Пишет
Nirgal Nelis в "Белые стены"
Ниргал немного напрягся от того, что они в помещении были втроём. В одиночку, безусловно, опаснее и страшнее, но от самого себя удара в спину можно не бояться. Иначе это было бы очень забавное зрелище. Саларианец явно не хотел много разговаривать, чтобы вслушиваться в тёмное пространство комнаты. Бдительность явно не является тем качеством, которое Нелис пишет в анкетах в первую очередь. читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Новая Мекка - Урднот Меон
Духи злобы Поднебесной - Оливия Морган
Город грехов - Оливия Морган
Предел для Бессмертных - Zaas
Этот мир - наш Ад - Роберт Грин

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования.Тащите сюда отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в октябре.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
• ВАЖНОЕ НОВОВВЕДЕНИЕ!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.3 [Город грехов]


Эпизод 9.3 [Город грехов]

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Акира

С трудом, но вам удается разглядеть кровавые следы, которые ведут в один из кабинетов первого этажа (на другой стороне здания, пожар здесь еще не слишком разгорелся). Похоже, ваш клиент выбрался через окно, но с такими ранениями вряд ли он мог уйти далеко, даже если где-то сумел раздобыть панацелин или хотя бы обезболивающее.
А возле отеля уже идет бой. Люди в форме "Цербера" сражаются с заключенными, но есть ли вам до них дело? Ведь далеко впереди вы замечаете уже знакомую фигуру. Это батарианец!
Слегка пошатываясь, он уже сворачивает за угол. Вам нужен всего-то один удачный выстрел, но снова жертва успевает скрыться. И всё же цель уже так близка!
Никто не мешает вам добраться до конца улицы, заглянуть в переулок, и увидеть, что четырехглазый заходит в подъезд многоэтажного дома вместе с какими-то людьми. Кажется, они ему не враги в отличие от заключенных, избивших его возле мэрии.
Если поторопитесь, то сможете увидеть, что лифт остановился на последнем этаже. Лучший вариант, последовать за этой группой, ведь окна квартир выходят на разные стороны улицы, пытаться найти удобную позицию, вычислить, где именно находится ваш клиент - занятие довольно долгое. Что, если он скроется снова?
Когда вы подниметесь вслед за преступниками, двери нескольких квартир окажутся распахнутыми настежь. Вероятно, их взломали заключенные или мародеры, рыскающие в поисках наживы. Хотя это довольно странно, дом не выглядит пристанищем богачей. Возможно, здешних жильцов кто-то навестил по личным причинам? Разбираться в этом некогда. Негромкие голоса, раздающиеся из одной квартиры, явно говорят, что преследуемые вами люди и батарианец находятся поблизости. Однако они могут быть вооружены.
Вместе с ксеносом в квартире находятся еще четыре человека. Двое с пистолетами, один дробовиком. Четвертый - здоровенный детина с бородой, вооружен лишь топором, но управляется им с поразительной ловкостью. Как с ними поступить - на ваше усмотрение. Батарианца вы найдете в дальней комнате практически без сознания. Пот градом струится по его сморщенному лбу. Едва завидев вас, он тихо и прерывисто восклицает.
- А... по мою душу! Не трудно догадаться! Зря стараешься! Из-за ублюдка Харди нам так и так конец. Так что не тяни, синяя важная жопа, делай свое дело.

Александра.

Вы добегаете до биотика как раз в тот момент, когда он делает новый взмах руками, и вокруг него включается поле аннигиляции. Действие адреналина заканчивается, щиты трещат от напора темной энергии. Если этот человек успеет ударить еще раз или подорвет само поле - вам конец. А позади слышны выстрелы. Кажется, с улицы к заключенным подошло подкрепление, но на то, чтобы обернуться и оценить обстановку, времени уже явно не хватает. Ваш единственный шанс - уничтожить врага в лифте и отправиться наверх за профессорской женой.
Миссис Рэйнольдс вы действительно обнаруживаете в холле на одном из верхних этажей, но тут же возникает сопутствующая проблема. Во время пребывания в отеле она сумела найти других гражданских: журналистку и аптекаршу, оставленных Акирой, пожилого мужчину и жмущихся к нему двух девочек лет семи. Судя по всему, старик - их дедушка.
Скорее всего, путь назад отрезан, придется пробираться через черный ход, да и миссис Рэйнольдс проявляет завидную строптивость, заявив, что раз "Церберу" так дорога она и её муж, то Александре придется позаботиться и об остальных.
Здесь вы можете принять решение сами, а можете запросить приказ у Стингера или Роко.

Все вопросы можно задать ГМ в ЛС.

Очередность: Акира, Александра, Стингер.

+2

32

Я старалась быть доброй, но у меня опять не получалось.
Александра подбежала к лифту, и уже начала поднимать руку, чтобы сделать выстрел клинками, но биотик тоже сделал какой-то замысловатый жест, и всё пространство вокруг буквально взорвалось: и по ощущениям, и визуально: словно Александру с ног до головы облили кислотой. Сзади заслышались выстрелы и крики: это явно были не её союзники, и проверять это девушка не хотела, так что оставался путь только вперёд. Баллистические клинки пронзили грудь биотика насквозь, заодно откинув его к дальней стенке лифта, а войдя в двери и нажав кнопку "вверх", мститель сделала ещё один контрольный выстрел в труп из "Палача". "Ненавижу биотиков." - Мейнем изо всех сил сжала руки в кулаки и зажмурилась от боли, пока лифт медленно поднимался на 25 этаж: к сожалению, даже со смертью биотика "поле аннигиляции" никуда не исчезло, а отойти на достаточное расстояние Александра никак не могла: тёмная энергия окутывала весь лифт. Если бы не лёгкая броня, поглощающая большую часть урона, оперативница бы точно уже погибла или, как минимум, получила повреждения внутренних органов.
Примерно через полминуты биотика развеялась, а вскоре открылись и двери лифта, сопровождаемые красивой мелодией, сигнализирующей о прибытии. Алекса не слишком спешила искать Рейнольдс, следя за информацией на визоре своего шлема:
"перезагрузка кинетических барьеров: 100%
жизненные показатели: давление 195/115, пульс: 125, угрозы для жизни нет."
Разумеется болезненные ощущения по всему телу разом никуда не исчезли, но всё же Мейнем решила пока не использовать единственный комплект панацелина: ей казалось, что это ещё не самый крайний случай, и всё должно пройти и без этого.
- Алан? Паркер? Алло?.. - вызвала своих коллег блондинка, однако ответа не дождалась: вероятно, она не ошиблась, когда решила подниматься сразу, и штурмовики уже погибли. Выходит, она осталась здесь совсем одна...
Долго искать Рейнольдс не пришлось: ей, наверное, сообщили на рации, что за ней выслан человек, так что Александру ждали уже в холле: правда не только жена профессора, а целая группа людей: ещё две женщины, две маленькие девочки и пожилой мужчина.
- Гортензия Рейнольдс! Мне поручено доставить вас к вашему мужу в безопасное место. Вы готовы? - терять времени агент "Цербера" не собиралась.
- Если я так вам дорога, придётся спасти их всех! - Гортензия сложила руки на груди, становясь в центре группы.
"Защитница угнетённых?" - Алекс это совершенно не нравилось. Одно дело было попросить Стингера вывезти плаксивую Кейт Райли, когда им никто не угрожал, и которая в общем-то была в нормальном физическом состоянии, и после обработки "Цербером" вполне могла сражаться вместе с ними, и совсем другое - в одиночку вытаскивать из самого центра заварушки всю эту толпу, к тому же совершенно бесполезную: дети, старики и толстуха, а уж вторая женщина и вовсе была, похоже, изуродована, не говоря о том, что сильно пьяна.
- Слушай! - Александра быстро подошла к Рейнольдс и с силой схватила её за руку, - Будь благодарна тому, что хотя бы тебя вытащим. Потому что с ними мы не выберемся отсюда. - но женщина продолжала сопротивляться.
- Там же дети! А как они без нас?!
- Лучше пошли по-хорошему! - Александра вытащила пистолет, собираясь сначала выстрелить толстой женщине в плечо: на вид она была самой здоровой, и это нанесло бы минимальный ущерб. Но при необходимости мститель готова была убить здесь всех, кроме двух маленьких девочек. Будучи с ног до головы закованной в броню она определённо выглядела устрашающе даже не смотря на относительно хрупкое телосложение, а шлем искажал обычно мягкий голос девушки.
Увидев оружие, дети закричали от ужаса, старик закрыл их своим телом, пьяная закрыла лицо руками, а Рейнольдс сразу перестала сопротивляться и затараторила: "Хорошо, я всё сделаю, только не стреляйте в них!"
- Вот и хорошо. - согласилась Мейнем, и повела свою цель по коридору, пытаясь наугад найти лестницу : ведь ехать вниз на лифте было явно неразумным.
Неожиданной оказалась помощь Гортензии, которая и показала дорогу. То ли она смирилась с тем, что помочь остальным не получится, то ли это и вовсе не было для неё принципиальным, но больше Рейнольдс не сопротивлялась. Хотя и высказала своё мнение, пока они спускались:
- Какая же вы сука! Угрожаете оружием детям и старикам. - Мейнем промолчала. "У меня нет другого выхода." - считала блондинка.
Спуск с двадцать пятого этажа не было чем-то таким уж сложным для тренированной Александры, однако к тому времени, как они достигли первого, стало вполне понятно, что и речи о том, чтобы пытаться добраться до завода пешком, быть не может: даже для мстителя расстояние было очень большим, особенно учитывая броню и оружие, а уж жена профессора точно не преодолела бы даже и треть его.
- Ну, отдышитесь. — подойдя к служебному выходу, женщины ненадолго остановились, пользуясь этим, чтобы передохнуть, - Найдём нам какой-нибудь транспорт.
На улице шёл дождь: мелкий и редкий, как будто погода тоже лила слёзы, глядя на происходящее. Броня Александры не пропускала воду, а миссис Рейнольдс куталась в благоразумно прихваченный с собой плащ, но всё равно находится на улице было неприятно.
- Если встретим кого-нибудь, молчите и стойте позади меня, хорошо?«в этом городе нормальных людей уже мало осталось, опасность повсюду». Вокруг было несколько припаркованных аэрокаров, но Алекса не была инженером-взломщиком, и аэрокар без ключей был для неё совершенно бесполезен.
За углом послышался визг тормозов, а потом удар и противный лязгающий скрежет. Александра быстро побежала вперёд, таща за собой миссис Рейнольдс. К её чести, та вполне держала скорость, не жаловалась и не спотыкалась. Да и в целом жена профессора показывала себя с лучшей стороны.
Как и предположила агентесса, звуки сопровождали аварию: поперёк улицы лежал перевёрнутый грузовик, в кабине которого находился водитель — определённо мёртвый. Рядом лежал помятый мотоцикл, а около него спиной к ним стоял парень в мотоциклетном комбинезоне — вероятно, второй участник аварии. На вид мотоцикл был вполне пригоден к дальнейшей езде — кажется, они нашли себе транспорт.
Подойдя ближе, Александра поняла, что ошиблась: это был не парень, а девчонка, и она… истерически смеялась, глядя на картину аварии. К тому же по положению предплечья её руки было совершенно ясно, что оно сломано, но это, похоже, героиню тоже совершенно не заботило. «Наркотики,» - поняла Мейнем.
- Твой мотоцикл? — Алекса слабо надеялась на плодотворную дискуссию с человеком в таком состоянии, но всё же решила попробовать.
- Мой. — с нескрываемой гордостью заявила девушка. Александра даже предположить не могла, о чём её собеседница в данный момент думала, но связь с реальностью у неё явно была очень слабой.
- Давай ключи. — агентесса протянула руку.
- Пошла ты! — когда мститель изо всех сил ударила гражданскую в лицо, одним ударом уложив её на землю, та даже не перестала смеяться. Пытки определённо не были здесь вариантом, поэтому Мейнем пришлось просто обыскать девчонку, которая почти не сопротивлялась. Ключи оказались в трусах. «Гениальное решение, если бы на моём месте был кто-то другой, то и изнасиловал бы, и всё равно забрал  мотоцикл.»
Оперативница ещё несколько секунд смотрела на сломанное предплечье бывшей хозяйки мотоцикла. Из познаний Алекс в анатомии следовало, что примерно в семидесяти процентов случаев стоило вправить руку, а в остальных тридцати — она бы сделала «больной» только хуже. Учитывая отсутствие рядом нормального хирурга, рискнуть стоило.
- Не благодари. - Александра резким движением вернула руку в нормальное положение, а затем направилась прочь, оставляя девчонку лежать на асфальте.
- Сука… — прозвучало вслед уходящей военной. Уже третий раз за последние два часа три совершенно разных человека называли Мейнем этим словом. «Интересно, это совпадение, или так оно и есть?» — задумалась девушка, поднимая мотоцикл и устраиваясь на сиденье водителя.
Дорожные условия были ужасными, а навыки блондинки в управлении этим видом транспорта, особенно с пассажиром, были близки к нулевым, и, должно быть, Гортензии было очень страшно: ведь если бы они попали в ещё одну аварию, в отличие от Александры, её бы не защитила броня. Хотя может Рейнольдс и не знала, насколько неуверенно себя чувствует её водитель, так что боялась меньше? По крайней мере других участников движения на дороге не было, да и на асфальте не было ям.

