему одному удалось выжить, и, возможно, его преследуют.
- Капитан крейсера был очень недоволен действиями Купера, которые ему пересказала Киркланд, грозил трибуналом, а также уничтожил спутник-шпион, который Альянс перенаправил, чтобы следить за местностью вокруг базы. Если у Альянса нет наблюдателя, то они не должны быть в курсе того, что происходит в округе. Говорил о том, чтобы ускорить эвакуацию. Что произошло раньше: атака на спутник-шпион или атака Альянса на отряд Макнаггета, офицер связи сказать затруднилась.
- Альянс заглушил их переговоры вскоре после этого.
- По данным сканера над городом находятся 3 малозаметных атмосферных перехватчика Альянса - это слишком маленькие и низколетящие цели, чтобы их можно было атаковать с крейсера "Цербера" или каким-либо другим способом, но если шаттлы взлетят, то шанс, что они будут сбиты, очень высокий.

- Чёрт со всем этим, но у меня приказ взлетать сразу после погрузки, давайте доставим всех ваших людей на корабль и свалим из этой системы! - говорит пилот челнока.

Что бы вы ни делали и ни говорили, пилот шаттла будет настаивать на взлёте, и остановить его у вас не получится, однако вам всё равно нужно принять несколько важных решений:
1. Грузить ли девчонку на шаттл, и если да, одевать ли наручники и приставлять ли к ней охрану
(Также можно самостоятельно изучить бумаги профессора Макнаггета или поручить это шатенке Киркланд(кажется, она самая умная из ваших подчинённых), однако в любом случае это займёт много времени, и к этому моменту первый шаттл уже взлетит.)
2. Что делать с остальной базой и военными. Можно последовать совету пилота, и рискнуть эвакуацией на шаттле, но риск очень высокий. Можно разместить своих людей наиболее выгодным образом, пока Альянса нет поблизости, и готовиться к обороне в надежде, что Долорес вскоре отключит оборону Альянса, и можно будет безопасно улететь на следующем шаттле. Можно покинуть базу пешком со всеми своими людьми и затаиться где-нибудь в городе, или попытаться добраться до космопорта и захватить там корабль.

Dolorez Guns
Найдите какой-нибудь способ добраться до указанного Купером отеля: можно угнать аэрокар или пойти пешком(расстояние пара километров). Около базы Альянса в неказистом двухэтажном здании стоят двое охранников(в бронежилетах, вооружены винтовками "Мститель", но без кинетических щитов): можете напасть на них, или как-либо уговорить пропустить вас; также можно зайти с чёрного входа(дверь заперта, достаточных навыков взлома у вас нет, но её можно подорвать гранатой, если взорвать её около замка или разрушить замок дробовиком). В здании множество дверей, за большинством из них склады устаревшего оружия и снаряжения. По всей видимости это малозначительный объект, охрана слабая, но там есть доступ в компьютерную сеть, через которую и подействует троянская программа.
На втором этаже вы легко найдёте комнату, в которой перед несколькими мониторами сидит сотрудник службы безопасности(вооружён только пистолетом в кобуре). В компьютере есть слот, куда можно поместить данный капитаном Купером носитель информации, но в этот момент вы заметите, что в коридорах есть камеры, которые определённо уже засняли вас. Уговорить оператора мониторов уйти мирно не получится, так что вам остаётся либо избавить от него летальным или нелетальным способом и взламывать компьютерную сеть, или просто уйти восвояси и не рисковать.

Очерёдность: Купер(Ra'Amun Suteh), затем Долорес(Dolorez Guns)
И Долорес, пожалуйста, заполни хроники. Такая же просьба к Harley Worren.

Отредактировано Praetorian (28 февраля, 2017г. 18:01)

+1

18

[NIC]James Cooper[/NIC]
[AVA]http://j-p-g.net/if/2017/01/11/0070218001484166548.jpg[/AVA]

Во имя человечества любые средства хороши.
            Именно этими принципами руководствовался доктор Макнаггет. Беспринципный и самоуверенный тип, он был воплощением нацистов и японских милитаристов в 22 столетии. Человек, у которого полностью отсутствуют эмоции. Жалость, сострадание, доброта, злоба. Все это было удалено из его жизни скальпелем организацией "Цербер", которая оставила в профессоре лишь превосходные знания и умения. Но, пожалуй, самым важным из них было умение убивать. Убивать так, чтобы это не приносило боли другим людям. В этом можно было подозревать милосердие, однако на деле Макнаггет не хотел расшатывать свои нервы. Он просто любит свою работу.
            Возможно, именно поэтому в "рабочем кабинете" профессора было так жутко. Джеймс Купер вошел внутрь, все еще одетый в броню. Голова была причесана, а в глазах мелькали огоньки света. Вокруг, в палате, горел светло-синий цвет, который был единственным, что напоминал в этой комнате о Раю. И смерть. Она тоже была близко к нему. Ибо единственное, о чем молили находящиеся здесь люди, так это о скорой смерти. Вокруг валялись трупы, в многочисленных черных мешках напиханные подобно фарш в купатах. Поначалу Купер не совсем сообразил, что находится внутри, однако торчащий палец одной из жертв тонко намекал на происходящее.
        Купер не хотел углубляться в то, почему они погибли. Причин была масса. Отравление. Вскрытие внутренних органов. Термический ожог. Болевой шок. И многое другое, ведь каждый из них надолго запомнил, где был и что видел. А видел он трех алчных докторов, которые занимались своим делом, бездушно вырезая органы и занимаясь черной трансплантологией. Возможно, именно так и делались все знаменитые ряды солдат "Цербера"?
Но не стоило думать об этом. Обстановка не располагала к мучительным размышлениям о смысле жизни и смерти. Она располагала к действиям.
          Что удивительно, так это то, что одна душа все же не попала в Ад. Это была миниатюрная девушка с бледной кожей, измученная палачом Макнаггетом. Волосы её, серебристого цвета, были сухими-сухими, а глаза отдавали кибернетическим блеском. Груди и фигуры у неё никакой не было. Но она была не на показе мод, а в клетке и на фоне прочих, кхм, арестантов держалась достойно. По крайней мере, живой. Лохмотья заключенной, испачканные кровью и многочисленными пятнами, не стиранные неделями, засаленные, напоминали белый халат. А ноги были босыми.
         Если бы Купер был сентиментальной девочкой, у него возникла бы жалость к ней. И действительно, как не пожалеть измучанную узницу. Но. "Цербер" руководствовался принципом: "Уничтожим тысячу ради спасения миллионов". И Джеймс был готов хоть лично расстрелять эту самую тысячу, ибо преданность идеям организации у него не вызывала сомнения. Чего, однако, не скажешь о преданности профессору. У Купера постоянно возникали мысли о его сумасшествии. Ему казалось, что он безумен, что он не контролирует себя, а хуже того — контролируется напрямую Жнецами. Но от пальца на спусковом крючке его предостерегали заслуги Макнаггета.
         Но был приказ. Приказ четкий. Девочка, которая находилась в дальнем углу, являлась единственной выжившей в результате проведенного "Цербером" эксперимента. Её нужно было вывести любой ценой. Разумеется, никто не указал, надо ли охранять её, опасна ли она для остальных членов экипажа. Ничего ровным счетом неизвестно. Поэтому, Джеймс был осторожен, когда услышал просьбу девочки.
Я могу вам помочь. - тихо произносит девчонка в клетке, и встаёт с пола - Если дадите броню и оружие, то я буду сражаться! Отец бы этого хотел. Прочитайте его документы на столе.
          Купер отнесся к данному заявлению со скептицизмом. Он был уверен, что девочка является ценным
объектом. Рисковать ей нельзя. Отец? Плевать на мнение отца. Это сейчас беспокоить никого не должно.
Важно то, что она — приоритет. Призрак знает, что делает. Он всегда знает. Поэтому, она нужна "Церберу". Однако, Купер не успел принять решение, тем более, решение взвешенное. Его личное пространство нарушила молоденькая шатенистая офицер Киркланд, отчитавшаяся по поводу эвакуации. Вернее, резни. Сейчас поймете, почему.
Капитан, сэр. Нас обманули! Сообщают о больших потерях! Наши частоты заглушили вскоре после сообщения, но с крейсера успели доложить о том, что сбили их спутник-шпион, и говорят эвакуироваться, но там истребители...
         Еб твою мать.. Данное заявление, мягко говоря, напугало офицера Купера. Однако, это была лишь тень того, что он мог бы сделать, будь он гражданским. Схватившись за лоб, он заматерился, однако сделал это грамотно, продолжая разбираться.
Еб вашу мать! Откуда у вас эта информация?
Один из членов отряда, посланного с Макнаггетом, связался с ней, и сообщил, что Альянс предал их и атаковал. По его мнению, только ему одному удалось выжить, и, возможно, его преследуют.
Пусть заметает следы. Его задача — завести их на ложный след, притворяясь, что бежит на базу. Передайте это ему. Что еще?
Капитан эвакуационного крейсера отчитался. Он обещал вам трибунал, сэр... — сказала Киркланд, опустив глаза.
Мне плевать на трибунал. Пусть хоть четвертуют. За "Цербер" готов быть повешенным. По существу что?
Они уничтожили спутник-шпион Альянса Систем. Они не видят, что у нас происходит... но видели три атмосферных истребителя, что шаттл просто снесут. — сказала офицер, после чего продолжила более нервно, — Шаттл уже готов к отбытию. Я пыталась отговорить его, задержать, но это невозможно. Что делать будем?
            Купер взялся за голову и сел на мгновение. На его глазах на миг показалось... отчаяние. Но оно выражало лишь решительность. Купер и так мертвец, так пусть же будет мертвецом умелым.
Так, слушайте сюда. Девочку отправим на втором шаттле. В наручники и под охрану. Отправится вместе с нами. Первым делом эвакуируйте часть документации по проекту, но часть сохраните здесь. Высок риск уничтожения шаттла.
Долорес перепрограммирует защиту и тогда истребители будут уничтожены. После этого только взлетаем на шаттле. В приоритете я, вы, девочка, пара охранников и все то, что можем погрузить. Остальные делятся на две группы Второй группе уйти в канализацию через люки.
Первой группе же занять глухую оборону так, чтобы были прострелы всей зоны. Затаиться в самых скрытых нишах, чтобы не заметили и не задели. Двоим фантомам спрятаться на улице и отслеживать действия Альянса вокруг, после чего доложить остальной группе. Огонь на поражение при приближении солдат Альянса. Киркланд! Изучить бумаги по проекту и доложить мне информацию по этому поводу.
Возле девочки постоянная охрана, в случае штурма Альянсом пристрелите её и сожгите все документы.

             После этого Купер сделал странный, но все же разумный поступок. Наладив радиосвязь с Киркланд, он, взяв двоих доверенных бойцов, ушел в канализацию дабы в случае чего встретить войска Альянса, если они захотят атаковать оттуда. Отчаянное время — отчаянные меры.

