Пишет
Commander Shepard в "Левиафан"
Тьма обступила, тьма разверзлась – мириадами пузырьков и волн, и сгущалась, и смыкалась над головой, - Сьюзан бросила последний взгляд наверх, на стремительно гаснущий свет Деспойны, и занялась делами насущными. Корпус «Тритона» потрескивал, адаптируясь к условиям изменяющегося давления на манер старинных самолетов. Пальцы почти машинально касались кнопок и переключателей, в наушнике сквозь фон звучал голос Кортеза, под аккомпанемент выстрелов. читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Выход из тени" - Александра Мейнем
"Отель "Бастион"" - ГМ
"Впусти меня" - ГМ
"Генофаг" - Урднот Меон
"Духи злобы Поднебесной" - Авлаас Вокату

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
ПЕРЕКЛИЧКА. Не забудьте отметиться в теме, иначе по окончании переклички ваш аккаунт будет удален.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в июле.


Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 8.7(2) [Этот мир – наш Ад]


Эпизод 8.7(2) [Этот мир – наш Ад]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s9.uploads.ru/Vx32H.png
Тип квеста: сюжетный
Дата: 29 ноября 2186 года
Сюжет: Когда твой мир медленно догорает в огне жнецовских лучей, собственная жизнь становится не так важна, как даже призрачная возможность хотя бы немного исправить положение вещей. Поэтому, когда из глубин невадской пустыни до Лондона доносится сигнал с запросом о помощи, и вопроса не стоит о том, стоит ли на него отвечать. Во-первых, потому, что сигнал этот послан одним из лучших генералов Альянса. Во-вторых, потому, что в сигнале этом говорится о том, что, кажется, они нашли действующий, не разрушенный Жнецами космопорт.
Задача вроде простая: добраться до этого самого генерала и помочь ему разобраться с какой-то неизвестной проблемой. Но точно ли она такая простая, как кажется?..
Место действия: Невада, пустыня Мохаве
Участники: Лиса, Джаннис Моро, Филипп Моро, Рита Ро, Роберт Грин, Чероки
Требующиеся роли: Сопротивление
Дополнительно:
~ возможно (и приветствуется) участие НПС-ами;
~ во время событий квеста персонажи могут получить физические или психические травмы (при особом страдании с Вашей стороны могут и умереть);
~ предполагается (и приветствуется [х2]) активное взаимодействие с ГМ-ом;

ВНИМАНИЕ! В этом квесте возможно улететь с Земли.

Ссылка на тему квеста: тема.

0

2

В головном штабе одной из баз Сопротивления обстановка несколько более оживлённая, чем обычно. Каждый из вас знает, почему. Каждый из вас является причиной этого оживления. Каждый из вас может переломить ход событий в лучшую сторону.
Каждый из вас знает, что это будет далеко не так просто, как кажется. И как хотелось бы.
Но каждый из вас к этому готов. Или не каждый?..

В любом случае, вас уже выбрали, вы уже согласились. Именно поэтому в данный момент вы стоите перед столом майора Трофимова – впрочем, каждый из вас за эти сутки хотя бы раз успел задуматься над тем, что он куда больше похож на нибудь генерала, чем на майора, особенно сейчас, когда вольно или невольно оказался стоящим во главе этой ячейки Сопротивления, – ожидая от него инструкций. Лас-Вегас – большой город, и вам с трудом удалось добраться из Лондона сюда так, чтобы не быть замеченными Жнецами. Учитывая, как вы спешили, это истинное достижение. Впрочем, это неудивительно – сложно было бы не спешить, услышав новости, подобные тем, что выдернули вас с привычных боевых позиций…

— Вы ведь все в курсе, зачем сюда прибыли, так? — Трофимов окидывает каждого из вас внимательным взглядом. Кажется, Тони, механику, становится несколько не по себе, когда он заглядывает в мрачные, чёрные почти глаза майора, но парень берёт себя в руки. А вот мальчишка-Шарль всё-таки опускает взгляд, не выдерживая давления. Трофимов тихо хмыкает, но оставляет своё мнение о происходящем при себе. — Сигнал, который мы получили, свидетельствует о том, что генералом Юй был обнаружен не повреждённый во время атаки Жнецов космопорт. Думаю, значимость этого объяснять не нужно, — ещё один серьёзный, пронизывающий взгляд.
И внезапно становится понятно, что на самом деле Трофимов смертельно устал. Что бремя командования, лёгшее на его плечи, возможно, слишком тяжело. Однако при том старый майор – а мужчине на вид было лет шестьдесят, и выглядел он действительно бывалым воякой – будет держаться до последнего, делая то, что должен делать.
И именно поэтому он так внимательно изучает каждого из вас. Чтобы быть уверенным в том, что и вы будете стоять до конца.
— Вам нужно добраться до Индиал Уэллс, — на столе перед ним вспыхивает голограмма карты, и сухой палец майора указывает вам на совсем небольшой городок. — Сигнал шёл оттуда.
Вряд ли кто-то из вас хотя бы слышал об этом месте – никаких особенных достопримечательностей там нет, так что он практически ничем не мог привлечь ваше внимание.
— Это примерно триста семьдесят километров, — по идее не то чтобы много, но в нынешних обстоятельствах… — Можете взять транспортёр и добраться на нём, можете топать пешком, — Трофимов тихо хмыкает, скорее себе под нос, чем в вашу сторону. Затем всё-таки поднимает взгляд от голограммы. — Выбирайте сами, как вам удобнее: быстро, но заметно, или медленно, но с меньшим шансом попасться этим уродам, — тут пояснять однозначно ничего не надо. — Я в любом случае выдам вам проводника, плюс, если вам нужен кто-то ещё – медик или боец – обращайтесь, найдём кого-нибудь.
По майору видно, что он не очень-то хочет рисковать своими людьми, посылая их неизвестно куда, но при том понимает, насколько это важно, так что окажет любое посильное воздействие.
— Наш арсенал также в вашем распоряжении. Конечно, не такой уж он большой, как хотелось бы, — обветренные губы мужчины кривятся в не очень весёлой усмешке, — но чем богаты, тем и рады. И если пойдёте пешком – не забудьте взять вещи для защиты от ветра – он в пустыне неслабый.
На этом Трофимов предоставляет вас самим себе, возвращаясь к другим делам насущным. Это ваша операция, он не будет вас торопить или засыпать теми советами, которые вам не нужны, однако если потребуется что-то конкретное – однозначно поможет.
И пусть времени у вас столько, сколько вам нужно на сборы, всё-таки следует поспешить – со времени получения сигнала прошло уже двое суток, так что кто знает, успеете ли вы.


Вводный круг. На данный момент у вас следующие задачи: определиться с тем, как вы будете добираться до места, какое возьмёте с собой снаряжение и нужны ли вам какие-то дополнительные НПС в партию. Упомянутые в посте Тони и Шарль – НПС из отряда D-13 (официально приписаны к Лисе).
По всем вопросам – прошу в ЛС к ГМ-у. Общественные технические вопросы в духе «можно ли взять с собой то-то и то-то» можете задавать в теме квеста.
Очерёдность: Лиса, Рита, Джаннис, Роберт. Очерёдность условная, можете меняться с уведомлением в теме, можете вообще написать первый пост совместкой, главное – выполнить поставленные на круг задачи.

+3

3

В памяти Лисы Лас-Вегас был совершенно другим. Шумным, сверкающим разноцветными огнями по ночам и сонным, совершенно пустынным по утрам. Всего несколько месяцев назад по его улицам едва слышно скользили огромные лимузины, фешенебельные отели призывно распахивали двери перед желающими весело провести время приезжими, состоятельными и не слишком. Теперь всё закончилось раз и навсегда -  эта война не делала различий между богачами и бедняками, легко поглощая своим пламенем как оазисы развлечений вроде Вегаса, так и  рабочие кварталы какого-нибудь Шанхая. Никто не смог прихватить свои капиталы на тот свет.
Впрочем, кое-кому удавалось выжить. Ермолова ничуть не удивилась, когда встретила в коридорах базы Лас-Вегаса некогда популярного голливудского мачо, постаревшего без грима лет на десять-пятнадцать, или актрису Тилли Бэгшоу, подрастерявшую весь лоск и едва узнаваемую. Что же, у них по крайней мере хватило сил взяться за оружие, а не ждать смерти, сложа руки... Сейчас любой лишний ствол на счету, и раз уж адмирал Андерсон счел нужным отправить в Неваду боевую группу из Лондона, отменив несколько важных операций, произошло и правда нечто из ряда вон выходящее.

— Вы ведь все в курсе, зачем сюда прибыли, так? Сигнал, который мы получили, свидетельствует о том, что генералом Юй был обнаружен не повреждённый во время атаки Жнецов космопорт. Думаю, значимость этого объяснять не нужно.
Майор Трофимов, командующий ячейкой Сопротивления в Лас-Вегасе, выглядел усталым.
Пожалуй, слишком усталым, - отметила про себя Лиса. - Даже во время войны иногда стоит отдыхать. Но обстановка в Вегасе тяжелая, совсем недавно сообщили о разгроме отрядов Сопротивления в Калифорнии и Юте. Успевшие бежать люди направились сюда или в Техас. Жнецы могут сосредоточить свое внимание и на, казалось бы, не слишком населенной Неваде. Есть чего опасаться.
- Разумеется, сэр, мы понимаем, что эту информацию необходимо проверить, - согласно кивнула Ермолова, - но по нашим данным генерал Юй исчез еще в самом начале войны и на связь ни с кем не выходил. Есть сведения, где он скрывался всё это время, и можно ли ему доверять? Поймите, во время вторжения и позднее воздействию Жнецов подверглись многие люди, в том числе и личности весьма известные.
- Да как вы смеете! Генерал - храбрейший из всего человечества! - в разговор внезапно вмешалась Тилли Бэгшоу, до этого молчавшая. Несмотря на то, что белокурые волосы кинодивы были сейчас собраны в гладкую прическу, да и выглядела она на все свои тридцать пять, женщина  оставалась всё такой же подтянутой, разве что излишне загорелой и похудевшей. В голубых глазах мелькали властные искорки. - Он никогда бы не стал предателем! Если вы не доверяете нам, я сама готова оправиться с вами в пустыню!
- У меня нет причин вам не доверять, как и верить безоговорочно, - сухо ответила Ермолова - эмоциональный выпад женщины не произвел на неё ровным счетом никакого впечатления. Она лишь уловила недовольный взгляд майора, брошенный на Тилли. Недовольный и, пожалуй, внезапно смягчившийся, встревоженный.
Не хочет её отпускать? Подвергать риску? Что-то связывает красавицу, Трофимова и генерала. Впрочем, их личные истории нас не касаются.
- Если хотите, - так же спокойно добавила бывшая оперативница "Цербера". - А пока давайте вернемся к делу.

— Вам нужно добраться до Индиал Уэллс, — Лиса подошла ближе к столу, внимательно разглядывая голограмму. — Сигнал шёл оттуда.

Ничего особенного. Скорее всего очередной опустевший город-призрак, коих было полно в пустыне Мохаве еще до войны, а сейчас наверняка стало еще больше. Всеми покинутые и разрушающиеся строения, иногда возле заброшенных рудников или еще каких-то промышленных предприятий.

— Это примерно триста семьдесят километров. Можете взять транспортёр и добраться на нём, можете топать пешком. Выбирайте сами, как вам удобнее: быстро, но заметно, или медленно, но с меньшим шансам попасться этим уродам. Я в любом случае выдам вам проводника, плюс, если вам нужен кто-то ещё – медик или боец – обращайтесь, найдём кого-нибудь.

Коротко и исчерпывающе. На секунду Лиса задумалась, прикидывая все за и против, а затем произнесла:
- Почти зима, ночи в пустыне уже очень холодные и ветреные. Если оправимся пешком, все пожитки и припасы нам придется тащить на себе. К тому же разбитый лагерь легко привлечет к себе внимание. Думаю, на вездеходе мы сумеем добраться с меньшим риском что-либо себе отморозить или быть разбуженными непрошенными гостями. Ближе к точке мы можем высадиться и подойти незамеченными.
- К тому же у вас есть отличный водитель, - невозмутимо заметил кореец Хан Йонг, отправившийся в Неваду вслед за остальными членами лондонского отряда. - Но для начала я бы посмотрел, не развалится ли ваш болид на первом повороте...
- Йеда надо, стрелять надо, вода много на-до, - почти по слогам протянул дикарь Латоша, а Ермолова едва удержалась от смешка -  акцент у бывшего каннибала по-прежнему оставался презабавнейшим.
- Что скажут остальные? - оперативница отошла от стола и посмотрела на команду. - Думаю, припасы, оружие, а также еще несколько человек в помощь нам совсем не помешают.

офф

Взяла на себя смелость ввести нескольких нпс и создать немного интриги)

+7

4

Безудержный смешок громко вырвался, убитый на месте собственной ладонью. Парень, явно не из здешних мест, вмиг рассеял всю серьезность ситуации, ради которой они собрались. Вздохнув, она собралась с силами. Плохо скрывая неуместную улыбку, Рита поднялась и подошла к карте.
- Да, - потянула она, соглашаясь с Лисой, - идти пешком не вариант. Сильно рискуем и теряем время. - Взгляд изучающе скользил по карте. К космопорту вели несколько извилистых трасс из города, близлежащих постройки в основном представляли собой отели. - Майор! - Большие глаза переместились на старшего. Бесстрашно. Устало. С каплей жалости, которую Рита не собиралась демонстрировать по отношению к Трофимову, но так уж вышло. - А кого мы можем получить на время операции? Разумеется, нам не помешает медик. Но я бы лучше взяла нескольких бойцов. - Вопросительный взгляд на Лису. Джаннис. - Панацелин вколоть мы и сами сможем, но если вы, - она кашлянула, поправляясь, - мы хотим добраться до космопорта в кишащей тварями пустыне, лишние стволы нам ой как не помешают. Так что подкиньте опытных солдат. - Делая ударение на опыте, она посмотрела майору в глаза. Эта операция, безусловно, будет тяжелой. Зеленым, как лето, мальчишкам здесь не место.
- Без обид, Шарль. - Пройдя мимо парня, сказала Ро.

