Пишет Shankhar Grig в "The night lights of Omega"
Григ сидел в баре «Голубая устрица», пил коньяк и ждал, пока кто-нибудь из этих отвратительных ему людей-ксеносов-передерастов попробует подойти к нему и предложить развлечься. В то же время с каждым новым принятым на грудь стаканом его взгляд становился всё более и более агрессивным, провоцирующим. Он уже с нескрываемым презрением смотрел на двух турианцев, которые обжимались в уголке, скрытые всеми от чужих глаз. Люди вообще давно потеряли стыд...
читать пост >>

Разыскивается Грант

Разыскивается лидер непобедимого кроганского отряда "Аралах", неустрашимый и могучий воин, Истинный Кроган, пред которым трепещет Галактика - Урднот Грант!

ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней.

"Осада" - Джаннис Моро
"Академический интерес" - Люси Уайлд
"Духи злобы Поднебесной" - Авлаас Вокату
"Чумной доктор" - Рита Ро
"Выход из тени" - Рита Ро
"Этот мир - наш Ад" - Джаннис Моро
"Тримурти" - Анна Ушакова
"Потерянные гробницы" - Люси Уайлд
"Раскрывая тайны Циадели" - ГМ
"Дальние рубежи" - Араши
"Елка" - ГМ

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2186 год. Жнецы атакуют.

АМС:
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, люди

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.5 [Выход из тени]


Эпизод 9.5 [Выход из тени]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://savepic.ru/10136136.png
Тип квеста: Сюжетный
Сюжет: Цербер запускает свои окрепшие лапы всё дальше, и в конце концов дотягивается до "сердца" цивилизации - Цитадели. Больше политики не могут прятать свои трусливые головы в песок, ведь прямо на пороге появились те, кто желает отделить их от тела и захватить власть в свои руки. Цербер начинает полномасштабное вторжение на станцию.
Место действия: доки Цитадели
Участники: Kai Leng, Sam Rocko, Rita "Boom" Ro (нпс), Alexandra Meinem.

+1

2

Свернутый текст

Пост как бы совмещён с ГМским, поэтому вот так.

Два часа по дневному времени. Лоренц Маус упорно прокручивал скучнейшие листы документации на какую-то партию электроприборов так, будто это было делом всей его жизни. Болотного цвета глаза щурились, иногда мужчина поднимал руку и протирал их, отчего веки его были уже припухшие и покрасневшие. Жилы на затёкших руках надулись, но преданный работник космопорта Цитадели продолжал читать и сверять,  не обращая внимания на физические неудобства. Даже когда все семь его коллег поднялись со своих мест и заторопились в сторону выхода - на свой заслуженный обеденный перерыв. Они не занимались чем-то особенно важным, не получали достойной оплаты, и остальные работники посмеивались над той самоотверженностью Мауса, над его совершенно лишними усилиями. С другой стороны, что ещё ждать от новичка, относительно недавно начавшего работать? Вдобавок ко всему, Лоренц был слегка чудаковат, и мужская часть коллектива над ним нередко подшучивала. Рабочая форма на нём явно болталась, он часто бывал не ухожен, неряшлив да ещё и носил какие-то нелепые пиджаки поверх одежды, очевидно пытаясь скрыть свою тощую страшную фигуру. Однажды ему поставили подножку, и мужчина упал, словно подкошенный, такой он был размазня! Неудивительно, что сегодня под глазом Лоренца красовался тёмно-фиолетовый фингал. Маус по своей природе был неприметным и серым, хотя в то, что ему периодически достаётся почему-то охотно верилось. Он был слабым и ничтожным человеком, что подчёркивала каждая деталь его внешности и окружения. Даже заставка на голографическом дисплее изображала мускулистого качка, которым вероятно мечтал стать этот растрёпанный доходяга.
- А ты чего тут торчишь, Лор? - благожелательно спросил голос за спиной, и Маус вздрогнул.
- Да я тут это... Закончить кое-что, - буркнул он, покопавшись бледными пальцами во всклокоченных сероватых волосах.
- Смотри, все хорошие булочки опять разберут, - шутливо сообщила девушка по имени...Маус нахмурился. Это было странно, ведь он скрупулёзно изучал список персонала и постарался держать в памяти все их приметы и черты.
Как же её...
Кажется, её звали Джуди. Да, точно.
- Спасибо, Джуди, - в тоне этой фразы, впрочем, ясно звучал отказ, и мужчина, наконец, оглянулся. Девушка вздохнула. Она была довольно милой и, пожалуй, единственной, кто не испытывал к нему неприязни или презрения.
- Ты только посмотри на свои глаза. Не отказывай себе в отдыхе, пойдём.
Теперь настала очередь вздыхать Маусу.
- Уговорила.
Маус взглянул на время. От обеда прошла уже четверть.
- Ну, вперёд, - приободрил он девушку и поднялся. Впрочем, в движениях его как всегда прослеживалась некоторая напряжённость, а взгляд был направлен в пол. Никого это не удивляло, ведь Маус был типичным забитым неудачником и офисной крысой, если не сказать, мышью. Когда они выглянули из кабинета в коридор со стеклянными стенами, за которыми располагалась часть панорамы доков, Лоренц остановился, рассматривая коридор и настороженно прислушиваясь.
- Ты чего? - удивлённо спросила девушка, только часть её вопроса прозвучала приглушённо, когда неожиданно ловкая жилистая рука обвила рот, а другая схватила за лоб, чуть оттягивая голову назад. Через миг послышался негромкий хруст позвонков. Тело Лоренц аккуратно подхватил и уволок обратно в кабинет, даже усадив на стул, на всякий случай. На самом деле, он был аккуратистом, хотя это не единственная причина. Маус всё ещё не был уверен, что операция началась, несмотря на то, что сигнал от другого агента Цербера уже должен был поступить три минуты назад. Он вновь взглянул на время. Двадцать минут! Неужели что-то могло пойти не так? Внутри что-то сжалось, и мужчина пулей вылетел в коридор. У него были указания на все возможные случаи. Нелепый распахнутый пиджак на пару размеров больше положенного развевался за спиной. Маус нарочно делал себя визуально ещё более тощим - очень простой трюк, на который все обычно велись. Но сегодня пиджак давал ему не только этот плюс. В коридоре Лоренц наткнулся на одного из охранников космопорта и заблаговременно снизил скорость. Тот что-то насвистывал себе под нос и был совершенно спокоен. Разумеется, ведь он был вооружён и одет в броню с кинетическими щитами, чего опасаться? Скользнув взглядом по невыразительному лицу всклокоченного мужчины так, словно тот был пустым местом, охранник повернулся спиной, продолжая патрулировать вверенное ему пространство. Маус просто шёл следом, делая вид, что направляется по своим делам. Рука его скользнула под полы пиджака, обхватив рукоять пистолета, но какое-то время задержалась в таком положении - Лоренц знал, что кинетические щиты защитят его цель от первых выстрелов, и эффект неожиданности будет утерян. Но он также знал, что на близкой дистанции эти щиты бесполезны. Как только Лоренц поравнялся с охранником, рука резко взметнулась, и "Коготь" выстрелил, полностью раздробив оба виска охранника. Ошмётки мозгов и перемолотых костей черепа брызнули на стекло. Этого он не рассчитал, но штурм доков уже в любом случае должен был начаться, и необходимость скрываться отпала. Их задачей было взять под контроль эту часть доков, и Маус собирался сделать всё, что от него зависело. Он должен был стать тем самым солдатом, который опустит мост, отделявший всё остальное войско от ничего не подозревавшей вражеской столицы. Сама эта мысль приносила ему удовлетворение,  гордость и даже готовность погибнуть ради этой цели.
В нескольких шагах от убитого охранника Лоренц нагнулся, склоняясь над неприметным техническим люком, и вытащил оттуда стандартную броню штурмовиков Цербера. Естественно, он поместил её туда только сегодня ночью, выждав момент, когда охранник отлучится. Если хочешь что-то спрятать - положи это на самом очевидном месте, именно так он и сделал. Охранник не подозревал, что ходит по тайнику. Подобрав штурмовую винтовку убитого, церберовец направился вперёд, а потом спустился на один уровень ниже. Именно на том уровне располагался центральный пункт связи и управления доками. Но в одиночку пробиться туда будет куда сложнее... В этот момент миниатюрный передатчик в его ухе, настроенный на специальный шифрованный канал, наконец-то, ожил.
- Агент Кроуфорд на связи, сэр. Мы стягиваемся к центру управления, как и было запланировано.
- Это Маус, вас понял. Я уже на подходе.
Впрочем, едва он успел договорить, как уже вышел в нужный коридор, и причины задержки остальных агентов стали очевидны - их операция по захвату центра управления оказалась частично раскрытой. Видимо, встревоженная охрана пока не осознала масштабов угрозы, приняв их за каких-то разрозненных единичных смертников, либо была ещё недостаточно информирована. Потому стерёгшая центр управления пара турианцев удивилась, увидев сразу несколько бронированных церберовцев, показавшихся из бокового коридора. Птицемордые только вскинули оружие, когда голову первого размозжил близкий выстрел из снайперской винтовки, а второго изрешетил дружный огонь из пяти церберских "пушек".
- Славно. А теперь за дело. Мы должны обеспечить доступ нашего транспорта к посадочным площадкам, пока нас не обнаружили, - командовал Маус, продвигаясь вперёд. Он небрежно откинул ногой тело турианца и вошёл внутрь небольшого помещения с широким обзорным окном, большой контрольной панелью и несколькими дисплеями. В помещении было двое специалистов - азари и человек. Разумеется, их встревожили выстрелы, чешуйки на голове азари даже как-то поголубели от ужаса, а человек что-то быстро набирала на голографической клавиатуре, и всё её тело крупно дрожало. Обе они были беззащитны, но азари воздела руки, собираясь ударить биотикой, чем и навлекла на себя беду. Маус застрелил её из пистолета, а уже после убил женщину-человека и подошёл к панели. Его скрытое шлемом лицо светилось восторгом и предвкушением, несмотря на приближавшийся шум за дверями...Он всё успеет.
***
Цитадель не нравилась Кай Ленгу. Впрочем, как и любая другая станция, перенаселённая инопланетными уродами всех цветов и размеров. Хорошо, что именно сегодня их количество слегка уменьшится, и он обязательно приложит к этому руку. Неопознанный маленький транспортник, как поблёскивавший чешуёй незримый хищник, постепенно сближался с гигантской станцией. Лучевидные сегменты делали её похожей на гигантский цветок, переливающийся далёкими огнями. Само появление станции среди клубящейся светлой туманности было грандиозным зрелищем. Впрочем Ленгу уже приходилось всё это видеть когда-то, только не из скромного иллюминатора, а из добротного обзорного окна дорого пассажирского лайнера. Теперь же вид станции, сулящей новые проблемы и опасности, его, скорее, раздражал. Да и к тому же, он слишком давно не спал. Раздирающая мозги бессонница лишила его такого простого счастья. Поэтому фантом был по-особенному угрюм сегодня, хоть никто и не мог видеть выражения его лица, полностью скрытого шлемом с тёмным стеклом. Пользуясь таким благом, Кай еле заметно откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза. Он изо всех сил старался настроиться на рабочий лад и даже сейчас вместо краткосрочного отдыха обдумывал план атаки на Цитадель. Который ему не слишком-то нравился, но другого у них попросту не было. Его целями были самые влиятельные фигуры на этой станции. Он должен был снять головы самой главной гидры, и тогда всё остальное болото под её лапами само вскипит и пожрёт себя, легко позволив человечеству занять лидирующие роли. И это будет правильно, ведь кому нужен этот незрячий ничтожный Совет, с самого начала вытирающий о людей лапы? И игнорирующий самую главную опасность. Немыслимо. И если Альянс был немощен, то Цербер напротив имел в своём распоряжении достаточно сил, чтобы бросить вызов всей этой прогнившей до корня структуре.
Единственное, что не устраивало Ленга в этой ситуации - Удина. Почему-то он не горел желанием полагаться на предателя-словоблуда или это просто такая старинная солдатская неприязнь по отношению к политикам, не слишком понятно. Но что-то подсказывало фантому, что всё пройдёт не так гладко, как всегда проходило. Кай приоткрыл глаза и оглядел находившихся рядом людей. Это было ещё одно обстоятельство, которое его коробило. Необходимость работать в команде. Несмотря на то, что в его отряде были лучшие из лучших, Ленг позволял себе сомневаться в каждом из них. Кай понимал, что, скорее всего, никто из них не владеет своими навыками настолько же хорошо, как он, и в какой-то момент это может оказаться фатальным. И думать за чужие головы - меньшее, что ему хотелось бы сейчас делать. Какой-то тонкий голос из задворок сознания шепнул, что он и сам сейчас не в лучшей форме, и возможно уступает выспавшейся версии себя, а бойцы под рукой как раз послужат необходимой подстраховкой. Но убийца только поморщился, отгоняя от себя такую жалкую мысль. Он начинал думать почти как какой-нибудь Удина!
- Сэр, мы приняли сообщение из доков, - пилот слегка повернул голову в сторону Ленга, и тот мгновенно подобрался, окончательно раскрыв глаза и прогнав остатки усталой дрёмы (хоть из-за шлема было и не понять), - Похоже, захват прошёл успешно, но есть какие-то трудности.
Кай вскинул бровь. Никаких трудностей на этом этапе не ожидалось, всё было прочно спланировано, и он сам проштудировал все пункты этой дерзкой, но эффективной скрытной операции.
- Мы можем сесть?
- Да. Пока что.
- Это главное. Заходи в док, и поживее, - отрывисто распорядился Ленг. Если что-то уже сейчас пошло не по плану, то их время ужимается ещё сильнее.
Как ни странно, сесть им действительно удалось. Когда посадочные опоры мягко натолкнулись на поверхность площадки, Ленг уже был на ногах. Пока что обходясь без указаний, он первым покинул корабль, спрыгнув вниз. В очередной раз Кай порадовался тому, как плавно и бесшумно работают его улучшенные ноги - даже прыжок был практически не слышен. Но кто-то уже определённо их засёк, судя по чиркнувшей о борт пуле снайпера. Кай быстро повернул голову, выискивая позицию стрелка на звук - визор, который он, естественно, не снимал, превосходно с этим справлялся, хотя ему казалось, что чёткость слуха зависела от чего-то другого, и он мог слышать без всяких визоров... Просто почему-то не хотел проверять. Шорох шагов самого стрелка выдал его окончательно. Тот ожидаемо стремился сменить свою позицию. Приблизив изображение, фантом увидел часть гребня, торчащего из-за ящиков где-то на верхнем ярусе. До него было сто двадцать метров - не очень много, но и не мало.
- Снайпер. Займите укрытия.
Снайпер был совершенно один, что казалось странным. Возможно, он только отвлекал их внимание. Не успел Ленг продумать дальнейшие действия, как по каналу связи разнёсся встревоженный голос.
- Говорит лейтенант Маус! Как слышно?
Хреново, - мысленно ответил фантом, пытаясь различить дрожащие слова в плотном потоке шумов и помех.
- Я видел, что вы успешно сели! Скорее, пробейтесь к центру управления! Нам нужна помощь, иначе они перехватят контроль доками!
В дальнейшее Кай не стал вслушиваться, и так стало ясно, что там происходит. Абсолютно не то, что должно было. Отряд Мауса по плану должен был встретить их здесь, перед этим убив подкупленного турианца-начальника охраны вместе с ничего не подозревающими охранниками. В этом не должно было быть ничего сложного! Но эти увальни, похоже, не справились даже с самым простым. Ленг скрипнул зубами от скрытого негодования.
И в этот момент снайпер показался из-за ящиков. Его винтовка смотрела дулом в пол, так, словно он собирался говорить.
- Не стрелять, - приказал Кай, приближая изображение этой подозрительный морды. Тёмно-зелёная полоса, пересекавшая безгубый рот в форме перевёрнутой V сразу выдала личность турианца. Это был тот самый якобы подкупленный начальник охраны. Ленг нахмурился, когда турианец заговорил - его голос, должно быть, усиливался встроенным микрофоном.
- Эй вы, псы! Думали, что так просто попрать мою честь, да?! Можете забирать свои пятьсот тысяч! Я выкину их на ваши трупы! Вы никогда не выйдете из этого места, я замурую вас здесь, и вы станете лёгкой мишенью для моих ребят. Вы отрезаны от Цитадели. Совсем. Только я смогу покинуть это место, после того, как вы все сдохнете.
Турианец выжидающе замер, вероятно, ожидая реакции от "жертв".
- Не стрелять, - ровным тоном повторил Кай Ленг, и его ученица по прозвищу Боль покосилась на учителя с плохо скрытым недовольством.
- Он может нам пригодиться живым, раз уж единственный, кто может выйти отсюда, - пояснил Кай и повысил голос, надеясь, что турианец что-нибудь расслышит, несмотря на полное отсутствие ушей, - Ты закрыл нас, но и себя тоже. Тебе конец, выродок. Как и всему твоему курятнику.
Довольно примитивно, и Ленг это знал. Но турианец не мог не ответить, выкрикивая какие-то пафосные угрозы. Явно тянул время.
- Паника, запиши образец его голоса.
- Я.. не могу, сэр.
Кай резко повернулся в сторону фантома. Он не привык подобное слышать от этих в высшей мере исполнительных бойцов. И уж, тем более, от лучших из них.
- Нужно, чтобы он был близко, - торопливо добавила Паника.
- Она хотела сказать, что хочет его обнять и поцеловать, - Боль паскудно хыхыкнула, хотя время для шуток было подобрано явно неудачное.
Ленг ругнулся сквозь зубы. Больше времени у них не было, а теперь ещё и всяких продажных птиц разыскивать.
- Все в коридор направо. Ищите подъём, а я развлеку нашего друга.
Пропустив всех вперёд, Кай вскинул руку, концентрируя в ладони энергию своего щита. Снайпер ожидаемо потратил драгоценные выстрелы на безуспешные попытки зацепить хоть кого-то из бегущего отряда. Он слишком поздно заметил угрозу, и тонкий яркий луч устремился ввысь. Фантом вложил в него почти весь свой щит, оставив себе всего двадцать процентов, поэтому луч без труда дошёл до адресата... Вернее, пролетел в метре над его гребнем в сторону какого-то объёмистого ящика.
- Ха! Ты промазал!
Ленг ответил ему едва слышно :
- Я так не думаю.
Луч попал прямиком в крепление ящика, и тот с грохотом рухнул вниз, совсем рядом с турианцем. Тот, испугавшись, отскочил назад.
Само собой, Кай обрушил не случайный ящик, а тот, что с эмблемой ящерицы - подставной компании Цербера. Стенки ящика попадали в стороны, когда из него с механическим недовольным трещанием показалось десять металлических голов роботов-ЛОКИ. Разумеется, заранее настроенных на хорошую поджарку костлявых рож.
- Приятного отдыха, - Ленг издевательски осклабился, наблюдая, как запаниковавший турианец сматывается с насиженного места, как трусливая пиликающая чайка от распахнутых челюстей акулы. Это всё, что ему было нужно. Он уже собирался идти следом за отрядом, как вдруг неестественная боль раскалённым куском железа полоснула висок. Кай стиснул зубы почти до скрежета и повернулся назад. Он уже ощущал нечто подобное - это означало, что, скорее всего, рядом есть враг, которого он не заметил. Этот раз не стал исключением. Двойные двери другого коридора плавно разъехались, пропуская ещё один отряд охранников. Как это он не услышал их приближение! Теперь и Кай рванулся с места, чувствуя как пули выгрызают дыры в полу. Он двигался резкими зигзагами, пытаясь уберечься от попаданий - щиты были истощены недавним дезинтегрирующим выстрелом. Роботы-ЛОКИ, потерявшие начальника, начали стрелять по его подчинённым, но их меткость оставляла желать лучшего (пожалуй, они и в стадо элкоров бы ни разу не попали). Понятно, что Ленг не особенно на них рассчитывал, да и стреляли в любом случае по нему.
Он добрался до правого коридора всего с пятью процентами щитов.
- Блокируйте дверь, быстро.
Обстановка здесь была не лучше, но если их прижмут ещё и сзади, всё станет гораздо печальнее.
- Есть, сэр! - Паника практически материализовалась из воздуха, тут же поднырнув к дверной панели - Маус снова передавал сообщение...
- Подождёт, - отмахнулся Кай, - турианец сейчас важнее, и он должен быть где-то рядом, я его выкурил.
Чья-то очередь из характерных трёх выстрелов "Аргуса" едва не угодила в замеревшую над замком Панику, но Ленг успел прикрыть её собой, чувствуя, как лопаются остатки щитов, и нервы вытягиваются в тонкую струну. Вместо того, чтобы отсидеться в укрытии, он метнулся вперёд, серой тенью перемахивая через какие-то перевёрнутые столы и небольшие контейнеры. Попавшийся ему на пути охранник оказался саларианцем, но даже его от природы быстрой реакции не хватило, чтобы отреагировать на столь быстрое сближение. Правая рука убийцы предусмотрительно вывернула до хруста один из трёх саларианских пальцев, сжимавших дробовик, а  ниндзято в левой серебристой стрелой вонзился в тощую грудь, легко раскроив лёгкую броню. Рогатый удивлённо что-то захрипел - развороченное лёгкое, наверное, мешало ему говорить, он мог лишь давиться зелёной жижей, сползавшей изо рта. Крупные глаза ксеноса какое-то время буравили узкие огни напротив, прятавшиеся за чёрным стеклом фантомского шлема, пока не закатились.
Вы думаете, что задавите нас прямо здесь, просто потому что вас больше? Ничтожества. Как вода о скалы.
Кай, презрительно фыркнув, снял саларианца ногой с заметно позеленевшего меча. Он подобрал дробовик и вдруг с силой швырнул его в турианца поблизости. Тот сильно покачнулся, вскрикнув от неожиданности, и схватился за ушибленную челюсть, тут же став чьей-то лёгкой мишенью.
Дилетанты. Мы зря теряем время.
- Хватит отдыхать, пошевеливайтесь. Нужно найти нашего друга, - Кай оглянулся назад, чтобы держать в поле зрения запертую Паникой дверь. Это было явно ненадолго.

