Пишет Janice Moreau в "Этот мир - наш Ад"
В Неваде был непривычный воздух: в нем не было столько гари, смога и дыма, сколько в Лондоне. Зато были другие запахи, в совокупности создающие что-то действительно труднообъяснимое. Будь она писателем, то сказала бы, что в Лас-Вегасе пахло болью, смертью и отчаянием. Но Джен не была писателем даже близко - лишь солдатом. Однако она с точностью могла сказать, что здесь дышать было куда сложнее, а вдыхаемый воздух был настолько...
читать пост >>

Разыскивается Гаррус Вакариан

Разыскивается бывший следователь СБЦ, хороший друг, отличный боец, верный член отряда капитана Шепард, Гаррус Вакариан!

ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней.

"Выход из тени" - Кай Ленг
"Тримурти" - Люси Уайлд
"Духи злобы Поднебесной" - ГМ
"Они были первыми" - Сигрид Эзлес
"Осада" - Джаннис Моро
"Город грехов" - Александра Мейнем
"Джунгли" - Джаннис Моро
"Раскрывая тайны Цитадели" - Аано Кериус
"Потерянные гробницы" - Джаннис Моро
"Песнь сирены" - Драг'Хэш

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2186 год. Жнецы атакуют.

АМС:
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPLondon-1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.3 [Украду надежду. Срочно.]


Эпизод 9.3 [Украду надежду. Срочно.]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s8.uploads.ru/0RMqJ.jpg

Тип квеста: сюжетный
Дата: 20 января 2187 года.
Описание:
Строительство Горна идет полным ходом, но ведущие ученые и инженеры то и дело сталкиваются с нехваткой технической информации. Застопорилась работа на одном из участков и сейчас, ведь похожими исследованиями занималась лишь корпорация "Макфен-Колариус-Фегния", но с её руководством связаться не удается. По данным разведки некоторые из ученых, работавших на корпорацию, после начала войны так и остались в маленькой независимой колонии, расположенной на островах Арвуны.  Там же находились и офисы "Макфен-Колариус-Фегнии" и несколько крупных лабораторий. К сожалению, в системе Айзур уже обнаружено присутствие Жнецов, и хотя до самой планеты адские машины пока не добрались, связь работает с перебоями, и лишь через третьих лиц руководству Альянса удается узнать, что в колонии "Арк-Ен-Сель" обстановка совсем не благополучная. Однако слухи противоречивы, и командование посылает нескольких агентов на разведку. Эти люди должны прояснить ситуацию, вступить в переговоры, и, если понадобится, добыть информацию любой ценой.
Не отстают от Альянса и другие военные и политические группировки галактики. Но, кажется, на этот раз все они на одной стороне. Если только в дело не вмешается Цербер...

Участники/очередность: Арлен Крейн, Кецуоки Араши, Харли Уоррен, Ра'амун Сатех, Долорес Ганс

Тема для обсуждений

+1

2

Каждый из вас прибывает в небольшой космопорт на острове Арк-Ен-Сель. Каждый получил скудные досье на нескольких ученых и их предполагаемые адреса. Но, едва ступив на землю колонии, вы обнаруживаете то, что вряд ли ожидали здесь увидеть. Космопорт оцеплен людьми в броне со знаками частной военной компании "Кролл Секьюрити". Некоторые могут знать, что данная организация обладает не самой лучшей репутацией и была замешана в ряде жестоких военных конфликтов в Приграничных системах. Впрочем, вас они пока не трогают (если сами не будете грубить), а лишь холодно интересуются целью визита в колонию и сообщают, что в городе введен комендантский час. Любой, замеченный на улице после 8 вечера и до 7 утра без соответствующего разрешения, будет арестован. При неповиновении солдаты имеют право открыть огонь на поражение. Распоряжение мэра, и законы Альянса или любые другие здесь не действуют, так как Арк-Ен-Сель - независимая колония. Информацию о вас вносят в базу данных, в идентификационной карте ставят отметку.
Если поинтересуетесь, в связи с чем введены столь драконовские меры, офицер-турианец коротко ответит про появление Жнецов и случаи мародерства. Однако вряд ли его слова вам покажутся убедительными. Ведь стоит вам оказаться в городе, как вы обратите внимание на безлюдные улицы. Везде полно солдат в закрытых шлемах и очень мало гражданских, да и те не особенно разговорчивы. Куда-то спешат, чаще всего пряча лица за шарфами. Хотя оно и не удивительно: погода на улице стоит ветреная и холодная, разве что снега с дождем не хватает. Вы можете сразу отправиться на поиски ученых, можете поискать жилье в частных гостиницах и отелях, а можете попытаться заглянуть в какой-нибудь бар или магазин, с целью выяснить, что же всё-таки здесь происходит. Впрочем, возможно вы решите пойти прямиком в офисы корпорации "Макфен-Колариус-Фегния" - дело ваше.

Что вы встретите, что вам скажут, будет зависеть от выбранных вариантов. За дальнейшей вводной обращайтесь к ГМ в ЛС. Хотя можете просто изучить досье и пока остановиться на самом выборе.


Немного о колонии

Колония Арк-Ен-Сель располагается на одном из островов Арвуны и насчитывает всего около 25 тысяч постоянных жителей. Однако здесь имеются собственные правоохранительные и судебные системы и даже своя тюрьма. В городе в основном двух или трехэтажные каменные дома, которые ближе к центру становятся всё более высокими, большими, презентабельными, а на окраинах превращаются почти в жалкие лачуги. Впрочем,  на западе острова есть фермерское поселение "Счастливая Лэйси", и, по слухам, живут там вовсе не бедно. Рыбацкий хутор на севере победнее, но тоже не нищенствует. Изысканными развлечениями Арк-Ен-Сель тоже похвастаться не может: один театр, пара кинозалов, несколько баров и ресторанов, новый стриптиз-клуб.
Спортивные игры разных рас на крошечном стадионе, да гонки по океану на аквакарах в теплое время года. Впрочем, последние вы не увидите - сейчас в этой части планеты холодно, около 1-2-х градусов.

Досье на ученых

Герман Воронцович. 2153 года рождения. Молодой, амбициозный, подающий надежды ученый. Работал над исследовательским проектом "Совершенство" под руководством выдающегося саларианского физика Сейла Лорхе. Не женат. Проживает в центре города по адресу: площадь  Свободная, 17, третий этаж, квартира 6.
http://s5.uploads.ru/4JfFw.jpg

Грах Ра'Хаш. 2133 года рождения. Батарианец. Возглавлял в проекте "Совершенство" отдельное направление. Проживает вместе с женой в переулке Гнездо Коршуна, дом 1, квартира 1. Замкнут, подозрителен.
http://s4.uploads.ru/egZIm.jpg

Кшена А'Шахр. 2149 года рождения. Батарианка. Помощница Граха. Одинока. Проживает на окраине рыбацкого хутора в собственном доме. Чрезвычайно предана своему руководителю.
Пометка, данная Альянсом: темная лошадка. Подозревается в бандитских нападениях на человеческие колонии и работорговле.
http://se.uploads.ru/qbw4u.jpg

Нефия T'Шени. 1766 года рождения. Азари. Правая рука  профессора Сейла Лорхе. Проживает на улице Гелтан, дом 11, второй этаж, квартира 5. Возле театра. По сведениям Альянса постоянно содержит при себе молодых любовников турианской или человеческой расы, коих часто меняет.

http://sf.uploads.ru/z4xFP.jpg

Шон Крейн. 2145 года рождения. Физик. Работник проекта "Совершенство". Проживает с женой и двумя детьми в частном доме в поселке "Счастливая Лэйси".  Увлекается садоводством. Очень привязан к своей семье.

http://s5.uploads.ru/vCZsc.jpg

Ништа Мартас. 2156 года рождения. Секретарь. Личная помощница профессора Сейла Лорхе. Ученых званий не имеет, но может знать многое о местонахождении как сотрудников, так и документации. Проживает в рыбацком хуторе вместе с маленьким сыном.
http://sd.uploads.ru/nY6dx.jpg

Профессор Сейл Лорхе. 2148 года рождения. Физик. Широко известен в определенных кругах, автор выдающихся научных трудов. Удостоен премии Совета Цитадели "За вклад в науку" и специальной медали от Саларианского Союза. Живет уединенно возле офисов "Макфен-Колариус-Фегния" на улице Кингсмир, 8 вместе с домохозяйкой в двухэтажном доме.

http://s5.uploads.ru/Fgxj4.jpg

0

3

Арлен стоял в очереди за получением разрешения въезда в колонию Арк-Ен-Сель. Абсурдная ситуация: транспортный корабль, на котором он сюда прибыл, уже отправился дальше покорять глубины космоса, а ему необходимо стоять и проходить все формальности таможни. Впрочем, это была не такая уж и проблема. В списке достижений Крейна были и куда более сложные задачи.
Сейчас стоящего в очереди человека было не узнать. Волосы заметно отрасли и были заботливо причесаны на правый бок, нос приобрел форму большой картофелины, на щеках было несколько крупных бородавок. Но главное, что Арлен сегодня использовал контактные линзы, которые изменили цвет его глаз на обычный карий. Появилось небольшое брюшко. Одетый в брюки, рубашку и пиджак, он более всего походил на частного предпринимателя или клерка среднего-старшего звена. Всё это было чистой воды маскарадом – Крейн не хотел, чтобы его настоящая внешность и имя светились на этой планете. А наличие большого количества солдат ЧВК "Кролл Секьюрити", которые встречали прибывающих уже в аэропорту, лишний раз подчеркивало, что здесь лучше сохранять инкогнито. Он слышал про этих ребят: охранники, которые не брезгуют стрелять по гражданским и готовые в случае чего превратиться из стражников в нападающих. Про таких часто говорили, что лучшая защита – это нападение.
-Следующий. – Человек в военной форме нажал на кнопку и стоящий перед Арленом волус с довольным видом прошел. Чиновник, хотя по виду он больше походил на штурмовика с уровнем интеллекта немного выше среднего, ознакомился с анкетой следующего гостя.
-Челлиос Эстебано Наврози? – Чиновник вопросительно поднял глаза. Простой тест на поведение. Почти как на допросе.
-Точно так. – Крейн поставил себе плюсик в уме. Его документы были настоящими – одно из множество преимуществ работы на крупные организации. А «Альянс» был очень крупным.
-С Земли? Настоящее место работы?
-Да, из Мексики, Канкуна. У меня своя фирма по изготовлению легкомоторных катеров и лодок, а также рыбачьих приспособлений. В настоящий момент производство на Цитадели в связи с.. ситуацией на Земле. – Полуправда. Такая фирма действительно существовала и в течение пары недель господин Челлиос будет его генеральным директором.
-Цель визита?
-Рыбная ловля. У меня есть разрешение на транспортировку маленького катера, который прибыл со мной, а также на добычу китоа в местных водах. Откровенная ложь. Но как еще провести с собой аппаратуру для связи с "Альянсом", а также военное снаряжение?
-Вы в курсе, что температура в море сейчас составляет 1-2 градуса по Цельсию?
-Конечно же. Это идеальные условия для ловли китоа. Видите ли, его лучше ловить утром, с первыми лучами солнца. В качестве приманки надо использовать слегка подогретые куски мяса. А леску лучше всего «СильверВотч», только она выдержит натяжение.. – Арлен еще с минуту рассказывал чиновнику недавно зазубренный и внимательно отсмотренный текст. Дьявол кроется в деталях.
-Помните, в колонии введен комендантский час. С 8 вечера до 7 утра перемещение по городу запрещено. - Чиновник нажал что-то на инструметроне и жестом приказал идти дальше. Эти фанатики всегда его нервировали.
Первый этап операции был завершен. Крейн проник на территорию. Вторым этапом должно быть стать подготовка снаряжения и сбор данных. Катер, упомянутый в беседе, являл собой уже далеко не новый, но все еще в хорошем состоянии транспорт, куда техники «Альянса» поставили аппаратуру для связи и куда же собраны вещи для группы. Главным в этом задании являлся офицер «Альянса», которого Крейн пару раз видел. Отдав бумагу на транспортировку катера, Арлен поймал аэрокар и заказал поездку на север острова, в рыбацкий хутор. А пока они ехали, два внимательных серых глаза обследовали обстановку, отмечая большое количество солдат в полной форме и почти полное отсутствие гражданских.
На хуторе он снял номер в местном отеле, который был больше похож на обычный жилой дом не первой свежести, но зато с душевыми кабинами в каждой «квартире». Вечером того же дня человек решил опробовать свою лодку, запустил мотор и прокатился по морской глади. Сказать, что он замерз – значило промолчать. Ветер просто пронизывал кости насквозь. Но все это было необходимо: Крейн чувствовал, что за его передвижениями пристально следят. Ближайшие три дня он, стуча зубами, катался на лодке, делая вид, что пытается поймать китоа. На деле же небольшой сонар привлекал куда более мелкую рыбёшку, которая попадалась в небольшие сети и которую Арлен вечером приносил в местную харчевню и угощал жителей. Над ним посмеивались, мол, вот дурак, китоа поймать не может. Он не обижался, кося под дурачка и постоянно заявляя, что пройдет еще пара дней и он вернется с хорошим уловом.
Главная цель была достигнута – за ним перестали, или почти перестали, следить.

Отредактировано Arlen Kreyn (19 декабря, 2016г. 12:15)

+2

4

Очередность согласована с администрацией.

Ло пристально следила за вереницей прибывающех и отбывающих кораблей. В космопорту Арк-Ен-Сель стоял обыкновенный запах спешки и напряжения, в который проникали посторонние и несвойственные ему ноты тревоги. Ло ещё раз тщательно проверила свой внешний вид и запахнула ничем непримечательную куртку цвета хаки на последнюю пуговицу. Холод стоял адский.
Она направилась к рядам регистрации прибывающих. Правую руку оттягивала дорожная сумка, в которой помимо личных вещей лежало досье на учёных, разыскать которых являлось первостепенной задачей.
Ло взяла ношу в другую — левую — руку и подошла к стойке регистрации, за которой сидел турианец в неизвестной ей форме. Наверное, местный представитель таможни.
Вполне стандартные и не вызывающие никаких подозрений вопросы: зачем приехали, как долго планируете пребывать в колонии и так далее. Ло без интереса и энтузиазма сообщила о том, что приехала в гости к сестре. Довольно безобидный повод, который вполне ожидаемо не вызвал никаких лишних вопросов со стороны пограничника. Когда на её карте оказалась отметка о том, что она теперь официальный гость колонии, турианец в необычной форме сообщил о действующем комендантском часе.
Ло взяла карточку, кивнула и нацепила на губы доброжелательную, вежливую улыбку, мол, никаких проблем, сэр, всё ясно.
А внутренне она при этом насторожилась.
Конечно, глупо было ожидать, что её задание окажется простым и беспрепятственным, но хотя бы единожды можно расслабиться?
Впрочем, она сама вызвалась на эту кажущуюся неприглядной авантюру.
На выходе из космопорта её ждала новая неприятная неожиданность. Множество людей в той самой форме, в какой сидел турианец, ходили вдоль здания, экипированные по полной программе, и внушали страх и трепет всякому, кто просто проходил мимо. Таких, правда, было не очень много: скудные серые фигурки перемещались исключительно парами или небольшими группами, семенили до стоянок аэрокаров, глядя в серую гладь асфальта, и тихо переговаривались между собой, избегая неловких или неосторожных встреч с представителями местной охраны порядка.
Ло решила последовать их примеру. Ей ни к чему привлекать к себе лишнее внимание.
Уже внутри аэрокара ей удалось как следует рассмотреть место, в которое она прибыла, пока общительный таксист делился с ней подробностями своей биографии. Небольшой, окутанный в серую пелену тумана город, казался призраком и походил скорее на гравюру руки средневекового мастера, а не вполне реальное сооружение. Виной ли тому погода или большое количество людей в специальной форме, но на улицах практически никого не было, кроме случайных прохожих, спешащих куда-то на всех парах, словно бегущих от опасности.
Так странно, на улицах практически никого нет, — словно невзначай подала голос Ло, сумев вклиниться в одну из пауз, которыми окаймлял свой рассказ водитель.
Так ведь погода, — сообщил сердобольный мужчина, бросая на неё взгляд в зеркало заднего вида.
Да, но как-то многовато военных.
Это вы верно подметили. Лишние меры предосторожности. Угроза Жнецов ведь, знаете.
Неужели жителей не эвакуируют?
А куда эвакуировать? Везде сейчас эти проклятые тараканы.
Ло подумала, что для гражданского он слишком спокоен. Словно не видит реальной угрозы и её размеров. Не видит в туманном, низко надвинутом на землю небе тень огромных машин из глубин тёмного космоса.
Она знала эту спесь. Видела её не единожды. Слепая вера в то, что вот меня, такого прекрасного и замечательного, это не коснётся. Пройдёт. Я выживу. Меня спасут. Эта человеческая женщина Спектр. Шепард, или как там её. Ло в кумиров не верила.
На Цитадели, говорят, спокойно, — протянула задумчиво Ло, следя за монотонными урбанистическими пейзажами.
До поры до времени, помяните моё слово. До поры до времени.
Ло ничего не ответила.
Внутреннее состояние тревоги лишь усугубилось, когда аэрокар остановился у дверей небольшой гостиницы, с виду ничем непримечательной и не отличающейся по стилю от других архитектурных сооружений.
Ло бросила рассеянный взгляд не небольшое трёхэтажное здание и зашла внутрь, прочь от сырости и холода неприветливой колонии.
Холл встретил её могильной тишиной и скудным освещением. Скучающий за ресепшеном саларианец подавал несвойственные его расе признаки медлительности и расслабленности. Казалось, он вбивал её данные в компьютер целую вечность, а потом ещё столько же рылся в ящичках в поисках ключа от её номера.
Она решила занять это время непритязательными вопросами скучающей туристки:
Много у вас обычно постояльцев бывает?
Саларианец, казалось, подождал ещё пару световых лет прежде чем медленно растягивая слова, ответить:
Не очень.
Явно из необщительных, отметила про себя Ло. Но останавливаться не стала.
Конечно, в такой сезон, должно быть, всё плохо с туристами.
Саларианец пожал плечами и вновь пропал в своих ящичках, стараясь отыскать ключ.
Меня удивило количество военных на улицах. В городе что-то случилось?
Осадное положение, — подал усталый голос из ящичков саларианец. — Жнецы.
Ло насторожилась, но от дальнейших вопросов воздержалась. Что бы в колонии не произошло, но местные об этом либо так же плохо были информированы, либо не желали делиться подробностями с чужаками. Как бы то ни было, а выглядело это всё до дикого странно.
Когда наконец ему удалось выудить нужный ключ, он также медленно и сонно пожелал Ло приятного отдыха, после чего она поспешила подняться наверх – на второй этаж, — где и располагался её ночлег на ближайшие дни.
Впрочем, навряд ли ей удастся лишний час поваляться в кровати. Дело обещало быть довольно грязным и вязким.

