Иницитива Андромеда В 2185-м году участники амбициозной Инициативы Андромеда отправились туда, куда еще не ступала нога человека, в Туманность Андромеды, галактику, находящуюся в двух с половиной миллионов световых лет от нашей. Авангардом колонизации неизведанных миров стали четыре ковчега с погруженными в криосон колонистами четырех рас и космическая станция "Нексус"... узнать подробнее >>

Разыскивается Пиби

Разыскивается эксперт номер один по технике реликтов, азари Пелессария Б'Сэйл, или просто Пиби. В прошлом одиночка-исследователь скопления Элея, ныне примкнувшая к команде Первопроходца.
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Осада" - Джаннис Моро
"Академический интерес" - Араши
"Чумной доктор" - Рита Ро
"Выход из тени" - Рита Ро
"Этот мир - наш Ад" - Джаннис Моро
"Раскрывая тайны Цитадели" - Люси Уайлд
"Елка" - ГМ
"Украду надежду. Срочно." - Араши
"Тримурти"." - Титус Касс
"Дальние рубежи"." - Араши

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2186 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

АМС:
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.3 [Город грехов]


Эпизод 9.3 [Город грехов]

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://s2.uploads.ru/8QPDf.jpg

Город грехов

Тип квеста: сюжетный
Описание: Как только до небольшого города на планете Уотсон дошли слухи о появлении в системе Скепсиса Жнецов, среди населения поднялась паника. Большинство жителей покинули свои дома, отправившись искать более безопасное место в галактике. Однако транспорта хватило не на всех, и некоторым обывателям придется ждать второй волны эвакуации. Ситуация осложняется тем, что на окраине города находится частная тюрьма строгого режима, в которой раньше содержалось множество опасных преступников. Теперь охрана поспешила бежать с планеты, а маньяки, насильники и убийцы всех мастей оказались предоставлены самим себе. Поднимают голову и местные мародеры, грабители и прочие асоциальные элементы. Оставшимся горожанам придется найти способы выжить в творящемся хаосе.
Место действия: Уотсон (Колыбель Сигурда), температура поверхности на планете примерно 25 градусов.
Дата: 20 января 2187 года
Требующиеся роли: Те, кто мог оказаться в колонии.
Участники/очередность: ГМ, Акира Т'Карро, Оливия Морган, Стингер, Александра Мейнем, Сэм Роко.
Тема для обсуждений: Эпизод 9.3 [Город грехов]

0

2

Чарльз Гринберг любил одиночество. Суета обычно раздражала молодого человека, считавшего себя достойным большего, нежели должность управляющего банком, пускай и самого крупного в колониальном городке. Совсем не этого он хотел, окончив университет и улетая с далекой Земли. Его манили космические просторы, завораживающие улыбки синих красоток из рекламы, и если уж ему не суждено было стать прославленным воякой (физические данные Чарльза оставляли желать гораздо лучшего), он будет преуспевающим финансистом, владельцем корпорации, влияющим на судьбы мира.

Увы, и тут амбициозного юношу ждал ряд неудач. Крупные компании Иллиума и Цитадели не спешили брать его на работу или же предлагали до того захудалые должности, что Гринберг с негодованием от них отказывался. Даже не из гордости. Он просто не мог представить себя рядовым менеджером или, и того хуже, банковским кассиром. Первая же азари, с которой он познакомился в клубе и переспал, стащила у него все наличные деньги и дорогие часы, а на семинар с участием волуса Нода Шелди, талантливого бизнесмена и экономиста, не пустила охрана. В довершение всех несчастий Чарльз с непривычки перебрал с выпивкой в баре, ударил  ни в чем неповинного саларианца и загремел в полицейский участок. Всё бы ничего, общественные работы - еще не конец жизни, но после проблем с властями на карьере финансиста можно было поставить жирный крест.
Выручил Гринберга его величество случай, познакомивший во время ухода за больными с нынешней женой, Келли, и определивший его судьбу на ближайшие полтора года.

Мисс Келли Харрис не отличалась ни умом, ни красотой, зато обладала взбалмошным характером, страдала алкоголизмом и имела довольно обеспеченного отца - банкира средней руки. Как ни странно, но ежедневное таскание уток и мытье полов сблизило молодых людей; к тому же Чарльз был в отчаянии - возвращаться обратно на Землю он совсем не хотел. Женитьба и не пыльное место управляющего показалось ему тогда неплохим выходом, который обернулся ежедневным адом. Теперь ему пришел конец. Освобождение. 

Окна его кабинета выходили на одну из центральных улиц. Чарльз распахнул створы, наслаждаясь порывами обезумевшего ветра. Такого же сумасшедшего, как весь Нью-Лутон. Он выл, бросал в лицо пригоршни воды, рассыпался на блестящие водопады от зигзагов молний. Кричал и бунтовал, как все, запертые в городе. Гринберг посмотрел вниз.

Какая-то парочка занималась любовью прямо на мостовой. Их не смущал ни внезапно грянувший ливень, ни толстяк, с интересом за ними наблюдавший. Одни из сбежавших сегодня из заключения или просто насильник, настигнувший свою жертву? Какая разница?
В супермаркете напротив и вовсе творилось нечто невообразимое. Разошедшиеся мародеры громили витрины, вывозили прямо на тележках продукты, вещи; очень довольный собой негр катил целый холодильник на колесиках. В середине улицы на него напали молодчики с битами, пытаясь отобрать добычу. Чарльз досадливо поморщился.
- Видишь, дорогая Келли, нам нужно было уехать раньше. Почему ты меня не послушала? Привыкла, что тряпка-муж во всем тебе потакает? И уж последнее, что тебе следовало делать, - это приходить сегодня вечером ко мне в офис и закатывать скандал. Мудрые жены так не поступают.
"Дорогая Келли" ничего не могла ответить Чарльзу. Белки её выпученных глаз зловеще поблескивали при вспышках молний; полностью обнаженное тело, все в ссадинах и кровоподтеках, казалось неестественно кукольным, будто кто-то бросил на стол управляющего манекен. 
- Ну ничего, милая, ты станешь флагом, символом Нью-Лутона. Только немного потерпи.
Гринбергу казалось, что жена улыбается. В конце концов, она и сама всегда была безрассудной, почему бы ей не одобрить и его нынешних безумств. Чарльз подтянул к окну тело, опутанное веревкой из пожарного щитка, в последний раз посмотрел Келли в лицо и сбросил женщину вниз. Ему не понравилось, как она шмякнулась о мокрую стену, беспомощно повисла между вторым и третьим этажом. Люди не таращились вверх, не кричали от ужаса, а продолжали заниматься своими гнусными делами.
"Это стоит исправить, - подумал Чарльз. - Сегодня этот город должен отпраздновать мою  свободу."

***

"Беги, Горди! Не возвращайся в квартиру. Доберись до отеля "Афина". Франц позаботится о тебе. Там ты будешь в безопасности. Пережди, пока не услышишь..."
На этом голосовое сообщение на инструментрон обрывалось.
Мерзавец! Это всё, что он мне мог сказать! - Гортензия Рэйнолдс неслась по темным улицам. Ей едва удалось вырваться от грабителей, буквально выкинувших её из автомобиля на углу Фоскер-стрит. Службы спасения не отвечали, нигде не было слышно полицейских сирен.
"Они просто бросили нас, бежали", - упрямо твердил рассудок, но так хотелось снова и снова набирать заветный номер для того, чтобы услышать спокойное:
- Полицейская машина выехала на место происшествия, мисс. Могу я узнать ваше имя, адрес. Где вы сейчас находитесь?
Невозможно. Большинство служителей закона, наплевав на мирных граждан, бежали из Нью-Лутона. Не пожелали остаться даже охранники тюрьмы G.L.O.S.T. (в свое время Гортензия так и не запомнила, что означала эта аббревиатура), выпустив на свободу кучу подонков. Но почему же Альянс, тот самый бравый Альянс, пускал на борт челноков этих здоровых мужчин и женщин с оружием, оставляя позади граждански? Вывод напрашивался сам собой. Они могли сражаться. Балласт подождет.
Гортензия ворвалась в отель. Не найдя за стойкой портье, она заглянула в терминал, отыскала "свою" фамилию в списке забронированных номеров и поднялась на третий этаж. Отсутствие карты или нужного кода её не волновало - с такой мелочью она легко справится и сама.

В номере хотелось сесть и отдышаться. Последние три года превратились для них с Ричардом в сплошные побеги. Сначала от служб безопасности Альянса, затем от "Цербера", потом от войны...
А ведь она мечтала совсем не об этом. Домик при закрытом университете, скромная преподавательская должность, муж - такой же тихий и спокойный ученый. Как же она ошибалась насчет Ричарда!
Или нет? Он оказался слишком умен, чтобы на его разработки не обратили внимания? Гениальность, обернувшаяся против своего владельца.
На улице раздался выстрел, и Гортензия вздрогнула. Пусть они, там на улице, делают, что хотят. Она просто приготовит Ричарду ужин. Кухня в отеле наверняка уже закрыта, но всяких приспособлений и наборов продуктов в номерах такого класса достаточно.

***

- Четырежды семь равно двадцать восемь? А если помножить на полицейскую дубинку в твоей жопе, получится двадцать пять? - Тому нравилась такая математика. А еще нравилась тюрьма. Нет, сам он никогда не был заключенным, но власть, которую давали электрошокеры, дубинки и раздача незначительных поблажек, позволяла себя ощущать гораздо большим, чем наемник средней руки или вышибала в борделе. Первое было опасно, второе - противно.
Но теперь Нью-Лутон был для него! Весь! Верные люди ушли вместе с ним! Он отдал город им на разграбление, а теперь сидит в кабинете мэра и ждет новостей. Очкастый придурок, на шею которого Том нацепил поводок, рассказывает ему всю школьную программу, поет, смешит ребят.
Хо-ро-шо!
- Босс, там эти, которые с Финном, штурмуют участок! - "в покои" ворвалась одна из охранниц. Синди? Шелди? Задница неплохая, хотя о её жестоких выходках в G.L.O.S.T. ходили легенды.
Том сплюнул на очкарика.
- Говно! А пусть и правда покрошит кучку оставшихся... как там... - задохлик получил новый пинок по ребрам и тихонько выдал:
- Энтузиастов?
- ВО! Там глянем, что делать.

Техничка.

Эти несколько зарисовок были сделаны для того, чтобы немного описать городскую обстановку. Зачем туда прибыли именно вы, что хотите сделать, что увидели - ГМ оставляет на ваше усмотрение, спишется и сориентируется. Можете задействовать кого-то из уже описанных НПС, можете придумать своих.
Но! Центральное управление полиции сейчас берет штурмом группа неизвестных заключенных. Нет, раскидать аки Рэмбо их не получится. Захотите им помочь - обращайтесь к ГМ.

Цербер.

Вы можете прибыть для поисков ученого Ричарда Рэйнолдса, можете прибыть для эвакуации кого-то из тюрьмы, можете для разъяснения обстановки и вызова кораблей (нет, теперь связь потеряна, Жнецы близко, неудача). Можете по сугубо личным делам.
Словом, вам решать. Хотите вы объединиться, поиграть в одиночку - ГМ на связи и ни на чем не настаивает.  Списывайтесь, думайте.