Свернутый текст

В том правом коридоре, куда я вас послал, вас сразу же атакует группа охранников, имейте ввиду. Возможно даже, что они атакуют из засады, закидают гранатами и тд.

Очерёдность та же, что "участники" (Kai Leng, Sam Rocko, James O'Neal (нпс), Rita "Boom" Ro (нпс), Alexandra Meinem)

+3

3

офф

Извиняюсь за тормоза, но я не виноватый)

Вид величественной станции обычно вызывал разные чувства у прибывающих в доки пассажиров: восторг, восхищение, легкую досаду или даже желание покорить этот политический и культурный центр галактики, но в душе Роко мерцающие разноцветными огнями "лепестки" пробуждали лишь дурные воспоминания. Слишком дорогой оказалась цена, заплаченная в свое время за благородную, но глупую выходку, дружбу, наивность, которую он посчитал хитростью, и за предательство. Предательство тех, за чьи идеи тогда еще молодой лейтенант готов был отдать жизнь. Не задумываясь.

Сэм отвернулся от иллюминатора. Ему явственно почудился неприятный запах лекарств, немытых тел и подсыхающего дерьма, не вынесенного из-под "овощей", - таких в общественной клинике для принудительного лечения было не мало. Ключевым словом, пожалуй, тут становилось "общественной". Вот куда его умудрился запихнуть Альянс!
Он старался не вспоминать, что пришло тогда первым: вечный дурман от уколов, мутное осознание того простого факта, что любой из ксеносов-санитаров сделает с тобой всё, что заблагорассудится, или голод - на питание пациентов в таких клиниках выделялись сущие гроши.
Сумасшедшие преступники - это то дно, ниже которого падать некуда. Даже приговоренные к пожизненным срокам заключенные могли рассчитывать на куда лучшие условия. Омерзительный сброд, среди которого оказался офицер Альянса, был вычеркнут из жизни окончательно.
Ничего не соображающий слепой овощ, которого даже не могут гуманно усыпить, - лейтенант зло усмехнулся, мельком взглянув на притихших коллег из "Цербера", на чему-то радостно улыбающуюся светловолосую фантомку, на Ленга... Если бы не этот молчаливый убийца, то жгучая боль и темнота стали бы для Роко самой обычной реальностью до тех пор, пока он еще мог осознавать себя как живое существо.
Постоянная ночь вокруг, вой таких же несчастных безумцев, невыносимая вера в чудо и желание выжить... - Сэм слегка нахмурился. Он не думал, что воспоминания семилетней давности окажутся такими свежими. Ничего, возможно, всё случившееся с ним тогда было и к лучшему. Во всяком случае заставило взглянуть на привычный мир под другим углом.

- Сэр, мы приняли сообщение из доков. Похоже, захват прошёл успешно, но есть какие-то трудности, -  подал голос пилот, обращаясь к начальству, как только церберовский транспортник миновал часть опознавательных систем.
Конечно. И когда это в последний раз операция проходила без осложнений? - Сэм ощутил подкатывающий приступ глухого раздражения, хотя и сам пока не понимал, связано ли это с внезапным возникновением помех, неприятными воспоминаниями или злыми шепотками, прорывавшимися из глубины подсознания:
Они должны заплатить сполна. Ксеносы, Альянс, эти никчемные людишки, которые только и думают, как снюхаться с уродцами. Совет, что бросил человечество на произвол судьбы, каждый, кто делает вид, что ничего не происходит и не желает понимать опасность.
Чушь! - отмахнулся Роко от странных мыслишек, спрыгивая на платформу вслед за Ленгом и его эскортом. - Плевать я хотел и на месть, и на слепцов, жмущихся по щелям. Значение имеет лишь выполнение боевой задачи.