Обсуждение немного затянулось. Облокотившись на спинку стула, она слушала в пол уха. Основные предложения выдвинуты, а детали не особо существенны. Рита смотрела в одну точку, пытаясь понять, почему ощущение предстоящей вылазки не производит должного впечатления. Колени почти не дрожат, пульс и не думал менять темп. Затишье перед бурей? Накроет, когда сядут в транспортер? Или последствия Лондона так сказались на ней? Тогда она думала, что умрет от усталости и невыносимой боли, но сколько бы в спине не кололо незримыми иглами, перехватывая дыхание при любом движении, она все не умирала и продолжала есть, пить, просить Джен помочь переодеться в броню, и плакать, когда думала, что никто не видит. Казалось, что в каждом городе, в каждом месте, где проходило Сопротивление, оставалась очень важная часть ее "я". Риту пугало и выводило из себя собственное бессилие.

- Так что, мы закончили? Можно в арсенал топать? - Спросила, подавляя зевок и поднялась с места. Затасканный свитер неопределенного цвета болтался невзрачной мешковиной. Она поправила растянутую горловину и вышла вместе со всеми.

В коридоре Рита настигла идущую впереди Джаннис.
- Джен! - Шепнула она. Подхватив подругу под локоть, отвела в сторону. - Ты веришь в эту историю с Юююю... как-там-его? А что, если это ловушка? - Она замедлила шаг. - Лиса сомневается, а у нее сильная интуиция. - Рита тяжело вздохнула. - Я переживаю. - Подытожила Ро, хотя внешне тревожность выражалась разве только в дрожащих плечах и причиной тому был скорее холод. Немного поговорив о ситуации, Рита направилась к своим вещам, почему-то позабыв об арсенале. На сердце давила странная тяжесть. Присев на застеленный брезентом пол, она открыла интерфейс омнитула. Список входящих сообщений пустовал. Она уже и забыла, когда получала письма в последний раз. Палец скользил по оранжевой подсветке, выбирая нужное имя. Кому писать? Не все ли равно, если послание не дойдет до адресата? Очень хотелось, чтобы это было не так. Нажав на кнопку записи, она, прерываемая приступами кашля, от которого чесалось в горле, заговорила:
- Здравствуй, Кенши. Как же давно мы не разговаривали...

+8

5

В жизни каждого человека бывают минуты, когда для него как будто бы рушится мир. Это называется отчаянием. Душа в этот час полна падающих звезд.

В Неваде был непривычный воздух: в нем не было столько гари, смога и дыма, сколько в Лондоне. Зато были другие запахи, в совокупности создающие что-то действительно труднообъяснимое. Будь она писателем, то сказала бы, что в Лас-Вегасе пахло болью, смертью и отчаянием. Но Джен не была писателем даже близко - лишь солдатом. Однако она с точностью могла сказать, что здесь дышать было куда сложнее, а вдыхаемый воздух был настолько неприятен и чужд, что драл легкие даже в помещении. Может поэтому и люди здесь были ещё мрачнее, чем в Лондоне. Может это место и её заразило своей печалью и тоской. Впрочем, Джаннис с трудом могла представить, что ей есть ещё куда падать.
Им всем чудом удалось добраться до сюда, до Лас-Вегаса. Благодаря ещё большему чуду их не сбили над Атлантикой или не засекли около города. Конечно, это было сложно и хотя бы пара часов, чтобы передохнуть с дороги и хотя бы поспать не помешали бы, но, как и всегда, у них не было этого времени. Джен могла позволить себе сейчас вот так рассуждать, не слишком углубляясь в суть дела. Её записали сюда последней, может из-за этого Моро и чувствовала себя как минимум - не на своем месте. А по факту и вовсе ненужным балластом. Ещё бы: сломанный солдат - плохой солдат. Впрочем, других на этой войне и не было. Все идеалисты, пацифисты и прочие остались за бортом ещё в первые пару месяцев. Эта оккупация, нет, скорее даже бойня, выжигала человеческие сердца и души. Моро сама это прекрасно чувствовала на собственном же примере. Как вместо цветущей, любящей девушки осталось… что-то. Тряхнув головой, фурия прикрыла глаза, тяжко вздыхая. Это уже все не имело значения. Просто никакого, мать его, значения.
Встав около стола, судя по всему, с голографическим проектором,  Джаннис сложила руки на груди, пробегая взглядом по всем собравшимся людям. Лиса, Рита… знакомые, ставшие в каком-то смысле уже родными, люди, на них Джен даже не стала задерживать взгляда. Моро прекрасно знала, что они не подведут и не предадут, что они - свои. Но местные вызывали куда больше вопросов.
Взгляд девушки остановился на уставшем майоре с какой-то восточно-европейской фамилией. Больше всего его выдавали глаза - печальные, со складками морщинок рядом, и темными зрачками, особенно при таком освещении. Внезапно для неё же самой сердце защемило. Этот человек напоминал ей об отце. Такой же усталый взгляд, как у него в самые худшие дни, такие же темные волосы с множеством седых волосков, да даже выглядел он на те же шестьдесят пять с хвостиком. Невольно Моро повернула голову в сторону и пустым взглядом уставилась в стену, пытаясь скрыть ото всех навернувшиеся слезы. Это было несложно, учитывая то, что, кажется, большая часть людей, находившихся в помещении, обратили свое внимание на какую-то громкую девицу.
Трофимов и вправду был похож на горячо любимого отца, и это лишь сильнее напоминало ей о войне. О всех тех, кого она уже потеряла. И в первую очередь о папе, который был её семьей. И с которым она так и не успела попрощаться. Смахнув слезы рукавом кофты, девушка вновь посмотрела на стол, где, к тому времени, уже появилась голограмма карты. Не нужно было отвлекаться.
Это примерно триста семьдесят километров. Можете взять транспортёр и добраться на нём, можете топать пешком. Выбирайте сами, как вам удобнее: быстро, но заметно, или медленно, но с меньшим шансам попасться этим уродам, - Моро тяжело вздохнула, переводя взгляд на Лису. Всё-таки здесь ими, лондонским отрядом, командовала она. Значит и решение на ней.
Думаю, на вездеходе мы сумеем добраться с меньшим риском что-либо себе отморозить или быть разбуженными непрошенными гостями. Ближе к точке мы можем высадиться и подойти незамеченными.
— Как на Аляске, - тихо проронила Моро, прекрасно понимая, что смысл фразы будет понятен разве что Ермоловой с Рите, если они и услышали. Джен подождала, пока свою точку зрения выразят другие.
— Да, солдаты нам пригодились бы больше медиков. Припасов, хорошо, чтобы хватило и на дорогу обратно, - ей нечего было добавить. Все всё сказали правильно. Идти пешком - не вариант. Только вымотаются быстрее. Солдаты полезнее медиков. Жнецы всё чаще бьют так, что спасти человека уже просто невозможно. Теперь… оставалось лишь спокойно дождаться окончания брифинга.
Но... не судьба. Спустя несколько минут левая рука вновь начала предательски дрожать, мешая сконцентрироваться на словах майора. Пусть то и были лишь детали, но упускать что-то ещё ей не хотелось. Стараясь унять дрожь, Джен прижала руку к себе,  пытаясь не подавать виду, но стоило только прозвучать заветному “всем спасибо,  все свободны”, как Моро тут же быстрым шагом вышла из комнаты, впрочем, внезапный окрик уже в коридоре заставил её затормозить.
-  Джен! - Рита подхватила её под больную руку, отводя куда-то в сторону, от основной массы людей - Ты веришь в эту историю с Юююю... как-там-его? А что, если это ловушка? Лиса сомневается, а у нее сильная интуиция, - Моро не могла не услышать, как подруга тяжело вздохнула. Ещё бы. Им обеим вот это… всё давалось очень и очень тяжело. Джен это прекрасно знала и понимала, наверное, поэтому в последние месяцы, особенно после смерти Кларка, стала держаться ближе к Рите. В конце концов, взаимопомощь в такие времена важна, как никогда. - Я переживаю.
- Я тоже переживаю, - тихо произнесла Джен, поджав губы и повернув голову куда-то в сторону. - Мы сейчас уже ни в чем не можем быть уверены, но я думаю, что всё пройдет нормально. По меньшей мере надеюсь на это, - чуть-чуть приподнявшись на носочках, Моро обняла подругу. Джаннис врала, причем безбожно. Она не верила, что все пройдет нормально. Стоит признать, она уже вообще ни во что не верила. Но это были нужные слова, после которых Рита смогла уйти, хотя со стороны она выглядела ещё более подавленной.
Руку, кажется, почти отпустило. Почти. Кисть всё ещё сильно дрожала, принося боль. Быстрым шагом Моро направилась в уборную, уже по дороге доставая из кармана блистер с таблетками. Зайдя в помещение, она тут же закрыла за собой дверь и, не обращая внимания ни на самый приятный запах, ни на что бы то ни было ещё, встала перед зеркалом. Дрожащими руками выдавила пару таблеток и, не запивая, проглотила их, но дрожь пока даже не думала униматься. Стянув с себя свитер, Моро обвзяла его рукава у себя на поясе и, подойдя ещё ближе к зеркалу, повернулась к нему левым плечом. Кончиками пальцев девушка провела по почти затянувшимся ранам от нападения хаска ещё тогда, на Аляске. Темные, слегка взбугрившиеся полоски ярко выделялись на фоне молочно-бледной кожи. Вздохнув, Джаннис вынула из кармана штанов небольшой тюбик с мазью и, выдавив её немного на кожу, тут же втерла. Выдохнув, Моро облокотилась на край раковины, закрывая лоб руками. Руку вроде отпустило и стало чуточку легче. Теперь главное, чтобы так не прихватило уже во время задания.

+6

6

В Лас-Вегасе Роберт не бывал. Вот в космосе бывал не раз, даже в Гриссомской академии жил, а на родной Земле и видел-то по сути всего ничего, несколько городов. Как-то случая не представлялось, да и не стремился он совершенно к этому источнику азарта и блеска. А в последние годы до войны вообще мало где бывал, не разъездишься особо с двумя маленькими детьми.
Зато в последние два месяца повидал многое. Разные города. Лучше бы не видел - банальность, но правда. Он летел, куда скажут, шел, куда скажут, ехал, куда скажут, и везде встречал одно - войну. Разруху, измученных людей с запорошенными тоской и болью глазами, тварей, о которых недавно и подумать не мог. Смерти. Бесконечное множество смертей. Страх. Но еще - надежду. Даже сейчас оставались люди, которые могли на что-то надеяться. На живых родных. Или... на победу. Молодцы были эти люди, ими можно было даже восхищаться, пожалуй.
В конце концов, Грина забросило в Неваду и теперь он служил здесь.

Новости о пойманном сигнале воспринял спокойно и без особого воодушевления. В чудо (а целый космопорт был бы именно чудом) как-то не верилось. Роберт видел, конечно, реакцию сослуживцев, знал, что сюда прибыла целая группа, вроде бы из Лондона. Это вот было действительно из ряда вон выходящим событием, потому что вряд ли они там в Лондоне сидели, руки сложив - а значит, их сняли с текущих заданий, чтобы перебросить сюда.
Многие отдали бы дневной паек, чтобы послушать, о чем там они будут говорить с Трофимовым - но генерал не терпел праздношатающихся. А вот Грину такая возможность досталась, причем совершенно случайно. Он вчера (или уже сегодня?) ночью вернулся с разведывательной вылазки, командир группы только что подготовил отчет, и вообще-то теперь Роберт пришел, чтобы просто вручить его генералу; а застал лондонских гостей. Ну, а поскольку никто на него не обращал внимания, решил, что можно и остаться. Все равно тут было уже много разного народа с базы.

Лондонцы планировали и обсуждали операцию.
"Им нужны бойцы", - подумал Грин. - "Эта девушка, вроде как главная у них, сказала, что им нужны бойцы, а еще двое подтвердили. Так и... почему нет?" - Он не бросался очертя голову навстречу любым опасностям, нет, незачем это было; но и не избегал никаких заданий. Каждая вылазка была отличным способом научиться чему-нибудь, а уж тем более, когда прибыла целая сработанная группа. Учился он... убивать. Чтобы потом убивать лучше и качественнее. И еще, учился оставаться в живых как можно дольше, чтобы и убить как можно больше. Вот такая простая мотивация. Так себе мотивация это была, наверно, да. Но другой у него не было.
"Опытные. Им нужны опытные. А два месяца, скажем, - это не опыт, конечно. Но я биотик, и, может быть..."
К тому же все-таки космопорт. Вдруг?
А что только этой ночью вернулся - так то нормально было. Сейчас все именно так и работали, он даже успел отдохнуть, и препятствий к следующему выходу совершенно не видел. И нет, не было ничего насчет того, чтобы "не задумываться о прошлом, забыть его". Нельзя было, наоборот, забывать. Помнить надо было. Только так.
Он предложил себя в качестве добровольца прямо сразу, отдав отчет. Генерал Трофимов разрешил. Уточнив, что окончательное решение все равно будет за командиром лондонской группы - "опытным" все же Грина невозможно было назвать.