+5

3

Все было просто, прилететь на планету, забрать коды у информатора в приватной встрече и доставить командованию. Но не сбылось. Началась эвакуация планеты, основные сливки общества решили сбежать на первых же кораблях, а теперь на планете не осталось и маленького челнока, который смог бы вывезти оставшихся жителей с планеты. Город остался без лидеров, с улиц практически исчезли представители правопорядка, а военные охраняли единственно важную точку – космический порт, по слухам они выставили кордон за который никого не пропускают, а те кто попытался прорваться – получил травмы или пулю.
Занесло же меня в Евросоюз… говорят на части планеты контролируемой Китайской Федерацией все прошло лучше и их города практически пусты. Наверное, их главы не пытались увезти с планеты весь бесполезный скарб, в виде кучи памятных вещей, комнатных собачек и любовников. Именно из-за таких несостоятельных дерьмоедов социум находиться в гнилом состоянии. Даже шеф полиции сбежал. Хэх. Шериф отринул свой долг и даже жену, улетел на служебном транспорте вместе с генеральным прокурором и судьёй.
Размышлял Буран, огонёк сигареты согревал его мысли, подпитывал силы и решимость. Позволял остановиться посреди хаоса и перевести дыхание, сформировать план дальнейших действий.
Хорошо, что я сюда не на отдыха приехал и забрал оружие.
Капли дождя стекали по боевому скафандру и обводам оружия. Батареи кинетического барьера и уни-инструмента были заряжены на полную, зарядное устройство работает в штатном режиме, полный боекомплект и индивидуальная аптечка первой помощи. Да, Волков постарался подготовиться к любым неожиданностям.
Пора формировать команду.
Щелчок пальцев и остатки сигареты полетели далеко вперёд, на пару-тройку метров. В сторону витрины дорогой электроники, которую разграбляли.
Призрак радостно отозвался на прикосновение к рукоятке, момент – и он готов к действию. Выйдя на середину улицы, Волков поднял оружие вверх и сделал предупредительный выстрел. Вся улица замерла, внимание обращено на него.
- Что вы, блять, делаете?! – начал он говорить, динамики шлема усиливали его голос, - Мы стоим на пороге аннигиляции расой разумных машин, а вы им решили помочь и перебить друг друга сами, вот так? Грабя перед смертью товары роскоши которыми и насладиться то не успеет! Да, я тебе говорю араб, положи эту аудиосистему, она не спасёт тебя от выстрела. Не говоря уже о превращении в тупого хаска.
Человек, к которому обратился Волков, посмотрел на своих товарищей. Он явно был недоволен и что-то невразумительное пробурчал под нос.
- Что ты с ней собираешься делать? Включишь музыку на всю мощь, пока к тебе в дом будут лезть эти жуткие твари, пока огромный корабль будет уничтожать тебя и твоих соседей?
- А что нам остаётся? – спросил чернокожий, ставя на брусчатку дрона для профессиональной видео\фото съемки, - Нас здесь оставили, бросили!
- Корабли Альянса на подходе, - соврал Волков, - Они заберут всех. Но только в том случае, если здесь БУДЕТ кого спасать. А не полная колония грабителей, насильников и убийц!
Грабители переглянулись, кажется, в них начал просыпаться стыд, а окна нескольких зданий раскрылись и люди внимательно его слушали.
- Да даже если и так. ВАС бросили! И теперь ВАШЕ выживание будет зависеть от родных, друзей, соседей которые окружают ВАС сейчас.  Создадите хаос, принесёте разруху – и ВЫ все погибнете. А потом придут Жнецы и живые позавидуют мертвым. Этого вы хотите?
Нависло тягостное молчание.
- А кто ты такой? – раздался грубый голос из окна третьего этажа.
- Сергей Волков, я работаю на ВКС Альянса. Корабли прибудут в колонию, нам нужно сохранять спокойствие и поддерживать порядок. Для начала – верните всю технику обратно в магазин и вскройте лучше витрину этого магазина, продуктового. Создадим внутри оперативный штаб.
- Не надо вскрывать. – раздался тот же голос, - У меня есть ключи. Я хозяин этого магазина.
Лучик света во тьме.
- Хорошо, сэр. Спускайтесь вниз и откройте нам его.

Три часа спустя…

За короткий срок времени, Волков постарался начать сплачивать жителей. Под его влияние и ответственность попали четыре жилых дома с одним общим двором. Все жители – обычные рабочие люди, с семьями. Собрав старожил домов, он быстро составил список проживающих лиц. Математик-экономист с пятого этажа второго дома, подсчитал запас продуктов. Механики коммунальных услуг заблокировали лишние входы во двор. Торговец оружейного магазина и его сын предоставили в распоряжение вновь собранной гражданской милиции оружие. Волков выдал его только тем, у кого при себе имелись документы военного или сотрудника правоохранительных органов, либо по рекомендации старожил. Вместе они разработали и утвердили график и маршруты дежурств, установленные смены, создали импровизированный КПП и оставили только проходы во внутренний двор, которые способны были охранять. В этом очень помогал мистер Гюстав, владелец продуктового. Угроза голода способна объединять людей и настраивать их на сотрудничество более охотно. Этот пожилой мужчина имел ряд заслуг перед отечеством, как выяснилось позже, он успел поучаствовать при битве на Шаньси. Он прихрамывал на правую ногу, ранение в голень травмировало сустав, во время службы он не сильно беспокоил, но к старосте все болячки выходят наружу.
- Запасов продовольствия в моём магазине хватить на три дня, если прямо сейчас начнём выдавать не более три тысяч калорий на человека в день. – сказал он, присаживаясь рядом с Волковым, - Почему ты выбрал именно наш двор?
- Четыре дома образуют неровный квадрат, проходов, не считая подземных коммуникаций, всего семь. Легко удерживать оборону. – выдохнув сигаретный дым, - Да и космопорт в шаговой доступности.
Мимо прошел юноша в лабораторном халате, он работал фармацевтом в аптеке другого района, но как оказалось – парень больше радиолюбитель. Его домашняя установка позволяла передавать и принимать частоты и сигналы всех известных диапазонов, даже военных и полицейских. Поэтому Волков сразу же отдал распоряжение на перенос радио в штаб – продуктовый магазин.
Обстановка налаживалась. Начали приходить люди из других домов в поисках убежища, принося пищу и оружие.

Шесть часов спустя…

Волков мирно дремал в кресле, М-76 послушно лежал рядом на тумбе, а пистолет на груди снят с предохранителя. Любому организму нужно отдыхать и набираться сил время от времени. Ему снился солнечный берег и влажный тёплый воздух который можно потрогать руками. Волосы трепал морской ветер, даря прохладу и принося запах соли. Он гулял в парке, среди тенистых деревьев, обнимая за талию девушку, чьего лица никак не мог разглядеть. Война со Жнецами – страшный сон. Сейчас он на пенсии и наслаждается отдыхом, раздумывает о том, чтобы навестить дочку на Земле, наконец то извиниться перед мамой, выпить с отцом.
Но реальность постучалась в дверь, в виде тяжёлой руки Гюстава. Старый космодесантник трепал его по плечу.
- Серёг, Серёг. Думаю тебе стоит это услышать.
Гюстав кивнул юноши в лабораторном халате, Норману, тот поставил на воспроизведение запись.
- Повторяю! Заключенные бежали! Они вооружены и очень опасны! Толпа двигается по направлению к полицейскому участку! Повторяю! Толпа двигается в направлении полицейского участка. Они только что миновали перекрёсток улицы зелёной и третьей! Повторяю! Зелёной и третьей!
Сон как рукой сняло. Образы курорта и девушки стёрлись из памяти, словно их никогда и не было.
- Через сколько они достигнут участка?
- Минут через двадцать, может раньше.
- Сколько нам до полицейского участка?
- Возьми фургон и поверни на втором повороте направо, там увидишь участок. Это единственное небольшое здание стоящее по центру квартала, с небольшой лужайкой и парком вокруг.
- Приведите сюда Курта, Жасмин, Шульца, Тибальта, Рихтера, Пшехевича и Дэмиана.
Буран их запомнил, при короткой встрече:
Курт. Мужчина, белый. Около сорока лет, среднего роста и телосложения. Служил в инженерных войсках, говорит что уже приходилось держать и применять винтовку.
Жасмин. Женщина, латинос. Около тридцати лет. Крепкое телослоежние. Сержант местных органов правопорядка. Патрульный. Уверенно держит в руках дробовик.
Шульц. Мужчина, белый. Средний рост, небольшой недобор по весу. Лицензия охотника, принёс свою охотничью винтовку. Хвастается тем, что способен поразить цель не попортив шкурки.
Тибальт. Мужчина, чёрный. Крупное телосложение, тучноват. Бывший космопех. M4. Немного подрастерял форму, но дисциплинирован и умеет обращаться с оружием.
Рихтер. Мужчина, белый. Солдат ВКС, уволен в запас по собственному желанию. Женат. Двое детей. Пошел в милицию чтобы суметь защитить их. В своем взводе выполнял роль снайпера.
Пшехевич. Мужчина, белый. Хозяин оружейного магазина, регулярно практикуется.
Дэмиан. Имя не настоящее. Мужчина, азиат. Скрытный тип, работает охранником в ночном клубе на другом конце города. Здесь снимает жилье. Имеет при себе разрешение и лицензию.
Да… это не отряд спец. реагированию. Но говорят, люди сражается лучше и сильнее, когда на кону их жизнь и дом.

Люди уже собирались возле фургона, на котором Буран собирался добираться до полицейского участка.
- Зачем мы туда едем? – спросил Шульц, - Разве полиция не бросила нас?
- ЭЙ! – воскликнула Жасмин, на её груди красовался полицейское удостоверение, - Не все такие подонки, как мой шеф
- Да, но я поддерживаю мнение Шульца, зачем нам туда ехать? – спросил Тибальт.
- Эти заключенные – одна большая группа, они уже успели вооружиться и создают проблемы. Если они смогут захватить полицейский участок, то этот город захлебнётся в насилии и мы окажемся в осаде.
- А разве не к этому ты нас готовил? – спросил Пшехевич.
- Уж лучше осаду предотвратить, нежели её снимать, не так ли? Уж лучше пусть эти заключенные работают с нами или перестрелять их на месте, прежде чем они станут создавать угрозу.
- Разумно. – согласился оружейник. – И как ты собираешься перестрелять их всех? Не слишком ли нас мало?
- Перестрелять? Только если они вынудят. И не забывай, это люди объединенные одной целью, а не цепочкой командования, сомневаюсь, что у них есть подобие лидера. Нам нужно сбавить градус безумия. Постараюсь поговорить с ними.
- И они должны тебя послушать? – удивилась Жасмин.
- При переговорах с преступниками нужно узнать их цели и мотивы, держа их голову на прицеле винтовки. У меня были успешные переговоровы в прошлом.
- Да может, просто окопаемся и дождёмся их тут, соорудим ловушки, бомбы, минные заграждения. – спросил Шульц, полируя приклад винтовки.
- И тогда у нас в распоряжении будут ресурсы одного маленького двора, а у них ресурсы города. Полицейский участок. Это их возможность вооружиться. – Буран окинул свой «отряд» взглядом, дополнительных вопросов больше не последовало, - Едем.

Они прибыли на площадь как раз вовремя, уже были слышны крики и улюлюканья заключенных. Они оставляли за собой зарево огня и перевёрнутых машин. Им никто не преграждал дорогу, а кто попадался под ноги – тут же уничтожался или подвергался всяким изуверствам.
- Шульц, поднимайся на крышу слева от участка. Тибальт, иди с ним и прикрывай. Курт, Рихтер, поднимайтесь на здание справа. Нужно чтобы мы могли простреливать всю эту площадь. Связь держим по уни-инструменту, канал №7. Жасмин зайди в полицейский участок и найди главного, нам потребуется помощь, и я хочу видеть представителя закона на своей стороне в переговорах. Дэмиан, Пшехевич, вы со мной. Подгоним этот мусоровоз, тот грузовик и ту машину ко входу. Послужат нам укрытием.
Толпа подходила все ближе, отряд занял позиции и готовился к приходу дикой толпы.
- Курт, Рихтер. На позиции. Видим их.
- Сколько? – спросил Пшехевич.
- Около полусотни.
- Курва. – выругался оружейник.
- Шульц, Тибальт. На позиции. Готов поохотиться.
- Открыть огонь только по моей команде и не секундой ранее. – Буран приподнялся из-за укрытия и посмотрел на надвигающуюся толпу. Активировав лазерный целеуказатель, он стал ждать, когда заключенные подойдёт ближе. – Стоять! – прокричал он, динамик усилил его голос в несколько раз, - Иначе мы откроем огонь.
- Смотрите! Полицейская сука тяфкает! – поиздевался один из заключенных, весь в наколках на худощавом теле, товарищи поддержали его гоготом - Ты не ошибся, а? Смотри, сколько нас тут, а вас-то всего трое!
- Зачем вы сюда пришли? Что вам надо?
Буран был настороже и готов в любой момент применить оружие.