Отредактировано Dolorez Guns (20 декабря, 2016г. 18:51)

+2

5

Служба в регулярных рядах ВКС «Альянса» была для Кецуоки делом привычным. Её приписали к полку и, как и раньше, предупредили командование о предстоящих командировках. Поняли они или просто смирились с приказом, женщину не интересовало. Араши не пыталась заводить близких знакомств с сослуживцами, пускать их в своё личное пространство и удостаивать взглядом, отличным от высокомерно-презрительного. Впрочем, последняя установка изредка давала сбои. На войне хватало места подвигам и некоторые из тех, кто сражался с Леди на одной стороне, не просто совершали их, но делали это уместно, взвешенно и обдумано. Тогда в серьёзных от природы глазах азиатки можно было встретить долю уважения.
Держаться надменно, отчужденно и с некоторой агрессией значило для Кецуоки, что в редкие часы свободного времени ей не с кем было сыграть в карты, в шахматы или в дартс. Не с кем было перекинуться удивительными историями о том, как проходила жизнь до войны со Жнецами или помечтать о будущем, в котором Жнецы обязательно падут. Но ей не было это нужно. Жизнь до войны была насквозь засекречена, а что не засекречено, то просто выходило за рамки закона. "О таком нельзя рассказывать." Будущего Араши не знала, но пока не слишком верила в то, что Жнецы могут проиграть – слишком велики были их силы.
Вместо игр у Араши были тренировки. Одиночные занятия с синаем, грушей или вин чуном. Находились в зале и такие, кто предлагал спарринги. Так у Кецуоки появлялись не друзья, конечно, но всё-таки, хорошие знакомые. С ними она общалась в зале, с ними обсуждала задания, если позволяла ситуация. Иногда они умирали. Раш никогда не жалела об этом и не грустила – вокруг была война, которая пока не давала ни шанса на победу. «Я однажды тоже умру,» - думала Леди, с отстраненным спокойствием следуя за своей смертью в каждом новом сражении. Впрочем, на рожон она не лезла, соблюдая осторожность, но и панике не поддавалась.
Однажды Кецуоки пришлось сообщать мужу своей «хорошей знакомой» о том, что его жена погибла в бою. Женщину не тронула ни его трагедия, ни сжатые им до бледности кожи кулаки, ни отчаяние в глазах. Вернувшись со следующего боя, Леди спокойно отнеслась и к тому, что вдовец погиб в следующем бою. «Кругом бушует война, а на войне умирают.»
Иногда её забирали из части, к которой Араши была приписана. Действовать в отрыве от регулярной армии девушке нравилось гораздо больше, чем в её составе. Сразу появлялось больше свободы и меньше сомнений в своих действиях. Кроме того, она могла не стесняться в выборе средств и не думать, что её командир сочтёт убийцу бездушным чудовищем, которому проще выстрелить в спину, чем терпеть на своей стороне.
Однако, на таких заданиях, привычному течению жизни Раш не изменяла. Вот и сейчас, прежде чем всё же приступить к решению поставленной командованием задачи, Кецуоки провела два часа в зале – час с синаем в руках, а другой посвятила избиению манекена вин чун. Затем был тёплый, комфортный душ, который настроил Леди на существование в новом образе и очистил тело от усталости и проступившего пота. Убийца готовилась выступить в несколько непривычной для себя роли и старалась подойти с к делу со всей ответственностью.
Конечно, ей не нравилось исполнять обязанности разведчика. Их работа создавала ощущение незаконченности, незавершенности. Однако, война диктовала свои условия и удивляться, что от диверсанта требуют выполнить смежную задачу не приходилось. Леди помнила, как они работают. Не раз и не два, разведчики передавали ей информацию о миссии и исчезали, либо эвакуируясь на базу, либо продолжая свою деятельность. Теперь ей предстояло выполнить их функции для командования. В общем-то, они были правы – девушка обладала необходимыми навыками, майор Рюгер хорошо ее обучил.
После душа Араши облачилась в свой собственный комбинезон. Менее защищенный и более гибкий, сделанный из материалов более дорогих, чем ткани, используемые Альянсом, он не нёс никаких опознавательных признаков и не мог соотнести Леди с какой-либо организацией. Одев всё, кроме шлема-маски, Кецуоки принюхалась – от него неуловимо пахло Лексидой. «Возможно, это бред,» - невозмутимо усмехнулась девушка и накинула поверх просторное алое пальто. Скрыв лицо под элегантным серым шарфом, убийца проверила чемоданы. Всё было на месте, от оборудования, до спрятанного в защищенный паз вакидзаси – никакая проверка не возьмет, ни металлоискатели, ни сканеры. Просто слой метала в слое металла. «А почему у моего чемодана днище из слоя металла в дюйм тощиной?» - спросила себя Леди, представляя толстого ленивого таможенника. – «Молодой человек, я очень много путешествую.» Высокомерие и вальяжность ей играть будет не нужно. Собственно, легенда выглядела почти не отличимой от собственного характера Кецуоки.
Жирного таможенника на месте не оказалось. На планете девушку встретил крепкого вида турианец в военной форме. У него было непримечательное лицо наёмника или уголовника, на броне женщина узнала шевроны «Кролл Секьюрити». В голове они всплыли, как частная военная компания с дурной репутацией. Память также подбросила картины трупов в таких же шевронах. «Они напали первыми. Омега, 2182 или 2183 годы,» - отметила убийца. Под шарфом губы чуть сдвинулись в подобии жестокой улыбки.
- Ваше имя? – в голосе ничего, кроме равнодушия и усталости. Он посмотрел документы Араши, но, видимо, решил перепроверить.
- Сонозаки Мион, - чужое имя, названное, как своё, резало слух, но Кецуоки была уверена в том, что документы – подлинник.
- Откройте лицо, пожалуйста, госпожа Мион, - в этот раз улыбку пришлось сдержать. Женщина чуть приподняла голову, обозначая собственную оскорблённую гордость, и наставнически возмутилась:
- Госпожа Сонозаки, - сделав многозначительную паузу, женщина продолжила. – В традициях моего народа ставить фамилию впереди имени.
- Простите, - его тон обозначал только то, что ему с высоченной колокольни плевать не только на традиции японского народа, но и на всех землян, колонистов и обитателей Термина, Траверса, Пространства Цитадели. – Госпожа Сонозаки, приспустите шарф, я должен увидеть ваше лицо.
Спорить Леди не стала. Но, открыв наёмнику лицо, смерила его настолько презрительным взглядом, что он даже фыркнул. Эта её маленькая победа вдохновила девушку и под алым пальто, скрывающим фигуру, Раш приняла ещё более уверенную в себе позу.
- Цель визита, госпожа Сонозаки?«Что такое? Я тебя раздражаю?» - тот же вопрос мужчине, стоявшему перед Араши, наёмник задал куда более многословно. Кроме того, он немного покраснел.
- Вообще-то, я фотохудожник! – эта фраза прозвучала из уст Кецуоки так, словно, либо ты знаешь фотографа Сонозаки Мион, либо бы ты совершеннейшее, необразованное чудовище. Впрочем, на самом деле, Мион и была высокомерной сукой, которую знали разве что в кругу своих. У неё было несколько выставок, которые, как считала Кецуоки, были не плохи, но и гениальностью не блистали. Критики не уничтожили её, но массы вряд ли когда-нибудь запомнят её фамилию. Чем и воспользовалась Араши при составлении легенды. – Местные пейзажи идеально впишутся в мою следующую композицию.
- Так почему Вы скрываете лицо? – что-то блеснуло в глазах таможенника. Что-то нехорошее. Кецуоки, конечно, готовилась к ответу на этот вопрос.
- Я известная личность в цивилизованной Галактике, мистер! – это должно было прозвучать так, словно Арк-Ен-Сель настоящая берлога. И так, словно таможенник не цивилизованный человек, а настоящий варвар. На самом же деле, Сонозаки знали разве что на Цитадели и Беккенштейне. Может быть, ещё и на Иллиуме. Да и то, в довольно узких кругах. Кецуоки могла бы перечислить с десяток значительно более известных фотохудожников даже не задумываясь. Кроме того, на вкус Араши, творчество Мион слишком было похоже на фотографии Вимар, молодой азари, но гораздо менее заносчивой. - Знаете, как надоедает внимание полклонников?!
- Хорошо, - таможенник скривил брезгливую физиономию и проставил штамп в документах. – Должен Вас предупредить, в  колонии действует комендантский час. С восьми вечера до семи утра по местному времени, без специального разрешения мэра, на улице появляться запрещено. Жнецы приближаются.
- Прекрасно, - важно кивнула Кецуоки. – Где я могу получить это разрешение?
Получив ответ, женщина всё-таки проследовала с космодрома в город. За собой она волокла два крупных чемодана, в которых значились её личные вещи. В одном, который поменьше, хранилась одежда, в другом – осветительная аппаратура. Кроме того, в большем чемодане скрывался вакидзаси. Другого оружия Араши решила с собой не брать – его, в конце концов, можно будет позаимствовать у «Кролл Секьюрити». Зато в руках болталась дорогущая сумочка в цвет шарфика, вновь прикрывавшего лицо, в ней, на самом деле, помимо косметики, хранился шлем-маска от натянутой под пальто брони.
Этот ход со спрятанным лицом был обусловлен обрывочными данными, поступавшими в Альянс. Их было немного, в основном спутники, фото с орбиты. Предположения выдвигались самые разные, но убийца воспользовалась «презумпцией адекватности» - если кто-либо что-либо делает, то у него есть на это причины, и решила не пренебрегать этими наблюдениями.
Первое впечатление от города складывалось… «Необычное. Пожалуй, именно так. Кругом тихо, хотя времени – обед. И слишком мало гражданских. А вот военных напротив, как на стратегической базе «Кролл Секьюрити»». Хмурое, затянутое серыми облаками небо надёжно спрятало Айзур от глаз и кожи Кецуоки. Нельзя сказать, что женщина была этим недовольна, но, вместе с пронизывающим ветром, он создавал мрачную картину.
В такси она обратила внимание на то, что окна всех зданий плотно закрыты, многие и зашторены. На улицах никого с непокрытой головой – военные в шлемах, гражданские прячут носы и рты под шарфами, платками и ватно-марлевыми повязками. «И мало гражданских, очень мало,» - Раш повернулась к молчаливому таксисту. Странный он был. Обычно, таксисты весьма общительны с приезжими, особенно в таких «дырах», как Арк-Ен-Сель. И свитер с высоким горлом, скрывающий низ лица.
- В городе что-то случилось? – решила всё же попытать счастья Араши. – Почему все прячут лица?
- Погода, - мрачно хмыкнул водитель. – Ветер, воздух влажный. Хочешь дышать нормально, прячь лицо.
Где-то внутри убийце померещился подвох, но спорить дальше вряд ли имело смысл – слова водителя не слишком противоречили логике. Но он прятал лицо и в машине, а это наводило на подозрения. И город с его серыми, безлюдными улицами, с частыми патрулями вооруженных мужчин из «Кролл Секьюрити», со старыми, потрёпанными домами, с таксокарами, которые проржавели насквозь, дребезжат и угрожают развалиться на ходу. И молчащая корпорация, у которой, казалось бы, в этой тиши совершенно никаких причин, чтобы молчать.
Поездка не была долгой. Размеры колонии, не были велики сами по себе, а Кецуоки, собственно, не собиралась пересекать её целиком. Водитель остановился около совершенно непрезентабельного, трёхэтажного дома. Всё, что в нём было хоть сколько то солидного – вывеска «HOTEL». «Сделано на совесть,» - сдвинула губы в насмешливую улыбку Леди. – «Как в лучших домах Цитадели».
- Вы уверены, что это лучший отель Арк-Ен-Сель? – голос прозвучал требовательно-капризным. Таксист тоже должен был запомнить капризную барышню в красном пальто. Кецуоки собиралась разыграть здесь классический «Канзас-сити шаффл», чтобы никто не смог уследить за ней и помешать передвижениям.
- Лучше нету, - развёл руками таксист и Раш перечислила ему кредиты.
Ей предстояло поселиться здесь и какое-то время изображать из себя «звезду» галактического фотоискусства. Всё остальное время, она сможет заниматься тем, чтобы прячась на крышах и в канализациях исследовать Арк-Ен-Сель. Патрулей она не слишком боялась – биотика должна была позволить ей вырезать любой из них практически без шума. «Главное – не поднять тревогу!» - усмехнулась женщина, направляясь к двери гостиницы. – «А то опять придётся жить в канализациях.» Но люк, на всякий случай, женщина себе присмотрела.

+2

6

Уоррен смотрел на свой пропускной бланк, как отчаянный идиот. А собственно он таковым и был, по документам – какой-то полубеженец-недобезработный, но очень неплохой технический специалист. Уоррена было не узнать, большие очки с сильным увеличением, пусть и современные, но все равно нелепо выставляющие его внешний вид, потёртая внешность и сильная небритость, подпиленные ногти и застенчивость делали из него идеальную жертву для таможенного контроля. Он робко положил свою сумку и чемоданчик и инвентарём. Один из офицеров резко открыл его багаж и стал проверять тот на предмет всяких недозволенных и опасных вещей. Другой принялся сверять документы, и почему-то сильно задержался на странице, где было указано 4 развода, а затем поманил его в кабинет для оформления документов. Харли буквально кожей осязал идущий от военного усталый и плотный мат, который выливался на эти новые документы, на эти регистрационные формы, меняющиеся каждый день, на этих людей которых так и распирает прилетать легально и нелегально толпами даже сюда. Тяжёлый день, что поделать.

Документы Уоррена гласили, что он сюда принят на работу в качестве младшего технического персонала в какой-то из отделов. Подделать их было не то чтобы легко, но не так и трудно – легко выдать себя за себя самого, если ты при делах и понимаешь, хотя бы немного в технической сфере. А затем попросту найти документы пропавшего человека, подменить фотографии и бланки, заменить все биометрические данные. Бывшему члену Затмения такие фокусы давались дешевле чем обычным гражданам, кроме того Харли Уоррену нужна была какая-то официальность в мире документов и бумаг.
- Чарльз О'Киф? Цель визита? – вопросительно поднял голову от стола офицер, видимо что-то закончив сверять и подводя пропуск к лазерной печати.