Конечно, подкрепление не должно было состоять только из него, но остальных еще предстояло выбрать. А Грин догнал командира лондонцев в коридоре.
- Мэм, - он замедлил шаг, пошел рядом с ней. - Роберт Грин, я служу в этой ячейке, - воинского звания у него не было, и называть было нечего. Говорил спокойно, твердо, но без излишнего энтузиазма. - Генерал Трофимов разрешил мне присоединиться к вашему отряду на эту операцию, но окончательное решение оставил за Вами, поскольку я не служил в армии до войны, и не подхожу под ваше условие, относительно опыта. Но я в сопротивлении с первых дней, и я биотик. Дистанционные приемы и "барьер", - биотики, работавшие, например, с "зарядом", действовали совсем иначе, и это было важным уточнением - ну, мало ли, кто им был нужен.
Он замолчал и посмотрел на девушку. По сути, все самое важное он сообщил. Теперь решение было за ней.

+6

7

Америка всегда была для человечества чем-то особенным. Когда Колумб, сам того не ведая, открыл для Европы, казалось, неизведанный ранее южный континент планеты Земля, традиционно разделяемый на две части, он сделал, несомненно, великое дело. Это открытие в дальнейшем сильно повлияло на развитие человечества и его историю в частности. Война за независимость с Великобританией — воистину могущественным государством, особенно в те времена — показала миру, что образованные «отцами-основателями» Соединенные Штаты Америки не собираются становиться «очередной британской колонией». Это подняло новоиспеченную страну в глазах людей. Гражданская война 1861-1865 годов между двадцати четырьмя штатами Севера и одиннадцатью штатами Юга из-за проблемы рабства показала, что в Америке не приветствуется насильно-принудительный труд, так повсеместно используемый в Европе. Это еще больше возвысило страну в глазах человечества. Америка приветствовала иммигрантов, стала центром демократии, главным оплотом гуманистов, которые, отчего-то, совсем не обращали своего вездесущего внимания на истребление коренного населения континента. Время же шло, США стремительно развивалось. После участия во Второй мировой войне, американское правительство решило стать олицетворением земной добродетели, влезая туда, куда только возможно влезть. Туда, куда влезать, пожалуй, и не стоило бы. Холодная война с СССР пронесла по Америке первую волну панического страха, серьезной боязни в один прекрасный день обнаружить свою семью стертой в ядерную пыль. Но тревожные сообщения в экранов телевизоров были обыкновенными враками, политической игрой двух сверхдержав, не более. Спустя некоторое время все вдруг вспомнили про индейцев — то самое коренное население, незаслуженно отстраняемое от так называемого цивилизованного демократического мира. Но вспомнили про них не из-за их положения в обществе, или каких-либо бед племен, а из-за предсказаний. Старых предсказаний майя и ацтеков, — древних индийских племен, — которые красовались в календарях оных. Паника начала медленно, но уверенно вновь накрывать многих людей. Кто-то даже совершал убийства и суицид из-за якобы приближавшегося конца света. Но его не было. Не свершилось того, о чем все судачили до последнего. Затем пошли разговоры о Третьей мировой войне, которой тоже не суждено было сбыться... И вот сейчас, спустя столь много лет опасений, когда все уже перестали думать о плохом, стали уверены в том, что их не ждет бомбардировка ядерными боеголовками — как раз в это время случилось ужасное. Вторжение... нет, не пиратов, не работорговцев и даже не проклятущих гетов. Вторжение Жнецов. За считанные дни рухнула не только Америка — рухнула вся Земля, весь мир. Вся величественность США в один миг стерлась в порошок, но причиной тому послужило не СССР, не Солнце и даже не соседственные ксеносы. Причиной тому послужило то, что считалось ранее мифом протеан, какой-то глупой сказкой, которая предназначена лишь для того, чтобы заставить маленьких детей спать поздней ночью. Что ж, эта «глупая сказка» оказалась куда смертоносней любого другого оружия. Многие погибли, немногие пережили первый день, еще меньше — дожили до ноября. Знали ли майя о том, что ждет человечество? Возможно. Знал ли Колумб? Сомнительно.

Лас-Вегас не стал исключением. Оплот раздора, развлечений, удовольствий и азарта. Цитадель богачей, могильник должников и банкротов. Мечта любого подростка с бунтарским мировосприятием. Вся эта красота, пестрящая огнями вывесок и фотоаппаратов стала лакомым кусочком для Жнецов, которые незамедлительно устроили «Городу грехов» смертельную канонаду. Филлип никогда раньше не посещал этого города, который уже было впору обзывать «призраком», как и, впрочем, любой другой город землян. Лучше поздно, чем никогда? Ха! Да ничего подобного. Фил по-настоящему жалел, что находился здесь. Он чувствовал себя не в своей тарелке. Сперва он проводил свое время в Марселе и Лондоне на руинах былых мегаполисов, а теперь его с оскалом, если можно так выразиться, встречала заброшенная пустыня. Даже воздух здесь казался адским. На первых порах Моро испытывал легкое головокружение от него, хоть и привыкнуть к здешнему воздуху оказалось проще, чем могло показаться на первый взгляд. А что, если бы я погиб в Марселе в тот день? Я бы вмиг избавился от всех земных страданий, от этих ужасов войны, возможно, если загробная жизнь существует, встретил бы Эми, Энни, родителей... Но нет! Вздор! Мне стоит жить для живых. Для Дженни. Я не могу оставить ее просто так. Каким я тогда буду старшим братом?... Неважнецки глупым и эгоистичным - вот каким. На самом деле вполне возможно, что Фил бы уже не имел бы возможности раздумывать над всем этим, если бы не Джаннис. Именно сестра утащила его в Лондон из Марселя, сопротивленцы которого к сегодняшнему дню целиком и полностью потеряли одну из своих баз — ту самую, к которой Филлип и был приставлен. Ох, как же он был ей обязан...

Стоит заметить, Филу майор Трофимов понравился. Он располагал уважением и, если присматриваться, можно было заметить в его, казалось, жутко строгом взгляде как усталость, так и легкую тревогу. То, что считалось недопустимым для командующего. Это очеловечивало майора, не делало его элитной личностью, да и не смотря на поведение, достойное даже адмирала, он не пытался утаить того, что он, как и все остальные, изнурен и сильно потрепан сложившейся ситуацией. Ну, или притворялся он невероятно плохо. И это, как ни странно, в самом деле подкупало. Будь Моро строгим дисциплинарным педантом, который чтит устав и придерживается его «от» и« до», то он, возможно, и осудил бы майора. Но все было наоборот. Хотя на самом деле у Трофимова все еще, что называется, было впереди — Филлип не судил о людях, сверяясь лишь с первым впечатлением. По ходу брифинга большинство лондонцев высказали свое мнение, в то время как Фил так и не решился вставить и свои пять копеек. Разве что на голограмму карты француз счел необходимым взглянуть вблизи. В конце концов, они всё правильно говорят. С должным количеством припасов дополнительные медики нам не понадобятся, в то время как здесь они вполне могут пригодиться. Лису француз знал не очень хорошо, — близкими друзьями их нельзя было назвать ни разу, хотя в то же время они никогда между собой не конфликтовали, — но крайне мизерное знание ее как человека не мешало Филлипу осознавать тот факт, что она — умная и смышленая девушка, у которой со стратегическим мышлением все в порядке. Тем более то, как она держалась... По правде говоря, Филу с трудом верилось, что он старше ее.

Возражающих, или хотя бы просто имеющих свое особенное мнение на этот счет не нашлось. Посему было решено взять транспортные средства и максимально возможное количество бывалых бойцов, которые не только знают как оружие в руках держать, а и стреляют вполне себе метко. К тому же майор разрешил пользоваться арсеналом базы, что не могло не радовать. После того, как брифинг окончился и всем дали команду «Вольно», — которая была завуалирована под простое и понятное каждому «свободны», — Фил, пробыв в комнате еще ровно минуту, вышел, вслед за всеми остальными, тем самым завершив цепочку выходящих лондонцев. Пройдя немного вперед по коридору, Моро увидел свою сестру, которая переговаривалась со своей подругой. Мисс Ро Фил тоже не очень хорошо знал. Он, по правде говоря, никого, кроме Джаннис, среди отряда из Лондона, не знал достаточно хорошо — до той степени, чтобы вынести для себя окончательный вердикт касательно того или иного человека. Но тем не менее, этой Рите, кажется, можно было доверять. Даже невооруженным взглядом можно было заметить, что Джен относится к ней, как к близкой подруге, без какого-либо притворства. И это радовало. Филлипу становилось спокойнее на душе, когда он осознавал, что у его Буревестника есть люди, способные поддержать ее в трудную минуту, оказаться рядом, когда приближается смертельная опасность. Становилось легче, когда он понимал, что сестрице не пришлось переживать все это в одиночку, пока его не было. Пока он, гоня прочь все сомнения и ненавистные сердцу предположения, ежедневно искал ее среди руин Марселя — их родного города. А найдя — поклялся себе не отпускать больше никогда и идти с ней до конца.

Он не хотел прерывать разговор двух подруг, а потому смиренно дождался того момента, когда мисс Ро пойдет по своим делам. Присмотревшись, Фил заметил, что у Джен дрожит рука. Совсем легко, точно от холода, так, что и не заметишь, пока не посмотришь. Когда сестра пошла дальше, Филлип последовал за ней. Быстрым шагом пройдя несколько поворотов, Джаннис заперлась в уборной. Фил подождал у дверей около двух-трех минут, но Буревестник все не выходила. Тогда француз сделал три легких стука по двери, не желая вот так вот прямо врываться. Затем незамедлительно подал голос: - Джен? - прозвучало самую малость тревожно. - Ты в порядке? - задал он вопрос, на который и сам знал ответ. Какого черта, Фил?! Конечно же не в порядке! Сам-то ты как? В порядке? Однозначно нет. Ты и сам уже многие месяцы не слышал смех детей и пение птиц. За последнее время ты не встречал ни одного человека, который был бы в порядке. Вздор! На войне, особенно такой жестокой, не бывает счастливых людей. Бывают только дураки и идеалисты. Но даже они в большинстве своем уже повымирали.

+4

8

Каждый раз, когда вы встречаетесь взглядом с Трофимовым, создаётся ощущение, что он видит вас насквозь. Все мысли касающиеся и его, и общей ситуации. Перепалка с Тилли его не радует, но он явно не в настроении развивать конфликты. Особенно – в присутствии посторонних.
И, так сказать, для предотвращения, майор действительно почти не отвлекался от собственных дел. Внешне, по крайней мере. За ходом разговора-то следил. Хотя взгляд на Риту, когда та обратилась к нему непосредственно, поднял. Кивнул, дескать, хорошо, будут вам несколько опытных вояк. Собственно, несколько человек у него на примете было… О чём Трофимов не замедлил сообщить, когда лондонцы окончательно уверились в том, что им таки нужна ударная сила.
Не то, чтобы эту группу так уж любили в данной ячейке сопротивления, но отрицать их полезность было бы глупо. Почему бы не приспособить для доброго дела?...

По итогу обсуждения вам предоставили вполне себе неплохой бронетранспортёр, повторили разрешение на допуск в арсенал, сбросили наиболее актуальные карты местности, добавили, что, в случае необходимости, до выезда кто-то из вас может посетить медблок, и выдали контакт командира группы, с которым вы должны будете встретиться относительно вскоре после выезда из города. Впрочем, он отправил им сообщение, чтобы они направлялись вам навстречу, так что вряд ли будут проблемы. Группа не то чтобы очень большая, но мобильная и весьма эффективная в боевых действиях, со своим транспортом, так что с их размещением проблем также не должно возникнуть. Кроме того, после встречи командир станет непосредственно вашим проводником, а оптимальный маршрут до заявленного места встречи вам выдадут непосредственно перед выездом с базы.
Когда все формальности улажены, Трофимов отпускает вас восвояси, и из уже закрывающихся дверей вы слышите голос Тилли, которая явно всё ещё возмущена и не собирается этого скрывать. Прямо посреди штаба.
Стоило бы задуматься, возможно, изучить обстановку подробнее, но есть ли время?.. И нужно ли вам оно - вмешиваться во внутренние дела одного из штабов Сопротивления, в который вы далеко не факт, что вернётесь по завершении этой миссии? Решать только вам, но, в любом случае, времени на какие-либо действия не то чтобы очень много. Опять-таки, вас не торопили, не давили, но явно дали понять: чем скорее вы дойдёте до подземного гаража, где вас ждёт бронетранспортёр, и выедете в точку встречи, тем лучше.


Собственно, ваша задача – дособраться, окончательно сформировать отъезжающую группу, и непосредственно выехать (в тот момент, когда вы спуститесь в гараж, Лисе на омни-тул придёт сообщение с маршрутом до точки встречи с отрядом). Спустя примерно полчаса дороги свалится ещё одно сообщение с неутешительными новостями: из группы, с которой вы должны встретиться, выжили всего двое, плюс транспорт также оказался потерян. Однако выделить вам кого-то ещё, отправив следом, Трофимов не может, так что придётся довольствоваться тем, что есть.

Очерёдность: Лиса, Рита, Джаннис, Роберт, Филлип. Черокки и Эмили пишет пост в тот момент, когда основная группа доберётся до точки встречи (теоретически, можно написать вне очерёдности, чтобы расписать общую картину этой самой точки, тут как будет удобнее всем). В целом, достаточно свободный круг, у вас есть вводная, достигать её можете различными путями.
Если захотите пошариться по базе, попробовать выведать какие-то сплетни/факты о взаимоотношениях Трофимова с подчинёнными и с генералом Юй – милости прошу в ЛС к ГМ-у за результатом.
В зависимости от того, сколько событий будет отыграно, возможно, проведём ещё один (или не один) без вмешательства ГМ-а.