Отредактировано Alexandra Meinem (9 августа, 2017г. 16:09)

+3

33

Коридор заволокло едким дымом горящей синтетики. Аромат горелого мяса проскальзывал в ноздри охотницы, но был лишь оттенком в этом горьком, ядовитом коктейле. Она ещё могла дышать сквозь маску, но глаза слезились и следов было не разобрать. Пришлось чуть присесть на одно колено – у пола было меньше дыма – и только тогда её внимательные глаза сумели рассмотреть пятна крови на полу. С разводами, не твёрдые, но имеющие чёткое направление подальше от огня. Синекожая ткнула пальцем в один из них и провела пальцем в направлении движения: «Я иду за тобой!».
В условиях почти нулевой видимости доставать винтовку не имело особенного смысла, тем более, в пространстве комнат и коридоров. Снимать с пояса «Ярость» Акира тоже не стала – на самом деле, она не доверяла пистолетам-пулеметам и гораздо более полагалась на биотику и возможности своего инструметрона. Обычно азари этого хватало, и она была уверенна, что справится и в этот раз.
По еле заметным в этом дыму следам охотница едва не прошла мимо кабинета, в котором скрылась её добыча. Пропажа следов из-под ног сначала показалась ошибкой, но на всякий случай Т’Карро пригнулась, чтобы в этом удостовериться. «Точно!» - она прошла мимо поворота уже несколько шагов и пришлось срочно возвращаться.
Дверь СпеКТР открывала ногой. Не было смысла осторожничать, только сумасшедшие ещё могли оставаться в затянутом пеленой дыма здании. «Я и дураки,» - оскалилась синекожая, так и не дождавшись ни одного выстрела в свой щит. Дыма здесь было действительно много, позади раздался всполох пламени. При потворстве открытого окна в здание попадал свежий кислород через открытую дверь теперь подбадривая разгорающийся пожар. «Что, мой четырёхглазый друг,» - синекожая оскалилась, ловко прыгая в окно: "Скоро увидимся?" В этот раз она была осторожнее и прежде аккуратно осмотрела пространство улицы, только потом отправившись за своей добычей.
Акира могла бы сказать, что на улице царила тишина. Только где-то в стороне отеля раздавались выстрелы, но до них было довольно далеко. Сердце тревожно стукнуло, предложив присоединиться к разборкам, более для того, чтобы убедиться в безопасности журналистки, но впереди мелькнула неровная, искалеченная фигура батарианца. «В отеле может быть «Цербер»», - предположила азари, исходя из того, что видела сквозь прицел с крыши «Плазы», и того, что больше местным ренегатам не с кем так долго перестреливаться. – «А ты человек, и человек, хорошо спрятанный».
Выбор не был лёгким, но задание Совета нужно было исполнить. Исполнительность Т’Карро, как СпеКТР’а, обеспечивала покой и достойное существование всей «Анафемы», а значит мешкать и рисковать достижением цели было нельзя. Было непривычно, что на дороге, по следам батарианца азари никто не встретился. Ни насильников, ни воров, ни грабителей, ни мародёров. От нечего делать, женщина даже сбросила с себя все надетые для маскировки лохмотья, чтобы не мешались. Она снова превратилась во взрослую, уверенную в себе азари в чёрной, шитой под заказ броне.
В отличие от неё, четырёхглазый умудрился обрести компанию. В последний момент, когда он оказался в поле зрения синекожей, мужчина в компании четырёх человек входил в подъезд очередного дома. В этот раз они явно не страдали ксенофобией, один даже поддерживал батаринца под плечо не искалеченной руки. «Конечная, мой дорогой,» - кивнула Акира и, убедившись в том, что термоячейки в «Ярости» и «Чёрной вдове» свежи, отправилась за ними. Идею выследить его через окна, с крыш соседних зданий пришлось отмести – возможно, пришлось бы обежать крыши половины квартала, а ублюдок и так всё время ускользал от охотницы.
Внутри подъезд не обладал достопримечательностями. Исписанный надписями разной степени похабности, с потрескавшейся краской, он разве что приобрел с десяток пулевых отверстий на старых стенах. Впрочем, кровавые разводы на стенах тоже казались относительно свежими. Вопрос вызывали только несколько вскрытых квартир, но заходить туда и пытаться понять, что же случилось, СпеКТР не стала – сверху раздавались человеческая речь и донёсся устало-раздражённый батарианский акцент.
Четвёртый этаж, шестнадцатая квартира. Дверь чуть приоткрыта, но, что происходило внутри, не было видно. «Атаме,» - прошептала Акира беззвучно. – «Когда-нибудь моя проблема решится просто». Немного поразмыслив, синекожая всё-таки нашла выход из ситуации. Не самый аккуратный, тихий и комфортный, но ничего другого в голову СпеКТР’а не пришло.
Нет, то есть, конечно, пришло. Однако, идею с тем, чтобы засесть у двери и караулить сочувствующих батарианцу людей с «Чёрной вдовой» наизготовку, женщина отмела сразу. Ждать сейчас она была не готова, как минимум, не желая отдавать инициативу в руки противника. Это должна была быть её атака, и развиваться она должна была по её плану. «Зря вы дверь не закрыли,» - резюмировала женщина. – «Двойка вам за это. Точнее, единица».
Скрипя сердцем, Т’Карро скинула винтовку со спины в руки и, почти не целясь выстрелила в дверь. На её чёрной, прогнившей от долгих лет жестокости и зверств душе скребли кошки – охотница крайне не любила стрелять из снайперских винтовок вот так, без цели, на удачу, почти не надеясь попасть в жертву. Выбора не было. Да и времени на внутренние метания и тревоги, нужно было срочно покинуть зону поражения, и азари быстро, но почти бесшумно сбежала вниз. И не зря.
В ответ, спустя буквально несколько секунд раздались пять выстрелов, и опытный слух Акиры различил, что стреляли по меньшей мере из двух пистолетов. Пули рикошетили, одна скользнула по щиту азари, но даже ему особого ущерба не причинила. Однако, эти выстрелы служили иной цели – они чуть оттолкнули в сторону дверь и охотница смогла в своём «круглом мире» увидеть кусочек коридора. Было темно, только тени мельтешили, поэтому синекожая смогла достойно прицелиться только, когда дверь открыли ещё чуть шире, просовывая толстый ствол дробовика. Грохот «Чёрной вдовы» вновь сотряс подъезд, из квартиры донёсся болезненный хрип: «Наслаждайся, сучёнок!» В узком кусочке проёма мелькнула очередная тень и Акира добила термоячейку третьим выстрелом. Однако, судя по отсутствию голосов с той стороны, безрезультатно: «Очень плохой день. Очень, очень плохой день…» Но руки уже перезаряжали винтовку: «Что за…?!»
Возглас Акиры был обращен к появившемуся громиле со здоровенным топором руках, который, видимо, обладал немалым боевым опытом, раз узнал по голосу довольно редкую винтовку, ставшую для Т’Карро верной боевой подругой, и угадал момент смены . Буквально в пару широченных шагов он возвысился над СпеКТР’ом, женщина едва успела увернуться, о том, чтобы перезарядить винтовку и речи не шло. Сердце предательски дрогнуло, когда ветер от следующего замаха пробежал опасным холодком по фестончатым хрящам на затылке - она вовремя начала своё бегство вниз по лестнице.
Но тут уже в бой вступили инстинкты. Семь веков её личной истории и тысячелетия истории её расы, где каждая из сестёр обладала биотическим даром. Акире только и было нужно, чтобы ублюдок с топором ступил на лестничную площадку, что охотница легко определила по тени. Злой оскал свёл её губы, и женщина обернулась через левое плечо, оставляя «Чёрную вдову» в правой руке, с инструметрона отправив навстречу верзиле сгусток плазмы. Он только и успел округлить глаза в удивлении, а винтовка была переброшена в другую ладонь и охотница добавила ему залп тёмной материи, сама успев сделать ещё шаг назад. Грохот взрыва огненной комбинации, звон выбитых стёкол, громогласное эхо и рык умирающего человека задержали подельников архаичного противника Акиры и дали синекожей время скрыться на следующем этаже в одной из квартир. В отличие от союзников батарианца, дверь женщина за собой захлопнула.
Прямой узкий коридор заканчивался поворотом на кухню, за которым и скрылась азари. Она присела на колено и направила свою винтовку в сторону выхода, предполагая, что враги обязательно последую за ней. Впрочем, на это намекал и стук тяжёлых армейских ботинок. Т’Карро подключила тепловизор, встроенный в прицел её снайперской винтовки и осмотрела происходящее. Растерянный противник с дробовиком осторожно ступил на пространство перед её дверью и, судя по колебанию головы видимого женщиной силуэта, осмотрелся, пытаясь понять, где атаковавшая их противница.
Слишком много времени СпеКТР ему не дала. Её палец совершил короткое быстрое движение, раздался сухой и привычный охотнице грохот выстрела из «Чёрной вдовы», и тяжёлая мощная пуля совершила короткой путешествие вдоль металлической плоти оружейного ствола, чтобы пробить тонкую перегородку двери и заставить мужчину с дробовиком дернуть головой. Вероятно, щит его всё-таки спас, позволив пережить попадание ослабленного дверью удара. Но только первого. Второй выстрел уложил его на холодный пол лестничной площадки. Ещё двое остались на площадке полуэтажом выше. Они держали пистолеты направленными на дверь квартиры, около которой погиб их друг и, вероятно, думали, что «Чёрная вдова» была почти бесполезна для охотницы в этой ситуации. Это было крайне ошибочное мнение.
Распахнув дверь ударом ноги, синекожая прицелилась в лежащего ничком противника. Он ещё подёргивался, хотя голова его и была окровавлена. «Дело не в щите,» - решила женщина. – «Дверь изменила траекторию полёта и обе чуть отклонились от цели. Поправимо», - руки уверенно перехватили винтовку, глаз прильнул к прицелу. Третий выстрел поставил точку в нелепой жизни человека, вставшего на пути азари к батарианцу.
Она всё ещё находилась в квартире, укрываемая дверью от взглядов ещё живых противников, но и не имеющая возможность прицельно стрелять в них. Бросив через прицел взгляд на их силуэты, женщина сделала вывод о местонахождении противников, решительно усмехнулась, перезарядила винтовку и удобнее перехватила свою боевую подругу из тёмного металла.
Азари сделала ставку на внезапность, свой боевой опыт и полученные за семьсот лет навыки. Сильные ноги толкнули женщину вперёд, позволяя неожиданно вылететь из-за двери так, что выстрелить сумел только один. Другой оказался менее расторопен, возможно, из-за того, что одна его рука висела плетью вдоль тела и, наверняка, причиняла довольно сильную боль. Т’Карро начала прицеливаться ещё в полёте, не боясь, что это окажется бесполезно, когда она грохнется на твёрдый пол – биотическое парение решило эту проблему, опустив женщину нежно, словно птичье перо. Первым выстрелом, который раздался, как только тело Акиры перестало сиять синим пламенем, взорвал голову того противника, что не был прежде ранен. Крест «круглого мира» сдвинулся на пол метра в сторону, застыв посреди лба следующей жертвы. Именно такое определение подходило последнему выжившему союзнику батарианца и тот, кажется, не был настроен с этим спорить. Прежде, чем расстаться с головой и с жизнью, он начал пятиться назад, словно надеясь через окно избежать своей скорбной участи. «Бесполезно», - и больше стрелять было не в кого.
Женщина, довольная, поднялась на ноги и навела свою винтовку в сторону квартиры, где должен был быть четырёхглазый. Никаких других силуэтов она не нашла и с довольной улыбкой садистки отправилась к нему, стараясь переступать оставленные ею трупы. Вообще-то, «круглый мир» синекожей не показывал чёткий силуэт батарианца – похожий на человеческий, но с несколько измененными пропорциями конечностей и шеи – однако, Акира была уверена, что красная бесформенная куча посреди комнаты – он и есть.
Сомнения были бы не обоснованными. Сложившись эмбрионом, мужчина лежал на полу и глядел в сторону охотницы, устало мигая всеми четырьмя глазами. По тёмной морщинистой шкуре градом струился пот, она местами покрылась запекшейся коркой. Губы и брыли были в трещинах, от некоторых всё ещё тянулись кровавые потёки. К животу бедолага прижимал искалеченную руку, прятал её в своей одежде и, вероятно, надеялся остановить кровь.
- Крепко тебя, - усмехнулась Акира. – А я ещё жалуюсь, что у меня день не задался.
- Азари среди человеческой колонии, живая и невредимая, - пробубнил он так, что синекожая с трудом его расслышала. Голос был слабый и уставший. – Довольная, несмотря на то, что повидала немало дерьма толпе обезумевших людей. Снайперская винтовка даже в тесном пространстве подъезда, - женщина не спешила прерывать эту близкую к посмертной речь, ей стало любопытно. – Наверняка оставила за собой кучу трупов и прудик бессмысленно пролитой крови.
- Не бессмысленной! – с улыбкой возразила азари. – Мне было весело.
- Точно, - искалеченный дёрнул головой и в этом жесте охотница с трудом, но всё же определила кивок. – Бешенная тварь, цепная сука Совета, СпеКТР Акира Т’Карро. Значит, они послали за мной тебя убедиться, что я сдох?
- Видишь, какой ты умный, - оскалилась синекожая. – Значит, не зря.
- Зря, - из его горла послышалось бульканье, вероятно, означавшее смех. – Из-за ублюдка Харди нам теперь всем конец. Так что не тяни, синежопая, делай своё дело.
- Нет, дорогой, - Т’Карро уселась на кресло напротив раненного и положила винтовку к себе на колени. – Считай, что ты меня заинтриговал. Кто такой Харди, кто вы и почему вам всем теперь конец?
- Пошла ты! – буркнул четырёхглазый. – Мучайся любопытством, мразь.
Акира склонила голову набок, переваривая ответ хамящей жертвы, после чего поднялась и подошла к мужчине:
- Ты что, отрезал себе руку и теперь думаешь, что ничего не страшно? – садистка отвела глаза в сторону, словно задумалась о чём-то, а потом прикладом съездила по морде валяющегося на полу противника. – Не передумал? – её тон совсем не был рассерженным или агрессивным. Скорее, напротив, в мурлыкающие нотки вплелось веселье настоящей кошки, решившей поиграть со своей добычей. «Мышь» выглядела более раздраженной:
- Сдохни, - на эту резкость уроженец Кхар’Шана получил довольно жесткий ответ. Приклад методично обрушился сначала на его многострадальную морду, затем на плечо, затем на спину, а потом, пытаясь спрятать культю, он случайно подставил под приклад грудь. Туда Акира и направила всю свою злобную, яростную игривость и била до тех пор, пока не услышала треск. Впрочем, ещё несколько ударов после этого не нанести она не смогла.
- Снова нет? – даже она сама не была уверена, что искренней исповеди обрадуется больше, чем отрицательному ответу.
- Пошла… -  кровавый кашель, видимо, из задетого лёгкого, прервал даже эту короткую фразу. –...на хер.
- Ну, и славно, - усевшись рядом с измученным противником, Акира порылась у себя на поясе. Конечно, для разных рас пространства Цитадели подходили разные транквилизаторы и обезболивающие, только панацелин был общим для всех. Но для более тонкой работы, следовало учитывать многие различия, из которых самым очевидным было деление на левоаминокислотное и декстропротеиновое питание. Однако, к примеру, нервная система азари имеет ячеистую структуру, в отличие от других рас. Впрочем, здесь, на Уотсоне, она не планировала наткнуться на турианцев, кроганов и иже с ними. Только один батарианец и множество людей. Именно поэтому нужный ей состав женщина нашла довольно быстро, после чего ловко ввела его в шею почти не сопротивляющегося, обессилевшего батарианца.
- Нет, малыш, - улыбнулась женщина, глядя в удивленные глаза. – Это не сыворотка правды. Это только, чтобы ты от меня не сбежал туда, откуда не возвращаются. По крайней мере, пока я не разрешу.
- Делай, что хочешь.
- Ну, спасибо, - подмигнула женщина и поднялась над батарианцем, достав с бедра свою «Ярость». В термоячейке пистолета-пулемета ещё оставалась какая-то доля заряда и Акира нажала на спусковой крючок, выпуская очередь по ногам искалеченной жертвы. Тому оставалось только судорожно дёргаться и жалостливо скулить от боли, чем бедолага и занимался. Однако, скоро выстрелы прекратились, электроника заблокировала стрельбу с раскалённой термоячейкой, но садистка добивалась именно этого. Она тут же бросила пистолет-пулемёт на пояс и упёрлась ногой в подмышку четырёхглазого, а руками вцепилась в торчащую из культи лучевую кость. С безумным смехом женщина вложила весь свой вес в это усилие и с корнем вырвала кость, чуть не упав при этом на пол. Вой батарианца пронзил весь подъезд, но введеный в него комплект стимуляторов и транквилизаторов не давал мозгу спрятаться за болевым шоком, а выпустившая на волю своих демонов Акира схватила с пояса «Ярость» и достала оттуда раскаленную термоячейку. Сверкая совершенно полоумным взглядом, она вбила устройство в руку истошно вопящего батарианца и осталась сидеть на коленях рядом с ним. Женщина практически не мигая следила за корчащейся в судорогах жертвой, наблюдала за каждым движением и медленно облизывала враз пересохшие губы. Никто из увидевших её в этом состоянии не предположил бы её хоть на толику вменяемой, но были вещи, которые Т’Карро предпочитала делать наедине. Или, как сейчас, в присутствии только живых мертвецов.
Вопил батарианец долго. Акира даже подумала, что действия её укола могло не хватить на такие мощные ощущения, но всё-таки, спустя несколько минут непрерывнах воплей, четырёхглазый замолчал, набрал воздуха в грудь и быстро его выдохнул, снова и снова повторяя процедуру. Затем и это прекратилось, из четырёх глаз брызнули слёзы и он отвернулся от своей мучительницы, отставив в сторону руку, причинившую столько страданий и продолжая скулить.
- У меня к тебе предложение, - Акира вновь забралась на кресло, теперь подобрав под себя одну ногу. Её пальцы бродили по обтягивающей грудь части брони, глаза смотрели внимательно, редко-редко позволяя себе мигнуть. – Даже сделка. Ты же всё равно умрёшь, - боль всё ещё занимала сознание батарианца, поэтому ответить мужчина ещё не мог. – Но говорят, что вы, с Кхар’Шана, не любите терять глаза перед смертью. Так вот, - женщина наконец перешла к сути. – Расскажешь, у твоего трупа останутся все четыре глаза. Нет? Я вырву их у тебя ещё живого.
- Сууууууука, - проскулил батарианец. – Настоящая тварь, - он всё ещё отказывался повернуться к женщине. – Харди захватил химический завод и хочет шантажировать Альянс взрывом на нём. Он надеется, что получит челноки и заставит власти организовать вторую волну эвакуации. Только чёрта с два! Альянс плевать на это всё хотел – Харди придётся взорвать этот грёбанный завод. Хрен тогда кто здесь выживет.
- Скажу тебе, как азари батарианцу, - широко и искренне улыбнулась Акира. – Эти люди – странный народ. Шантаж уничтожением того, что пытаешься этим шантажом спасти. Глупость!
Женщина поднялась с кресла и подошла к вздрогнувшему на полу четырёхглазому. Она повернула его к себе, пользуясь тем, что подвижных и способных к сопротивлению конечностей у мужчины уже почти не осталось и уперлась коленом в его грудь. Ладони обняли лицо, зафиксировав большие пальцы женщины в уголках нижних двух глаз. На морде появилось выражение страха, тело под оседлавшей его женщиной словно съёжилось.
- Глупость, - с усмешкой повторила садистка. – Почти такая же, как верить азари.
Секунду полюбовавшись четырьмя своими отражениями, Акира крепче упёрла ладони в череп и вонзила большие пальцы в мякоть батарианских глазниц.