Отредактировано Blizzard (19 июня, 2016г. 01:57)

+4

4

Дипломатический талант – легендарная и почти отличительная черта азари. Всё влияние «дев Тессии» строится именно на умении вести переговоры. Советница Тевос – ярчайший пример синекожей обладательницы этого таланта, одного из его гениев. По её слову и словам ей подобных вершатся судьбы тысяч, миллионов и, может быть, миллиардов жителей галактики.
Наверное, где-то внутри себя, Акира тоже им обладала. Очень глубоко, в недрах своей души, столь далеких от поверхности, что почти никогда не появлялась на свету эта черта. Дело даже не в том, что она не могла очаровать то или иное существо, напротив. Этот трюк ей давался не хуже, чем другим азари. Т’Карро не хватало понимания ксенопсихологии. Из всех других рас ближе всего ей были кроганы. Эти здоровяки не хотели многого, достаточно было убивать и разрушать. Они не прятали свою воинственность под различными масками, на каждом углу похваляясь ратными подвигами.
Сложнее всего оказались люди. С момента своего появления они заполонили галактику и умудрились преуспеть на всех фронтах. Их послы столь успешно шлифуют задницы прочих дипломатов, что уже успели даже войти в Совет. Их торговцы столь успешно опустошают чужие счета, что взвыли волусы. Их солдаты сражаются столь успешно, что почти на равных бросают вызов турианцам, а кое в чём и обходят.
"Может быть, стоило бы решить, что они великая раса? Нет,"
- улыбнулась Акира. – "Дайте им час и они скатятся ниже ворка." Пример был у азари перед глазами, точнее в круге оптического прицела, на одной из относительно длинных улиц Нью-Лутона. Множество примеров, хотя СпеКТР и пыталась отстирать с ткани мироздания эти позорные пятна. "Красиво," - усмехнулась Т’Карро собственной мысли. – "Может, так и написать в рапорте?"
Улицы обычно выглядят некими параллелепипедами. Поверхность планеты или мостовая представляют собой нижнее основание, строения по разные стороны дороги становятся боковыми гранями этой геометрической фигуры. Но в мире Акиры всё было несколько искажено давней дружбой со Смертью, и улица представлялась подвижным конусом. Каждый раз на его вершине оказывалась новая жертва, каждый раз улица взрывалась грохотом выстрела, каждый раз одним трупом становилось больше.
Т’Карро залегла на третьем, последнем этаже удачно подвернувшегося дома, спустя, буквально, несколько часов наблюдений за деградацией представителей человеческой расы. Зрелище, которое многим могло бы показаться мерзким, ей лично понравилось. Кажется, вокруг все посходили с ума. Низменные желания и ощущение вседозволенности захватили толпы и, брошенные на этой планетке люди, понеслись быстрее удовлетворять их.

Они сводили старые счёты, грабили магазины и насиловали беззащитных и слабых женщин своего вида. Хаос хлынул на улицы волной, прорвавшимся гнойником, и Акира, совершенно неожиданно, почувствовала себе в своей тарелке. Здесь, где совершенно не было других представителей власти, кроме нее одной, где все обречены на моральное и, чуть позже, физическое разложение, азари позволила себе вздохнуть полной грудью не только в прямом, но и в переносном смысле.
Напавшего на неё безумца, в азарте не разглядевшего тяжёлой снайперской винтовки за спиной охотницы, она бросила животом на разбитое стекло витрины и с удовольствием смотрела, как человек умирает. Впившись взглядом в его затухающие глаза, изящными, но сильными пальцами, азари водила ещё один осколок стекла по коже лица противника. Можно сказать, он умирал у неё на руках. Совсем молодой, глупый человек, переоценивший свои способности и поддавшийся стадному инстинкту.
Даже дом в конце улицы был выбран не только потому, что это удобное место для стрельбы по всему, облюбованному Акирой участку. Какая-то ополоумевшая женщина выбросила из окна своего ребенка с криком: «Наконец-то я могу от тебя избавиться!» Уже когда дитя с влажным всхлипом ударилось о мостовую, а крик перешёл в угасающий скулёж, эта безумная продолжила:
- Ты всю жизнь мне сломал, ублюдок! Это ты во всем виноват! Ненавижу тебя! Ненавижу!
Не то, чтобы Акира слишком любила детей, но у неё была младшая сестра. Вспомнив её совсем маленькой, в том же возрасте, что и это погибшее чадо, СпеКТР отправилась на разговор к несложившейся мамаше. Вспышка гнева и ярости, пока синекожая проходила мимо продолжавших сходить с ума и творить безумные непотребства обывателей, новообретших свободу от рамок законности, перетекла в страстную жажду мук для убийцы собственного ребёнка. В глазах Т’Карро зажёгся огонёк безумия и она уже не смогла была останавливаться.
Детоубийца была ещё молода, насколько охотница могла судить о людях. "Так они выглядят, не прожив и четверти века," - предположила Т’Карро, хотя и выглядела девушка не слишком хорошо. Её одежда была не новой и не аккуратной, даже не чистой. Часть пятен представляли собой следы крови, но были и совершенно бытовые: масло, пыль, ржавчина. Волосы были сальные и спутанные.
- Ты ещё кто?! – воскликнула девица, когда в её квартиру вошла СпеКТР. Отвечать Акира не стала, только силой своей биотики бросила жертву вглубь квартиры и отправилась за ней. Оказалось, что жила молодая "мать" не одна. С ножом в груди на кровати лежала пожилая женщина, а на полу распластался человеческий мужчина, чуть старше выжившей. Судя по осколкам стекла, девчонка разбила об голову своего сожителя бутылку, а потом нанесла с десяток ударов ножом ему в спину. Обезумевшая на волне Нью-Лутонского насилия как раз поднимала полные ярости и страха глаза на Акиру, когда та улыбнулась ей больной улыбкой садистки.
- Я понимаю тебя, - страстно почти прошептала азари. – Я тоже люблю боль и смерть.
Несмотря на неухоженность, девушка была весьма красива. Молодые бёдра были стройны, а кожа нежна, пока Акира не усадила её на раскаляющуюся кухонную плиту, чтобы любоваться, как бугриться и волдырится плоть, как сквозь трещины сочиться плавящийся жир. Безумный крик боли стал для азари песней, и она сполна насладилась им.
Прежде, чем повесить её на тонкой металлической проволоке, которую нашла в этой же квартире, Т’Карро сломала девчонке руки. Задача стала значительно проще, измученная жертва почти перестала сопротивляться. Её глаза, расширившиеся от ужаса и пережитой боли сделали и без того обаятельную мордашку красивой перед лицом Акиры, и охотница, растрогавшись умирающим взглядом и дёргающимся в судорогах телом, поцеловала пухлые губы, пытающиеся поймать немного воздуха. Все попытки были тщетны, тонкая и прочная проволока впивалась в горло, царапала его до крови.
Азари отпустила пухлые человеческие губы за миг до того, как глаза жертвы окончательно потухли, и отскочила в сторону, не желая пачкаться в посмертных выделениях. Женщина смеялась, глядя на мёртвое тело и, успокоившись, принялась за уборку. Не будучи брезгливой по природе своего нелицеприятного хобби, Акира очистила квартиру от дурнопахнущих следов пыток довольно быстро, но трупы убирать не стала – они создавали ей вдохновляющий антураж.
Взяв в руки любимое оружие, СпеКТР залегла у окна дома, выходившего на  улицу. Того самого, в который детоненавистница отправила своего ребёнка, чем неосторожно привлекла жестокую охотницу. "Сама виновата," - усмехнулась азари и уставилась в прицел своей «Чёрной Вдовы».
Выстрел за выстрелом, на улице становилось чище. Кто-то лежал на мостовой, убитый одним из точных попаданий, кто-то успел уйти с улицы или спрятаться в одном из домов. Так или иначе, на улице стало чище. Женщину волновало только одно: "Термоячеек осталось всего две, а значит скоро придётся заканчивать празднество. На улице я выживу, есть пистолеты-пулеметы, инструметрон и биотика. Но для выполнения задачи, придется пополнить боезапас."

Отредактировано Akira T'Karro (20 июня, 2016г. 15:20)

+6

5

*Бип-бип*
Звук входящего сообщения на интструметрон Веги раздался посреди ночи, что конечно никак не могло порадовать его, учитывая последствия очередной попойки в баре. Но силы и волю встать и просмотреть сообщение он все же в себе нашел, вдруг Шепард снова хочет «потанцевать»: - Твою ж мать, кому не спится? – как только открыв письмо лицо Джеймса сразу расцвело, это был его старый сослуживец Мэрион Сноу. Еще на Земле они вместе прошли учебку корпуса морской пехоты и участвовали  не в одной операции Альянса, прикрывая задницы друг друга от шальных пуль. Служба шла вверх по карьерной лестнице и казалось все прекрасно до одного случая. Проводилась обычная операция по зачистке наркопритона в одном из мегаполисов. Волей случая или судьбы, Вега получил ранение в ногу и был в срочном порядке отправлен в госпиталь. Операция продолжалась. Сноу с командиром отряда пробирались вглубь, пока наконец не натолкнулись на большую партию кокаина. Казалось лучше быть не могло. Арестован крупный наркобарон и мир станет лучше хоть на капельку, так думал Сноу. Складировав наркотики в грузовую машину как вещьдок, командир сообщил что они собираются продать его и что мы здесь ничего не нашли. Конечно Мэриону это не понравилось и он как истинный хранитель закона выставил оружие на капитана пытаясь пригрозить, за что и получил прикладом по голове и очнулся уже в заключении. Большие грязные деньги, влиятельные люди и коррупция сделали свое дело. Сноу упекли на долго в тюрьму, полностью его изолировав и отправив в неизвестном направлении. Джеймс честно говоря уже и не надеялся его когда-либо встретить. Все попытки найти товарища были тщетны. И вот сейчас он видит это письмо, написанное в манере Сноу.. - Ты жив засранец! Постепенно улыбка с лица лейтенанта растворялась в тишине комнаты с каждой прочтенной строчкой. В письмо был призыв о помощи. Сноу посвятил, что творилось на той планете куда его привезли. Рассказал о нападении и озверевших заключенных, что теперь рыскают повсюду. Напиши он это письмо Альянсу, скорее всего нужные люди в нужных службах это письмо остановили бы и благополучно стерли не дав увидеть руководству, поэтому Сноу и написал старому другу. Джеймс долго не раздумывая оставил сообщение Шепард с содержанием, что ему нужен один-два дня отгула по состоянию плохого самочувствия – отлежаться. Надел майку Альянса, любимую затертую кожаную куртку и за пояс М-5 "Фаланга", ну и на всякий случай пару гранат по карманам. Взяв первый свободный челнок, Вега со скоростью света помчался на помощь своему другу, без плана, без стратегии, впрочем как обычно.
Приземлившись недалеко от города, Джеймс уже почувствовал напряжение. Из города доносились крики, взрывы и выстрелы. Биение пульса у солдата участилось. Так.. Что мне делать? Снова выстрелы.. Заблокировав панель челнока, Вега медленно но верно двинулся в сторону города. Пробираясь по каменным джунглям, лейтенант старался оставаться в тени, лишние пары наблюдающих глаз сейчас вообще были не к стати. На улицах творился хаос, словно апокалипсис брал свое начало отсюда. Проходя мимо обычного магазинчика радио электроники, Вега застал неприятную ситуацию. Двое мужиков окружили старого деда и перекинув петельку проводом от новогодней гирлянды приготовились отправлять его в последний путь к всевышнему. Эта идея конечно не устроила Вегу. Быстро подлетев к негодяям, лейтенант начал использовать навыки морской пехоты в полной мере. Тот что стоял спиной мгновенно под захватом силача воткнулся как страус головой в кафельный пол, не отключился но точно на некоторое время потерял ориентацию в пространстве. Второй же впав в состояние агрессии, отпустил деда: - Ах ты хрен, ты что о себе возомнил?! – вытащив нож, начал непрофессионально размахивать в разные стороны. Жаль что он не знал, что конек Джеймса рукопашный бой. Выбив нож ногой, лейтенант приложился кулаком к зубам оппонента со средней силой и высокой изящностью. Казалось бы ситуация была разрешена наилучшим исходом. Но оказалось все иначе. Тот преступник что был дезориентирован, вытащил зажигательную гранату и словно ошалелый террорист бросил в сторону Веги: - Сдохни тварь!!  Благо реакция лейтенанта была на высоте, не смотря на то, что он был не женат и без детей. Взяв старика на плечо, солдат выпрыгнул из окна, разбив при этом все стекла. *Бабах* Раздался взрыв и весь магазинчик окутали клубни огня и зажигательной смеси. Старика отбросило на середину дороги, а на самого Джеймса попало несколько капель смеси, от чего кожаная куртка вспыхнула. Быстрыми движениями рук, лейтенант резко скинул куртку и футболку, которая в области груди тоже начинала гореть и затоптав огонь осмотрелся. Всем было наплевать на взрыв, разруха разрасталась, а хаос набирал обороты. Одев обожженную футболку качмен заметил что символика Альянса была обожжена: - Черт.. Это была моя любимая футболка.. Подойдя к деду и узнав о его состоянии Джеймс услышал еще несколько выстрелов. Но в этот раз они были одиночными, словно привлекая внимание. Посреди дороги стоял мужчина, вокруг которого постепенно начинала собираться толпа горожан: - Не нравится мне это, пора найти Сноу.. Поставив старика на ноги, Вега сказал чтобы тот нашел укрытие и ожидал помощи, что за ним скоро придут. Хотя сам в это почти не верил. Уйдя с улицы лейтенант открыл карту и отыскал там ту самую частную тюрьму откуда 
Мэрион написал сообщение: - Чтож, если Сноу еще там, значит дорога только одна.. Поехали!