+4

9

- Контакт! Сборщик в воздухе! С запада!
- Я тебе говорила послать Трофимова в задницу, Маркус! - зло выпалила Чероки, наблюдая на мониторе за приближающимся сборщиком. - Для военных мы...
- Отставить! - крикнул командир группы. - Орудие к бою!
- Готово!
- Целься! Огонь!
Выстрел. Но сборщик, словно предвидев его, взмахнул крыльями за долю секунды до команды. И вместо попадания снаряд прошел под ним, разрезая воздух.
- Промах!
"Это ты ему теперь кричи «отставить»", - подумала Чероки, не отрываясь от монитора. Но она промолчала. Не потому что характер сдержанный, отнюдь. А потому, что отвлечь от ведения боя… Сейчас это могло стать роковой ошибкой.
Хэнтэйви ничего не могла сделать. У орудия машины находился другой человек - коренной техасец по имени Джек. И вряд ли он, любитель всего, что стреляет, уступил бы кому-то это место. Управлял транспортом Харли - прозвище пошло от модели мотоцикла, на котором его впервые увидела Чероки. Мотоцикл позже превратили в решето каннибалы. Приказы отдавал Маркус - он уже был лидером группы, к которой недавно присоединилась Чероки. И на месте Маркуса Линн не стала бы помогать военным - она достаточно много раз видела, как они используют подобные группы вольных стрелков и наемников как пушечное мясо. Если уж драться за Альянс - то в его составе.
Но отряд все равно бы выдвинулся, а ее попросту высадили бы из БТРа в пустыне. Выбора особо и не было.
Помимо этой троицы, все остальные были в десанте. Им оставалось только ждать.
- Он стреляет по нам! Маневрируй! Маневрируй!
Резкий поворот после незначительного торможения. Подскок на яме. Только ремни безопасности удержали Чероки от полета по десантному отсеку.
- Мимо! Ха-ха!
- Огонь!
Выстрел. С замиранием сердца Тэйви смотрела на монитор.
Попадание. Где-то в нижней части огромной металлической махины произошел разрыв снаряда. Но когда рассеялось облачко пыли и осколков, Хэнтэйви увидела, что Джеку удалось попасть лишь по лапе сборщика.
Тот дал ответный залп. Чероки вдруг померещилось, что ей кто-то тихо подсказал, шепнул на ухо: выстрел на упреждение. И не туда, куда ехал БТР. А туда, куда он должен был свернуть.
- Езжай прямо!..
Встряхнуло. Сначала ей показалось, что Харли заехал в очередную яму. А может, наскочил на каменную глыбу или остов сгоревшего аэрокара. Но наклон вмиг стал слишком крутым. Линн рвануло с сидения - но ремни снова выручили ее, удержали на месте. Хотя, казалось, сердце они не удержат, и оно вылетит у нее из груди, пробив ребра и броню. Чероки, оглушаемую грохотом и скрежетом, метало в разные стороны несколько секунд. Она больно ударилась рукой о монитор, разбив экран...
И вдруг все закончилось. Линн повисла на ремнях вверх ногами. Кровь прилила к голове. Заболели виски.
- Молись своим индейским богам, Чероки...
Голос Харли. Кажется, послабевший.
- Давайте, все наружу.
Голос Маркуса. Пока еще энергичный.
Грохот. Чероки едва ли не спиной почувствовала, как бьются об броню снаряды. Еще немного, и они, преодолев преграду, прорвутся внутрь.
Она успела расстегнуть ремни и упасть вниз, сгруппировавшись и подставив руки под голову. И в это время грохнуло еще раз.
Солнечный свет проник внутрь БТРа вместе с металлическими осколками. Чероки успела прикрыть лицо, прежде чем ее отбросило взрывной волной. Полета она не чувствовала. Лишь ощутила удар спиной.
Чей-то труп упал на нее сверху. Чей - она так и не поняла. Сбросив с себя тело, она перевернулась на четвереньки. Поднимаясь на ноги, Чероки устремилась к бортовой двери.
Грохот. Линн снова упала и прокатилась по обшивке. Кувырком ушла от удара чего-то массивного, летящего на нее. Оказалось - контейнера с оружием. Он уже был поврежден, а от падения его дверцу чуть ли не оторвало. На пол вывалились стволы, гранаты, термозаряды. И ракетница.
Хэнтэйви на бегу подобрала ее и выскочила из БТРа в тот момент, когда враг еще раз попал по нему. Линн не увидела сборщика - тот кружил с другой стороны от перевернутого вверх колесами транспорта, поливая его огнем.
БТР горел. Еще чуть-чуть - и пламя доберется до топливного бака либо склада боеприпасов. И тогда…
Желание вернуться за кем-то, пусть и маленькое, ненастойчивое желание, окончательно ушло вместе с очередным залпом сборщика. Вряд ли внутри можно было выжить. Наверняка они все мертвы. Кроме Эми, которая тоже успела выскочить. Выругавшись, Чероки устремилась прочь от горевшей машины.
Выстрел. Не сборщика. Другой.
Остановившись, Линн обернулась. Стрелял БТР. Находясь вверх тормашками. Но техасец Джек, в каком бы состоянии он сейчас не находился, все же смог немного подвинуть пушку и дождаться, пока враг окажется на прицеле. Взгляд метнулся вверх, в небо. Это было отличное попадание. Сборщик загорелся, покачнулся, и следующий его залп лег мимо транспортера.
Не размышляя, Линн вскинула ML-77, направляя установку на врага. Захват цели занял меньше двух секунд. Палец выжал спуск, и из установки вылетела ракета. Сборщик качался в воздухе от повреждений, но он не мог увернуться от самонаводящегося снаряда. Он смог лишь дать последний залп.
Два взрыва прогремели одновременно. БТР разметало от детонации боезапаса. Выжить там было невозможно. Теперь точно. В черных широко раскрытых глазах Чероки, машинально пригнувшейся, прикрывшей лицо рукой, отразилось пламя и на несколько мгновений застыло потрясение. В сердце защемило. Дыхание на миг сперло. Ей уже доводилось терять своих и раньше. Но разве это так просто?..
Сборщик рухнул неподалеку. Он валялся на земле бесформенной грудой металла, над которой поднимались языки огня. Это груда только что отняла у Хэнтэйви… не то, чтобы очень дорогих людей, но уж точно тех, кому она могла доверить спину. Наверное, могла.
- Вперед, ребята, - прошептала она. - В Земли Счастливой Охоты.

…Чероки сидела на земле, опершись спиной о брошенный, уже начавший покрываться ржавчиной аэрокар, и курила деревянную трубку. Останки БТРа с обугленными телами внутри догорали в трехстах метрах от позиции Тэйви и Эмили. Больше в транспорте ничего не осталось. Разве что оторванная рука Маркуса с инструментроном, который работал ровно пять минут. За это время удалось лишь связаться с Трофимовым, с этим чертовым воякой, из-за просьбы которого погибла почти вся группа. Хотя какой в этом толк? Что мог сделать майор теперь?..
Волосы Чероки были растрепаны. На лице остались следы пыли и гари. На скуле - небольшой порез. В глазах застыли оттенки горечи и злобы.
- Как бы мне не хотелось послать всех этих трофимовых куда подальше, - устало выдохнув, сказала Линн, - но у них хотя бы есть транспорт. А нам - что так, что так драться со Жнецами. Продолжать это. Уж мне точно.
Она сделала затяжку и, подняв голову к небу, выпустила вверх облачко ароматного дыма.
- Не знаю, как ты, Эми, а я поеду с ними дальше. Может, хоть паек какой-нибудь выдадут или флягу с водой.
Голос Чероки был сплошь пронизан скепсисом и пренебрежением. Она не могла сказать, к чему. Может, к майору Трофимову, может, к происходящему, может, к ее собственной безопасности или к своим же словам.
- Они уже скоро должны быть здесь, - прикинула Тэйви, взглянув на часы инструментрона.
Чероки приподнялась, снимая со спины снайперскую винтовку, положила цевье на капот кара и прильнула к оптическому прицелу. Она смотрела на северо-восток, вглядывалась тщательно, но никого пока что так и не увидела. Может, и этих тоже сборщики накрыли?
- Тебе не кажется странным, что кроме одного сборщика, мы больше ни с кем в этой зоне не столкнулись? - спросила Чероки, снова прислонившись спиной к аэрокару. - Может, это был патрульный какой-нибудь?.. Но больше никого Жнецы сюда не пригнали посмотреть, разобраться. А времени прошло достаточно.
Вокруг было тихо. Едва слышимый гул ветра больше походил на шепот. Почему-то этот шепот пробуждал воспоминания из детства, когда маленькая Тэй сидела с дедом на улице у костра и слушала. Слушала истории о ее народе, о духах и тотемах, об охотниках и воинах. О тех местах и временах, в которые она мечтала попасть.
Почти незаметно колыхались на ветру редкие растения. Высоко в небе появилась движущаяся черная точка. Чероки посмотрела сквозь прицел - птица. Обычная, нормальная птица.
"Тункап, дух земли… Сохрани красоту этого места. Хотя бы частично".
Пустыня была… пуста. И спокойна. И бескрайняя, как детские мечты Хэнтэйви Линн.
Не об этом ли она мечтала? О битвах и боевых товарищах. О прериях. Об охоте. О ночевках у костра и без крыши над головой.
Да, обо всем этом. Но без горечи потерь. Без чувства безысходности, исходящего от понимания того, что враг настолько… неумолим.
С него даже скальп не снять.
Гул...
Чероки снова поднялась и осмотрела местность через оптику. Теперь она увидела, как с северо-востока приближался транспорт. Машина ехала к пересечению грунтовой дороги и еще сохранившейся трассы, испещренной воронками и ямами. Пока что - очень редкими. Машина двигалась к месту встречи. И на этом месте встречи, словно маяк, догорал БТР группы Маркуса.
- Кажется, они, - сказала Чероки. - Эми, я привлеку их внимание. А тебе советую отойти в сторону. На всякий случай.
Она поднялась на ноги и взобралась на остов сожженного аэрокара. Немного помедлив, Чероки махнула рукой. Она прищурилась, внимательно глядя орудие транспортера. Линн была готова прыгать, если пушка вдруг повернется в ее сторону...

+4

10

- Вот и договорились, - все технические вопросы были улажены, Лиса первой покинула комнату для брифингов и быстро зашагала по коридору базы. Перед выездом дел было по горло: посетить арсенал, проверить снаряжение, осмотреть бронетранспортер. Не хотелось застрять в пустыне из-за мелкой неисправности. Впрочем, здесь находился Хан Йонг, значит, за транспорт можно быть относительно спокойной. Слегка обернувшись назад, инженер увидела, что бывший людоед Латоша о чем-то увлеченно болтает с Тилли Бэгшоу, и слегка улыбнулась. Пусть осваивается в этом новом мире, ему полезно, только жаль, что так рано началась война.
А вот Джен выглядит слишком усталой и напряженной, её состояние иногда беспокоило Лису. Надо будет с ней поговорить, но не сейчас, как-нибудь позже... Сейчас рядом с ней брат и Рита, они смогут поддержать, всё будет хорошо.
- Мэм. Роберт Грин, я служу в этой ячейке, - в коридоре Ермолову нагнал мужчина среднего роста. Лиса снова обернулась: ничего необычного. Приятное лицо, темно-рыжие волосы, довольно молод, не больше тридцати. На такого вряд ли обратишь внимание в толпе. - Генерал Трофимов разрешил мне присоединиться к вашему отряду на эту операцию, но окончательное решение оставил за Вами, поскольку я не служил в армии до войны, и не подхожу под ваше условие, относительно опыта. Но я в сопротивлении с первых дней, и я биотик. Дистанционные приемы и "барьер".
Инженер на пару мгновений задумалась. Таких как он в отрядах Сопротивления было много. Не биотиков, разумеется, а самых обычных людей, не военных, не прячущихся среди руин, а взявшихся за оружие. Зачем ему эта операция? Возможно, он тоже потерял кого-то из близких, и теперь желает помочь. А еще отомстить. Сражаться, чтобы унять боль. Что же, довольно правильное решение. К тому же биотик, пускай и не слишком опытный, может оказаться полезен.
- Присоединяйтесь, - девушка коротко кивнула. - И да, у меня тоже нет официальных званий. Можете называть меня просто Лиса. Но хочу предупредить сразу: мы не знаем, кто и что нас может встретить в пустыне. Не пугаю, но хочу, чтобы вы хорошо осознавали опасность предстоящей вылазки.
Опасность... Интересно, где сейчас не опасно?
- Покажете, где у вас арсенал?

Увиденное в небольшой комнатке, значившейся в ячейке Лас-Вегаса арсеналом, обрадовало придирчивую оперативницу. И дело было даже не в ассортименте всевозможного оружия, а в его состоянии. Никаких валяющихся по углам запчастей, пыли и грязи. Всё аккуратно уложено по самодельным шкафам и ящикам, смазано, накрыто брезентом. Ермолова одобрительно улыбнулась:
- Вижу, у вас следят за оружием. Надеюсь, и с транспортом дело обстоит так же.
Стандартные армейские гранатометы М-100, несколько "Смерчей" и пусковые установки ML-77. Инженер задавалась вопросом: каких трудов стоило Трофимову собрать такой ассортимент уже после атаки Жнецов? Возможно, удалось вывезти с какого-то склада, который не успели разрушить? В любом случае, тяжелое вооружение оказалось как нельзя кстати.
- Мы возьмем пару гранатометов, пару "Смерчей" и пусковую установку. Только не давайте ничего из этого Латоше. Я знаю, что ему очень по вкусу взрывы, но опыта не хватает.
Ермолова активировала комлинк:
- Джаннис, Рита, Филлип, не забудьте заглянуть в арсенал, здесь есть что выбрать. Тяжелое оружие погрузите в МАКО.
- Вам тоже нужно как следует подготовиться, - эти слова были обращены уже к Роберту. - Я знаю, что в некоторых ячейках Сопротивления предпочитают бронежилеты, но на сей раз не пренебрегайте полноценным бронекостюмом и шлемом, если они у вас есть. Жду через полчаса в вашем гараже.