+4

34

...

Густой дым из массивных смолистых труб завода на горизонте расползался ввысь к серому грозовому небу, будто машинное масло, разлитое на грязный асфальт. Лужи мерзко хлюпали под неуверенной девичьей поступью, с трудом поспевавшей за шагом двух церберских военных, что шли по бокам от неё.

- Ауч, - неуклюже пошатнувшись, девушка почти что упала, но Стингер небрежно ухватил её за ворот платья, как кота за шкирку. Восстановив «проводнице» нарушенный баланс в ногах, мужчина раздраженно отдёрнул руку, и его лицо исказилось раздражением. В который раз Стингер задумался, о том стоило ли брать эту обузу с собой, и вообще будет ли от девчонки хоть какая-то польза кроме перспектив с вывернутыми лодыжками. Почувствовав на себе «безмолвный взгляд» церберовца в маске, Салли занервничала и рефлекторно поёжилась. По всей её спине бегали десятки мурашек то ли от холода, то ли от страха, то ли от обоих чувств вместе взятых. Обстановка в Нью-Лутоне, словно яркая неоновая вывеска казино, выедала глаза надписью «нужно сматываться», так ещё и перспектива вернуться на работу, за вредность труда которой ей полагался досрочный выход на пенсию, не добавляла ни капли оптимизма в сомнительной компании сопровождающих её людей. Хотя Салли, на самом деле, не так много знала о «Цербере», тех знаний, что у неё имелись, было достаточно для того чтобы опасаться и не доверять представителям этой организации. Однако сама она, как и остальные жители города, находились явно не в том положении, чтобы отказываться от предложенной помощи. Если верить словам этого грубого человека в маске, что сейчас сверлил ей затылок, шайка сбежавших заключенных грозилась подорвать завод. Салли не понимала – что же преследовали эти люди? Что пытались доказать, уничтожив в первую очередь самих себя?  Двенадцати тонн слежавшихся запасов сульфата и нитрата аммония на складах при детонации хватило бы, как минимум, на три килотонны тротилового эквивалента, а это радиус едва ли не всей северной и западной части Нью-Лутона. Неужели, эти люди настолько не боялись смерти или это был просто блеф с их стороны?

- ... а ничего такая, что скажешь?
- Тощая как доска, хотя когда давно нет бабы, выбирать не приходится.

Краем уха услышав обсуждения заключенных за своей спиной, девушка нервно прикусила губу. Почему эти люди были с «Цербером», если его агенты якобы боролись против преступников? Неужели, этот военный в маске обманывал их тогда, в разговоре с отцом Черритом. Мысли девушки смешались в один спутанный клубок, и она почему-то застыла на месте.

- Чего стала? – спросил лейтенант, переступая через громоздкую арматуру и попутно оглядывая трёхметровый металлический забор завода.
- Я требую объяснений, - неуверенно, но громко заявила Салли.
- Не подходящее время, - отрезал Стингер, шагая на встречу к распахнутым настежь воротам. К его удивлению, вокруг не было никакой охраны, что одновременно и радовало, и настораживало. И скорее уж настораживало, судя по пробитому черепу охранника, тонущего в кровавой луже.
- Вы сказали, что хотите остановить заключенных, но как я могу вам верить, если одни из них идут с вами?   
- Нельзя судить человека лишь по облаченной одежде. Но это именно то, что вы, гражданские, привыкли делать всегда: смотреть на поступки людей сквозь стереотипные тряпки, а потом дружно удивляться тому, что вас бросают герои, но почему-то спасают террористы, - лейтенант, конечно же, мог сейчас начать переубеждать девушку в обратном: аля, яро стучать по нашивке своей формы, и клясться-божиться о том, что они на самом деле «бравые парни», просто репутация «подгулявшая», но это выглядело бы низко, а Стингер был очень гордым и прямолинейным человеком. Поэтому ему легче было сказать грубую правду, нежели подслащенную ложь.
- Я сказал, что мы остановим заключенных, и мы их остановим, с твоей верой или без неё, без разницы. «Цербер» всегда выполняет свою работу и этот случай – не исключение. А теперь либо закрой рот и помоги предотвратить взрыв, либо не болтайся у нас под ногами, - Джонатан остановился прямо на входе и заглянул в прицел снайперской винтовки. Больше тратить время на бесполезные разговоры он был не намерен.

Салли было хотела возразить что-то в ответ, но горький комок неуверенности намертво застрял у неё в горле. Почему этот человек постоянно грубил ей? Неужели, она требовала слишком много? Каких-то мало-мальски внятных объяснений... или утешений? Кажется, она хотела услышать именно их. Как там он сказал – «неподходящее время»? И ведь, действительно, неподходящее. Но даже от осознания неуместности своих переживаний, легче на душе у неё не становилось. Один из коренастых горожан подошел к девушке и по-братски положил руку на её плечо, промолвил вполголоса:
- Успокойся, Салли, мне кажется, они говорят правду. Мы ещё можем предотвратить гибель Нью-Лутона, а ты единственная, кто хорошо знает этот завод из всех присутствующих.
- А они дело говорят, прислушалась бы, вместе того чтобы ерепениться. Мне в отличие от тех  психов на заводе, совершенно не хочется взлететь на воздух вместе с проклятым городом, - фыркнул заключенный, проходя мимо понурившей голову девушки.
- Темно, хоть глаз выколи, зато хренов Харди и его отморозки, слышу, времени не теряют, - пощурился зэк, остановившись рядом со Стингером.
- Помирать так с музычкой, - добавил его приятель сквозь ироничный смешок.

И в самом деле, не услышать грохочущую индустриальную какофонию, зовущуюся «современной музыкой», мог только глухой. А вот разглядеть что-то кроме тусклого освещения на втором этаже завода, не обладая при этом специальным оборудованием или визором, было почти невозможно. Но в случае Стингера это не требовалось. После операции он мог с лёгкостью видеть в темноте, благодаря синтетическим имплантатам, что заменили ему былое «человеческое» зрение.

- Четверо заключенных по флангу, двое гражданских в спецовке – женщины. Один заключенный в сторожевой будке, ещё один неподалеку от неё, - отметив вслух все цели, лейтенант опустил винтовку и повернулся к группе.
- Почти все прожектора разбиты, отсутствие освещения даёт нам преимущество –  мы можем проникнуть на завод незаметно. Однако время по-прежнему работает против нас, а значит, придётся действовать быстро. Алан, вы с гражданскими, пойдёте на склады, наверняка, зэки заложили взрывчатку в непосредственной близости к химикатам. Нэльсон, ты и заключенные, прочешите первый этаж в поисках Рэйнольдса. Если поиски не увенчаются успехом, поднимитесь выше. Попытайтесь минимизировать боевые столкновения, чем спокойнее враг, тем стабильнее для нас ситуация. Вопросы?
- Никак нет, сэр, - утвердительно ответили оперативники, на что Стингер кивнул, переводя взгляд на гражданских и заключенных.
- А вы точно заберете нас отсюда потом? – засомневался один из зэков, прислушиваясь к истерическому хохоту «бывших соседей», громких выстрелов из крупнокалиберных пистолетов и душераздирающего женского визга вдалеке.
- Я не привык повторяться дважды, но повторюсь: вы получите всё обещанное, если, конечно, вас не пристрелят раньше «бывшие друзья», - честно произнёс Джонатан. Нарушать данное слово заключенным он не собирался. Разбрасываться способными людьми в разгар войны со Жнецами было бы неразумным расточительством, ведь именно способные люди –  всегда были основой «Цербера».
-  Ладно, «босс», если такова конечная цена билета с этой «дыры», я готов рискнуть, - долговязый зэк с большим шрамом на пол лица сделал шаг вперёд. Видно, что мужчина был готов столкнуться с вооруженным до зубов недругом даже будучи совершенно безоружным. Его решительность вызывала уважение, пускай, и при малом количестве вариантов для выбора. Большинство других, наверняка, предпочли бы отсидеться в тени, слепо надеясь на то, что всё как-нибудь да разрешится без их участия: например, прилетит «всемогущий» Альянс и всех спасёт. Но система так не работала. Этот мир так не работал. Ничего само по себе не разрешалось, а с проигрышной колодой не выигрывали партии. «Всемогущий» Альянс прекрасно понимал это, оставляя Нью-Лутон и всех «уверовавших» в спасение на жатву Жнецам.

В ответ Стингер молча отстегнул свой «Палач» с кобуры и протянул его шрамированому мужчине, распорядившись Алану и Нэльсону поступить так же, тем самым, вооружив остальных заключенных. Кулаками против стволов особо не помахать, если ты не биотик, а биотиками заключенные не были. 
- Как бы Харди не отправил нас в воздух досрочно, завидев со стволами и вместе с вами, ребята, - удовлетворенно рассматривая пистолет в руке, промолвил приятель шрамированного, - Ну, была не была, что-нибудь придумаем.
- Нас интересует только безопасность города и ничего больше, - коренастый горожанин, закинув дробовик на плечо, подошел к Алану, выразив готовность следовать за агентом.
- Хорошо, тогда выдвигаемся, - убедившись, что все группы сформированы, Стингер отдал приказ. Салли же осталась на том же месте, хмуро глядя на Джона.
- Возвращайся назад к вездеходу, - подняв винтовку, лейтенант немного пригнулся, но едва ли успел сделать пару шагов, как девушка снова озвучила смену своих планов.
- Я пойду с вами, - решительно выкрикнула она, и будто зная, что Стингер ответит на это, добавила, - Как уже говорила, я давно работаю на этом заводе инженером. Вы хотели незаметно пробраться на него, и я знаю, как это сделать.
- Я весь внимание, - скептически произнёс Джон.
- Ну, как бы сказать... на деле это будет немного шумно, - вновь замешкалась девица,  - Завод оснащен АСЗ* «Тэтра Дефендер» от «Армакс Арсенал», но из-за повреждения грозозащитных тросов на линиях электропередач произошел программный сбой в боевом протоколе и ВИ, управляющий модулем АСЗ, отключился. 
- Давай ближе к сути, - поторопил её Джон. Слишком много информации, а военного, прежде всего, интересовали директивы на конкретные действия.
- В общем, нам нужно его включить и тогда АСЗ снова заработает.
Дальнейших пояснений больше не требовалось. Если АСЗ заработает все деактивированные охранные роботы и турели превратят вечеринку зэков в вечеринку изрешетившихся трупов, вернее, большую их часть. А пока остальная часть будет разбираться в произошедшей шумихе, «Цербер» сможет ударить ножом под рёбра по всем фронтам завода.
- Я займусь восстановлением АСЗ с инженером, остальные, направляйтесь к своим позициям и ждите сигнала, - коротко скомандовал Джонатан.
- Роко, Мейнем, на заводе присутствует деактивированная АСЗ, я попытаюсь восстановить её работу, но в случае неудачи, будьте готовы к полноценному штурму, - активировав коммуникатор, лейтенант решил оповестить о плане и остальных оперативников. Никто не застрахован от смерти, и он в том числе. По-прежнему, важным оставалось лишь то, что миссия «Цербера» должна была быть выполнена, не смотря на потери, даже если этой потерей станет сам Стингер.
___
* - Автоматизированная система защиты