К глубокому сожалению Сэма, высадка прошла не так тихо и гладко, как хотелось бы. Церберовцев уже ждали, правда совсем не законспирированные оперативники и даже не группа местных жителей с цветами и плакатами, а одинокий, но весьма враждебно настроенный турианский снайпер. Впрочем, наверняка где-нибудь по соседству скрывались и друзья птеродактиля, что косвенно подтверждало сообщение некого лейтенанта Мауса - агент просил помощи, иначе вся тщательно спланированная операция могла провалиться в самом начале.
- Эээ.. Да у нас тут герой-куриные мозги нарисовался, - насмешливо прошипел Сэм в комлинк, мгновенно сообразив, что по каким-то причинам обладатель турианского гребня не счел нужным поставить в известность Службы Безопасности Цитадели о чрезвычайной ситуации в доках. Вероятнее всего костемордый не учел масштабов вторжения, а остановить врагов самостоятельно и прослыть храбрецом - это так почетно. Во всяком случае у птеродактилей. Повышение по службе и всеобщее уважение гарантированы. Авось и часть денежек удастся присвоить под шумок. Глупец, который скоро станет трупом вместе со своими ребятами. В конце концов, блокирующие системы можно и взломать, это лишь вопрос времени. Жаль, что его как раз у оперативников было совсем немного.
- Паника, запиши образец его голоса.
- Я.. не могу, сэр. Нужно, чтобы он был близко.
- Она хотела сказать, что хочет его обнять и поцеловать.
Роко не сдержался и издевательски хмыкнул, прислушиваясь к переговорам фантомов. Что не говори, а девицы, сопровождавшие Ленга, были весьма колоритными. Правда Сэм никогда не интересовался у командира, больше ему пользы или геморроя от вечно борющейся за его внимание парочки, но хладнокровный убийца был для своих учениц непререкаемым авторитетом. В их преданности обожаемому кумиру сомневаться не приходилось.
Тем временем Боль, услышав сдавленное хрюканье оперативника, опасно покосилась на ящики, за которыми укрылся Роко. Лейтенанта она недолюбливала и вообще считала ехидным гаденышем, особенно после того, как Сэм однажды заявил, что во время общения с ней чувствует всю безнадежность положения дятла, разыскивающего червячка в бетонном столбе. Что вообразила себе блондинка, он так и не узнал, но девица, кажется, здорово разобиделась. Впрочем, это печальное обстоятельство совершенно не помешало Роко и дальше зубоскалить в адрес ленговской протеже.
- Все в коридор направо. Ищите подъём, а я развлеку нашего друга, - отрывистая команда помешала лейтенанту продолжить измышления на всякие фривольные темы. Роко сорвался с места и ринулся в указанном направлении. Убийца понимал, что практически ничем не рискует - засидевшийся на охранной службе турианец оказался не самым метким стрелком, и даже в случае удачи одной пули из "Клыка" будет явно недостаточно для того, чтобы пробить защиту.

Однако рассчитывать на легкую победу не приходилось. Едва лейтенант свернул за угол, как в щит врезались две длинные очереди из штурмовых винтовок. Впереди, мешая друг другу в ограниченном пространстве, столпились охранники. Какое счастье, что коридор оказался достаточно узок  - выкурить рассредоточившегося по укрытиям противника было бы на порядок сложнее. Биотическим зарядом Роко швырнул свое тело навстречу ближайшему охраннику-турианцу. Высокий инопланетянин оказался не робкого десятка, и хотя едва устоял на ногах после удара, всё же попытался уложить убийцу из крупнокалиберного дробовика, а когда тот ушел от выстрела, отбросил разряженное оружие и активировал резотрон. Отчаянная, но бессмысленная атака. На турианце не было даже шлема, и остро отточенный клинок легко снес ему половину черепа, от самого гребня до мелких оскалившихся зубов. Следующей целью оказался человек, но и он не продержался долго. Пули, выпущенные нетвердой рукой, едва успели вгрызться в щиты убийцы, как всё тот же смертоносный нинзято вошел в грудь незадачливого охранника почти по самую рукоять. Краем глаза Сэм заметил, что внезапно материализовавшаяся справа Боль отправила на тот свет беспорядочно палящую в разные стороны турианку. Пытающиеся отступать от бойцов ближнего боя охранники оказывались под плотным огнем церберовцев. Отлично! Если так и дальше пойдет, то поиски героя с куриными мозгами много времени не займут.
Внезапно Сэм увидел, как Боль замирает на месте в мерцающем светлом облаке, услышал, как по  полу с металлическим звоном катится граната.
Засада! - движения убийцы были быстрее его же мыслей. Он что есть силы толкнул фантомку, сбивая её с ног, кубарем прокатился вместе с ней до какого-то ящика в тот самый момент, когда в спину ударил яркий синий всполох. За ним раздался еще один взрыв, неприятно засвистели осколки.
Стазис, кластерная. Биотики? Откуда, поцелуй меня ханар в задницу?! - лейтенант приподнял голову и коротко выругался, проклиная собственную беспечность. В пылу схватки он не успел заметить азари и невзрачную тощую дамочку, видимо до поры до времени скрывавшихся за контейнерами в глубине коридора. Не добавлял радости и резерв из нескольких уцелевших охранников, засевших там же, и теперь пытающихся закидать церберовцев гранатами. Говнюки!
- Поднимай жопу, девушка, а то её оторвет! - лейтенант пихнул Боль и вскочил на ноги сам. Времени на размышления почти не оставалось. Роко бросился вперед, чувствуя, как под пулями трещат и тают щиты, как осколки царапают броню. Быстрее! Он запрыгнул на ящик и оказался лицом к лицу с человеком-биотичкой, поднимающей руки для очередного броска. Не теряя ни секунды на взмах меча, Роко ткнул женщину левой рукой в горло, добил точным ударом каблука в висок. Бой вышел коротким и кровавым, но первый рубеж был церберовцами почти отвоеван.

Тем временем в коридоре показался Ленг, как раз для того, чтобы отдать приказ о блокировке дверей и схватиться с новой порцией подоспевших охранников. Роко же нырнул в укрытие, восстанавливая просевшие в прошлой схватке почти до нуля щиты и концентрируя биотическую энергию для атаки.
- Я и не знала, что ты любишь валять девушек по полу, - оказавшаяся поблизости Боль тихонько хохотнула. Впрочем, Сэм и не ждал о неё особой благодарности.
- Если незнание блаженство, то ты сплошной оргазм, дорогая, - Роко равнодушно пожал плечами.
- Хватит отдыхать, пошевеливайтесь. Нужно найти нашего друга, - не терявший зря времени фантом уже успел расправиться с парочкой врагов и теперь поторапливал своих подчиненных.
И то верно, - Сэм поднялся, крепко сжимая в руке покрытый синими и красными подтеками нинзято.

+2

4

[NIC]Brian Green[/NIC]
[STA]All you need is kill[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/PYigv.jpg[/AVA]
Турианец его немного разочаровал. Не только тем, что Брйана и выстрелить по нему не успел. Он ожидал увидеть достойного бойца, а не дрожащего птенчика, переполненного пафосом, с неадекватной оценкой обстановки. Зато чего стоила его рожа, когда из коробок полезли роботы! Наблюдать за преисполненными ужасом глазами он мог вечно. Чужой страх подпитывал его, открывал скрытую энергию, вдохновлял и дарил крылья, взмывая на которых он мог сворачивать горы.

Заняв позицию, прикрываясь щитом, Брайан замер в ожидании приказа. Голос в голове шепнул, что самое интересное еще впереди. Сам по себе голос тоже был интересным. Брайану нравилось его слушать. Он появился недавно, из ниоткуда. Как маленький огонек в кромешной тьме. Сначала это был стрекочущий шепот, напоминавший пробивающийся через помехи радиосигнал. С каждым днем он креп и становился сильнее, увереннее. Голос не был определенно мужским или женским, он умел меняться, лавируя тембр в соответствии с ситуацией или темой, и умел разделяться, рассыпаясь не несколько осколочных, непохожих между собой, голосов. Брйана никогда не спрашивал, кому принадлежит голос в его голове, но это было и не важно. Значение имела суть, слова, исходившие от голоса. Он шептал, напевал, иногда срываясь на крик фанатичного проповедника. Брайан не боялся ни голоса, ни исходящих от него слов. Голос готовил его к новому будущему, в котором Брайану предназначалась особая роль. Какая именно он еще не знал, но понимал, что узнает, когда придет время, и его терпение будет вознаграждено, поэтому не спешил теребить голос пустыми расспросами.

Приказ звонко раздался в комлинке. Брайан рванул вслед за Сэмом, держа щит наготове. В открывшемся коридоре толпилась охрана. Первые очереди выстрелов врезались в выставленный перед собой щит. Страж пригнулся, наблюдая в прорезь. Со скрипучим треском выстрелы ударялись о щит, из-под которого вынырнула рука с зажатым в ней "Шершнем" и открыла ответный огонь. Пригибаясь, он шел медленно, напролом. Ровно столько, сколько мог. Охрана пряталась за ящиками, но он продолжал идти и стрелять. Совсем рядом рвануло.

Куски осколочной гранаты разметало во все стороны. Брйан машинально повернул щит, укрываясь, и тут же принял огневой удар в грудь, подкосивший другой щит на добрую половину. Он нырнул за ящики, выглянул оттуда, пытаясь разобрать ситуацию. Навстречу "церберовцам" пролетела и разорвалась еще одна граната. Движением закованной в броню руки по омнитулу активировалось поле темной энергии, сконцентрировавшейся на мускульных усилиях, что помогло достаточно быстро выскочить из-за укрытия. Мышцы быстро наливались приятной тяжестью силы, броня окуталась синеватым биотечским ореолом. Охранник-человек встретил его прыть тяжелыми выстрелами дробовика. Брайан не заметил, как столкнулся с ним, потому что побежал как только ноги коснулись пола, но разогнаться не успел. Двойной выстрел толкнул его назад. Не отступаясь, Брайан рванул на противника. Человек, отступив назад на несколько шагов, снова выстрелил, отправив несколько зарядов в прочный щит. Оказавшись вплотную к охраннику, Брайан ударил человека щитом под подбородок, отправив того в нокаут. Нависнув над ним, быстро сбил щиты пистолетом. Но когда он чувствовал в себе такую силу, то палить из оружия казалось глупо и не приносило должного удовольствия. Что-то щелкнуло у него в голове, застелив глаза кровавой дымкой. Рот разрезал кривой оскал. Основание щита уперлось в открытое горло человека и с мягким чваканьем вошло в плоть.

Перебить всех не было возможным, хотя он бы попытался, если бы можно было перегрызть горло каждому. Прикрывшись щитом, в привычной позе, он снова не спеша попер вперед, меланхолично, как могло показаться со стороны, стреляя во все, что успевал. За спиной появился Ленг. Брайан, естественно, не увидел его, но услышал и зачем-то оглянулся. Что-то дернуло его на это, хотя голос в голове и молчал, он был уверен, что именно он подсказал ему повернуться. Клинок скользнул по броне, оставив на плече длинный рваный след. Тактическая маскировка спала, показав не очень умную, но однозначно смелую турианку с омниклинком. Щит Брайана ударил ее под локоть, рука с пистолетом заломила руку. В глазах охранницы растеклось то самое выражение, на которое он мог любоваться часами. Их открытого рта вырвался короткий, но громкий крик. Притянутая за шею турианка получила удар коленом в живот, от чего согнулась пополам. Если бы Ленг не подгонял, он был еще долго переламывал ей кости, но напомнил себе, что здесь не за этим. Несколько выпущенных зарядов превратили голову в кровавое месиво. Неинтересная игрушка покатилась на пол.

Страж развернулся и пошел вперед, прикрываясь щитом.