В отличие от арсенала с его образцовым порядком, гараж несколько разочаровал. С транспортом у Трофимова было туго. Неизвестно откуда тут взявшихся парочка старичков "Гризли", один МАКО с солидной вмятиной в корпусе, наверное каким-то чудом уцелевшие аэрокары и грузовичок с надписью "Овощи от Гилберта" - вот и всё небогатое хозяйство в Лас Вегасе. А еще куча железок, металлических бочек и промасленных канистр, возле которых уже крутился Хан Йонг и два очень похожих друг на друга парня, тоже, как и Роберт, лет двадцати семи - тридцати.
- Флинт Ллойд.
- Скотт Ллойд, - представились они по очереди.  - Мы здесь механики, мэм. И нам разрешили отправиться вместе с вами на вылазку, но...
- Я бы не стал их брать, - Хан Йонг был явно недоволен увиденным. Дотошный во всем, что касалось техники, он сурово хмурился, слишком неодобрительно поглядывая на братьев. - Как можно было довести "Горстен" до такого состояния? Птица, а не аэрокар, стоил как космический корабль...
- Когда-то он был моим, -  в гараж вошла Тилли в сопровождении дикаря. Внезапно Лиса вспомнила, что Латоша как-то с восторгом рассказывал о фильме с её участием. Кажется, он назывался "Идолы и еда", и речь там как раз шла про ученых, оказавшихся на затерянной планете в обществе сектантов-каннибалов. Какая ирония! В любом случае, наверное они мило поболтали, судя по блаженному выражению на лице бывшего людоеда, а теперь бойца Сопротивления.
- Спокойно, Хан, что у нас с МАКО? - в другой момент Лиса, быть может, и поболтала с присутствующими о тачках и былых временах, но только не сейчас, когда нужно готовиться к вылазке, и на кону стоит безопасность всей группы.
Азиатская физиономия Хана стала донельзя кислой:
- Движки и топливная система еще туда-сюда, протянут, а ядро на ладан дышит.
- Ну, прыгать с корабля мы и не собираемся. Что с орудиями?
- Рабочие. Пулеметы тоже.
- Прекрасно. Подвеска?
- Выживет.
- Меня долго будут здесь игнорировать?!
- Что? - инженер мгновенно обернулась и слегка удивленно приподняла брови. - Вы что-то говорили, мисс Бэгшоу?
- Приятно, что вы меня узнали, хотя я и не была уверена. Такие как вы редко являются поклонницами моего таланта, - актриса скорчила обиженную гримасу, а затем легко рассмеялась.
- Мисс Лиса, кажется? Или предпочтете, чтобы вас называли "мэм"? Так вот, если вы считаете, что имеете дело с избалованной кинодивой, которая и после начала войны продолжает капризничать и никак не может выйти из роли, то вы глубоко ошибаетесь. Я прошла вместе с нашими людьми все ужасы от первого до последнего дня, научилась сражаться. Я готова отправиться с вами, и вы можете на меня положиться. Генерал Юй когда-то давно был моим другом, даже больше, чем другом. Мне бы хотелось увидеть его еще раз.
Внезапно Ермолова рассмеялась так же легко и непринужденно:
- Будем считать, что вам почти удалось меня обмануть. Но против вашего присутствия возражений не имею.
- Мэм, меня зовут Тхай Лу. Я врач. Вы не настаивали на присутствии медиков, и всё же майор Трофимов решил, что я смогу быть вам полезен. Я умею стрелять, правда пока не слишком хорошо.
- Подойдет.
Как ни странно, но выходка Тилли сумела поднять Лисе настроение. Постепенно полуподземный ангар заполнялся людьми из группы, отправляющимися в пустыню. Всего одиннадцать человек.
- Готовы? Ну, по матрешкам! - скомандовала Лиса, как только все были в сборе. Присказка, ставшая привычной лондонцам, но совершенно новая для бойцов из Вегаса. - Хан - за рулем, я поеду на броне, остальные - по желанию.

С одной стороны это было не самым безопасным решением, но тесниться в темном помещении десантного отсека не хотелось. Лиса слишком устала от мрачного Лондона и его промозглого, вечно наполненного смертью воздуха. Вонь от валяющихся на улицах трупов и гарь сожженных синтетиков, кажется, было уже не вывести ничем. Этот запах прочно въелся в подкорку мозга и, наверное, будет преследовать её всю жизнь. Если той еще много осталось.

Пейзажи зимней пустыни тоже не радовали разнообразием, и всё же здесь веяло прохладой и... свободой. Яркое небо над головой, шелест песка и рев мотора. Хотелось закрыть глаза и представить, что больше от этой жизни ничего и не нужно. Лиса сняла шлем и жадно, будто  хищник, всматривалась в линию горизонта, вдыхала сухие, едва различимые ароматы Невады, пока чуткие ноздри снова не уловили запах горящего пластика.
Показалось? Нет. Запах был всё отчетливее. Вдалеке уже змеился темный дымок, становившийся всё чернее и чернее по мере приближения.
- Хан, повнимательней! - буркнула инженер в комлинк, надевая шлем. - Всем спуститься внутрь! -  однако своему же приказу девушка не последовала, активировав визор и взяв в руки снайперскую винтовку. - Видишь, чуть правее? Разбитый аэрокар на котором кто-то стоит и машет? Давай туда.

Подъехали. Две женщины: одна довольно хрупкая, бледная и светловолосая, вторая смуглая и крепкая, привлекли внимание отряда.
- Значит, вы и есть та группа, с которой мы должны были встретиться? - спокойно произнесла Лиса. Она по-прежнему сидела на бронетранспортере, положив снайперскую винтовку к себе на колени. - Что здесь произошло?
Ермолова не удивлялась, не сочувствовала, - гибель отрядов Сопротивления - не редкость. Эти люди - не первые и не последние, но обстановку нужно было прояснить.
- Среди вас остались проводники или все погибли?

офф

нпс введены с согласия ГМ. В арсенале можно взять парочку гранатометов, парочку "Смерчей" и пусковую установку.

+4

11

Она поймала себя на том, что смотрит в одну точку перед собой и ничего не видит. Между ящиков ходили люди, слух улавливал негромкие разговоры. Кажется, она задремала, после того, как записала голосовое сообщение. Или во время этого. Рита зажмурилась и вновь открыла глаза. Развеянный сон улетучился, придав ясность мыслям. Как долго она спала и почему ее никто не разбудил? Риту немного напрягало то, что она не могла вспомнить, чем занималась до того, как упала в небытие, а когда все-таки с трудом вспомнила, то не могла понять, что из воспоминаний было сном, а что происходило наяву. Странное чувство, которое еще полгода назад смело можно было списать на тревогу, сейчас переросло в нечто иное. Оно не учащало пульс, но проявлялось через пот на ладонях и полной потеряностью во времени. Даже посмотрев на часы, Рита не смогла сказать, на сколько выпала из реальности, не имея понятия, с какой точки начинать отсчет.

На связи появилась Лиса. Голос ее вырвался звонким переливом, окончательно вернув Ро на место. Когда она подоспела в арсенал, там уже вовсю толпились бойцы. Придирчиво, но без энтузиазма осмотрев оружие, Рита одобрила выбор Лисы.
- Круто! - Согласилась, остановив взгляд на пусковой установке. - Наконец-то и на нашей улице будет праздник. Хоть настреляемся в волю. - Стрелять, на самом деле совершенно не хотелось. Рита потерла глаза и еле сдержалась, чтобы не зевнуть. Усталость затемнила круги под глазами.
- Выбрали что, ребятки? - Спросила, проходя мимо близнецов Моро. До чего же повезло Джаннис, что она отыскала брата! Найти близкого, родного человека сейчас, во время войны, среды крови и пепла, это невероятный подарок судьбы. Стоил ли он потери мужа, вопрос, конечно, спорный. “Господь всегда лучше знает, что человеку нужно”, - вспомнила Рита слова матери, не отличавшейся набожностью, но часто повторяющей эту фразу в минуты крайней несправедливости.
- Бог умер, - проговорила Рита вслух, в глубине души надеясь, что кто-нибудь ей возразит. Все молчали.

По матрешкам, так по матрешкам. Ро уже собралась лезть на бронетранаспортер, как вдруг увидела знакомое лицо среди бойцов. Минутой ранее она перезнакомилась с новичками, по привычке желая удачи всем подряд, но эта женщина появилась только сейчас, а лицо ее казалось слишком знакомым, чтобы не узнать. Имя вертелось на языке и никак не могло соскочить.
- Эй! - Махнув рукой, Рита подошла к девушке. - Не помню твоего имени, но могу поклясться, что это твои постеры заменили обои в комнате моей сестры!
Комната, постеры и, возможно, сама сестра были стерты в прах Жнецами в первый день атаки. Рита невольно прикоснулась к пальцу, на котором с траурной гордостью носила кольцо младшей сестры, найденное среди руин родного дома. Существовала вероятность, что семья ее жива, ведь тел на месте они не нашли. Лишь несколько хасков да всполохи пожара встретили их там, где раньше пролегало мятное поле и лай собак слышался за милю. В порыве нахлынувших чувств, Рита быстро обняла актрису. Бегло, неуверенно. Как воришка, которого могут поймать.
- Пожалуйста, можно с тобой сфотографироваться? Сестра будет в полном восторге, если увидит! Если. Филлип, сделаешь снимок?

Ехать снаружи броника было не самым разумным решением с точки зрения безопасности. Крепко держась, чтобы не свалиться, когда Хан делал крутые повороты, Рита не упускала момент, напоминая водителю, что не бревна везет, а людей, при этом совершенно не сердясь. Открывавшийся вид на новые горизонты раскинувшейся пустыни напоминал Австралию, только не жара, а бодрящая прохлада, приносимая сухим ветром, забиралась в проем шлема приятно щекоча кожу. Небесная голубизна резала глаза и все же притягивала к себе взор своей бескрайностью, простотой и мнимым ощущением покоя.
- Всем спуститься внутрь!
Рита развернулась, стянув с плеча “Чакру”.  В зоне видимости показались люди. Выжившие женщины. Выглядели обе плохо. Предполагалось, что людей будет больше, но, видимо, остальные погибли. Рита молчала и не вмешивалась, пока вдруг ее не осенило спросить:
- Вы целы? Не ранены?
Ветер играл песком, создавая причудливые завихрения. Где-то раздался вой. Воткнулся ледяной иглой в сердце и стих, колыхнув холодный воздух.
- Лучше нам не задерживаться.

+4

12

По пустыне Мохаве брел человек. Он был обут в солдатские ботинки с высоким берцем, грязные штаны с прорехами в нескольких местах. Тело его было задрапировано какое-то желтой тканью, которая была украшена  бахромой и какими-то кисточками-висюльками. Видимо, когда-то в прошлом эта вещь имела декоративное презназначение, и украшала чье-то жилище. Теперь ее  предназначением стало спасение странника от ветра и ночного холода. Под этой материей была верхняя одежда, отчего человек казался мужчиной коренастого телосложения. На лице и груди его была сделанная из той же желтой материи «арафатка», которая берегла лицо путника от песчаных ветров. Путешествующий по пустыне человек чуть прихрамывал, и помогал себе идти импровизированным посохом, длинной веткой коротколистной юкки.
Мужчина был бы похож на беженца если бы не был вооружен. Штурмовая винтовка за спиной, и пистолет-пулемет на плече. Небольшой полупустой рюкзак висел поверх винтовки. Таким образом, резко выхватить винтовку и начать стрелять из нее в случае опасности, человек бы никак не сумел. Вещмешок, надетый поверх винтовки, не позволил бы сделать это.  Впрочем, Эдуарда Худякова это не беспокоило, боеприпасы к «Мотыге» закончились несколько дней назад. Инструментрон на правом предплечье завершал облик выжившего.
Относительно недавно Худяков, вместе с группой других участником Сопротивления отбил из Лондона. Сопротивлению понадобилось перебросить некоторое количество бойцов в Калифорнию, до которой, впрочем, Эдуард и его товарищи, не добрались. Их сбили над пустыней Мохаве, и хотя они не разбились сразу, но это, казалось, лишь отсрочило неизбежной конец.
Подразделение лишилось связи и, оказавшись посреди пустыни, не имело транспорта. Численность и без того не большой группы все таяла и таяла, пока не остался один-единственный Эдуард.
Изначально жертвы крушения вообще не знали, где толком находятся, поняв лишь, что в пустыне. Но выйдя к небольшой деревенье-призраку, обезлюдевшей после вторжения, они сумели сориентироваться, и решили двигаться к Лас-Вегасу. Решить было проще, чем дойти. Шнырявшие туда-сюда хаски и каннибалы постоянно заставляли людей уклоняться в сторону от цели, прятаться и терять время. Потери времени приводили к тому, что приходилось снова уклоняться от маршрута, чтобы пополнить припасы.
Однако, то ли инстинкт самосохранения, то ли ненависть к Жнецам, упрямо гнали людей к Лас-Вегасу. И даже, когда оставшись один, Эдуард понял, что выжить у него уже не получиться, то все равно, мысли о суициде у него почему-то не возникло.
Вместо этого он сохранил в инструментрон текст предсмертной записки, хотя прекрасно понимал, что кроме хасков ее вряд ли кто прочитает, а хаскам она, вряд ли будет интересна.  Но это помогло Эду принять новую реальность, в которой он обречен на гибель, и спокойно действовать дальше по принципу «делай, что должно, и будь что будет».
Однако, к его удивлению, когда до Лас-Вегаса осталось уже не больше ста километров, боевые юниты Жнецов перестали встречаться. Иногда пролетали сборщики, от которых Худяков прятался, вжавшись в складки в местности, и все. Видимо, Сопротивление в Лас-Вегасе все еще жило и сражалось, и даже немного распугало Жнецов. Или же, напротив, перестало существовать, и Жнецам эта  область стала неинтересна. Эдуард не загадывал, он упрямо передвигал усталые ноги, продолжая идти вперед с упорством Сизифа, затаскивающего свой камень на вершину.
Затащив на вершину невысокой дюны свое тело, Худяков вытащил из рюкзака бинокль. Выживший обвел взглядом горизонт. Вдалеке, на шоссе, он увидел людей. Не хасков, не каннибалов, самых настоящий людей, и даже БТР возле них. Сердце заколотилось как после инъекции адреналина. На всякий случай, Эдуард проверил еще раз, спустя пару-тройку секунд. Правда, там были люди, это не подсознание играли с ним в злые шутки.
Эдуард не пошел к ним, а побежал. Он вдруг испытал такой прилив сил, словно спал семь дней подряд, без просыпу. И вдруг его охватила мысль, что они-то могли его и не увидеть. А что, если они сейчас сядут в свой БТР и умчатся прочь? И Худяков истошно заорал.