Отредактировано Ra'Amun Suteh (1 марта, 2017г. 01:42)

+1

19

Араши и наёмники:
Всё начинается по намеченному вами плану: Закари падает с отрубленной рукой, полицейские открывают огонь с флангов, а ваш человек, сидящий в середине первой машины, просто снёс голову водителю выстрелом из своего "Палача".
Стекло второй машины рассыпается от удара Харли Уоррена, а профессора быстро покрывает лёд, и граната летит в машину. Однако взрыва так и не последует: наверное вы сделали что-то не так, возможно там был дополнительный предохранитель или оружие просто оказалось бракованным. Водитель-центурион поднимает дробовик и делает выстрел в наёмника: он не пробьёт броню, но расстояние мало и энергия выстрела просто сбивает наёмника с ног. Грузовик начинает сдавать назад, а Кардосо и другие полицейские выбегают на улицу и открывают беспорядочный огонь. В ответ из кабины им прямо под ноги летит ещё одна граната.
- Осторожно! - выкрикивает кто-то из полицейских, бросающихся в разные стороны, но граната оказывается всего лишь дымовой: переулок мгновенно заволакивает сплошная стена дыма. Придётся подождать, пока дым хоть немного развеется, иначе можно оказаться сбитым грузовиком или перестрелять друг друга. Допросить ассистента вы тоже не сможете: у него сработает взрывное устройство на случай плена, разнеся ему полголовы. Зрелище не из приятных.

В этот момент с тыла появляется чёрный штабной аэрокар, опускающийся рядом с вами. Из него выйдет высокий мужчина в броне с погонами полковника и ещё трое солдат.
- Лейтенант Араши! Доложить обстановку. - вам в руки он сунет бумагу, подписанную адмиралом Барнсом, где написано, что с этого момента вы и все ваши людите переходите в подчинение полковнику Нейману.

Когда дым развеется, вы увидите стоящий неподалёку грузовик. Мёртвый профессор и один из его солдат всё ещё в нём, но водителя нигде нет, а в здании рядом шатается на одной петле выбитая дверь: очевидно, центурион сбежал. Вы только собираетесь его преследовать, но прибывший офицер резко рявкает:
- Отставить! Смирно! - и подходит ближе в сопровождении своих людей(здесь вы, конечно, можете нарушить приказ и сразу броситься в погоню, если решите так и поступить, обратитесь в ЛС к гейм-мастеру).
- Сэр, если бы не эти идиоты - начинает Мария-Антония, но полковник сразу прерывает её.
- Молчать! Я сказал: докладывает Кетсуоки Араши!- Неужели вы думали, что такую важную операцию, как борьба с Цербером, доверят простому лейтенанту? Только пока не прибудет кто-то более опытный...
Офицер внимательно выслушает ваш доклад, затем задает уточняющий вопрос.
- Что там произошло на Леблан-стрит? - сами решайте: обвинить "Цербер", рассказать правду или взять ответственность на себя.
В любом случае Нейман прикажет Араши найти сбежавшего "церберовца" и уничтожить его, для этого он отправит вам в помощь троих полицейских, также можете выбрать любого одного из наёмников или сказать, что другая помощь вам не нужна.

К сожалению, из-за дымзавесы и приказа ждать, врагу уже, наверняка, удалось уйти довольно далеко: войдя в парадную и поднявшись на второй этаж, вы увидите выбитое окно, ведущее во двор, а за окном сломанный забор: очевидно, церберовец выпрыгнул и побежал дальше. За окном асфальт, будете рисковать прыгать со второго этажа или попробуете обойти?
Так или иначе, пройдя через двор, увидите лежащего мужчину и лужу крови вокруг.
- Он выстрелил в меня и украл плащ... - прохрипит гражданский, - Человек в броне с оранжевым ромбом... - очевидно, церберовец специально выстрелил в гражданского так, чтобы не убить его, и вам пришлось терять время, помогая раненному. Если не помочь, он точно истечёт кровью и умрёт, таким образом вам придётся оставить кого-то помочь человеку или бросить его.
- Чёрный плащ с капюшоном... - пояснит гражданский.
За следующим двором оживлённая улица, наверняка противник уже спрятался в толпе за всё это время, но оглядевшись, вы увидите невдалеке кого-то именно в таком плаще, как описан, стоящего спиной к вам у входа в ещё один двор. Ботинки тоже вроде бы похожи на военные, но можете ли вы точно быть уверены, что это враг, не гражданский? И почему он ещё не скрылся, ведь определённо прошло достаточно времени?
Сами решайте, открыть огонь с дистанции или подойти ближе. На улице также есть прохожие.

Те, кто останется с основной группой:
Некоторое время вы потратите на то, чтобы проверить грузовики: делать это приходится осторожно, вдруг внутри есть какие-то сюрпризы? Сюрпризов вы не обнаружите, после завершения проверки трое полицейских останутся защищать груз, а все остальные во главе с полковником отправятся обратно к базе. Полковник едет в аэрокаре рядом с группой.
- Итак, вы все сделали прекрасную работу. - он говорит речь по дороге, не теряя времени(хотя раньше его это, похоже, совсем не беспокоило), - Но "Цербер" ещё здесь. И я скажу вам: мы идём в бой против них!

Очерёдность: Араши, Крейн, Фокс, Харли(если вам будет удобно поменяться, можете так и сделать)
Долорес Ганс может писать вне очереди в любое время

Отредактировано Praetorian (14 марта, 2017г. 21:46)

0

20

Кругом валил дым из уже заканчивающей своё действие гранаты, брошенной центурионом. Тоже самое творилось на Леблан-стрит от уже затухающего топливовоза. Автомобили с разбитыми стёклами, покрытые следами от выстрелов паливших почём зря безопасников застыли в этом тёмно-сером тумане, словно популярная в прошлом году группа кроганских музыкантов, когда во время их концерта на Иллиуме сломался генератор дыма. "Такие же большие, несуразные и неподвижные."
Араши стянула шлем-маску и, изящно изогнув бровь, выразила своё удивление. Не то, чтобы всё у неё пошло не по плану. Просто, всё это казалось театром абсурда и напоминало расфуфренного, размалеванного крогана на Беккенштейне. Первым её подвёл Закари. Этот дурачок оказался нашпигован взрывчаткой, и голова его лопнула, как перезревший арбуз.
Вторым сюрпризом оказался бессмертный центурион «Цербера», которого били заморозкой, в которого стреляла она из «Хищника» почти в упор, в чью спину стреляли, по меньшей мере, две снайперские винтовки, Крейна и Фокса, но который всё равно сумел убежать. «Гвозди бы делать из этих людей,» - вынесла своё вердикт Араши. – «И заколачивать ими гробы. Не забыть бы только закопать поглубже».
Собственно, этих сюрпризов с лихвой хватило, чтобы испортить ей операцию, но судьба решила не прекращать глупый фарс и продолжила глумиться. Чёрный штабной аэрокар («Эти ни с чем нельзя перепутать.») приземлился, перекрывая выход на Леблан-стрит. Оттуда, в сопровождении целой свиты выбрался представительный джентельмен, который, как и многие солдафоны страдал от заниженной самооценки. Не то, чтобы Кецуоки раньше читала его досье, но манеры поведения наводили на определенные мысли.
- Лейтенант Араши! Доложить обстановку, - впрочем, поначалу формальный стиль общения совсем не расстраивал Кецуоки.
- Моя фамилия Кецуоки, полковник. Лейтенант Кецуоки, - поправила она, сочтя, что это всё же не будет фамильярностью. Ей всегда резало слух в ситуациях, когда кто-то из руководителей начинал обращаться к ней по званию и имени. «Ведь им странно было бы кричать: «Капитан Джон!», «Штаб-лейтенант Ахмед», «подполковник Ашот!» или «Сержант Елена!». Почему со мной этот трюк бывает столь часто?» Конечно, далеко не каждый командир неправильно обращался к женщине. Многие просто были так или иначе знакомы с японской культурой, другие имели в подчинении земляков Араши и до встречи с ней. Нейман, видимо, был той самой досадной мелочью, которой этот спектакль бессмысленной комедии, чьим сценаристом выступил сам Фатум, решил добить нервы убийцы.
Не удалось. Азиатка ограничилась тем, что вежливо и близко к уставу поправила новоявленного командира, после чего перешла к докладу обстановки:
- В результате слаженных действий моей группы, отряд «Цербера» был уничтожен без потерь, - отчиталась женщина, не кривя, в общем-то, душой. Конечно, она умолчала о том, что действия полицейских нельзя было назвать слаженными, но сама себе Араши призналась, что и своей группой их не считала. – К сожалению, языка взять не удалось - как выяснилось, даже неполноценных учёных противник в целях предотвращения утечки информации, шпигует взрывчаткой. Также, вероятнее всего, не удалось сохранить информацию втайне от командира базы – ушёл центурион «Цербера», его броню не удалось пробить ни криогеном, ни выстрелом с расстояния два метра из пистолета «Хищник», ни меткими попаданиями из снайперских винтовок «Клык» и «Гадюка». Не смотря на то, что он всё-таки сбежал, считаю, что противник ранен. Возможно, серьёзно.
- Отставить! Смирно! – Араши так и не поняла, к кому обращался приказ. Она продолжала стоять по стойке смирно, никуда не рвалась, команды не было. «Возможно, Кардосо и её люди куда-то собрались? Тогда зачем их останавливать? Догонять – дело легавых». Но именно так зародилась мысль о недостаточной самооценке Неймана, проявляющейся в попытках командовать даже там, где этого и не нужно.
- Сэр, если бы не эти идиоты… - судя по всему, та собиралась обвинить Кецуоки во всех смертных грехах и приписать ей даже то, чего не было, но полковник не дал ни Марии, ни Антонии такого шанса.
- Молчать! Я сказал: докладывает Кецуоки Араши! – злорадства не было. Убийца презирала таких глупых и ограниченных людей, а для злорадства над кем-то, как ей казалось, нужно всё-таки несколько другое отношение. Более серьёзное, несущее в себе хотя бы толику уважения. Ничего подобного штаб-лейтенант не заслужила, превратившись за это недолгое знакомство в обычную шавку, каковых сотни миллиардов в Галактике. Впрочем, благодарности к полковнику тоже. Только бесстрастное равнодушие. - Что там произошло на Леблан-стрит?
- Наёмники выполняли мой приказ, перегораживали улицу, - отчиталась женщина, даже и не пытаясь уходить от ответственности. В отличие от Кардосо, она была военным офицером и умела нести ответственность за свои поступки, а не визжать, как базарная баба. – Необходимо было увести конвой на узкую безлюдную улицу. Считаю, что с задачей они справились.
- Понял Вас, лейтенант, - кивнул Нейман. – Возьмите троих безопасников и отправляйтесь за беглецом.
- Есть, сэр! – привычно рапортовала Араши, сначала принимая приказ и только потом начиная его обдумывать. "Глупые лица в унылой форме. Бесформенные, заплывшие бессмысленной массой. Брюхо в двадцать пять, по-женски грушевидные фигуры у тех, кто должен был именоваться мужчинами и пончики вместо радужной оболочки глаз."Разрешите отказаться от помощи Службы Безопасности. Я бы более эффективно справилась с одним наёмником.
К её счастью, спорить с ней полковник не стал. Только кивнул и отправился к своему аэрокару, разумно предполагая, что Кецуоки отправится выполнять поручение. Собственно, подводить командира она не стала, промедлив лишь для того, чтобы решить, кого из наёмников выбрать. Однако, оказалось, что это не так то и просто, хотя, казалось бы, самым очевидным напарником должен был стать Крейн. К сожалению, сознательность и ответственность не позволили идти лёгким путём. Это бы подставило под удар всю операцию, потому что, чем бы ни собирался заняться полковник, этим выбором азиатка бы забрала у него самый ценный и квалифицированный кадр. Оставались ещё двое, Уоррен и Фокс. Их Кецуоки не знала, но первый явно имел инженерные навыки, как догадалась убийца, оценив криогеновый заряд, брошенный в кар с профессором. Фокс явно был хорошим стрелком и знал это. Сомневаться в его квалификации Араши пока причин не имела.
- Коэн, - выбор пал на него. Во-первых, помощь на дистанции была ей, как бойцу ближнего боя, наиболее необходима. Во-вторых, Уоррен уже проиграл одну дуэль центуриону. – За мной. Задача – догнать центуриона. По возможности, берем живым.
Ждать она его не собиралась. «Ноги есть – догонит,» - заключила девушка, натянула шлем-маску и рванула за живучим церберовцем, уклоняясь от болтающейся на петле двери. Ещё одна дверь дальше по коридору и разбитое окно. – «Ты бы ещё стрелочки рисовал!» Но Араши понимала, что не справедлива – массивная броня и рана или раны не делали врага более проворным и аккуратным. Да и поспешность тоже имела место быть с его стороны. Кецуоки же, напротив, не торопилась. Бежала в ровном ритме, который могла поддерживать на длительной дистанции, позволяя Фоксу себя догнать и успевая думать и внимательно оглядывать дорогу перед собой на предмет предполагаемой засады. Конечно, щит бы выдержал первый выстрел, а биотика и вакидзаси не дали бы сделать второй, но и его хотелось избежать.
За окном небольшая площадка, здоровущий, явно больший, чем гражданский ботинок, след на грязи выдал направление и женщина отправилась дальше. Один из проходов ей преградил забор металлической сетки, высокий, но не порванный – центуриону его иначе не одолеть, значит, он отправился в другую сторону. Дома, дома, переулки, растерянность и торопливый поиск следов, обрывки фраз, брошенные в инструметрон отстающему наёмнику – за ускоренным имплантами телом убийцы угнаться очень не просто -  унесли сознание женщины в бесконечный поток, из которого она вынырнула только наткнувшись на раненного гражданского.
Мужчина, привалившийся спиной к стене и пытающийся не дать своим внутренностям выпасть наружу. Вокруг была грязная лужа крови, но гражданский был ещё жив, ему, наверное, можно было помочь. «Решил нас задержать?» - жестокая улыбка оформилась лёгким сдвигом уголка губ, в голове пропела циничная в такой ситуации старая песенка. – «Ходит дурачок по лесу, Ищет дурачок глупее себя».*
- Он выстрелил в меня и украл плащ... - прохрипел гражданский, - Человек в броне с оранжевым ромбом...
- Какой плащ?! – холодно бросила Кецуоки, прикидывая габариты мужчины. Он и правда был настоящим великаном: «Да ты, поди, не плащ носишь, а чехол для кара?». – Куда он отправился?
- Чёрный плащ с капюшоном... – пояснил он и с трудом кивнул головой. В глазах мужчины застыли отчаянная надежда, страх и боль, но холодное сердце убийцы осталось равнодушно и приближающемуся Коэну она бесстрастно бросила:
Отставить! – кивая на раненного бедолагу. – Цель – террорист.
И отправилась выполнять свой же приказ, уверенная, что Фокс последует за ней. Стук его шагов, собственно, не заставил себя ждать, однако, шлепок по кровавой луже заставил женщину обернуться. «Ну, хоть первую помощь оказывать не стал,» - неодобрительно оценила жест мужчины азиатка. Однако, мысли не помешали ей миновать очередной двор и выбежать на оживлённую улицу. Казалось, в такой толпе мог потеряться кто угодно, но центурион и в плаще был заметен. Стоило только оглядеться и фигура в громоздкой броне, с трудом прячущаяся под плащом умирающего где-то за спиной Араши великана, горбатая из-за непонятного рюкзака, была обнаружен.
«Ты что задумал?» - несмотря на то, что у него было предостаточно времени, как подсказывала натекшая из гражданского кровь, он никуда не прятался. Стоял посреди улицы, в то время, как мимо него проходили люди, проезжали кары. – «Тоже решил взорвать себе голову? Плохая идея, ублюдок!»
- Прикрывай на дистанции! – звякнула металлом голоса Араши, так и не расщедрившись на эмоции. Затем женщина бросила своё тело биотическим зарядом вперёд, заученно группируясь для того, чтобы правильно врезаться в противника, в данном случае, боком, максимально распределив силу удара по телу противника – удар должен был не убить его и не сломать ему позвоночник, а только бросить плашмя на асфальт. Как только тёмная материя отпустила тело из мягких, но крепких объятий, убийца отскочила на комфортную дистанцию занимая левую руку «Хищником», а правую клинком.
Он лежал прямо перед ней, на расстоянии одного шага вперёд и удара иайдзюцу – мгновения хватило бы Араши, чтобы холодная сталь вакидзаси прервала преступную жизнь террориста «Цербера», когда тот встанет. Позади него, на большем расстоянии находился Фокс, которого периодически перекрывали прохожие. Не долго думая, Кецуоки выстрелила вверх, решив, что оставшегося запаса термоячейки ей хватит, чтобы, в случае необходимости прострелить голову встающему или лежащему на земле врагу.
- Операция ВКС Альянса! – голосом громким, но спокойным и равнодушным, объявила женщина. – Не подходить, преступник может взорвать себя вместе с вами!
Пистолет был направлен в голову террориста, как и пристальный взгляд Кецуоки. На гражданских она не отвлекалась, полагая, что, если они соберутся рисковать своими жизнями и соваться сюда, то смерть их станет следствием естественного отбора.
- Медленно прими позу Иисуса, - приказала Араши теперь не так громко, обрщаясь к террористу. – Ладони растопырить. Попытаешься сжать хотя бы палец, прострелю башку.