+2

5

С тех пор, как Александра узнала, что «Цербер» готовит нападение на Цитадель, она не спала почти каждую ночь. Агентесса боялась этого дня, и того, что он принесёт: ведь этого им никогда не простят. Это явное объявление войны практически всей разумной галактике, а какого соотношение сил? Пусть «Цербер» теперь имел свою маленькую армию, состоящую из отлично экипированных бойцов, пусть у них были имплантанты, дающие им скорость, силу, а некоторым — и биотику, пусть она была не единственной, кто уже был на станции и готов был ударить врагу в спину, но даже только здесь их ждали сотни бойцов службы безопасности и десятки боевых кораблей турианцев из Флота Цитадели. И многие из СБЦ, как и его нынешний глава — люди, пусть даже не любят «Цербер».
На этот раз у неё не будет возможности пощадить противника, решить дело миром, как она всегда пыталась поступить, и спасти жизни невинных — Александра Мейнем прекрасно понимала, что их единственный шанс на успех — уничтожить любое сопротивление, любой намёк на него, потопить в крови прихвостней Совета.
У Алекс мелькала мысль сдаться. Просто признаться во всём, рассказать про план «Цербера» ещё до его начала. Её бы простили, скорее всего, и позволили сражаться против Жнецов вместе с Альянсом — может и не доверяли бы, но вероятно простили.
Но у неё просто не было на это сил: каждый раз, когда девушка думала об этом, она постоянно вспоминала всё, что она ненавидела в Совете и Альянсе: как они поощряли батарианцев, которые ненавидели людей и убили её родителей. Как они не замечали коллекционеров, похищавших целые колонии. Как они не замечали Жнецов, даже когда один из них висел прямо под их носом. Как они бросили людей на Земле погибать от Жатвы. Тихий шёпот или шёпоты, которые она, как и многие в «Цербере» иногда слышали после установки имплантантов, говорили что-то, но Александра уже даже не могла отличить их от своих собственных мыслей. С приближением дня нападения, она всё больше ненавидела Альянс и Совет безумной ненавистью, так что готова была голыми руками рвать врагам глотки, перебить даже женщин и детей, если они не склонят головы перед «Цербером».
Приближалось время нападения. Другой агент должен был первым занять центр управления, а Александра — не позволить выжившим сотрудниками сбежать через пятый коридор и предупредить своих.
Чтобы не оказаться замеченной раньше времени, поверх лёгкой брони с символикой "Цербера" Алекс закуталась в чёрный плащ, а длинную даже в сложенном состоянии снайперскую винтовку и шлем несла в сумке через плечо: всё это выглядело, конечно, странновато, но события должны были разворачиваться стремительно, и времени переодеться в броню может не быть, а небольшого генератора щита под обычной одеждой будет недостаточно.
Ровно в шесть ноль ноль. Оперативница сверилась с часами и быстрым уверенным шагом направилась в сторону нужно прохода. И подойдя к перекрёстку, прижалась к стене и выглянула за угол — как оказалось, не зря: охрану усилили, и их было двое. Турианцы в полной броне, и вооружённые. Впрочем с ними можно было найти способ разобраться, но с другой стороны уже слышалось множество шагов.
Отменять операцию явно было поздно: она уже слышала переговоры других оперативников, которые начали действовать, и Александра со всей возможной скоростью, но так, чтобы не шуметь, побежала по поперечному коридору — и едва успела скрыться из виду, прежде чем целый отряд СБЦ прошёл по направлению к центру управления.
- Это Мейнем. Перекройте пятый коридор, быстро, они идут за вами. - девушка быстрым шагом направилась в противоположную сторону, а затем и вовсе перешла на бег - уже не важно, что она привлекала к себе лишнее внимание, всё уже началось. Кое-где ей приходилось замедляться, чтобы не столкнуться с кем-нибудь из прохожих, но приблизившись к другому проходу она поняла, что можно было не спешить: там тоже были сотрудники СБЦ. Она даже услышала обрывок фразы:
- ...сапёров, чтобы вскрыть дверь.
- Их слишком много. Вы там заперты. Я не могу вас освободить. - чётко произнесла девушка по внутренней связи. Несколько секунд рация молчала, а затем прозвучал спокойный голос, словно говорившего вовсе не штурмовали в маленьком Центре Управления, а он сидел где-то в штабе. Или агент просто был абсолютно уверен в себе?
- Тогда присоединяйся к нашим в доках.
- Принято. - доложила Мейнем, и отправилась выполнять приказ. В доки нужно было ехать на лифте, и Алекс использовала это время, чтобы подготовиться к бою: скрываться больше было не нужно: плащ и пустая сумка полетели на пол, винтовка была закреплена на спине, и понадобилось приложить немного усилий, чтобы аккуратно спрятать волосы под шлемом. Мститель проверила свои жизненные показатели и технические параметры брони, отображающиеся на визоре шлема, нажала кнопку "обороны" на инструментроне, и одна из цифр тут же изменилась "Уровень щита - 150%". Всё было в норме, но всё равно от волнения у девушки холодели руки: держать себя спокойной она никогда не умела, а это вовсе не было обычной операцией - напротив, возможно это самое важное задание в её жизни.
Коридоры на этом уровне пустовали: гражданских эвакуировали заранее, а все сотрудники СБЦ, похоже, участвовали в жаркой битве, судя по звукам выстрелов и периодическим взрывам. Поняв, что бой уже начался, агентесса вытащила "Шершень", и побежала по направлению к звукам, останавливаясь перед каждым поворотом и заглядывая за угол. Всего лишь через два поворота она нашла то, что искала: охранники, заняв позиции в укрытиях, буквально поливали пулями солдат "Цербера", лишь один из которых, прикрываясь огромным ростовым щитом, мог наступать под таким огнём. Судя по всему, бойцов службы безопасности уже сильно потрепали: она видела несколько убитых около укрытий, а оставшиеся в живых находились в глухой обороне. Александра приняла решение мгновенно: она нажала нужную кнопку, заряжая "Шершень" криопатронами, и навскидку начала стрелять по охранникам со спины, не фокусируя огонь на ком-то одном из них. Ей достаточно было сбить щиты, или хотя бы повредить их. Сотрудники СБЦ были в замешательстве, не понимая, кто в них стреляет, но оно длилось не долго: двое продолжили обстреливать стража, а ещё трое переключились на Александру: она была для них сейчас более опасна, потому что была сзади, и от неё не защищали укрытия. Щиты таяли за какие-то секунды под таким огнём, но Мейнем уже сделала всё, что хотела: видя, что броня противников покрывается слоем льда, она применила "оглушающий выстрел", и осколки льда, вызванные криосвязкой, со звоном полетели по всему коридору, мститель же спряталась за углом: всех врагов она могла и не уничтожить, хотя совершенно точно видела, что минимум один превратился в ледяные осколки.
Ждать полного восстановления щитов Александра не стала: пусть у неё осталась лишь четверть, у врагов всё должно быть ещё хуже: и выглянув, девушка убедилась в эффективности проделанной работы: все пятеро были мертвы или ранены, только двое продолжали вяло пытаться отстреливаться, да и те были наполовину обморожены и находились на полу: одному хватило двух коротких очередей, после чего второй бросил пистолет, показывая руки с явным намереньем сдаться.
Александра всё равно нажала на курок, ещё тремя короткими очередями добив противника, и лишь затем переключила интерком на частоту штурмовой группы:
- Не стреляйте, я своя. - девушка вышла на середину коридора, всё ещё готовая в любое мгновение броситься в сторону, если кто-то откроет огонь, - Оперативница Мейнем. Проход к лифту чист, агент МАУС заперт в центре управления. - Александра вполне была готова к тому, что получит выговор за то, что не связалась со своими раньше и не предупредила, что будет атаковать с тыла: они могли бы скоординировать свои действия. Но она видела там возможность и не хотела упустить момент, к тому же победителей ведь не судят?
- Вы взяли, что я просила? - уточнила Александра, когда они получили временную передышку. Уже давно агентесса знала, что в "Цербере" разработали новое оружие на основе М-96 "Мотыга" - не имевшее себе равных по скорострельности и смертоносности. Провезти "Разоритель" на Цитадель не смогли, но ей обещали доставить один экземпляр вместе со штурмовой группой, и Александре не терпелось опробовать его в настоящем бою.