Отредактировано James Vega (21 июня, 2016г. 14:50)

+2

6

До Жнецов. До всего этого безумия, осознания возможной гибели целой расы и попыток отсрочить этот момент. До того момента, как она променяла вид из окна на парки Цитадели на вид бескрайних звезд в узком иллюминаторе корабля Альянса. Тогда, еще даже не осознавая всей ценности своего положения, ее начальник сказал довольно странную и довольно мудрую мысль. Что было странно, ибо, как считается, волусы говорят умные вещи только о деньгах и экономике. И тем не менее Балос тогда сказал, подняв глаза, что были скрыты за линзами скафандра, что нет хуже состояния, чем безысходность; она превращает любое существо, неважно какой расы, в чудовище; в их изначальную стадию развития, где агрессия была единственным выходом для выживая, а вседозволенность и дикость были логическим следствием агрессии.
Тогда она лишь только пожала плечами. Ярость и тем более ненависть, не сфокусированная ни на ком конкретном (впрочем, и обобщенная на определенной личности тоже) не была ей близка от слова "совсем". Майя была слишком сильно уверена в торжестве социального становления и, конечно же, в крепкости моральных устоев, кои в людей, да и в другие расы, вбивали с детства.
Кто же знал...


Очередной порт очередной планеты, приготовившейся к эвакуации. Забитый до отказа порт. Люди, тысячи людей, одни толпятся у траппов, другие у входа, кулаками гремя по тем дверям, что закрыты. Семьи, отдельные люди, одиночки и работники, что бросили абсолютно все, включая свои пожитки. Джонс видела маленькую девочку, спрятавшую под олимпийкой своего рыжего кота, собираясь пронести его на борт. Возможно, ей даже разрешат, кот не такой уж и большой груз,  к тому же, вполне так живое существо, которой, конечно же, будет жалко.
Майя поправила ворот куртки, что не особо спасала от холода в этом месте. Уотсон был холодной планетой, без сомнения.
Офицер Альянса по другую сторону от камеры показал большой палец, намекая, что можно начинать. В последнее время около нее и дрона всегда вертелся кто-то из Альянса, никто не хотел прошлого инцидента, когда во время прямой трансляции на Майю и ее маленького механического оператора налетел испуганный мужчина, его перекошенное ужасом лицо увидела вся галактика. Не особо вдохновляющая на победу вещь - перепуганный и отчаявшийся человек. А ведь кто-то вроде Майи должен вселять веру и надежду, что идут вровень с отчаянием. И хоть она и понимала, что обязана преподносить правду и только правду, что-то внутри нее подсказывало, что стоит опустить некоторые детали, дабы не нагонять мрачных красок.
- Мы находимся на планете Уотсон, Колыбели Сигурда. Эта маленькая, но немаловажная часть Альянса Систем  совсем недавно получила сигнал об эвакуации. Вы видите, какому большому количеству людей приходится покинуть свои дома, бросить на произвол судьбы все, что было им дорого. - Майя указала рукой на открывающийся терминал, где толпились люди, а за широкими окнами можно было различить несколько грузовых кораблей. Не только корабли Альянса, но и мелкие челноки наемников, которые решили подзаработать в такой непростой период таким простым способом - увозя куда подальше граждан, что в состоянии выложить больше всех кредитов. А за отдельную плату и их барахлишко прихватить. Там же был и их корабль, уже готовившийся отчаливать. Часть экипажа предпочла остаться на Уотсоне, отдав свои места гражданским, на корабле остался лишь только персонал, без которого при полете не обойтись. Майя же отдала свое место какой-то женщине на коляске, которой до этого помогала протиснуться в узкий коридор, заодно и познакомившись. Ничего, она еще дождется свой корабль и улетит отсюда. А пока стоило сосредоточиться на сюжете. - К сожалению, первая волна эвакуации уже подходит к концу. Вы видите, что не всем хватило места на кораблях, но Альянс уже выслал дополнительные транспортные средства, для скорейшей эв...
- Разойдись! - громкий крик заставил толпу людей дрогнуть, словно рябь на воде от сильного удара. Мимо людей, расталкивая особо медленных увесистыми пинками и тычками дулом винтовки, двигалась группа вооруженных людей, окруживших одного маленького человека. Майя его знала, всего шесть часов назад он давал ей интервью - мэр города на Планете Уотсон, с такой располагающей улыбкой, ровным рядом фарфоровых зубов, с такими честными глазами, что смотрели прямо в камеру и убеждали - эвакуация пройдет гладко и все покинут планету задолго до нападения жнецов. Сейчас он мало чем напоминал того уверенного себе человека, в окружении белых гладких стен своего кабинета. Он был напуган, очень сильно напуган.
- Эй ты, камеру выруби! - один из вооруженной охраны указал пальцем прямо на Джонс, девушка, уже привыкшая к такому, по инерции метнулась к дрону, загораживая того собой, но не позволяя себе  закрыть объектив камеры.
- У меня есть разрешение Альянса! - репортер взглянула на солдата, что стоял рядом.
- Чего быкуешь? Боишься, что все увидят, как доблестные службы, словно крысы, бегут с корабля первыми? - парень сделал шаг вперед, заводя руку за спину, увы, но если так подумать, что может сделать один человек против целого отряда. Тем более, что открывать стрельбу в помещении с таким количеством человек было чревато серьезными жертвами. Охранник резко рыкнул и дернул рукой. Приклад винтовки угодил солдату Альянса прямо в переносицу, раздался неприятный хруст и беднягу отбросило назад, на затоптанный кафельный пол. Толпа в округе пришла в ужас, раздались крики возмущения и возгласы, полные страха, где-то заплакал ребенок. Майя очутилась около солдата, хватаясь за его плечи, прижимая обратно к полу силящегося встать парня, мысленно отговаривая его от плохой идеи оказаться еще больше покалеченным. Охранник открывать огонь не стал, что было хорошо. Вот только дрону все-равно досталось, бедное механическое существо, увы, защищаться не умело, как и убегать, чуя опасность, оно безропотно висело в воздухе, покуда размашистый удар не сбил его на пол, а военный сапог не довершил начатое, опустившись на хрупкое тельце.
Джонс закусила губу, пытаясь не взвыть от несправедливости мира.


Город стал сходить с ума еще с того момента. Все видели, как те, кто должен был защищать их и вести, убежали самыми первыми, бросив на произвол судьбы каждого в этом городе. Убежав.
Перед смертью люди ведут себя либо как герои, либо как мерзавцы. и люди Уотсона решили стать последним, пробудив все самое низменное из своего арсенала. Майя видела, как каждый, кто мог, хватался за оружие. Самым ужасным была перестрелка между охранной мэра и несколькими наемниками, которым люди пообещали заплатить, если те устранят труса, что решил бросить их. Майя тогда еле успела уйти, подхватив с собой поломанного дрона. Ей просто не хотелось бросать его вот так просто. На полу.
На улице было лишь только хуже, с каждым часом ситуация становилась плачевней. Ближе к вечеру она и солдат Альянса, все так же с перебитым носом. кажется, неправильно вправленным, встретили небольшую группу людей. Чего им было нужно Майя так и не узнала, хотя. скорее всего, им ничего и не было нужно, простое желание выплеснуть гнев на первого попавшегося. И ей пришлось разделиться с ее провожатым, дабы уйти от погони, нырнуть в небольшую расщелину в заборе.
За то время, что Майя блуждала по улицам, прячась в самых темных углах, она видела все ужасы вседозволенности, вспоминая все самое ужасное, что с ней когда-нибудь происходило. Но нет... это было хуже всего.
Джонс пыталась связаться с кораблем Альянса, но в ответ услышала лишь только, что придется подождать. Ждать... в этом месте минута схожа за час, что проводится в настоящих пытках. особенно когда кругом люди, от которых очень сложно спрятаться. агрессивные люди.
Она так и не успела понять, что случилось, просто над головой просвистела бутылка и с грохотом разбилась о ближайшую стену. Оглянувшись она увидела парочку людей, довольных своей выходкой, думающих о том, что еще может им позволить вседозволенность. Майя не хотела думать об этом...
И она побежала. Она могла бы кричать о помощи, вот только увиденное уже дало понять, что помощи ждать неоткуда, а воздух лучше поберечь в легких. Дома проносились словно калейдоскопом, под сапогам хрустели осколки битого стекла и разнообразного мусора. Она слышала шумное дыхание позади и все боялась обернуться, опасаясь того, что увидит.
Чья-то рука схватила ее за волосы, резко дернув, так, что Джонс упала на землю, больно ударившись копчиком и выпустив из рук сломанного дрона, что жалобно звякнул всеми своими частями. Страх перемешался с отчаянием, что ее поймали, она уже, кажется, видела в мыслях то, что могло придти в голову ее внезапным пленителям и ничего хорошего из этого не выходило. Она же готова была к боли.
И тут все оборвал выстрел.
Тело одного из нападавших рухнуло на землю, его рука отпустила волосы девушки, освобождая ее из хватки. Джонс попятилась назад, хватая дрона, словно утопающий спасательный круг, единственное, что у нее осталось в этом аду.
За первым выстрелом грянул второй. И вот еще один оказался на земле. Майя обернулась. Огонь вели с одного из выбитых окон, она видела красную точку лазера, прямой линией указывающей путь до стрелка. Особенно привлекало внимание тело, повешенное над местом обстрела, мерно покачивающимся в такт порывам ветра. Казалось, что сейчас и она сама будет третьей, но выстрел, обрывающий ее жизнь, так и не последовал. Точечный обстрел не беспорядочная стрельба ради хаоса, а значит с тем, кто спас ее жизнь, можно поговорить и даже до чего-нибудь договориться.
Поднявшись на ноги, Майя бегом направилась в распахнутую дверь здания. Как бы сильно ей не хотелось, но и здесь были тела, она натянула ворот куртки повыше. Ей показалось или здесь пахло... жаренным мясом.
- Эй... - Майя ступила на заляпанный пол, рассматривая фигуру азари, устроившейся с винтовкой в руках. Что делала азари в городе людей еще предстояло выяснить, ну а пока...
- Спасибо, что спасли. Еще немного и они бы... - Джонс на миг замолкла, жуткие кадры вновь заплясали перед глазами, пришлось стряхнуть их. - Еще раз спасибо. Я Майя Джонс, из новостной сети Цитадели. Будьте уверены, о том, что вы тут сделали узнают многие и...
А что еще, собственно, у нее было? Ничего. Но все любили славу, даже те, кто врали, что ее не переваривают...