*

гр. "Гражданская Оборона" - "Про дурачка"

Отредактировано Ketsuoky Arashi (5 апреля, 2017г. 08:30)

+3

21

Если бы сейчас следователь по особым делам направил яркую лампу Крейну в глаза и строгим тоном спросил, что произошло, когда гружёный аппаратурой транспорт въехал в переулок, Арлен с высокой долей вероятности сказал бы, что это была самая настоящая магия. Потому что описать свои ощущения иначе и цензурными словами он просто не мог.

Несколько секунд всё было тихо. Он сидел на пожарной лестнице второго этажа, держа в руках снайперскую винтовку «Клык», покрытый тактической маскировкой, и готовый разнести голову любого солдата «Цербера», который посмел бы вылезти из машины. С этим проблем не было. Пускай «Клык» уступал по мощности заряда тяжелым антиматериальным снайперским винтовкам, зато у него, «Клыка», было преимущество в скорострельности.

Где-то на крыше должен был сидеть Фокс со своей снайперкой, да и стрелок-полицейский также облюбовал неплохую стрелковую позицию неподалёку. С точки зрения Крейна, снайперские позиции они заняли выгодные, хотя в том случае, если бы основной ударной группы под руководством Араши не было – толку от снайперов было бы мало. Но ситуация складывалась так, как складывалась. Времени что-то меня не оставалось.

Стрельба началась совершенно неожиданно. И явно пошла не по сценарию, когда из транспорта вылетела граната. Оказавшаяся не осколочной, а дымовой, она разве что напугала полицейских и сильно отвлекла их внимание. Крейн заметил, как за дымовой завесой массивная фигура Центуриона выскочила из машины. Позднее ему будет казаться, что он промазал, но сейчас, в момент стрельбы, он уверен на все сто процентов, что тяжелая пуля попала штурмовику «Цербера» точно в верхний отдел спины.

И тем не менее Центурион продолжил движение.

Дым сильно сужал видимость, но упустить противника было не только тактической, но и стратегической ошибкой. Особенно, если «Альянс» не накрыл весь квадрат глушилкой, а Арлен видел, что связь работает отлично. И совсем-совсем особенно, если им вскоре предстоял штурм базы некогда прочеловеческой организации. Нападать на укреплённый и готовый к обороне военный комплекс, да ещё и скрытый в городе, являлось делом исключительной сложности. А если ещё учесть, что противник будет знать об их готовящемся нападении, активирует все ловушки и займёт наиболее выгодные позиции, то стоило требовать не двойную, а тройную оплату своего труда. Конечно, на это никто не согласится, но хотя бы солидную надбавку выбить можно.

Крейн спрыгнул с лестницы прямо на транспортник, благо расстояние позволяло. В этом и крылся его простой замысел с расположением на втором этаже. Пускай снайперы имели лучшую точку обстрела, но если противник уйдёт через улицы – от снайперов не будет совершенно никакого проку. Дым уже начинал рассеиваться – Арлен видел мутное жёлтое пятно, которое стремительно покидало проулок. Прыжок с кабины на лобовое стекло и дальше на асфальт вышел эффектным, но реального преимущества не дал: наёмник опасался, что даже раненый противник мог оставить несколько мин-ловушек по пути. Он был так и сделал.

Когда же дым рассеялся и можно было двигаться дальше, постараться минимизировать расстояние до штурмовика, на горизонте нарисовался штабной аэрокар. Крейн хотел бы уже побежать в переулки, но сообщение от командования его остановило. Буквально. «Ждите решения полковника на месте операции». Арлен застыл – глупость да и только. Какой смысл сейчас разбираться в происходящем, когда противник может отступить и перегруппироваться? И уже наверняка предупредил своих помощников о диверсии «Альянса».

Наёмник вздохнул, подходя к транспортникам. За рулём одного из них лежало тело с остатками головы и отрезанной рукой. Определить, что произошло раньше, представлялось весьма сложным. Тела, тела, тела. Мёртвые тела. Не то, чтобы он был против такого подхода к операции, но следовало взять хотя бы одного-двух пленных. А может тот парень без руки и должен был стать пленником? А кто-то перестраховался и оставил у него в голове заряд взрывчатки? Или кто-то неудачно попал ему зарядом из того «Палача» прямо в голову.

- Харли, выглядишь не очень. – Крейн подошёл вплотную к своему сидящему товарищу, оглядывая его. Судя по многочисленным, но неглубоким вмятинам в броне ему досталось из дробовика и практически в упор. Значит, щиты не выдержали. Арлен поставил плюсик Центуриону – дробовик у того был мощный. – В порядке, голова не кружится?

- Более-менее, больше шока, чем повреждений... – Харли раскашлялся. Неудивительно, его органы пережили серьёзный удар и ныть будут ещё неделю. Наёмник попытался встать. - Больно. Если бы не усиленное покрытие, я бы был решетом сейчас.

- Именно так. Поэтому не напрягайся. Сиди, держи спину прямо и дыши медленно и глубоко. - Крейн ещё раз осмотрел броневую пластину – она была цела. Старый друг просто жаловался на жизнь. - Если не полегчает, сделаем тебе укол.

- Спасибо, Крейн... Укол лучше уже сделать, мало ли. Не буду обузой отряду. – Уоррен сумел выпрямиться, отдышался и начал ощупывать свой доспех на предмет дополнительных дыр.