+2

6

Свернутый текст

http://s5.uploads.ru/JLsnZ.png

Время утекало сквозь пальцы, и Ленг почувствовал, как медленными волнами начинает закипать его раздражение. Фантому казалось, что в одиночку он действовал бы куда быстрее и, возможно, полностью избежал бы этой очевидной дилетантской засады. Убийца чуть ли не скрипнул зубами от злости типичного расстроенного перфекциониста, перешагивая через развороченный труп турианки.
Чудовищно неаккуратно и затратно по времени, - Кай проскользил взглядом по группе, словно выискивая того, кто так "отличился".
Ты сильнее и совершеннее каждого из них. Но можешь погибнуть из-за их оплошности. Какая несправедливость! - Ленг мгновенно понял, что это были не совсем его мысли. Невидимых собеседников и советчиков у него никогда не водилось... Внутри стало как-то прохладно, и фантом спешно обрубил все мысли по этому поводу. Пока всё было не так уж и печально, учитывая полное отсутствие потерь. И даже более того - к ним явилось подкрепление, правда, в лице всего лишь одной оперативницы, да и та затребовала оружие. В ответ на требование из фильтров шлема донеслось нечто вроде приглушённого протяжного вздоха, затем непроницаемое стекло повернулось в сторону Паники. Та хорошо понимала специфические "манеры общения" учителя, поэтому легко уловила жест, тут же сняла со спины "Разоритель" и протянула Мейнем, не без подозрения разглядывая её.  Внезапность появления и некоторую импровизацию Ленг ей простил. Однако своё общее неудовольствие выразил, резко толкнув ногой часть турианского черепа и нарочно испачкав броню Сэма Роко, которая была, по мнению Кая, слишком чистой после подобной экзекуции.
- Цель рядом, - ровным голосом сообщил фантом, лёгким кивком указывая на дверь, - она нужна живой, так что без глупостей.
За дверью он ожидал встретиться с каким угодно сопротивлением и опасностью, однако идеально пустое коридорное пространство выглядело настолько неестественно, что казалось нарисованной обманщиком картиной, к которой можно протянуть руку и сорвать, обнажая реальность. Турианец был здесь в совершенном одиночестве, всего в десяти метрах. Он стоял в боковом ответвлении коридора. Подвохом так и разило, но пока что Кай не видел источника.
- Стойте! Я сдаюсь, не стреляйте. И уберите тех роботов, я хочу жить!
В окружающей тишине хорошо был слышен дробный перестук механических ног где-то за спиной напуганного ксеноса. Ещё громче разнёсся по коридору резкий удар упавшей на пол снайперской винтовки из покорно разжавшейся турианской руки.
Кай Ленг помолчал с пару секунд, всё ещё держась позади всего остального отряда, так, что турианец его и не видел - тот смотрел на Сэма, очевидно приняв его за командира.
- Держать позицию, - тихо, будто шипение дремлющей змеи, прошелестел голос фантома.
Боль, усиленно щурившая крупные неестественно-янтарные глаза, так и не сумела понять, что же её во всём этом напрягает. Не то чтобы она блистала проницательностью, но... Приказ учителя и вовсе смутил её, фантом быстро оглянулась на Ленга. И не увидела его. Не проронив ни слова, она вновь воззрилась на турианца, как ни в чём ни бывало. Ленг выдал себя лишь едва заметным шевелением воздуха, пройдя где-то в ничтожных десяти сантиметрах от группы. Боль криво ухмыльнулась, едва заметно скосив взгляд.
Кучка каких-то ящиков дрогнула, когда Кай запрыгнул на них так бесшумно, как он умел. Дальнейшее было уже посложнее и требовало определённой сноровки. Убийца упёрся ногой в выступ на стене и, осторожно подтянувшись, забрался на стекло, что служило декорацией наверху или местом для реклам. Ленг был отнюдь не маленьким, и стекло угрожающе похрустывало под ногами, будто тончайший осенний лёд, готовый в любой момент сломаться. Фантом надеялся, что Сэм или хоть кто-нибудь из оставшихся внизу увлечёт турианца временной беседой, чтобы костяная башка не услышала ничего подозрительного в самый неподходящий момент.
Время шло омерзительно медленно, но шаг за шагом он приближался к цели, вспоминая, как когда-то учился тихому шагу. То "обучение", правда, больше напоминало пытку, когда каждый неосторожный шорох мог сулить ночь без сна на промозглой улице. Хватило всего нескольких таких дней, чтобы научиться красться едва громче кошки. Фантом выплыл из маскировки довольно скоро, но турианец не смотрел вверх, что в целом логично - враги ведь находились прямо перед ним, по сторонам смотреть резона не было. Оказавшись ровно над знакомым гребнем, Кай ударил в стекло ногой и тут же рухнул вниз, сверзившись на голову цели вместе с дождём из осколков и искр оголившихся мелких проводков. Однако поваленный на пол ксенос не поддался панике и со стеклянным хрустом перекатился в сторону, вместе с вцепившимся в него Ленгом. Тот, оказавшись зажатым между стеной и горбатой спиной, пытался добраться до более уязвимого и почти открытого горла цели, но проворные турианские лапы упорно мешали это сделать. А в последний момент ксенос резко двинул своими острыми шипами на затылке прямо в стекло фантомского шлема. Неожиданная атака вынудила чуть отстраниться и на мгновение ослабить бульдожью хватку. Воспользовавшись этим, турианец выхватил нож, и это стало его ошибкой. С ножом трое из шести его куриных когтей оказались заняты, и он уже не был столь ловкой птичкой, а рука с ножом тут же была перехвачена цепкой "лапой" убийцы. Злое, но сосредоточенное потяжелевшее дыхание было слышно сквозь фильтры и раздавалось совсем рядом с костистой мордой, не менее озлобленной (хоть и такой же деревянной).
- Ты всё равно попался в мою ловушку! Это бесполезно, - разъярённо прошипел турианец, безуспешно пытаясь освободить захваченную вместе с ножом кисть. Повернутое лезвие неумолимо приближалось к горлу своего же хозяина.
- Ты не выберешься отсюда без меня! - в голосе послышалась паника.
- Трусливая шлюха, - презрительно выплюнул Ленг, и нож застыл в сантиметре от грубой коричневатой кожи. Только сейчас фантом обратил внимание на новые детали окружения. Даже сквозь толстые трещины в стекле шлема отчётливо просвечивалось нечто ярко-сиреневое, отсекая это ответвление от основного коридора, где были остальные церберовцы - вот почему никто не смог ему помочь с захватом.
- Ну, и что дальше? - фыркнул в ответ ксенос.
- Ты расскажешь мне, что это.
- Может, ещё в задницу тебя поцеловать?
- Обойдусь.
Нож упёрся в горло, и сообразительный турианец тотчас прикусил язык.
- Вставай. Медленно. Представь, что это утро после пьянки.
- Да ты психолог.
- Иногда приходится.
Обоюдные ядовитые уколы придавали им сходства со сцепившимися в территориальном споре змеями. Ксенос, видимо, смирился с тем, что пока проигрывал этот "спор" и покорно выполнял сказанное. А может, хотел усыпить бдительность оппонента. Так или иначе, но подвести себя ближе к яркой сиреневе, загораживавшей проход, он позволил достаточно легко.
- Ну, и что? Она уже не отключится. Ты активировал её, как только спрыгнул на пол, умник.
- Ты так и не сказал, что это.
- И не собираюсь.
- Ладно. Тогда идём вперёд.
- Ты первый.
- Не люблю идти первым. После вас, - Кай ощутимо пнул турианца коленом в нижнюю часть спины, подталкивая к выглядящему крайне подозрительно объекту.
- Нет, погоди! Я бы туда даже после пьянки не пошёл, - турианец устало вздохнул, - Мы незаконно переделали эти сканирующие рамы по заказу одной влиятельной компании, очень заботившейся о своей системе безопасности...
- Ближе к делу.
- Мы их установили здесь незадолго до вашего вторжения. Это совершенная имитация обычных сканирующих устройств, но температура излучения сильно повышена. Правда, даже сверхпрочные рамы могут потерять стабильность...
- Короче, ты превратишься в жареную утку?
- Пф. Можно и так сказать.
- Он сказал "рамы". Убирайтесь отсюда. Быстрее, - отрывисто приказал Кай по связи. Но, разумеется, было уже поздно - дверь назад была уже заперта, а на её взлом уйдёт драгоценное время.
- Так значит, это ты их командир, - смекнул ксенос, - и сдохнешь тут. Миссия провалена.
Турианец был готов к тому, что церберовец снова усилит нажим на горло. Но вот к обратному он готов не был, и только неосознанно "помог" резко отвести от себя собственную руку, перехваченную убийцей за локоть. Он и глазом не успел моргнуть, как рука коснулась поля, и яркий свет с алчным жужжанием поглотил кисть вместе с ножом. Конечность взревевшего турианца превратилась в рубленые кусочки углей, осыпавшись прямо на глазах, а нож расплавился, как кусочки мягкого сыра.
- И правда. Я просто проверил.
- Ты просто сукин сын! Они все сдохнут там! Там весь коридор в таких рамах, они двигаются, твоих псов просто расчленит в жареный салат! По твоей вине! - гнев турианца был явно сильнее боли.
- Да мне наплевать.
Морда ксеноса аж как-то осунулась от неожиданности.
- Ложь! Ты их лидер. Ваша группа теперь обезглавлена и разбита.
- Зачем им я? Они продолжат и без моего участия. И я от них тоже не завишу. Твой гениальный план провалился.
- Нет. Блеф. БЛЕФ! - взвинченные до немыслимых высот выкрики турианца напоминали старинную визгливую пилу, грызущую дерево, а его полные гнева глаза сверкали почти по-кошачьи.
Даже и не знаю, - отрешённо подумал Кай, слушая как "ожившие" рамы главного коридора начинают угрожающе жужжать на лёгком ветру при движении. Отсюда ему не было видно происходящего, но, должно быть, там стало жарко во всех смыслах.
И тут он понял, что всё-таки потерял бдительность, чуть ослабив хватку. Всё-таки, ксенос был уже калекой и почти не представлял  опасности. Почти. Вырвавшись, однорукий подскочил к винтовке всё ещё лежавшей на полу. Он ловко подкинул её ногой, схватив здоровой рукой, и для опоры упёр прикладом в живот. В это время Кай уже давно направлял в него "Потрошитель". Для дробовика расстояние было наиболее оптимальным.
- Ты не станешь меня убивать, - прошипел турианец.
- А вдруг.
На самом деле, Ленг уже был близок к мысли пропустить осатаневшего турианца в царство мёртвых без очереди, но и осознавал возможную ошибку. В конце концов, турианец кинулся в атаку первым, он не стал стрелять, понимая, что неточный выстрел сейчас вряд ли принесёт ощутимую пользу. Зато он видел сияющее поле прямо позади убийцы... Сократив и без того малую дистанцию, турианец замахнулся и ударил винтовкой,  по-первобытноварварски, как дубиной. Удар вышел слабым, зато пришёлся снова по повреждённому шлему, и многострадальное стекло не выдержало. От звона лопнувшего стекла зазвенело в ушах, и Ленг опасно покачнулся, едва удержав равновесие. Когда он сорвал бесполезный шлем, то был изрядно удивлён, что ещё жив. Турианец предпочёл трусливо убежать вглубь этой ветки, то есть обратно к открытой площадке, на которой он был ранее. Зло сплюнув, Ленг швырнул шлем в сиреневый свет - даже в такой ситуации он не забывал заметать возможные следы. Конечно, его не радовала перспектива засветиться на Цитадели, но и на такой случай у предусмотрительного фантома был заготовлен план.
"Потрошитель" вернулся за спину, и Ленг резко перешёл на бег. Встреченные по пути роботы, судя по всему, совсем недавно обратились в груду палёных осколков - знакомое зрелище.
Турианца он нагнал совсем скоро. Тот замер на краю площадки, снова целясь из своей обожаемой винтовки, что одной рукой получалось, мягко говоря, паршиво.
- Болван, ты можешь упасть от отдачи, - почти скучающим, нудным тоном сообщил Кай.
- Так сделай с этим что-нибудь, если не болван.
- Хм.
В гробу я видал таких пленников, - сердито думал фантом, сосредотачивая биотическую энергию в слегка заведённой за спину руке. Ему не нравилось прибегать к этой чуждой силе, но сейчас ни на что другое не было времени. Резко вскинув руку, он отправил в турианца деформацию средней силы. Небольшой сгусток биотики едва ли мог как-то повредить защищённому ксеносу, кроме того, что заставил его потерять равновесие и оступиться... Винтовки полетела вниз, нелепо закрутившись вокруг своей оси. Звук падения послышался спустя четыре секунды - для турианца этого будет вполне достаточно, чтобы расшибиться в куриную котлету.
Ленг пару секунд боролся с искушением, но всё-таки подскочил к краю. Как раз в тот момент турианец, неистово размахивавший обгорелым обрубком и здоровой рукой, всё-таки не научился летать и упал, то ли рявкнув, то ли каркнув от страха. Но жить он хотел, судя по вцепившейся в край руке в перчатке. Кай некоторое время смотрел на старания ксеноса, потом нехотя согнулся, протягивая руку.
- У меня вообще-то нет руки! - негодующе пропыхтел ксенос.
- На удивление хорошо держишься.
- Пошёл ты! Лучше спустись пониже. Я падаю!
Кай старался абстрагироваться от эмоций. Он делал это просто, чтобы подстраховаться на случай отсутствия каких-нибудь ценных данных. И он уже, в общем-то, ошибся из-за этих самых эмоций, спалив ко всем чертям инструментрон турианца вместе с его мерзкой лапой.
Мне определённо нужно высыпаться перед заданиями.
Превозмогая отвращение, Ленг опустил руку ещё ниже, чуть свесившись вниз. По лицу заскользил прохладный сквозняк. Должно быть, где-то рядом был вентиляционный канал. Едва он об этом подумал, как турианец вцепился своей клешнёй в запястье и всем своим весом рванулся вниз, пытаясь стащить Ленга с площадки. Фантом проронил едкое ругательство, но заставить его упасть оказалось не так-то просто. Свободной рукой убийца вцепился в пол, и жёлтые когти перчатки, протяжно и неприятно проскрипев по полуметаллической поверхности площадки,  впились в какую-то неровность, застопорив дальнейшее скольжение. 
Этот скот, должно быть, упёрся ногой в вентиляцию.
Послышался скрежет острых зубов и усердное пыхтение турианца. Он явно не рассчитал силы и не ожидал, что его хитрый манёвр не удастся. С другой стороны, и Кай оказался буквально в подвешенном состоянии.
- Здесь скоро будут мои люди. И СБЦ. Я сообщил им, - с гордостью возвестил турианец, словно отчитывался перед начальством. На лице Ленга, впрочем, не промелькнуло никаких эмоций по этому поводу.
У меня нет причин верить этому махинатору.
- Ничего, повисишь пока.
- И ты тоже.
Ровный свет узких огней визора встретился с ядовито-лимонным недвижным взором турианца. Порой, близость смерти наоборот давала жертвам невиданную силу. Силу, которой интересно противостоять. Кай осклабился.
- Как твоё имя? Я внесу его в свой список, когда ты умрёшь.

***

Как только Ленг спрыгнул на пол, в коридоре вспыхнуло множество сиреневых огней. При ближайшем рассмотрении они оказались недружелюбно горящими полями в рамах. Коридор с Ленгом и целью также оказался отрезан этим таинственным полем.
- Кай! - невольно выкрикнула Паника в попытке предупредить, хотя тот был слишком уж увлечён своей борьбой. Она подбежала ближе под очень скептическим взглядом Боли, которой явно что-то не понравилось. И сделала ошибку. Из стены внезапно выдвинулась турель и открыла огонь. Фантом ушла с линии огня, но её щиты оказались разрушены в доли секунд, а в последний момент она сильно покачнулась, схватившись за ногу, где теперь виднелась глубокая рана.
Турель была уничтожена кем-то из группы, но фантом теперь изрядно прихрамывала и потеряла в скорости. И тут рамы вдруг пришли в движение... Фантом смотрела на них, стараясь сохранять равнодушный вид.
- Идите. Я сама виновата. Это моя ошибка. Бросьте мусор. Учитель бы бросил, - женщина всё ещё старалась идти как можно более быстрым шагом, но получалось у неё пока что не очень.
Легко нагнавшая её Боль подтолкнула в спину и развернулась, глядя на раму, внезапно загоревшуюся совсем рядом. Она медленно  поехала вперёд. В этот критический момент её беловолосую голову посетила лишь одна ценная мысль. Фантом раскинула руки, сосредотачивая биотику. Среди всех ленгвоских учениц именно она была самым сильным биотиком и не упускала случая это продемонстрировать. Создав биотическое поле такого же размера, что и рама, Боль удерживала гибельное устройство на месте.
- Давайте, шевелитесь! Бегите, глупцы! Я сразу за вами.

ГМ-ское

Рамы нельзя никак деактивировать, только задерживать с помощью биотики. Разрушить их тоже нельзя. В теории это возможно, но затратит много времени - быстрее они разрушатся сами.
Рамы имеют разные формы - многие горят только наполовину, кусками, другие работают с небольшим интервалом (включаются-выключаются) дабы снизить их разрушительное действие. Это можно использовать, чтобы проскочить внизу или в чётко рассчитанном прыжке (страж может использовать щит для кратковременного скольжения, как доску для сёрфинга со щитом или на щите! xD).
Рано или поздно рамы начнут рушиться, и излучение сильно повредит стены коридора. В конце концов, он частично рухнет, вам нужно успеть перебраться в другой, желательно, поближе к Маусу... Ну, или найти Ленга, хотя это проблематично. в общем, донт кэр
Иногда из боковых ответвлений будут выбегать небольшие группы вооружённых врагов (2-5), запирая за собой двери, - турианец наврал им, что поля их не тронут, о том, что они смертники, они не знают и просто хотят попортить вам жизнь ещё больше. Их можно полностью игнорировать, но это чревато (особенно для более медлительных церберовцев).
Паника может погибнуть, если решите её бросить. Однако она может полностью восстановиться несколько позже (благодаря имплантам).

Будьте едины! или не будьте

+2

7

Сэм недружелюбно воззрился на внезапно появившуюся оперативницу, на командира, невозмутимо стряхнул с нагрудной пластины омерзительную синюю жижу - остатки турианских мозгов, и пошел дальше, словно не заметив короткого смешка Боли. Специфические манеры Ленга были известны всем, и Роко не раз подумывал, не впечатать ли кулак в самодовольную китайскую рожу... чисто для острастки, в конце концов, они знали друг друга достаточно давно, и  дело не обязательно завершилось бы смертоубийством, но сейчас было не время и не место для осуществления подобных желаний.
"Он обладает мана", - вспомнились Сэму слова одной поварихи, работавшей на "вилле Миллитар", полигоне Альянса в Рио. Миссис Аканкша Чанда чрезвычайно гордилась своими индейскими корнями, всячески старалась подчеркнуть самобытную внешность, даже нося обязательную для всех военную форму, и считала себя чуть ли не пророчицей, унаследовавший сей дар от далеких-далеких предков.
Из её речей выходило, что Кай Ленг способен подчинять других своей воле якобы благодаря сидящим в нем демонам. Роко эта версия показалась довольно забавной, слышал ли её сам китаец, Сэм понятия не имел, но, безусловно, что-то толковое в предположениях Аканкши было.