Уоррен изобразил на лице нечто растерянное, и чуть не уронив очки, проговорил заикающимся тоном.
- Д-да… Чарли – это я. Я – техник, сэр. С Земли, из Ньй-Йорка. Там в бумагах всё сказано. Прибыл сюда для работы, надеюсь, мы с вами будем хорошо ладить, - улыбка и протянутая вспотевшая ладонь.
- Надеюсь, если вы не будете нарушать порядок. Итак, слушайте сюда. В городе введён комендантский час и перемещение по городу с 8 вечера до 7 утра – запрещено. Впрочем, так как вы режимный сотрудник, вы должны понимать, что такое порядок и система. Вот ваши документы, и пропуск, - Уоррен вышел из ворот пропускного пункта с какой-то странной улыбкой. Ему дали направление, а пресловутая работа и прочее его нисколько не пугали, как наёмника – что-то придумать он всегда сумеет, а кроме того сотрудники могут работать и удалённо.

Спустя минут 20, при помощи выделенного ему транспорта и помощи он добрался до своего небольшого технического отсека, который был в довольно удобном месте. Он бы легко смог попадать сюда и уходить незамеченным. Робкий человек с чемоданчиком и сумкой оказался в помещении и поговорив пару минут попал к руководителю одним из отделов.
- А, О'Киф. Меня зовут Томас Ричардсон, я начальник отдела J. Наконец-то вы прибыли, давайте сюда ваши документы и я вас оформлю. В принципе, работа у нас непыльная, вы будете работать со мной, на ваши плечи ляжет простая обязанность, связанная с программированием и обеспечением технической надёжности наших обслуживающих систем, - он потёр голову пятернёй.
- Не слишком сложно, не так ли? Наш прошлый сотрудник был уволен за пьянство и за то, что даже при относительно свободном графике пренебрегал своими обязанностями. Вы замените, его и хочу верить, что всё будет в порядке. В здании вы обязаны находиться около 7 часов в сутки, можете контролировать многие процессы удалённо в случае каких-либо дел. О, кхе-хе… - Ричардсон покрутил документы Чарли и улыбнулся.
- Собираетесь писать научную работу в такое время? Я запомнил этот пункт в вашей анкете. Впрочем, не препятствую, только не попадайтесь военным и соблюдайте порядок. Все вопросы с оплатой в бухгалтерии. Для начала, я пересылаю вам контрольный архив файлов и базу данных вашего уровня. - тут начальник поставил точку, сослался на бумаги и работу, да и зачем держать человека?

Мнимый Чарли слушал это всё с улыбкой и благодарил, не теряя достоинства. Он узнал адрес нескольких технических руководителей, получил полноценный пропуск и был оформлен. Сразу по получению работы он отправился в свой отдел, где принялся за то, что называется рутинной работой и даже брезгливо поморщился, когда увидел текущее состояние дел. Нет, то что в системе возможно скоро будет караул и полный конец, он предполагал и догадывался – время-то неспокойное, а вот то, что возможна такая расхлябанность даже в этих структурах… Впрочем, ничего необычного. Он сделал то, что делает обычный техник, починил пару неисправных узлов, познакомился со своими коллегами и получил приглашение зайти кое-куда после работы, а также долго и очень обаятельно улыбался местной красавице, доктору, кажется, её зовут Аннабель. Внешний вид слегка сумрачного, но доброго и чуточку рассеянного новичка однозначно нравился людям, он со всеми был приветлив, здоровался и заверял всех, что они точно сработаются.

Так как прибыл он где-то к концу рабочего дня, то он вежливо попрощался, получил свою ключ-карту и под видом того, что пошёл провожать даму до парадного входа, увязался за этой Аннабель. Точнее говоря «провожать» было сильно сказано, жили они в одном блоке для сотрудников. Они довольно мило прошлись, разговорились, после чего он протянул ей какую-то карточку, серую с какой-то рекламой и загнутую чуть. Женщина посмотрела на неё, после чего довольно спокойно взяла человека под руку и провела внутрь.

Спустя пару минут он получил от неё ответ, в виде такой же непонятной для всех пластиковой карточки с рекламой геля для душа, тоже согнутую. Обычная карточка, обычая ситуация, человек попросту спросил, чем лучше пользоваться и ему ответили. Ничего подозрительного, для всех кроме этих двоих. Информатор от Альянса, который вербовал Уоррена, попросту дал ему набор специальных карточек обозначающих разные послания и сказал вручить их доктору Аннабель Уайлдс, как их агенту. Серая карточка Уоррена обозначала дословно следующее «за мной вероятно следят, инструктаж не нахожу возможным.» Фиолетовая карточка от Аннабель была простым пониманием и подтверждением. А что может быть лучше? В случае чего, взял карточку где-то на станции, где забыл, и потом – 1 карточка, это не сотня и даже не десяток, легко выкинуть и смять. А то, что за ним ведётся наблюдение, Харли знал и осязал шкурой. Вопреки мнению многих это не было желанием сотрудников мешать жизни государств, просто такая инструкция положена, для сохранения безопасности.
А самое интересное было в том, что согнутая карточка обозначала следующее – сообщить всё, под удобным предлогом при первой возможности.

В остальном будничный день Чарли был прост и приятен. Он знал своё будущее так, словно был предсказателем и знал все тайны всех планет. Он знал, что с утра поцелует доктора в щёку и будет вести себя рассеянно и скованно на работе, изображая для всех скромного человека, знал, что неаккуратно уронит паспорт, и все узнают про его разводы и будут смеяться над его потугами. Возможно, он станет своеобразным «шутом» коллектива, но все будут его принимать и любить именно таким, пожалуй, следует готовить людей к подобному сценарию. Это проще всего и лучше всего работает, делать из себя маленького человечка который всем по душе, и улыбается, от такого не ждут ничего, он даже и муху убить не в состоянии.
Жаль только, что многие массы людей забывают, самые гуманные люди кормили белочек с руки и проливали реки крови, изобрели гильотину и орали про всеобщее равенство… Жаль, а пока забыли, улыбайтесь по-доброму, скромному Чарли О'Кифу, он добрый человек и у него большое сердце.

+2

7

У каждого места есть слово, с которым оно ассоциируется. Слово может быть каким угодно, отражать состояние души, животных, температуру — все, что угодно. У Святилища это было слово холод. Там было холодно как на седьмом кругу Ада Данте, когда морозом покрывались все стены, а спутгиковую тарелку пришлось модернизировать, чтобы та могла передавать сигнал. Для Иллиума это небоскребы. Эта планета — прямо таки их кладезь, кладезь высочайших зданий, доходящих прямо до неба.
Но... Арк-Ен-Сель у Сатеха в данный момент ассоциировался лишь с туманной могилой. А ведь еще вчерашним днем этот красивый и молодой (для батарианцев) мужчина сидел на Цитадели, обсуждая этот заказ с батарианским осведомителем.
              Тот тогда был одет в легкую броню, которую обычно используют работорговцы. Поэтому разговор со стороны напоминал разговор беженцев на Цитадели.
А в чём цель задания? Что мне необходимо сделать?
Тебе необходимо спасти ученых. Их в общем количестве семеро и всех надо быстро вытащить с планеты, пока Жнецы не превратили их в биомассу.
Расскажи мне, кто есть кто.
Да будет так. — спокойно сказал батарианец, доставая планшетный компьютер и открывая его. Это был серебристый компьютер с сенсорным экраном и синим чехлом. Вскоре на нём высветилось фото белого лысого мужчины в очках.
Так, вот этот — Герман Воронцович. Амбициозен, подает надежды, не женат.
            Дальше фотография меняется на злого батарианского мужчину с подозрительно серой кожей.
Это Грах Ра'Хаш. Он является первоочередной твоей целью. Замкнутый батарианский ученый, работал ранее над термоклиматическим оружием Гегемонии до скандала с N7. Мы все еще поддерживаем контакт и рассчитываем, что Грах поможет при строительстве Горна. — тут батарианец свернул планшет и пальцем продвинул его ближе к Сатеху, — думаю, остальных пояснять не надо. Никто не должен знать, что ты играешь на нас. В крайнем случае, ты – наёмник. Все ясно?
Да, сэр.
             Далее Сатех и информатор притворялись друзьями. Они пили сливочное пиво, травили анекдоты, разговаривали об оккупации Кхар'шана Жнецами. Они притворялись образом батарианского беженца, который был крайне распространен на станции. В конце встречи, когда Сатеху уже было пора идти, обнявшись с ним, "друг" сказал ему шепотом: "Берегите себя, оперативник Сатех. Гегемония надеется на вас."

***********

             Был бы здесь ветер, можно было бы сказать, что шаттл несется со свистом. В космическом пространстве было до безумия холодно и одиноко, но челнок Ра'Амуна Сатеха несся словно нож сквозь масло. Вернее, не совсем его. Это был другой корабль, который одолжили ему работорговцы. Именно одолжили, а не, будучи мертвыми, не защитили. "Но зачем им это?" — спросите вы.
           Все батарианцы в войне являются народом патриотическим. Они никогда не забудут ни о своей родине, ни о своем долге. И даже самый последний работорговец, даже самая последняя проститутка будет служить Гегемонии по мере сил. Когда правительственный агент покинул расположение Сатеха, тому через час позвонил назначить встречу на Цитадели неизвестный батарианский налётчик из систем Терминус. Он оставил для Сатеха неожиданный подарок — саларианского производства шаттл. Это был выдающийся по красоте и изяществу подарок, красочное судно, напоминающее градусник. Конец его был словно опухлым, вмещая в себя двигатели. В кабине располагались места для пассажиров, а их могло вместиться штук двадцать при желании. Корабль сиял бежевыми и оранжевыми вставками, напоминая глянцевый подарок.
             Сатех сидел за его штурвалом, подлетая к планете. Обстановка была похожей на прежнюю. Ра'Амун не отрывал глаз от штурвала. На нём же красовались кнопки для применения орудий саларианского производства, славящихся своей высокотехнологичностью. Однако, тяжелые корабли они, к сожалению, не пробивали. В полке лежала записка от работорговца.
"Сатех!
Мне тут стукнули, что тебе нужна посудина, чтобы ты по тихому авторитета спас. Короче, лови. Саларианская, гоняет со страшной скоростью, но орудия скорее скорострельные, чем пробивные.
Твою рухлядь мы себе забрали — нам как раз такая больше подходит. Удачи, братан!"

       Батарианское братство — самое неожиданное братство в Галактике. Когда братва дружит с правительством, а пиратских главарей принимают как первых лиц. Они отвечают им тем же. А кораблик ведь реально неплохой
И вправду, ведь судно было крайне быстрым и крайне эффективным в борьбе с малыми судами. Правда, Сатех надеялся, что ему все меньше придется её применять...
             Вскоре, корабль подходил к Арк-Ен-Селю. Вскоре, он уже вторгся в поверхность планеты. Началось огромное сопротивление ветра и Сатеху слегка пришлось использовать изменение эффекта массы, чтобы лучше маневрировать. 
Параллельно он запрашивал координаты планеты.
Арк-Ен-Сель, вызывает "Сокрушитель Солнц", ответьте. Диспетчер, ответьте. Диспетчер. — но диспетчера не было слышно.
Сатех стукнул кулаком по панели
Силы небесные, да что же вы спите как мухи?
"Сокрушитель Солнц", вызывает диспетчер, ответьте. — тут же ответил женский строгий голос.
Прием. Мы готовы к посадке в космопорте Арк-Ен-Сель.
Принято, проезжайте.
               Вскоре, корабль стремительно вошел в ангар, где припарковался возле невзрачных и красивых шаттлов. А шаттлов было вправду много. Как-то много народа сюда эмигрирует... не я один пришел ученых спасать? Мысль была навязчивой и возникала на протяжении всего путешествия, однако доказательств ей не было. Пока не было.
              Вскоре, дверь челнока открылась и из неё вышел интеллигентный батарианец в коричневом костюме с чёрным галстуком. В руках у него была деревянная тросточка, а акцент выдавал аристократическое происхожение. Именно им, кхар'шанским аристократом Так'ку Гором, и был Ра'Амун Сатех, перевоплотившийся в новый образ.
Неторопливым шагом он прошел ангар и вышел к стойке регистрации, увидев там неожиданный сюрприз.
              Наёмники. Мать его, наёмники. Все были как на подбор, представители самых разных рас и народов. Люди ли, батарианцы, саларианцы, азари, были даже немногочисленные кроганы. Но все они отличались профессиональной выправкой и серебристого цвета броней с горящими бирюзового оттенка вставками. И визором в том числе. На плечах была эмблема некой Croll Security, что сразу выдало Сатеху их наёмничество. Однако, он не растерялся. "Аристократ" прошел к стойке регистрации и ответил на вопросы любопытного офицера наёмников.
Так'ку Гор?
Да, ваш бродь. — ответил с интеллигентными манерами "ученый".
Какова ваша цель визита?
Приехал навестить больного дядюшку. Молодой человек, а что, собственно, происходит, почему такая суета?
Жнецы и до сюда добрались.
О, Рис'о'сир, да пребудет с нами твоя сила. — сказал Сатех, взглянув на небо.
Здесь сказано, что вы провозите с собой музыкальное оборудование.
Да, так и есть. Я был известным контрабасистом на Кхар'шане до... этого случая. Это было откровенной ложью. В "контрабасе" находились детали для штурмовой винтовки, пистолета и снайперской винтовки, в набор смычков спрятан боевой нож. И все сделано органично, так, чтобы никто ничего не заподозрил.
Вопросов больше нет. Напомню, что в колонии введен комендантский час. С 8 вечера до 7 утра перемещение по городу запрещено.
Ясно, ваш бродь. Счастливо!
                Как вы уже сами догадались, "дядюшкой" был, собственно, сам Грах Ра'Хаш, глава собственного направления проекта "Совершенство". К нему и направился Сатех, поймав аэрокар.

Отредактировано Ra'Amun Suteh (24 декабря, 2016г. 16:36)

+1

8

Арлен Крейн

Однажды, возвращаясь в поселок уставший и продрогший, Арлен становится свидетелем семейного скандала. Пожилая пара ругается в доме у причала, явно позабыв, что, несмотря на холод, окно приоткрыто, и их занимательную беседу могут подслушивать посторонние.
- Как ты посмел, Карл! Как ты мог? Ты же проиграл все наши деньги! - голос женщины срывается на крик.
- Брось, Эльза. Ты надеялась, что тот контрабандист нам поможет улететь с Арвуны? И где он теперь? Наверняка под замком в лечебнице Валлувианского Духа. Лучше продать барахлишко, да двинуть до острова Дин. Сейчас гроз над океаном нету, доберемся легко, - кажется, неизвестный мужчина немного навеселе. И бушующие моря планеты ему в данный момент по колено.
- Заткнись, Карл! - мгновенно сбавляет тон Эльза. - А если кто услышит? Столько подозрительного народа в последнее время здесь шастает. Та же баба четырехглазая с окраины. Всё время одна-одинешенька, в плащ замотается, а глазищами из-под капюшона зырк-зырк по сторонам. За продуктами к Натану забежит и больше носа на улицу не показывает. Вот что у неё на уме? Не нравится она мне.
- И то верно, - успокаивается престарелый игрок. - Вчера солдаты приходили, еще двоих забрали. К Ниште стучались, только она не открыла. Дверь выломали, а в доме и не никого. Сбежала наверное.
- А я тебе о чем, старый ты дурень! Уезжать надо, а не по кабакам шастать. А с тобой не успеешь что продать, а ты уже всё спускаешь. Уже башка седая, а всё гуляешь.
Супруги продолжают потихоньку браниться, но вас их разговор может заинтересовать. О чем они толковали? Причем здесь лечебница? Почему солдаты забирают людей?

Вы решитесь расспросить пожилую пару, отправитесь куда-то и попытаетесь узнать о лечебнице или о Ниште? А, может, захотите осмотреть её дом или навестить батарианку?
ГМ ждет вас в ЛС с вашим планом действий.

Долорес.

Номер, в котором вас поселили, выглядит маленьким, но довольно чистым, правда и здесь, как и в холле, нет яркого освещения. Небольшое окно, занавешенное плотными шторами, выходит в пустынный дворик. Наверное, тут расположен черный ход в здание. Во всяком случае, старенький облезлый грузовичок возле двери без вывески навевает на мысль, что здесь могут разгружать продукты или еще какую ерунду, предназначенную для постояльцев отеля.
Вы обращаете внимание, что стены номера украшены картинами. Некоторые из них кажутся совсем детскими рисунками, другие выполнены более профессионально, однако все вставлены в симпатичные рамки с подписями. За ними явно кто-то ухаживает. Впрочем, такие же полотна висели и в холле, и в коридорах.
На улице быстро темнеет, капли ледяного дождя, гонимые порывами ветра, бьют в стекло. Через некоторое время раздается стук в дверь.
- Мэм не желает поужинать? - это портье-саларианец решил поинтересоваться, как устроилась его новая гостья. - Постояльцев у нас сейчас мало, но кухня работает. Может, у вас есть какие-то замечания?
Саларианец (если вы ему разрешили войти, и не отправили сразу восвояси) внезапно останавливается, темные, блестящие глаза амфибии рассеянно скользят по картинам.
- Они вам не мешают? Моя напарница, Трия, увлекалась живописью и даже организовала художественную студию. Кроганша! Она была удивительной женщиной. Но, впрочем, вам наверное это неинтересно. Вы наверняка приехали в наш город по делам, а не за праздными беседами.