+5

13

Может боль в руке и унялась, но её накрыло оттуда, откуда не ожидала. Эмоции… они бушевали внутри. С каждым днем этой непрекращающейся войны, Джаннис становилось всё хуже и хуже. С каждым чертовым днем. Воспоминания о Кларке, о… отце. Они разрывали изнутри, потому что стоило ей закрыть глаза она слышала их голоса полные ненависти, чувствовала на себе их осуждающие взгляды, за то что не смогла не только спасти их, но даже попрощаться по-человечески. За то что она никого не смогла спасти.
И больше своих слез сдержать она не могла. Ноги подкашивались сами собой и Джен пришлось опереться руками на раковину, чтобы не свалиться на пол. Чувствовать себя настолько пустой было странно. Раньше рядом всегда был кто-то. Много друзей, всегда можно было позвонить брату, написать отцу. Обнять одного обаятельного инженера и никогда-никогда не отпускать. Теперь из всех остался только Фил и Рита. И оба такие же как она - потерянные.
Джаннис не была слепая - она прекрасно видела и, более того, понимала как сложно далась смерть отца для её брата. И поэтому не хотела становиться вновь обузой для него. Он много пережил, а о ней и так всю жизнь заботился. И, может, где-то в глубине души Моро-младшая и понимала, что сейчас-то ей эта поддержка и забота нужнее всего, но… принять её, в понимании пташки, было разрушить ещё одну жизнь. На этот раз - последнего и самого родного человека.
И рыдать тихо, так, чтобы никто не мог услышать, то и дело утирая соленые капли рукой уже почти вошло в очередную дрянную привычку. Как и жалеть себя, мусоля прошлое, которое уже не вернуть, как и ту старую фотографию, которая всё время лежала в кармане поближе к сердцу, на которой была изображена её всё ещё живая семья.
И тяжелые мысли уносили её всё дальше, а ощущение реальности этого мира становилось всё слабее и слабее, пока в дверь не постучались. И пока её собственное имя, вновь, не прозвучало по-настоящему правильно. Родной голос брата всегда выдергивал её из тьмы. Всегда. Напоминал ей, что она не одна. Что по ту сторону стены стоит человек на которого всегда можно было положиться. Всю чертову жизнь. Этот голос напоминал, что она не одна в этом мире и что ей есть ради кого жить. Даже если это может быть ошибкой.
- Я… - голос дрожал, а сама Джен всё ещё слегка заикалась, - это всё рука. Рука…
И утеря слезы в последний раз, Моро вышла из уборной, но красные заплаканные глаза выдавали её чуть ли не с головой.
- Прости, правда. Это всё рука. Не беспокойся.
- Рука? - переспросил Фил, с ноткой недоверчивости глядя на сестру. Пауза продлилась не дольше десятка секунд. - Джен, пойми, ты не должна мне врать. От одной больной руки глаза не краснеют. - пристально всматриваясь в свою двойняшку, Моро слабо улыбнулся и сделав шаг вперед, мягко приобнял сестру. - Ты ведь знаешь, что ты не обязана через все в мире проходить в одиночку? Если будешь все копить в себе и винить только себя, то ничем хорошим это не закончится. - Фил и сам уже потерял множество близких ему людей, но он научился с этим жить, прошедшие годы притупили боль, буря же эмоций наплывала на него только при просмотре фотографий пятилетней давности. Еще с минуты полторы Филлип не отпускал Джаннис, а отпустив, вновь заговорил. - Très bien, нам же ведь еще предстоит миссия. Пора собираться. Все будет хорошо, Буревестник. - улыбнулся француз, после чего взял сестру под руку и повел в сторону арсенала.
- Просто поверь мне - всё в норме, - другой вопрос, что это понятие нормы сильно изменилось за последнее время. Да, у Джен была еда, вода и все руки и ноги на месте, даже более того - вон, живые близкие люди есть - это-то уже нормально. Можно даже сказать, что хорошо. Далеко не каждому так же повезло как ей. И, пожалуй, стоило бы радоваться хоть этому, но, как и всегда, ей было о чем сожалеть… о ком.
Но Фил, прижавший её к себе, смог успокоить даже так легко. Дать шанс уткнуться носом в грудь последнего родного человека и ещё раз тихо всхлипнуть, почувствовать себя ещё на несколько секунд той самой маленькой девчонкой из пригорода Марселя, которой можно быть слабой, потому что есть брат, отец… дядя. А потом крепко-крепко обнять братца, словно в последний раз, стараясь при этом не разреветься ещё сильнее, затем прошептать тихое “Спасибо,” в которое она вложила чуть ли не всю нежность и любовь по отношению к этому человеку за всю-всю их жизнь.
- Я знаю, Фил, знаю. Просто… - голос вновь сорвался на тихий хрип не то от эмоций, не то просто от слегка болезненного состояния. Джаннис понадобилось ещё немного времени, чтобы привести мысли в порядок, - пока не было тебя, да вообще практически никого рядом, - и вновь пауза, сопровождаемая печальной улыбкой, - мне просто нужно снова привыкнуть, что рядом есть человек которому…  который ценит мою жизнь больше меня самой. Не переживай, - Джен аккуратно прикоснулась к рукам брата, которые были абсолютно точно больше её собственных. Она по привычке провела большими пальцами по слегка жесткой коже на тыльной стороне ладони (опять таки, определенно, более жесткой, чем её собственная) и улыбнулась. Почти как с десяток лет назад, когда ещё ничего этого не произошло и не было ни Эллизиума, ни гетов, ни Жнецов. Рядом с братом она чувствовала себя практически так, как надо - живой и желающей жить. Почти, - всё со мной нормально будет.
Ей хватило сил задержать улыбку на своем лице и ещё раз быстро обнять Фила. А в голове, к тому моменту застыла лишь одна мысль. “Главное ты будь в порядке.” Без всяких иначе…
На самом деле, рядом с Моро-старшим (теперь-то, к сожалению, точно) было приятно и намного спокойнее выполнять абсолютно обыденные вещи, такие как в которые раз надевать броню и проверять оружие. Даже сумку проверять было привычнее. Словно так и должно быть. Джаннис всё ещё хотелось периодически оглянуться, посмотреть на Фила и дотронуться до него, чтобы точно убедиться, что это всё не сон и ей это не мерещится. Что её брат по-настоящему с ней. Когда они встретились впервые после начала войны, даже тогда, это всё казалось более правильным. Сейчас же Моро видела свой единственный шанс на спасение и возможность остаться в здравом уме и трезвой памяти в этом человеке. Больше из семьи никого и не осталось-то…
Джаннис взяла кое-что из тяжелого оружия, но вовсе не для личного использования. В других условиях она не стала брать ни гранатометов, ни “Смерчей,” в первую очередь, потому что не умела с ними обращаться практически совсем. Это дело она предоставила более опытным людям, таким как Рита или Лиса. А рисковать лишний раз… нет, определенно не сегодня. Но лишним гранатомет не будет. Пусть он и пригодится не ей.
Следующим пунктом следования был гараж. Шумный и большой, по сравнению с коридорами базы, но в тоже время удручающе пустой. Они с братом подошли одни из первых. Хотя от шума это их не уберегло. Когда что-то с грохотом упало на пол, (хотя, наверняка, это был всего лишь гаечный ключ или вроде того) Джен подскочила на месте и вцепилась в руку брата. Со стороны она чем-то напоминала малого ребенка, прижимающего к взрослому, во время первого, оглушительно громкого, салюта. Оно даже было похоже на правду, только вот… такую реакцию в ней выработали вовсе не прекрасные салюты, а ужасающие обстрелы Жнецов.
Моро ни с кем не поздоровалась, ничего не сказала, просто подошла к МАКО и села рядом, скрестив ноги и прикрыв глаза, в ожидании, когда можно будет загружаться. Ей хотелось сразу же занять место Филу рядом с собой. Чего уж - старая привычка из детства, когда на всех экскурсиях они сидели вместе. На ребят вокруг она не обращала практически никакого внимания, пока грузовой отсек транспортника не открылся и Джаннис первой туда же и зашла, сразу занимая два места поближе к кабине водителя, на одно села сама, а на соседнее бросила сравнительно небольшую сумку с какими-то припасами и теми личными вещами, которые удалось взять из Лондона с собой. А в Лондон из Аляски… С кое-какими предметами Джанис, всё таки не была готова расстаться, хотя и видеть их тоже не хотела. Вот такой вот парадокс души, чтоб его.
Поэтому в сумку она лишний раз лезть не хотела, а убить время как-то надо было. Самым действенным способом для неё всегда было в моменты ожидания слушать музыку, а если удавался шанс и уткнуться при этом в книгу, скачанную когда-то давно со словами “потом прочитаю,”  то создавалось ещё большее чувство комфорта. Джен любила так делать дома, в Марселе, потом в своем доме на Цитадели. Чувствовать себя комфортно, в компании музыки и книги, только вот шанс не часто выпадал. Сейчас свободного времени, казалось бы, стало ещё меньше, потому что у Жнецов нет распорядка дня, перерывов на завтрак, обед, ужин и отпусков. Им это вообще не нужно. А самым обыкновенным людям, таким как сама Джаннис, просто необходим был отдых и шанс перевести дух. И пока МАКО в последний раз проверяли перед выездом, Моро пыталась ещё хоть чуточку расслабиться.
Но когда двигатель завелся и броневик выехал из гаража, рев мотора стал перекрикивать музыку, а сосредоточиться становилось всё более и более нереально. К таким условиям можно было давно привыкнуть, хотя… есть всё таки привычки, которые не стоят того, чтобы сохранить их.
Сама особо того не замечая, в какой-то момент Джен просто уснула, положив голову на плечо брата, периодически подскакивая на месте из-за ухабистой дороги и пару раз из-за этого же и просыпаясь. Пожалуй, к счастью для неё же ремни безопасности в МАКО были крепкими и держали на месте.
В последний раз её разбудил слишком уж громкий шум вокруг. Кажется, они заметили кого-то, или, вполне возможно, кто-то заметил их. Ото сна не осталось и следа. Вытерев, по привычке, заспанные глаза рукавом, Джен хотела была спросить “а что, собственно говоря, случилось,” но до этого она смогла и сама додуматься. Судя по всему они всё таки нашли тот, другой, отряд сопротивления. Что ж, хорошо. Но командовала тут Лиса, и решать что делать с пополнением тоже было ей. Джен-то, на самом деле, было уже без разницы. Лишь бы они побыстрее уже закончили с этим заданием и вернулись в Лондон.

+5

14

- Присоединяйтесь.
"Ну, вот и добро".
- И да, у меня тоже нет официальных званий. Можете называть меня просто Лиса.
"Даже так?" - Грин просто кивнул, подтверждая - понял, мол.
- Но хочу предупредить сразу: мы не знаем, кто и что нас может встретить в пустыне. Не пугаю, но хочу, чтобы вы хорошо осознавали опасность предстоящей вылазки.
- Я понял, - сказал теперь уже вслух.
- Покажете, где у вас арсенал?
- Разумеется. Пойдемте, сюда.

Командир лондонского отряда осталась довольна арсеналом и оружием. Еще бы. За свой путь - через все штаты, по сути, с севера на юг - Роберт видел разные ячейки и разные арсеналы. Пожалуй, в Вегасе вооружение содержалось если уж и не "лучше, чем где бы то ни было еще", то "среди лучших" точно уж.
Новоприбывшие начали вооружаться. Себе тяжелого вооружения брать Грин не стал, конечно, - а зачем, если пользоваться все равно не умел? Винтовкой научился более-менее, да из пистолета стрелять. Какие там гранатометы и пусковые установки?
А вот девушка, одна из лондонской группы, предположила, что настреляется вволю. Бравировала, наверняка. Но ведь так лучше, чем открыто предаваться отчаянию? Вероятно, да.
Бронекостюм у него был, и шлем тоже. Это уже были не первые дни, когда он в первую свою ячейку пришел... а в чем, кстати? В джинсах, свитере и куртке, вроде бы. Да, действительно. Когда выходил из арсенала, услышал, как та же девушка, которая собиралась настреляться, сказала негромко - он не разобрал, к чему конкретно.
- Бог умер.
И вот тут уже не было бравады.
"Да".