- Изнежился ты совсем со своей техникой. - Арлен покачал головой и достал из подсумка шприц-ингалятор. - Снимай свой шлем. Вот так. – Шприц почти мягко коснулся шеи Харли, впрыскивая панацелин из капсулы в кровь Уоррена. - Сиди пока и отдыхай, пойду покопаюсь в машинах.

- Ты бы тоже изнежился, если бы тебя продырявили из такого дробовика. – Уоррен ворчал, крепче сжимая винтовку в руках.

- Если бы тебя действительно продырявили – мы бы уже не вели этот разговор. – Крейн усмехнулся, хотя за щитком шлема этого видно не было, и подошёл к одному из транспортников.

Араши докладывала ситуацию начальству. Конечно, зачем догонять сбежавшего солдата противника, если можно просто постоять и пообщаться на свежем воздухе? Его претензии были целиком и полностью направлены к командованию, которое, видимо, испытывало дефицит в кадрах и вынужденно посылало штабных офицеров на полевые операции. Если бы дело стояло за лейтенантом Кецуоки, она же Леди, то весь отряд наёмников уже вовсю гнался бы за Центурионом – в этом Арлен не сомневался.
Драгоценное время утекало.

Покуда новых приказаний не поступало, Крейн заглянул в один из транспортников. Много непонятной техники, предназначение которой могло быть известно либо специалистам, либо очень уж образованным людям. Для Крейна всё это было металлоломом, за которым особо не укроешься в случае перестрелки. И всё-таки действовать следовало осторожно: убрав винтовку, он включил на инструметроне узконаправленный радар и принялся медленно водить по каждой железяке. Если кто-то оставил здесь сюрприз с дистанционным детонатором – об этом следовало знать заранее. Радар молчал – если мины и были, то только самые обычные.

Инструметрон выключился, наёмник достал нож и принялся копаться там, куда бы сам поставил взрывное устройство. Обезвредить его сейчас он вряд ли бы смог, но хотя бы обозначил то место, которое совсем не стоит трогать до прибытия специалистов.

Цирк на улице продолжал своё представление. Новая команда – поймать Центуриона. Действительно, а почему бы не подождать до завтра и тогда не выполнить задачу? Арлен покачал головой: одно из звеньев логики в этой странной цепи отсутствовало напрочь.

Араши умчалась, взяв с собой Фокса. Толика ревности кольнула сердце наёмника: почему она взяла Фокса, а не его? В снайперском деле определить победителя среди них пока не представлялось возможности. Умом-то он понимал, что нужен кто-то верный в тылу, готовый сообщить о любых изменениях в случае необходимости. И словно в подтверждение этих слов полковник приказал лейтенанту полиции следовать за Араши, предварительно взяв с собой трёх людей. Крейн выждал полминуты для приличия, делая вид, что ищет мины-ловушки и послал Леди короткое сообщение. «За тобой четыре хвостика.» Пускай знает, что за ней тоже наблюдают. О причинах можно будет разобраться потом.

Затем последовала экстренная посадка в аэрокар. Неужели кто-то решил не терять время даром? Трое полицейских оставались у транспортников «Цербера», превращая некогда небольшой отряд в совсем крошечный.

- Итак, вы все сделали прекрасную работу. – Полковник ехал в соседнем аэрокаре, так что сообщение передавалось по инструметрону. - Но "Цербер" ещё здесь. И я скажу вам: мы идём в бой против них! – Крейн хмыкнул: как легко всё складывается на бумаге и насколько иная будет ситуация в реальной боевой обстановке. Из заботливо оставленной кем-то сумки с боеприпасами он вынул использованную ранее гранату-липучку и ампулу с панацелином.

День только начинался.

+2

22

Фокс:
Кажется, центурион повержен и даже почти не сопротивляется, но в этот момент Кецуоки накрывают сплошным автомантым огнём с трёх направлений: это была засада(Борегар и ещё двое, которых Купер отправил, чтобы "помочь" в эвакуации). Наверное лейтенанту всё-таки стоило расстрелять врага издалека, а не пытаться взять его живым в ближнем бою, но что сделано, то сделано, и нужно как-то попытаться прикрыть и спасти вашего командира. В зависимости от ваших действий Араши пострадает больше и или меньше.
Вскоре также появится Мария Кардосо и её отряд, которые попытаются вам помочь.
Уоррен и Крейн:
Приблизившись к базе, вы обнаруживаете там ещё одну группу полицейских и наёмников, которые уже начали безрезультатную и довольно вялую перестрелку с защитниками базы "Цербера".
Диспозиция такова: вы находитесь на одной стороне проспекта Ди Лаурентиса, база врага - на другой стороне, в подвале недостроенного небоскрёба, а враги заняли отличные позиции на первом и втором этажах(ориентировочно четыре-шесть стрелков), к тому же на самой вершине у них есть мститель, которая периодически высовывается и делает одиночный выстрел. В этот момент она полностью открывается, но щиты слишком мощные, чтобы успеть сбить их за такое короткое время - это и есть главная опасность, потому что от выстрелов сверху вам не укрыться. Проспект широкий, из укрытий есть только пара автомобилей, здания на обеих сторонах вплотную примыкают друг к другу, прохода между ними нет.

- Мы не можем позволить им поднять больше ни одного шаттла. Готовимся к штурму. - примет решение полковник, после коротких переговоров по рации.
- Сэр, это неразумно... - пытается возразить старший из полицейских, - Открытое место, они нас всех перебьют... - однако ни Араши, ни Кардосо, которые возможно смогли бы как-то переубедить полковника, здесь нет, а остальных он совершенно не слушает.
- У меня приказ взять эту базу, и я его выполню! - грозно кричит офицер, - Готовьтесь к атаке через пять минут. И мне нужны пять добровольцев, чтобы обойти врага сзади, если это возможно...

Далее у вас два варианта:
1. Остаться с основной группой и участвовать в лобовой атаке. Это совершенно бесполезное занятие: добраться даже до середины проспекта удастся далеко не всем, поэтому попробуйте найти способ выжить до начала отступления и не получить тяжёлых ранений.
2. Пойти с полковником и остальным добровольцами. Вы перейдёте проспект в нескольких сотнях метров в непростреливаемой зоне, затем пройдёте насквозь через соседнее зданее, и окажетесь во дворах. Со стороны дворов, заваленных по большей части строительными материалами и мусором, также есть вход в нужный вам небоскрёб, но в коридорах вас ожидают два фантома, которых послал Купер. Первого из добровольцев фантом насквозь пронзает мечом, выйдя из маскировки прямо перед вашим небольшим отрядом, а затем прячется за углом, периодически стреляя из своего дезинтегратора. В это время вторая фантом попытается обойти вас сзади. Ситуация тоже очень и очень печальная: как сражаться с вооруженными мечами элитными бойцами "Цербера" в таком замкнутом пространстве?

Можно описывать действия полицейских и других наёмников, чтобы попытаться выбраться из данной ситуации.
Очерёдность: Фокс, Харли, Крейн

Отредактировано Praetorian (11 апреля, 2017г. 23:12)

0

23

- Коэн, - коротким сигналом отозвался коммуникатор – За мной. Задача – догнать центуриона. По возможности, берем живым.
Живым, эх. Фокс обычно не брал противников живьем. Не его стиль, да и не про него такие истории.
- Принято, - коротко ответил наемник и остановился на половине пути. Он как раз спускался по лестнице постройки, в которой сидела вся снайперская братия, что участвовала в засаде. Он не стал спускаться дальше вниз - просто вылез через окно и осторожно спрыгнул на землю. Благо, высота уже позволяла безболезненно осуществить такой маневр.
Кувы-рок.
Секундой позже наемник уже бежал по узкому переулку в попытке нагнать церберовца. Он видел как Араши вбежала в разбитую дверь, что оставила за собой жертва образовавшейся охоты, но следовать ее путем Фокс не стал. Ясное дело, центурион не останется сидеть здесь, его цель уйти как можно дальше, желательно, запутав след.
Надеюсь он хотя-бы ранен.
Ловя на инструметрон обрывки пути следования наемник продолжал двигаться, попутно разглядывая окружение. Переулки этого города не переставали удивлять Фокса - грязные, но абсолютно пустые. Обычно в крупных городах каждый такой закуток заполнен подозрительными личностями, особенно в тех местах где наемник искал работу когда только начинал.
Поворот, еще один. Наемник нырнул в открытую дверь и увидел Араши и неопознанного мужчину.
Оу, да ты не жилец. Он не стал ничего говорить, всем все и так было ясно.
Коэн заметил месиво, там где должен быть его торс, а так-же кровь, стекающую к его ногам.
Похоже "оранжевый" не заметает следы, а создает.
Фокс понимал, для чего это сделано. гражданский своими силами явно не стал бы пытаться остановить центуриона в тяжелой броне, тут не нужно быть гением что-бы это понять. Противник надеялся что ищейки остановятся для оказания помощи, а сам он пока затеряется на городских улицах.
Отставить! – женщина кивнула на раненого – Цель – террорист.
Вот только он не учел, что по следу идет наемник и кусок льда, а не силовики.
Коэн давно перестал испытывать жалость и сострадание в такие моменты. Точнее даже не перестал, а, правильнее будет сказать - научился подавлять такие эмоции. А потому, он спокойно пошел дальше.
Прошлый он с отвращением бы плюнул в лицо нынешнему ему.
Ну ладно, я же не животное.
Аптечка упала к ногам умирающего, а человек поспешил за Араши. Ему было плевать что о нем подумает его временная начальница, он не собирался лепить из себя ни героя, ни сверх-профессионала, который как зомби фокусируется на исполнении приказа. Он и так уже отрабатывает сверх того, за что ему обещали заплатить. А обезболивающее хотя-бы немного скрасит последние минуты человека.
Еще пара коридоров и они оказались на оживленной улице. Центурион мог бы здесь спрятаться не носи он тяжелую броню и не выделяйся в толпе как человек на Тучанке.
Или нет.
Как не пытался скрыть свои габариты Церберовец, сделать он этого не мог, а посему, для наметанного глаза Фокса не составило проблем заметить его. Плащ, что тот отобрал у гражданского едва ли маскировал его.
- Прикрывай на дистанции! – коротко отдала приказ начальница тоже заметив жертву.
Ой-ой, зря зря зря.
Наемник не понял, для чего она захотела сблизится с ним. Пуля в голову и дело с концом. Они и так достаточно знают о присутствии Цербера на планете и допрос пленника, для Коэна, не казался той вещью, ради которой стоит рискнуть своей жизнью.
Фокс на ходу активировал тактическую маскировку и резво запрыгнул на мусорный контейнер, раскладывая винтовку.
Преимущество в высоте. Есть.
Перекрестье прицела поймало, сначала Араши, которая быстро приближалась к цели, а после переметнулось на "Церберовца". Легким движением пальцев наемник подкорректировал зум так, что бы видеть при этом и руки центуриона. Одно неправильное движение и он упадет, корчась в муках, потеряв кисть или просто потеряв голову. Буквально.
Засада. Фокс заметил противника в переулке прямо напротив.
Перекрестье прицела отправилось в короткое путешествие в поисках головы солдата противника и оно его нашло. Тактическая маскировка не дала противнику сделать первый выстрел.
И, внезапно, улица разразилась какофонией из выстрелов и криков людей.
Черт, он не один.
В голове наемника мгновенно построился план улицы с приблизительной расстановкой сил врага. Он понадеялся что Араши успеет уйти в переулок, где теперь лежит церберовец с пробитой головой, ее щитов должно хватить, хотя-бы на первые попадания.
- Уходи с улицы. - короткая фраза по голосовой связи была адресована Кецуоки.
Ну, или она попытается убить центуриона и умрет отомстив.
Коэн выглянул из подвортни и бросил свтошумовую гранату вглубь улицы, где, как он считал, находился один из противников и стал стрелять в противоположную сторону, где находился третий стрелок. Он не пытался прицелиться и попасть, его целью было подавление противника. Церберовцам нужен был хаос и они его получили.