Вы можете попытаться разговорить саларианца, можете дождаться ночи и прилечь отдохнуть, а можете и отправиться куда-нибудь. В любом случае за дальнейшими репликами, вариантами или разъяснениями обращайтесь в ЛС к ГМ-у.

Ра'амун Сатех.

Нанятый аэрокар без проблем довозит вас до переулка Гнездо Коршуна. Что и говорить, патриотичное местечко, хотя и запущенное. Отколупывающаяся мозаика на стене ближайшего дома изображает яростную битву между батарианцами и людьми, кажется это штурм Энтийона.
В небольшой нише между домами находится скульптура батарианского полководца. Правда какие-то шутники успели разрисовать её цветными мелками, и суровый ксенос теперь больше похож на странную четырехглазую азари, зачем-то вырядившуюся в розовый военный мундир, но сути это не меняет. Некто явно пытался организовать в человеческой колонии уголок военной славы Гегемонии. Пафосный особняк под номером один вы тоже находите без труда, но двери вам долго никто не отпирает. Наконец створы распахиваются, и на пороге показывается пожилая батарианка, одетая в темное добротное платье. Она плотнее запахивает шаль и, несмотря на то, что вы её соотечественник, смотрит на вас явно недружелюбно.
- Вы к кому, юноша? Что вам здесь нужно?

Самое время завести диалог. За ответными репликами тоже в личку к ГМ.

Харли Уоррен

И вот, в один прекрасный день, точнее вечер, новичку Чарли было поручено отправиться не куда-нибудь, а в лаборатории корпорации " Макфрен- Колариус-Фегния". По словам Ричардсона, все работы там были прекращены с началом войны, да и сами здания пустовали, но какие-то неисправности потребовали вмешательства квалифицированных техников, а поскольку за последние месяцы большинство сотрудников разбежались кто куда, сия честь выпала фирме, в которую и устроился наемник. Сопровождать его должна была доктор Аннабель и некий Уильям Вашингтон. Молодой темнокожий недоучка, остряк на уровне постельного юмора, разбирающийся в технике больше при помощи методов научного тыка, нежели знаний.
Однако, мистер Ричардсон посчитал, что из парня толк всё-таки выйдет и даже собирался в будущем приставить своего протеже к Чарльзу в качестве ученика.
Впрочем, понравилась ли такая идея самому мистеру О'Кифу - решать ему самому.

Вечереет. Вы прибываете к относительно небольшому двухэтажному зданию на окраине города. Его окружает самый обычный каменный забор, не такой уж и высокий - два метра. И никаких вышек или колючих проволок наверху. Впрочем, на КПП вас останавливают и тщательно досматривают, но не обнаружив ничего подозрительного, провожают к самому зданию.
- Вот жеж! - восклицает чернокожий Билли. - Святая святых, половина города ходит на них и оглядывается, слухи разные ползут, а по виду - детская клиника. Не хватает только садика с песочницами.
- Все основные узлы находятся под землей. Прошу, -  сухо отвечает один из сопровождающих вас солдат (всего их трое) той самой ЧВК "Кролл Секьюрити" и очень тихо произносит какое-то слово в переговорное устройство, двери в здание распахиваются.
Да, если что здесь и напоминает больницу, то только гладкие, выкрашенные в белый цвет стены.
За пуленепробиваемыми стеклами открытых офисов, за мигающими красными огоньками замками вряд ли могли бы скрываться детишки.
- Нам предстоит спуститься на три этажа ниже, надеюсь вы не страдаете клаустрофобией? - холодно произносит охранник, вызывая лифт, хотя, судя по виду, все ваши проблемы его абсолютно не касаются, и даже если вы заявите, что боитесь спускаться под землю, это вряд ли что изменит. Лифт с легким шорохом трогается, заставляя Аннабель почему-то заметно побледнеть, однако причины вам пока неизвестны.
Теперь вы проходите по коридорам, освещенным лишь красными аварийными лампами, и вскоре оказываетесь в комнате, доверху напичканной различной аппаратурой.
- У нас перестали работать камеры дезинфекции. Сможете с этим справиться? Техническую документацию вам предоставят.

Появившиеся вопросы вы можете задать в ЛС ГМ. И согласовать дальнейшие действия. Возможно, вы не сведущи в данном вопросе или захотите устроить диверсию.

Араши.
К вам возникло несколько вопросов от ГМ, так что для вас водная появится чуть позже. Очередность в данном круге произвольная.

+3

9

Сатех был в образе. Палочка, на которую опирался Ра'Амун, прочно опиралась на землю. Дул ветер. В патриотическом квартале "Гнездо Коршуна" некто явно пытался приберечь уголок военной славы. Много где была мозайка с вырезками из батарианской истории трехсотлетней давности. Статуи батарианских войнов были на каждом переулке. Где-то было даже изображение Рас'о'сира, бога смерти, которое Сатеха безумно ободрило. "Господи Рас'о'сире..."
            Однако, что его не ободрило, так это поведение, как кажется, жены Граха. Немолодая батарианка с совершенно лысой головой и чуть подкрашенными четыремя глазами, она была одета в темное добротное платье, облегавшее руки до кисти. Хм, кашемир. А у неё хороший вкус. Сатех обожал хорошие ткани, несмотря на суровость. Когда-то ему приходилось помогать генералу в выборе ткани на Цитадели для его жены. Ткань была отменной, жена была довольна, а Сатех нечаянно "нашел" вместе с генералом бутылку бренди на обратном пути. Но думал он сейчас не об этом, а о крайне неудовлетворенном лице леди.
Вы к кому, юноша? Что вам здесь нужно?
Юноша? Мне, блин, 31 года и я почти бородат! Сатех немного разозлился, но не выдал этого.
Ра'Амун спокойно постоял мгновение, после чего ответил.
Здравствуйте, я из коммунальной службы. У вас некоторые проблемы с оплатой счетов. Разрешите войти? — сказал Сатех, понимая, что на коммунальщика он похож не больше, чем на человеческую супермодель.
Идемте. — сказала батарианская леди, но взгляд её стал еще более подозрительным. И Сатеха это напрягало. Ведь она могла отказаться от эвакуации и придется её с мужем вырубить, а это будет долгая морока.
               За дверью в дом был красивый широкий коридор. Он представлял из себя бежевое помещение с красным ковром мягкого цвета. Ковер был изящным, но лаконичным. В целом, помещение было проникнуто духом лаконичности. Ничего лишнего, как и везде в Гегемонии. Когда Сатех повернул налево, в гостиную, он увидел немногое. Красный полосатый диван тряпичного кроя, перед ним располагался деревянный журнальный столик из обработанной и полаченной кхар'шанской древесины. Это было заметно по характеру обработки дерева. Особенно привлекли внимание Сатеха книжные полки. Доходившие до потолка, они насчитывали в себе сотню книг, если не больше. А молебнов по семи батарианским богам там нет? А-то не дай Боги со мной случится что-то ненастное...
Что привлекло Сатеха, так это лишь дополненная лаконичность. Никаких украшений, безделушек. Из искусства был только портрет до жути страшного, но всем батарианским народом любимого полководца. Эх, тоже себе такую хочу в квартиру. Да и вообще, квартиру...
             Пожилая женщина, неудивительно, не предложила Сатеху сесть или, уж тем более, чего-нибудь выпить. Прикрыв дверь, она сурово обращается к нему:
Я не вчера родилась, и знаю каждого батарианца на этом мерзком острове. Кто вы такой и зачем сюда явились? Говорите или убирайтесь. — в голосе чувствовалась сухость. Зная, что она – одна из его целей, ему необходимо раскрыть карты, что он и делает. Остепенившись, он говорит совершенно другим, своим голосом.

Хорошо, тогда разрешите представиться. Моё имя — Ра'Амун Сатех. Я служу Батарианской Гегемонии и являюсь оперативником Группы Особого Реагирования. По нашим данным, ваш муж ранее был ученым Гегемонии и может быть полезен в проекте Коалиции Разумных Рас, борящихся против Жнецов. О самом проекте я мог сказать лишь вашему мужу, но что я могу сказать вам, так это то, что к этой планете очень скоро вплотную подойдут Жнецы, а я прибыл сюда, чтобы эвакуировать вашу чету и других ученых. Ваш муж в приоритете.

            Тут лицо батарианки не сколь подобрело, столь успокоилось. С лицы исчезла волнительно-агрессивная гримаса, душа приобрела хотя бы внешнее спокойствие. Тут женщина уже раскошелилась на гостеприимство и, положив руку на подбородок, сказала.
Вот оно что... - произнесла женщина задумчиво. - Значит, вам известно о нас довольно много. Долго же вы добирались. Хотите чаю? У меня самый настоящий, редкий, с плантаций Адека. Прислали еще до войны...
Прекрасно, тогда присяду, раз уж изволите.
Конечно.
              Сатех обратил внимание на коврик, стоящий у двери. Он не хотел вытирать обувь, ведь перед его очами стояло желание плюхнуться на диван и напиться чаю. Однако, культура взяла свое. Ну... ладно. Сатех тщательно вытер сапоги тряпкой, так, чтобы и следа грязи не осталось, и быстро прошел на кресло. Через несколько мгновений в дом вошла женщина, которая была взволнована. В руках её был чайничек чая с узорами. Головку его венчала крышечка с золотыми узорами. Хороший чайник, небось, с Кхар'Шана везли. Поставив чайник, она принесла чашки и уселась напротив Сатеха.
Спасибо большое. Честно, я очень рад вашему гостеприимству. Чайник с Кхар'Шана, да?
Да, а откуда вы знаете?
Мой отец — рамлатский дворянин. Когда ему привезли этот чайник, он на пушечный выстрел меня к нему не подпускал, ибо боялся, что разобью. Тогда я поиграл в канатоходца и прошел по натянутому канату над комнатой с его тарелкой.
И как?
Сам не упал, тарелка цела. Он разозлился и приказал мне отжиматься. В это время он приготовил чай и приказал идти к столу. После чего мне таки налил из сервиза, сказав: "Заслужил".
А почему же вы тогда пошли в ГОР?
Приказ родителей. Пропаганда Гегемонии. Возможности для инженеров. Огромная атмосфера для товарищества и братства. Я, помню, гонял вместе с генералом на Цитадель за кашемиром для его жены. Ну, я по части тканей разбираюсь. Так потом на обратном пути вместе с ним дербанили душистый "Серрайс Айс".
А я слышала, что в армии жестокая дедовщина.
Со мной попробуй подедовщинь. — усмехнулся Сатех, — Я лицо разбил этому, кхм, авторитету, что решил на меня и моего друга бочку катить. Потом меня электропогонялкой по спине лейтенант ударил. А потом я и с другом, и с лейтенантом попал в ГОР. Отлично!
Жестко.
Жестко. Но справедливо и по-товарищески.
             Дальше следовало время почти полной тишины. Сатех пил чай, наблюдая за поведением жены. Та не решилась сказать сразу, сказав, как Сатех сделал последний глоток.
А Граха дома нет. Он еще вчера вечером уехал на рыбацкий хутор к своей помощнице. Страшно волновался. Боюсь, не случилось бы чего в такой обстановке. Вы ведь понимаете, что просто так он с вами не поедет? Да и дадут ли нам уехать? — протараторила женщина, последнюю фразу сказав с грустным акцентом.
Граха нет дома? Вот черт... — сказал Сатех, взявшись за лоб, — он может быть под угрозой.
Зачем вообще поехал туда профессор? Почему его никто не может выпустить? И кто может мне... то есть, нам помешать?
— сказал Сатех и, через секунду, дополнил — Просто так? Боюсь, у него нет выбора. Это приказ от батарианского правительства, миледи. Я обязан эвакуировать вас с планеты и мне это удастся, ибо так сказали Старшие. Да и не думаю, что угроза смерти может быть "просто так". — ехидно дополнил Сатех в конце.
Увы, молодой человек, здесь не действуют законы Гегемонии, да и что теперь от нас осталось? Вы были там, когда на нас напали? — несколько секунд помолчав, женщина добавила. — Но сейчас, наверное, у вас нет времени на разговоры. Расскажете потом. А мой муж... Речь о какой-то его очень важной работе, документах, записях. Без них он говорил, что и с места не сдвинется. Кшена хотела ему помочь.
Поезжайте к рыбацкому хутору, поезжайте. Найдите Кшену, найдите Граха. Надеюсь, с ними ничего плохого не случилось.

Был, даже не представляете, насколько жарко там было. Я был на Рамлате... когда туда ударили Жнецы. Я защищал последние транспорта гражданских. На моих глазах убили моего отца... и мою мать. В важной работе я ему даже помогу, срочно двину к рыбацкому хутору. Берегите себя.
            Сатех встал и, сказав на прощанье пару теплых слов, поспешил ловить извозчика. Его аэрокар появился почти через минуту и Сатех быстро прыгнул тула, протараторив: "Рыбацкий поселок"
            Через некоторое время, которое Сатех провел в поисках информации по месту жительства помошницы Ра'Хаша, красный, переливающийся аэрокар прибыл в рыбацкий поселок. Уже стемнело. На горизонте виднелись рухляди рыбацких домиков, большей частью деревянных. Порушившиеся причалы виднелись на берегу. Было грязно, но спокойно. Людей было немного, но были и сердобольные, что помогли найти какой-нибудь пустой дом.
Он был маленьким, одноэтажным. У Сатеха был выбор. Он мог поспать... а мог продолжить поиски. Блин... с одной стороны, мне нужно проспаться. С другой, надо быстро найти Граха с батарианкой.
              Поэтому, Сатех со скоростью света двинулся искать её дом по деревне. Ориентиром была батарианская рожа в окне.
Две батарианских рожи, знакомых ему из досье.

Отредактировано Ra'Amun Suteh (26 декабря, 2016г. 10:50)