Отредактировано Maya Jones (22 июня, 2016г. 01:40)

+4

7

офф

Саша не ответила, значит я ушел воевать один)

- Приехали!
Колеса МАКО жестко опустились на размокший грунт планеты. Узкое стекло впереди и обзорные камеры мгновенно заволокло пеленой дождя - над Нью-Лутоном бушевала гроза.
- С мягкой посадкой! - шутливо бросил кто-то за спиной из десантного отсека. - Могло быть и хуже!
Сэм не ответил, сосредоточившись на панели навигатора и внимательно поглядывая на правый верхний экран. Там, при приближении, хорошо просматривались темные здания космопорта,  теперь безжизненные и оцепленные несколькими отрядами Альянса. Впрочем, охранять бравым воякам оставалось разве что взлетную полосу - ни кораблей, ни челноков, ни даже маленьких двухместных аэрокаров по расчетам Цербера в Нью-Лутоне уже не оставалось.
- И со складов, небось, тоже всё вывезли, заняв места для гражданских в трюмах, - бронетранспортер плавно набирал ход, поднимая лавины грязных брызг. Их тут же смывало водяными потоками сверху, а впереди уже мерцали тусклые огни разграбленного города.
- Электричество еще есть или включили генераторы, - констатировал Сэм почти нехотя. - В северных районах что-то горит, видите зарево? Скорее всего жилые дома или магазины, в остальном ничего серьезного там нет.
Поджога склада лакокрасочных и пластмассовых изделий, диверсий на паре топливных станций - вот чего, по мнению Роко, стоило опасаться. Но все эти объекты располагались на юге города, а там пока было тихо.
- Дальше я сам, - Сэм подхватил заранее припасенный широкий плащ с капюшоном, спадающий чуть ли не до земли и надежно скрывающий броню и оружие. - Попробую найти Рэйнолдса, там много шума не нужно. У вас же свои задачи. Удачи и до связи.
Лейтенант выпрыгнул наружу, освободив место водителя для Стингера и подставил лицо под холодный ливень. Это приятно освежало, прогоняло чужой шепот, всё чаще и чаще пробивавшийся сквозь мутную дымку подсознания. Роко от него отмахивался, не хотел слышать и понимать, каждый раз упорно сосредотачиваясь на какой-то конкретной задаче, будь то снятие чужой огневой точки или обычный поход в сортир. Это помогало.

Грязь неприятно хлюпала под бронированными армейскими ботинками, пока дорога не превратилась в блестящий мокрый асфальт. На улицах было пусто. Человек в плаще быстро шагал вдоль стен жилых домов, не обращая внимания на враждебные оклики, вопли отчаяния или даже предсмертные хрипы. Лишь один раз, когда его настигли трое особенно назойливых субъектов, он легко освободился от ухватившей его за плечо пятерни и жестом поманил всю компанию в небольшой переулок. Из темноты вышел только Сэм, ни оставив после себя ни стонов, ни криков. Брызги крови с его плаща и армейских ботинок быстро смыло дождем.

Роко вошел в холл отеля, встряхнувшись, как промокший воробей, и оставив на пыльных ковровых покрытиях мокрые следы. Портье отсутствовал, наверняка затаился дома, а то и вовсе успел сбежать, но на третьем этаже горел свет. Неужели профессорское семейство сейчас сидит и преспокойно ужинает, не обращая внимания на вопли на улицах и поднимающуюся время от времени пальбу? Маловероятно. Не доставая нинзято, Роко поднялся по лестнице и тихонько двинулся по коридору.
Дверь номера была распахнута настежь. Возле неё, скорчившись, скулил маленький тщедушный человечек. Присмотревшись, лейтенант понял, что тот пытается дотронуться до своих гениталий, скорее всего обожженных маслом, выплеснутым со сковородки или из фритюрницы. Не долго думая, убийца свернул недомерку шею - не в его правилах было опрашивать ненужных свидетелей - затем Роко шагнул внутрь.
Чистенький коридор, вход на кухню... судя по запахам, там недавно что-то готовили. Боковая дверь - спальня. Сэм пинком распахнул хлипкие створы и увидел на кровати два извивающихся обнаженных тела. Одно, покрытое мелкими порезами и кровоподтеками, принадлежало почти обессилевшей женщине, второе - крупному мужчине, плотно сомкнувшему кольцо ладоней на горле своей жертвы. Незнакомец вздрогнул, но повернуться в сторону Сэма уже не успел - точный удар клинка рассек даже позвонки, оставив болтаться голову на небольшом сгустке мышц. На когда-то белоснежные простыни хлынула кровь.
- Не ори! -  одним движением Роко сбросил с кровати труп и зажал женщине рот рукой. - Гортензия. Сейчас ты смоешь с себя кровь, смажешь порезы, оденешься. А потом мы поговорим о твоем муже. Я его друг. Ты всё хорошо поняла? Если поняла - кивни.
Женщина безудержно закивала, между всхлипами, прорывавшимися сквозь опустившуюся на её лицо бронированную перчатку.
- Хорошо, иди. И одевайся потеплее. Отсюда придется уйти, а на улице прохладно.
Сэм безучастно пронаблюдал, как Гортензия Рэйнолдс вскакивает с окровавленной постели, как судорожно хватает из шкафа какую-то одежду и несется в ванную. Закрыть ей за собой дверь он не дал, а лишь протянул тюбик с панацелином и равнодушно сообщил:
- У тебя пять минут.
Затем Роко погасил в номере свет.

Несмотря на все опасения, жена ученого быстро взяла себя в руки. Ровно через семь минут Сэм поставил перед ней чашку горячего чая, щедро сдобренного коньяком из минибара, задернул шторы и установил найденный в ящике для техников фонарь так, чтобы свет не было видно с улицы.
По лицу миссис Рэйнолдс по-прежнему текли слезы, но Роко, не намеревавшийся долго исполнять роль психотерапевта, просто запрокинул ей голову и влил в рот какое-то крепкое пойло. Женщина всхлипнула еще громче и затихла. Сэм тоже ждал.
- Вы.. вы.. вы.. ведь не из полиции? - женщина, вздрагивая всем телом, ухватилась за чашку, будто в ней было какое-то спасение. - Но кто вы? Помогите! Мой муж пропал! Его ищет Цербер! Нам нужно от них скрыться! Это страшные люди!
- Страшнее тех, что хотели изнасиловать ваш труп, мисс? - Роко откинул капюшон и усмехнулся. На лице лейтенанта в темноте явственно проступили светящиеся бледной синевой прожилки. - Цербер уже здесь.
- Не-ет! - сдавленно булькнула женщина, вскочила, но зацепилась ногой за стул и рухнула на пол. - Почему?! Чертов Ричард! Будь он проклят! За что?!
- Тише! - лейтенант легко приподнял дамочку и усадил обратно. - Останетесь вы с ним дальше или нет - решать только вам. Нас это не касается. Но со своей стороны могу обещать, что лично вас преследовать мы не станем, если вы захотите исчезнуть. Однако вашему мужу в этом городе грозит большая опасность, как вы и сами могли убедиться. Так где он может быть?
- Я.. я не знаю... Он прислал мне сообщение, а потом так и не пришел... Я решила приготовить ужин.

- Я заметил. Вы пытались связаться с ним по тому номеру?
- Нет. Я подумала, что это может быть опасно...
Роко пожал плечами и активировал инструментрон.

- Ебать.. Горди, это ты, Горди? А мы тут тусим с пацанами в мэрии, чё звонишь, женушка? - раздался на другом конце насмешливый голос.
- Это не Горди, а всего лишь работодатель Ричарда. Он обещал прислать пару отчетов, да что-то запропал. Не мог бы я услышать объяснения, иначе мы лишим его премии, - Сэм не мог отследить этот звонок, не мог знать, кто с ним сейчас говорит, оставалось только действовать наугад.
- Очкарик сейчас со мной. Мне он нравится. Хочешь, обменяю его на что-нибудь, а хочешь, подарю ребятам. Желаешь поговорить - приходи, вот он я, торчу в кабинете сраного сбежавшего мэра. Или тебе дать послушать, как он орет? Ну, многие хотят убедиться, что заложник жив и всё такое.
- Не нужно. Мне есть, что тебе предложить, и я приду.
Сэм отключил сигнал и повернулся к Гортензии:
- Его вещи здесь? Что он просил поберечь?
- Да. ОНД. Тут, целый чемоданчик. Два инструментрона. И отдельный диск.
- Всё сюда. И собирайся. Мы уходим.
Проверять все носители времени не было, к тому же приказ Призрака был предельно ясен: живой Ричард Рэйнолдс, а не Ричард Рэйнолдс мертвый. Впрочем, жену свою ученый, кажется, любил, и это тоже стоило принять во внимание.
- Я готова. Но поймите..
- Что еще? - Роко одобрительно окинул взглядом фигуру женщины, замотавшейся в плащ, распихал по поясным сумкам брони информационные носители. Чего еще она от него хочет?
- Энжел... она здесь погибнет без меня. Мне её подарил Ричард, но я боюсь кошек и не умею с ними обращаться.
Только теперь Сэм заметил, что женщина держит двумя пальцами черный комок шерсти, подозрительно поблескивающий зелеными глазищами.
Не желая выслушивать очередную истерику, Роко молча взял кошака и засунул во внутренний карман плаща. Успеет выкинуть где-нибудь по дороге. Уже открывая дверь на лестницу, лейтенант активировал комлинк:
- Стингер? С профессором большие проблемы.