+3

35

Снова с Сэмом.
Стук тонких пальцев по стеклу отдавался в мозгу. Бом! Бом! Бом! Её это бесило, но Лив не могла остановиться ни на секунду. И вновь: Бом! Бом! Бом! Сколько так прошло времени? Да хер его знает, но Морган было просто страшно повернуть голову чуть правее, в сторону водительского сиденья и посмотреть на Сэма. Почему? Да потому что он мог в любой момент взять и перерезать ей глотку. И, пожалуй, был бы даже прав. Отчасти. Вслух, Оливия этого конечно никогда не признала бы, но, да, она была предательницей и меньшее, чего заслуживала, так это смерти.
Внезапно и резко звук прекратился, девушка коротко вздохнула и то ли надумав себе что-то, то ли просто набравшись смелости, она рискнула и повернула голову в сторону Сэма, одновременно с этим с ногами забираясь на сиденье и обхватывая колени руками. Можно подумать она от этого была бы в большей безопасности.
- Куда ты едешь? - голос у неё был спокойно-безразличный, который едва ли отражал ту бурю эмоций, что творилась внутри. Ярость, ненависть, непонимание… Лив не привыкла показывать их, вообще.
Роко гнал надсадно порыкивающий грузовик сквозь струи всё усиливающегося дождя. В закоулках Нью-Лутона, а лейтенант решил воспользоваться советом Стингера и отправиться в объезд, видимость была почти нулевая, благодаря полному отсутствию фонарей, и всё же Сэм не включал фары и не снижал скорость - дополнительного освещения вторично усиленным имплантами глазам не требовалось.
Убийца тяжело хмыкнул, сообразив, что под деланно-безразличным тоном Оливия пытается скрыть рвущиеся наружу эмоции. Что же,  не самое приятное времяпровождение сидеть в бешено несущемся транспортнике рядом с...  тем, кого многие давно уже перестали считать человеком, рядом... с монстром. Стремясь усилить это впечатление, Роко неторопливо повернул к Морган лицо, чтобы она как следует смогла рассмотреть угрожающе светящиеся в зрачках красные огоньки и мелкие синие прожилки вокруг глаз.
Всем своим видом он будто хотел сказать: "если собираешься с помощью разговоров отыскать во мне что-то прошлое, человечное, то это напрасное занятие".
Но Оливия не испугалась, лишь слегка вздрогнула, а затем и вовсе задержала изучающий взгляд на его лице на несколько секунд. Хотелось провести пальцем по всем этим неестественно-синим прожилкам, чтобы поверить, что это всё взаправду. Но рука даже не дрогнула, и лишь бровь слегка приподнялась в удивлении. Морган понимала, что он, наверняка, пытался её напугать или ещё что-то в этом роде, но, черт возьми, её так просто не испугать. Лив не знала что с ним сделали и, откровенно говоря, ей было глубоко посрать. Её собственная судьба волновала ей куда больше.
- Если, - это если прозвучало как-то неестественно и неправильно, - я пойду с тобой, то со мной сделают тоже самое?
- А со мной что-то не так? - Сэм неприятно оскалился, давая понять неуместность этого вопроса и обсуждения далеких перспектив в данный момент. Она беспокоится, она хочет знать...  Узнает, всему свое время. Однако Роко еще не посвящал девушку и в детали её ближайшего будущего, то есть предстоящей операции, просто потому что не успел продумать, как поступит с ней дальше. Свяжет и оставит в машине? Но она могла оказаться полезна. Или же Морган предаст их снова и попытается бежать? Или же, что еще хуже, выстрелит кому-нибудь в спину. Нет, пожалуй, она понимает, что без "Цербера" ей отсюда не выбраться.
- Для начала "Церберу" придется очистить старый хим.завод от твоих бывших друзей, - нехотя промолвил Сэм, вновь устремляя взгляд в темное лобовое стекло. - Нет, не от Альянса. От бандитов. Некто Том Харди решил, что сможет добиться второй волны эвакуации, угрожая уничтожить как минимум половину этого сраного городишки, который власти и так бросили на произвол судьбы. Потом мы покинем Нью-Лутон, и ты вместе с нами, хочешь ты этого или нет. Разумеется, если выживешь. Подробностей штурма я пока не знаю. Разбираться придется на месте.
Будущие  перспективы были изложены Сэмом с пугающей откровенностью, но он и не собирался ничего смягчать, а тем более утешать Морган. Пусть знает, что ей предстоит.
- Тогда дай мне какое-нибудь оружие. Я могу тебе помочь там, но не с голыми руками, сам понимаешь, - но голос не дрогнул. Перспективы были не самые светлые, но уже не пугали. Собственно сама смерть её пугала с каждым днём всё меньше и меньше. Лишь спустя пару секунд молчания она добавила, уже заметно тише, - Я сама пойду вместе с вами.
Пускай слова были сказаны тише, но Лив не сказала ни слова лжи. Её место, её дом, рядом с такими же сволочами, как Сэм и она сама. Потому что нигде больше она не будет нужна. Перебежчица и предательница… такие идут разве что на пушечное мясо. И Морган ни секунды не сомневалась, что в Цербере она станет точно таким же мясом, просто там свои шансы выжить она ставила выше, и не последним фактом для неё было то, что если она и умрет, то не прыгая на амбразуру ради какой-нибудь важной шлюхи-азари, как её периодически заставляли делать это в Альянсе. В Цербере она умрет с мыслью, что сделала хоть что-то в своей жизни более-менее правильно.
Похоже, не врет... А если и врёт, то слишком умело. Что же, я дам тебе шанс, Мария Дельгардо - Оливия Морган, - обрывки воспоминаний постепенно возвращались, складывались в единую картину. Теперь Роко мог при желании вспомнить всё. Или почти всё.
- "Разоритель" или дробовик? - убийца насмешливо скосил глаза. - Насколько я знаю, ты никогда не умела нормально пользоваться ни тем, ни другим. 
- Разоритель, - тихо буркнула Лив, слегка покрутив раненной рукой. На подкол со стороны Сэма она не обратила никакого внимания, лишь глубоко вздохнула и прикрыла глаза. Морган ненавидела чувствовать себя загнанной в угол дичью, а по факту сейчас так оно всё и было, ну а морально ещё сильнее задавливал и тот факт, что охотником был человек, которого она знает... знала когда-то, сейчас уж так будет правильнее.
Порывшись в бардачке Оливия нашла какую-то достаточно чистую тряпку, чтобы ещё раз перемотать раненную руку и на две трети пустую бутылку воды, чтобы тут же её выпить, но на Роко больше она даже не смотрела. Вновь отвернулась к окну наблюдая за крайне однообразным - темным и мрачным - пейзажем городских улочек и задерживая дыхания каждый раз, когда в отражении на стекле появлялся отблеск опасливо-страшных красных глаз.

+3

36

При участии товарища Стингера и с одобрения Оливии Морган.

- Приехали, - Сэм резко затормозил метрах в пятидесяти от распахнутых настежь заводских ворот, отстегнул с креплений "Разоритель" и кинул его Оливии на колени.
Он уже получил новое короткое сообщение от Стингера, потому убийцу не встревожили выстрелы, доносившиеся с территории завода, и чьи-то истошные вопли. Судя по обстановке, Автоматическая Система Защиты работала. Ярко вспыхивающие лучи то и дело выхватывали из темноты бегущие фигуры, отражались от луж, скользили по стенам зданий. С громким стрекотом мимо проходной пролетела небольшая железная конструкция, больше похожая на кастрюлю, к которой по недоразумению приварили проводку, арматуру и какие-то цилиндры. Впрочем, в роботах Роко разбирался не больше, чем слушатель хореографических курсов в сельском хозяйстве. Он пригнулся возле забора, сделав знак Морган поступить так же, и активировал комлинк:
- Стингер, мы на месте. Скажи, у этих жестянок есть какие-либо системы распознавания? Или они будут палить во всё, что движется? Вам удалось обнаружить профессора?
- Я вижу вас, вношу корректировки в боевой протокол АСЗ, - последовал в ответ мужской голос сквозь легкие электронные помехи. «Глаз» продолговатой камеры, что находилась на бетонной колонне ворот, зафиксировал свой взгляд на Роко и Морган, отсканировав их лица и тела, - В охранном мониторинговом центре полно камер, хотя многие из них повреждены, из-за чего некоторые секторы завода остались не зачищенными. Отряд Алана отправился к заводским складам, на запад, и уже встретил сопротивление. Именно там зэки хранят взрывчатку. Харди с отрядом зэков утащил профессора на нижние уровни, в подвалы. Судя по чертежам, там находится водонапорная станция завода. Нельсон пошел за ними следом, но связь с его отрядом недавно оборвалась. Из-за повреждения энергетических узлов этот сектор работает на резервном питании, при котором заблокирован боевой протокол АСЗ. Я бы советовал отправиться вам именно туда. Рэйнольдс, по-прежнему, остается нашим приоритетом. Пересылаю карту завода. 
- Всё понял, иду за профессором. На связи, -  отозвался Роко, отметив, что если Стингера и удивило присутствие незнакомой вооруженной дамочки в компании убийцы, вопросов он задавать не стал. Хотя, какая разница? Гораздо более важным был тот факт, что Том Харди оказался вовсе не конченным психом, обожравшимся алкоголя и наркоты. Он не отдал приказа сразу же взорвать завод, а предпочел укрыться. Значит, намерен выиграть, блефовать. Значит, боится смерти, как и большинство живых существ в сраной галактике. Пока это радовало и обнадеживало предсказуемостью ситуации.
Вяло пиликнул инструментрон, сигнализируя об очередном сообщении. Прислонившись к забору, Сэм активировал карту завода и поманил к себе Морган.
- Слушай внимательно и смотри. Нас интересуют нижние уровни завода, обезвреживание укрывшейся на них банды и освобождение заложника. Жизни всех остальных не важны. Ничего нового, правда? - лейтенант внимательно взглянул на бледное лицо Оливии, будто ожидая возражений, но их не последовало. Убийца продолжил изучать присланную ему карту. - Спустимся вниз через канализацию - центральные ответвления как раз ведут к главному зданию. Стараемся действовать тихо, разбираемся на месте. Есть вопросы? Нет? Прекрасно. Тогда следуй за мной.
Сэм погасил инструментрон и тихо скользнул в проходную. Шум всё усиливающегося дождя заглушал тяжелые шаги церберовца. Если и роботы не проявят враждебности, им с Морган пока ничего не угрожает, они спокойно доберутся до люка. И всё-таки следовало соблюдать осторожность, от глупых неожиданностей не застрахован никто.
- Аккуратней, здесь трупы, не споткнись, - Роко перешагнул через мертвое тело, мельком и равнодушно взглянув на кровавое месиво, некогда бывшее женским лицом, на растекшиеся по поверхности лужи светлые волосы и нарядную брошь, валявшуюся в грязи. Рядом были еще трупы, мужские, в тюремной форме, и женские. Изуродованные пулями до неузнаваемости. Система автоматической защиты постаралась, больше так некому. Случайные жертвы, к которым быстро привыкаешь. Они просто есть. И будут.
- Укроешься в будке охраны, пока я открою люк, - скомандовал Сэм. Не то что бы он доверял Оливии или хотел выпускать её из поля зрения хоть на секунду, но следовать дальше вместе с заведомой предательницей было бы еще глупее. Если она захочет сбежать, то лучшего шанса ей не представится, чем оказавшись за спиной у церберовца, возящегося с тяжелой чугунной крышкой. Это было проверкой. Сэм скинул мешавший ему и промокший насквозь плащ, сорвал остатки тюремной робы и исчез в темноте. Вернулся он уже минут через пять и, обнаружив Морган на месте, тихо присвистнул себе под нос, но не сказал по этому поводу ни слова, ограничившись краткими указаниями:
- Основная часть роботов находится возле складов и административного здания - там идет бой, мы проскользнем незаметно. Вперед!

Грязь захлюпала под ногами, справа взметнулась ракета, на несколько мгновений осветившая всю территорию, но Роко предусмотрительно обхватил Морган за плечи и сильно толкнул её на землю. Изменения боевого протокола АСЗ - это хорошо, но сбоившим техническим штучкам в такой обстановке он совсем не доверял.
- Ползать не разучилась, Морган? Здесь осталось с десяток метров. И не задирай задницу. Не спорю, поза неплохая, но, боюсь, летающие ведра и зэки всей её прелести сейчас не оценят. Шевелись!
Лейтенант язвил без всякой надобности, до конца не понимая, чем так раздражен и озлоблен. Грязными брызгами, липнувшими на лицо? Необходимостью присматривать за Морган, снова что-то шепчущими голосами?
Добравшись до люка, он спрыгнул вниз, и не подумав помочь спуститься Оливии, она солдат, а не изнеженная барышня. Смахнув комья рыжей глины с дробовика, убийца огляделся.
Этот тоннель находился далеко не в худшем состоянии, несмотря на видимую обветшалость труб и проводки. Специфический запах присутствовал, и всё же им не придется шагать по скользким ручейкам сочащегося дерьма.
- Ноги в руки, Морган, мы почти у цели.
Два поворота налево, ещё один прыжок вниз, направо, и лестница наверх. Опять выстрелы. В подвалах шел жаркий бой. Поднявшись по крутым железным ступеням, Сэм уперся плечами в решетку и осторожно сдвинул её в сторону, благо даже самого простого замка здесь не предусматривалось. Видимо, охрана завода целиком полагалась на видеокамеры и АСЗ.
Роко попытался еще раз связаться со Стингером, но комлинк молчал, в этом секторе и правда существовали какие-то проблемы. К сожалению, инженером лейтенант не был, и при всем желании не смог бы объяснить, почему радиосигнал дал сбой. Впрочем, он и не собирался разбираться в технических подробностях, а двинулся по коридорам, ориентируясь на звуки боя и прислушиваясь.
"Штурмовая винтовка. "Мститель". А это заработал пулемет неизвестного мне происхождения. Теперь дробовик, скорее всего "Катана", которую так любят гражданские, а это уже "Разоритель". Значит, отряд Нельсона там."
- Поспешим! - Роко побежал по хитрым сплетениям подвальных коридорчиков, залов, комнатушек, не забывая время от времени останавливаться и прислушиваться. Где-то на пути ему попадались какие-то станки, запыленное оборудование, приборы.  Наверное, в лучшие времена на нижних уровнях находились мастерские и лаборатории, но после начала войны всё это оказалось заброшенным, никому не нужным хламом. Почему? Размышлять об этом у лейтенанта не было времени.
Неожиданно смолк "Разоритель", захлебнувшись в стрекоте пулеметов. Сэм осторожно выглянул из-за угла и тотчас отпрянул, увидев прямо перед собой высокую железную конструкцию в окружении других, существенно поменьше. Они плевались раскатистыми очередями в противоположную сторону, откуда теперь уже изредка раздавались одиночные и глуховатые возгласы дробовика.
- Дрянь дело, - на мгновение Роко задумался, не стоит ли обойти место побоища, бросив Нельсона и тех, кто с ним находился, на произвол судьбы, но мелькнувшие впереди сероватые робы заключенных заставили церберовца принять другое решение. - Морган, прикроешь.
Сэм раскинул руки, образуя поле аннигиляции. Весьма полезное биотическое умение, долго ему не дававшееся даже после операции и тяжелейших тренировок. Сейчас оно возникло на удивление легко, будто убийца всю жизнь умел окружать себя мерцанием всепожирающей темной энергии. Легкий синий свет расползался всё дальше и дальше, уже охватывая металлические конструкции, ожесточенно палившие в противоположную сторону.
Они среагировали только тогда, когда у крайнего левого робота внезапно заискрила проводка, тонко пискнули какие-то системы безопасности, но Роко уже поднимал меч, чтобы ударить по охваченным мерным сиянием конструкциям биоразрезом, прокатившимся по подвальным помещениям с резким свистом.
Раздался взрыв. Жалобно зазвенели осколки каких-то склянок, чудом уцелевших под шквальным огнем роботов, взвился тонкими вихрями измельченный в пыль мусор, со скрежетом застонали разрушенные железные конструкции, во все стороны полетели желтые огоньки порванной проводки, больше похожие на светлячков. Покачнувшись, на пол рухнул самый высокий робот. Его башня начала вращаться с неимоверной скоростью, паля во все стороны, но Роко уже бросил свое тело вперед, вызвав новый взрыв, который едва выдержали биотические щиты, просев не менее, чем на две трети. Черная перчатка намертво вцепилась в останки робота, выдирая показавшиеся наружу провода.
"Если у этой херни имеется что-то вроде системы самоликвидации, то мне п*здец", - запоздало мелькнуло в голове. Роко резво откатился за укрытие сомнительной надежности, оказавшееся на поверку обломками уничтоженной им же мебели, но больше взрывов не последовало. Робот хрипло крякнул и издох, если смертью можно было назвать его окончательную поломку.
Лейтенант вскочил на ноги. Огляделся.
- Мать вашу! Вы кто такие?! Тоже из этих?! - хриплый, подрагивающий голос раздался из угла. - Не подходи, буду стрелять!
- Из "этих"? - Сэм обернулся и увидел не замеченные им ранее тела. В гражданском, в робах с номерами, в хорошо узнаваемой броне с оранжевым знаком. Без сомнения, это был Нельсон.
- Что здесь произошло? - не обращая внимания на предупреждение, лейтенант одним прыжком  подскочил к выжившему человеку, резко выдернул из его трясущихся рук дробовик, занес кулак, но не ударил, вглядываясь в побелевшее, покрытое испариной лицо. Тоже заключенный, и он был серьезно ранен.
- Что здесь произошло? - повторил Роко. - Говори и, возможно, я тебя не убью.
- Роботы взбесились. Мы думали, что охранные системы не работают, засели в административном здании и собирались найти способ связаться с Альянсом, но чертова радиостанция здесь тоже не работала, а отправляться парламент... короче, идти переговорщиками в космопорт никто не захотел. Харди и остальные переругались, а тут внезапно началась стрельба. Томми так обосрался, что даже протрезвел и решил спрятаться в подвалах.
- Дальше.
- Он укрылся в залах на нижних уровнях. Там какие-то химические лаборатории и стальная дверь. Но тут снова начали стрелять, уже в подвале. Харди послал четверых из нас проверить, хотя мы и возражали.
- Струсили, значит. Ну, а потом?
- Ага, струсили, - заключенный не возражал. - Здесь мы увидели небольшой отряд, который сражался с роботами, решили напасть сзади, но появились еще поганые жестянки и перебили почти всех. А потом всё взорвалось, я испугался, и вы... отняли у меня дробовик.
- Где Харди? - Роко мельком взглянул на Оливию, прикидывая, можно ли будет как-то её использовать, чтобы освободить профессора. Несколько неплохих идей у него было.
- Должен быть там, где мы его оставили. В лабораториях.
- Знаешь, как туда попасть? Сколько твоих друзей внутри?
- Только через дверь. И он знает мой голос, другим не откроет. Их пятеро.
- Чудесно, - Сэм поднял человека за шиворот, сильно встряхнул. Раненный болезненно охнул. - Поможешь нам - получишь дозу панацелина и останешься жить. Откажешься - вспорю тебе живот, и ты будешь подыхать долго, тут, в темноте, как крыса.
- Не надо, я понял! Я согласен, - и без того бледное лицо мужчины стало белее мела. Он сделал над собой усилие, пытаясь удержаться на ногах.
- Вколи ему дозу, - Роко протянул Оливии упаковку стимуляторов. Удерживать заключенного и возиться с лекарством ему было не сподручно. - Тебе и самой не помешает.