- Цель рядом. Она нужна живой, так что без глупостей.
Не дураки, сами уже поняли, - раздраженно подумал убийца, которому не терпелось выбраться из доков и посеять хаос в самодовольном мирке обитателей Цитадели. Он регулярно смотрел новости и видел не только репортажи с места боевых действий, но и празднества по случаю пятисотлетия какой-то азарийской актрисы, недавние новогодние торжества или интервью с саларианским советником Валерном. При мысли о последнем лицо Роко перекосилось от приступа безудержной злобы. "Мы чрезвычайно огорчены тем, что происходит в родном мире наших союзников, но, к сожалению, вынуждены пока срочно решать проблемы в других отраслях. Как только мы с ними справимся, мы, разумеется, окажем помощь и Земле и Палавену. Это вне всяких сомнений" Лицемерная жаба! Впрочем, чего еще ожидать от ксеноса?

К величайшему удивлению Роко, за дверью не оказалось никого, кроме того самого турианца, который и послужил источником их неприятностей. Птеродактиль больше не сыпал угрозами, а остановился в боковом ответвлении коридора, демонстрируя страх вперемежку с мирными намерениями.
- Стойте! Я сдаюсь, не стреляйте. И уберите тех роботов, я хочу жить!
Чушь! Мозги у тебя, конечно, куриные, но ты не можешь не понимать - тебя все равно прикончат, как только найдут способ покинуть доки. Тут что-то не так.
Сэм молчал, ожидая приказа от Кая и силясь понять, в чем тут подвох. Мины? Растяжки? Еще какая-то ловушка? Он ничего не видел, и в чем причины неожиданных перемен в поведении костемордого сообразить никак не мог. Это нервировало.
- Держать позицию.
Ленг исчез. Лишь слабо дрогнувший воздух говорил о том, что фантом воспользовался тактической маскировкой и проскользнул мимо отряда. Решил перестраховаться и захватить турианца врасплох, пока тот пялится на остальных церберовцев? Вероятнее всего так оно и было, и командиру следовало помочь.
- Сдаешься? Отлично! - почти весело произнес Роко, делая шаг вперед, но так и не опуская дробовика. - Руки за голову, потихоньку иди сюда и не делай резких движений!
- Мне нужны гарантии, что вы меня не убьете! - костемордый переминался с ноги на ногу, всем своим видом изображая нерешительность.
- Вот чудак-птеродактиль! Хотели бы убить - уже убили! Давай, не дрейфь! Когти на гребень и шажок за маму, шажок за папу, шажок за вашего примарха, окочуриться ему в вашем курятнике!
- Оскорблять военнопленных - недостойно солдата! - недовольно зашипел костемордый, но не двинулся с места.
- Дважды чудак! Мы не подписывали никаких конвенций, - Роко понимал, что несет полную ерунду, но не мог себе позволить даже повернуть голову, чтобы попытаться определить, как там дела у Ленга. Приходилось демонстрировать турианцу моноспектакль с одним-единственным и не слишком талантливым актером-комиком. - Но тебе жизнь все-таки жизнь гарантируем. Ты ведь сам сказал, что хочешь жить, так? Чего теперь ломаешься, как азари на вечеринке у кроганов? Давай уж, не торгуйся, как синезадая шлюшка из "Голубой лазури".
- Ты посмел меня сравнить с падшей женщиной, человек?! - казалось, у турианца даже гребень начал топорщиться от возмущения. - Ублюдок! Террорист...
- Спокойно, костяная задница! Давай без оскорблений, у нас на них нет времени! Чем тебе не нравится "Голубая лазурь"? Замечательное место, и девочки наши любят там бывать, - Роко услышал в передатчике полное ненависти шипение кого-то из фантомок, самодовольно ухмыльнулся, и увидел, как на голову турианцу сверзилась фигура в черной броне.

На мгновение Сэму показалось, что беспокоиться уже не о чем, победа полностью в их руках, он собрался броситься вперед, преодолев отделяющее его от Ленга расстояние биотическим зарядом, но вовремя заметил ярко-сиреневое свечение, отрезавшее ответвление с турианцем и командиром от основного коридора. Убийца резко остановился, крутя головой по сторонам, обернулся, и увидел позади мерцающую рамку, неумолимо надвигающуюся на церберовцев. Ничего хорошего от странного, незнакомого приспособления ждать не приходилось. Чертов птеродактиль и правда оказался не так прост, как предполагал Сэм.
- Кай! - раздался полный тревоги вскрик Паники. Фантомка кинулась к барьеру, несмотря на злую команду Роко: "Назад, дуреха!", и едва успела уйти с линии огня -  в стене была спрятана хорошо замаскированная турель.

- Говорил же: назад, курица! - теперь Роко уверенно прыгнул вперед, врезаясь в турель сбоку. Механизм сдавленно лязгнул, будто поперхнувшись испускаемым им градом свинца, дуло дернулось, пытаясь развернуться и достать оперативника, но Сэм успел разрядить в мигающий блок турели дробовик. Затем последовал еще один выстрел. Турель в последний раз жалобно скрипнула и разлетелась на бесполезные, слегка обгоревшие железные детали. Одна из опасностей была устранена.
- Идите. Я сама виновата. Это моя ошибка. Бросьте мусор. Учитель бы бросил.
Только теперь Роко увидел, что по всему коридору, куда хватало взгляда, расположены окутанные сиреневым свечением рамы. И они двигались! Хаотично, то замедляясь, то увеличивая скорость; то затухая, то вспыхивая вновь. Неприятности только начинались.
- Хватит ныть! Обязательно бросим! Но не сейчас, а чуть попозже! - Роко подхватил за талию хромающую фантомку, помогая идти.
Недостаточно быстро ушла, вот и зацепило. Да и вообще глупо было лезть, куда попало! Не спец. подразделение, а детский сад, штаны на лямках! Одно слово - бабы!
Сэм ворчал про себя, глядя, как Боль пытается задержать одну из рамок с помощью биотики, но было ясно, что надолго её не хватит.
- Вперед! Не стойте на месте, глядите в оба! - Роко первым нырнул под надвигающуюся на них с Паникой рамку, оставлявшую лишь небольшое пространство внизу. Не обращая внимания на болезненный всхлип, вырвавшийся из горла фантомки, рывком поднял её на ноги, сразу проскочил через следующий барьер, горевший и вовсе лишь наполовину. Дальше дела обстояли хуже.
Быстро надвигающееся на группу препятствие то вспыхивало, то внезапно гасло. Сэм никак не мог просчитать, в каком алгоритме работает эта сиреневая дрянь. Три секунды - вспышка, одна - перерыв, две - снова вспышка, три - перерыв. Оставалось рассчитывать только на удачу.
- Сколько можно возиться?! - на раскинувшую руки Боль и остальной отряд сзади надвигалось уже несколько рамок. Еще немного, и она сдастся или просто сдохнет прямо тут от  перенапряжения.
- Сейчас... - Сэм сосредоточился, концентрируясь. Если повезет, чтобы преодолеть барьер, им хватит и секунды. Главное - не перебросить себя и Панику слишком далеко.
- Учитель бы бросил...
- Еще одно слово, и не просто брошу, а сам в эту горящую жопу запихну. Как Ленг вас терпит? - немедленно пообещал Роко и рванул вперед, волоча с собой и фантомку. Падение на жесткий пол и новый вскрик. Ну что же, по крайней мере, они пока живы.
- Ничего страшного! Просто подойдите поближе и выберете нужный момент! - Сэм обернулся к отряду, стараясь продемонстрировать уверенность. Следующая рамка была достаточно далеко и, к сожалению, казалась сплошной, но они сумеют что-нибудь придумать.
В спину ударила очередь, снимая щиты. Злобно взвыла фантомка, поднимаясь на ноги, но теперь её судорожные движения напоминали отчаянные попытки осенней мухи освободиться из сетей паука. Из бокового ответвления со штурмовыми винтовками наперевес выбегали турианцы...
- Боль! Оставь эту пакость! Пошла первой! Кто не успеет, тот опоздает! - рявкнул лейтенант, выхватывая меч и поворачиваясь лицом к врагу. В комлинке послышалось только натужное пыхтение.
- Не дури, человек, сдавайся! Вы проиграли! - чувствуя свое преимущество и не видя необходимости расстреливать противника, казавшегося им беспомощным, практически в упор, турианец подошел ближе. Сэм прекрасно видел его светлые голубые глаза, белые метки на серой неровной коже. Наверное, этот дурачок-охранник был довольно молод и уже в мечтах тоже видел почести, повышение и благодарности, чем черт не шутит, от самого Совета. А там и до СпеКТР-а не далеко.
- Хорошо, как скажешь! - Роко, не выпуская меча, медленно приподнял руки, краем глаза следя за вспышками сиреневой рамки. Пора!
Лейтенант разрядил энергию барьера инопланетянину в грудь, быстро ушел в сторону, надеясь, что Паника успеет включить тактическую маскировку, упасть на пол, откатиться, и коротко взмахнул мечом, снося очередную турианскую башку. Гребенчатая черепушка с неприятным чавканьем покатилась по полу, задела рамку и исчезла в яркой вспышке, будто и не было её. Роко с жестоким удовлетворением отметил недоумение на мордах охранников, а затем и явный ужас. Похоже, они понятия не имели, в какую смертоносную ловушку загнал их начальник.
Так вам и надо, птичьи хари!
Рядом уже были коллеги, сумевшие выбрать момент и преодолеть очередной барьер. Оставив им расправу с замешкавшимися птеродактилями, Сэм поискал глазами Панику и увидел, что та сцепилась с небольшого роста турианцем (или турианкой, кто их разберет). Внезапно инопланетянка, и без того здорово теснившая фантомку, на секунду замерла и взорвалась веером зеленоватых клинков. Паника рухнула на пол, как подкошенная, в глазах ленговской ученицы мелькнул страх. Далее Сэм уже не рассуждал, а прыгнул вперед, схватил хрупкую турианку в охапку и, не обращая внимания на впившиеся в плечо когти, швырнул в сверкающую рамку. Поняла ли дамочка в самый последний момент, что сейчас произойдет, лейтенант не знал, но закудахтать она уже не успела.
- Вставай, - Роко протянул Панике руку и сам едва не охнул от боли - поврежденная конечность слушалась плохо. Ядовитыми были перчатки у этой курицы или еще что? Выяснять было некогда, оставалось лишь надеяться, что благодаря дозе панацелина и имплантам организм сумеет справиться и с пустяковой раной, и с отравляющим воздействием.
- Совсем плохо, - бледное лицо фантомки покрывала испарина, глаза потускнели.
- Вижу. Краше в гроб кладут, - убийца наклонился, закинул обмякшее тело себе на плечо. После операции он точно припомнит командиру эту возню с дошколятами. Если они выживут, разумеется.
- Еще в любви друг другу признайтесь, самое время, - позади раздался напряженный голос Боли, теперь уже с трудом удерживающей очередную рамку. - Барьер сплошной. Не отойдете в боковое ответвление, романтично подохните.

Замечание пришлось как нельзя кстати. С девицей на плече, как какой-нибудь добрый герой из детского мультика, Сэм добежал до правого коридора. Спустя несколько секунд, к группе присоединилась и Боль. Фантомка дышала тяжело, натужно, слегка пошатывалась. Видимо, ей пришлось израсходовать слишком много сил на удержание рамок. Ничего, восстановится.
- Питательные батончики прихватила? Значит ешь! На ходу! - Роко понимал, как Боль не любит показывать свою слабость, старается выглядеть сильной, особенно в глазах своего кумира, но Ленга здесь не было, вот пусть и не выпендривается. Не хватало еще уговаривать!
Убийца отвернулся, посмотрел на оперативницу, присоединившуюся к группе недавно, Мейнем, кажется, и негромко произнес:
- Если я ничего не перепутал, через этот коридор есть выход к центру управления и лейтенанту Маусу?
- А как же командир? - встряла в разговор Боль, с недоумением оглядываясь назад. - Надо выяснить, что с ним.
- Не маленький, сам способен о себе позаботиться, - буркнул Роко, видя, что фантомка готова спорить, но задрожавшие стены коридора положили конец разногласиям. Помещения доков не были рассчитаны на такую температуру, скоро здесь все рухнет.