Отредактировано Fox Koen (19 апреля, 2017г. 19:06)

+3

24

Уоррену изначально не понравилась идея лобовой атаки, оно и понятно, как у специалиста в совсем других вопросах, у него ни тяжёлой брони, ни подходящего снаряжения. Весь эпицентр способностней расчитан на внезапность, и средне-близкий спектр дальности, конечно, Харли мог бы взять винтовку с оптикой и потренироваться в таком деле, как снайперский обстрел – но смысл? Опыта в этом мало, стрелять так не привык, так что он однозначно покачал головой смотря на орущего болвана.
- Обойду их сзади, сэр, - чтобы не вызывать у ротатого и судя по всему засидевшегося на этой должности человека, лишнего повода мутить воду. Харли вообще не любил людей-исполнителей, больно уж они неразборчивы в методах, что делает работу с ними – адовым состязанием в эстафете «сделай мне неприятно, пока я не прострелил тебе череп». Покивав на какие-то несуществующие формальные инструкции и получив точный маршрут предполагаемого обхода, Уоррен пошёл вместе с остальными солдатами.

***

Ритмичный бег, он придерживая автомат идёт с группой солдат которым приказано обойти здание и ударить с тыла. Тыл – отличный способ нарушить позиции врага, но что до основных деталей, Харли очень сомневался, что враги так глупы, чтобы не закрыть явную брешь. Ожидание всяческих растяжек, ловушек и попросту отрядов – предполагалось. Вот они прошли длинную и ветвистую улочку к проспекту обратно, так чтобы наверняка, чтобы зона не простреливалась случайными снайперами или попросту бойцами поддержки. Благо про способности Церберовских ребят гадать не приходилось, умелые сволочи чего и говорить. Уоррен не был ведущим, но готовился к бою заранее, как только они прошли помещение выводящее их к двору который был завален строительным мусором. Кажется это был один из задних проходов к небоскрёбу, что виднелся вблизи и высился чёрным силуэтом – словно намекая что людям нужно именно сюда. Отряд шёл дальше посреди похожих друг на друга мелких двориков, которые и правда напоминали скорее свалку, теснота и мусор – ничего больше. Харли держал свой дробовик наизготове, двигаясь скорее не лёгким бегом, а так, тактическим шагом – держа ствол поднятым и перемещаясь вместе с остальными членами отряда. Он был замыкающим, поскольку следовало ожидать и чего-то вроде обычной засады или обхода – сзади, известны были случаи, когда группы гибли именно так… И тут, посреди мусорных куч и прочего резко послышался характерный звук удара, а перед первым добровольцем нарисовалась фигура фантома. Первый из солдат упал, непонятно было убило ли его насмерть, но удары этих убийц вряд ли предполагают такое, Харли резко двинулся вперёд. Он видел чётко лишь первого фантома который отпрыгнул назад и укрылся за углом периодически ведя огонь из дезинтегратора. Уоррен сразу подумал о том, что тут может сработать лишь быстрая наступательная реакция… Судя по тому, как меч пробил первого идущего, враг попался действительно жуткий.
- В сторону, - наёмник удерживал тяжёлый дробовик на весу и решительно прибавил в движении, как только член его отряда упал окончательно оказываясь около угла и решительно игнорируя опасность попадания. Прицельную стрельбу вести из-за угла сложновато, а чтобы у врага не было повода действовать аналогичным путём – Уоррен сжимал правую руку, свободную от всего и концетрировал в ней биотическую энергию. Атака состоялась мгновением позже после того, как Харли добежал до угла, он вынырнул из-за него и заметив хромо-бледный силуэт бойца который ожидал такого по всей видимости, и нанёс сразу два удара. Левой рукой он выставил дробовик перед собой и провёл выстрел целясь в грудь и ударную руку фантома, Харли предполагал что это может хорошо повредить противника. Второй рукой он выпустил собранных поток энергии массы и резко сжав руку направил её на фантома, благо тот был довольно близко. Частицы устремились к противнику, стремясь хищно словно стая пираний атаковать того и буквально разорвать на части, повреждая щиты, тело, броню и делая его уязвимым и слабым.* Из всего что Уоррен понял за эти краткие мгновения, ясно было одно – эти ребята разведчики и убийцы, вряд ли он будут способны длительно вести сопротивления, если повредить их подвижность.

* - деформация.

+2

25

Транспорт двигался медленно, так что у Арлена была возможность посмотреть из окна кабины на происходящее пока что вдалеке сражение. Тактическая карта, появившаяся в инструметроне, лишь подтверждала его опасения: ситуация становилась всё более и более абсурдной. «Альянс» упустил возможность и тихо и незаметно подойти к базе «Цербера» и теперь расплачивался за эту оплошность.

Крейну не нужна была карта, чтобы понять простую вещь: фронтальная атака обречена ещё до того, как начнётся. Противник занял выгодные позиции, имел преимущество в высоте. И это только рядовые солдаты. Где-то на крыше был ещё один снайпер с мощными щитами и хорошей дальнобойной винтовкой. Если у «Цербера» хорошие запасы термоячеек, то они могут держать эту позицию очень долго. Крейн вздохнул: самым надёжным способом переломить ход боя было использование тяжёлого оружия. Залп из «Гидры» или «Каина» не только смял бы ряды «Цербера», но и дал бы нужное для штурмовой операции время. Только кто-то явно не желал тратить боеприпасы.

Или можно было бы пригнать сюда летун и подавить сопротивление противника в считанные минуты. То ли «Альянс» решил сильно сэкономить, то ли силы были действительно на исходе - Арлен просто не знал. Но, по крайней мере, он бы пригнал сюда парочку броневиков, чтобы создать подобие защиты для штурмовиков. Глупо убивать профессионалов – много ума не требовалось. За годы службы Крейн успел на всё это насмотреться – на полковника, который был штабным идиотом и, видимо, о боевых операциях читал лишь в исторических книжках, на полицейских и наёмников, которые были вынуждены выполнять глупые приказы, на глупые смерти неплохих, в общем-то, людей.

Именно по этой причине, когда полковник только заикнулся о том, что надо бы найти парочку добровольцев, чтобы пойти в обход, Арлен оказался тут как тут и поспешил предложить свою кандидатуру. Харли не отставал. На широком проспекте, где не было серьёзных укрытий, под огнём противника шансы на выживание были совсем маленькие. Штурмовая группа, которая могла бы зайти с тыла, представляла собой более результативную затею с более высокими шансами на выживание.

Решение было принято и обсуждению не подлежало. Через пять минут основная часть полицейских пойдёт на убой. Единственное, что может их спасти – штурмовая группа полковника, которая, если повезёт, сможет на время отвлечь противника и позволить основной группе ворваться в основную часть базы и обезвредить своими телами ловушки «Цербера».

Двигаться по боковой улице до свалок было несколько напряжённо. Крейн старался судить всех по себе, переоценивать смекалку и навыки противника, а потому больше всего сейчас опасался различного рода фугасов, мин, растяжек. Свалка, куда они попали почти перед самым зданием, была практически идеальным местом для засады. Именно здесь наёмник ожидал нападения – и здесь он его дождался.

Он шёл вторым: идущий первым, как правило, погибал. Молодой полицейский, который шёл первым, неожиданно остановился, открыл рот и издал стон. Понеслось. Одновременно с мыслью почти из воздуха материализовался первый фантом. Его узкий меч с мономолекулярной заточкой торчал из середины туловища полицейского, практически не оставляя тому шансов на выживание.

Арлен был ближе всех к фантому, он первым открыл огонь, пока люди полковника, которые были едва знакомы и не могли слаженно перестроиться, занимали позиции. В узком проходе, где сейчас оказались наёмники и бойцы «Альянса», сделать это казалось совсем не простым занятием. И тем не менее, инициатива уходила от «Цербера». Фантом был вынужден отступать под градом стрельбы, эффектно кувыркаясь и переворачиваясь.

Он уже почти спрятался, когда в дело вступил Харли. С дробовиком наперевес и биотикой, из него могла бы выйти разрушительная машина для уничтожения живой силы. Впрочем, думать об этом было некогда – с тыла нарисовался второй фантом, чьи намерения были весьма не дружественные. Выйдя из тактической маскировки позади отряда, он выстрелил из своего дезинтегратора и убил ещё одного полицейского. А если бы там стоял Харли, ему было бы совсем больно. Странная штука-Судьба оказался благосклонна к наёмнику.

Из-за резкого перестроения открыть огонь по второму фантому оказалось невозможным – лишь самый крайний наёмник, производящий более менее хорошее впечатление, успел повернуть свою штурмовую винтовку и начать стрелять. Фантом, не будучи дураком, активировал «защитную сферу» и постарался разорвать дистанцию, прикрывшись кучей мусора.

Пока Харли почти расправился с первым фантомом, стоило обратить серьёзное внимание на второго. Арлен вытащил гранату-липучку и кинул её в сторону укрывшегося противника чуть сильнее, чем следовало. Граната перелетела укрытие. Жестом Крейн показал наёмнику обходить противника справа, сам он двинулся слева, предварительно включив тактическую маскировку. Полковник остался на месте, расстреливая термозаряды по укрытию и хотя бы временно прижимая фантома.

Крейн нажал на кнопку детанатора, подрывая гранату и лишая противника укрытия. Теперь фантому предстояло перенести огонь сразу с трёх сторон и постараться выжить.

Арлен искренне надеялся, что у него это не получился.

+1

26

Кецуоки Араши и Фокс Коэн:
Граната на несколько секунд прикрывает Кецуоки, а в этот же момент рядом с Фоксом появляется офицер Кардосо, которая бросает в тот же район ещё одну светошумовую, и открывает огонь.
- Иди за моими ребятами, - даже у вас звенит в ушах после взрыва двух гранат, и только интерком позволяет вам слышать женщину-офицера, показывающую рукой в сторону здания, со второго этажа которого ведётся огонь, - Я сама её вытащу. Быстро, иначе мы будем там, как в мышеловке. - затем полицейская, пригнувшись, перебегает улицу и толкает за собой оглушённую и дезориентированную близкими взрывами гранат Араши в сторону переулка.