Через несколько минут вся троица уже шагала по коридорам, стараясь избегать больших освещенных залов, где могли оказаться скопления охранных систем или другие сюрпризы. По счастью, до убежища Харди отсюда было не далеко, и вскоре вся компания остановилась перед глухой стальной дверью, в которую раненный осторожно постучал условным стуком.
Тишина, потом какое-то шевеление и тоже осторожный вопрос:
- Купер, это ты?
-  Это Роб. Купер мертв, все мертвы. Открывай, Саймон, нам нужно уходить отсюда.
- Расскажешь это Харди... - человек распахнул дверь, и в живот ему тут же уперся дробовик.
- Тихо, не дергайся. Медленно подними руки и повернись.
- Вот оно что... - долговязый человек со всклоченными рыжими волосами выполнил требования Роко, тихо бубня себе под нос. - Зря вы так, ребятки, с рук вам это не сойдет.
- Веди к Харди. Посмотрим, что и кому сойдет.
- Дурак ты... - рыжий беззлобно хмыкнул, но пошел вперед.
И правда, дурак, - Роко чертыхнулся про себя, поняв, что его обманули. В комнате, куда привел его неизвестный Саймон, находилось порядка дюжины вооруженных заключенных, не считая профессора (Сэм узнал его по фотографии) и самого Харди, развалившегося прямо на лабораторном столе.
Возможно, они вместе с Оливией и сумели бы справиться даже с таким количеством противников, беря во внимание их опыт и импланты Сэма, но слишком велика была вероятность, что Рэйнольдс погибнет во время схватки. Разумнее было договориться.
- И кого еще к нам черти принесли? - Харди был явно напуган и раздражен. Маленькие глазки на его широкой физиономии  возбужденно блестели и метались по лицам всех присутствующих, останавливаясь то на Роко, то на Оливии. - Роб, дьявол тебя забери, кто это такие?
- "Цербер", если тебе это о чем-то говорит, - Сэм выступил вперед, не опуская дробовика. - И я хочу предложить тебе сделку, Том Харди.
- Слышал о вас, - главарь задумчиво почесал небритый подбородок. - Много херового в последнее время. И вот что я скажу: не стал бы я с вами связываться ни за какие деньги. Уж лучше в тюрьму Альянса, чем к вам. В новостях говорят, вы уже не люди.
- В новостях много чего говорят. Не все готовы принять прогресс, двигающий вперед человечество, - пафосная фраза была произнесена вовсе не для боровоподобного Харди, а исключительно для профессора, жавшегося возле стола и теперь навострившего уши. - Ты и твои друзья нам не нужны, - геморроя с таким дерьмом не оберешься. - Нужен лишь очкарик, которого ты захватил. И у меня есть, что предложить тебе взамен.
- Вот как? А я думал, мне может пригодиться только его тощая задница, пока нет ничего более подходящего, - Харди хохотнул, постепенно успокаиваясь. - Я к нему, между прочим, уже успел привязаться. Но говори, я слушаю.
- Ты ведь хочешь выбраться отсюда. Но у тебя нет даже связи, чтобы объявить Альянсу свои условия. Об этом ты не подумал, отправляясь на завод. И даже, если ты пошлешь в космопорт парламентеров, эти военные шишки точно тебя послушают? У меня есть кое-что получше, - внезапно Роко ухватил Оливию за руку и выволок вперед, одновременно выдергивая из ладоней девушки "Разоритель". - Знакомьтесь, господа, мисс Мария Такер, дочка одного из генералов Альянса. Уж не знаю, каким образом занесло её в вашу дыру, но я нашел её в подвале мэрии и захватил с собой. - Роко сочинял на ходу, говоря без малейшего волнения, убедительно и четко. - Так и знал, что пригодится. Она послужит вам серьезным козырем, к тому же ваши её ещё не сильно потрепали. Будет получше очкарика, а? - лейтенант невозмутимо хлопнул Оливию пониже спины. - И мы можем предоставить кому-нибудь из вас нормальный канал для связи. Условия выгодные, тебе лучше согласиться.
- А что мешает мне захватить вас обоих, выведать у тебя, где находится ваш транспорт, и спокойно убраться из Нью-Лутона? - Харди осклабился, но по беспокойству, продолжавшему мелькать в его маленьких глазках, Сэм понял, что бывший охранник G.L.O.S.T. и сам не верит в воплощение такого плана.
- Я постараюсь не сдаться тебе живым и сумею большую часть из вас отправить на тот свет. Думаю, мисс Такер мне поможет, - Роко выразительно кивнул на Оливию. Разумеется, она могла лишь догадываться, что за игру ведет лейтенант, но если вздумает что-либо говорить или сопротивляться, Сэм предусмотрел и такой вариант. - Солдат "Цербера" здесь много, они не дадут вам взорвать завод. Скорее всего вас найдут, выкурят из вашего логова, и всех перебьют, пока Альянс чешется над более важными для него вещами. Но всё это - потеря времени и, возможно, господина профессора. Согласись, я предложил более выгодную сделку для нас обоих.
Складки на низком лбу Харди некрасиво сморщились. Он размышлял, а его сторонники не вмешивались. Видимо, советовать что-либо главарю в неподходящий момент считалось у них занятием опасным.
- Хорошо, меняю твою девку на очкарика, - Том тяжело вздохнул и слез со стола. - Повезло тебе, сладенький, - он дернул поводок, который держал в руках, отрывая замершего Рэйнольдса от  пола, и швырнул его профессору в лицо. - Проваливай.
- Сюда иди, - Роко видел, что профессор боится подняться на ноги, и неуверенно ползет в его сторону. В снова загоревшихся красным зрачках замерцала хорошо различимая и едва сдерживаемая ярость вперемешку с брезгливостью. - Да встань ты уже, не ползай.
Он ждал, пока Рэйнольдс поднимется с четверенек, сделает еще пару шаркающих шагов и окажется у него за спиной. Ждал, пока толстая морда Харди расслабится, уверившись в честности  сделки, ждал, когда он сможет сильно толкнуть Морган вперед, засунув ей за пояс нож и насмешливо проговорив: "Прощай, красавица, ничего личного." Ждал, пока ничего не подозревающий Харди схватит девушку и подтянет к себе. Ждал...

Отредактировано Sam Rocko (10 июля, 2017г. 01:05)

+3

37

Александра слышала по радио переговоры Сэма Роко и Джонатана Стингера, которые готовились к штурму завода, но к тому времени, как им с Гортензией удалось добраться до него, переговоры прекратились, что было довольно странно.
Мейнем спрыгнула с мотоцикла и хотела было протянуть руку своей пассажирке, но та слезла, не пользуясь помощью Александры. Вокруг никого из их коллег не было, хотя их бронетранспортёр стоял у входа. «Должно быть, все ушли внутрь.»
- Говорит оперативница Мейнем. Мы с миссис Рейдольдс прибыли к химическому заводу. – доложила блондинка, но ответом ей был лишь тихий шум радиопомех.
- Где мой муж?.. – несмотря на плащ, Гортензия за время поездки, разумеется, промокла до нитки, и, судя по голосу, у неё зуб на зуб не попадал. Алекс огляделась, пытаясь найти какое-нибудь укрытие от дождя, но кроме собственно завода ничего вокруг не наблюдалось. 
- Попробую найти его. Ждите здесь и никуда не уходите. – у Александры было плохое предчувствие из-за отсутствия связи, и ей не хотелось брать миссис Рейнольдс с собой, даже если той придётся продолжать мокнуть и мёрзнуть, - Там может быть очень опасно.
Предчувствие Александру не обмануло: она даже не успела добраться до входа на завод, как появились дроны из той самой АСЗ, которую собирался восстановить Джонатан. И они вполне работали: Мейнем пришлось спрятаться за контейнером, чтобы избежать пуль.
- Кто-нибудь меня слышит?.. – радиопомехи, шум дождя и звук от пулемётов боевых охранных машин и ответного огня Алекс мешали разговаривать, но она всё-таки услышала ответ Алана.
- Нам помощь нужна! Связь со Стингером потеряна. Мы в центральной секции складов. Высылаю карту.
Александра едва не выругалась: у неё и так было своё задание по сопровождению миссис Рейнольдс, и вовсе не хотелось спасать Алана и его отряд из переделки, в которую они там попали.
«Ну держитесь!» – девушка обошла контейнер, снова ввела на инструметроне команду на использования препаратов, повышающих адреналин, и высунувшись уже с другой стороны, открыла по дронам огонь из пистолета. Адреналин позволял стрелять, словно она была в тире. Скорострельность «Палача» была невысока, и это ограничивало возможности «мстителя» поразить несколько целей, но дроны были слабо защищены, и когда два из них упали, третий уже не представлял угрозы в одиночку, и, перезарядив оружие, Мейнем спокойно его прикончила, а затем отправилась к складам. В висках отдавалась пульсирующая боль, взглянув на жизненные показатели, Алекса убедилась, что давление так и не упало до приемлемой величины. "Слишком много адреналина использовала..." - понимала девушка... В помещении было сухо, и это всё равно добавляло комфорта, несмотря на шлем и броню.
На складе находилась куча контейнеров с нарисованными на них химическими формулами, которые Александра не понимала. Уж химия её точно никогда в жизни не интересовала. 
Если верить плану завода, который коллега прислал на её инструметрон, девушке следовало пройти через весь склад к двери в его противоположном конце, но и здесь дроны не оставляли попыток остановить её:  на этот раз это были голографические машины, которые стремились приблизиться к ней, чтобы сделать что-то недоброе… Проверять, что именно, Мейнем не хотела, и уже подняла "Палач", чтобы выстрелить, но так и не нажала на курок. «Реагенты всякие непонятные, а вдруг они могут взорваться?..» Вероятно создатели дронов тоже об этом думали,
потому что не стреляли и они. Алекс стрелой побежала вправо, рассчитывая так, чтобы сделать крюк по залу, и относительно медленные дроны не успели её перехватить, но их программа оказалась более совершенной, чем предполагала девушка, так что один из дронов сразу направился наперерез. «Ну посмотрим, что ты можешь.» – мститель не выпускала из рук пистолета, чтобы всё-таки начать стрелять, если ситуация станет критической. Она хотела всё равно попытаться миновать дрон, но тот атаковал электрическим импульсом: девушка споткнулась и едва не упала от неожиданного шока, резко замедлила бег, приблизилась к дрону и ударила его электроклинком. Голограмма рассыпалась в воздухе, а Алекс поспешила к двери, правда теперь она прихрамывала на правую ногу: должно быть электричество повредило мышцы или что-то подобное, потому что стоило наступить на неё, как к головной боли добавлялась совершенно нестерпимая боль в бедре.
Судя по звукам выстрелов, впереди шёл бой, но стоило Мейнем приблизиться, как выстрелы внезапно смолкли, и сменились каким-то  истеричным воплем. Алекс вошла через ещё одну дверь, и попала в нужное помещение: в центре находился огромный робот, который держал в руках какого-то парня, а с противоположной стороны неуравновешенная дамочка угрожала всё взорвать. К сожалению, видно её не было из-за высокого ограждения прохода.
- Немедленно велите ему прекратить! Вся эта дрянь под вашим управлением! Не знаю, каким образом, но они вас  сначала не атаковали! МИТЧ! Боже мой! Отпустите его, иначе я здесь всё взорву! У меня ДЕТОНАТОР! И срать я хотела на приказы Харди!
Алан был совсем недалеко, и Мейнем со всей доступной ей с раненной ногой скоростью, подбежала к товарищу:
- Что это за чёрт? Мы правда его контролируем?.. - по-правде говоря Александра очень сильно сомневалась в том, что у леди и правда есть детонатор, и уж тем более в том, что она готова всё взорвать, но лучше было не рисковать.
- Никого мы не контролируем! - зашептал штурмовик, который всё это время пытался что-то набрать на своём планшете - Я не знаю, что...
Дослушивать Алекса не стала, вместо этого она вырвала из рук своего товарища планшет и бросила его куда-то на противоположную сторону зала, но так, чтобы не перекинуть ограждение.
- Лови пульт управления! - девушка опустилась на колено рядом со своими товарищами и подняла пистолет. На такой дистанции белокурая мститель никогда бы не промахнулась: будет достаточно одного-единственного выстрела, как только эта ненормальная выйдет из-за укрытия.