+1

10

Крейн, которого последнее время все звали просто Челлиос, как раз возвращался с очередной морской «прогулки», проклиная про себя холод, рыбу, воду и всю эту колонию и планету в целом. В руках была связка рыбок, каждая из которых едва весила два килограмма, что по местным меркам было вообще крошечным уловом. Впрочем, за большой рыбой он гонялся в совершенно другой сфере. Вот уже несколько дней он тратил своё время, чтобы найти подходы к нескольким жителям этого странного места, регулярно угощая их выпивкой и свежепойманными рыбными деликатесами. Но успех всё равно не преследовал Арлена: стоило только намекнуть на странности, происходящие в этом месте, его собеседники всё сваливали на близкое присутствие Жнецов и трудности полувоенного времени, а затем сразу же меняли тему на что-то более жизненное. Такое поведение напоминало Крейну ситуацию в ряде колоний, где ему приходилось работать: там активно действовала внутренняя разведка и любую подозрительную личность немедленно забирали для допроса. Как правило, это были планеты с тоталитарным правительством, держащие своих подданных в атмосфере постоянно страха. Здесь всё это очень отчетливо чувствовалось – все были запуганы. К обслуживающему персоналу он проявлял лишь вежливость, зная по опыту, что каждый второй был осведомителем в органах безопасности.
И потому, когда Арлен, случайно проходя мимо, услышал разговор двух пожилых лиц, он мысленно улыбнулся. Это была определенная возможность для получения информации. Во-первых, они нуждались в средствах, ведь старик проигрался. Но вот где проигрался? Крейн не слышал о каких-либо казино или игровых автоматах поблизости. Стоило узнать и это: где нелегальный бизнес – там всегда можно купить информацию. Или найти информаторов. Во-вторых, глава семейства, судя по его голосу, был явно навеселе и, возможно, любил употреблять алкогольные напитки. Крейн поежился: в такую погоду он сам с удовольствием что-нибудь выпил бы, но на работе лучше сохранять трезвость мышления. Конечно, всё это могло быть уловкой правительственных агентов, но к такому Крейн был готов.
В голове созрел план.
На следующее утро наёмник снова отправился на рыбалку. И пока рыбешки упрямо плыли на звук сонара в расставленные сети, Арлен готовился к предстоящему вечернему визиту. Морской корабль, переданный ему «Альянсом» хоть внешне и был похож на обычную лодку не первой свежести, был самым настоящим контрабандистским судном с большим количеством потайных отделений, где хранились предметы для этой операции. Прежде всего Крейн извлек из совершенно незаметного отделения под полом две бутылки прозрачной жидкости, которые являлись самогоном высочайшего качества и высокой крепости. Там же лежало несколько упаковок с таблетками, которые сильно тормозили алкогольное опьянение. Подумав, Арлен достал еще одну бутылку и еще одну пачку с таблетками. Пьяницы в деревнях иногда показывали фантастические результаты в состязании по выпитому. Затем из-за приборной панели была извлечена небольшая банка со специями, которые внешне напоминали ростки крупного черного перца, но на самом деле были наркотиком, который помогал развязать рот и совершенно не мешал употреблению алкоголя. Рядом же лежали несколько ампул с так называемой «сывороткой правды», несколько инжекторов, а также с десяток различных склянок разного назначения.
Теперь необходимо было позаботиться о себе: погода обещал вечером испортиться, Арлен надел высокие сапоги, в одно из голенищ которого осторожно засунул длинный рыбацкий нож, который предварительно покрыл нервно-паралитическим ядом. Арлен задумался, стоит ли взять пистолет на случай непредвиденных обстоятельств, но в конечном итоге лишь покачал головой. Последним элементом сегодняшнего вечера стала небольшая пластина, которая являла собой аудио-передатчик и маяк одновременно. Крейн настроил его таким образом, чтобы он посылал сообщения на корабль, но в случае попытки его снять, срабатывала ловушка и сигнал шёл в центр города, в одну из гостиниц, которую Арлен выбрал случайным образом. Если кто-то найдет пластинку-передатчик, то пускай проблемы будут не у него, но у других постояльцев центра города.
Выбрав среди улова особо крупную особь, Крейн направил лодку к причалу, от которого поплелся в гостиницу. Еще когда он только послушал разговор, человек понял, что чтобы попасть к старикам домой нужна причина: прийти просто так было слишком подозрительно, пожилая пара мгновенно бы поняла, что их вчерашний разговор был услышан. Поэтому, подходя к гостинице, Крейн зашел с «черного входа», где был вход в инженерное помещение. Убедившись, что поблизости никого нет, он зашел внутрь, быстро отыскав систему подачи газа на кухню. Поколдовав над ней с минуту и повредив одну из труб и газовый клапан, он добивался желаемого: система начала работать нестабильно, а сама поломка выглядела так, словно произошло от износа оборудованию.
Выбравшись из помещения и еще раз оглянувшись, Крейн спокойной походкой направился к себе в номер, где почти тридцать минут стоял под струёй горячей воды. Когда тело прогрелось, он вновь оделся, взял свой улов и направился на кухню отеля, где, «к его великому сожалению», сейчас не работала газовая плита и вообще была опасная обстановка в связи с нестабильной работой газовой системы. За пригоршню кредитов Арлен получил доступ к кладовой кухни, набрав себе все необходимые приправы для приготовления рыбы. На вопрос, где он будет готовить, лишь улыбнулся.
И когда, десятью минутами позже, он стоял у соседского дома, где проживала пожилая пара, его встретила женщина, годившаяся Арлену в бабушки.
-Здравы будьте. Глупая история, но в отеле сломалась плита, а рыбу необходимо приготовить в течение двух часов. Не будете ли вы столь любезны пустить меня на Вашу кухню? Я готов заплатить за неудобства. – Голос Крейна был извиняющимся, как у нашкодившего юнца.
-Входи, сынок. – Женщина вроде бы кивнула, но глаза её настороженно бегали вокруг в поисках подвода.
-Вы еще раз извините. – Арлен довольно долго вытирал свои сапоги о половик, после чего вместе с бабушкой прошел на старую, но весьма уютную кухню. По пути он приветствовал деда, пожелав тому крепкого здоровья и большого улова.
Следующие полчаса он мило разговаривал с хозяйкой помещения, расспрашивая её о жизни: есть ли у них дети и внуки, восторгался успехами внуков, хвалил дом за чистоту и уют. Он показывал ей «семейный» рецепт, на самом деле единственный способ, который Крейн знал, приготовления рыбы, уделив особое внимание необходимости обсыпания только одной стороны рыбы «черным перцем», который на самом деле был наркотиком. Пока бабушка несколько раз следила за блюдом, а дед куда-то отлучался, Арлен установил металлическую пластину-передатчик под столом, сразу нажав на рычажок активации на тот случай, чтобы потом легче было передать важные сведения. Тогда же он залпом проглотил почти половину таблеток, которые должны были помешать ему захмелеть.
Ужин был готов. На столе оказались бутылки самогона, свежеприготоленная рыба и хорошее настроение. Арлен ел, старательно выбирая куски рыбы со стороны, где не было «перца», активно пил, постоянно произнося тосты и банально спаивая своих «клиентов». Разговоры за жизнь и семью очень медленно и плавно перетекали в сферу их жилья здесь: как давно они тут живут, у кого купили дом. Наконец, когда оба «допрашиваемых» основательно напились и попали под действие наркотиков, прозвучал первый простой вопрос, который действительно интересовал Арлена:
-Всегда ли здесь было так пустынно? Такие городки ведь обычно если не процветают, то живут более активной жизнью.
- Эх.. Летом так оно и было, - горестно вздохнул старик. - Сюда съезжались гонщики... Ну те, кто любят рисковать, гоняя по океану меж воронок. В другое время океан здесь не спокоен, над ним то и дело бушует гроза, молнии сверкают. Нигде в галактике не видел ничего подобного. А теперь.. Плохое время ты выбрал, чтобы сюда приехать. И до Жнецов можно не дожить.
- Не болтай зря языком, Карл! Если бы не ты, давно бы отсюда уехали. А будешь продолжать в том же духе - пропадем здесь ни за что.
- Вы явно преувеличиваете. Это же тихое и спокойное место, отчего бы здесь Жнецов не дождаться? Мне кажется, вы просто устали от жизни в глуши. Вот соседка Ваша, я слышал, тоже устала и в город перебралась?
- Тихое-тихое, а госпиталь полон, как говорят, - внезапно разговорился собеседник. - Видел, сколько военных? Шастают всё... То ли паники опасаются, то ли болезней каких.
-Соседка? Ты про какую? У нас много соседей... было. Кто уехать успел, а кто и пропал. Совсем.
-Как же в столь маленькой деревне можно пропасть?
-Как.. Был человек и нет человека, - хмыкает изрядно поднабравшийся мужчина. - Призраки ночью утащили. Вон соседка наша, взяла да пропала. Дом открыт, а никто даже имущество не тронет. Боятся... А всё почему?
- Разговорился ты слишком, Карл. Всё о плохом, да о плохом. Не слушайте его, мало ли чего наболтает. Призраки ему с пьяных глаз мерещатся.
- А солдаты, значит, тоже мерещатся? Помолчи, женщина. Раз человек заинтересовался, надо ему. Может знакомый он Ништы... Или понравилась она ему.
-Занятная особа. - Крейн улыбнулся, не продолжая речь, но намекая, что они знакомы. Судя по полученным перед заданием документам, Ништа была личной помощницей профессора Сейла Лорхе. Проживала с сыном. В ходе вчерашнего разговора пожилая пара говорила о проникновении в дом некой Ништы. Паззл начинал сходиться в неприятную картину.
- Опоздал ты... - сочувственно покачал головой пожилой игрок. - Ищи её теперь. А девушка да, красивая. Будь я помоложе...
- Чертов бабник! - замахнулась на Карла полотенцем жена. - А вам, если и правда так надо, заглянули бы к ней. Вдруг нашлось бы что. На вора вы не похожи, чужого брать не станете, но вдруг бы поняли, где её искать.
-Обязательно загляну. - Арлен кивнул, разливая очередную порция самогона по небольшим рюмкам.
-А что тут за батарианка по улицам ходит? Вся в плащ завернутая. Взгляд еще такой недовольно-сердитый. Она бездомная что ли?
- На окраине живет, редко в поселке появляется. Не разговаривает почти ни с кем. Странная она. Говорят, раньше в городе работала. Ученая. А тебе она зачем?
Разговор плавно перешел на обсуждение местных жителей, а хозяева пьянели всё больше и больше. Казалось, они вот-вот заснут прямо за столом.
Когда же они были готовы отключиться, Крейн как можно тише встал из-за стола, что оказалось делом не самым простым: голова слегка кружилась, несмотря на обилие выпитых таблеток. Ночь уже почти вступила в свои владения. Еще десять минут и на улицах начнется комендантский час. Арлен поспешил в отель, задержавшись лишь на миг у входа и спросив парня за столом, починили ли газовую плиту. Получив утвердительный ответ, наёмник направился в свой номер. Ему предстояло поспать несколько часов, прежде чем снова одеваться в маскировочную одежду и отправлять в квартиру Ништы. Пожилая женщина, возможно, дала ему подсказку, сказав, что если он не вор, то может найти информацию. С этими мыслями голова Арлена коснулась подушки, он накрылся тёплым одеялком и сразу уснул.

+1

11

Уоррен между тем получил вызов и определённую информацию от Аннабель, но пока деталей точных известно не было – нужна была их проверка. В конце концов, это была задача больше скрытого характера, а раз скрытый – то и действуй тихо, без лишнего шума. Как Уоррен он бы ругался, но как Чарли – он был покладист и правилен, причесал свои волосы, не побрился – чтобы выглядеть суровее и уставшим, а то сочтут ещё, что он вечный идеалист, и закурив сигаретку пошёл на бриффинг. Шеф вызывал зачем-то таким, что хотел ему поручить лично, очевидно что-то более-менее серьёзное, он поправлял свою одежду техника, пальцами пробежал по панели инструментрона и взяв в руки небольшой чемоданчик с дополнительными техническими приборами, пошёл. Вслед за ним на маленьких колёсиках покатился робот-помощник. Каждый техник имеет такого мелкого и правильного помощника, как робот-сварщик который лазерной установкой может разваривать двери, выполнять кое-какую ремонтную работу и самое важное – производить анализ повреждений. Например, в труднодоступных областях без малыша никак, Харли спокойно дал ему команду и директиву 11 – «следуй за мной, держись на расстоянии 1,5 м. уходи от столкновений. Уровень работы – 1».
В качестве сопровождения дали милую доктора Аннабель, и зачем только? Хотя, не исключено, что помощь врача в такой ситуации будет не лишней, всё-таки возможен риск, кроме того она из «своих», что лишь упрощало дальнейшее знакомство и контакты. Аннабель держала себя спокойно, спросила только по пути, уверен ли он в своих навыках, на что получила ответ и демонстрацию лицензии высокого уровня доступа.

А тут нарисовался самый интересный и бездельничающий участник кампании, некто, Билли. От одной фигуры Билли веяло резкими движениями, крутизной и блеском во всех движениях, кроме тех что по работе. Уоррен оценивал парнягу вяло, как-то даже слишком буднично и с улыбкой сангвиника взял все документы по помещению, допуски и уверил мистера Ричардсона, что дело обычное и что он всё сделает.

Спустя минут 30, холодная манера охранника нисколько не удивила Уоррена. Он вообще привык считать, что те кто пошёл в охрану не умеют смеяться и у них как у легендарных псов одного учёного с Земли, слюна выделяется по команде.
- Три этажа? Надо подумать, в моём жилом комплексе на Земле всего два этажа. Я думаю, я справлюсь, сэр, - он улыбается и благодарит охранника своими прилизанными манерами и гладким, как кусок мыла внешним видом, обольщает его. Всё-таки надо придавать себе вид дурачка, за что тут же получил дерзкое и странное замечание от Билли.
- Чё, сдрейфили, мистер Киф? Не бойтесь, я живо починю всё, - проговорил чернокожий, на что получил короткое похлопывание по плечу и вежливую просьбу.
- Мистер Билли. Кхм. Мистер Ричардсон просил меня проверить все узлы, а вас выступить в роли помощника. Пожалуйста, будет только лучше, если я сделаю всё сам. Ведь я эту работу знаю и люблю, а между тем, вы наберётесь немного опыта. Вы ведь, ещё новичок? Простите старичка, но давайте экономить время наше и компании, - эта фраза заставила чернокожего округлить глаза, сказать что-то, но кивнуть. Очевидно, новый недоначальник ему нравился ещё меньше Ричардсона и тут Уоррен заметил небольшую тревогу у Аннабель и поднял вопросительно глаза. Но женщина не ответила ему ничего, а лифт между тем шёл вниз.

Спустя ещё пару минут, он оказался в техническом помещении и услышал запрос. Камеры дезинфекции. Он было задался вопросом, какую роль несут эти камеры, чтобы точно определить нужность починки, но решил что будет лучше помолчать насчёт уточнений – ему не нравилась холодность охраны.
- Камеры дезинфекции значит. А как давно произошла поломка? – Чарли встал за пульт управления и ткнул пальцем в Билли.
- Мистер Билли, пожалуйста, включите ваш инструментрон и произведите дублированое наблюдение. Так вы будете наблюдать за процессом, в конце починки - предоставите видеозапись процесса, мистеру Ричардсону. Копию мне-с. Если заметите, что уровни показателей прыгнут, то сообщите мне. Надеюсь, вы справитесь. Доктор, пожалуйста, просто подождите нас. В крайнем случае, приготовьте свой чемоданчик, тут возможно загрязнение. Кроме того все присутствующие должны включить респираторы, - он скомандовал и ткнул пару кнопок, отдавая команду и надевая на лицо нечто вроде лицевой фильтрующей коробки тяжелого типа, которая предназначена для работы в условиях с различной средой, в том числе и токсичной.

Он связал инструментрон и панель, и шагнул к камерам, открыв первую створку дверей, затем посветил туда фонариком, и хмыкнул, осматривая узлы непосредственно камер. Ткнув в пару кнопок проверяя статус, получил неполное прохождение проверки и отказ от работы. Отказ происходил на второй стадии проверки, а это означало что проблема техническая и без хорошей порции возни с приводами или чем-то ещё, не обойтись. Не так приятно, но выполнимо. Он ткнул пальцем в ком-линк и проговорил охраннику.
- Сэр. Предварительная проверка, произведена. Повреждена техническая часть, мне нужна техническая документация об устройстве камеры. Основной слой работы по вскрытию начну сейчас, пока вы её пересылаете, - отключился и подошёл к специальному шву ведущему к технической начинке камеры. В аварийных случаях, крышку просто разваривали посередине от крепителя, и потом крепили на место. Но что привлекло его внимание, так это качество технологии, такого он не видел даже на хороших технических станциях. Тут было на что посмотреть, он вздохнул и ткнул пару ещё кнопок, усиливая луч фонарика и достал из чемоданчика небольшую лазерную установку. Повращав её и проверив качество – он занял удобную позу и принялся сваривать по окружности пломбу-круг. Пошли искры, он сразу опустил на глаза защитные очки снижающие яркость и спустя минут 5 работ, печать отвалилась, а он раздвинул в сторону створки и всмотрелся в механизм. Камера состояла из сложной гидравлической системы сжатия воздуха и воздушных систем подачи, если дело было в механике – то очевидно, что-то не так с прессами, а сколько их тут может быть – покажет документация.

Пока охранник должно быть возился, он решил немного подколоть Билли.
- Билли, вы тут? – послышался его голос в ком-линке. – Интересный случай, вы когда-нибудь чинили гидравлику системы Марк-5? Тут используется шарнирная платформа и уплотнитель из особого сплава. Не правда ли, интересно? Это и есть наш новый 21 век! Я думаю, мистер Ричардсон не зря гордится нашей организацией. Такие возможности. К слову, Билли? Вы, кажется, всё же специалист, как вы думаете, что может быть причиной? Вы отсюда видите же, через камеру что у меня на костюме, эти уходящие вниз панели, - он нарочно гнал побольше текста, чтобы и охранник не скучал, и дело шло, и доктор не нервничала. Интересно, что все трое скажут, если узнают что чудаковатый Чарли – биотик?

+1

12

В окно настойчиво стучал дождь, гонимый сумасшедшим ветром, и Ло невольно обратила взгляд на шторы уютного, зелёного цвета, вдруг напомнившие ей о своей комнате в доме бабушки Сары — там окно обрамляли такие же. Невесело улыбнувшись собственным мыслям с целью прогнать их, она рассмотрела комнату, в которой оказалась. Множество картин разных размеров и содержания украшали стены, зажатые в толстых деревянных рамах с табличками — видимо, имена художников и названия. Её взгляд торопливо проследовал по траектории развешенных по всем четырём стенам картин и вновь застыл на дорожной сумке, которую она поставила на кровать, чтобы разобрать её.

В эту минуту в комнату постучались. Ло, закусив губу, неохотно поплелась к двери — впустить незваного гостя, которым оказался портье-саларианец. Поздоровавшись и быстро обменявшись любезностями, они прошли в номер, и вошедший с учтивостью, свойственной только служащим дорогих отелей, торопливо проговорил:

Мэм не желает поужинать? Постояльцев у нас сейчас мало, но кухня работает. Может, у вас есть какие-то замечания?

Ло улыбнулась вежливо и уже открыла рот для ответа, как от учтивости портье не осталось и следа: он как-то странно напрягся, огромные чёрные глаза забегали по комнате, и, не дожидаясь ответа, саларианец поспешно выпалил, будто от быстроты произнесённых слов зависела вся его жизнь:

Они вам не мешают?