Даже несмотря на прикрытие, Леди оглушена гранатами и серьёзно ранена, броня и щиты поглотили часть урона, но всё равно у Вас не только несколько поверностных ранений и пара ушибов от непробитий, но и две глубокие раны от пуль штурмовых винтовок: на левом плече и около груди, хотя, к счастью, лёгкое не задето. Меди-гель быстро остановит кровотечение, но всё равно такие ранения очень и очень опасны, особенно без своевременной и грамотной медицинской помощи. Лишь через несколько минут вам удастся относительно придти в себя:
- Тебе нужно в госпиталь. Не шевелись и даже не пытайся сражаться. - полицейская из-за угла обменивается очередями со штурмовиком где-то в другом конце улицы, а от двух других бойцов на втором этаже вас защищает выступ здания. Однако на таком расстоянии полицейский пистолет-пулемёт совершенно неэффективен против церберовца.
Можно послушать Марию-Антонию и просто позволить ей самой продолжать бой, а самой воспользоваться панацелином и другими средствами от ран. Тогда штурмовик вскоре прекратит перестрелку и, вероятно, покинет этот район, зато с помощью Кардосо вам удастся быстро и более эффективно перевязать и обработать раны Араши.
Тем не менее, можно и проигнорировать это предложение и всё равно пойти сражаться. Не стоит пользоваться биотикой, и, особенно, "зарядом" - так вы нанесёте себе больше вреда, чем врагу, но даже несмотря на всё это и нерешительность офицера полиции, штурмовик не слишком искусен и для вас двоих не составит труда справиться с ним. Однако невнимательное отношение к серьёзным ранениям может сказаться в дальнейшем, даже не смотря на использование меди-геля.

Если Фокс отправится вслед за подчинёнными Кардосо, то к моменту, когда он поднимется на второй этаж здания, наёмник почувствует мощные толчки, заставляющие всё здание буквально содрогаться, а пройдя ещё немного, увидит впереди убитого штурмовика "Цербера" и яркие вспышки в следующем помещении. В комнате с лоджией, откуда и вёлся огонь, перевёрнута вверх дном вся мебель, и лежат три трупа: двое полицейских с вывернутыми неестественным образом руками и ногами и окровавленная женщина(по-видимому, хозяйка этой квартиры).
- Пощадите... - третий полицейский ещё жив и пытается отползти в сторону, но бронированный с головы до ног Церберовец со смехом вытягивает вперёд руку - а в следующее мгновение полицейского обвивает биотический хлыст, а затем его отшвыривает под самый потолок и на другой конец комнаты, ломая, словно тряпичную куклу.
Каратель вас пока не видит и, похоже, собирается уходить, стоит ли вступать в бой с таким опасным противником, который легко расправился с тремя полицейскими, не получив и царапины?
Если решите не рисковать, то вам удастся избежать боя.
Если всё-таки предпочтёте сражаться, то помните, что враг не очень подвижный, но хорошо бронирован, вооружён "Шершнем" и гранатами, а самое главное - сокрушительной мощью биотических хлыстов на близкой дистанции.

Харли Уоррен и Арлен Крейн:
Фантом впереди явно не ожидал столь быстрого натиска Уоррена и не успевает начать уклоняться или ударить наёмника мечом, и вскоре падает, но стоит вам повернуться, чтобы помочь вашим коллегам, как вы понимаете, что не можете сдвинуться с места: несмотря на ужасные раны, лежащая фантом всё ещё жива и удерживает рукой вашу ногу.
- Не... р...нь... мо... стру... - из-за ран она ужасно хрипит, к тому же шлем искажает слова, так что вам не разобрать, что именно было сказано, да и разве это имеет какое-нибудь значение?
Задержка совсем небольшая, конечно, но достаточная, чтобы принять участие в скоротечном бою со вторым фантомом уже стало невозможным.

Маскировка нисколько не помогает Крейну - возможно у фантома были специальные импланты или она просто угадала, где вы находитесь, но ещё до первого выстрела, фантом наносит вам удар ногой прямо в грудь, отталкивая к стене и сбивая с ног. Несмотря на то, что враг ниже ростом и явно меньше весит, удар оказывается чрезвычайно болезненным и столь сильным, что под бронёй хрустнут рёбра. Выиграв время, фантом перекатом приближается к второму наёмнику вплотную, прячется за его спиной от выстрелов полковника, захватывает за руку, не давая тому повернутся, и пронзает мечом насквозь.
До этого момента бойцы Альянса только мешали друг другу, так и не нанеся быстрому и ловкому фантому каких-либо повреждений, но стоит мёртвому наёмнику упасть на землю, как старший офицер Альянса использует "поглощение энергии", полностью снимая врагу барьер и биотическую сферу, и даёт очередь из винтовки, продолжая держаться на безопасном расстоянии от удара мечом, а щиты и броня должны были защитить его от дезинтегратора, однако даже это оказывается бесполезным: прежде чем полковник успевает добить врага ещё одной очередью, фантом заносит катану двумя руками и бросает её в офицера, попадая ему прямо в живот.
К этому моменту Крейн также может отойти от шока и открыть огонь по фантому, которая начинает отходить назад к повороту коридора, и явно заметно, что у неё уже нет прежней скорости, к тому же она практически не поднимает левую ногу - видимо именно туда и попал полковник, однако как только вы начнёте стрелять, противница замаскируется. Впрочем, возможно вам всё равно удастся добиться одного или даже нескольких попаданий.
По связи слышны переговоры штурмующих бойцов полиции и беспорядочная стрельба; из переговоров понятно, что у них большие потери. Несмотря на то, что он практически превращён в шашлык, полковник успевает прохрипеть по радио, - - Отступайте... приказываю... отступать... - он проживёт ещё пару минут, но понятно, что помочь ему совершенно невозможно.
Всё побоище продолжалось всего лишь около десяти секунд, но результат был поистине разрушительным: четыре трупа, не считая фантома, и кровавые брызги по всем стенам и полу.

Вам самим решать, преследовать ли фантома или тоже отступить: с одной стороны, Уоррен и вовсе остался цел и невредим, а у Крейна максимум перелом ребра, но пока он в броне, это невозможно диагностировать достаточно точно.
Насколько серьёзны ранения противника, судить сложно, но, вероятно, серьёзные, судя по тому, что после снятия барьера по фантому стреляли из штурмовых винтовок.
Однако с другой стороны, есть риск того, что после отступления атакующих с фронта, "Цербер" может перебросить против вас других своих бойцов.

Если решите отходить и ждать подкреплений, то во дворах вы не встретите противника, остаётся найти укрытие и осмотреть Крейна на предмет ранений.

Если решите продолжать, вскоре наткнётесь на запечатанную дверь, явно отличающуюся по дизайну от всего остального здания: очевидно, это и есть вход на базу врага. Дверь явно не взрывостойкая, но всё равно довольно прочная, и придётся найти способ вскрыть её или взломать, или же попытаться обойти.

Также, если хотите, кто-то из вас может подобрать оружие убитого полковника Неймана: это винтовка М-55 Аргус, весьма продвинутая и мощная.

Очерёдность: Араши, Фокс, Харли, Крейн.

Отредактировано Praetorian (23 апреля, 2017г. 13:20)

0

27

Уоррен не собирался выяснять родственные связи этих врагов, что конечно же, сразу поворачивало дело в новый ракурс, теперь у него точно будет кровный враг. Он было дёрнулся, чтобы помочь Крейну, но чертыхнулся, все ещё живой противник сцепил его ноги и не давал ему сделать и шага. Увы, это не относилось к рукам, вот почему наёмник спокойным и слитным движением активировал ещё один заряд и всадил его в направлении лежащего. Если разброс пуль в первый раз оказался достаточно смертельным, чтобы как-то задеть беднягу, то второй заряд по неподвижной цели будет фатальным. Харли стрелял вытянув руку и прицелившись точно, благо спешил и понимал что неизвестный враг легко может перейти в наступление. Кто знает на что способны фанатики из Цербера? Их не стоило недооценивать.
- Хрипела она что-то про сестру? В любом случае, какая разница, главное что ... - поток мыслей прервался, началось новое действие, он поспешил сделать ещё выстрел. После того как с раненым было покончено, Уоррен искренне сомневался что он выжил, но заряд из дробовика способен угомонить кого угодно и на долгий срок. Раненому явно был прямой посыл или в могилу, или в лучшем случае – в реанимацию с огромным риском. Крейн кажется, был ранен, после того шума и гама который начался за спиной Уоррена. Судя по всему – второй фантом атаковал так, что большая часть отряда была фактически ликвидирована, стрелять биотик не стал – опасаясь задеть своих, близкая дистанция это опасное дело в таком случае. Но кажется временно наступила тишина, по крайней мере фантом номер 1 не ворочался и затих, а ещё трупы… Харли выдохнул и принялся перезаряжать оружие, попутно отходя от боевого ритма и выдыхая, подходя к Крейну которого неслабо так приложили.
- Одного я достал точно. Другой похоже совсем ушёл, будем продолжать задание? Похоже, в живых остались лишь самые неудачливые, - и он несмешно усмехнулся, встряхиваясь от оцепенения что всё ещё действовало на него и пропадало постепенно. Интересный навык, надо будет поинтересоваться областью его применения, воздействие судя по всему было на его мышцы и это было биотикой… Уоррен не был хорошими академическим учеником, но практику воспринимал как должное, в связи с чем концетрировал свои навыки на самых необходимых вещах. И этот увиденный им приём был полезен, а что? Так можно любого противника «выключить» на нужное время и для всяких операций полностью сойдёт, и для дальнейшего применения – полезно. Вражеские биотики – просто так и просятся для того чтобы их кто-то заморозил или же лишил движения, потому как они страстно любят убегать и прятаться, или же эти самые противники… Уоррен не знал такого понятия, как «Фантом» но окрестил их про себя «прыгуны», интересно как бы слабы они стали если бы их так «захватить»? Но пока это лишь просто домыслы, но запомнить эту идею нужно… Для проверки ткнув дулом дробовика в тело врага, Харли поманил Уоррена и обновив боекомплект в дробовике, нажал на кнопку сброса перегрева. Раздался огромный «пффф» который возвестил Уоррена о том что его оружие готово к новой порции раздачи, и он занял позицию около двери ведущей на стройку, и ткнув в неё пальцем, проговорил очевидные, но тем не менее нужные вещи.
- Вот чёрт, граната нужна бы, дверь выглядит прочной, Арлен, а я свою потратил тогда при стычке с транспортом. У тебя есть лишняя? Подорви её сам или дай мне, - Уоррен ждал реакции Крейна.
- Сейчас мы проверим её прочность старым дедовским способом. - Крейн достал из подсумка гранату-липучку, а ещё одну светошумовую передал Харли, и первую повесил прямо на центр двери. Теперь оставалось только занять укрытие, снести дверь и выяснить, что ждёт их дальше.
Арлен спрятался за старым мусорным баком, меняя термоячейку в "Аргусе" и нажимая на кнопку на перчатке. Граната взорвалась, дверь заметно погнулась и едва держалась, но не падала.
- На счёт три?

Харли кивнул. Граната проделала нужную работу, после чего по сигналу "три" Уоррен ударил ботинком в дверь и закинул туда светошумовую гранату, после чего выждав 3 секунды, до взрыва, он ворвался внутрь держа свой дробовик,  аккуратно пошёл вперёд, стремительным рывком, оглядывая пространство и мгновенно реагируя на каждое движение впереди, готовый более чем сразу угостить каждого кто будет агрессивен - зарядом из верного дробовика. Если там и была засада, то взрыв гранаты сработал на руку, позволяя застать врасплох.

