Пишет Jonathan Stinger в "Most Wanted"
Огни ночного города неспешно расплывались за окном автомобиля. О былой спешке и овердрайве напоминает лишь отголоски воспоминаний в сбитом стуке сердечного ритма. Ухоженный азиат в выглаженном черном костюме расслабленно ведёт авто вдоль долгой прямой магистрали. Он никуда не спешит, потому что знает: это его дорога, его территория, на которой действует закон его братьев и сестёр. Взгляд женщины с ярким макияжем и откровенным облачением падает на гонщика...
читать пост >>

Разыскивается Грант

Разыскивается лидер непобедимого кроганского отряда "Аралах", неустрашимый и могучий воин, Истинный Кроган, пред которым трепещет Галактика - Урднот Грант!

ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней.

"Тримурти" - Люси Уайлд
"Духи злобы Поднебесной" - ГМ
"Осада" - Джаннис Моро
"Раскрывая тайны Цитадели" - Аано Кериус
"Песнь сирены" - Драг'Хэш
"Этот мир – наш Ад" - Рита Ро
"Город грехов" - Сэм Роко
"Потерянные гробницы" - Джаннис Моро

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2186 год. Жнецы атакуют.

АМС:
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, люди

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.0 [Академический интерес]


Эпизод 9.0 [Академический интерес]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s0.uploads.ru/EHG0O.jpg

Академический интерес
Тип квеста: сюжетный
Дата: 24 декабря 2186 года.
Описание:
Во время вторжения Жнецов, несмотря на закрытие большинства школ, некоторые учителя и ученики всё еще остаются в Гриссомской академии, в основном для улучшенной подготовки  и освоения экспериментальных технологии для Альянса. Но 24 декабря 2186 года, после появления в Туманности Петра Жнецов, и они вынуждены запросить срочную эвакуацию.
Увы, первым на сигнал откликается  "Цербер", но вряд ли солдаты с черно-рыжими символами на броне собираются просто помочь попавшим в беду детишкам. Более того, в самом начале вторжение проходит незамеченным для Альянса, ведь церберовцы подделали турианские коды и сообщили, что студентов эвакуируют корабли Иерархии.
По счастью, подмену вовремя удается распознать, команда Альянса и сочувствующих спешит навести порядок.
Участники:
Цербер: Кассия Македонская, Артур Новак
Студенты: Люси Уайлд, Гаррет Уайлд
Альянс: Араши, Питер Линкольн, Оуэн Тэйлор, Мэгги Палмер
Дополнительно: возможны травмы персонажей.
Очередность: Гаррет, Люси, ГМ, пан Новак, мисс Македонская.
Альянс вступает в игру чуть позже.

Тема для обсуждений:
Эпизод 9.0 [Академический интерес]

0

2

Гаррет и Люси

Близится Рождество и Новый Год, но обстановка в Гриссомской Академии становится всё более напряженной. После "временного закрытия" здесь еще находятся добровольцы - преподаватели и студенты. Они решили и дальше совершенствовать свою подготовку, осваивать новые технологии, понимая, что совсем скоро Альянсу потребуется любая помощь.
К сожалению, остаются на станции некоторые учащиеся и более младшего возраста. С их родными не удалось связаться во время первой волны эвакуации, а пункты для беженцев практически везде переполнены. И всё же Академия потихоньку живет своей новой жизнью, готовится к праздникам, смотрит новости по телевидению и экстранету.
Но всё меняется вечером 23 декабря. Эллизиум с его программами, Санта Клаусами и подготовками к празднествам, пускай на этот раз довольно скромным, пропадает с экранов. Последнее, что видят курсанты Академии - это ведущую какого-то популярного ток-шоу, с перекошенным лицом кричащую о появлении Жнецов. Общие каналы тоже отключаются, а по закрытым директор Академии Кали Сандерс принимает тревожные сообщения о вторжении. Она посылает запрос о срочной эвакуации, на который, о чудо! - очень быстро откликаются несколько турианских фрегатов. На сборы у вас остается менее трех часов. Далее всем следует собраться в столовой с вещами, а после группами, чтобы не создавать паники, преподаватели должны отвести учащихся в доки.

Р.S. Придумывать собственных НПС, взаимодействовать с ними и с канонами, такими как Кали и Джек - разрешается. Все вопросы можно задать ГМ в ЛС.

0

3

Цербер

Свет миллиардов звезд привычно мерцал за иллюминатором комнаты для брифингов. Крейсер "Чогори" приближался к ретранслятору.
Не то чтобы полковник Джойс Уитер не гордился своим кораблем и командой, за последние годы  он даже успел к ним привязаться, но будучи опытным военным с большим стажем службы как в Альянсе, так и в Цербере, считал себя достойным большего, потому назначение командующим операцией в Гриссомской Академии для сорокалетнего офицера стало настоящим прорывом.
Джойс понимал, что не смотря на кажущуюся легкость поставленных задач, успех данного предприятия очень важен для Призрака. Это не только возможность проявить себя, но в случае удачи и шанс заслужить повышение. А там... Впрочем, талантливым стратегом Уитер никогда не был и слишком далекие планы на будущее строил редко.
- Итак, полагаю задачи ясны, и попрошу вас отнестись к миссии со всей серьезностью, - полковник обвел всех присутствующих в комнате для брифинга строгим взглядом. - Контингент из предоставленных вам списков должен быть доставлен на корабль в целости и сохранности. Грубого применения силы и нежелательных инцидентов постарайтесь избежать. В этом вам помогут наши специалисты, мистер Новак и мисс Македонская, - Джойс кивком указал на Артура и Кэсси. - Капитан Дабловски, вы командуете группой захвата. Напоминаю, в Академии считают, что спасать студентов прибыли турианцы, и проблем с высадкой возникнуть не должно. Постарайтесь не проявлять излишнего усердия... Миссис Саммер, ваша обязанность - взятие под контроль узлов связи.
- Есть, сэр, - сухо проронила полная брюнетка в очках. Хотя Джойс слыл среди подчиненных командиром довольно добродушным, субординацию он требовал чтить свято и обращаться друг к другу исключительно по уставу.
- Будут ли еще какие-то предложения или коррективы от присутствующих?

Техничка

В целом план операции довольно прост. Система безопасности Академии не слишком совершенна, и закрытых доков на станции не имеется. Поскольку на стыковку дано добро, солдаты Цербера должны высадиться на посадочных площадках во всех пяти шлюзах, миновать пункты охраны и захватить интересующих Цербер студентов. Жизнями остальных можно пожертвовать. Внешние камеры предусмотрительно отключены техниками Цербера.
Забегая вперед, шлюз, где высаживается ваша группа, представляет собой небольшую платформу, за которой дверь, оснащенная сканерами. С левой стороны, за пуленепробиваемыми стеклами, комната охраны. В конце коридора уже показалась группа студентов, собирающихся на эвакуацию. Завидев солдат в церберовской форме, они испугаются и побегут назад.
Разумеется, такой сценарий будет разворачиваться, если вы не посоветуете полковнику Уитеру что-то иное. За результатами можете обращаться к ГМ в ЛС.

НПС для наглядного представления

Полковник Джойс Уитер

http://s6.uploads.ru/hRcX4.jpg

Капитан Гарри Дабловски

http://sf.uploads.ru/MtIgq.jpg

Инженер Алексия Саммер

http://s8.uploads.ru/Sk57q.jpg

Очередность: Артур Новак, Кэсси Македонская

+1

4

Списки, списки.
Угловатые обрывистые строчки, перемежающиеся цветными прямоугольными пятнами – фотографиями. Вновь – списки. Личные дела. Досье. Информация отпечатывается в памяти как будто с тихим стрекотом, похожим на еле слышный стрекот секундной стрелки, оббегающей чуть потускневший от времени циферблат.
Цветных пятен становится больше –  свидетельств побед, успехов, достижений юных умов Галактики. Приложения файлов в виде сведений о семьях, ближайших родственниках и друзьях. Все понадобится, все принесет пользу.
Новак касается слегка ноющего виска, переключая кнопку на визоре. Одна из последних, и крайне полезных разработок «Цербера», созданная наподобие тактического дисплея – важнейшие из личных дел студентов Академии голограммами мелькали перед глазами. Здесь это также был своего рода тактический дисплей, который позволит психологам «Цербера» избрать наиболее удобный и наименее кровавый путь к победе.
Академия имени Джона Гриссома интересовала «Цербер» уже давно. Неудача, которую потерпел Джиро Тошива в деле Джиллиан Грейсон, агентов отнюдь не смутила. Контроль за персоналом, подбор охраны стал, безусловно, намного тщательней и серьёзней, даже сложнее, но внедрить своих людей в Академию, тем не менее, оказалось возможным. Четкий расчет на человеческий фактор, на гуманность руководства – а ведь именно такой была Кали Сандерс, плюс филигранно подделанные сведения. Даже не сведения – так, штрихи к биографии, и в Академии появляется свой человек. Безусловно верный делу «Цербера», для которого эти студенты – не просто юнцы, которыми так гордится Альянс, но поистине будущее прогресса человечества. Им выпала великая честь, и они станут чем-то бОльшим, нежели то, к чему их готовят.
В виске кололо все сильнее. Мерное гудение системы жизнеобеспечения не убаюкиваю, но ненужным образом расслабляло. Новак знал, что утомлен, и что к предстоящей операции лучше не приступать, не отдохнув как следует, но время решало все. Неумолимым кругом секундной стрелки по потемневшему от времени циферблату оно подвело его еще на минуту ближе к часу брифинга. Новак взглянул на часы, не снимая визора, и двенадцать цифр причудливо просветились сквозь строчки выдержки из какой-то статьи о каком-то юном гении математики. Он уже привык к тому, что к двадцати четырем часам земного времени ему приходится или прибавлять, или отнимать несколько часов. Инструментрон здесь ему был даже ни к чему.
Секундная стрелка обежала еще круг, обведя улыбающееся лицо подростка золотистым следом. Визор лег на низкий столик, находившийся под рукой, и Новак еще с полминуты сидел, закрыв глаза, видя сияющую нить, бегущую по кругу. Стирающую разноцветные пятна фотографий, делая пространство перед ним идеально черным. Расслабляющим.
Пальцы шевельнулись, поднялись к вискам, последовательно нажимая несколько точек на черепе. Под челюстью, за ушами. На самих руках, на запястьях – иголка в виске словно истончилась, стала менее заметной. И вот, наконец, пропала вовсе.
Он был готов.