+7

8

У "Цербера" было всё что нужно: подробные планы тюрьмы G.L.O.S.T., численность охраны, списки заключенных с указаниями тех, кто представлял высокую ценность, среднюю, и тех, кто был не нужен вовсе. Охранников было больше, чем церберовцев, но они были хуже экипированы, не имели нужной подготовки, к тому же должны были держать заключенных внутри, а не отражать атаку снаружи, так что проблем не возникнет.
После приземления, вначале транспортёр МАКО доставил оперативника Сэма Роко, который занимался каким-то собственным заданием, а затем остальной отряд направился к тюрьме.
Приготовиться к атаке. - прозвучал голос в шлемофоне, движение броневика ускорилось, а затем пассажиры почувствовали небольшой удар, когда машина протаранила ворота и ворвалась на территорию тюрьмы.
- Пока нет противодействия. Штурмовой отряд: начать высадку. - продолжал говорить водитель, потому что иллюминаторов для десантников не было, и только так они могли знать, что происходит вокруг. Выстрелов из турели не было, а это означало два варианта: либо охранники ждали в засаде, либо вообще не собиралась сопротивляться. Первыми из люка выбрались штурмовики, которые были бы более полезны на открытой местности, и быстро занимали позицию, так чтобы корпус БМП закрывал их от здания тюрьмы, где могли скрываться охранники. Александра вылезла после них, так же быстро сменяя одного из штурмовиков возле носа транспортёра, а последний сразу переключился на контроль тыла. Высадка была отлично подготовлена для проведения даже под огнём противника, однако на этот раз подготовка не пригодилась: никаких целей не было, окна тюрьмы были выбиты, ворота открыты нараспашку, а на лужайке догорала куча мусора - включая несколько трупов. Похоже тюрьму бросили.
- Прочесать здание. Найти заключенных или узнать, куда они направились. У вас один час. - прозвучал приказ. Александра не отличала голос лейтенанта Джонатана Стингера от их пилота, так что не могла сказать, кто отдаёт приказы, но её это и не интересовало. Сказано - сделано, и отряд парами направился по коридорам.
- Охрана и заключенные! У вас нет другого выбора, кроме как сдаться "Церберу". Жнецы придут, и вы все здесь умрёте. Альянс бросит вас умирать. Выходите из здания, и будете сражаться с общим врагом рядом с нами! - даже за толстыми кирпичными стенами громкое сообщение, которое транслировали из мегафонов было хорошо слышно. Александра вместе с сопровождавшим её штурмовиком по имени Алан направились сразу в сторону камер, а двое других штурмовиков - в помещения охраны.
Солдаты прошли два длинных коридора, прежде чем им на пути попался пожилой мужчина, одетый как заключенный, который неуверенно брёл навстречу.
- Сэнди? Роб? Вы вернулись? Я так скучал по нашим играм... - в голосе заключенного прозвучала надежда, но прежде чем "Церберы" успели ответить, он, присмотревшись, понял свою ошибку, и злобно продолжил - Вы не они! Убирайтесь! - зэк закашлялся.
- Это Сэмюэль Тратт. - тихо сказал штурмовик, - Первый приоритет. - Александра помнила досье на него. Серийный убийца.
- Мы пришли помочь. Мы из... - но договорить Мейнем не успела, потому что Тратт прервал её криком во всё горло.
- Это мой дом! Мооой! Мооой! Прочь! - заключенный подошёл ближе, продолжая кричать, и не давая даже вставить и слова.
- Выйдите вон! Я вас не приглашал! Вы не мои друзья! - мужчина замахнулся на мстительницу, которая не была к этому готова, и, хотя видела замах, до последнего не могла решить: отступать, парировать или уклоняться.
Но быстрее среагировал штурмовик, который был на голову выше и Александры, и заключенного: заслонил её от удара, даже не пошатнувшись, а в ответ одним уверенным движением поразил Тратт выдвижным электрошокером, так что тот упал на колени, корчась в судорогах.
- Не учили, что бить девушку невежливо? - пророкотал Алан.
В ответ раздался лишь истеричный смех.
- Куда пошли остальные? - спокойно поинтересовалась девушка, наблюдая за тем, как Тратт продолжал корчиться на полу, продолжая тихо смеяться.
- Я тебя ударю ещё раз, если не скажешь. - пригрозил штурмовик, но это никак не помогло.
- Они придут... они придут... они придут... - сквозь истерический смех бормотал заключенный.
Александре уже надоело смотреть на это, поэтому она просто вытащила пистолет и выстрелила прямо в голову серийного убийцы.
- Мы должны были доставить его живым. - несколько удивлённо уточнил штурмовик.
- Он сошёл с ума. У нас и своих психов достаточно. - совершенно спокойно пояснила Александра. По её мнению, этого было вполне достаточно для принятия такого решения. Она знала, что новые имплантанты сильно меняют психику многих людей, но сумасшедшие в рядах союзников опасны скорее для своих.
На какое-то мгновение она услышала громкий шёпот в голове, который обычно молчал: словно голоса - или по крайней мере некоторые из них, были недовольны тем, что она сделала, но вскоре вновь наступила тишина. "Церберы" продолжали путь по помещениям тюрьмы. Большинство из них пустовали, царила полная разруха: сбежавшие заключенные, по-видимому, старались разбить всё, что можно было разбить, и так отпраздновать своё освобождение. Больше никого не было: они уже осмотрели большинство камер, много раз проходя через центральное помещение, где несли службу охранники, но именно там Александра услышала посторонний звук.
- Тихо. - Александра жестом остановила своего коллегу и прислушалась. Сперва был слышен лишь голос из громкоговорителей, но Мейнем была уверена, что чувства её не подводят. Агентессе пришлось снять шлем, чтобы отчётливее услышать тихие всхлипывания. Открыв дверь какой-то каморки, "Церберы" увидели девушку в тюремной одежде, которая плакала, сжавшись в углу.
- Кто ты такая? Перестань рыдать и отвечай! - штурмовик предпочитал использовать силовое убеждение, которое, впрочем, не сильно помогало. Александра же предпочитала дипломатию, поэтому опустилась на корточки рядом с девушкой и попыталась уговорить её:
- Не плачь, всё будет хорошо. Мы пришли тебя спасти! - мстительница попыталась коснуться её лица, но последняя лишь продолжала всхлипывать и оттолкнула агентессу.
- Мой способ лучше. - заявил штурмовик. Александра равнодушно кивнула головой, и её напарник вновь воспользовался электрошоком. Несчастная корчилась от судорог, а оба церберовца без всяких эмоций наблюдали за этим.
Пока девушка приходила в себя, Мейнем посмотрела данные у себя в планшете: это была Кейт Райли - политическая заключенная, и она не представляла никакой ценности.
- Всё сейчас пройдёт. Ты должна срочно нам ответить, это важно. - Александра продолжала пытаться действовать по методу "пряника".
- Больно... - тихо произнесла Кейт, всё ещё не шевелясь.
- Ты знаешь, куда пошли другие заключенные и охрана? - спросила Мейнем.
- Говорили про полицейский участок. Хотели отомстить... Мне больно, очень больно... - штурмовик, стоящий с другой стороны от заключенной, достал "Шершень" - больше она уже не представляла ценности. Александра же колебалась: они уже убили одного заключенного, потом она без причины позволила ударить Кейт электричеством, а они должны были быть хорошими... Пусть мир стал жесток с началом Жатвы, но она хотела верить, что "Цербер" на правильной стороне. Девушка дала рукой знак напарнику не стрелять, и, подойдя, прошептала:
- Всегда успеем избавиться, если места в шаттлах не будет хватать. Наши даже из неё сделают солдата. - отведённый час подходил к концу, поэтому Александра сама помогла девушке встать и поддерживала её до самого бронетранспортёра, - Сейчас всё пройдёт, и не вздумай больше плакать. - Алан же пока отправился доложить начальству о результатах.
Другой отряд тоже уже был на докладе: они не нашли никого из выживших, но подобрали рацию охранников, и выяснили, что те немногие, кто ещё не покинул планету, находятся в мэрии. А среди охранников тоже были цели: бывшие солдаты и просто люди, которые будут хорошим дополнением для маленькой армии "Призрака" - среди них были и те самые Сэнди и Роб, о которых говорил сумасшедший - самые жестокие охранники в тюрьме.
Получается, что у них теперь было две цели: мэрия и полицейский участок. К счастью, на МАКО они смогут быстро попасть в обе точки, если только командир не прикажет разделиться.

Отредактировано Alexandra Meinem (27 июня, 2016г. 21:50)

+4

9

Буран

Угроза открыть огонь и правда не слишком напугала матерых уголовников. И всё же толпа остановилась в некоторой нерешительности. Видно было, что первым под пули бросаться никто не спешит. Наконец из рядов заключенных вышло несколько человек, судя по всему, переговорщики. Высокий бородатый человек спортивного телосложения, успевший сменить тюремную робу на кожаную куртку и брюки, заговорил первым, остальные пока лишь согласно кивали.
- Меня зовут Финн Марс. Я бывший офицер ВКС Альянса. Осужден на двадцать пять лет за двойное убийство, которого не совершал. Это Мэрион Сноу, Колин Ордонез, Пол Мэрфи, тоже в свое время пострадавшие от местных служителей закона. Большинство из продажных ублюдков  сбежали, но пара гнид еще тут, спрятались в участке. Видать хозяева их бросили. Начальник охраны G.L.O.S.T.  Тим Кэроли и помощник прокурора Дерек ван Лувен. Не хотите, чтобы пролилось еще больше крови? Выдайте их нам, и покончим с этим. Обещаю, остальных копов мы не тронем. Всё что мы хотим - это восстановить справедливость, а после убраться подальше с этой чертовой планеты. Выполните наши условия, и мои парни не станут принимать участие в творящемся здесь дерьме. За всех остальных ручаться не могу. Желаете подохнуть, защищая всякую мразь - быть посему. Решай, командир.

Собственно, варианты тут более-менее ясны. Выполнить требования, развязать бойню, попытаться предложить заключенным какой-то свой выход.
За последствиями принятого решения или репликами обращайтесь в ЛС к ГМ. Многое будет зависеть от ваших действий.

Джеймс Вега.

Вы направляетесь к городской тюрьме, но добраться до неё оказывается не так-то просто. То и дело приходится вступать в схватку с разбушевавшимися бандитами. В первый раз вы замечаете мальчишку, которого за какие-то провинности нещадно лупит покрытый татуировками бледный мужчина, по виду самый настоящий наркоман, чем-то неуловимо напомнивший вам собственного отца. Во второй раз вы обращаете внимание на пожилого господина, душащего в окне первого этажа тщедушную старушку (при ближайшем рассмотрении она оказывается его женой, всю жизнь загубившей, и прочее, и прочее). Как поступить с престарелой сладкой парочкой - решайте сами.
В третий раз двое бугаев, вооруженных дробовиками, нападают уже на вас с целью ограбления. Приходится дать им достойный отпор. 
Вскоре, ориентируясь по карте и свернув на улицу, ведущую к полицейскому участку, вы видите толпу заключенных (чем они заняты, будет зависеть от выбора Бурана), но в какой-то момент вам кажется, что и ваш друг среди них.
Скорее всего, вводная для вас будет дополнена чуть позднее.

Акира, Майя Джонс

Знакомство спасительницы и спасенной состоялось. Вы успеваете обменяться несколькими фразами или даже поговорить немного подольше, но вас отвлекают шум со стороны лестницы и чужие голоса.
- Наверняка эта сучка живет на старом месте, - немного дребезжащий старческий голос звучит довольно отчетливо.
- Клянусь, мама, я выпущу ей кишки за то, что она сотворила с нами, - грубый мужской бас вторит женщине. Фраза немного неразборчива, возможно, человек изрядно пьян.
- Если бы ты столько не бухал, Джонни, может эта шлюха тогда бы и не сбежала, - в спор вмешивается третий участник.
- Это ты её всё время жалел, Гарри! Просил не бить и не пускать к ней Флинта с компанией, а ведь они платили больше всех!
- Мудак! Толку, если бы она сдохла? Маме бы снова пришлось искать работу!
- Заткнитесь оба! Послал Господь сыночков! Мы почти пришли!

Вся троица направляется в квартиру, где сейчас находятся Акира и Майя. Вы можете не двигаться с места, можете напасть на них внезапно. Маленького роста полненькая женщина лет пятидесяти  со штурмовой винтовкой и пузатые детины под два метра ростом с арматурой - вот, что представляет из себя эта странная компания. Как только они вас заметят, реакция будет весьма однозначной:
- А где Брукс? Съ*балась?
- Мы искали одну бл*дь, а нашли двоих!
(не обязательно использовать именно эти фразы, но общий настрой врагов, думаю, понятен)

Всё бы ничего, но на пожилой женщине СПЕКТР замечает мужскую робу, на нашивке которой значится имя разыскиваемого ею преступника. Возможно, эти люди что-то о нем знают, вот только поначалу любой из них говорить откажется.