В гараже выбирали транспорт и собиралась группа. Кто-то разговаривал, девушка, любившая стрелять (Рита, как выяснилось, ее звали), знакомилась со всеми и желала всем удачи, да еще и с актрисой сфотографировалась. Ее энергия начинала Роберта восхищать. Вот так и надо было держаться, наверное. Именно такие люди, как она, или как командир Лиса (с этим ее странно-русским наименованием транспорта), может быть, способны были потом начать все заново.
"Потом?" - Роберт мысленно хмыкнул. Вот уж действительно, неистребима человеческая привычка строить планы на будущее.
Он поздоровался со всеми, кого еще не видел, и - когда все начали размещаться - тоже сел на броню Мако. "В конце концов, хоть окрестности Вегаса увижу", и раз командование было не против такого способа передвижения...
Поехали.

Рита то и дело беззлобно напоминала водителю, что вез он не древесину, а живых существ, и вместе со свежим ветром и чистым небом все это создавало такое странное впечатление, будто... "Будто нет войны".
Обманчивое. Но приятное. И, недолгое.
- Всем спуститься внутрь!
Роберт выполнил приказ, поднимаясь обратно наверх уже после остановки транспорта. Встретилась им та самая группа, с которой они должны были объединиться. Точнее, то, что от нее осталось - две девушки, темная и светлая. Им начали задавать вопросы, - и, вроде бы, Грину пока делать было нечего. Он оглядывался по сторонам, так, без особой цели, и вдруг заметил...

"Человек?!" - да, это не мог быть ни кто иной, как человек. Твари Жнецов даже двигались совершенно по-другому. А это был именно живой человек, который почему-то шел один. По пустыне.
Спустя несколько мгновений раздался жуткий вой.
- Лучше нам не задерживаться, - проговорила Рита, и Грин был полностью с ней согласен, вот только...
- Человек. Вон там.
Второй вопль, раздавшийся буквально через секунду, был вполне себе живым.
- О нем я и говорил.

+4

15

Свернутый текст

Прошу прощение за задержку, то, что сейчас моя очередь, оказалось неожиданностью.
И писать было ровным счетом не о чем.

Недобро прищурившись, Чероки наблюдала за БТРом настолько пристально, что одному Солнцу было ведомо, как на металлической броне она еще не просверила дырку. Но кто бы ни был в экипаже машины, он не давал Линн повода для беспокойства. Пушка не двигалась, но Чероки все же спустилась наземь от греха подальше и укрылась за аэрокаром; тем более, ее острое зрение и оптический прицел винтовки дали возможность рассмотреть какое-то шевеление на броне транспорта.
Однако долго Чероки в оптику не пялилась: пустынные духи сыграют злую шутку, и стрелок возьмет да пальнет из пушки по Линн, приняв за снайпера, выцеливающего кого-то на броне. Разбираться в таких ситуациях принято потом, и не сказать, что это не правильно.
Наконец, БТР приблизился и остановился рядом с их позицией. Чероки, держа трубку в зубах и пуская маленькие клубы дыма, оценивающе глядела на женщину, обратившуюся к ней: должно быть, она командир этой группы, да только зря она так маячила на броне. Чероки знала одного турианского офицера, который мог из "Вдовы" достать цель на рекордной дистанции, и эту цель не спасло бы ни движение, ни расстояние, ни сила ветра либо гравитации. Хорошо, что у хасков нет таких стрелков... наверное.
Хэнтэйви взяла трубку в руку, чтобы не мешала говорить.
- Я Чероки.
Она произнесла это таким тоном, что окружающие наверняка, если не глупые, должны были догадаться, что она ждет, когда и они представятся. А еще у нее имелись вопросы, хотя вряд ли по ее голосу это можно было понять. Скорее всего, другим слышалось лишь недовольство.
- И да, мы та самая группа, - сказала она, и в ее тоне был сплошной холод; лишь усталость и толика грусти разбавляли его и делали Линн более миролюбивой с виду. - Полчаса назад нас было пятеро, и изначально Трофимов собирался дать нас вам в усиление. А теперь... - она слегка развела руками и едва заметно вздохнула.
- Мы тут сборщика обнаружили. - Ее лицо искривилось от злости. - Вон, прилег отдохнуть недалеко от нашего БТРа. - Она кивнула куда-то назад и влево. - Надеюсь, дело того стоило.
И по ее тону можно было согласиться, что лучше бы это дело и вправду стоило усилий. Хотя устраивать взбучку уже было некому: от мероприятия, в которое их втянул Трофимов, Маркус мог отказаться, но не стал. Давать по зубам теперь некому. Хотя при желании можно найти.
- Путь я вам покажу, если планы не поменялись. У нас осталось личное оружие и ЭМ-ЭЛ-восемьдесят семь, только без ракет. А вот фляги и пайки сгорели, - с намеком взглянула Чероки на женщину, которая, похоже, была здесь командиром.
Интересно, поймет? Не то, чтобы Тэйви проголодалась, но смочить горло после того жара внутри горящего транспорта ей очень хотелось. Что со сковороды слезла...
Она уже хотела лезть в БТР, но ее отвлекла другая женщина, появившаяся изнутри машины. Между тем, все больше и больше народу здесь норовило высунуть свои физиономии наружу.
- Вы целы? Не ранены?
- Ушибы не в счет, - небрежно ответила Линн и уже хотела предложить выдвигаться. На полыхающую огнем металлическую могилу она уже насмотрелась вдоволь.
...Крик.
Расслабляющее курево не погрузило Чероки в омут послебоевой заторможенности и ложного покоя; на звук она обернулась очень и очень резко и так же резко, сунув трубку в зубы, вскинула винтовку и прильнула к оптике.
По пустыне бежал человек. Бежал быстро и орал громко. И только одним духам было известно, бежит ли он к ним или бежит от чего-то. Но психика Хэнтэйви уже начала перестраиваться на "боевой режим". В голосе появилась грубость и некое остервенение.
- Это залетный или очередное ваше... "подкрепление"?
Ее взгляд метнулся еще дальше, за спину незваного гостя. Чероки точно ожидала увидеть там что-то стреляющее и враждебное. Но никто человека не преследовал, по крайней мере, она никого сейчас не видела.
- Бежит, как будто за ним сам Жнец гонится, - все-таки высказала она подозрение.

+3

16

Так бывало на этой войне. Сегодня вы обмениваетесь шутками, рассказываете забавные истории и делите с трудом добытую банку консервов, а завтра этих людей больше нет. Вечером вы готовы разорвать друг друга на части, споря и обсуждая план очередной вылазки, а утром приходит известие о гибели целой группы во время ночного обстрела или разведки в отдаленных районах Лондона. И нет слез, нет панихид, нет долгих сожалений и клятв отомстить. Потому что погибли уже миллиарды, потому что "так бывает".
Ермолова смотрела на уцелевших женщин внимательно, гадая, не выльется ли их внешнее спокойствие впоследствии в бурную истерику, что было крайне нежелательно, но пока признаков сдерживаемой нервозности она не замечала, лишь усталость, естественную злость, деловитость. Это было хорошо.
- Лиса, - коротко представилась инженер. - Я командую этим отрядом. И... официальных званий у нас нет, в крайнем случае позывные. Добро пожаловать. Рита! Выдай проводникам запасные фляжки и что-нибудь из пайков. И ракеты к ML. Их у нас не много, но даме пригодятся, - она повернулась к Чероки. - Возьмите, что вам нужно и полезайте на место рядом с водителем - будете показывать дорогу. Планы не изменились.
Голос бывшей оперативницы звучал сухо и совсем неприветливо. Отряд подкрепления практически уничтожен, значит Жнецы рыскают и по пустыне, надежды на то, что они оставили  безлюдные местности в покое, оказались напрасны. Нового нападения можно было ждать в любую минуту.
Далекий крик перекрыл шелест ветра. С холма на севере кто-то спускался. Нет, не просто спускался, бежал. То и дело спотыкаясь, увязая в песке и продолжая кричать. Его заметили, всматриваясь в быстро двигающуюся фигуру напряженно и ожидая, что за спиной одинокого человека появятся преследователи. Никого. Лиса вскинула снайперскую винтовку, разглядывая бегущего мужчину через прицел. Глаза, черты лица в "прорези" арафатки показались ей смутно знакомыми.
- Не стрелять! - скомандовала инженер, опуская винтовку. Язвительную реплику Чероки она оставила без ответа.
Несмотря на странный наряд, по мере приближения человек становился всё более узнаваемым, и Лиса стиснула зубы, чувствуя, как на виске напряженно подрагивает тонкая жилка. Она уже знала, какой задаст вопрос и была почти уверена в неутешительном ответе старого знакомого. Журналиста Эдуарда Худякова.
Инженер выслушала его молча и так же молча кивнула на люк бронетранспортера. Придется потеснится, но ехать на броне теперь становилось слишком опасно. Сама она забралась на место рядом с водителем и Чероки, понимая, что у неё сейчас нет больше сил обсуждать подробности гибели еще одного отряда. Хан, будто уловив сдержанно-мрачный настрой командира, ничего не сказал, а лишь привычно прошелся пальцами по интерфейсу. Двигатели МАКО дружелюбно заурчали.
- Есть что рассказать о маршруте? - голос Лисы по-прежнему оставался сухим и лишенным каких-либо эмоций. Она активировала карту на навигаторе транспортника.
- Ставьте точку на карте и езжайте напрямик, а не по дорогам. Это в идеале, хотя потеряем много времени. Тут уж что нам надо - проехать быстро или безопасно. А теперь конкретно. Из Лос-Анджелеса в Финикс и обратно постоянно шастают как свои, так и чужие, так что можем нарваться, в том числе на воздушную технику. В Мохаве по Морнинг-Стар-Майн-роуд и Айванпа-роуд колесит банда мародеров со снайпером. Хорошим снайпером, - с ударением уточнила Чероки. - Неделю назад я прострелила ему руку, но не советую искушать духов и сидеть на броне в той зоне. В районе Келсо и Хейдена, подозреваю, находятся артефакты Жнецов. Много хасков, но мало других ублюдков. В районе Багдада, Амбой и Солтуса находились скопления беженцев. Хорошая цель для Жнецов. Возможно, там уже горы трупов. Это основное.
Выслушав женщину, инженер кивнула. До Индиал Уэлс оставалось еще триста километров. Путь не близкий, хорошо, если они доберутся туда к вечеру и не встретят по дороге сборщиков, мародеров, хасков и прочую жнецовскую мерзость. Впрочем, в столкновении с местными бандами тоже приятного было мало. Прежде всего потому что в такое время приходилось уничтожать себе подобных.
- Кому стоим, чего ждем? Маршрут проложен, - нетерпеливо произнесла Лиса, и МАКО резво рванул по шоссе на север.

Ехать пришлось довольно долго, а пустынные пейзажи почти не менялись: всё те же сероватые  холмы с редкими чахлыми кустами, всё то же яркое небо без единого облачка, всё та же извивающаяся лента шоссе с желтой полосой посредине.
Часов около семи стало темнеть, и ослепительная линия горизонта неожиданно заиграла всевозможными красками, от бледно-розового, до мрачного, сизого, предгрозового. Появились облака, в отблесках заходящего солнца казавшиеся диковинными существами, только что сошедшими со страниц фэнтези. Бронетранспортер бодро выехал на вершину холма и замер - перед путешественниками открывалась огромная равнина и вид на поселение, окруженное металлическим забором. Судя по карте, это и был Индиал Уэлс.
Странно. Ни огонька, ни звука. Лиса вопросительно взглянула на Чероки, но та вряд ли могла что-либо добавить к уже сказанному.
- Проверим. Джен, Рита, Филлип, за мной. Остальным рассредоточиться. Прикроете, - инженер выпрыгнула из МАКО, на ходу снимая с креплений "Разоритель". Под защитой двух биотиков группа была в относительной безопасности. - Обойдем справа и перелезем через забор, по счастью, он не высокий.
Действительно, толстые железные листы были менее двух метров в высоту и вряд ли могли защитить поселенцев от серьезной атаки. Скорее всего их установили недавно, для того, чтобы помешать быстрому передвижению баньши и опустошителей. Для юрких хасков и мародеров такой забор не был значительной преградой.
- Полезли! - ухватившись за край, Лиса легко подтянулась, перекинула правую ногу через слегка скрипнувший лист железа и через секунду была уже возле маленького вагончика, примыкающего к забору. Собственно, из таких вагончиков и трейлеров для путешествий и состоял Индиал Уэлс - временное поселение для людей, решивших, что они смогут затеряться в огромной пустыне.
- Осмотрите здесь всё, - отрывисто бросила Лиса. - На засаду не похоже, но будьте повнимательней. Грин, Чероки, Худяков, спускайтесь в поселок, - проговорила она в комлинк. - Остальным - продолжать наблюдение.
Инженер распахнула дверь ближайшего вагончика  и невольно отшатнулась. На неё смотрели выпученные человеческие глаза, казавшиеся в свете заката еще более страшными, огромными, подернутыми красно-розовой дымкой. Глаза существа, скончавшегося в жутких муках.
Грудная клетка разворочена, как клещами, наверняка работа баньши, - Ермолова склонилась над телом мертвой женщины. - Выраженное трупное окоченение, значит с момента смерти прошло более 6-ти часов, но менее 24-х. Здесь недавно были Жнецы? Генерала Юй убили? Забрали с собой?

Офф

Вы можете осмотреть поселение. Проходы между вагончиками и трейлерами небольшие, кое-где на стенах видны следы пуль и осколков. Однако трупов не много, всего человек десять. В одном из вагончиков вы найдете спрятавшегося ребенка. Мальчик лет восьми скажет, что сначала из поселка уехал "важный военный" с отрядом, а спустя полчаса на Индиал Уэлс напали хаски. Некоторых людей убили, а некоторых увели с собой.
Так же в трейлере, выглядящем более презентабельно, чем другие, вы обнаружите датапад с письмом.