В зале для брифинга Новак неприметной тенью расположился так, чтобы иметь возможность наблюдать за всеми  присутствующими. Уитер. Уитер-Уитер, «сэр колонель», как издевательски пошутил про него однажды кто-то из бойцов. Сейчас этот боец больше так не шутит. Не до юмора ему, ныне индоктринированному,  даже над полковником Уитером – идеальным образчиком человеческой породы человека-винтика. Верного служаки, тупого упрямого кабана, страшного в гневе и гнетуще прямолинейного. Такому ни к чему даже индоктринация – он не думает, а исполняет, более всего страшась неудачи, и, как следствие – нагоняя от начальства. Кабаньи глазки на миг уставились на Новака, вслед за кивком. Нас с Македонской вы здесь лишь терпите, господин полковник. Терпите? Терпите. Вы получили указания касательно максимально бережного обращения с захваченными студентами, но станете следовать им лишь потому, что они идут с в е р х у. Там же, куда взор недремлющего ока начальства не может достать, вы предпочитаете действовать привычными вам силовыми методами. Верный пес – Дабловски – недалеко ушел от вас, и именно поэтому присутствие здесь Проповедника так напрягает. Естественно – ведь на любом задании могут случиться неприятные инциденты, о которых хотелось бы умолчать в рапорте, а специалист по связи и взлому у вас уже есть – Саммер. Проворна и исполнительна, как все азиаты, и индоктринация идет ей на пользу. Ни к чему здесь Новак, верно, полковник? Ни к чему вам и Македонская, нонкомбатант. Что они могут, спрашиваете вы себя, полковник? Переговорить с перепуганными сосунками? «Ах, Билли, тебя в детстве били?» - Новак позволил себе невесомую змеиную усмешку, поднимаясь со своего жесткого стула, и выходя в центр брифинг-помещения.
- План эвакуации Академии перед вами, - голо-проектор над круглым столом засветился схемами коридоров, в которых пунктирными линиями переливались стрелки. План строения станции совсем не изменился, еще со времен Джиро Тошивы. – Наш человек в Академии получил необходимые приказы, и будет ждать группу высадки близ стыковочной площадки. Лица гражданской наружности вызовут меньше подозрений, - «естественно», - чем толпа вооруженных солдат.
Новак медленно взглянул на Кассию, и змеиная улыбка чуть задержалась на его лице.
- Сканирующее оборудование в зоне стыковки будет отключено. Внешние камеры? – получив утвердительный кивок от азиатки, Новак продолжил:
- Камеры внутри стыковочного рукава также будут деактивированы. Первую группу объектов мы сможем получить без лишнего шума. В дальнейшем же ситуация окажется стандартной, - лицо индоктринированого Дабловски не дрогнуло и мускулом. Зато старый кабан сощурился, раздувая ноздри. Новак же уже унесся мыслями вперед – на мгновение, в расчеты дальнейших маршрутов и сопоставление возможных потерь.
- Капитан, - и Дабловски шевельнул тяжелыми веками. Взгляд блеснул призрачной синевой имплантатов, - стратегически важными целями также являются преподаватели Академии. Их биотика – чересчур ценный ресурс. Брать живыми, - чего это может стоить, правда, понимали все. Грозная сила Подопытной Ноль однажды уже многое доказала и показала «Церберу».
- Доктор, таких указаний у меня не имеется, - старый кабан забеспокоился. Его лидерство оспаривается, и кем? тщедушным мозгоправом, надо же.
- Они имеются у м е н я, - ровно ответил Новак, и полковник осекся. Правильно, «сэр колонель». Не забывайте, к т о наблюдает за вами.
Полковник Уитер наклонил голову, соглашаясь, и громко, шумно вздохнул.
- Готовьтесь к высадке, - скомандовал он, и Новак отступил в тень, наблюдать из которой всегда удобней всего.

Для Кассии

Готов к сотрудничеству и возможной совместке.

Отредактировано Artur Novák (4 декабря, 2016г. 13:49)

+2

5

Совместно с мистером Новаком.
Все рано или поздно заканчивается. Завершается, ровно как и такт сердца, или прерывается точно так же, как находит свой конец в неисчислимом притяжении черной дыры луч света. Кассия знала это на собственном опыте, и не ожидала чуда от происходящего.
А происходило чертовски много на данный момент. Чай, не каждый день на твой маленький мирок спускаются закованные в толщи полимерного металла левиафаны. Точнее копия. Или же дубликат. Кому как угодно, синонимов много, а суть – одна, неизменная, и непреклонная.
Македонская совсем малость склоняет голову к плечу и открывает глаза, внимательно смотря в пол, а после поднимая глаза на человека, который объяснял суть будущего задания. Она стоит поодаль, упирается плечом в дверной косяк, не давая двери закрыться, и глядит поверх голов.
Джойс Уиттер, мужчина хорошо за сорок, полковник Цербера, служит практически с самого основания организации, но особыми заслугами, действительно достойными внимания, не отличался. Попросту выполнял свою работу, не более, не менее. В ненадежных и подозрительных связях точно так же не замечался. Серый человек в рядах Цербера, приуроченный к тому, чтобы быть «о д н и м  и з».
Женщина костяшкой указательного пальца разотрет пространство под левым глазом, зудящее из-за повышенного давления и возвратится вниманием к мистеру Уиттеру.
- Итак, полагаю задачи ясны, и попрошу вас отнестись к миссии со всей серьезностью, - более чем, мистер Уиттер.
Академия имени Джона Гриссома являлась одним из тех стратегически-важных объектов, так необходимых Призраку, и поэтому Цербер не пожалел на это задание людей. Пусть, и даже с таким ничем особым не выделяющимся командованием. В большинстве своем подобные солдаты необходимы только для олицетворения власти, ведь куда многим сложнее спорить с человеком, или инопланетянином, который находится в другой, большей, весовой категории. За них решают другие, и Кассия была с этим знакома из первых рядов.
Другие.
Периферией Кассия заметила худощавую на фоне вояк фигуру в противоположной части зала. Артур. Мистер Новак, что занял свое место, привлекая минимум внимания.

Иллюзия, что кадетов академии прибудут спасать турианцы. Те самые турианцы, которые в свое время приняли человеческую расу за угрозу миру, подконтрольному Совету. Наивно, но в нынешних условиях хочется доверять каждому, кто мог бы хоть как-то помочь спастись. Ведь угроза есть куда более опасная, чем Цербер или отголоски войны Первого Контакта. Кассия щурится на искусственное освещение и вновь касается пространства под глазом. За последние три дня она спала не более десяти часов.
Пришлось таки проявить интерес, когда слово вставил Новак. Жилистый, он хоть и был мельче солдат Цербера, но смотрелся достойно, и держался с должным уважения видом.
Она слабо улыбнулась углом рта, когда встретилась с ним взглядом, соглашаясь с каждым его словом. Почти. Только оговорки по поводу преподавателей Гриссома. Особо опасных, что могут порушить планы, биотиков, следует убить, если нет возможности доставить их в целостности до исследовательской лаборатории.

- Артур, - окликает женщина коллегу в коридоре, неспешно нагоняя его. Он остановился, плавно разворачиваясь.

«Артур». Небольшая фамильярность, столь привычная обоим, сейчас кажется, как минимум, излишней. Ненужное внимание, обращенный в их сторону взгляд Уитера, неизменно раздражающий Новака – и, как следствие, потеря последним столь ценной сейчас концентрации. Легко сожаление по поводу невозможности немного помедитировать коснулось его, и отпустило. Теперь его внимание было всецело обращено на Македонскую, которой пришлось бы проявить все свои навыки психолога, дабы прочесть мысли Новака по его лицу.
- Да, пани? – говорит ровно, холодно, и неизменно. Македонская останавливается и передает ему один из двух пистолетов, заблокированный петлей, отомкнуть которую может только код с инструментрона того, кому он предназначается, с зарядом ровно на четыре электрических импульса  в каждом, рукояткой вперед.
- Руководство дало приказ использовать в случаях крайней необходимости. В общее использование еще не поступило, - не станнер, нет. Станер лишь выбивает дух, а этот пистолет способен лишить сознания на время от десяти минут, до получаса. – Боятся, что дети пострадают.