Отредактировано Harley Warren (1 мая, 2017г. 22:26)

+1

28

Фокс продолжал стрелять.
Офицер Кардосо оказалась персональным ангелом-хранителем для Араши и скорее всего, прибыв так вовремя, спасла ей жизнь.
- Иди за моими ребятами, - с трудом, но расслышал наемник просьбу офицера.- Я сама её вытащу. Быстро, иначе мы будем там, как в мышеловке. - женщина рванула к Кецуоки и вытолкнула оглушенного человека в безопасный переулок.
Ай, как самоотверженно. Коэн оценил ее рывок под обстрел противника. Он всегда ценил смелых людей.
Наемник, пригнувшись как можно ниже, короткими шагами добежал до дверного проема в котором скрылись полицейские, опасливо заглянул в него и не заметив никого кто мог бы оказать сопротивление нырнул в помещение.
Винтовка отправилась за спину, а в руке оказался тяжелый пистолет. Фокс обхватил рукоять обеими ладонями и двинулся к лестнице. По помещению нельзя было сказать что здесь был противник, никаких следов сражения, ни дыр от выстрелов, ни разбитой мебели. Только со второго этажа доносились звуки перестрелки, как подумал наемник, подручных Кардосо и церберовца.
Еще несколько шагов...
Здание неслабо пошатнулось.
Етить. Это еще что... короткий забег по ступеням на второй этаж, угол возле последней ступеньки был обожжен, кто-то вел огонь из этой точки.
Взору человека предстал длинный коридор из проходных комнат, глубины которого издавали звуки выстрелов. Миновав труп церберовца, лежащий с краю комнаты, Фокс, со всей осторожностью прокрался к проему за которым, как полагал человек, находился источник небольшого землетрясения.
Етиить. Над телом еще живого полицейского стоял каратель Цербера.
- Пощадите... - это полицейский слабым голосом воззвал к карателю. Тот лишь усмехнулся и добил противника.
Так... Наемник оказался перед сложным выбором. Противник, тяжелая броня, оружие ближнего боя, отлично подготовлен, помещение узкое, а значит, будет сложно избежать ближнего боя. С другой стороны оружие Коэна как раз и сможет снести его броню и исключить его побег, но нужно держать дистанцию.
Он подойдет, я присоединюсь к лежащим на земле коллегам. Человек всегда оставался хладнокровен, его было сложно вывести на эмоции.
Фактор неожиданности был на стороне наемника, а потому, он решил действовать. Он вскинул пистолет в надежде, что щиты противника еще не успели полностью восстановиться и несколько раз нажал на спуск. Стены вновь услышали выстрелы, но ни один снаряд в них не попал, все ушло в щиты церберовца. Тот явно не ожидал внезапного нападения и не успел грамотно среагировать и ответить на огонь. Он вскинул "Шершень" в сторону проема, но Коэн уже скрылся и судя по звуку удаляющихся шагов уже бежал в другой конец коридора.
Либо он побежит за мной, ведь я могу привести подкрепление, либо просто свалит через балкон, здесь невысоко.
С этой мыслью наемник ушел в глубокий подкат и уехал на пятой точке к лестнице,  при этом раскладывая тяжелую винтовку. Рассуждая подобным образом он надеялся, что церберовец не захочет оставлять за собой хвост, тем более который напал на него всего лишь с пистолетом.
Ну давай. Такого ты не ждешь. Фокс прильнул к прицелу как раз в тот момент когда показалась широкая фигура карателя.
Слишком близко чтобы промахнуться. Наемник бы не промахнулся, находись противник и сотней метров дальше.
И он не остановился на одном выстреле.

Отредактировано Fox Koen (3 мая, 2017г. 10:07)

+2

29

День превращался в самый настоящий кошмар. Сперва неудача с центурионом, теперь – атака фантомов. И везде – жертвы, жертвы, жертвы. Крейн уже начал жалеть, что подписался на участие в этой странной и исключительно рисковой операции. Неужели у «Альянса» не хватало сил, чтобы расправиться с одной базой «Цербера»? Укреплённой, но не являющейся какой-то суперкрепостью, на которую придётся потратить батальон солдат?

Пара выстрелов из тяжёлого оружия, действительно тяжёлого оружия, и пехота спокойно зачистила бы территорию. Шаг за шагом, двигаясь хорошими слаженными группами, где каждый прикрывает товарища и прикрываем товарищем. Сейчас же ситуация складывалась совершенно иным образом: словно неопытный игрок включил новую игру на сверхсложном режиме и пытается ко всему прочему разобраться с весьма нестандартным управлением.

Почему не сработала тактическая маскировка, которая должна была надёжно скрыть Крейна от противника и перенести основной удар на полковника и наёмника, Арлен так и не смог сказать. Выскочивший из-за укрытия фантом видел его – и был таков. Прежде, чем наёмник успел сделать хотя бы один выстрел в стремительно приближающегося к нему фантома, небольшое тельце солдата «Цербера» оказалось в воздухе, а её тяжелые ноги с особой силой впечатались в грудную пластину Арлена.

Крейн почувствовал себя пёрышком, на которое подул слон, когда его собственное тело с неестественным ускорением ударилось об твёрдую поверхность стены. К своему стыду, наёмник не смог сразу вернуться в бой: в глазах было черно, а воздух, казалось, навсегда покинул его лёгкие. Боль от сломанного ребра придёт позже. А пока он лишь упал на четвереньки, пытаясь сделать глоток свежего воздуха. Медленно, по чуть-чуть, ему это удалось.

Увы, за эти секунды случилось слишком многое и преимущественно непоправимое. Наёмник из группы полковника лежал на земле и не двигался, а вокруг него уже вовсю расплывалось свежее кровавое пятно. Полковник, которого все сразу невзлюбили за глупость, но который по сути спас Крейна, сейчас лежал и глупо смотрел на выпирающий из его груди меч, вероятно, пытаясь понять, как тот там оказался и что теперь делать. Фантом пытался скрыться. Раненый, но ещё живой.

Позволить фантому уйти Арлен не мог. Это была его личная маленькая месть за то, что противник в оказался достаточно хорош, чтобы уничтожить их маленький разнородный по своему составу отряд. На этот раз Крейн решил положиться не только на своё зрение и опыт, но и на технику. Активированный режим «снайпер» изменил угол стрельбы буквально на несколько градусов, когда человек выдал длинную очередь из своей штурмовой винтовки.

И всё-таки фантом смог уйти. Тактическая маскировка просто поглотила его фигуру, растворяя её в глубине коридора. От злобы внутри на то, что сегодня всё идёт из рук вон плохо, хотелось рычать и кричать. Вместо этого Арлен плотно сжал зубы и сменил термозаряд. Эмоциям он может дать выйти потом, когда они будут в безопасности. Если они доберутся до такого места – картина бойни на стройке совсем не располагала к размышлениям о мирном окончании операции. Скорее она говорила, что раз два фантома смогли натворить такое, то стоит ли заходить внутрь.

В груди было больно. Видимо, одно из рёбер не выдержало удара и сломалось. Свободной рукой Крейн схватился за находящуюся рядом балку, опёрся и принялся «сканировать» свой организм. Кровью он не кашлял, значит, лёгкие в порядке. Никаких странных ощущений в животе он тоже не испытывал, что скорее всего означало отсутствие внутреннего кровотечения. Что ж, новости не самые хорошие – сломанное ребро напоминало бомбу со сломанным таймером: может взорваться сейчас, а может – спустя двое суток. Пока что бронекостюм надёжно всё фиксировал.

Потом, когда операция закончится, стоит навестить доктора. Но пока что надо двигаться дальше, а для начала – выяснить, насколько серьёзная рана у полковника и можно ли что-то для него сделать. И ещё понять, сколько их осталось. И можно ли добиться подкрепления.

Помочь полковнику было нечем, разве что добить. Живот превратился в одну сплошную рану, был перебит позвоночник. Если Арлен и мог что-то сделать, то лишь избавить его от мучений. Остальные члены группы были все как один мертвы. Кроме Харли.

- Отступайте... приказываю... отступать... отступать… приказываю… - Полковник, имени которого Крейн так и не узнал, ещё несколько раз повторил эти слова в предсмертной агонии, а потом уронил голову набок и затих. Наверное, в иной ситуации стоило бы сказать пару слов о нём и других погибших тут солдатах, но битва продолжалась. И её результаты Арлен мог слышать по рации: крики помощи, требование поддержки, ругань и стрельба. Много стрельбы. Как он и предполагал, прямое наступление захлебнулось. Что ж, это нехорошо. Вот если бы они могли зайти в тыл «Цербера», устроить диверсию и убрать хотя бы несколько стрелков – ситуация бы заметно улучшилась.

- Одного я достал точно. Другой, похоже, совсем ушёл, будем продолжать задание? Похоже, в живых остались лишь самые неудачливые. – Харли был тут как тут, и чувство юмора его нисколько не покинуло. Удивительно, но он, кажется, совсем не пострадал в результате этой перестрелки. Вот же везучая скотина. На самом деле Крейн радовался, что с Харли всё в порядке, но собственная неудача слегка била по самомнению. С другой стороны, он всё ещё был жив – чем не повод радоваться?

- Продолжаем задание. Осмотри территорию, забери у погибших термозаряды. Нам они ещё пригодятся. – Крейн поверхностно проглядел подсумки полковника, извлекая из них две светошумовые гранаты и термоячейки, нашёл датапад с кодировкой. Подумав, убрал его себе в отделение. – Это тебе больше не понадобится. – Наёмник забрал штурмовую винтовку полковника М-55 «Аргус» - хорошее оружие для ближнего и среднего боя. «Мотыга» заняла своё стандартное место на спине.

Мародёрство никогда не было в списке запретных действий для Арлена. Пускай он не испытывал от этого особо удовольствия, но подходил к данному вопросу весьма практично: мертвецам больше не нужно оружие, гранаты, аптечки и еда. Поэтому разумнее всё забрать. Только вот сейчас еда и аптечки Крейну тоже были ни к чему. Он надеялся, что штурм не затянется на несколько дней, которые они проведут где-то тут.

- Вот чёрт, граната нужна бы, дверь выглядит прочной, Арлен, а я свою потратил тогда при стычке с транспортом. У тебя есть лишняя? Подорви её сам или дай мне. – Харли показывал на дверь. Крейн как раз закончил осмотр последнего тела на предмет патронов и гранат. Гранат-то теперь у него было предостаточно, но вот чужому снаряжению наёмник привык не доверять. Но граната, которая может не сработать, всё равно вселяет больше оптимизма, чем отсутствие гранаты.

- Сейчас мы проверим её прочность старым дедовским способом. – Арлен подошёл к двери и установил в её центр гранату-липучку из своих запасов. Оставалась ещё одна. Одну из новеньких четырёх светошумовых гранат он протянул Харли. Теперь предстояло спрятаться и дождаться взрыва. Наёмник укрылся за старым мусорным баком. Шум взрыва неприятно резанул по ушам, но вреда не нанёс.

Дверь была повреждена, но пока что держалась. Крейн перезарядил «Аргус», взглянул на Харли и предложил ему вышибить дверь. Хотя бы по причине того, что у Уоррена был дробовик, который на ближней дистанции нёс смерть всему живому. И кроме того, у него не было сломанных рёбер, которые при неудачном стечении обстоятельств могли воткнуться прямо в сердце.