Отредактировано Alexandra Meinem (11 августа, 2017г. 08:07)

+3

38

Офф

О жестокости происходящего Жук предупреждал.

Акира

Когда Акира снова возвращается к отелю (причины, думаю, СпеКТР опишет сама), она совершенно точно заметит следы бойни, устроенной здесь Александрой совсем недавно. Дождь еще не успел смыть следы крови, трупы лежат прямо на улице возле главного входа. Трое заключенных методично их обыскивают, с двух убитых солдат "Цербера" они стаскивают броню, пытаются напялить на себя. Уже совсем стемнело, но пространство впереди освещают огни отеля и пламя незатихающего пожара в мэрии.
На нижних этажах "Отеля Плаза" горит свет, наверняка и там засели преступники, впрочем, в этом можно убедиться, если посмотреть на окна сквозь прицел снайперской винтовки. По комнатам действительно расхаживают люди в серых робах, роются в шкафах и занимаются всякой ерундой. Остается надеяться, что Майя и несчастная аптекарша не попали в их руки, однако на девятом и десятом этажах "Плазы" вы тоже замечаете свет. Что там происходит? Опущенные жалюзи на окнах не позволяют рассмотреть подробнее.

Возникает сразу несколько проблем: стоит ли идти через парадный вход или поискать служебный? Как найти в этом хаосе Майю и аптекаршу? Воспользоваться ли лифтом или тихонько пробраться по лестнице? Что творится на верхних этажах?

***

В это время на десятом этаже.

Некогда влиятельный мафиозный босс, а ныне самый обыкновенный беглый заключенный по имени Эндрю Берч пребывал в отвратительнейшем расположении духа. Мало того, что ему целый год пришлось провести за решеткой, мало, что стоило ему угодить в G.L.O.S.T., как бывшие соратники разом о нем позабыли и принялись рвать на куски его так любовно созданную криминальную империю, мало, что он был вынужден раболепствовать перед ублюдками вроде Харди, стремясь выжить, так и неожиданно обретенная свобода Эндрю ничуть не радовала.
Слишком глупым человеком Берч не был, потому хорошо понимал - шансов вырваться из Нью-Лутона у него пока практически никаких. План тупой скотины Томми он изначально считал провальным, мстительные порывы Финна и вовсе глупыми, а жирная Мэг всегда настолько раздражала Эндрю, что он и сам с удовольствием перерезал бы толстухе глотку, не будь та слоноподобным биотиком.

Всё, что оставалось Эндрю - это торчать в мэрии, наливаться халявным алкоголем, так как прием наркотиков он никогда не одобрял, и завистливо смотреть, как остальные развлекаются с подвернувшимися под руку женщинами. Вследствие ухудшившейся с возрастом потенции Берч испытывал проблемы даже с самыми красивыми бабами, кои были к его услугам в прежние времена, и его пребывание в G.L.O.S.T. нисколько не изменило ситуации. 

Эндрю с ненавистью поглядел на двух бугаев - своих спутников. Вот уж у кого с траханьем наверняка всё в порядке! Берч с яростью пнул кресло в холле отеля, затем схватил дорогую вазу и швырнул её об пол. Это помогло успокоиться, хотя соратники и посмотрели на его выходку с явным недоумением. Плевать! Пусть думают, что хотят!
И всё-таки ему повезло. Он выбрался из горящей мэрии живым, не угодил в перестрелку возле отеля, однако что ему предпринять дальше, Эндрю понятия не имел.

В конце концов, прихватив с собой двух подручных, с которыми сумел сдружиться еще в тюрьме, пообещав их вытащить из G.L.O.S.T., как только сам окажется на свободе, бывший мафиози решил засесть в отеле и выждать время. В то, что Харди сумеет подорвать завод, сопоставив все за и против, он не поверил.
Как не крути, для таких действий требовались соответствующие навыки, а хорек Клифф, на знания которого в основном и рассчитывал Томми, был вовсе не дурак.
"Не станет этот тощий жучила с хитренькими глазками рисковать жизнью и минировать завод на самом деле, наверняка изобретет какую-нибудь пакость, чтобы и Харди остался доволен и самому сухим из воды выбраться. А я человек умный, отдохну и пережду, чем у них дело кончится," - благодаря этим мыслям, настроение Эндрю заметно улучшилось. Сейчас он засядет в одном из самых комфортных номеров, примет теплую ванну, которой не видел уже целый год...
- Что за херня? - в полутемном коридоре десятого этажа послышался шорох, бугаи, не сговариваясь, бросились вперед и вскоре выволокли под очи Берча целую компанию гражданских.
- Кто это у нас? - перетрусивший было Эндрю сообразил, что опасаться здесь некого: две женщины, одна весьма миловидная, жаль тоже достанется его глупым "быкам", старикашка и пара девчонок... Берч нервно сглотнул, почувствовав как его охватывает странное возбуждение. Та, что чуть постарше, очень хорошенькая! Глазищи черные, бездонные, на пол-лица, губки яркие, пухлые и совсем еще ребенок!
Эндрю ощутил давно забытое шевеление в штанах и сделал шаг вперед. Да, точно шевелится, значит, никакой он не импотент, просто вот что ему было нужно!
Увидев, как изменилось его лицо, старик, уже начавший было лебезить что-то вроде: "Отпустите, мы не сделали вам ничего плохого!" испуганно отступил назад и загородил собой девочек. От этого движения красная из-за принятого алкоголя физиономия Эндрю исказилась еще больше. Кто-то захотел его остановить? В прошлом он никогда такого не позволял!
Послушный "бык" Пепин, частенько угадывавший намерения Берча без слов, молча приблизился к деду и одним ударом тяжелой биты размозжил тому череп. Цеплявшаяся за старика девочка тоже упала, её легкое платьице задралось, обнажив тонкие ножки и белые трусики. И тут Берч полностью потерял над собой контроль. Сдавленно рыкнув, он кинулся на плачущего ребенка, ударил по лицу и поволок в ближайший номер, не обращая внимания на истошные вопли женщин и глумливый хохот двух бугаев.

Подсказки для Акиры

1. Если вы придумаете, как пробраться внутрь быстро (для этого придется не тратить время на поиск служебного выхода, то есть проскользнуть через главный и подняться на лифте, то застанете Эндрю в процессе, а Майе, аптекарше и другой девочке не успеют серьезно навредить. Однако движение лифта на тот же этаж заметят, вас решат навестить. Расправляться с Берчем и компанией придется быстро.

2. Если пройдете через служебный вход и будете тихонько подниматься по лестнице, то застанете уже последствия. Бедная аптекарша скончается от пережитого за этот страшный вечер, обеих девочек и Майю изнасилуют и будут всячески издеваться. Однако и возмездие теперь может быть долгим, особенно если заткнуть Берчу рот.

3. Новая бойня внизу - тоже не лучший вариант. Во-первых, даже СпеКТР-у придется несладко в схватке со столькими противниками, более чем вероятны ранения, а во-вторых, хоть компания наверху и испугается, оторвется от своих занятий и сбежит, но прихватит одну из девочек и Майю с собой.

Все вопросы можно задать ГМ-у в ЛС.


"Цербер"
(в начале слегка лирика, которую можно не читать)

Неужели всё так и закончится?
Последние два года казались Джинни дурным сном. Она не хотела никого грабить, а уж тем более убивать. Даже согласна была всю жизнь трудиться на фабрике в пригородах Детройта, как и её отец, мать... Лишь бы Митч всегда был рядом. Проблема состояла в том, что Кэри Митч на следующий же день после окончания средней школы заявил, что колледж - это для зубрил, ничего не понимающих в жизни и собирающихся до старости протирать штаны в скучном офисе, а он-то уж знает, как обеспечить до старости "себя и свою девочку".
Не то что бы Джинни ему сильно верила, даже совсем наоборот, но Кэри и его друзья казались такими дерзкими и крутыми по сравнению с остальными ребятами из их района! Даже проломили головы каким-то арабским мигрантам, не дававшим ей прохода... Чем она думала, когда с ним связывалась? Точно не нужным местом. Ей казалось, что совсем скоро время глупостей пройдет, Митч остепенится ради неё, ведь он так её любит! Жизнь представлялась счастливым и  радужным фейерверком, который непременно должен через пару лет превратиться в светлое будущее.

То, что этого не случится никогда, Джинни осознала уже потом, угодив вместе с бандой "Зеленого Пейджа" за решетку. И полицейских детективов ни в коей мере не волновало, что Пейджа она увидела на очной ставке впервые, и знать не знала, почему тот звался "зеленым".

Но если Митч попросил подбросить её шефу на стол обычную подарочную коробку, почему бы этого не сделать? Ведь мистер Баркер был такой противный! Вечно лез со своими липкими руками, дышал в шею слюнявым ртом... Неудивительно, что ему кто-то захотел отомстить, подложив на День Рождения подарочек, взрывающийся специальной краской. А что? Поделом! Будет знать, как приставать к чужим девушкам!

Увы, краска оказалась вовсе не краской. Мистер Баркер, вздумавший открыть подарок на корпоративной вечеринке, погиб мгновенно, с ним ещё четыре человека. Восемь сотрудников серьёзно пострадали, а к ничего не понимающей Джинни уже через час после взрыва нагрянула полиция.
Несколько месяцев следствия, ещё полтора года в G.L.O.S.T., ярость и презрение Митча за то что она, сама того не ведая, выдала часть банды, когда детективы дружелюбно расспрашивали её о друзьях, о знакомых, которых они с Кэри иногда встречали... Чего она только не вынесла. И вот теперь, когда у них появился призрачный шанс обрести свободу, всё снова летело в бездну!
Чёртовы роботы! Чёртовы солдаты! Она не может позволить им всё испортить!

- Лови пульт управления! - на пол что-то шлёпнулось. На секунду Джинни показалось, что впервые за два года ей наконец улыбнулась удача. Отчуждение родных, унижения в тюрьме, сегодняшний кошмар - всё это было не напрасно. Сейчас она достанет эту поганую штуку, как-нибудь отключит робота, а потом... они с Митчем просто сбегут, уедут куда подальше. Джинни ещё не знала как, но если им удалось пережить такое, значит, сама судьба на их стороне... В системах Термина полно тихих колоний, они будут работать, а нападение страшных машин, о котором постоянно все говорят, рано или поздно закончится...

Джинни уже собиралась привстать, чтобы перепрыгнуть через ограждение, собственная жизнь и чужие пули сейчас волновали её меньше всего, но вдруг увидела, как робот ещё больше сжимает огромные железные клешни. Кэри... то, что им было, превращается в измятый, скомканный кусок плоти, который просто не может быть живым.
- МИТЧ! - заорала Джинни так, будто это могло повернуть вспять последние секунды. - М-И-И-ТЧ!
Перед глазами мелькали разноцветные картинки из прошлого: школа, дом, мама: "Наплачешься ещё ты с ним!". Суд, чужие глупые слёзы: "Таких уничтожать надо!", короткая записка от Митча в G.L.O.S.T.: "Дура полная!" И кровь, слизь, брызнувшие прямо в лицо, когда через ограждение  перебросили Кэри... нет, не его, что-то другое, этот кровавый фарш с торчащими во все стороны осколками костей и лоскутами одежды не мог когда-то жить, ходить, ей улыбаться...
Не вполне осознавая, что она делает, Джинни нажала на маленькую красную кнопку пульта, который был у неё в руках. Ей казалось, что только так теперь можно всё исправить...
____________________________________________________________________________________________________________________

Удивительно, но масштабного взрыва не последовало, только резкий металлический лязг извещает церберовцев и заключенных о закрытии нескольких дверей. Секунд тридцать ничего не происходит, затем раздается яростный вой аварийной сирены.
- В связи с чрезвычайной ситуацией на объекте запущен протокол А-12. Персоналу, не имеющему средств индивидуальной защиты, рекомендуется срочно покинуть служебные и рабочие помещения, - ровно вещает металлический голос. - Очистка начнётся через двадцать секунд, девятнадцать секунд, восемнадцать секунд...
В чём заключается пресловутая "очистка" никто из вас пока не знает, разве что Стингер, которому может об этом рассказать девушка-инженер. Но любому здравомыслящему человеку становится ясно - пора бежать. Или озаботиться поисками средств той самой индивидуальной защиты.
Когда заканчивается отсчет, все помещения, в том числе и складские, пункт управления АСЗ и подвалы погружаются в красновато-желтый туман, пахнет прелой травой и подгнившими фруктами. Несложно догадаться, что в помещения выпущен газ, причем в больших концентрациях, некоторые из вас даже смогут разглядеть клапаны под потолком, но это вряд ли чем-то вам поможет. Хотя поначалу, особенно тем, кто находится на складе, может показаться, что ничего страшного не происходит. Разве что сладковатый привкус во рту, небольшая тошнота,  кашель и жжение сигнализируют об опасности. В подвале и у пункта управления АСЗ ситуация может быть хуже, но какое-то время вы ещё остаётесь дееспособны, можете найти противогазы, заняться взломом дверей, но чем дольше вы дышите газом без защиты, тем хуже могут быть для вас дальнейшие последствия отравления, включая отек легких и смерть.

Судьба нпс остается на вашей совести, в том числе мистера и миссис Рэйнольдс, но не забывайте о наличии агрессивных роботов вокруг. И это не единственная угроза, которая вас подстерегает, где-то в городе раздается уже знакомый некоторым из вас оглушительный рев. Выбравшись на улицу, вы сможете заметить вдалеке зловещие силуэты, так похожие на отвратительных громадных насекомых. Они зависли над Нью-Лутоном в зареве новых пожарищ.
Жнецы! Над заводом уже кружит сборщик, высаживая на пустыре иссушенных хасков, шустрых налетчиков, массивных и опасных тварей. Слышится истошный вопль баньши. Синтетическую мерзость немедленно атакуют роботы, но силы явно не равны. Вам же следует побыстрее  убираться из Нью-Лутона, но как это сделать? Вся надежда на подмогу с "Тора".

Очередность для "Цербера": Стингер, Оливия, Роко, Александра.

+4

39

эпилог

Совместно с Mikaela Bryce.

Все действия имеют последствия. Стингер не был параноиком, но чувство неизбежно надвигающихся «последствий» не покидало его. Тёмный силуэт церберского лейтенанта отражался на десятке мониторов сквозь мерцания меняющихся изображений на плоских дисплеях. Около пятнадцати минут назад Джон буквально «прогрыз» себе путь до центра службы безопасности. Обдолбанные какой-то второсортной химкой зэки, на самом деле, не представляли большой угрозы для хорошо вооруженного отряда «Цербера». Но всё ещё оставались опасными, если в нём состояли всего два человека, один из которых был совершенно небоеспособным, плюс неуклюжим, умноженным на шумность, гражданским. Разминая сухожилия на левой руке, Стингер позволил себе немного отвлечься и передохнуть после недавней перестрелки.