Легкая, но внушающая чувство необъяснимой надежности вещь. Новак покачал в ладони незнакомое оружие, на автомате включая инструментрон. Поразительно. Синхронизация моментальная. Краем сознания определил, в какое крепление на его броне это оружие ляжет удобней всего, двинул рукой себе за спину. Кто-то из бойцов Дабловски, прорысивший мимо, глянул на психолога снисходительно – ишь, дескать, кабинетная крыса, а все туда же, с пушкой балуется. Подавив усмешку, Новак поднес к энерго-пистолету включенный инструментрон, и блики рассеченных голографических окружностей закачались над рукоятью.
- Уместно. Благодарю, пани Македонская, - внимательный взгляд. «Предполагается, что такое оружие достанется кому-то еще?» - не звучащий, но четкий вопрос.

Женщина лишь на чуть более долгий срок прикрыла глаза, качнув отрицательно головой. Придется ли самой Кассии нажимать на курок, чтобы вывести из строя зарвавшегося в собственной силе ребенка? Она не была солдатом, и даже не биотиком, и не могла противопоставить против какой-то малолетки, натренированной на контроль массы, действительный отпор. Особенность пистолета в том, что скорость выстрела его был ниже, чем у обыкновенного огнестрела, а значит, кинетический щит его проигнорирует. То, что нужно в мерах самозащиты, когда слово уже не может спасти.

Церберский фрегат имел отпечаток турианского крейсера, и по габаритам выглядел примерно так же. Конечно, технологии Цербера в разы отличались от техники турианцев хотя бы внешне, и это было, пожалуй, единственное слабое звено в плане, но и оно было предусмотрено – внешние камеры наблюдения выведены из строя, а изображение – заменено.
Все это стало обыденно. Действия Цербера, кардинальные, с плеча, - нечто привычное и принятое. И являясь одним из звеньев сложной многоярусной системы, Кассия уже перестала ощущать весь груз ответственности на своих плечах, и просто делала то, что требовалось для достижения общей цели. И сейчас задача обстояла забрать детей из академии Гриссома, дабы передать их исследовательской лаборатории для увеличения их потенциала. На документах оно звучит именно так. На деле малолеток превратят в основу для опытов над поиском золотой середины между разумом и контролем индоктринации. Оно еще так же значило, что после этого задания у мисс Македонской будет много работы.
Едва заметная дрожь обшивки казалась уже чем-то неотъемлемым после нескольких часов полета, и разница бы обнаружилась только в момент схождения на берег.
Ученая находилась на нижней палубе, когда по кораблю отдали приказ о подготовке к захвату. Внутри сжалось на какие-то несколько секунд, чтобы отпустить в последующий же вздох. Судно дрогнуло, знаменуя об швартовке, и Македонская встала со своего места, направляясь к стыковочному рукаву.
«Лица гражданской наружности вызовут меньше подозрений…» - она закрепила шлем легкой экипировки на бедре, когда как солдаты вокруг были с уже зашоренными забралами.
- Через кпп пускать по двое, - говорит Кассия, останавливаясь и снимая блокировку со своего пистолета, такого же, как у Новака, - Не пренебрегать трехуровневой системой проверки – объяснить как вынужденную меру пресечения несанкционированной транспортировки потенциально опасных предметов. Особо строптивых – усмирить.
Женщина скользнула взглядом по Новаку и подняла на уровень груди инструментрон, пересылая в Академию полученные от Артура поддельные идентификаторы. Мера предосторожности, если в Гриссоме заинтересуются.

Сердце стучало неторопливо и размеренно. Спокойствие буквально снизошло на Новака, стоило ему переступить порог шлюза корабля. В потоки сигналов, которыми обменивались Академия и судно «Цербера», тонкой паутинкой незаметно вплелся сигнал от агента – «четвертый стыковочный док». Новак шагнул меж расступившихся бойцов, сделал им шаг отступить назад. С шипением разошлись створки шлюза, замигал свет, искусственный голос невнятно пробубунил о завершении стыковки.
«Начали».
- Ну же, - поторопил он свою спутницу, главным образом, для тех испуганно белеющих лиц за толстым стеклом – детей и подростков, собранных для эвакуации. Позади всех мелькнуло темноватое пятно – лицо полноватого латиноамериканца. Сеньор Фелипе Морено,  более известный в «Цербере» как «Гроссмейстер». Шахматист, как следовало из прозвища, принятый на работу в Академию для развития способностей ее студентов, математических и логических. Что же, взглянем, чем ты успел их научить, дон Фелипе.
Новак и Македонская стремительным шагом пересекли расстояние, отделявшее их от студентов.
- Я доктор Альфред Каннингем, это моя коллега миссис Н’Кол, - биолог и метеоролог, волею судеб и капризами этой все перемешавшей войны оказавшиеся на турианском корабле. Любопытные глаза так и окружили их обоих – со всех сторон, любопытные и настороженные.
- А где турианцы? – пискнул кто-то. Так, все идет по плану.
- В других стыковочных рукавах, юноша. Еще успеете на них насмотреться, поверьте, - окинуть взглядом группку, чуть больше десяти человек, раздвинуть губы в профессиональной – доброй, искренней улыбке. – Мы работаем с Иерархией, и, раз уж такое дело случилось, решили помочь. Проходим на корабль. Ребята, не задерживаемся. Нам едва удалось ускользнуть от разведчиков врага.

Македонская улыбается, по-доброму и чисто, держа за душой абсолютное ничто, что хоть как-то могло повлиять на решения ее и вышестоящего руководства. Она смотрела на лица, перепуганные, тревожные, молодые, старшему из которых было от силы шестнадцать лет. Замечает совсем детей, едва ли отпраздновавших свой первый юбилей. Внутри лишь огорчение, ведь чем младше дети, тем ниже биотический потенциал, и тем более они бесполезны для нее. Жаль. Взгляд чуть дольше задержался на малышке со светлыми косами, переплетенные одной волной двумя цветными лентами. Умрет первой.
Статистика, в погоне за КПД, не более. Цифры в документах, расходный материал, способствующий достижению цели.
- Пожалуйста, проходите в стыковочный рукав, не толпитесь, по двое, вас встретят, - возможно, из Кассии была совершенная мать, если отринуть все факты, обозначающие, зачем она все это делает.
- Мистер… - она с наигранным вопросом в глазах смотрит на куратора группы кадетов, темнокожего мужчину.
- Морено, миссис Н’Кол, - подсказывает женщине человек, и без того уже знакомый с ученой.
- Мистер Морено, связь с Альянсом установлена? Как скоро подойдет подмога? – откровенное беспокойство, игра на публику, выдавая образ слабой женщины, которая очень беспокоится за жизнь детей, - Лаборатории, которые мы оставили, могут пригодится…
- Я передам эту информацию, - ответил Фелипе и обратился к детям, - Поспешим, за нами еще группы.
Кассия последовала за ними, общаясь с детьми и отвечая на их вопросы. Они были однотипны, значились и крутились вокруг жнецов и турианцев.
Первая двойка ступила в сканирующий блок.

Отредактировано Cassia Macedonian (11 декабря, 2016г. 12:26)

+3

6

Альянс

В то время, когда Цербер уже приступил к ложной эвакуации студентов, в штабе Альянса изрядно обеспокоены недавно пришедшим сообщением. Ведь, судя по полученной информации, все учащиеся успешно эвакуированы турианскими патрульными кораблями, однако командование союзников  ничего об этом не знает, более того, фрегат, якобы отправивший сигнал, не числится в турианском флоте. Связаться с Академией тоже не удается. Генерал Хэмлин принимает решение отправить к Эллизиуму разведывательный корвет со срочно собранной группой высадки на борту. Командование группой из десяти человек поручено капитан-лейтенанту ВКС Мэгги Палмер.

Но при приближении к станции пилот корвета сообщает о скоплении кораблей, скорее всего,  принадлежащих "Церберу". Несколько крейсеров, фрегат... И думать нечего о том, чтобы вступить в бой с предполагаемым противником. По счастью, ваш легкий корабль оснащен системой маскировки. Если удастся проскользнуть незамеченными, вы сможете пристыковаться к станции в одном из доков, желательно дальнем, чтобы вас не обнаружили раньше времени. Ведь в Академии явно происходит что-то неладное. Командуйте, капитан!

Техничка.
Помимо капитана, а группу входят Араши и МакДойл. Оуэн Тейлор прибывает на станцию отдельно (для уточнения подробностей он может связаться с ГМ в личке). Придумывать собственных нпс, вести с ними диалоги - разрешается.