- На счёт три? – Харли приготовился, взяв дробовик в одну руку и светошумовую гранату в другую. Крейн действовал также, встав сейчас у двери. Решительный удар ноги выбил хрупкую преграду. Два наёмника бросили гранаты, укрылись и принялись ждать. Вспышка света и звуковой удар должны были дезориентировать спрятавшихся там противников, чтобы они превратились в беззащитных младенцев, когда штурмовики ворвутся внутрь.

Гранаты сработали так, как надо. Но внутри оказалось пусто. Крейн недовольно вздохнул: просто так потратили ценные боеприпасы. Ну что ж, гранаты им всё равно никто возвращать не собирался, так что следовало искать и положительные стороны – они лишний раз себя обезопасили. Длинный коридор, в котором они оказались, был пуст. Вдалеке виднелась развилка: лестница, какое-то помещение и поворот направо.

Стоило пройти всего немного, как искусственный голос им сообщил почти приятные новости «Прорыв периметра, инициирую контрмеры». Голос замолчал, наёмники насторожились. Видимо, сработал какой-то датчик. Движения или давления – неизвестно. Арлен ничего такого по пути не заметил, а он смотрел внимательно. Но теперь противник, если он здесь был, знал, что на базе находится неприятель. Но кое-что знал и Крейн: они проникли на основную базу «Цербера».

Порадоваться этой новости не вышло: откуда-то из стены появились два боевых робота старой модели. Маленькие шары, вооружённые пулемётами, но лишённые брони. Обычные атакующие дроны, которые применяли многие частные военные корпорации, когда территория была не столь важна, чтобы вызывать наёмников. Или когда можно было их массово производить и просто экономить на людской силе.

- Крейн, дроны! – Харли вскинул дробовик и открыл огонь. На быстро сокращающейся дистанции «Аргус» тоже хорошо себя проявил. Крейн сел на одно колено, чтобы добиться более высокой точности и минимизировать собственную фигуру. Роботы были юркие, но их точность заметно хромала. Щит Арлена уже загорелся красным предупреждающим огоньком, когда ему удалось сперва подбить робота, снизить его скорость, а затем добить парой метких выстрелов.

- Один готов. – Уоррен добил второго и показал большой палец. Несколько секунд на перезарядку – следовало быть осторожными. Раз на базе теперь знают об их присутствии, то могут быть и другие ловушки. Менее приятные. По крайней мере, Крейн бы точно понаставил тут камер и внимательно следил за всем происходящим. А в дальнем конце коридора засел бы со снайперской винтовкой и ждал гостей.

Гостей наёмники не встретили даже когда дошли до развилки. Арлен посмотрел в коридор: длинный и изгибающийся, он мог вести на улицу, что дало бы возможность выйти «Церберу» в тыл. С другой стороны, Крейн помнил, что там не меньше шести бойцов, которые теперь могут знать об их присутствии. Рисковать было бы глупо, потому пришлось импровизировать: он достал последнюю оставшуюся у него гранату-липучку и прикрепил её к стене таким образом, чтобы бомба не была видна из коридора. Маленькая металлическая нить вскоре соединила стены на уровне человеческой стопы. Растяжка была готова. Если гости решат зайти на бал – милости просим.

И всё же рано было расслабляться. Они были в логове противника. Старший офицер был мёртв. Судьба Араши – неизвестна. Кто-то должен был принять решение. Уоррен смотрел на Крейна, Крейн – на Уоррена. Такая вот весёлая миссия. Ладно, чем больше полезной информации мы соберём, тем больше нам заплатят. Кто-то должен был взять всю ответственность на себя. И этим кем-то стал Крейн.

- Продолжаем операцию. – Арлен ткнул стволом винтовки в сторону лестницы, жестом подав сигнал ждать и смотреть в оба. Несколько секунд ушло на то, чтобы подключиться к сигналу «Альянса», по которому раньше они получали информацию. – Говорит Крейн, западный коридор свободен. Повторяю: западный коридор свободен. Несём большие потери. Конец связи.

Арлен вполне допускал, что «Цербер» слушает их передачи. Это было бы логично. Но «Цербер» уже знал о прорыве внутреннего периметра. Скорее всего, имел данные об численности прорвавшейся группы. Если «Альянс» станет располагать этой информацией и сможет прислать небольшую группу подкрепления – будет совсем неплохо. Крейн на это особо не надеялся: помощь приходит совсем не тогда, когда её ждут. Иными словами – не вовремя.

Харли показал на лифт. Крейн качнул головой. Нет, лучше лифт не трогать. Оборвут трос, подорвут кабину или попросту заблокируют. Лестница лучше. Лестница надёжнее. Лестница безопаснее хотел бы он сказать, но увы, лестница оказалась с секретами. Стоило пройти несколько ступеней, как из вентиляции стал выходить густой белый дым. Что это такое, Арлен думать не хотел. Он лишь радовался, что почти всегда носит шлем. Пришлось ускориться. И хотя наёмники пошли значительно быстрее, иногда поглядывая на струящийся туман, действовали они достаточно осторожно, ища ловушки и растяжки.

Первый пролёт они проскочили. Соблазн остановиться там и осмотреть помещения был велик, но Крейн здраво рассудил, что если где и ставить засаду, то на первом этаже. После краткого обмена жестами, который состоял в том, что Арлен показал «Двигаемся дальше», они спустились на второй этаж подземного уровня, который был значительно крупнее той части базы, откуда они пришли ранее.

Все двери, которые им встречались, были заперты. Харли возился с замками, пока Арлен крутил головой и прикрывал напарника, надеясь, что откуда-нибудь не прилетят новые боевые дроны, или не появится ещё парочка фантомов, или центурионов, или взвод солдат. Сперва им попался чей-то рабочий кабинет. Судя по его беглому осмотру – отсюда уже успели вынести всё ценное. Какие-то бумаги валялись на полу. Расчёты, отчёты, детали, много научных терминов. Брать это с собой не имело ровно никакого смысла.

Следующим помещением стал какой-то небольшой склад, где должна была стоять техника. Может быть, это были запасные части или оборудование. Вновь комната оказалась практически пустой. Всё, что представляло интерес, уже убрали. Чуть в стороне от комнат Крейна заинтересовал туннель, который тянулся глубоко вперёд. Следовало бы оставить здесь ловушку, но гранаты остались только светошумовые, а вреда от них было мало. Пришлось игнорировать туннель.

Последним помещением, куда им довелось наведаться, стала операционная. Одетая в медицинский халат женщина в некогда белом фартуке и перчатках пыталась спасти жизнь фантому. Она была так занята, что не сразу увидела двух вошедших в помещение людей с оружием. Арлен с винтовкой в руках стремительно приближался к женщине. Харли прикрывал. Доктор наконец-то заметила их и обернулась.

- Я сдаюсь. Не стреляйте! Здесь только ранен.. – Договорить ей Арлен не дал. Приклад «Аргуса» сперва выбил пистолет, который доктор успела схватить, когда увидела весьма недружелюбно приближающегося к ней наёмника, а затем уже ударил саму госпожу доктора в скулу, отправляя в небольшой нокаут. Крейн жестом показал Харли связать её. Доктор понадобится «Альянсу», когда штурм здания будет завершён и придёт время допроса. Арлен допускал мысль о том, что она является гуманисткой с непромытыми мозгами, но вопрос безопасности сейчас стоял на первом месте. Вдруг они повернутся, а она всадит им весь магазин лежащего рядом пистолета прямо в их незащищённые спины. Кроме того, он ведь не выстрелил.

Теперь, когда женщина-врач более не мешала ему, появилось время поговорить с фантомом наедине. Арлен подошёл почти плавно, держа в руках винтовку. С высокой долей вероятности фантом прожила бы ещё час, может два, если бы не выстрел из «Аргуса» прямо в голову. Светящиеся глаза солдата «Цербера» светились ещё несколько секунд, а потом погасли.

Многие считают добивание раненых безнравственным. Немногие участвовали в настоящих боевых действиях, где раненый противник представляет наибольшую опасность. Потому что сейчас он кажется беззащитным и может убеждать тебя, что никогда больше не вернётся на войну и вообще это не он виноват, а система. Крейн в такое не верил. Каждый делает свой совершенно осознанный выбор. А дальше в дело вступает госпожа Удача. Сегодня повезло Арлену, он выжил. Завтра повезёт другому наёмнику или солдату и Крейн погибнет на поле боя.

Хладнокровное убийство во имя собственной безопасности было лишь отчасти правдой. Другой её частью было то, что Арлен мстил. Мстил лично этому фантому, который убил почти всю группу полковника. Мстил «Церберу» за то, что многие хорошие люди, которых он знал, теперь ходили с промытыми мозгами и выполняли приказы, которые в прежней жизни никогда бы не подумали выполнить.

Его личная маленькая месть.

+3

30

Arlen Kreyn
Harley Warren
- Это штаб Альянса. Мистер Крейн, доложите о ситуации. - офицер штаба выслушает ваш ответ, затем уточнит вопросы, - Ваше мнение о численности противника, ценности оборудования и возможности его захвата?
- Спасибо. В ближайшее время мы примем решение о дальнейших действиях. Отбой. - закончит радиообмен офицер.
Ещё через пару минут вам, как и обещано, будут переданы новые приказы:
- У вас есть десять минут, чтобы покинуть комплекс, господа. - никаких объяснений, почему именно десять и зачем его покидать, не последует, даже если переспросите.
Можете сами решить, выполнять приказ об отступлении или нет, а также о том, пытаться ли выбраться через канализацию или тем же путём, каким пришли, однако в любом случае в коридоры на этом уровне уже вернулись капитан Купер и его отряд. Кроме него самого, в отряде есть ещё один страж: вдвоём они попытаются перекрыть коридоры поликристаллически-композитными щитами, зажать вас в угол и уничтожить, к тому же их прикрывают несколько штурмовиков, вооружённых пистолетами-пулемётами и гранатами.
И, разумеется, во время боя капитан Купер не забудет несколько раз пафосно напомнить вам о том, что у вас нет никаких шансов против его людей, что он уже уничтожил всех ваших соратников на улицах и что его база неприступна.
Это будет очень тяжёлый бой, и вряд ли вам удалось бы выжить, если бы "Церберу" вскоре тоже не пришёл приказ о немедленной эвакуации: всё тот же компьютерный голос объявит по всей станции, что всему персоналу следует немедленно проследовать на ангарный уровень. Как и прежде, сообщение будет повторено несколько раз, и вскоре все оставшиеся в живых "Церберы" бросят вас и побегут наверх.
Fox Koen
Пули вашей снайперской винтовки убьют карателя прежде, чем он успеет поразить вас биотикой. Теперь, наверное, стоит вернуться к Араши и Кардосо?
И картина, которая вас там ожидает, не слишком приятная: Кецуоки потеряла сознание, а Кардосо всё-таки проиграла перестрелку с церберовцем: в отличие от Араши, у неё был только бронежилет, а не полная броня, и вражеская пуля, попав ей в правую руку, буквально превратила её в фарш.
- Я могу идти, могу. - сквозь всхлипывания подтвердит полицейская. Штурмовика "Цербера" нигде не видно, так что вам остаётся только доставить раненых женщин в госпиталь(Араши придётся нести на руках, но, к счастью, она не тяжёлая); а также заполнить там необходимые документы - контакты, известные родственники, имя, звание и подобные мелочи.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » События МE3 » Эпизод 10.3 [Дальние рубежи]