+1

8

Кай Ленг воспользовался маскировкой, а тем временем Сэм начал заговаривать турианцу зубы. Или турианец начал заговаривать их Сэму. Честно говоря, Александра вообще в этом не видела смысла: зачем он им нужен живым? Они и так прорвутся, а это просто потеря времени. Но главным сейчас был Кай Ленг - тем более о его опыте и мастерстве знал весь Цербер.
И он отлично добрался до противника по конструкциям под потолком, только вот... Всё оказалось бесполезно, потому что они всё равно были в ловушке. Да ещё к тому же командира от остального отряда отделяла светящейся необычным сиреневым цветом рамка.
Увидев её приближение, Александра нерешительно начала отступать. В технических подробностях она слабо разбиралась, но ничего хорошего это не сулило: лазеры? Раскалённый металл? Мститель отступила ещё на шаг, и хорошо что посмотрела назад, прежде чем отступать дальше: с противоположной стороны тоже приближалась подобная система, одновременно опускаясь с потолка.
- Сзади тоже. - предупредила Мейнем своих коллег. Девушка выхватила гранату и метнула её в направлении рамки, что была сзади, но она была слишком тонкой и граната пролетела насквозь; Мейнем тут же бросила следующую, на этот раз на пол совсем близко от рамки. Прогремели два взрыва, но совершенно бестолку: либо ловушка СБЦ была слишком хороша, либо просто гранаты Алекс были неприспособлены для борьбы с такого рода системами.
Наверное, нужно было прорываться в какую-то одну сторону чем быстрее тем лучше, и так и решила поступить одна из двух девушек-фантомов, но её мгновенно встретила очередью скрытая в стене турель. Заместитель Кай Ленга тут же вырубил турель, но несмотря на ловкость девушка явно была ранена: это чувствовалась по её замедленным и неуверенным движениям. Растерявшись, Александра просто быстро переходила от одной стене к другой, пропуская рамки, но в тоже время оставалась зажатой в центре коридора. Она едва успевала следить одновременно за всеми рамками, некоторые из которых к тому же меняли направление и скорость движения, и остальными членами своего отряда, оказавшимися в такой же - а некоторые и в более плачевной ситуации, как фантом, попавшая под огонь турели. Сэр Роко же очень благородно пытался ей помочь, хотя сама Александра считала эту затею опасной и бесполезной. А тут появились и ещё охранники: удивительно, но они не только не накрыли "Церберов" сплошной стрельбой, пока те были уязвимы, так ещё и сами вошли в опасную зону, но думать об этом у Алекс не было времени. Всё началось с предложения сдаться, на которое Сэм ответил нападением, на время бросив раненную подругу, а вторая схватилась с турианкой врукопашную. Перестреливаться было слишком долго в такой ситуации, когда они могли стоять на месте и минуты, поэтому Мейнем без раздумий метнула в группу остальных охранников свою последнюю гранату. Отбежать от взрыва враги не могли из-за рамок, поэтому всё было решено. Но это не означало, что они спаслись: сиреневых огней становилось всё больше и больше. Роко с девушкой на плече успел покинуть опасную зону вовремя, до того как большая часть пылающих устройств перекрыли коридор, а Александра и вторая фантомка слишком задержались, и теперь с одной стороны выход перегораживала сплошная сетка, в с другой горизонтальные полоски от стенки до стенки: чаще у земли, на высоте же около метра расстояние между ними увеличивалось, но всё равно было небольшим.
Оставалось только прыгнуть в эту щель, Александра же никак не могла решиться: она много раз проделывала акробатические трюки и посложнее на тренировках, но там-то если она случайно коснётся кольца рукой или ногой, ей эту конечность не отрежет. Тем временем Сэм и раненная фантом успешно преодолели остальные препятствия и оказались в безопасности в боковом ответвлении.
- Барьер сплошной. Не отойдете в боковое ответвление, романтично подохните. - подгоняла вторая девушки, на время удерживающая сетку, но судя по голосу это требовало от неё недюжинных усилий.
"Если он выбраться смог с этой девицей на руках, у меня точно получится!" - мститель глубоко вдохнула, собралась и прыгнула в пространство между лазерами. Расстояния ей хватило с запасом. Затем девушка мгновенно поднялась на ноги и побежала к остальным: самое сложное препятствие было позади, остальные огненные ловушки можно было обойти сбоку не прибегая к такому риску: всего лишь пришлось ещё пару раз пригнуться. А фантом же, сразу бросившая барьер, не отставала от Александры и на полшага, и вскоре они обе оказались в безопасности. По крайней мере относительной, потому что необычная ловушка, похоже, могла сжечь и стены этого коридора, тем более что ей никто не управлял: главу охраны-то захватил Кай Ленг.
- Спасибо. - только и сказала державшей барьер девушке Александра. "Без неё нам могла быть крышка". Хорошо что у нас есть такие талантливые бойцы. А этого турианца живым мы не отпустим! После такого точно!
- Если я ничего не перепутал, через этот коридор есть выход к центру управления и лейтенанту Маусу? - Сэм вывел Мейнем из задумчивости.
Александра всё ещё продолжала часто и взволнованно дышать, но с ответом не медлила:
- Да. Но именно с этой стороны и шли большинство охранников. - не то чтобы она сомневалась, что они смогут с ними справится, вот только... Маус уже мог быть давно мёртв, тем более он давно не выходил на связь. Но теперь планы дело старших офицеров, а её дело - выполнять приказы.

+2

9

Согласовано с мастером.

Во все века цивилизации возникали на обломках своих предшественников. На свежих ли, обагренных еще кровью телах, или на иссохших костях давно ушедших в небытие народов, не имело значения – суть преемственности оставалась неизменной. Возникновение так называемого «нового» без преемственности обречено было бы каждый раз начинать развитие с самого начала. С нуля.
Эволюции в целом ныне суждено было сделать очередной виток. Очередной скачок, который переломит хребет прежнему миру.
Теперь, когда завеса тайн над происхождением технологий на основе эффекта массы, над происхождением Цитадели и прочими загадками галактики, оказалась отдернута усилиями одной усердной, но чересчур недальновидной женщины, будущее обретало все более четкие очертания. Будущее, способное подчинить себе даже такую угрозу, как вторжение Жнецов.
Жнецы…
Новак не любил прикладной работы, но не гнушался ей. Система пожарной охраны, как и чересчур много в Президиуме Цитадели, имела несколько уровней защиты. Электронные цепи он разорвал, как паутину, последним же препятствием оставалась плексигласовая крышка над пультом, запертая на механический замок. Мимолетно пожалев, что непредусмотрительно не снабдил свой инструментрон функцией резотрона, Новак достал из кармана строгого черного костюма, в котором, как обычно, явился на работу, маленький лазерный резак. Отрегулировав длину луча, он чиркнул резаком по замку. Тот с шепотом рассыпался, и Новак, стоя под отключенными камерами наблюдения, отрегулировал систему пожаротушения. Игра стоила свеч. Сразу несколько систем оповещения не сработают, сразу в нескольких окрестных зданиях. Новак чуть улыбнулся, глядя на схему построек, которую голограммой выдал ему инструментрон.
Сегодня вечный день Цитадели запылает, как свеча.

Цитадель – идеальный пример развития всеобщей энтропии, место, где под влиянием, людьми зовущимся г у м а н и с т и ч е с к и м, так называемое «сердце галактического сообщества» разлагается, будто переспелый, уже упавший на землю плод. Диктатура – вот что ей нужно в это дни. Подчинение Жнецов есть цель конечная, но ее еще предстоит достичь. Равноправное сотрудничество между расами ни к чему не приведет, ибо неоднородность восприятия, склонность ксеносов к защите, в первую очередь, собственных интересов сильно затрудняют продвижение к конечной цели. В том, что достичь ее будет хоть и трудно, но возможно, сомнений нет.
Новак далеко не впервые размышлял, будто читал лекции. Специфика его работы не только наложила свой отпечаток, но и, вне всяких сомнений, сделала его лучше. По крайней мере, перед лицом грядущей операции, которая потрясет Галактику до самого основания, он оставался чудовищно спокоен. Возвратившись в свой кабинет после повреждения системы пожаротушения, он действовал предельно быстро. К счастью, отряженный ему помощник также отличался сноровкой. И, как оказалось, сообразительностью. Новак поручил ему раздобыть тело – и агент Ловуд с блеском справился. Труп был схож с Артуром как лицом, так и телосложением, и к тому моменту, когда психолог возвратился в свой кабинет, был уже усажен за столом, одетый, обутый и причесанный. Как на похороны, - промелькнула издевательская мысль, и Новак переглянулся с Ловудом. Похоже, думали они об одном и том же. Бесстрастно взглянув на «себя» - ничком упавшего на стол, уронившего голову на руки, мертво сжимающие что-то из бумаг (разумеется, бесполезных теперь бумаг), Новак вышел из кабинета. Регалии и дипломы под стеклом, позолота с корешков книг и громада письменного стола с сидящим за ним трупом неподвижно смотрели ему вслед.
Ловуд пропустил Новака вперед. Спустились по лестничному пролету к парковке, обернулись, садясь в аэрокар. Незаметные в вечном свете Цитадели, из приоткрытого окна кабинета вырывались лохматые языки пламени. Человека-психотерапевта по имени Артур Новак обнаружат погибшим от сердечного приступа во время пожара. А что до анализа ДНК… до анализа ДНК ли вскоре будет СБЦ?
Пульт управления засветился под прикосновениями. Аэрокар быстро набрал высоту, управляемый уверенной рукой доктора Новака, а тройка высоток, что остались позади, содрогнулась серией взрывов.

- Агент Маус? – переговорное устройство слегка фонило, пошумливало. Не отвлекаясь от управления аэрокаром, Новак с инструментрона активировал отладку, попутно не забыв произвести дополнительную защиту канала связи. Для СБЦ, буде они внезапно выйдут на эту частоту, услышанное представится сплошным белым шумом, из которого, чтобы что-то вытащить, придется сильно постараться. А на это, опять же, у СБЦ нет времени.
- На связи, доктор Новак, - если бы Ловуд не сидел сейчас позади, доктор Новак мог бы поклясться, что слышит его голос. Одним из недостатков так называемой «интеграции» становилось усреднение голосовой тональности у обоих полов. Отчасти, по причине сглаживания эмоций, но Новака посещало неприятное чувство, когда теперь ему то и дело доводилось слышать голос латиноамериканца, например, и азиата, звучащие практически одинаково.
- Препятствие на пути Службы Безопасности создано, - Ловуд, тем временем, передавал Маусу картинки с места происшествия – уничтоженные взрывом здания, бушующие кругом пожары. По той причине, что кругом находилась уйма гражданских, привычным способом – устранением кислорода – пожар потушить не удавалось. А испорченную Новаком систему пожаротушения уже не запустить с пол-оборота. Резервные системы? Да кем бы он был, если бы не позаботился о них заранее.
- Принято, доктор. Обозначьте свои координаты, - тот повиновался. Аэрокару приходилось постоянно вилять и уклоняться, снуя среди зданий, дабы не привлекать к себе излишнего внимания. Шлемы с затемненным стеклом скрыли лица обоих церберовцев.
Воздушное пространство станции до сих пор было не под контролем «Цербера». Опасно, слишком опасно. События затягиваются, тогда как запланированный удар по верхушке должен быть быстрым и палачески точным. «Цербер» бросил на Цитадель немалые силы, на руку ему также играла вспыхнувшая, как бензин от одной-единственной искры, паника. Кто же мог ожидать, верно? Кто бы мог подумать, что в оплоте галактической цивилизации, сердце, средоточии, вдруг объявится нечто подобное? Новак тихонько усмехнулся, пролетая над горящей парковкой – внизу с кем-то расправлялись союзники. Ничему не научил Цитадель 2183 год и геты.
Но, да будет мироздание свидетелем, с личным ретранслятором на Цитадель, какой был у Сарена и его синтетических друзей, «Церберу» сейчас пришлось бы гораздо легче. Даже с помощью изнутри пока еще не все решилось. По опыту Новак знал, что сложнейшим из этапов любой операции становится ее финал. Свои люди в СБЦ поспособствовали его захвату. Совет деморализован, как и в 2183 году – он спасается, вместо того, чтобы заняться обороной. Ограниченные глупцы, - аэрокар мчался к точке, указанной Маусом. Похоже, штурмовая группа агента Ленга нуждалась в помощи извне.
Каналы связи, известно, перекрыты, иначе бы сюда уже на всех парах мчались галактические флоты. Даже те остатки их, что не заняты на войне, ведь подобную шутку «Церберу» не спустят ни за что. Но Цитадель по-прежнему может получить ту же самую помощь извне.
Беспокойство от растянутого времени, от задержек в операциях становилось все более отчетливым. Невозможно контролировать многомиллионную станцию, хоть и была проделана работа громадная, как сама Цитадель. «Цербер» просачивался на станцию неумолимо, как космическая пыль, оседал в механизмах и системах, и все ради этого момента. Чтобы остановить. Сковать. Парализовать. И – поразить в самое сердце.
Доннел Удина не был ни слабаком, ни дураком, ни карьеристом. Доннел Удина был отчаявшимся патриотом своей брошенной якобы союзниками родины, своей планеты. Турианцы выторговывали какой-то мир с кроганами, азари и саларианцы прятались по своим системам, надеясь, что жертвы Земли и Палавена как-нибудь насытят неукротимого Молоха Жнецов. Советник от человечества сделал свой последний ход – отчаянный, и единственно верный.
На карту была поставлена Земля – ни больше, ни меньше. Эволюция совершит очередной виток, ознаменовавшись рассветом человечества.
- Доктор, дальнейшее движение невозможно, - хриплым, механическим голосом заговорил Ловуд. – Там не проскочить, СБЦ блокирует все подлеты. Впереди закрепились наши силы, мы присоединимся к соединению?
- Мы здесь не за этим, - отозвался Новак, ювелирным движением паркуя аэрокар возле полуразрушенного взрывом здания, даже не задев покореженные, дотлевающие обломки. Гранаты «АТЛАСа», - определил он безошибочно, перелезая через обвалившиеся куски балок второго этажа.
- Ловуд, займитесь прикрытием, - оперативник кивнул темным стеклом шлема, перебрасывая Новаку взятый из аэрокара небольшой чемоданчик. Закрепив его в магнитных держателях на спине, доктор нырнул под косо упавшим кусок перекрытия, взбираясь по ведущей на второй этаж лестнице. Нет сомнений, сигнал исходит отсюда. Соратники из «Цербера» поработали на славу, зачистив это здание, бывшее одной из точек контроля за уличным движением. Разумеется, СБЦ.
Через один-единственный уцелевший терминал подключиться к сети было более чем непросто. Но чемоданчик с оборудованием висел в магнитных креплениях не просто так. «Кабинетная крыса» Артур Новак не очень любил работать руками. Но все-таки, никогда не гнушался.
Взрывами и стрельбой терминал немного повредило. Ремонтом он займется попутно, а пока что каналы связи СБЦ слегка потрепало небольшой кибератакой, попросту сбив настройки сети, смешав переговорные линии. Контроль над ближайшими системами ему надолго не взять, без риска себя засветить (ведь тылы открыты, несмотря на присутствие Ловуда), но чем-то помочь штурмовой группе Новак сумеет.
- Агент Ленг, на связи доктор Новак. Подходы СБЦ к точке вашего местоположения блокированы. Несколько минут в вашем распоряжении есть, - прыгающая картинка терминала отображала плохо, с помехами, служащих СБЦ, пытающихся прорезать дверь лазерным резаком – в десятки раз больше того, что был недавно у Новака. – Указания?