- Как ваша рука? Я, правда, не хотела задеть те балки... просто, мне показалось, что там кто-то был, - виновато глянув на запёкшуюся кровь на рукаве мужчины, Салли вновь нервно закусила губу.

Лишенная эмоций маска лейтенанта не подала никаких осуждающих или утешающих знаков. Два светящихся синих окуляра продолжали безмолвно смотреть сквозь девушку на мониторы, наблюдая за записью видеокамер в реальном времени. Откровенно говоря, «царапина» выдалась болезненнее, чем казалась на первый взгляд. Когда адреналин после боя поутих, Джон в полной мере ощутил ножевое ранение от молекулярной заточки. Он мог увернуться от удара, но тогда его бы прочувствовала эта девица в одном из своих широко распахнутых глаз. А пока её глаза были нужны невредимыми, для того чтобы восстановить боевой протокол АСЗ. Впрочем, лейтенант понимал, на что шёл. Сопровождать гражданского на вражеской территории – это очевидный риск, к которому церберовец был готов.   
   
- ...а потом этот заключенный просто выпрыгнул, словно, из тени, я даже не успела понять что просх..., - настойчивое молчание военного в ответ явно беспокоило девушку, заставляя ту воспроизводить вслух всё новые и новые оправдания.

- Довольно. Сконцентрируйся на взломе,
- хрипло прервал её Стингер, не скрывая раздражения в голосе.

« - Если бы ты думала так же быстро, как тарабанят твои пальцы по клавиатуре, то мы бы добрались сюда без перестрелок» - мысленно добавил он.

- Простите, сэр, - девушка слегка вздрогнула, и, нахмурив брови, затарабанила по клавишам ещё энергичнее.

Спустя некоторое время её триумфальный рапорт «готово» и детали работы во всей красе отобразились на экранах мониторов. Десятки роботов и турелей, пробудившихся ото сна, внесли в «вечеринку» зэков особого огонька и напалма. Хотя, стоит заметить, продлилось веселье не так долго как планировалось. Говорят, что беда не приходит одна, но спустя десять минут она пришла не только одна, но и с самой плохой компанией, которую только можно было представить. Яростный вой аварийной сирены пронзил, мерцающее красными огнями, помещение.

- Что происходит?.. Я же взломала файерволл, - Салли растерянно оглянулась вокруг, - Не понимаю.
И ответ был уже здесь, совсем рядом. Машинный гул гигантского двигателя, пробирающий до костей, словно, мороз на Новерии. Джон уже слышал этот звук раньше. Звук погибели, отдающийся эхом в каждой клетке его тела.

- Жнецы, - тихо молвил мужчина, глядя на тысячи мерцающих глаз в темноте, смотрящих на него сквозь сбоящий дисплей монитора.

- В связи с чрезвычайной ситуацией на объекте запущен протокол А-12. Персоналу, не имеющему средств индивидуальной защиты, рекомендуется срочно покинуть служебные и рабочие помещения, - ровно вещает металлический голос. - Очистка начнётся через двадцать секунд, девятнадцать секунд, восемнадцать секунд...

Джон нервно подходит к инженеру, уткнувшись взглядом двух окуляров в дисплей её терминала.
- Что за «очистка»? – Салли едва успевает приоткрыть рот, как мерцающие красные буквы с надписью «Ошибка. Терминал заблокирован из-за несанкционированного доступа» заставляет её изумрудные глаза стать стеклянными.

- Ты можешь это исправить? Отвечай! – выждав недолгую паузу, Стингер ухватил девчонку за плечо и пару раз встряхнул её.

- ВИ АСЗ... полностью заблокировал порты, - едва слышно отвечает девушка, не отводя взгляда от мерцающего красным монитора.
- Ты можешь это исправить? – резко прерываясь, Джон нервно разворачивается в сторону шума – распыляющегося газа сквозь вентиляционные решетки.

Сенсоры-сканеры, которыми была оснащена маска, тут же «выругались» предупреждением о загрязненной среде вокруг. Время для детальных объяснений явно подошло к концу, не успев даже начаться. Это означало, что единственным разумным выходом в данной ситуации было отступление. Активировав инструментрон, церберовец поднёс палец к коммуникатору. 

- «Тор», говорит лейтенант Стингер. Запрашиваю эвакуацию. Приём. Запрашиваю эвакуацию.  Приём... – но даже спустя несколько монотонных повторов, на связь, по-прежнему, никто не выходил. Помехи продолжали одиноко шипеть в ухе, а за дверью слышались неравномерные шаркающие шаги и нечеловеческие гортанные звуки.

- Всё кончено... всё кончено, да? – Салли с ужасом обхватила копну рыжих волос, медленно скатываясь по стене и обхватывая руками дрожащие колени.

- Ещё нет, вставай, - резко отрезал Джон, подходя вплотную к девушке, и ухватывая её за руку, которую она тут же вырывает с отчаянным криком.

- Оставьте меня и уходите! - сквозь плаксивое всхлипывание уже слышится легкий кашель, свидетельствуя о высоком концентрате ядовитого газа. Стингер застыл над инженером, как безмолвная тень на пару секунд, то ли обдумывая, что делать дальше, то ли растерявшись вовсе... По-прежнему, эмоции и чувства военного оставались неизвестными, заставляя лишь гадать о том, какие мысли были в голове у этого человека... или не человека вовсе?.. Когда мужчина поднёс руку к своей черной маске и снял её, изумрудные глаза Салли в ужасе округлились.

- Ваше лицо... вы... вы – не человек! – девушка подскочила на ноги, бегло оглянувшись вокруг, она сделала отчаянную попытку оттолкнуть Джонатана и метнуться к выходу, но тот с лёгкостью остановил её, схватив за руки.

- Не глупи, ты же слышишь, что за этой дверью. Воздух загрязнён, а против Жнецов у тебя нет шансов, - тот же хриплый голос, что и раньше, но теперь не заглушенный электрическими помехами сквозь динамики маски, говорил правду, хотя от этого ни на йоту не становилось легче. 

Салли вновь сделала ещё одну безуспешную попытку вырваться, но держащий её «не-человек» был слишком силён для столь хрупкого инженера, как она. Девушка опустила голову, словно, пытаясь избегать взгляда с тем, кого она увидела. Ярко-голубые синтетические глаза, не живые и не мёртвые продолжали маячить в голове, словно, глаза тех монстров, которых недавно засняла камера видеонаблюдения. А затем перед глазами всё темнеет - черная маска военного с лёгкостью закрепляется на лице чужими руками. Салли моргает, поднимая взор, видя перед собой того же самого военного с бледной, мертвенной кожей и поседевшими волосами сквозь компьютерный интерфейс. Хотя дышать и становится легче, спокойно это делать не удаётся. Синтетические синие прожилки, словно, открытые раны, на лице мужчины, то и дело, своим видом заставляют девушку съеживаться в ужасе и отвращении одновременно.

- Хочешь, верь, хочешь нет, но я стал таким, чтобы дать шанс на выживание таким, как ты. Человек я или нет – неважно. Все мы погибнем, если ты не найдешь способ восстановить связь и вызвать подмогу. Поэтому не заставляй меня жалеть о впустую потраченных лёгких, - Джон, будто не собираясь дальше оспаривать свои решения, вновь активирует инструментрон, передавая инженеру данные о голосовом канале «Цербера», а затем, ухватив в руки винтовку, уходит в сторону дверей.

- Но что если... – девушка стоит, замешкавшись ещё пару секунд, на что лейтенант ей коротко отвечает:

- Никаких если. 

Двери за мужчиной плотно закрываются, а за ними тут же слышится звуки выстрелов и пронзительные вопли пораженных чудовищ...

Несколько минут спустя...

- Приём! Это «Тор»? Говорит, эм... инженер Салли Рид. Мы окружены монстрами, то есть Жнецами...уф. Лейтенант Стингер попросил меня передать... вернее, сказал запросить эвакуацию.  Передаю координаты. Пожалуйста, поторопитесь. На заводе присутствует враждебная АСЗ. Воздух пропитан ядовитым газ... Пшшшшш.
Голосовая запись резко обрывается и дальше слышно лишь шумы и помехи, сквозь которые прорывается пронзительный гул двигателей жнецовских кораблей.     

Фрегат "Тор", жилой отсек, 19:54 по бортовому времени

Брайс сидела за столом, разложив вокруг себя всякие хитрые принадлежности... Нет, не оружие, всего лишь, косметику. Каждый день она зачем-то совершала этот ритуал, как увядающая актриса театра, собиравшаяся сыграть Венеру или, может, Юнону в свои пятьдесят. Для этого актрисы скрывают морщины, а вот Микаэла, которой было ещё далеко до морщин, - кое-что другое...
Но сейчас фурия напротив всё резко стёрла, как художник, которому надоел собственный рисунок.
- И так сойдёт. Не так уж и уродливо.
На неё смотрело сейчас настоящее лицо, бледное, как лунный блик, и с такими же светло-серыми отметинами.
- Dia dhuit, - сказала Брайс и улыбнулась, как она всегда это делала раньше при приветствии. Хотя так ли уж много поменялось? Брайс недовольно прищурила правый глаз - тот, что был красноватого оттенка. Синтетический зрачок равнодушно уставился в своё отражение. Да, что-то точно менялось и, к сожалению, не в самую лучшую сторону. Сначала фурия осторожно тронула поверхность глаза пальцем - почти как если бы он был ещё живой. И тут же отвела руку, наблюдая, как за пальцем тянется красная "ниточка" - её кровь. Странно, что кровоточил именно этот, старый протез.
Опять. Судя по моим записям в дневнике это уже третий случай.
Микаэла взяла влажную салфетку, приподняла веко и протёрла глаз, слушая как поскрипывает гладкая поверхность линзы. Но её застали врасплох за таким деликатным занятием. Рука резко прихлопнула салфетку.
- Я слышала твой голос... Проходила мимо, - раздался за спиной неубедительный повод зайти. Брайс легко узнала гостью, по одной только бесшумной "призрачной" походке.
- А, Алесса. Я разговариваю и с собой тоже, это нормально.
- Можешь для разнообразия и со мной.
Брайс обернулась с доброжелательной ухмылкой, что обычно обозначало согласие.
- Хорошо выглядишь сегодня.
- Хэй, спасибо. Ты тоже, Иви, - Микаэла подмигнула той своим красным глазом, старательно скрывая дрожь от боли, невидимым шилом пронзившей половину черепа. Заметив яркие алые следы крови на салфетке и капли на столе, Брайс резко смела это всё рукой на пол, как будто каждый день так делает. От получившегося внезапного грохота Алесса слегка подскочила.
- Ладно, рассказывай уже.
- Хм. С тобой всё..
- Да, всё в порядке. Вообще-то, нет, я просто труп. Так, что ты хотела?
- Я просто.... У меня дурные предчувствия по поводу этого всего.
- "Этого всего"...  - Брайс озадаченно прикусила губу, - Как-то не точно. Можно поподробнее?
- Ты становишься занудой, прямо как Сиенна.
Ирландка лишь пожала плечами.
- Значит, когда-нибудь я стану координатором, - наигранно величавым тоном изрекла она.
Алесса фыркнула, подавляя смех, - это хороший признак. Впрочем, радоваться было рано - обычно Эванс вечно что-то тревожило, да и просто так бы она не пришла.
- Дело в том, что... Мне кажется, я умираю.
- Это нормально. Все умирают. Всегда. Всю жизнь.
- Да, но...
- Если ты про последние улучшения, то от них тоже одни плюсы. Мои способности становятся всё лучше, возможно, это спасёт кому-то из вас жизнь.
- Жизнь. Есть в этом какая-то ирония.
- Извини, виски закончилось.
- Да нет, не нужно. Просто... Кстати, тебе не кажется, что операция затянулась?
Брайс удивлённо вздёрнула наполовину побелевшую бровь.
- Чтобы у Стингера что-то пошло не так, должно случиться второе пришествие.
- Да, но что, если...
- Уверена, он почти закончил. Эй, - Брайс подошла ближе и ободряюще тронула Иви за руку, - Всё в порядке.
Если не считать моего глаза, конечно...
Микаэла вздрогнула то ли от очередного болезненного укола в виске, то ли от голоса Катича в комлинке - необычно резкого, даже для простого указания явиться в ангарный отсек. Фурия и тень безмолвно переглянулись и без лишних промедлений покинули каюту. Было ясно, что что-то всё-таки случилось.

Уотсон, точка эвакуации
Чем ближе становилась поверхность планеты, тем больше росло напряжение где-то внутри. Хотя задачей церберовцев являлась эвакуация, обычно не представлявшая каких-то трудностей. Но будет ли конкретно эта эвакуация обычной? Верилось с трудом, даже спокойный Катич явно был встревожен и походил на голодного гризли.
- Потребуется сперва расчистить площадку от Жнецов, - сообщил капитан, обегая взглядом команду. Как только челноки с характерным толчком замерли, Катич водрузил на голову шлем, став ещё более грозным на вид. Брайс была в в своей маске уже давно, успешно скрывая тревожное выражение лица и кровавую дорожку на правой щеке, которая неприятно холодила кожу.
- Уже слышу их, - почти кровожадно пробасил Катич. Сквозь фильтры его голос походил на звериный. Транспорт он покинул первым и почти сразу же грохнул выстрел дробовика. Некоторые твари приблизились уже почти вплотную. Однако высадившиеся люди привлекли к себе ещё большее внимание, так что отродья Жнецов посыпались почти бесконечным потоком, словно бы резко одновременно решили прикончить огрызающихся церберовцев.
Брайс пыталась оттеснять многочисленных хасков, выжигая их иссушенные тела полем аннигиляции - здесь их было почему-то особенно много, что наводило на не слишком приятные мысли. В целом, они постепенно прогрызались вперёд, ближе к заводу. Но, увы, слишком медленно.
Их слишком много.
В какой-то момент Микаэла поняла, что даже не видит всей опасности -  в буквальном смысле. Сбоивший имплант постепенно отказывал, и фурия различала лишь смутные тени справа. Одной из таких "теней" внезапно оказался налётчик, однако неосмотрительно попавший в поле. Мелькнула чей-то внушительный силуэт, и волна биотического взрыва слегка покачнула Брайс. Когда она пригляделась получше, то увидела уже, как капитан проламывал череп налётчика массивным ботинком.
- Эванс! Идёшь со мной на завод. Остальным - удерживать позицию.
Однако появление громадной твари внесло некоторые корректировки в этот план. Микаэла, скорее, услышала её, чем увидела - дрожь топота неслась прямо в её направлении. Однако фурия увернулась от медлительного замаха лапы твари, проскочив в раздражающей близости от неё и осыпав выстрелами "Шершня". Конечно, они не нанесли прочной шкуре этой махины ощутимого урона, но это пока - тёмные "щупальца"  биотики постепенно подтачивали прочность твари. Неудивительно, что после ещё пары неудачных атак монстр потерял к "танцам" с фурией всякий интерес и очень не вовремя понёсся к Катичу. Благо тот успел среагировать, хотя полностью уклониться и не успел - тварь отбросила церберовца на несколько метров, а затем, видимо, решила раздавить его своей лапой. Но неожиданно Катич сам вцепился в нависшую над ним лапу с какой-то воистину медвежьей яростью и силой, не позволяя себя прихлопнуть. Уже бежавшая в сторону капитана Брайс ясно слышала его напряжённое рычание и стальной скрежет лапы. Однако добежать она не успела - тварь вдруг поглотил взрыв брошенной ей под ноги гранаты. Но капитан был жив - фурия через мгновение услышала его голос.
- Брайс на завод. БЫСТРО.
- Есть, сэр.
Скорость - это как раз то, чем она могла бы гордиться. Довольно скоро Микаэла нагнала замешкавшуюся Эванс. Звуки ожесточённого боя чуть отдалились, и над оперативницами навис мрачный силуэт чахнущего в ядовитом смоге завода. Счёт, наверняка, уже шёл на минуты... Брайс проносилась по мрачным коридорам наперегонки с собственной тенью.