Очередность: Оуэн Тейлор, Мэгги Палмер, МакДойл, Араши

0

7

Из тревожной дремоты её вырвал необычайно громкий звук падения чего-то металлического о пол. Вздрогнув, Мэгги оглянулась - никто, кажется, ничего не заметил. Надо же, заснуть перед самым брифингом. Давно такого не случалось. Со вздохом женщина нагнулась и подняла выпавший из её рук датапад, выключая его и про себя пытаясь вспомнить когда последний раз нормально спала. Даже не высыпалась, а просто спала на койке больше четырёх часов в сутки. Видно, давно, раз вспомнить не выходит.
Глаза разболелись, будто после долгой работы за терминалом; потерев их, Мэгги проморгалась и сфокусировала взгляд на голографической панели, где появлялась первая информация о предстоящем задании.
Попахивало проблемами. Мало того, что эвакуация студентов Гриссомской академии произошла силами союзной Турианской Иерархии (и где хвалёные спасатели из родимого Альянса, когда надо прятать детишек? Почему не организовали эвакуацию силами того же гарнизона Элизиума - там наверняка можно найти хотя бы один-единственный фрегат или пару-тройку челноков, раз такая ситуация), за что им огромное спасибо, так ещё и поступали странные сообщения от этой самой Иерархии. Мол, никого мы не спасали, дел и так по горло. Затем вести стали поступать даже более подозрительные. И турианский фрегат, который спасал студентов академии, в войсках Иерархии не числился, и сама академия не отвечала. Полный комплект неприятностей.
- Ваша, капитан, и вашей ударной группы задача - любой ценой понять что происходит. Мы должны получить информацию и должны узнать кто на самом деле устраивает эвакуацию студентов и персонала Гриссомской академии.
Палмер кивнула, подавляя так некстати рвущийся наружу зевок, вытянулась по струнке и ответила:
- Задача ясна, генерал. Будут ли дополнительные указания?
Хэмлин внимательно посмотрел на командира разведывательной группы. Он устал, видел и усталость окружающих его людей. Им ничего не оставалось, кроме как держаться. В голове пронёсся девиз морской пехоты и генерал произнёс:
- Безусловно, эвакуация студентов и персонала на вас. Мы не можем оставлять их там, как и отдавать в руки противника. Ещё вопросы?
- Никак нет, сэр.
Пока что всё было предельно ясно.

Время до выхода разведывательного корвета из ретранслятора в системе Ветус Мэгги потратила на подготовку оружия и изучение команды. Вместе с ней - десятеро. Десяток людей самых разных биографий и специализаций. Тройка солдат, двое инженеров, двое разведчиков, два биотика-ближника и тень, сама Палмер. Интересная компания выходит. Особенно порадовало наличие ещё одной N. Лейтенант Кецуоки Араши, прошла подготовку убийцы. Значит, с теорией и практикой тихой незаметной работы знакома. Хорошо.
Надев броню и прикрепив родное оружие на свои места, капитан сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, успокаивая себя по устоявшейся за годы службы привычке. Сердцебиение унялось, не менее привычная дрожь стала отступать. Обыкновенное волнение перед началом задания - ничего нового, но всегда так выбивает из колеи!
- Собрались и поехали, - с улыбкой повторила женщина слова, которые ей всегда говорил брат, когда необходимо было что-то сделать, затем активировала связь по кораблю и хотела объявить сбор, как из динамика раздался голос пилота:
- Капитан-лейтенант Палмер, срочно пройдите в рубку пилота.
"Ещё больше осложнений?" - проскользнула невесёлая мысль, тут же откинутая куда подальше за ненадобностью. Естественно будут осложнения, иначе бы их сюда не послали.
Пока она добралась до рубки, успело родиться несколько предположений по поводу оных осложнений. Только реальность все самые смелые варианты переплюнула.
- С кем мы имеем дело? - спросила женщина, видя и на экранах, и в иллюминаторе скопление кораблей, которым их маленький корвет был на один зубок и то в лучшем случае.
- Предположительно, "Цербер".
В таком случае всё могло встать на свои места. И фальшивый сигнал "турианского" корабля, и молчание самой академии. Однако был шанс, что они успели вовремя, раз эти корабли ещё здесь. Значит, имелся шанс на спасение хотя бы кого-то со станции. К тому же, необходимо было узнать зачем вообще студенты Гриссома нужны "Церберу", не слишком славящемуся своей безвозмездной помощью всем нуждающимся... И "Цербер" ли это вообще.
- Доставь нас к докам, лучше всего - к одному из дальних. Нас не должны обнаружить как можно дольше.
- Принято, мэм, - отозвался пилот. - Активирую систему маскировки.
- Отлично. Группа высадки, - сказала Мэгги по внутренней связи, - сбор у главного шлюза через пять минут.

Едва последний член небольшого отряда оказался перед ней, Палмер обвела всех серьёзным взглядом и, на пару мгновений задержавшись на Доноване, произнесла:
- Итак, предполагаемый противник - "Цербер". Мы не можем быть точно уверены, что это они, пока не столкнёмся лицом к лицу. Однако будьте готовы к сильному противостоянию. Наша главная задача - спасти студентов и понять что нужно от них противнику. Помните, что в основном, обитатели станции владеют биотикой, потому могут показаться готовыми и пытаться рваться в бой. Это не так. Они всё ещё дети, причём испуганные. Будьте осторожны. Обеспечение их безопасности - приоритет номер один. Сейчас мы проникнем на станцию с одного из дальних доков. Соблюдаем скрытность. Чем дольше противник не будет знать о нас, тем лучше. Надеюсь, связь работает у всех, а план станции вы получили.
- Капитан Палмер, - вновь раздался голос пилота, - мы стыкуемся со станцией. Пока что корвет не был замечен.
- Отлично. Значит, нам пора.

офф

Пинаем, дамы и господа!
За Альянс!

+3

8

За 7 часов до начала операции.

- Уверены?
- Абсолоютно, это они, - невозмутимо ответил доктор Смит, глядя на показатели на появившемся из его уни-инструмента интерфейса и изредка бросая взгляды на МакДойла, сидящего на медицинской кушетке, рядом с которым с электродами и всякими медицинскими приблудами стоял ещё один учёный бывшего проекта "Феникс". Официально весь проект числился как перебежчики из Цербера, но тюрьмы и разбирательств им избежать удалось, предоставив Альянсу множество полезных данных, а также группу первоклассных учёных и бойцов-биотиков с достаточно уникальными способностями, некоторые из которых уже проявили себя в достаточной степени, чтобы завоевать хотя некоторую толику уважения среди здравомыслящих людей. К сожалению, большая часть Альянса к ним не принадлежала и очень искоса смотрела на бывших оперативников организации, создавшей им столько неприятностей в прошлом.
МакДойл чуть поморщился от неприятного покалывания, когда электроды коснулись рисунка микросхем на его коже, а затем с ухмылкой взглянул на доктора:
- Почему с Альянсом не поделились?
- Это же просто догадки, - еле улыбнулся Гилберт Смит и удовлетворённо кивнул, всё ещё глядя на уни-инструмент - Сейчас мне нужно провести несколько тестов с биотикой, всё что нужно знать лично тебе, Альфа Восемнадцать, я расскажу позже. Сконцентрируйся и просто выполняй команды.
Донован только пожал плечами и кивнул.

Сейчас.

МакДойл надел шлем и загерметизировал всю систему, чтобы проверить работоспособность в случае выхода в открытый космос. Магнитные подошвы на ботинках работали с достаточной эффективностью, системы жизнеобеспечения вроде бы тоже не отказывали.
- Добро пожаловать, Альфа Восемнадцать, - смягкий женский голос ВИ брони говорил эти слова каждый раз, но почему-то именно теперь они приводили в некоторый трепет, скорее всего связанный с предстоящими событиями. Называйте это чуйкой или  профессиональным предчувствием - Воспроизведение сообщения, объект записи - доктор Гилберт Смит, проект "Феникс".
- Альфа Восемнадцать, мы порекомендовали именно тебя, потому что твой послужной список включает в себя работу с Альянсом и тебе не терпелось встретиться и отомстить нашим бывшим "покровителям". Цербер всегда интересовали биотики и ты это знаешь. В наши руки попали записи о достаточно неприятных экспериментах на детях и мы полагаем, что Гриссомская Академия может быть под ударом - естественно, это не официальная информация и доказательств никаких нет, но учитывая наши знания...Ты сам понимаешь, что может произойти впоследствии. Кроме той задачи, что ставит перед вашим отрядом Альянс, я хочу, чтобы ты любой ценой попробовал достать информацию о том, зачем эти дети нужны им. Если это как-то связано с новыми их проектами - это нужно предотвратить. Нам достаточно того, что уже имеется у Призрака и нам не нужны никакие тузы в его рукавах в виде одурманенных детей-биотиков. Удачи, Альфа Восемнадцать.
МакДойл почти присвистнул и активировал уни-инструмент, стерев сообщение и зевнув, а затем осмотревшись по сторонам. Достаточно разношёрстная компания, однако, Донована от них отличала важная деталь в виде брони бело-желто-чёрной расцветки (хотя и без символики - в этот раз решили, что попытка спасти детей от Цербера в броне с символикой Цербера создаст только путаницу и лишнюю головную боль в виде объяснения, что ты "свой") с пометкой "МакДойл A-018" на груди с правой стороны. Зарядив новую порцию термозарядов в свой старый добрый LS-80 и закрепив его вместе с остальным оружием на ещё сверкающей броне, Донован резким движением рук выпустил их предплечий "хлысты", которые медленно начали набирать цвет и засветились ярко-желтым, а затем, когда по ним прошёл контролируемый разряд биотики - светло-синим. Удовлетворённый всеми необходимыми "тестами", МакДойл уже приготовился идти в шлюзы, как услышал по связи голос своего прямого командира на эту операцию.
- Группа высадки, сбор у главного шлюза через пять минут.
Выслушав, в общем-то ожидаемый быстрый "брифинг" прямо перед высадкой, ирландец усмехнулся и нажал кнопку у основания шлема, которая превратила проницаемое закалённое стекло в непроницаемую желтую поверхность. Взяв в руки LS-80, он молча дожидался только команды на высадку, после которой начнётся самая интересная часть этого представления.