Ло в недоумении приподняла бровь и скривила губы, не понимая, о чём твердит саларианец. Однако времени задать ответный вопрос у неё не было: ей при всём желании не удалось бы вставить в пламенную речь говорящего ни звука:

Моя напарница, Трия, увлекалась живописью и даже организовала художественную студию. Кроганша! Она была удивительной женщиной. — Он замолк на мгновение, очевидно предаваясь мимолётным воспоминаниям. Ло поняла, что речь идёт о картинах и вновь обратила на них свой взгляд, разглядывая каждое полотно более внимательно, чем при первом осмотре. Вновь заговоривший саларианец снова отвлёк её взор от картин, с виноватой поспешностью произнеся: — Но, впрочем, вам, наверное, это неинтересно. Вы наверняка приехали в наш город по делам, а не за праздными беседами.

Ло мысленно согласилась с портье, но не стала озвучивать правду. Её, вопреки собственным ожиданиям, заинтересовала необычная художница. Теперь Ло видела, что картины и правда принадлежат кисти одного творца: те же мягкие, словно воздушные, оттенки красок, те же внушительные, резкие линии и те же невыразимые тревога и печаль, сочащиеся из каждого холста — казалось, даже тяжёлые рамы не в силах их удержать в пределах картины.

Улыбнувшись, Ло проговорила:

Всё в порядке. Удивительная, должно быть, личность эта художница.

Этот отклик лишь подстегнул излишнюю говорливость саларианца:

Да… Ума не приложу, что заставило её обосноваться именно здесь. Впрочем, женщинам, не способным принести потомство, на её Родине живётся не сладко. Вы, наверное, знаете, что многие из кроганов ненавидят саларианцев, считая их виновными в изобретении генофага? Однако в ней не было ненависти ни к одной из существующих рас. Она всем старалась помочь найти себя в искусстве, даже самым отчаявшимся бандитам или опустившимся нищим. Не знаю, что с ней  сталось после того, как она заболела. В лечебнице Валлувианского Духа запрещены посещения. Ещё раз простите… Я немного заболтался.

Ло внимательно слушала, едва успевая сопровождать речь собеседника кивками. Упоминание о лечебнице с таким поэтичным названием заставило её насторожиться и задать вопросы, стремительно сорвавшиеся с губ, словно вода с огромной скалы:

А что за лечебница? Какая-то местная? И что конкретно с ней случилось?

Заболела… — тут же ответил саларианец, горестно покачав головой. — Её и забрали солдаты, как и всех остальных.

Рот Ло снова открылся в бесплодной попытке спросить, кто эти мистические «все остальные», но портье то ли специально, то ли от невнимательности увлечённо продолжал рассказ:

И что ей в голову взбрело. Я как-то видел, как она умеет обращаться с оружием. Она бы могла устроить такое… Сбежать, убив кучу людей. Но за ними она ушла спокойно… Если бы я хорошо ориентировался в мимике кроганов, то поклялся бы, что Трия улыбается.

Воцарилось молчание, неловкое и длившееся, однако, недолго. Переваривая услышанное, Ло вновь пробежалась рассеянным взглядом по стенам, а потом спросила:

Так а что за лечебница такая?

Центральная городская лечебница, благотворительная, основанная ещё при строительстве города на средства какого-то турианца. В последнее время многих забирали в инфекционное отделение, посещать которое запрещено.

Всё это показалось ей подозрительным. Нахмурив брови, не заботясь о том, что этот жест не скроется от саларианца, Ло решила, что наведаться туда в свободное время для расследования лишним не будет. Возможно, тут существует какая-то связь с пропавшими учёными.

А не скажете, где именно находится эта лечебница?

Неподалёку от офисов «Макфен-Колариус-Фегния», на окраине города. Но сейчас туда не пускают. А вам она зачем?

Ло закусила губу — в который раз в течение разговора — и постаралась выглядеть непринуждённой и рассеянной.

Да так, — она махнула рукой. — Праздное любопытство.

Убедили ли её слова портье, она не знала и не хотела знать: уж лучше остаться в блаженном неведении. Поспешив выпроводить портье из номера под предлогом усталости и необходимости в тишине после тяжёлого перелёта, Ло поспешно разобрала вещи и стала думать.

В эту лечебницу определённо стоит наведаться, но сначала неплохо бы посмотреть, что происходит в жилище хотя бы одного из учёных.

Действовать она решила, не мудрствуя лукаво, с начала списка. Дом Воронцовича располагался не так уж далеко от её гостиницы: она успеет прогуляться туда и обратно до наступления комендантского часа. Облачившись в строгий костюм, включающий в себя чёрные брюки свободного кроя, белую блузку и пиджак поверх неё, Ло причесала волосы и нанесла немного макияжа на глаза. Оглядев себя в зеркале, она удовлетворённо кивнула собственному отражению. Страховой агент Мелани Уилтон в роли Долорес Ганс выглядела представительно и солидно.

С собой Ло взяла небольшой кейс, в котором спрятала пистолет М-6 «Палач». Применять оружие она вовсе не собиралась, но нужно быть готовой ко всему. Кто знает, что ждёт её на месте?

Она взяла такси в соседнем квартале. Вид одетой как офисная леди женщины возле отеля мог сбить с толку и навести на подозрение, если что-то пойдёт не так в ходе выполнения задания. Предосторожность прежде всего.

Ей остановили возле главной площади города, как она того и просила, чтобы не вызывать подозрений.

Выйдя из аэрокара, Ло съёжилась от мгновенно налетевшего на неё с новым порывом ветра влажного воздуха. В нём чувствовался привкус металла и… чего-то неуловимого, не доступного для человеческого обоняния, но отзывающегося в области живота резкими спазмами. Чувство опасности.

Ло остановилась как вкопанная и увидела, что площадь возле фонтана оцеплена всё теми же людьми в форме. Мимо сновали безразличные гражданские, будто привыкшие к подобному. Сделав пару шагов вперёд, Ло разглядела между спинами солдат яркие пятна крови, украшающие мостовую, словно алые цветы. Сжавшись то ли от холода, то ли от дурного предчувствия, Ло поспешила прочь. Нечего связываться. Нечего расспрашивать кого-то и привлекать внимание. Завтра об это наверняка будут трубить все новости — она узнает оттуда.

К тому же она изображает местную. Незачем наводить на себя лишние подозрения ненужными расспросами.

И всё-таки что за чертовщина творится в Арк-Ен-Сель?

Отредактировано Dolorez Guns (1 января, 2017г. 20:27)

+1

13

С видом, исполненным гордыни и стоицизма, Кецуоки-Сонозаки волочила за собой багаж к стойке администратора гостинницы. Здесь ее ожидал молодой человек, возможно, её ровесник или чуть младше. Высокий, смуглый и широкоплечий, но Араши опытным взглядом сразу определила отсутствие боевой подготовки. Борода и усы, которые должны были придать ему дополнительной мужественности, были выбриты столь аккуратно, что казались противоественными. "Выглядит, как... " - Кецуоки призадумалась и всё-таки выбрала определение. - "Гомик."
Мужчины, когда и привлекали её, то в плане исключительно профессиональном и функциональном, а это требовало от них исключительной мужественности в первую очередь. Впрочем, иногда можно было заслужить уважение Араши и творческими талантами, но она не верила в то, что сей образец - пример провинциального дарования. Девичья пластика, манеры и ужимки, привычка следить за собственной внешностью более, чем за возможностями - всё это не могло вызвать у Кецуоки ни уважения, ни интереса. Однако, опустившей шарф вошедшей девушке он обрадовался. "Маленькая собачка до старости щенок," - вспомнила женщина старую земную пословицу. - "Противно, но полезно".
- Добрый день, - она смотрела на администратора сверху вниз, даже не смотря на то, что была на полторы головы ниже. Этакая мелочь давно не смущала убийцу. – Мне нужен лучший номер в вашем отеле, - голос Араши был скуден на эмоции, но это не помешало девушке презрительно выделить «вашем». – И я надеюсь, он будет хотя бы чуточку лучше клоповника на Цитадели.
Она могла бы быть и более жестокой, но обслуживающий персонал, как было известно «рыцарям плаща и кинжала» всех сортов, являлся неисчерпаемым источником информации, которую иными способами раздобыть бывает не только трудно, но и подозрительно. Поэтому, давая мальчику надежду, она, как будто скрываясь и словно бы невзначай, окинула молодого человека взглядом, придав высокомерию в глазах оттенок оценки. Губы чуть дрогнули, в подобии снисходительной улыбки, отмечая заинтересованный взгляд.
Для женщины, которая привыкла сначала бить ногой в голову, а потом задавать вопросы, освоить даже азы кокетства в своё время было очень не просто. Благо, учителем выступила азари, у которых это странное ремесло течёт в фиолетовой крови. Возвышавшийся над хрупкой, как ему казалось, женщиной молодой человек дрогнул и, вложив в усмешку все возможное обаяние, ответил благородной, на его деревенский взгляд, усмешкой.
- А леди, как я понимаю, повидала виды? – он смотрел на Кецуоки так, что той показалось: «Сейчас подмигнёт». Но сдержался.
- Виды – это моя профессия, молодой человек, - это была самая толика хвастовства. – Я фотохудожник. И, - пришёл черед приправить речь парой капель обиды. – В кругах искушённых, довольно известный.
- Прошу прощения, - юноша всплеснул руками. – В этой глуши совершенно отрываешься от настоящей жизни.
- Не удивительно, - согласилась Араши, глядя, как молодой человек записывает её данные в свой планшет.
– И какими же судьбами в наших краях оказалась известная фотохудожница?
- Я готовлю серию снимков к выставке, - произнесла она после некоторого времени раздумий. Затем, оставив вещи, сделала шаг ближе, чтобы положить руки на стойку. «Пусть видит мои безоружные руки. Пусть верит, что я не несу ему угрозы. Пусть доверяет,» Между ладоней женщины легла карта-ключ так, что длинный край идеально совпал с краем стойки. - Хочу показать, насколько красивым может быть сочетание природы, естества флоры и промышленных колоссов, индустриальных результатов труда разумных существ, - Кецуоки часто замечала в богемной среде склонность к пустым, патетическим словоизлияниям громоздких конструкций. Дольше всех к этому приходили турианцы, а быстрее всех «заражались», как ни странно, кроганы. – Вы ведь знаете окрестности? Может быть, подскажете, где я могла бы пофотографировать?
- Хм… - раздумья отразились на лице не привыкшего к этому действу сотрудника неприглядными морщинами. Впрочем, как только юноша открыл рот, они разгладились. «Кожа эластична,» - где-то внутри себя женщина высокомерно улыбалась. – «Морщины на лбу бывают редко. Думать ты явно не привык, «красавчик».» - Может, тогда вам подойдет "Счастливая Лэйси"? Это фермерский поселок недалеко от города, но там есть почти современные строения, - в голосе юноши послышались явные сомнения. - Или... здания корпорации "Макфен-Колариус-Фегния". Они довольно симпатичные, на окраине города, а дальше неплохой вид на прибрежный лес. Я как раз живу в доме напротив, на последнем этаже. Если хотите, то вид из окна моего скромного жилища - к вашим услугам.
Лицо, благодаря небольшому усилию воли, не изменило своего выражения, но где-то внутри убийцы прозвучала очередная насмешка в адрес администратора. Отказываться от такого предложения женщина, конечно, не стала. Уж слишком хороший был повод открыто и безопасно подобраться к искомой ею корпорации на расстояние вытянутой руки. Сохраняя лицо, но всё же, радуясь предложению молодого человека, Араши медленно закрыла глаза в знак согласия. «Медленно,» - вспомнила женщина свою синекожую наставницу. – «Она говорила: «Томно.»»
- Интересное предложение, - произнесла убийца, словно делая одолжение. – Надеюсь, Вы меня не разочаруете.
Юноша усмехнулся, положил локти на стойку и оперся на них.
- Может быть, раз уж Вы почти моя гостья, - его улыбка, белозубая, но всё-таки провинциальная, растянулась едва ли не до ушей, мешая говорить, а взгляд поплыл, в мечтах о вечере. «Мужчины,» - выдохнула женщина. – «Только мечтами и живёте.» - перейдём на «ты»?
«Ой, какая торопливость,» - Кецуоки сильно хотелось приложить мальчишку лицом об стол, чтобы стереть с лица улыбку, но приходилось играть роль богемной девицы. Выполнение задания было гораздо важнее, чем внутренний комфорт. – «Кроме того, битие всех подряд лицом об стол пахнет канализацией и крысами на завтрак. Это иногда необходимо, но приятнее будет избежать такой неурядицы.» С такими рассуждениями, Араши пришлось продолжить играть столь не свойственную ей роль.
- Я предпочитаю переходить на «ты» под бокал красного, полусухого, - она чуть отстранилась сначала, словно собираясь отклонить предложение юноши. Но затем сменила «гнев» на «милость». – Впрочем, ты же исправишь эту маленькую нестыковку вечером?
- Конечно, - глаза молодого ловеласа загорелись уверенностью. «Атаме,» - усмехнулась Леди. – «Какие мы смелые.» Привычка сдерживать свои эмоции сильно помогала ей в тот момент. Араши так и подмывало плюнуть на осторожность и разбить лицо мужчины об стойку, просто потому что ей не нравилось, что её, лейтенанта ВКС Альянса, убийцу N6, воспринимает, как объект похоти персонаж, которого она способна отправить в иной мир за две-три секунды, даже не используя биотику и оружие.
- Мион, - представилась она, резко выбросив вперёд тонкую ладошку. Мужчина чуть вздрогнул от неожиданности, но сумел взять себя в руки и поцеловать в тыльную сторону. Несмотря на кажущуюся галантность жеста, Араши порывало брезгливо скривиться, так слащаво, лицемерно и мерзко выглядело действие в исполнении провинциального «казановы».
- Джон, - представился администратор. Впрочем, ей это было не нужно. Имя было написано на бейдже, что красовался приколотым к белой рубашке.
- Очень редкое имя, Джон, - всё-таки не смогла промолчать Кецуоки. Ответа молодого человека он не ожидала. Хотя, возможно, следовало его предположить.
- Правда? Я знаю здесь несколько человек, кого так зовут, - под пристальным взглядом раскосых азиатских «прицелов» Кецуоки не прошли бы незамеченными попытки скривить душой.
- На Цитадели и в человеческом секторе – это давно уже только псевдонимы знаменитостей, - убийца всегда была серьёзной. Даже в те редкие случаи, когда шутила. У неё было больше двух десятилетий практики, чтобы отточить этот навык, и обмануть деревенского «мачо» не составило труда. Юноша заблистал улыбкой, наивно надеясь, что гостья сделала ему комплимент. – Так что с моим номером?
- Только для тебя. По-настоящему, самый лучший. Люкс на третьем этаже! – Джон воскликнул так, словно это должно было что-то значить. - В нем две комнаты: спальня и гостиная, также есть ванна, сейф, мини-бар. Вид из окон на улицу, а не во двор.
«Лучше бы во двор,» - Араши уже начинала сомневаться, что правильно поступила, пофлиртовав с этим повесой. – «Может быть, проблем от тебя будет больше, чем помощи.» Но слишком много раздумывать о прошлом женщина не любила. Сомнения всегда мешали действиям, а их азиатка предпочитала всему. Сейчас, правда, приходилось продолжать диалог, однако, на взгляд Леди, его уже пора было заканчивать. Стоило только узнать об Арк-Ен-Сель ешё одну мелочь:
- Джон, тот громила на космодроме, - «порой за пятнадцать минут приносил больше пользы обществу, чем ты за всю свою жизнь,» - говорить об этом в слух Кецуоки, конечно, не стала. – сказал, что по вечерам здесь можно гулять только с разрешения мэра, а выдают их в офисе «Кролл Секьюрити», - этим сообщением мужчина знатно позабавил убийцу. Само правило прозрачно намекало на то, в чьих руках власть на самом деле.
- А, - отмахнулся администратор. – Они занимаются организациями: полиция, врачи, спасатели, перевозчики. Личное разрешение всё равно придётся получать у мэра. Правда, к нему не просто попасть. Пока запишешься, пока тебя примут…
- Спасибо. Я, наверное, надоела тебе своими вопросами? – от этого вопроса где-то внутри стало чуточку грустно. Араши, когда-то не видела нужды задавать этот вопрос. «Ты разговариваешь с людьми так, словно допрашиваешь их!» - прозвучал в памяти красивый женский голос. «Возьми себя в руки, дочь самурая,»* - напела она себе в ответ, стирая усилием воли налёт ненужной сейчас лирики.
- Нет, всё в порядке, - заулыбался Джон. – мне приятно, что я могу помочь такой очаровательной леди.
- Я сейчас поднимусь в номер, разберу вещи и, наверное, доберусь до мэрии, - «я тебе доверяю. Честно-честно.» - Только, не люблю я эти такси. Где-нибудь можно взять кар напрокат?
- У нас этим официально вообще-то только Табарус Кивен занимается, - задумался Джон. – но он турианец и не очень любит людей. Точно подсунет какую-нибудь развалюху. Могу позвонить своему другу, ему досталась машина от свалившего из Арк-Ен-Сель брата. Думаю, Вы договоритесь.
- Да, это было бы очень кстати, - снисходительно кивнула девушка, не забывая о том, что Сонозаки – «цитадельская пигалица», а Джон всего лишь «первый парень на деревне». – Ладно, пойду в номер. Не забудь позвонить другу!
- Подожди, дай я возьму чемоданы. В это время вряд ли будет много посетителей, - Араши с улыбкой слушала напряжённое дыхание мужчины за спиной. При ближайшем рассмотрении можно было заметить, что он совершенно не занимался спортом, и тело, которое Джон носил, досталось ему от родителей. «Царский подарок,» - не смогла не оценить Кецуоки. – «Но даже за ним нужен уход». А, судя по одышке, администратор явно курил и довольно давно. Налёт с зубов он, конечно, не забывал убирать, а вот на ногти внимания явно не обращал.
Нижние пуговицы рубашки были напряжены, те же, что находились выше середины, напротив, болтались свободно. Это сообщало о неразвитых грудных мышцах и о начинающем расти животе. «В общем, Джон,» - заключила Леди. – «Не долго тебе осталось разбивать девичьи сердца. Даже, если бы и не Жнецы.» Пускать внутрь номера женщина своего новоявленного ухажёра не стала. На какое-то время Раш собиралась сделать его своим пространством, а потому не хотела думать, что кто-то чужой будет в него допущен.
- Кстати, как тебе мой шарфик, - холодный тон Кецуоки сложно было бы назвать заигрыванием. Скорее в нём можно было услышать требовательное подозрение. – кажется, он по местной моде? – чтобы Джон, которого Леди уже признала глуповатым лучше понял её, девушка подняла тряпицу на лицо.
- Видишь ли, это не мода... Обстановка сейчас неблагоприятная, холод, болезни. Мало ли что... Вот и носят повязки или шарфы. Страшно что-то подхватить в такое время, - однако, молодой человек как-то совершенно неуместно опустил глаза вниз, смутился.
- И давно у вас так все ходят?
- Только этой зимой, Мион. Все напуганы. Жнецы совсем рядом. Вдруг и они что-то распространяют.
- Ну, ладно, - холодные раскосые глаза покалывали юношу взглядом. – До встречи вечером.
Отослав Джона и пронеся внутрь чемоданы, она расслаблено упала на кресло, не снимая красного пальто. Что-то в этом городе было не так. «Слишком мало людей на улицах, слишком много патрулей. Эти чёртовы повязки на лицах и непонятная реакция всех подряд на вопрос о лицах. Мэр и «Кролл Секьюрити» контролируют город, но кто контролирует их? Здесь есть производство "Макфен-Колариус-Фегния" и, пожалуй, самые большие деньги стоят за ними. Им и карты в руки. Здесь есть ученые и лаборатории той же компании, которых мне нужно забрать,» - Араши заперла дверь и сняла пальто, оставшись только в облегающей тело броне, активировала инструметрон и принялась изучать досье учёных. – «Физик, параноик, бандитка, шлюха, физик, мамаша, физик. Ну и компания. С азари можно будет попробовать договориться по хорошему, с Ништой – проще всех, но нужно по-плохому. А’Шахр, вероятнее всего попытается меня убить, если попытаться давить на Ра’Шаха. Можно пустить в расход, потому что она наверняка только телохранитель своего босса. Правда, если они любовники, то это может затруднить переговоры. К чёрту, это проблемы вышестоящего руководства. Однако, можно и попробовать проникнуть на базу "Макфен-Колариус-Фегния". Выясню вечером. Потом загляну к Мартас, попробую с ней поговорить. Фашист когда-то учил угрожать детям аккуратно,» - набросав в голове стратегию действий, Араши переключилась на иные раздумья. – «Что могла натворить группа физиков, требующаяся для войны со Жнецами? Комендантский час, патрули, тряпки на лицах, мало людей в городе. Какой-то газ? Люди не станут прятать лица, глядя на погоду. Что-то должно случиться с другими людьми, чтобы все одели шарфы на лица. Джон говорил про болезни: «Страшно что-то подхватить…» Может быть вирус, эпидемия? Но они физики. Или есть ещё одна группа учёных. Стоп!» - мысль, словно вспышка света, возникла в голове Араши. – «А где тогда больные? Я никого не видела. Вечером спрошу у Джона.»
Поднявшись, она развесила вещи из одного из чемоданов в имевшемся в номере шкафу. Вещей было не много, по большому счёту, только базовый гардероб: маленькое чёрное платье, белая блузка и строгая чёрная юбка-карандаш, скрывающая колени. На полке оказалось несколько комплектов нижнего белья, футболка и свободные серые штаны, которые можно было одеть поверх брони. Тёмная толстовка и свитер, столь же просторные. Косметичка легла на столик переде зеркалом и номер был сочтён обжитым. Кецуоки надела своё красное пальто, серый шарф и, сунув в объёмную сумочку серую куртку и маску от брони, на всякий случай, покинула номер. Оружие пока решено было не брать, чтобы не получить неожиданных проблем, биотики должно было быть достаточно.