+3

10

я просто не мог найти саунд

Молодой турианский офицер Венн Думос задумчиво водил взглядом по приборной панели челнока. В круглых светло-зелёных глазах читались вопрос и лёгкое недоумение. Его задачей было лишь банальное сопровождение, группа его товарищей из СБЦ уже должна была штурмовать охваченные внезапным хаосом доки. Надо ли говорить, что почти все они были турианцами? Венн гордился, что принадлежал к этому несгибаемому народу. Сможет ли жалкая кучка каких-то вооружённых безумцев им что-то противопоставить? Конечно же, нет. Им недолго осталось, совсем скоро уже коллеги должны были вернуться. Именно их возвращения и ожидал Думос с напарником-человеком. Если честно, последний не вызывал доверия и выглядел каким-то дёрганым. Вероятно, трусил. Турианец вслушивался в окружающие звуки, ожидая услышать приближение сбцшников, и всякий раз неуловимо раздражался из-за покашливаний и хмыканий человека.
- Может, проверим остальные челноки? Как-то это подозрительно, не находишь?
- Что подозрительно? Всё ведь идеально проходит. Да и кому в голову взбредёт нападать на Цитадель - это безумие.
- Вы, турианцы, ограниченно мыслите...
Венн зловеще сузил взгляд, оглянувшись через плечо.
- Расист. Я нашёл причину возможных неполадок с освещением кабины. Это всего лишь нож.
- Нож? И что он тут делает? - человек расширил свои и без того чересчур большие глаза. Венн раздражённо щёлкнул острыми зубами.
- Да, можешь полюбоваться. Я его пока не стал даже выдёргивать, только в штаны не наложи, - турианец гордо мотнул головой, указывая куда-то вправо.
И, в самом деле, пробив тонкую обшивку, в стенке торчала рукоять и часть лезвия, глубоко вошедшего чётко в переплетение проводов.
- Странно. Так метко... Это могло быть только намеренно, разве нет?
- Да, вероятно, какой-то хулиган, - Венн махнул когтями, будто отмахиваясь от невидимой мухи. На самом деле, он тоже понимал, что что-то не так, но настойчиво делал вид, что всё идёт так, как надо. Потому что просто не может идти не так! Только не здесь, не на Цитадели.
Внезапно в тёмной глубине огромного помещения негромко прозвенел металл.
- Что это? - человек вздрогнул, как ужаленный, высунувшись в раскрытую дверь челнока из полутёмной кабины. Он усиленно щурился, но ничего не видел...
В ответ послышалось только еле слышное ворчание турианца.
- Лучше скажи, что это, Майлз, - Думос бросил оружие в руки человека, - На лезвии что-то есть.
Тот прищурился, ворочая тяжёлый нож в руке. Почему-то озадаченному Майлзу казалось, что это оружие брезговало самих его прикосновений. Словно бы он не был даже достоин держать этот нож. По коже Майлза пробежал еле ощутимый холодок. Он работал в СБЦ не так давно, но уже побольше многих, вот только в такой ситуации оказывался впервые. Он чувствовал себя слепцом посреди огненного болота.
- Я, хм...Это просто символы. Не знаю. Иероглиф.
- Что?
- Нет, ничего. Какая-то другая раса.
Круглые птичьи глаза смотрели с растущим подозрением в большие, тёмные... человеческие.
Небольшой иероглиф, выгравированный на лезвии, был явно восточного происхождения, точнее, азиатского, но зачем о таком знать этому докучливому Венну? Он и так почти не скрывал своего злобного и пренебрежительного отношения к людям. А если ещё выяснится, что это дело именно человеческих рук... Нет, война войной, а на Цитадели всё было по-прежнему.

***

Дыхание чуть сбилось, однако шаг оставался ровным и чётким, почти механически выверенным. Для человека, только что забравшего жизни сразу нескольких существ, Кай Ленг выглядел слишком спокойно, словно его никто даже не касался, а в эти доки он просто зашёл за своим личным кораблём. Хотя это и правда могло быть так, на поле боя фантом лавировал с ловкостью мангуста, игравшего со змеями, это почти не требовало усилий. Однако на этот раз "препятствий" на пути оказалось больше, чем он рассчитывал. Взгляд скрытых визором глаз с неживой отрешённостью скользнул по свежему отверстию в броне. Чей-то удачный и близкий выстрел всё же пробил предплечье. Кай пошевелил кистью, но о каком-либо дискомфорте напомнило лишь лёгкое покалывание. Заноза в пальце и то была бы ощутимее.
Значит, эти двое впереди не должны доставить ему проблем, учитывая, что кое-какие меры предосторожности Ленг уже предпринял (было бы глупо недооценивать любую возможную опасность). К тому же, у него имелись свои планы на все эти челноки, о которых столь любезно сообщила жертва перед смертью. Теперь Кай Ленг просто наблюдал за результатом своих нехитрых действий, замерев в тени, словно недвижная статуя. Только еле слышный стук обозначал его местонахождение - это с меча срывались густые капли синей крови, будто отсчитывая последние секунды чьих-то жизней. Убедившись, что больше никаких угроз поблизости нет, Кай покинул свою позицию, лёгким движением прочертив лезвием меча по холодному гладкому полу. Сталь тонко запела.
Хороших, эффективных сотрудников силовых структур не бросят сторожить транспорт. Но эти... Им уже давно пора умереть от своей некомпетентности.

***
Майлз решительно сжал в руке непослушный тяжёлый нож.
- Пойду-ка выброшу эту железку.
- Нет. Это может быть важной уликой.
- А может и нет. Хочешь, чтобы мы потом попали под раздачу?
- Я бы не говорил "мы", - осклабился Думос.
- Погоди, там кто-то есть!
Всё бы было хорошо, если бы Майлз не указал в ту сторону рукой с ножом. Венн среагировал на это мгновенно, грубо ударив по руке и выбив оружие. Майлза он оттолкнул к челноку, так что тот с гулким стуком ударился о его борт своей бронированной спиной и едва не потерял равновесие.
- Да что ты себе позволяешь, - прошипел Майлз, тревожно выискивая взглядом тот тёмный силуэт, что только что видел. Но никого не было... Однако ведь точно был. Почему-то внутри всё съёжилось в этот момент. На секунду он почувствовал себя человеком, остро страдающим арахнофобией. В одной комнате с пауком, которого случайно упустил из виду.
Думос же совершенно забылся. Он был одержим своей застарелой ненавистью - ненавистью и паранойей турианца, когда-то потерявшего отца по вине людей.
Турианец отошёл в сторону и поднял нож, задумчиво рассматривая неизвестный ему символ.
- Я подозреваю в этом тебя, человек, ибо больше некому. К тому же, у нас есть сведения, что это спланированная диверсия. Здесь шныряют десятки таких, как ты...
- Он здесь ОДИН! - Майлз сорвался на хриплый крик, окончательно теряя контроль над собой.
"Вы просто обленившиеся тупые снобы, считающие, что у вас всегда всё под контролем и в безопасности!"
Он схватил винтовку и начал стрелять по воздуху перед собой, надеясь уничтожить угрозу, что определённо была где-то здесь. Где-то...Сзади. Увы, это была одна из последних мыслей Майлза - он даже не успел толком сделать вдох. Пробитое насквозь лёгкое уже заполнялось кровью, так что изо рта вырвался лишь приглушённый хрип. Своего убийцу Майлз не видел, да и был не в силах оторвать взор от окровавленного серебристого "жала", вырвавшегося из его же груди. Как мотылёк, прикованный гибельным светом. Слепец сгорел в своём болоте.
Думос, однако, не растерялся, мгновенно поняв, что почивший Майлз действительно видел кого-то. Он тут же метнул злополучный нож в свою цель, но был ошарашен, увидев, как рука в когтистой перчатке с лёгкостью перехватила летевший снаряд в нескольких сантиметрах от лица, отсюда казавшегося скорее бледной, лишённой жизни маской. Впрочем, рот "маски" чуть шевельнулся, искривляясь, а голова чуть наклонилась в ироничном подобии благодарности. Нож занял своё привычное место в креплении на тёмной лёгкой броне.
"Что это?!" - буквально кричали негодующие зелёные глаза. И фигура в тёмной броне вновь растворилась, будто несуществующий мираж, - выстрелы винтовки ударились о челнок, рассыпались бесполезным бисером.*
Тогда Думос резко развернулся, памятуя о том, как любит этот неизвестный нападать со спины. Венн готов был встретить это исчадие яростным огнём, но успел он лишь встретиться со смертью лицом к лицу. Такая скорость была за гранью его понимания, ведь, казалось, что прошла всего какая-то секунда!
Точно так же, сражённый сквозным ранением в грудь турианец упал, но в отличие от Майлза, он ещё мог видеть этого...Кого?
"Неживой...Живой не может...не смог бы."
Тёмный силуэт со светящимися узкими огнями вместо глаз уже заносил меч для последнего удара, и разъярённый задыхающийся Венн ничего не мог с этим сделать. Никто не мог видеть мыслей умирающего турианца. Мыслей, преисполненных мрачной чёрной злобы.
"Это ваша вина. Люди. Во всём, что тут происходит сейчас... Вы... Виноваты. Вам не смыть это...никогда."

***
- Новак, это Ленг. Высылаю тебе координаты нескольких челноков и подробную карту техтоннелей этого сектора. Отсюда по ним пролегает кратчайший путь до штаба СБЦ. Используйте это. Вас будут преследовать, но я облегчу вам задачу.
Кай Ленг сидел на крыше одного из челноков, явно производя с ним какие-то манипуляции. Откуда-то он уже знал, где лучше всего разместить взрывчатку, хотя эта модель транспорта была для него незнакомой. В памяти что-то всплыло само собой. Словно он всегда это знал.
Не имеет значения, - обрубил ненужные размышления оперативник.
- Готово. Выбирайте только самый крайний к техтоннелям челнок. И побыстрее, вас не должны перехватить. Я с этого момента действую один. Конец связи.
Фантом не счёл нужным упоминать, что челноки преследователей взорвутся прямо во время вероятной погони. А это значит, что если пилот не будет достаточно быстр, то взрыв заденет и его транспорт, что в условиях крайне малого пространства техтоннелей будет равносильно смерти. В конце концов, если Новак недостаточно быстр, это только его проблемы, и вряд ли они бы куда-то исчезли от одного банального предупреждения.
Один из челноков медленно отделился от платформы и утонул во тьме техтоннелей.

* - умение "удар тени".

офф

Новак, ты в своём посте можешь добавить "- Ожидайте." (как мой ответ тебе), а потом уже последуют все необходимые сведения от меня.

События, оставленные "за кадром":
- Турианец с информацией был убит, но Ленг всё-таки получил от него полезные сведения.
- Силы СБЦ постепенно переходят в наступление на захваченные доки, но пока их немного из-за действий Новака.
- Ленг столкнулся с частью сил СБЦ и избавился от них при помощи меча и пафоса.
- Заминированы не все челноки, но расчёт сделан на то, что они будут лететь близко друг от друга.
- Техтоннели, естественно, не предназначены для полётов.

+3


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.5 [Выход из тени]