Выстрел, выстрел, выстрел, перезарядка. Смена термоячейки. Последней. Черт бы побрал хасков, которым нет конца и края. Стингер расстреливал монстров, то и дело, перекатываясь из укрытия в укрытие. Казалось, эти твари тактично загоняли его в угол. И откуда у них вообще были познания в тактике: переводя дух, думал Джон, прислонившись к какой-то грязной бочке. Он перезаряжает винтовку и готовится к очередной «волне». Хаск атакует в лобовую, с завидной скоростью, сокращая дистанцию между собой и церберовцем. Джон плотно прижимает «Хищник» к плечу, готовясь покончить с этим «бегуном» одним точным выстрелом. Однако внезапный приступ удушливого кашля мешает вовремя прицелиться и снести башку чертовому гадёнышу, которому удается прорвать позицию и подобраться вплотную к снайперу. Одна секунда и он уже рядом. Все его уродливое синтетическое тело сияет тысячей пробудившихся огоньков, готовых вот-вот рвануть. Яркая вспышка оглушает и заставляет подкоситься мужчину на колени. Едко потрескивающий электричеством кинетический модуль более чем явно намекает о своей скоропостижной смерти, приняв удар от импульса хаска на себя вместо своего хозяина. Джон пару раз встряхнув кружащейся головой, что есть дури ударяет хаска прикладом оружия по челюсти и поднимается. Отталкивая от себя тварь ударом ноги в корпус, Стингер активирует инструментрон и сгусток пламени заставляет уродливое тело кибер-зомби загореться, нахватавшись парочки пуль в довесок. Жадно хватая воздух, мужчина сплёвывает сгусток крови на пол и рефлекторно хватается за горло, которое с каждым вдохом, словно, пронзает тысяча иголок. Перед глазами уже давно всё плыло. С каждой минутой, проведённой в этой «газовой камере», Джон чувствовал, как медленно покидает жизнь его увядающие лёгкие.   
     
- А вот и капитан, кх, - Джон хищно прищурился, глядя на высокого, крепко сложенного налётчика, который шагал с авангардом из двух волочащихся за ним хасков. 

Кажется, эта была последняя волна... для этого помещения, конечно же. Чёрт знает, сколько этих тварей роилось снаружи. Джон пару раз стрельнул из «Хищника», но тот знатно заклинил от перегрева и отсутствия запасных термоячеек. Налётчик же, оснащенный «Фестоном», на пули не поскупился. Джон едва успел запрыгнуть в укрытие, хотя и успел поймать один выстрел плечом. Стиснув зубы от растекающейся боли, мужчина вколол панацелин и активировал резотрон – последнее оружие, которое у него осталось. Тактическая маскировка сделала его невидимым, но лейтенант понимал, что у него есть шанс только на один удар, на один сильный удар.

« - Последний рывок, это будет последний...» - неведомое чувство раньше переполняло его, изувеченное ранами, тело. Словно, жидкий огонь, растекающийся по венам и пульсирующий в каждом синтетическом капилляре, каждой живой клетке: так чувствовалась тёмная энергия, нулевой элемент. Тёмные сгустки обволокли невидимый силуэт мужчины, и он с колоссальным биотическим натиском влетел в налётчика. Резотрон прошел насквозь, пронзив былое турианское тело. Выдернув лезвие, Джон было принялся за остальных хасков, но те внезапно отлетели, как резиновые мячики, впечатавшись в ближайшую стену. Не в силах больше бороться с усталостью в ногах, лейтенант снова подкосился, упав на колено. Кажется, это был его предел...
Из ядовитого тумана резко вынырнул силуэт фурии - на скрюченных в напряжении пальцах всё ещё плясали синие завитки биотики, хотя её здесь уже было достаточно приложено.

- Это он? Он без маски. Яд... Мы опоздали... - сокрушённо сообщила Эванс, вытаскивая меч из головы всё ещё дёргавшегося и шипевшего хаска, словно тот не имел сейчас вообще никакого значения.
- Лейтенант! Стингер. Ты нас слышишь? Пора уходить.
Микаэла склонилась над полубессознательным Стингером и быстрым движением надела на его голову прихваченную с собой запасную маску - лучше уж поздно, чем никогда. Рассудив, что лейтенанту явно не помешает помощь в передвижении, фурия с пыхтением попыталась поднять его на ноги, упёршись плечом под руку.

- Не трогай меня! – раздраженно прорычал Стингер, оттолкнув Брайс рукой и пошатываясь, восстановив баланс в ногах. – Я могу идти сам.

Горло всё ещё резало, а дышать было невообразимо тяжело, лёгкие горели так, словно, их облили бензином и подожгли.

- Инженер. Нужно забрать её. Эванс, – лейтенант указал рукой на запертую дверь мониторингового центра, а затем снова громко закашлялся.

- Наконец-то... хорошие новости, - фурия невольно подняла руки и отскочила подальше от Джонатана, как будто тот сейчас мог взорваться. Алесса, тем временем, уже проворно подхватила под руку инженера.
- Дайте мне оружие.
- Лейтенант, - всё ещё несколько настороженно Микаэла протянула тому пистолет. Всё равно в её распоряжении оставались ещё Шершень и биотика.
Оставалось лишь покинуть завод и добраться до челноков. Брайс старалась отвлекать вражеское внимание на себя - агрессивные биотические атаки так и освещали полутёмные коридоры. Джонатан держался позади двух оперативниц, изредка подкрепляя «свинцом» хасков в округе. Стоит признать, сил у него оставалось немного – каждый шаг давался как маленькая победа вдоль длинного, набитого недругом, коридора, пока он, наконец, не закончился... Если завод можно было описать как чистилище, то окрестность вокруг челноков походила на настоящий ад.

- Брайс, Эванс, выиграйте нам немного времени, - с этими словами, лейтенант устало кивнул и ухватил Салли Рид за руку, освобождая Алессу от бремени авангарда, - Я попытаюсь обойти их с юга. Пошли. - будто собирая в себе остатки сил, Джон сменил ходьбу на бег, взяв курс на спасательные челноки. 

Хаски всё прибывали, но пока не могли составить конкуренцию держащемуся вместо сплочённому отряду. Хоть и очевидно было, что они пытались брать измором и количеством. Следуя приказу лейтенанта, Брайс и Эванс сосредоточились на окраине поля боя, не позволяя хаскам прорваться южнее. Ошмётков и отрубленных конечностей вокруг уже было столько, что они казались естественным покровом почвы.
Им несть числа...
В какой-то момент Брайс случайно поскользнулась, споткнулась и упала, чувствуя, как боль в мышцах и гнетущая усталость всё нарастала, но прерывать действие поля было невозможно - если они, конечно, собирались выполнить свою миссию, а не погибнуть прямо здесь.  Встала она не сразу, под причудливым углом видя очередную бегущую сюда толпу отродий Жнецов. Те безразлично перескакивали через месиво останков своих "сородичей", осатанело пытаясь вырвать жизнь из огрызающихся им бойцов. И вот, наконец, фурия увидела и того, кто их направлял, - очередной налётчик, явившийся из синеватого блеска маскировки. Микаэла знала, что заставило  налётчика приблизиться - её падение. Хитрец уже прицеливался, когда фурия вскинула вверх крепко сжатый кулак, воздвигнув между собой и врагом переливчатое синее препятствие. Очередь "Фестона" лишь лёгкой рябью прошлась по этой преграде, отскочив назад. Пара хасков тут же дёрнулись и повалились на землю, сражённые пулями собственного "командира". Сам же налётчик недовольно что-то проскрипел. Часть отрикошетившей очереди попала в него, но ощутимого вреда не нанесла, должно быть, сработала защита. Будто уверенный в собственном превосходстве над слабеющей фурией, хаск-турианец приблизился ещё сильнее, опрометчиво шагнув в пределы поля. Чёрные биотические "щупальца" тут же впились в него, заставив слегка дрогнуть. В этот момент Микаэла услышала рядом свист лезвия меча, и прямо над головой вдруг сверкнуло нечто, похожее на шаровую молнию, - и с жутким электрическим треском врезалось прямо в налётчика. Гулкий биотический взрыв разметал останки дохлых тварей и перевернул Брайс на живот. Враг потерялся из поля зрения, однако судя по относительной тишине после взрыва, его больше уже и не существовало. Фурия приподнялась и ухватилась за протянутую руку Алессы.
- Может, уже достаточно? Нам лучше отступить ближе к челнокам.
- Да, думаю, тут уже...
Дальнейшие слова Микаэлы потонули в ужасающем визге, от которого, кажется, задрожало все органы внутри, словно были из стекла.
- Баньши! - выдохнула Эванс, и обе одновременно обернулись в сторону непропорционально высокого силуэта, мелькавшего в стремительных вспышках.
- Foc, - сквозь сжатые зубы ругнулась Брайс, - эта дохлая проститутка не даст нам уйти.
- Но...
- Отойди. Сейчас будет больно.
Фурия, естественно, не стала уточнять, кому именно. Возможно, всем сразу. Плевать, главным сейчас было устранить эту угрозу, а она как раз всё последнее время только и занималась тем, что пыталась расширить границы своих возможностей. Это был шанс проверить собственные достижения, возможно, и закрепить их. Что этому мешало? Ничего. Неожиданно холодные рассуждения навели в голове порядок, и Брайс пошла навстречу баньши, шагая всё твёрже и увереннее. Казалось, никакой усталости и не было, а послушно клубившиеся вокруг "хозяйки",  шипящие щупальца тёмной энергии стали ещё чернее и будто бы прожорливее, как сама бездна, стараясь дотянуться до всего вокруг, разрывая в пыль даже попадавшиеся по пути части поверженных врагов.
Баньши крикнула и совершила ещё один скачок, сближаясь с Микаэлой, всё так же ровно шагавшей навстречу, - её усилия сейчас были направлены не на скорость. И как только поле фурии обвилось вокруг баньши, Брайс запустила в неё точечный сгусток энергии. Усиленный взрыв, кажется, пробил защиту баньши, и даже задел её голову, но не так ощутимо, как хотелось бы - только несколько отростков бывшей азари отлетело, стукнувшись об землю, как сухие сучья. Зато ответная атака баньши опрокинула Микаэлу на землю, и деформация прошлась калёным железом по всему телу. Однако боль сейчас ощущалась несколько отстранённо, словно тело было чьё-то ещё, а не её. И фурия почти мгновенно собралась для новой атаки. Ещё один сгусток пришёлся уже ниже, вырвав некоторую часть внутренностей из вспухшего серого живота баньши. Тварь оглушительно провизжала, и Брайс временно перестала слышать что-то, кроме звона. Фурия собиралась ударить снова, однако тварь неожиданно исчезла и появилась уже вплотную. Слишком сосредоточенная на усилении поля, Микаэла не успела вовремя уйти, и почувствовала, как длинные пальцы сдавили её за талию. Чёрные глаза баньши оказались ещё чернее, чем кружащая вокруг биотика, и поле стремительно угасало, теряя свою силу. Брайс вдруг почувствовала, как к ней снова неприятными волнами возвращается боль.
Нет, нет, ещё не всё! Не всё! Не уходи!
Пытаясь разомкнуть  сдавливавшую её лапу, Брайс высвободила Шершень и выпустила рой пуль прям в лоб баньши, но и этого было недостаточно - только отлетел ещё какой-то верхний слой ей синтетической "обшивки". Поле совсем угасло в тот миг, когда баньши заносила вторую руку - очевидно для своего последнего удара. Однако в последний момент что-то вдруг произошло. Блеск стали оказался быстрее руки баньши, и удар получился кривым - два когтя задело голову, и Микаэла почувствовала, как слетела с неё маска. Точнее, оказалась рассечена надвое (хорошо, что только маска). А вот оставшиеся три когтя вдруг упали, отсечённые, на землю. Рядом блеснул силуэт Алессы, показавшейся из маскировки. Описавший широкий, но точный полукруг, меч всё ещё был зажат в её руке в поднятом положении. Баньши поспешила этим воспользоваться, покалеченной рукой резко хлестнув по мечу. От яростного удара тот рассыпался на части, будто стеклянный, - яркие белёсые обломки упали в грязь. Баньши снова повернула уродливое скалящееся лицо к фурии, казавшейся теперь беспомощной. Однако Брайс всё ещё боролась с рукой и пыталась собрать энергию - но уже не для поля, слишком многих сил это требовало, а их уже не было. Чувствуя, как собственное тело протестует и лихорадочно горит, Микаэла потянула оставшуюся руку куда-то мимо азари, глядя вниз, в грязь, с таким видом, словно не было сейчас ничего важнее. Почуяв какой-то подвох, баньши хотела было глянуть туда же, но не успела, - как стая маленьких сереброкрылых птиц, взлетевшие из грязи осколки меча впились ей в голову, пронзая насквозь повреждённый череп. Издав последний вскрик баньши, наконец, выпустила фурию и взорвалась очередной биотической волной, откинув обеих оперативниц назад. Кое-как поднявшись на ноги, они, наконец, смогли отступить.
Проклятые азари... - Брайс ковыляла к челнокам, чувствуя себя совершенно выжатой во всех смыслах. Растрепавшиеся волосы какой-то белой кошмой торчали из-под раскроенной маски. Не скрытый ею больше, красный имплант, заливший кровью половину лица, слепо смотрел в приближающийся борт челнока...

Остальные члены экипажа продолжали обстрел недруга, постепенно отступая к челнокам вместе с прибывшими оперативниками «Цербера» и несколькими выжившими заключенными. Джон был уже на борту одного из челноков. Мужчина молчаливо сидел в одном из кресел, отрешённо опустив голову, словно, навечно заснувший мертвец. Пистолет едва удерживался в расслабленной ладони, и лишь удушливый хриплый свист из его лёгких напоминал о том, что он всё ещё жив...

офф:

Всем спасибо за игру. Стингер аут.

+2


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.3 [Город грехов]