+2

9

Если бы кто-либо задумал её найти сейчас и, вдруг, справился бы с задачей, наверное, он был бы удивлён. Лейтенант Кецуоки, убийца на службе Альянса, сидела на одёжных шкафчиках заступившей на вахту смены и листала фотографии в памяти инструметрона. Её лицо, привычно непроницаемая маска, словно в театре Кабуки, было сейчас расслабленным. На нём иногда появлялась неуклюжая, сентиментальная и, как будто чужая здесь, улыбка, иногда уголки губ чуть приспускались вниз. Порой, Араши закрывала глаза и застывала в этой позе, переставая листать фотографии. Она волновалась. Переживала, как умела. Где-то на другом краю Галактики сейчас что-то происходило, а убийца сидела на шкафчике, листала фото и совершенно никак не могла на это повлиять.
Женщина никому не хотела бы показывать эти минуты душевной слабости, моменты, когда она не воин с вакидзаси в одной руке и биотической мощью в другой, а простой человек, у которого за плечами есть прошлое, воспоминания, привязанности и слабости. Корабль, огромная махина, мчался в бескрайнем пространстве космоса, а где-то внутри Кецуоки свербило: «Не туда!». В такие минуты ей вдруг начинало казаться, что выбор, сделанный в конце сентября на Цитадели, был глупой ошибкой. Что Альянс, с ней или без неё, всё равно проиграет. «Я ведь убийца,» - чёткое понимание своей цели и задач всегда было с ней. – «Я убиваю, а не спасаю. И, коль скоро армия Жнецов бесчисленна и бездушна, то вся моя работа – бессмысленна.»
- Группа высадки, - на фоне фото с азари в платье прорвался сигнал внутренней связи. - сбор у главного шлюза через пять минут.
Строгий голос капитана-лейтенанта Палмер сначала увяз в болоте лирических мыслей, воспоминаний и сомнений Кецуоки, но, в силу своей твёрдости и властности сумел прорваться. Араши ловко слетела со шкафов, приземлилась, словно кошка, на почти прямые ноги и тут же отправилась к месту сбора, благо уже была полностью облачена в женскую версию бело-чёрной брони убийцы и вооружена. На ходу только проверила крепление М-55 за левым плечом и М-6 на поясе: «К бою готовы. Жаль, не успеваю перекурить». Впрочем, об этой маленькой неурядице можно было позаботиться и на станции Академии: «Вероятно, по случаю нашего прибытия, там снимут ряд ограничений.»
На брифинг, к приходу Кецуоки, собрались уже пол-отряда. Впрочем, вряд ли это можно было назвать полноценным мозговым штурмом по поводу предстоящего задания, скорее, Палмер просто продиктовала им своё мнение, в которое мягко завернула приказ.
«Сердце её двулико,
Сверху оно набито
Мягкой травой, а снизу
Каменное, каменное дно».
*
Музыка отыграла в голове, когда стеклянные, привычно скрывающие эмоции глаза, уже забывшие те минуты на шкафчиках, изучали капитана Мэгги. Араши гадала, есть ли у той дети, основывая свою психологическую теорию на какой-то типично женской заботе о несовершеннолетних представителях рода человеческого:
- Помните, что в основном, обитатели станции владеют биотикой, потому могут показаться готовыми и пытаться рваться в бой. Это не так. Они всё ещё дети, причём испуганные, - Кецуоки хорошо помнила себя в этом возрасте, со своей биотикой. «Вряд ли чьи-то приказы смогли бы меня удержать,» - но, за строгим спокойствием лица и взгляда, этого не было вида. Палмер заинтересовала Кецуоки. Ещё, когда они встретились впервые, женщина подумала, что у них есть сходства. Однако, потом, наблюдая за капитаном-лейтенантом признала, что различий гораздо больше.
Впрочем, окончательно решение Араши стало чем-то средним между первым впечатлением и вторым. Мэгги Палмер была признана её собственной светлой версией. «Я могла бы сейчас быть очень похожей на тебя,» - решила Кецуоки, принимая во внимание все факторы: замужество Палмер и собственные отношения с азари, её звание и непрерывную службу в Альянсе и собственный трибунал, участие в программе N и разницу в достигнутых категориях. Сходства ведь тоже были очевидны женщине: некоторые проблемы в общении с окружающими, склонность к ближнему бою и холодному оружию, снова программа N. – «Если бы не была такой сукой». Эта мысль довольно-таки сильно веселила убийцу, оставляя, однако, все эти эмоции и раздумья при себе. Единственное, чем могло проявиться хорошее («Пока!») отношение к непосредственному командиру – это абсолютная лояльность Кецуоки. В тоже время, женщина понимала, что на войне все будут подчиняться своему командиру и проявлять лояльность. «Те, кто поступит иначе, долго не проживут и сдохнут дураками.»
Новости о том, что противник – «Цербер», Кецуоки обрадовалась. Причин достаточно: живые люди, ненавидящие ксеносов, в том числе и азари, мешающие Альянсу и Совету бороться со Жнецами. Хотя, в последнее время и эти вели себя странно. «Бездумно, бесчеловечно, бездушно. Не считаясь с потерями. И храбрость у них стала какая-то…» - словарный запас Араши за последние годы жизни, когда она вращалась среди бомонда, значительно расширился, но подобрать нужное слово женщина всё равно не смогла. – «… никакая.» Слухи ходили разные, в том числе и о том, что «Цербер» превращается в хасков, но Кецуоки обычно не находила времени, чтобы рассмотреть, что там у них под шлемом.
««Цербер»!» - в голове словно вспыхнуло, а по-азиатски узкие глаза убийцы повернулись к МакДойлу.
- Товарищ капитан-лейтенант, - обратилась к командиру Кецуоки. – Как бы один из противников не оказался за нашей спиной.
Он даже сейчас стоял в их броне. Только стёр или закрасил жёлтый шестиугольник эмблемы. Женщина слышала, что их сбежала целая группа, которая принадлежала к какому-то проекту «Цербера», благо их у этой довольно обширной и хорошо финансируемой организации было не мало. Но, какие цели преследовала эта хорошо вооруженная и оснащённая группа? А сомневаться в их способностях не приходилось, если одного из них поставили в строй с тенью и убийцей программы N.
Араши не видела никаких причин полагаться на него, тем более, в бою с родительской организацией. Нельзя было исключать, что все эти беглецы были диверсионной группой, предназначенной для срыва операций Альянса изнутри. «Проявит он себя сейчас или позже? Всё зависит от того, какие задачи перед ним поставило руководство. Может быть, они предположили, что мы разгадаем их фальшивые турианские коды и послали с нами этого штрейкбрехера» - обличающие Донована мысли струились в голове азиатки сплошным потоком. Она уже прекрасно визуализировала, как прострелит ему грудь из «Палача», если он попытается стрелять в спину, либо перерубит шею клинком вакидзаси, если окажется рядом. Иуда не вызывал у неё ни толики доверия и ей нужно было узнать мнение капитана-лейтенанта.
«Возможно, ты знаешь больше? Ты выше стоишь на пирамиде власти, ты и видишь дальше и больше, верно?» В этом случае и сама Араши хотела знать. Если не требовать у командира всех оснований для доверия, то, как минимум она хотела быть уверенной, что Палмер ему доверяет. «Презумпция адекватности», которую убийца не редко использовала, когда не хватало фактических данных, утверждала, что, если разумный что-то делает, то у него есть на это причины.

+3

10

Разумеется, всё не могло быть так, как нужно. Как хотелось. Разумеется.
Почему-то в тот момент, когда с экрана донеслись крики, когда пропала связь, когда поднялась суматоха, паника, когда пришлось успокаивать тех, кто помладше, кто не подготовлен к такому морально – смешно, Лу, смешно, ты сама-то готова, с твоими-то нервами?..
Почему-то в тот момент, когда и до Гриссомской Академии окончательно дотянулась война, Уайлд не почувствовала ничего, кроме тупой усталости. Это было ожидаемо. Рано или поздно, так или иначе. А раз пришло – надо вставать и начинать заниматься делом.
Потоком студентов, спешащих в свои комнаты – в укрытия, ставшие уже ненадёжными и бесполезными, – их с Гарреттом разделило, но за него Люси не волновалась почти. Странно, наверное, но на неё в принципе какая-то дурацкая апатия навалилась. Её динозавр, в отличие от большинства здесь, знает, что такое война и с чем её едят. Её любимый старший брат может постоять за себя.
За неё – наверное, тоже.
Даже нет, не наверное.
Но, в отличие от всё того же большинства, она не может позволить себе быть слабой. Почему – другой вопрос. Просто не может.