***
Через два часа она уже отъезжала от мэрии, в которую должна была вернуться к полудню следующего дня, уверенно направляя арендованный кар. Джон не подвёл, друг отдал неплохую машину, которая не дребезжала и не вызывала у убийцы каких-либо серьёзных сомнений и опасений. Кроме того, отследить этот кар, в отличии от арендованных у официального дельца будет несколько сложнее, что стало для Араши важным преимуществом. «Кивен наверняка на короткой ноге с мэром. Здесь не слишком радуются приезжим, и он единственный, кто даёт им кары. Это о чём-то говорит».
Конечно, «Сонозаки Мион» и не станет вести себя подозрительно, но Араши предпочитала, чтобы за ней никто и не следил. «Или, хотя бы не следил слишком внимательно,» - поэтому и воспользовалась предложением. Джон, помогший ей в данном случае, наверняка рассчитывал на благодарность, но Кецуоки редко обращала внимание на такие незначительные вещи, когда дело касалось выполнения боевой задачи. «Сначала приказ, потом по росту!» - следуя этому девизу, женщина остановила кар у ближайшей аптеки.
Умные глаза саларианца, скрывающего под белой медицинской маской нижнюю часть лица тут же уставились на неё. Араши не мешкая прошла к стойке и, даже не глядя на витрину, объяснила свою потребность:
- Есть что-нибудь, чтобы толком выспаться? – поинтересовалась женщина, голосом значительно более развязным, чем привыкла общаться. – Часов двенадцать. Или больше. Уже месяц снится какая-то херня.
- Алкоголь, наркотики? – голова фармацевта склонилась набок.
- Не, док, надо что-нибудь полегче, - Араши притворялась дурой, глядя исподлобья на работника в белом. – послезавтра опять на смену. И не «колеса». Терпеть их не могу. Давай лучше на вену!
Судя по тому, что голова саларианца накренилась теперь на другой бок, юмора он не оценил. Впрочем, Раш на это особенно и не рассчитывала:
- Релаквалон, - протараторил фармацевт и отправился рыться на полках. – Отличное лекарство, хорошо помогает, - руки по одной брали какие-то колбы и, выбрав две, поставили в синтезирующий терминал. – Сколько нужно? Двенадцать часов! – по опыту общения с этой расой Леди знала, что более от нее слов не требуется. – Вес? – огромные глазищи вытаращились на женщину. – Мужчина? Нет, ноги тонкие, бёдра округлые, человек. Женщина! Рост – чуть меньше пяти с половиной футов, вес около ста десяти фунтов. Чудесно! Пятидесяти милиграм должно хватить на двенадцать часов, может быть чуть больше, если организму свойственны приступы артериальной гипотензии, гипотония, анемия или страдает от дефицита железа, дисфункции щитовидной железы, сахарного диабета или для самок, простите, женщин, находящихся в состоянии пременопаузы. Впрочем, - саларианец быстро-быстро подошёл и застыл с ампулой прозрачной жидкости, содержащей, вероятно, пятьдесят миллиграмм релаквалона. – совсем молодая. Не должно быть пременопаузы.
- Ну, ты шаришь, док! – бросила Араши, взяв предварительно для раздумий пару секунд паузы. – Давай её сюда!
Перечислив на терминал аптеки нужное количество кредитов, Кецуоки поспешно удалилась, надеясь, что слишком внимательный фармацевт не разглядит более ничего лишнего. Например, того, что её здесь быть не должно, а маргинальный лексикон далеко не родной. К её счастью, свой кар она остановила чуть раньше, так, чтобы аптекарь его не увидел даже на камерах, расположенных у входа. Всё, что он может вспомнить, молодую человеческую девушку в серой куртке, покрывшую голову капюшоном, а лицо каким-то, не очень чистым платком. Красное пальто, по которому в Арк-Ен-Сель должны, по плану Араши, запомнить Сонозаки Мион, тихо покоилось на заднем сиденье кара. «Канзас Сити Шаффл,» - должен был позволить ей передвигаться по городу незамеченной. К примеру, никто не обратит внимания, что она была в аптеке.

***
Квартира Джона в потрёпанном двухэтажном доме располагалась, слава Атаме, на втором этаже. Здесь было чисто до парадоксальности. Всё выглядело так, словно то время, что Джон не работал в гостинице, он тратил на уборку в своей квартире. Вся обувь на обувной полке стояла строго параллельно, в один ряд. Более высокие сапоги стояли левее, совсем плоские тапки правее и этот порядок наблюдался в каждом уголке квартиры. Бокалы и стопки на полке, ножи на кухне, две чашки, две больших глубоких тарелки, две больших плоских тарелки, два чайных блюдца. Всё, очевидно, из одного сервиза. На диване довольно красивое покрывало заправлено идеально, словно по линейке. «Хм, мой армейчкий старшина бы удавился от зависти,» - однако, помимо юмора она подумала и о другом, настороженно переведя взгляд на Джона. – «Обсессивно-компульсивное расстройство? А с виду совсем скучный мальчик.» Можно было свалить всё, конечно, на то, что юноша обычный педант, но порядок, на взгляд Кецуоки превышал рамки разумного.
- Ого! – воскликнул Джон, когда принял из рук Леди красное пальто. Женщина так и оставалась в броне, согласно разработанному ей самой плану. – Что это на тебе надето?!
Он, очевидно ожидал чего-то иного, однако, и этим был впечатлён. Глаза заблестили, разглядывая облегающий тело чёрный материал.
- Рабочая одежда, - в блеклом эмоциональном фоне Араши было не просто определить ложь. – Знал бы ты, где я бывала, чтобы получить достойные кадры, - «Ох, полуправда! Ты никогда не выйдешь из моды у лжецов.»
Бутылка красного, полусухого вина обнаружилась в его баре, бокалы он начал выставлять на журнальный стол в гостиной, успевая подложить под них салфетки. Они лежали симметрично и под одним углом, следуя патологической привязанности хозяина к порядку. Когда молодой человек отвернулся, Араши чуть сдвинула салфетку, проверяя свою догадку. Всё подтверждалось, как только в поле зрения администратора гостиницы попал столик, он тут же устранил нарушение порядка.
За внимательными и спокойными глазами убийцы эти факты равнодушно скапливались, рисуя картину странной колонии Арк-Ен-Сель. Когда-то, на тренировках майора Рюгера, в программе N, их всех учили замечать мелочи и делать выводы, чтобы выжить в любой ситуации. Продумывать каждый свой шаг, входя в каждую комнату сразу изучать её на предмет возможных засад и путей отступления. Окно в этой комнате более, чем устраивало женщину.
- Я думала, - произнесла женщина. – Здесь я смогу расставить софтбоксы. Может быть выпьем на кухне?
- Хорошо, - согласился Джон. Он выглядел несколько более растерянным и напряжённым, чем в гостинице, за своей стойкой. – Ты со мной?
- Я лучше пока расставлю оборудование.
Пить с ним она пока не собиралась. Напротив, расстегнула поставленный вплотную к стене чемодан и начала извлекать софтбокс, классический штатив, дрон-штатив, планшет для управления им («Главное, чтобы этот деревенский сумасшедший не задался вопросом, почему модуль управления не встроен у фотографа в инструметрон.») и саму фотокамеру. Вообще-то, собранные вместе дрон-штатив и фотокамера были крайне похожи на те модели, которые использовали в своей работе журналисты, но обладали крайне ограниченным ВИ. «У художников другие требования,» - объясняла за несколько лет до войны любовница Араши. – «Им самостоятельный дрон только мешает, а видео и звуки просто не нужны. Если они хотят добиться хоть чего-то, то должны полагаться только на свои руки. К сожалению, сейчас мало у кого они растут из плеч, поэтому достойных фотохудожников не так много осталось.»
Труднее всего было подключить мощную вспышку для пейзажной фотосъёмки на природе. То есть, на самом деле, проблем с этим не возникало, но ей нужно было дождаться Джона. Наконец, когда он вошёл в комнату, Араши принялась подключать кабель дополнительного питания в находящуюся в помещении розетку. Пропустив мужчину вперёд, убийца подождала, когда он пройдёт к окну и оставит Араши у себя за спиной. «Ну, что, малыш Джон,» - улыбнулась девушка. – «Сладких снов». Генератор щитов брони мгновенно обнулил свою мощность, а ударная волна пронеслась по комнате, разбрасывая технику в сторону.
- Бедняга, замучаешься убираться с утра. Но ничего. В следующий раз не будешь пускать плохо знакомых девочек к себе домой.
Чтобы не возникло никаких непредвиденных обстоятельств, женщина извлекла из кармашка брони шприц и ампулу с релаквалоном. По утверждениям саларианца-аптекаря эта отрава должна была усыпить девушку весом пятьдесят килограмм на двенадцать часов. С Джоном, весящим в полтора раза больше, она наверняка не сладит настолько надолго, но он ещё и без сознания. В общем, Араши была уверена, что как минимум шесть часов для изучения местности с помощью дрона у неё есть. Погасив в комнате свет и надев маску брони, женщина открыла окно и, с помощью планшета отправила аппарат на свободу, изучая местность через объектив. Корпуса «Макфен-Колариус-Фегния» виднелись совсем не далеко от жилища, по ошибке приютившего такую неприятную и опасную гостью.
Наслаждаясь чувством спокойствия и одинчества, Кецуоки извлекла также из кармана сигарету и закурила. Обстановка напоминала ей о прошлом, когда над Галактикой домокловым мечом не висели Жнецы и их бездушная Жатва. Тогда впереди у каждого, в том числе и у лейтенанта Кецуоки, было будущее. "Есть ли оно сейчас?" - глаза поднялись к беззвездному, тёмному небу. - "И будет ли в нём что-то, что придаст ему смысл?" Табачный дым наполнял своей горечью лёгкие, как горечь раздумий голову убийцы. В темноте всегда было тяжелее было избавиться от лирических мыслей, но они совсем не мешали Араши работать.

Свернутый текст

*Гр. "Сплин" - "Дочь Самурая"

Отредактировано Ketsuoky Arashi (13 января, 2017г. 19:09)

+2

14

Ра'Амун Сатех

Итак, вы находите дом Кшены, но, судя по всему, он пуст. В окнах нет света, на стук в дверь никто не открывает. На улицах стемнело, редкие прохожие давно разбрелись по домам - настало время комендантского часа, и ждать теплой беседы от солдатских патрулей не приходится.
Вскоре до вашего слуха доносятся мерные шаги. Несомненно, это молодцы из "Кролл Секьюрити". Слышится грозное рычание - похоже, патрульные ходят с собаками, и звери вас уже почуяли.
- Стой, кто идет! - командует грубый мужской голос. - Выходи с поднятыми руками. При сопротивлении стреляю на поражение!
Что же вы предпримете? Броситесь бежать, атакуете военных или попытаетесь поговорить?
За результатами ваших действий прошу к ГМ в ЛС.

Подсказка: постучаться в какой-либо дом тоже можно. Допустим, влезть в окно отеля, где расположился Арлен. Разумеется, по чистой случайности.

Арлен Крейн

Вы решили наведаться в дом Ништы, но для начала захотели немного вздремнуть. Что же, дальнейшая обстановка в рыбацком хуторе будет во многом зависеть от действий Ра'Амуна. Для вас вводная появится после его поста и решений.