Либо Акира, либо Майя, как журналистка, в конце концов могут припомнить, кто эта троица. Примерно год назад в этом городе задержали семью Стивенсов. Мать и двух сыновей. Около десяти лет они занимались тем, что похищали молодых девушек, держали их на цепи, насиловали или продавали своим знакомым в одном из самых грязных районов. Не всегда оплатой являлись деньги, иногда продукты, кое-какая работенка или краденные вещи. Как правило, долго жертвы не выдерживали, в подвале дома Стивенсов обнаружили целое кладбище. Сбежать удалось только некой Брукс Прегитцер, выступившей основной свидетельницей на громком процессе. Позднее оказалось, что девушка забеременела от кого-то из насильников. Похоже, её и убила Акира.

В любом случае, выяснить слишком много у дикой семейки вам не удастся. Роба  и правда принадлежит разыскиваемому человеку, но то ли он направился в город, то ли вместе с отъявленными психопатами засел в мэрии - точно неизвестно. Сами же Стивенсы шли сюда просто мстить.
(Если понадобятся подробности допроса, можете обращаться к ГМ в ЛС)

Очередность: Буран, Джеймс Вега, Акира, Майя Джонс, Джон Стингер, Сэм Роко, Александра Мейнем

Вводная для Цербера появится перед постом Роко.

+3

10

На протяжении всей долгой жизни Акиры, на неё пытались возложить ответственность разной степени тяжести. С каждым годом, каждым веком её было всё больше и больше. Когда, около пятидесяти лет назад, погиб почти весь её взвод десантниц, Акире казалась удачной идея уйти в СпеКТР’ы и действовать дальше одной. Подвох, как оказалось, заключался в том, что теперь отвечать приходилось не за десяток девчонок, прошедших огонь, воду и кроганские зубы, но за всю Галактику, с мерзким её содержимым. Может показаться поблажкой, что эта ответственность не перед своим руководством и близкими каждой из подопечных, а скорее перед собой. Но проще ли это?!
В какой-то степени, безусловно. Тем более, что с характером Т’Карро, ответственность за Галактику чаще всего заключалась в вычищении оной от грязи и мрази, которых там скопились излишки. Такое занятие не тяготило азари, а скорее радовало женщину, как оправдание её природной жестокости. С другой стороны, у наёмницы «Затмения» не появлялось вот таких, не готовых к драке попутчиц, которых хорошо бы защитить. Не только из-за должностной инструкции, которую можно было свести до короткого «Защищай покой Цитадели любой ценой!», но и просто из сложной смеси симпатии, жалости и нереализованного материнского инстинкта.
Акира разглядывала девушку, с надеждой и страхом бежавшую к ней, через круг оптического прицела «Чёрной вдовы». В перекрестии успела побывать и приятная напуганная мордашка человеческой женщины, и свободная одежда, безуспешно пытающаяся скрыть привлекательную, задержавшую внимательный взгляд азари грудь, и стройные ноги – охотница успела привыкнуть изучать окружающих с помощью винтовки, это не казалось ей ни аморальным, ни, тем более, опасным.
Когда девушка всё же объявилась за спиной, облачённой в чёрный полимер гибкой, тонкой, но прочной брони, Т’Карро к ней не повернулась. Если девица не смогла отбиться от парочки хулиганов, от которых и выбежала на улицу Акиры, то и серьёзной угрозы для охотницы с более, чем шести вековым стажем не представляла. Её обидчиков Т’Карро убила не задумываясь, даже улыбнуться толком не успев. Честно говоря, спасать кого-то в планы СпеКТР’а не входило, но чем-то отличалась упавшая на асфальт девица от виденных прежде Акирой обитателей Нью-Лутона.
- Эй..."Хорошо, что предупредила. Это, вообще, полезно, когда входишь в комнату к вооруженному человеку." - Спасибо, что спасли. Еще немного и они бы... Еще раз спасибо. Я Майя Джонс, из новостной сети Цитадели. Будьте уверены, о том, что вы тут сделали узнают многие и...
- Вот так и бывает, - усмехнулась азари, всё ещё не поворачиваясь к вошедшей. – Спасаешь её, думаешь: «Она в беде!» А оказывается – журналист.
Т’Карро не была уверена, что шутка уместна. И, что напуганная журналистка с Цитадели вообще заметит, что это была только невинная шутка. "Может быть, она воспримет всерьез эти слова и обидится? Всё равно!" Девчонка за спиной не слишком пугала, но присутствие кого-то лишнего настораживало. СпеКТР'у так и казалось, что Майя Джонс мнется с ноги на ногу, как юная скромница у порога.
- Акира Т’Карро, СпеКТР Совета, - представилась в ответ азари, стараясь, чтобы эта фраза звучала как можно более весомо: "Девчонке сейчас не помешает ощущение надёжности". – Садись к окну, только аккуратно, не высовывайся. Я, конечно, почистила улицы, но мало ли что. Вы, люди, оказались весьма жестоким народцем, - "тем лучше. Больше уродов, больше мишеней," - на синеватых губах появилась хищная улыбка, не предвещающая ничего хорошего тем, кто рискнет появиться на территории Акиры.
На улице, тем временем наступило затишье. Тут и там, в разных позах валялись трупы более полусотни мужчин и женщин, часть этих смертей была на счету СпеКТР’а, но не более половины. "Даже, пожалуй, менее." Живые прятались в домах и нескольких присутствовавших здесь магазинах. Некоторые от разбушевавшихся хулиганов, некоторые от Акиры, но большая часть от сошедшего с ума города. Кровавый пир в Нью-Лутоне продолжался и короткая передышка одной, взятой отдельно улицы ничего не значила.
Почти неподвижная картина в окружности прицела «Чёрной Вдовы» была похожа на фотографию. "Вероятно, такая сгодилась бы для драматичной статьи мисс Джонс в какую-нибудь газетенку. Чтобы размякшие и закисшие в своей чахлой мирной жизни обыватели Цитадели охали и ахали, ужасаясь происходящему. «Люди хуже зверей!», «Как низко мы можем пасть?!», «Мы справимся без Жнецов!» могли бы пестрить заголовки от этой девушки. Я бы сказала иначе: «Не монстр ли сидит в Совете?», «Стоит ли пускать их на Цитадель?», «На что способен твой сосед?». Новая волна расизма по отношению к людям в очередной раз накрыла бы Галактику… Веселье!"
- Как ты оказалась на местных улицах без оружия? – поинтересовалась Т’Карро у спасенной. – Или хотя бы охраны?
"Ответ, конечно, ясен, как божий день. Наверняка, полезла за горячим сюжетом в самое пекло, надеясь прославиться и получить какую-нибудь премию. Хотела сфотографировать что-нибудь драматичное, плачущего ребёнка после изнасилования толстым потным мужиком или шайку мальчишек, впервые пробующих спиртное около запинанного ими бакалейщика. Такие фотографии обычно нравятся толпе, вызывают слезы и ощущение собственной защищенности, благополучия. Что люди, что азари, что прочие разумные расы становятся счастливее, глядя на несчастья других. Забавно, когда реальность бьёт журналистов прикладом по голове и показывает, что смотря на чужое горе, не следует забывать, что оно может прийти и к тебе."
- Слушай, ты не проголодалась? – столько крови, боли и жестокости вокруг, что у Акиры просто не мог не разгуляться аппетит. Заканчивались термоячейки и следовало, в скором времени, покидать уютную квартирку. "Но ведь здесь могло остаться что-то съестное?"Посмотри на кухне, пожалуйста, - на всякий случай, тихо привыкая к присутствию человеческой девушки, добавила. – Я была там, кажется, трупов не было.
Майя, как решила Т’Карро, стала частью её команды. Неудобной, почти не боеспособной, но всё же союзницей. Как человек, она лучше знала повадки этой расы и, вероятно, могла подсказать с устройством внутренней инфраструктуры. "Может и ещё на что-нибудь сгодится," - усмехнулась Т’Карро не подумав, ни о чём конкретном, но всё же проводив заинтересованным взглядом хрупкую фигурку.
Пока неожиданная знакомая копошилась на кухне, внизу хлопнула дверь. СпеКТР напряглась, выглянула в окно и увидела покачиващийся кусок пластика вплотную у стены дома, в её собственной «слепой зоне». Теперь шаги раздавались со стороны лестницы и им вторили голоса:
- Наверняка эта сучка живет на старом месте, - дребезжащий женский голос наверняка принадлежал человеку. Т’Карро успела заметить, что люди сильно меняются за их короткий жизненный цикл и их голос иногда слабеет, становится неровным. Похожим на тот, что Акира услышала сейчас.
- Клянусь, мама, я выпущу ей кишки за то, что она сотворила с нами, - второй голос принадлежал мужчине и, судя по тому, что он был похож на бас крогана, довольно крупному. Впрочем, наверняка, меньшему, чем выходцы с Тучанки.
- Если бы ты столько не бухал, Джонни, может эта шлюха тогда бы и не сбежала, - третий голос тоже казался мужским. Разговор явно шёл о некой женщине, которую почему-то искала странная компания. Более того, возможно – семья, потому что первый мужчина назвал старуху матерью. "Вот только семейных скандалов мне и не хватало."
- Это ты её всё время жалел, Гарри! Просил не бить и не пускать к ней Флинта с компанией, а ведь они платили больше всех!
- Мудак! Толку, если бы она сдохла? Маме бы снова пришлось искать работу! – разговор за дверью продолжался, шаги трёх пар ног неумолимо приближались к лежбищу Акиры. "Майя, будь умничкой, веди себя тихо."
- Заткнитесь оба! Послал Господь сыночков! Мы почти пришли!
"Действительно, семейство! Ну, жили они долго и счастливо и сдохнут все в один день." - компания явно стояла уже именно за той самой дверью, и Акира развернулась, направляя винтовку ко входу в свою комнату. За Джонс она не очень волновалась, прежде, чем попасть на кухню им пришлось бы пройти через охотницу. "Сложный трюк," - Т’Карро не считала себя сверхъестественным воином, но отдавала себе отчёт в том, что двум хулиганам и старухе с ней не справиться, даже, если они наёмники из «Синих Светил». - "В «Чёрной Вдове» осталось термоячейки на один выстрел, но что у них есть против биотики и заряженного плазмой инструметрона?"
- А где Брукс? – они ввалились в квартиру, шумя словно толпа пьяных кроганов и, если бы Акира была той женщиной, кого они ищут, то успела бы сбежать даже через окно. Но Т’Карро не собиралась прятаться и с любопытством рассматривала калоритную семейку. Сыновья представляли собой небритых здоровенных детин в тюремных робах, натянутых на толстых, уродливых животах. Высоченные, они не дотягивали до кроганов лишь немного, небритые, их лица были опухшими и некрасивыми. Но в руках они держали лишь обрезки арматурной проволоки.
- Мы искали одну бл*дь, а нашли другую! Хоть и синекожую! – глупое замечание, когда на тебя смотрит тяжёлая армейская винтовка, сделал тот, что хотел продавать некую Брукс некому Флинту. "Вероятно, вы все трое чертовски тупые!" Предположение СпеКТР’а подтвердила поддержавшая сына мамаша.
- Эта шлюха будет стоить дороже, - нелепая и неуместная, но всё-таки рассудительность женщины в очередной раз доказала превосходство женского пола, над её яйценосными ублюдками, но даже до интеллекта амёбы в глазах Акиры она не доросла. Тем более, в руках старуха держала потрепанную штурмовую винтовку, а потому первый выстрел из «Чёрной Вдовы» и пришёлся именно в неё, в шею. Женщина захрипела оседая на пол, а СпеКТР оставила свою гравированную винтовку в левой руке и грациозно, одним уверенным движением выпрямилась.
Тупые детины даже понять не успели, как загоревшаяся синим пламенем биотики правая рука Акиры отбросила обоих к стене. "Надеюсь, ваши тупые безмозглые головы способны чувствовать боль?" Азари быстро перезарядила термоячейку и выстрелила в пытающегося встать Гарри. Тот из братьев, что выжил, в это время полз на кухню.
Женщина шагнула было за ним, но в это время её привлекла роба на старухе, подергивающейся на полу и брызгающей по всей квартире кровью. Номер на нашивке на груди женщины совпадал с номером цели Акиры. "Богиня, что здесь творится?" Азари точно знала, как выглядит её цель и вряд ли это могла быть она. "Более, чем вряд ли. Вы что, замочили мою цель? Уроды!" – азари пнула умирающую в живот и отправилась на кухню, туда, где ещё мог быть жив последний из семейства, посмевшего покуситься на её добычу.
За Джонс она не волновалась. Вооруженный арматурой детина вряд ли ещё мог застать кого-то врасплох, а у Майи было время подготовиться к его появлению. Толстая стальная проволока даже в таких больших руках не помогла бы ему, растерянному и напуганному, быстро убить девчонку. Даже в том, что он способен кого-то покалечить Акира сомневалась – слишком уж тупой.
Винтовку женщина убрала за спину. Теперь ей во что бы то ни стало нужно было взять урода, Джонни, живым. "А потом сделать мёртвым. Медленно," - тихо промурлыкала женщина. – "За неспешной беседой о том, куда они дели мою добычу. Сволочи." Джонс, конечно, могла помешать милой беседе, запланированной СпеКТР’ом для отброса человеческого общества, но Акира решила, что разберется с этой проблемой позже, тогда, когда она действительно возникнет.