— Лу, ты чего?
Услышав в голосе соседки по комнате зачатки паники и волнение, Уайлд заставила себя оторвать взгляд от нагрудника брони, который держала в руках.
— А?
— Ты эту железяку уже минут пять взглядом сверлишь, — слегка дрожащим голосом пояснила быстро кидающая вещи в сумку Мари. — Зачем она тебе вообще?
— А для чего нужны бронекостюмы?
— Но ведь нас эвакуируют! — всплеснула руками девушка, глядя на соседку с чем-то, похожим на неодобрение. Почему она ведёт себя так странно? Почему не собирается? Почему вцепилась в этот треклятый нагрудник так, что пальцы побелели, да и щёки по цвету на мел похожи? — Нам не придётся сражаться или ещё чего-то в том же духе!
— Считай это моей паранойей, — безапелляционно откликнулась Люси, вставая и откладывая часть брони. Впрочем, только для того, чтобы вытащить из шкафа поддоспешник.
Мари фыркнула и отвернулась, вернувшись к своим вещам. И за это Лу была ей благодарна.
Незачем кому-то видеть, как сильно у неё дрожат пальцы, пока она возится с крепежами. Просто незачем.
И пусть это хоть тысячу раз паранойя, пусть на неё будут пялиться в недоумении, пусть. Люси Уайлд знает, что такое боевые действия. Насколько они могут быть непредсказуемыми. Лучше сразу подготовиться как можно сильнее. Как можно полнее.
Мари, подхватив сумку, вышла из комнаты, и дверь за ней закрылась с таким шипением, словно бы пыталась стукнуть, да не могла из-за устройства механизма. Пусть, всё пусть. Какая вообще разница, кто и что думает? Гарретт вот наверняка поймёт…
Гарретт и защитить может.
А Гарретта защищать кто будет?
Но в тот момент, когда Лу крепила Цикаду в набедренной кобуре, руки уже не просто дрожали – ходуном ходили. И пришлось чуть ли не до крови закусить губу.
Нет. Не так. Она сильная.
«Сбор в столовой через десять минут!», почти выплюнули динамики под потолком. Люси мотнула головой, быстрым, пусть и несколько нервным движением расстегнув рюкзак и принявшись забрасывать туда немногочисленные вещи – большая часть её имущества осталась на Цитадели, в маленькой квартирке, куда так сложно возвращаться…
Проклятье.
Она сильная.
Она справится.

Несмотря на все старания преподавателей, столовая гудела, точно улей. Не удивительно.
Сама Люси участвовать в разговорах не хотела. Пристроилась в уголке, оглядывая помещение взглядом… скорее военного, чем студента, дожидающегося эвакуации. Проклятая стажировка в Альянсе. Хотя, какая, нафиг, проклятая?..
Как же Уайлд сейчас хотелось, чтобы рядом обнаружился старый добрый Эпсилон. Чтобы Йен зубоскалил, обмениваясь мнениями с Глорией, Хель смотрела с высоты своего турианского роста (хотя, говоря о турианцах… впрочем, к чёрту), Джаннис обняла и всё время держалась рядом, поддерживая, Магна улыбнулась, скупо, но тепло, положив руку на плечо, Сфинкс возвышался скалой, одним своим видом внушая уверенность, а Нэйт комментировал происходящее с присущим ему «тактом». Насколько легче жить стало бы.
Наверняка, они все сейчас где-нибудь в другом месте. Причиняют добро и пользу. В отличие от неё…
От не самых приятных измышлений Уайлд отвлекла нездоровая активность у двери, за которой скрывался коридор, ведущий в сторону доков. Очень нездоровая активность.
Плевать. Будь это хоть тысячу раз паранойя, но перевести инструментрон в боевой режим для более быстрой активации… чего бы то ни было, показалось наиболее разумным действием. Мнемо-визор сдёргивать с пояса и надевать девушка пока не стала – объёмная куртка, наброшенная поверх брони (благо, та лёгкая и вполне позволяет подобное), конечно, полноценно наличие этой самой брони не скроет, но в случае чего несколько выигрышных секунд может предоставить, а на человека в боевом визоре сразу среагируют соответствующе...
Спустя мгновения Лу уже быстрым шагом двигалась в сторону предполагаемой проблемы. Вопрос в том, какое у этой проблемы содержание?..

+5

11

Цербер

Эвакуация (или захват) в доке, где находитесь вы, проходит вполне успешно. Примерно десять учеников уже успели погрузиться в шаттл, но в этот момент где-то в глубине станции звучат выстрелы, и несколько детей останавливаются, обращая к мисс Македонской и Артуру недоуменные взгляды. Возможно, стоит их успокоить и что-то соврать?
В комлинке вы слышите сообщение о том, что директор Академии Кали Сандерс, сопровождавшая одну из групп в доки и сразу заподозрившая неладное, подняла тревогу. Женщина вместе с несколькими старшими учениками вступила в схватку с солдатами "Цербера", но была вынуждена отступить и запереться в серверной. Студенты-биотики скрылись. Не обошлось без жертв: двое штурмовиков и четверо учеников погибли.

Возможно, пора подключать к делу инженера, так как Сандерс может из серверной взять системы станции под контроль. Более того, в её распоряжении теперь и громкая связь. Но только вам решать, что делать в подконтрольном вам доке. Предпримете что-то и успеете погрузить и отправить детей на корабль - хорошо. Нет - услышав обращение директора, они станут  сопротивляться, попытаются выбраться из челнока и даже вступят в драку  не только с вами, но и со взрослыми оперативниками.
Увы, в других доках дела тоже идут не лучшим образом. Даже если что-то поначалу принималось на веру, слова Кали Сандерс о том, что "Цербер" - истинный враг и призыв спасаться разрушили последние имевшиеся сомнения у студентов. Имеются еще жертвы. Впрочем, Алексия говорит, что сможет отключить кое-где на территории станции громкую связь, а также дать возможность вам выступить с собственным обращением. Произведет ли оно должное впечатление на испуганных детей? Кто знает. Но пока вам нужен новый план действий.

Со всеми вопросами, уточнениями, согласованиями можно и нужно обращаться к ГМ в ЛС.
Придумывать собственных нпс, описывать их действия - разрешается.

0

12

Пульс бился в висках ровным метрономом, учащаясь вне зависимости от желания Новака. Он ощущал, как его приветливо-жесткая маска, нацепленная для испуганных детей, постепенно трескается изнутри. Щека непроизвольно дрогнула, и Новак буквально услышал сухое «крак», будто маска у ж е ломается и осыпается.
«Не показалось», - подростки замешкались, удивленно и испуганно оглядываясь на коридор, за которым отчетливо «кракнуло» еще раз. Слишком знакомые звуки, знакомы даже детям этого мира.
- Что за… нервы что ли сдали у кого-то? Давайте скорее, ребята, а мы разберемся, что там случилось. Мистер, это вы отвечаете за эвакуацию? – обернулся Новак к Морено, который старательно и достоверно изобразил на лице тревогу. За детей – подался к ним, за плечи взяв одного-другого, и подтолкнул к шаттлу.
- Похоже на то, доктор, - Морено не боец, не солдат. Ему есть чего бояться, ибо генераторы щитов на гражданской одежде отнюдь не спасут от того, что в любое мгновение может появиться из глубины коридора – длинной гигантской кишки, готовой извергнуть из себя, поэтически выражаясь, какое-нибудь биотическое дерьмо.
Какую-нибудь Подопытную Ноль.
Метроном в висках замер, превратившись в иглу – которую, казалось, прогнал упражнениями. Новак резким движением вскинул руку к виску, будто в жесте внезапной боли – пускай оно так и было, но на деле же, к замаскированному комлинку.
- Капитан?
- У нас шумно. Напоролись на директора. Ушла в сторону серверных, - Новак был абсолютно уверен в том, что Кали Сандерс не оставит своих питомцев без присмотра. Не такова эта женщина, чтобы поручить самое ценное – юные жизни – кому-то, кроме себя. Именно к Кали Сандерс, неоднократно имевшей дело с «Цербером», вернее, встававшей у него на пути, было приковано пристальное внимание Новака при подготовке этого дела. Он знал, что директор будет настороже, и ожидает подвоха. Также знал, что единственное уязвимое место этой женщины – вверенные ей дети. Расклад становился более чем простым, если бы не козырь исключительной силы, что был у Кали Сандерс – та самая пресловутая Подопытная Ноль. Новаку незачем было даже предполагать реакцию бывшей подопытной, а теперь преподавателя Академии, на угрозу ее подопечным. Биотик ее ранга, приведенный в ярость – сила страшнейшая.
Значит, их надо разделить.
- Работайте по идентификаторам. Разрешаю штурм, - маска окончательно осыпалась с лица, похожего на череп. Последний из двойки студентов задержал шаг, уставившись на доктора «Каннингема» огромными глазами, в которых синевой полыхнула ненависть.
«Биотик, как и предполагалось», - их разделяло не более полутора метров. Парнишка, вероятно, уже представлял, как впечатывает биотическим броском этого «доктора» в стену, и видел, как из-под того по стеклу расходятся трещины от удара, как вдруг мистер Каннингем оказался уже вплотную к нему. Запястье цепко обхватила чужая рука, чуть отклоняя его, в локоть снизу и чуть сбоку ударила ладонь – подросток закричал от боли в выбитом локте. Новак придержал его ровно на полсекунды, а затем подтолкнул, в сторону солдат у шаттла.
- Убрать. Боевая готовность, - с тихим шелестом забрало шлема опустилось.
- Сэр, Саммерс на связи, - послышался быстрый говорок азиатки в комлинке.
- Помехи по всем каналам, Саммерс. Активируйте наш, с максимальной защитой, - бойцы порысили вперед Новака, обтекая его серой волной чуть ссутуленных спин. Штурм – задача не самая приятная, но Академия велика, стыковочных рукавов много. Контролировать их все было невозможно. Так что потери были неизбежны, с обеих сторон. Они были готовы к этому, они шли сюда за этим. И несмотря на то, что у бойцов срабатывали идентификаторы цели – в теории, они знали, в кого можно стрелять, а кого следует взять живым, Новак также предвидел, что парни заморачиваться не станут. Даже секундная заминка может стоить им жизни. Отвлекаться опасно. Человеческий фактор плюс инстинкт «сперва стреляй, затем думай», - Новак коротко нахмурился, выслушивая сообщение о потерях.
Была еще надежда, что они – потери, то бишь, окажутся менее значительными, чем в предварительных расчетах. Со слепым оптимизмом Новак распрощался давным-давно.
Но, как минимум, дюжина спасена. Новак не сомневался, что погруженные в шаттл дети нейтрализованы уколами снотворного. Указания насчет этого были предельно ясны.
- Канал готов, сэр, но его бомбят, - протараторил комлинк. Новак активировал инструметрон, про себя заклиная Саммерс, чтобы та держала линию, чтобы хватило ее навыков – как можно дольше.
- Студенты Академии Гриссома, - разнеслось по светлым коридорам, стены которых сейчас были испещрены стрельбой, и повсюду вспыхивали пожары. – Жнецы уже в системе Туманность Петра. Элизиум пал. Альянс опоздал, - на всех экранах, на любой панели, способной воспроизводить изображение, замелькали кадры сокрушенного Элизиума, вспарываемого смертоносными лучами Жнецов. Какая разница, что это н е с о в с е м Элизиум – видео достаточно достоверно, чтобы вселить панику в эти юные, неокрепшие души, и смутить их умы.  – «Цербер» - не враг вам. У нас общая цель – победа над Жнецами. Мы здесь, чтобы спасти вас, самое ценное, что осталось у человечества. Сопротивление ни к чему – ведь мы не враги, - на всех экранах теперь вращался оранжевый символ – кому-то знакомый, Новак не сомневался, а кому-то крайне ненавистный.
«Какая жалость, что работа над омега-энкафалином не увенчалась успехом», - данный препарат успешно блокировал биотику, но для его действия было необходимо время. А опоить им всех участников проекта «Путь» заранее, увы, не представлялось возможным. К тому же, против Ноль энкафалин все равно бесполезен.
Он называл их по именам, видя вспышками лицо каждого – файл из более чем полусотни прочитанных личных дел.
- Директор Кали Сандерс, - горло сухо кольнуло иголкой, но Новак продолжал говорить, и комлинк вибрировал, - «Цербер» ручается, что студентам Академии не будет причинено ни малейшего вреда. Мы здесь за тем, чтобы осуществить безопасную эвакуацию студентов. Мы н е  в р а г и вам. Не дайте детям, которых вам доверили, погибнуть. Погибнуть из-за вашей упрямой гордости или недоверия.
«Мы – не враги».