Харли Уоррен

В ответ на тираду "Чарли" Билли что-то возмущенно пропыхтел, но ничего вразумительного не ответил. Если бы Уоррен знал, как далеко простираются амбиции темнокожего паренька, возможно, он бы и поостерегся подначивать неопытного новичка. Впрочем, не исключено, что в случившемся был виноват вовсе не напарник, а кто-то еще...
Так или иначе, через пять минут после того, как на инструментроны ремонтников была отправлена техническая документация, Билли решил испробовать собственную теорию починки камер дезинфекции, в простонародье именуемую "методом научного тыка". К большому несчастью, одна из приборных панелей находилась в полной досягаемости от любопытного паренька. И охранники, мало что смыслившие в технике, и не подумали ему помешать.
Раздалось резкое шипение, будто где-то наверху открываются мощные двери, затем последовал резкий хлопок и через несколько секунд вой сирены. Тусклое освещение погасло, сменившись светом красных аварийных ламп.
- Чрезвычайная ситуация 9А! Внутренней охране собраться возле блоков два, восемь и одиннадцать. При любых попытках покинуть объект стрелять на поражение! - передатчики  охранников надрывались так, что все присутствующие без труда могли разобрать отдаваемые кем-то приказы.
- Оставайтесь здесь и не двигайтесь с места, за вами вернутся, - рявкает один из громил-сторожей на попытки перепуганного Билли выяснить: что, собственно, происходит. - Тут вы в безопасности!
Увы, но поверить при всеобщей нервозности ему сложно.

Подсказка.
Вас попытаются закрыть в техническом помещении, где вы находитесь. Станете ли вы сопротивляться, пытаться завладеть оружием или же, чуть позже, будете выбираться самостоятельно? А может, решите не рисковать и просто подождать? Действия нпс описывать разрешается. С вопросами и уточнениями обращайтесь к ГМ в ЛС.

Долорес.

Вы можете далее продолжить свое путешествие к мистеру Воронцовичу. Он проживает в большом доме с левой стороны площади. Светлое здание, видимо недавно построенное, выглядит современно и симпатично. В подъезде вас встречает пожилой мужчина в вычищенной и отутюженной форме швейцара. Наверное, это престижно, хотя такая одежда не слишком вяжется с оформленными по последней моде интерьерами, состоящими сплошь из никелированных поверхностей и белоснежных панелей. Пожалуй, охранники в строгих костюмах здесь смотрелись  бы гораздо лучше. Но чего нет, того нет.
- Вы к кому? - строго спрашивает вас мужчина, поправляя фуражку.
Наговорить старику небылиц не составит особого труда. Он даже проводит вас на третий этаж и покажет квартиру Германа. На звонок долго никто не открывает, наконец дверь распахивается и на пороге показывается ученый, в кое-как завязанном шелковом халате и просторных, постоянно сползающих трусах в горошек.
- Ты кто? - отчаянно икает ученый, источая аромат перегара. Очков на нем нет, он старательно пытается сфокусировать взгляд, но при этом то и дело норовит упасть прямо на вас. - А где Жоржик?
Похоже, Герман мертвецки пьян. Вам нужно решить, что с ним делать.

За диалогами, как обычно, добро пожаловать к ГМ в ЛС.

Араши

Для вас вводная тоже появится чуть позже, в зависимости от происходящего в зданиях "Макфен-Колариус-Фегнии".

Очередность: Ра'Амун, Арлен.
Долорес и Харли могут писать посты в произвольном порядке.
И да, не стесняйтесь ставить друг другу плюсики)

0

15

Обстановка возле дома была крайне невеселой. Вокруг была тьма.
По голове невезучего и единственного оставшегося в рыбацком поселке Сатеха словно маленькими молоточками бил дождь, опоясывая его ноги водой. Вода была на вкус пресной, чуть имея солоноватый привкус. Много хлора. И вправду, металлический привкус в воде символизирует большое количество хлора. Это Сатех знал еще из детства, когда заметил, что хлорированная вода в бассейне имеет такой странный аромат и вкус.
          Вода заливала его коричневый костюм. Он все обмякал, ноги становились чуть более тяжелыми, а руки заливало водой. Чувствовалось легкое чувство собственного утяжеления. А в глаза все время затекала вода. Но в случае бега данное странное умение давало неиллюзорные плюсы. К примеру, Ра'Амун бы мог бежать гораздо быстрее, ведь к его туловищу одежда прилипла довольно тонко.
              Сатех медленно подходит к
дому. Это был двухэтажный деревянный дом. Снаружи он выглядел значительно темнее, ведь он был достаточно намокшим. Окна были закрыты пластиковыми окнами.
Ра'Амун спокойно подошел к двери, после чего тихонько постучался в неё.
Кшена. — тихо сказал мужчина. Однако, дома никого не было. Он был пуст. Кровать была расправлена, однако никто её не занимал. Это было видно по изгибам белья.
              Тем временем, вокруг было пусто. Казалось, здесь никого не было и в помине. Свет был выключен, а документы были разбросаны по полу. Подозревая, что здесь что-то не то, Сатех повернулся назад. Однако, вскоре он услышал глухой звук. Это был звук шагов по лужам. Рядом с ними шагал кто-то меньшего веса. По звуку и характерному скулению, Сатех понял, что это собака. Следовательно, лишь одни могут ходить с собакой. "Кролл Секьюрити".
            К тому моменту на улицах наступил комендантский час. Никому нельзя было выходить на улицу. Если бы на улице Сатеха увидели, была бы одна мера наказания — расстрел. И вот расстрела как раз ему вовсе не хотелось. Но парень поздно понял, что собака его таки обнаружила...
Стой, кто идет! — командует грубый, охрипший мужской голос. — Выходи с поднятыми руками. При сопротивлении стреляю на поражение!
Еб твою мать, вот это тебе на...
Сатех был вовсе не в настроении контактировать со служащими. "Контрабас" в его портфеле был крайне увесистым и с ним бежать было бы трудно. Но у Сатеха не было выбора. Поэтому он решился на отчаянный шаг.
             Рядом с домом у Ра'Амуна
были рассыпаны камни. Эти камни представляли из себя увесистые блоки серого цвета. Сатех решил сделать шум. Под ним лежало некоторое количество камней и гальки. Это была разбитая дорога, на которой словно угольки красовались камешки пыльно-серого цвета. Сатех взял в руку один из камней, который в его руках сыпался. Веса для броска хватит отлично.
          Ра'Амун спокойно, сведя дух, закинул камень. Камень полетел в другую сторону и ударился, отдав характерный звук. Были слышны звуки затвора. Ребята бы вряд ли взяли Сатеха в живых. Точно жопа. После того, как он кинул этот камешек, Ра'Амун побежал, прихватив за собой контрабас.
К сожалению, не получилось, не фартануло. Кролловцы огнянулись, но сообразили довольно быстро.
Этот дурак бежит. Винсент, Джулз, за ним!
               Кролловцы побежали за Сатехом. Они рванули бежать прямо за убежавшим уже на некоторое расстояние Сатехом. Ра'Амун бежал изо всех сил, стремясь оторваться от собаки. Было сыро и его ступням было крайне некомфортно бежать. Однако, Сатеху еще везло, причем везло невероятно. Ведь ребята-наёмники, в отличии от него не имеющие такого опыта и облаченные в броню, бежали в разы медленнее.
Догоняла его только собака. Вы, живущие за сотню лет до Сатеха, перепутали бы её с человеческой немецкой овчаркой. И вправду, формы лица были те же. Однако, на деле овчарка эта была в разы крупнее. Ну, чуть крупнее. Укусит за жопу и пизда.. И вправду, Сатеху не хотелось получить пизды.
        Поэтому Ра'Амун решил сделать маленькую хитрость. Сатех на бегу активировал инструметрон, открыв его из-за брони. Оранжевого цвета инструметрон был как раз кстати.
Ведь парень вполне может сжечь собаку посредством "Воспламенения". Аккуратно держа левую руку в правой, он машинально набирал код активации умения на руке. Машинально потому, что привычка, с которой он это делал, доходила до автоматизма.
            Активировав умение, он резко свернул, решив срезать улицу, и спрятался за домом, после чего активировал умение, применив его на собаке, после чего сбежал. Спустя мгновения из инструметрона раздалась огненная струя, которая, обвивая тело Сатеха, попала в собаку. Собака разожглась ярким пламенем. Волосы её постепенно горели, а краткий, но громкий скул раздался на всю улицу. Чувствовался запах тухлого мяса, но Сатех уже не  чувствовал его — он смог оторваться от преследования.
             Скрываясь и стремясь уйти своих врагов, он решил пробраться к самому большому зданию в округе.
Это был небольшой, бедный по внешней обстановке отель. Трехэтажное кирпичное здание, в котором кирпичи стояли столь близко друг к другу, что было даже незаметно то, что здание было кирпичным. Ра'Амун поспешил зайти, однако сделал он это с черного хода. Он быстро перебежал дорогу, после чего через кусты он тихо и спокойно обошел дом. За ним была видна дверь. Ра'Амун медленно подошел к нему и подключился к двери с помощью инструметрона. Еще немного времени и дверь была взломана. Сатех вошел в маленькую дверь.
              Внутри помещение было полностью в белых и бежевых тонах. Ступеньки были покрыты белым дешевым керамическим кафелем. Поднимаясь по ступенькам, Ра'Амун вскоре поднялся на второй этаж, после чего прошел спокойно по уровню, надеясь тихо купить у хозяина гостиницы номер. Сделать это довольно быстро. Вдруг, проходя через двери, он увидел приоткрытую деревянную дверь с номером 26, а в щелочке вдали было видно слишком знакомое человеческое лицо.
Крейн? Какого хера? — тихо промолвил странник.

0

16

Крейн мог спать ещё более часа. И хотя этой ночью он не видел снов, спать, в общем и целом, ему нравилось. Но сегодня Боги явно не желали смотреть в его сторону: сперва на улице, относительно недалеко от отеля, где он проживал, громко и злобно залаяла собака. Не просто пару раз гавкнула, а именно залаяла. Бродячих собак в этой деревушке Арлен не видел, а вот местные патрули ЧВК их любили. И собаки эти были больше похожи на крупных монстров, нежели на пушистых и милых зверушек. Но одним лаем дело не ограничилось.
Скоро залаяла и вторая собака. Сон окончательно покинул человека, но сознание ещё не прояснилось. Зато потом, буквально через десяток секунд, по всей деревне разнёсся протяжный и полной боли скулёж, который разбудил добрую половину местного населённого пункта. Арлен встал и подошёл к окну: недалеко полыхала горящая точка, продолжая скулить. Мороз пробежал по телу наёмника: он, в целом, любил животных и всегда старался до последнего избегать сожжения своего противника. Хотя бы потому, что от огня человек умирает далеко не сразу, успев очень основательно помучиться. А по информации ученых из Британской Империи, сожжение человека заживо было самым болезненным ощущением, через которое можно было пройти. На втором месте были роды. Что же было на третьем месте – Арлен забыл.
И сейчас он наблюдал, как там, за окном, горит пёс. Собака уже замолчала, огонь под напором мелкого, но напористого дождя угасал. Мерзкое ощущение осталось.
Крейн подошёл к входной двери и прислушался. Вроде, было тихо. На всякий случай он открыл дверь и посмотрел в коридор. Никого. Человек вздохнул, негодуя, что проснулся раньше времени. И всё же ранее пробуждение имело свои плюсы: он мог подумать о том, имеет ли смысл ломиться в дом к помощнице учёного сегодня ночью. По округе ходили усиленные патрули, да ещё кто-то сжёг собаку. Обойти патрули можно, но стоит ли того риск? Вдруг они переехали в другой дом просто так? Или не оставили подсказок? По этой причине Арлен не любил шпионские задание – слишком много вопросов, слишком мало ответов и никому нельзя доверять.
Когда человек уже решил было вернуться в кровать, в коридоре послышались быстрые шаги. Мало ли кто ходит ночью по коридору? У кого-то мог сломаться туалет или кончиться туалетная бумага. Но этот кто-то замер прямо напротив двери Арлена. И хотя Крейн мог поклясться, что запирал дверь, последняя была чуть приоткрыта. А за дверью было знакомое батарианское лицо. Впрочем, если бы лицо не подало голос, человек вполне мог бы и обознаться – эти батарианцы по схожести лиц могли конкурировать с волусами или ханарами. И всё же незваный гость узнал Крейна, что поставило крест на многих задумках наёмника.
-Крейн? Какого хера? – О том, как этот глазастый разглядел в потёмках Арлена, да и ещё и в естественном гриме – человек задумался много позже. Сейчас мозг тревожно вопил, что его раскрыли, и сейчас сюда ворвётся штурмовой отряд, чтобы арестовать Арлена за шпионаж. А потом казнить.
Первый вопрос, который пронёсся за длинной тирадой отборных ругательств по поводу планеты, операции, батарианца и всего-всего в голове человека заключался в следующем: что Сатех тут забыл? В совпадения Крейн верил с натяжкой. Но что два наёмника могут встретиться в одной закрытой системе, на одной планете и даже в одном отеле – увольте. Мог ли Сатех охотиться за учёными? Теоретически, мог. Только вот на кого именно он работал? На тех же людей, что наняли Арлена? Батарианец, работающий на «Альянс», был бы чем-то удивительным. Но Сатех был наёмником. Могли ли его нанять анонимно? Вполне.
Что он тут делал? Решил разобраться с конкурентом? Но откуда он узнал? Да и вряд ли бы Сатех решил рисковать в таком случае. Установил бы бомбу в отеле – бум, дело сделано. Что-то в выражении лица его бывшего коллеги, у которого сейчас буквально глаза вылезали из орбит, говорило о том, что он удивлён не меньше человека.
При всём этом одна маленькая идейка не давала покоя. Допустим, Сатех прибыл сюда в поисках батарианки-учёной, которая тут же и обитала. Загулялся допоздна, напоролся на патруль, сжёг преследовавшую его собаку, спрятался в отеле? Не очень правдоподобно, но тем не менее…
Впрочем, главная проблема заключалась в том, что он узнал Арлена. И когда его поймают и начнут пытать, он сознается. Человек надеялся лишь на то, что батарианец, некогда служивший в отряде спецназа, может выдержать пытки хотя бы сутки. Сломать можно было любого – Арлен в этом не раз убеждался. За это время Крейн может попробовать сбежать с планеты, но он сомневался в успехе: слишком строгий был контроль за космопортом. Стоило либо помогать батарианцу, либо быстро от него избавляться.
Всё это проносилось в голове наёмника в течение пары секунд. Тело метнулось вперёд, блокируя дверь и не давая Сатеху войти. Благо, дверь открывалась внутрь. Крейн подпёр ногой перегородку, оставляя её открытой настолько, чтобы можно было говорить, но полностью исключая возможность зайти. Правая рука, скрытая от четырех больших глаз, плавно опустилась на чехол с охотничьим ножом.
Сатех был весь мокрый – последствия дождя. И в коридоре он тоже успел солидно наследить.
-Нет времени объяснить, слушай и делай всё в точности, если хочешь выжить. Пройди по коридору и останавливайся у каждой двери. У хозяина последней комнаты слева на улицы стоит аэрокар. Забери у него ключи и езжай в столицу, тебе надо залечь на дно. Через два дня встретимся здесь, на причале. – Внизу послышался топот множества ног. У Сатеха была фора, но не очень большая. – Удачи. – Крейн закрыл дверь, надеясь, что батарианец, вместе с которым они прошли через несколько не самых лёгких операций, будет действовать. И что он не забудет подойти к дверям. Любой чуточку опытный следователь может легко проверить путь беглеца по оставленным на полу отметкам от мокрых ботинок. Арлен прислушался: очень скоро из крайней комнаты слева раздался громкий удар, видимо, дверь была выбита, а потом и крик её проснувшегося владельца.
Крейн метнулся к окошку, выходящему во внутренний двор: автомобиль ещё стоял там. Вот к нему подошла темная фигура, открыла дверь, села за руль и помчалась в неизвестном направлении. Человек выждал ещё минуту, после чего коснулся инструметрона и соединился с отделением местной полиции.
-Меня зовут Челлиос, я проживаю в гостинице в рыбацком хуторе. Только что в мой номер попытался ворваться вооруженный грабитель. Он так громко стучал в дверь, я думал, там служащий отеля и начался пожар. Мне показалось это был ворча, он угрожал мне оружием. Я так испугался! Но он отвлёкся, я запер дверь. А потом кто-то, может и он, я не разглядел, сел в грузовой кар и направился на запад. – Крейн говорил испуганным взволнованным голосом человека, который не привык к таким сюрпризам, и призывал на помощь весь свой актёрский талант. Он не желал Сатеху конкретного зла или проблем, и даже постарался выиграть ему время, назвав неверное направление движения, но звонок служил одной цели - все патрули временно покинули территорию отеля, задержавшись разве что у мужчины, чей аэрокар был угнан. По разговорам в коридоре Крейн понял, что тот ещё был без сознания.
Мысленно, человек пожелал удачи батарианцу и принялся облачаться в маскировочный костюм. Лучшего момента для проникновения в дом Никши не было.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.3 [Украду надежду. Срочно.]