Дорогая Тилли.

Я счастлив, что мне выдалась возможность написать эти последние строки для тебя. На рассвете я буду вынужден уйти к найденному мной космопорту и бросить людей в Индиал Уэлс на произвол судьбы, точнее оставить их на растерзание хаскам. Наверное, меня объявят предателем, но есть нечто более важное, чем жизни гражданских, и я должен это сохранить любой ценой.
Тебе незачем терзать себя из-за прошлых историй, я тебя давно простил, и сейчас отправляюсь в путь с легким сердцем. Прости и ты меня за то, что так долго  не мог забыть старые счеты.
Впрочем, ты наверное и так всё знаешь, мы всегда понимали друг друга без лишних слов.
Передай Трофимову, что он был мне хорошим товарищем, он поймет. Я уверен, что когда закончится война, вы будете очень счастливы. Прощай.

Подписи нет.

Офф2

Поскольку ГМ-а сейчас в квесте нет, по возможности двигаем и развиваем сюжет самостоятельно.

+2

17

- Ребят, пару фляжек подайте, - она и сама внезапно пить захотела, дико, будто воды сутки не видела. - И что-нибудь из еды, - из люка БТРа показалась рука с зажатыми батончиками. Рита схватила их не глядя, чувствуя как подташнивает от приевшегося вкуса. На горизонте показался человек. Крик его летел издалека, утопая в песках пустыни. Рита бросила удивленный взгляд на Чероки, после произнесенной ею реплики, мол, а тебе то что, но ничего не сказала.

Показавшийся мужчина выглядел очень усталым и потрепанным. И наверняка был голоден
- Что случилось? - Спросила она, протягивая ему руку наравне с другим солдатом, помогая забраться на БТР. Нелепость своего вопроса она четко осознавала: разве сходу все расскажешь? Обычно подобные истории озвучиваются у батареи обогревателя в палатке, когда с неба льет дождь, а под навесом остаются несколько, согреваемые алкоголем и теплой беседой. Именно тогда всплывают подробности и приукрашаются события давно минувших дней. - Я Рита.

Человек тут был отдан на попечение коллег, а  Рита позвала девиц из отряда подкрепления.
- Пойдем, ракеты достанем, - махнула рукой Чероки, предлагая спуститься вниз, за ней. Пока она доставала боеприпасы для проводника, то терзалась мыслью, почему все плохое, что только может случиться, обязательно случается? В голове рисовался самый ужасный сценарий развития дальнейших событий: их атакуют несколько жнецов сразу, обступает круг баньши и налетчики нападают стаей закованных в броню демонов. А потом, вопреки всему, они не умирают, а возрождаются бестолковыми и злобными хасками... От Чероки, помимо аромата гари, сходил тонкий запах курева, настолько сладостно приятный, что Рита невольно сглотнула, шумно втянув воздух.

Перед тем, как транспорт тронулся, Рита примостилась на свободное местечко рядом с Грином и спросила, не завалялась ли у него случайно сигаретка. Дорога оказалась долгой. Рита ждала, что вот-вот они остановятся, а они все ехали и ехали, даже не думая делать передышку, и она задремала, не заметив, как голова опустилась на плечо Грина, и стиснутый в руках шлем, едва не упал, зацепившись ремнем за расслабленные пальцы.

Бронетраспортер на удивление плавно остановился. Проснувшись от начавшейся возни и внезапно громких разговоров, Рита зевнул, потирая глаза. От сна она чувствовала себя как гнилое яблоко, поэтому поклялась себе упасть снова спать при первой же возможности. Натянув шлем, она вылезла и, жадно вдохнув прохладный вечерний воздух, опустила плотное стекло.
- Проверим. Джен, Рита, Филлип, за мной.
- Идем. - Коротко ответила Рита. Старый состав, не считая Фила. Ощущение, будто всю жизнь с Лисой и Джен работала, наделяло, несмотря на обстановку, спокойствием. Все будет хорошо.
Высокие листы жесткого метала местами проела ржавчина. Закинув "Чакру" за спину, Рита подтянулась на руках и перелезла, спрыгнув наземь. Мертвую, давящую тишину опустевшего Индиал Уэлс нарушали редкие крики койотов и далетавшие из-за горизонта раскаты грома.

Прохаживаясь между трейлерами, Рита без интереса заглядывала в окна: живых, похоже, здесь не было. Ей требовалось найти уединенное место, чтобы справить малую нужду. Низ живота неприятно тянуло. Затесавшись между парой близстоящих домов на колесах, она опустилась на корточки, готовая расстегнуть нижнюю броню. В пустоте крылечных ступеней что-то шевельнулось. Кто-то. Рита низко наклонилась, потом и вовсе легла на землю, заглядывая в проем. В нее уставились два блестящих человеческих глаза.
- А я думала это собака, - выдохнула Рита, потянувшись за ребенком. - Ты как туда попал, малой? - В маленьком расстоянии между ступеньками и землей ребенок сумел шарахнуться от протянутой к нему руки, и быстро попытался пролезть под вагончик.
- Да стой ты! - Рука ухватилась за обтянутую джинсом лодыжку. Рита потянула. - Не бойся, я помочь хочу.

Ребенок сделал слабую попытку сопротивления, а после позволил себя вытащит на свет заходящего солнца. Испачканное лицо обрамляла свежая царапина вдоль щеки. Серые, наполненные слезами глаза, жалобно смотрели сквозь спутанную челку русых волос. Маленькие руки прятались в карманах широкой, не по размеру, кофты. Он часто дышал и смотрел не моргая.
- Меня зовут Рита, - Ро снова присела на корточки, вспомнив, что так и не сделал то, что хотела. - Мы из Альянса. - Почему она именно это сказала, она не знала. Само вылетело. Хотя и правда. Отчасти. - Что с тобой случилось?

Мальчишка смотрел, закусив губу, будто не верил. Налетевший ветер взъерошил русые волосы и принес свежий запах грозы. Поежившись, ребенок тихо произнес:
- Все, наверное, умерли.
Рита обняла его и он замер, а потом расплакался, уткнувшись лицом в броню плеча. Захлебываясь слезами, мальчишка рассказал, что зовут его Кори и ему уже восемь, что он видел как напали хаски и том, что мама велела ему спрятаться; о том, что здесь был важный человек из армии, но он со своими людьми покинул поселение незадолго до появления монстров. Еще немного поплакав, Кори немного успокоился, и сообщил, что в обиде на того военного, который их бросил и даже не ответил на сигнал бедствия, когда его отец пытался наладить связь через оставленный у них передатчик.
- Понятненько, - задумчиво потянула Рита, всматриваясь в даль. - А теперь веди себя хорошо и не отходи от меня, окей?
В ответ пацан кивнул.
- Все будет хорошо?
Ахах, с чего это вдруг?
- Ага.

Рита сомневалась, что передатчик, о котором упомянул Кори, был на одной волне с генералом Юй, да и существовал ли он вообще? Возможно, его отец имел обычную рацию. Но эту зацепку стоило проверить, пока они здесь, о чем она и сообщила своим.

+2

18

офф

Перенесен вперед Эдуарда в связи с пропажей последнего.
И да. Кот, естественно, мог ничего и не записать.))

Грин представился сначала девушке с индейским прозвищем и ее спутнице, потом - человеку, который прибежал к ним, Эдуарду Худякову. Добежал, повезло. Передал фляжки с водой. Послушал про маршрут.
Рита спросила сигарету. У него были - несколько штук в мятой пачке в кармане. Протянул.
- Бери сколько надо.
"А ведь раньше не курил", - подумал вдруг. Действительно, не курил, был всегда за здоровый образ жизни. Странно... Теперь и правда казалось - странно.
А потом молча сидел, думал о том, что будет дальше - фактически, они узнали о потере сразу двух отрядов Сопротивления, вот здесь, в этой пустыне, а значит и им запросто мог повстречаться кто-нибудь в любую минуту.
Или, может быть, о том, что такие вещи, которые совсем недавно могли быть разве что новостями из каких-нибудь далеких колоний, теперь стали повседневной реальностью. И в общем-то, никого не удивляли. И даже... не огорчали, если речь не шла о друзьях. Или по крайней мере о знакомых.
А для окружающих - бездумно щелкал по инструментрону, собирая закрашенные кубики в сплошные ряды, которые потом рассыпались. Эта игра, которой стукнуло вот уже двести лет, была, наверное, вечной. Разумные расы уничтожат, а те, кто придет им на смену, найдут где-нибудь файлы и будут думать, что это было оружие против Жнецов... постоянно заполняющаяся и мгновенно рушащаяся стена. Жуть, если вдуматься.
Задремавшую Риту он будить и спихивать не стал. Зачем?

- Приехали, - потормошил ее за плечо, когда Мако остановился. Она протерла глаза и полезла из транспортера. Грин тоже выбрался, следом за остальными.
А красиво тут было, на вершине холма. Небо, облака, воздух. Сюда бы в хорошей компании, да вот и с этими девчонками - только не на войну, а с грилем бы, и парой-тройкой бутылочек чего-нибудь вкусного. Почему-то представилась Рита в легком летнем платье (а не надо было на нем спать и волосами своими залезать под нос, он уже и забыл, как это волосы у них пахнут). Роберт отогнал ненужные совсем мысли.
- Проверим. Джен, Рита, Филлип, за мной. Остальным рассредоточиться. Прикроете.
- Понял, - ответил, проверяя термозаряд в пистолете. Биотика - что ее проверять, она всегда была при себе.

Все было тихо. Но тишина такая - вот уж это усвоил прекрасно за последнее-то время - не позволяла раздумывать о посторонних вещах. В любой момент можно было ждать... Да чего угодно, собственно.
Впрочем, дождались только сообщения от Лисы в комлинк:
- Грин, Чероки, Худяков, спускайтесь в поселок.
Роберт посмотрел на Чероки, хотел сказать что-нибудь, но передумал. По делу - нечего, а просто так... что тут скажешь?
- Да, спускаемся.

Поселок был маленький и пустой. Тишина тут стояла. Страшная тишина. Похоже, живых в Индиал Уэлс больше не осталось - но все-таки он пошел осматриваться, держа наготове оружие и руку для удара биотикой.
Один трейлер выглядел получше других, хотя и был таким же опустевшим. Грин зашел внутрь, и в глаза ему бросился датапад, лежавший прямо на полу, но, кажется, рабочий. Читать чужие письма Роберт не привык, это было неправильно, дико, так не делали порядочные люди...
Впрочем, порядочные люди не делали так в мирное время. Он включил датапад, начал читать. Сначала со смешанным чувством стыда и горечи - ему попалось чье-то очень личное прощальное письмо. А потом все с возраставшим интересом.
"Ушел к космопорту? Бросил людей? Это кто же, интересно, мог такое написать?"
Потом там снова пошло про личные истории, Роберт нахмурился, просматривая текст до конца. Ну да, ничего важного. Но эти несколько строк...
Это письмо, пусть и не для чужих написанное, обязательно должна была прочитать группа, и в первую очередь - Лиса, как командир.

"Ничего себе! Выживший?" - Рита стояла с мальчишкой лет семи.
Как он выжил тут, в опустевшем лагере, среди мертвецов, Грин не понимал. И... его дети погибли, а сам он жил. У мальца же, наверняка, не осталось родителей, а он вот тоже жил. Несправедливость эта была настолько громадной, чудовищной, если задуматься о ней, что лучше наверно, было и не задумываться. А просто - прибавить, скажем, в голове еще одну галочку Жнецам - за этого вот пацана.
Рита рассказала про передатчик. Передатчик да, это могло быть важно. Даже очень.
- А вот, что я нашел, - в свою очередь, заговорил Роберт. - Письмо личное, но тут есть детали, которые кажутся мне важными. Да вот...
На рассвете я буду вынужден уйти к найденному мной космопорту и бросить людей в Индиал Уэлс на произвол судьбы, точнее оставить их на растерзание хаскам. Наверное, меня объявят предателем, но есть нечто более важное, чем жизни гражданских, и я должен это сохранить любой ценой.
Он зачитал эти строки с датапада и протянул его Лисе.
- Я понятия не имею, о чем "более важном" речь, да и не уверен, кто писал. Но... а тут вообще где-нибудь есть космопорт? - Он посмотрел на Чероки, которая, кажется, хорошо знала эти места. Не зря ведь именно она рассказывала про маршрут.

Вдруг из-за одного из трейлеров вышел... кот.
Великолепный такой кот, будто сошедший с довоенного дивана, откормленный, хоть и с немного свалявшейся шерстью, дымчатый, явно породистый. Он неторопливо вышагивал, подняв голову. И в общем-то, это было очень странно. Потому что во-первых, котов съели, а во-вторых... ну какой нормальный кот вот так гордо отправится к незнакомым людям? Да не к одному, к нескольким? Но факт оставался фактом - кот действительно был. И действительно приближался.
Роберт нагнулся, собираясь погладить его - он всегда любил этих нахальных лохматых тварей, - и коснувшись рукой макушки животного, понял, в чем дело.
У его младшего был такой.
У его младшего... Нет, сейчас не о том. Не стоило. Не надо.
- Это же Кот-нянька так называемый, робот, - сказал вслух. - Батареек хватает чуть не на полгода, и... - "да, а ведь точно же", - он записывает видео за сутки, потом стирает и переписывает заново. Ну, чтобы родители потом могли посмотреть, чем занимался ребенок. Если нам повезло и он вдруг зашел в удачное место, мы можем и узнать что-нибудь о том, что было "на рассвете".

+2


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 8.7(2) [Этот мир – наш Ад]