Уточнение

С ГМ-ом обговорен факт игнорирования поста мистера МакДоннела, конкретно - упоминания о том, что кому-то в Альянсе было известно о готовящейся атаке Цербера на Академию.

Отредактировано Artur Novák (21 января, 2017г. 10:46)

+2

13

Улыбка не меняется. Едва заметные морщинки у глаз выдают возраст, но никак не показывают внешне лживость эмоций на лице. Кассия скользит худыми руками по плечам детей, подводя их к линии, к шаттлу, чрез который они уже не вернутся. Лезвия по обе стороны, и падение выдаст точку невозврата. Шаг за шагом они уходили в зону сканирования, чтобы забыть свое прошлое.
Улыбка скользит по бледному лицу. Опытный взгляд оценивает физическое состояние будущих эталонов солдат. Пальцы едва ли ощутимо смыкаются на ключицах юношей и девушек, чтобы в следующую секунду с нежным псевдо-материнским окликом попросить… нет, потребовать, без варианта возможного отказа, поспешить. Приказ, которому нельзя воспротивиться. Тональность и слова поставлены, и не терпят возражений.
- Пожалуйста, поспешите. Никто не хочет пострадать. Заходите по трое!
Она торопилась. Подгоняла и кадетов Гриссомской академии. Время тикало неустанно и непреклонно, и точно таким же тактом сменялось все вокруг. Оно не было видно взгляду. Но Прасковья слышала изменение по комлинку. В Гриссоме били тревогу. Они уже поняли, что никакие турианцы не идут на помощь. Что разрешение не швартовку было дано абсолютно иному лицу, у которого были совсем иные намерения по поводу воспитанников Кали Сандерс. И что подмоги в ближайшее время ждать не придется. Самое главное – не упустить момент, и не дать слабину, пока эффект неожиданности сработал.
Время. Все можно восполнить, кроме времени.
В отдалении грянул удар. Стон разорванного металла внутренних обшивок пронесся по коридором, достигая шаттла. Перед глазами будто бы скользнуло искрами и красными диодами – опасность.
- Дано сопротивление. Какие будут указания?
Аккуратная эвакуация детей, без вскинутых прицелов крупнокалиберного оружия, без угроз, только чистое убеждение, не более. Но Альянс портит все планы. Приходится изменять намеченному и корректировать действия на ходу.
- Работайте по идентификаторам, – молвит Артур, и голос его дублируется в гарнитуре на ухе женщины, - Разрешаю штурм.
Время. Время. Белый кролик ускользает из рук, и маячит, дразнит.
Прасковья, ведущая перед собой последнюю двойку, уже не улыбаясь смотрела перед собой, на темнеющий электронный кпп. Девочка и мальчик, не старше пятнадцати лет. Оба – почти с саму Македонскую ростом, и ученую можно было с легкостью перепутать со спины с кадетами – если бы не нейтральное в метках легкое полубоевое обмундирование, в малой толике выделяющееся на фоне детей в гражданском. Все, казалось бы, под контролем. Абсолютно, стоит только поспешить. Но Прасковья упускает момент, когда мальчишка останавливается и оборачивается. Свободная рука психолога ложится на плечо девушки-биотика, а ровный тон успокаивающе, по-домашнему повторяет о том, что следует поспешить.
Артур, спасибо физической подготовке, оказался шустрее. С окриком боли загоревшийся яростью мальчишка потерял весь свой мелькнувший пыл. Взгляд, окостеневший и потерявшийся в свете, оценит повреждения, нанесенные одним выверенным приемом со стороны коллеги, и только после посмотрит на доктора Новака. Македонская сожмет чуть крепче, чем необходимо, зубы, но промолчит.
Оправданные действия, направленные сугубо на ликвидацию опасности. Поврежденная рука ни в коем разе не помешает работе Прасковьи.
Девчонка в руках пискнула, а нежность матери в Македонской растворилась, оставляя свое место холодному расчету и силе. Приказу о штурме вняли, и навстречу уже бодрым шагом направились солдаты Цербера, что только испугало ребенка:
- Что происходит? – девичий голос испуган. Позади скулящий от боли в выбитом локте кадет-одногодка, впереди – рослые солдаты Цербера.
- Забрать, - отдав девчонку и проследив, чтобы мальчишка больше ничего не предпринял, Прасковья только убедилась в своей оценке дальнейших действий – девушка-кадет даже не рыпнулась от испуга. – Особый контроль.
Она встала боком меж двух рядов солдат, спешно направляющихся занимать важные для Цербера позиции, пропуская их мимо.

Первый класс одаренных детей был собран Цербером, и обеспокоенные голоса по внутренней связи передавали информацию о том, что директор академии ушел вглубь станции и скрылся в серверных. На широкой челюсти женщины на секунду появились желваки, а рука мгновенно поднялась на уровень виска, зажимая кнопку на визоре:
- Столовые, спальни, - говорит Кассия руководителям отрядов солдат с четкостью в голосе, - Передвигаться с особой осторожностью. Высока вероятность, что отбившиеся от «мамочки» дети укрылись там. Обшарить все углы.
Дети – мягкий и гибкий материал, способный принять в себя любую идеологию, достаточно только постараться. Таким был проект «Феникс», созданный по схожей системе, но с целью воспитать достойных солдат Цербера. Однако, Альянс еще в начале восемьдесят шестого года вмешался своим длинным носом в дела Цербера и разворошил гнездо Феникса, фактически откатывая работу Македонской на несколько пунктов назад. Столько лет работать над своим проектом, чтобы пришли чужие люди и сломали под чистую им не принадлежащее. Прасковья не присутствовала во время штурма Альянсом станции «Тиамат» - она была с докладом на главной базе Цербера. Возможно, это спасло ей жизнь. Но повредило ее работе.
И сейчас Македонская намеревалась восполнить утраченное. Женщина открепила от бедра шлем и, одев его, заблокировала зажимы под челюстью.

Голос Проповедника звучал по коридорам станции, отражаясь от панелей и проносясь все дальше, достигая цели. Ложь, сладко исходящая с уст Артура, подкреплялась тщательно смонтированными кадрами, собранными в лабораториях Цербера специально по приказу доктора Новака. Вирус, пущенный во внутреннюю систему, изменил привычные информационные окна на черный фон с ярким оранжевым пятном – эмблемой Цербера.
Потери, потери, несчетные и необходимые потери. Раз уж не вышло по-хорошему, будет по-плохому.  Македонская плавно движется вперед, а перед глазами на мини-дисплее краткий список наиболее важных для ее научных интересов кадетов – самых способных и одаренных среди учеников Гриссома. Для ученой не важно, кто умрет сегодня. Смерти среди отрядов Цербера ее не волновали, все они – лишь статистика, нужда. Только дети. Невосполнимый ресурс на этой войне, и так ей необходимый.
- Мне нужен полный вывод из-под контроля Альянса системы видеонаблюдения, - говорит Прасковья занятым взломом хакерам, - Срочно.
От степени видимости зависит скорость действий Цербера. Время, время, его становилось все меньше, и последнее, что стоило допустить – утечки смерти одного из кадетов от длани «спасающей» организации в общие видео-ряды.
Оно поднимет панику. А такие проблемы были не нужны.
«Мы – не враги».

Отредактировано Prascewia Macedonian (31 января, 2017г. 10:24)

+2

14

Альянс

После высадки сразу же становится ясно, что в Академии идет вяло текущий бой. Где-то в отдалении слышны выстрелы, звуки биотических взрывов и крики. Обращения директора вы не слышите, зато слышите речь Артура Новака. Многие ли из студентов ему поверят? Поверит ли сама Кали Сандерс? Где она находится?
От доков тянется прямой, широкий коридор, если пойдете по нему, то очень скоро увидите небольшой вестибюль, в котором собралась группа церберовцев (6 человек: 4 штурмовика и 2 центуриона). Они окружили троих учеников, один из которых держит барьер, а второй готовится атаковать. Третья, совсем молодая девушка лет четырнадцати, прячется за спинами. Похоже, она даже не биотик. Подростки безоружны.
Однако и "Цербер" пока не спешит нападать, для начала предпочитая увещевания.
- Майкл Кормак, Джек Капри, мы не причиним вам вреда, если вы сдадитесь. Вы и ваши товарищи - лучшее, что есть у человечества, вы нужны нам для борьбы с главным врагом. Со Жнецами. Майкл Кормак, с тобой твоя сестра, если вы начнете бой, она не сможет себя защитить от пуль и погибнет, подумай о ней, -  в голосе говорящего центуриона почти нет эмоций, тон механический и ровный, наводящий на мысли о том, что это уже не совсем человек. Видимо, и студенты чувствуют неладное, потому не спешат прислушиваться к уговорам.
- Я вам не верю! - восклицает темноволосый паренек, поддерживающий сферу. - Вы, вы...
- Нечего с ними трепаться, Майкл! - его напуганный, но полный решимости товарищ всё-таки пытается отбросить солдат ударной волной, которая выходит слишком слабой и заставляет штурмовиков лишь пошатнуться.
- Вперед! - командует центурион. - Девчонку убить. Она не в списках.
Церберовцы быстро преодолевают несколько метров до барьера. Увы, он способен сдержать пули, но не может остановить физический переход через преграду. Девушка страшно кричит, когда штурмовик хватает её за волосы, и отбрасывает в сторону, будто котенка. Еще немного, и солдат её пристрелит, выполнив приказ. Биотики пытаются сопротивляться, но им не хватает времени, чтобы сконцентрироваться для сильных и точных ударов. Джек успевает получить прикладом в лицо, Майкл пока невредим, но на него уже наведены дула штурмовых винтовок.
К несчастью, вы пока довольно далеко о места событий, метрах в тридцати. Если открыть огонь, то пули вполне могут зацепить детей, да и церберовцы, заметив нового врага, наверняка больше не станут с ними церемониться.
Что же вы предпримете?

Примечания

Если сумеете спасти кого-либо из студентов, они скажут, что директор заперлась в серверной. Сами они пытались спрятаться, но не успели. Что происходит с другими их товарищами, они не знают.

Все имеющиеся вопросы можно задать ГМ-у в ЛС.

0

15

Напряжение, повисшее перед неотвратимой, казалось бы, бойней, разряжается яростным всплеском биотики — церберцев отшвыривает от детей. Тех, задетых лишь краем волны, усаживает на пол.
— Какого хе...лликса вы тут встали?! Где Рэндалл? — Джек останавливается лишь для того, чтобы подобрать выроненный пистолет и добить начавших шевелиться врагов.
— Убит, мэм, — не без труда отчитывается Майкл, — мы убежали...
— Бл...еск. Гаррет! — Джек смотрит куда-то в конец коридора, — Забери шестых.
Ответом ей были очереди из штурмовых.
Не задерживаясь более, она широкими прыжками убегает в противоположную выстрелам сторону.
Группу Альянса, которой было приказано покинуть линию обзора, пока их командир под маскировкой пробирается к противнику, Джек, похоже, так и не заметила.
— Нам бы таких человек пять — и пофиг, что Цербера больше, — восхищённо проронил один из солдат.
— Таких больше нет, — с лёгким раздражением ответил один из их биотиков, Гаттони.
— Отставить разговоры, — Палмер уже успела убедиться, что с детьми всё в порядке а еще задать самый насущный сейчас вопрос.
— Стейтон, Тейлор, отведите детей на корабль, в бой не вступать при численном превосходстве противника, держите связь наш канал еще работает. Араши, найти командиров, уничтожить. Гаттони, Реджин, вы же учились здесь, верно? Дорогу к серверной помните?

ООС

Араши, можешь взять с собой одного из биотиков в качестве навигатора и поддержки (если что, прикинется инструктором), можешь не отягощаться и привычно работать в одиночку.


Люси


За дверью мерцал биотический щит. Девушка, держащая его, стояла спиной к двери, а перед ней стояли трое мужчин. И один лежал. Судя по медленным движениям — оглушенный.
— Сдавайтесь, вам никто не навредит. Мы хотим спасти вас от Жнецов. Вы будущее человечества, — нудно вещал один из них.
Девушка шагнула назад, едва не наступив на Люси.
— Родригез! — донеслось из коридора. Двое мужчин среагировали мгновенно, заглушив тремя короткими очередьми дальнейшие слова.
— Бежим! — девушка дёрнула Люси за руку и потянула кратчайшим путём к лестнице вниз — на переход к жилому корпусу преподавателей. С противоположной стороны — ближайшего пути к докам, — Цербер только прибывал.
Третий в последний момент стал у девушек на пути, но не поднимал оружия, только пытался схватить биотика за руку.

оос

Можно ему помешать, рискуя задержаться и попасть под пули, можно воспользоваться заминкой и спасаться самой. В первом случае Люси ранят в плечо. Броня не пробита, только вмятина. Соответственно - ушиб, гемотома, отёк. Зато она добежит до лестницы в компании. Во втором - останется цела, но одна и не успеет узнать, что произошло в коридоре дальше. Дверь на лестницу можно заблокировать за собой, если обладать минимальными техническими навыками. Спасёт это только до первого же техника врага, но даст хотя бы несколько минут форы.

С перехода можно было попасть не только в жилой корпус, но и в общий зал, через который можно было бы добраться до учебных помещений. И после первого же поворота послышался глухой мужской голос:
—...этого случая не предусмотрено в инструкции. Объект отсутствует в списках. Помечен как потенциально опасный. Изъявил желание сотрудничать. Хочет спасти сестру. Да. Уайлд, сэр. Содержится в  каюте №32. Вас понял, сэр, доставить к капитану.
Донёсся тихий щелчок.
— Уоррен, как слышал приказ?

оос:

из очевидных вариантов: попытаться вывести солдата из строя (неизвестно, как далеко находятся его подельники), прошмыгнуть мимо первой(ыми), или же затаиться и пойти следом. Если будут неочевидные - только за)


Араши


Цербер бродит по коридорам небольшими группами по четыре-шесть человек. Некоторые коридоры наспех заблокированы мебелью, где-то можно обнаружить раненых или мёртвых людей. Избегать столкновений или же уничтожать всех, кто встретится — сложный выбор. В первом случае это означает терять возможности, во-втором — время. Как бы то ни было, вам нужно понять, в каком направлении двигаться, а эту информацию можно получить только от врага. И вряд ли добровольно. Пара из штурмовика и техника, явно несущих караул возле одной из дверей, привлекает внимание хотя бы тем, что никуда не торопится. Техник общается по рации. Из обрывочных фраз можно сделать вывод о том, что за дверью содержится пленник, что делать с ним, солдаты не знают, и собираются препроводить к командованию.
Освободить пленника* или направиться за ним, чтобы найти голову, которую нужно отрубить?

Карта

Кликабельно.
Очень, ОЧЕНЬ примерно. Исходя из логики, фантазии автора, уже описанного и планируемого. Учтите, что каждое "крыло" - это не один коридор, а сеть. Шириной до сотни метров. Так что нахождение в одном крыле еще не означает нахождения в зоне одной видимости, слышимости и шаговой доступности. Особенно с учетом дверей и баррикад.
http://s6.uploads.ru/t/BqCxm.jpg
http://s4.uploads.ru/t/v8o72.jpg

*

что касается отыгрыша за Гаррета - постарайтесь его избегать, а если очень надо - при первой же возможности Цербер попытается его оглушить

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.0 [Академический интерес]