Отредактировано Akira T'Karro (13 июля, 2016г. 19:37)

+4

11

От запаха гари можно задохнуться. Не просто пластик или дерево, но что-то еще, как мясо из ресторанов, что разбросаны по Цитадели, и ужасней всего то, что где-то в глубине сознания Майя понимала, что это было явно не мясо фермерского скота, но что-то более близкое. Например, человеческое. От такого хотелось вздрогнуть, заткнуть нос, закрыть глаза на то, что происходит. Становится лишь только хуже, слепая попытка не замечать происходящего может привести к чему-то более ужасному. Оставалось лишь только ... что? Мириться? И этого она тоже не могла сделать, не тот был склад характера. Максимум, что можно было, так это переключиться на что-то еще.
- Журналисты попадают в беду чаще, чем кто бы то ни было еще. - Пожала плечами Майя. Она привыкла, что к ее профессии относятся скептически, воспринимают кого-то  вроде нее в качестве стервятников, что готовы разорвать любого за интересный сюжет. Конечно, она не отрицала, были такие, их было много, благодаря своей агрессии они были популярны. Та же самая Аль-Джилани, что стала известна после довольно непрофессионального поведения и последующего знаменитого удара по лицу от самой Шепард, поднявшей ей рейтинги своим хуком. К сожалению именно такие "акулы" и складывали мнение о журналистах. В то время как большинство из  них стремятся лишь к одному - донести правду.
- Что СПЕКТР делает здесь? - Джонс склонила голову на бок, принимая приглашения и садясь прямо на пол, усыпанный слоем осыпавшейся штукатурки, пачкая и так уже вымазанные в грязи и крови штаны. Она давно уже забыла о брезгливости. Когда-то давно, да, она могла морщить нос и воротить им от всякого вида грязи, недовольная, если и сама вляпывалась в грязь. Но теперь, когда ей приходилось помогать механикам на корабле, измазываясь в масле, когда приходилось рвать руками землю, в желании помочь, и сейчас, когда приходилось бежать по лужам крови, Майя лишилась всякой брезгливости. Она лишь только провела пальцами по спутавшимся растрепавшимся волосам. Когда один из приятных людей схватил ее за волосы, он дернул и сломал ее заколку, что было не очень хорошо, когда волосы лезут в глаза в самый ответственный момент, это может привести к беде. Джонс пристроила между ног поломанного дрона. Ее верный друг не подавал признаков жизни, что было печально. Майя как таковой никогда инженером не слыла, она не знала тонкости настройки техники и была в этом полнейшим профаном. Но только не со своим дроном. Ее дружок, тот, кто сопровождал ее вот уже который год, не раз получал оплеуху-другую от недовольных.
- Зараза. - Майя обнажила внутренности механизма, рассматривая поврежденные провода. - Вечно они метят в камеру.
Постоянно. Словно это мишень, словно это заяц на охоте. Им вечно мешает камера, они вечно пытаются ее пнуть или задеть, словно несчастный механизм им всю жизнь испоганил, хотя ровным счетом ничего сделать и не в состоянии, только запечатлеть всю правду, какой бы она не была.
- Я была здесь с частью экипажа от корабля Альянса. И мы... в общем, нам не повезло. - Оставаться в доках было плохой идеей, первым делом путча началась именно там. Все те, кому не досталось мест, начали паниковать, злиться, кричать и метаться. Они попытались атаковать, пытались прыгать с трапов, бросаясь на закрытые шлюзы, зверели, сходя с ума, как дикие звери. Кто-то открыл пальбу и началась паника. Огромная толпа людей ринулась к выходу, затаптывая самый слабых, всех тех, кому не повезло. Майя в тот момент пыталась избежать общего потока, побежала к эскалатору, но движение толпы страшная вещь, она увлекла ее на улицу. А с улицы уже подъезжали кары, тех, кто не успел, или тех, кому и не нужно было уезжать. Кто-то попытался улететь с челноком. Кадьяк, перегруженный, даже слишком, накренился, Майя видела, как шаттл, ведомый силой притяжения, врезается в здание доков, хороня тех, кто не успел убежать.
А ей... просто повезло. Наверное.
- В доках произошел взрыв. Я даже не знаю, цел ли кто-нибудь еще из команды, с которой я сюда прибыла. - Майя качнула головой. То, что она поняла, после нападения Жнецов, так это то, что горевать о погибших надо после. Сначала надо сосредоточиться на тех кто выжил. Кто еще мог быть жив.
- Ну если ТАМ нет трупов. - Джонс проглотила часть слов. Не хотелось даже задавать вопроса, почему СПЕКТР решила не освобождать висевшую на фасаде здания женщину. С одной стороны, она и не обязана, с другой это как-то... странно.
Пришлось замолчать и не говорить лишнего. Чего бы там о журналистах не судачили, Майя знала, когда следует заткнуться, а когда язык можно и распустить. Вот, например, сейчас стоило молчать. Пройдя в кухню по осколкам разбитого стекла, кажется, это был сбитый аквариум, она без особого энтузиазма начала шарить по полкам. Холодильник был практически пуст - разграбили ли его, или жильцы просто ничего в него и не клали, уже не узнать. Зато на полках нашлось несколько банок с джемом, а в хлебнице половину буханки черного, дешевого хлеба, впрочем, если сравнивать со стандартным альянсовским пайком, который она глотала уже несколько месяцев, не так уж и плохо. Когда лезла, так неудачно разбила банку с подсолнечным маслом, что желтой неприятной лужей разлилась по кафелю. Майя полезла выше, забравшись на столешницу, выуживая сковородку и несколько кастрюль. К сожалению мечте о чем-то горячем сбыться было не суждено, пощелкав переключатели на электрической плите можно было и не надеяться на отклик. Придется и правда обходиться сухомяткой.
Шум она услышала сразу, правда, не придав ему особого значения. До того момента, покуда не раздался грубый мужской бас. От такого в таком месте нельзя ожидать ничего хорошего, к тому же слова, произнесенный по другую сторону, не отличались особым дружелюбием. Майя замерла, сжимая в руках нож для масла. Напряглась, словно струна, готовая еще немного и прыгнуть. Вот только куда? Из окна здесь не сбежишь - этаж больше высок, а прятаться... разве что в кладовке. Да и то не вариант.
И тут грянул выстрел из винтовки.
Джонс встрепенулась, вжавшись в нишу между кухонным столом и холодильником, замирая, чуть ли не дыша. На секунду ее достала мысль, что ее дрон остался там, у СПЕКТРа, которая сейчас одна разбирается... со сколькими противниками? Она слышала три голоса, но ведь кто-то мог и молчать. Шум сменился настоящим грохотом и девушка старалась не шевелиться. Зря, наверное, надеялась, что ее обойдут проблемы. В дверном проеме мелькнула тень и, увы,явно не азари, а кого-то достаточно огромного, чтобы эта самая тень закрыла абсолютно все. Джонс сглотнула, рука сама нашарила первое попавшееся, что было - сковородку, которую она так и не убрала наверх. Еще один шаг, прямо по осколкам, что дало Майе примерно прикинуть, где сейчас находиться ее незваный гость, Девушка вынырнула из-за угла и со всего маху ударила огромного детину по голове. Больше от неожиданности, чем от силы удара (такого только кроган сшибет), он отступил назад, прямо на масляную лужу, заваливаясь на пол, проклиная все таким благим матом, от которого бы даже самые отпетые могли почувствовать шок. Большая часть ругательств предполагалась именно Майе. Арматура, которую детина держал в руках, отлетела к столу, было грез не воспользоваться и схватить ее, Джонс и сама не понимала зачем, она даже замахнуться на него с достаточной силой не сможет. Что она могла?
Девушка перепрыгнула через стол, быстро, пока детина возился в масле и осколках от банки, пытался встать. Схватив перечницу, девушка откинула крышку и бросила содержимое банки в лицо мужчины. От неожиданности он распахнул глаза, что было действительно плохой идеей, тут же хватаясь за лицо, пальцами пытаясь избавиться от жгучей приправы, зверея, словно ужаленный гризли и ревя примерно так же. Майя покрепче сжала арматуру, бить ею детину было бесполезно, то правда, зато можно было приобщить систему рычагов из задач по физике в школьной программе, которую она всегда считала бесполезной. Просунув прут между стеной и холодильником, Майе пришлось двумя ногами упереться в стену, прилагая всю силу, что у нее была, огромная железная бандура покачнулась и начала медленно крениться вниз, пока не опустилась на голову активно трущего глаза мужчины, вырубая его. На секунду Майя замерла, детина раскинул руки в сторону, порезанные, она рассматривала бездыханное тело, на секунду даже испугавшись, что убила его, но в этот момент детина взвыл и вновь затих, так и оставшись лежать.
- Акира! - Майя перепрыгнула через упавший холодильник, заскользив по остаткам разлитого масла, но сохранив равновесие, ринулась дальше, туда, где должна была быть СПЕКТР. Азари стояла над телом, вполне целая и невредимая, пока алая кровь расползалась под ее сапогам. Майя закрыла рот и нос ладонью, запах горячей крови, вперемешку с перегоревшим термозарядом давали поистине жуткий аромат. - Там еще один. - Джонс дрожащим пальцем указала на выход из кухни. - Он в отключке... кажется.

Отредактировано Maya Jones (16 августа, 2016г. 12:49)

+4

12

Дождь лил как из ведра уже битый час. Улицы серого города, погруженные в не оседающее марево газа из поврежденных тепловых труб и канализационных люков, теперь мало чем отличались друг от друга. Безлюдная пустошь в самом сердце стальных "гигантов", что щекотали тучи огнями своих пентхаусов, сейчас чем-то напоминала эмбрион текущего Фероса. Нью-Лутону ещё предстоит повторить судьбу разрушенного мира протеан - обратиться в груду пыли и развалин, став лишь безликой тенью былого себя.

В последние годы Джонатану нечасто доводилось пилотировать наземный транспорт. Находясь на борту "Тора" или орбитальных станциях месяцами, он успевал отвыкать от "настоящего" воздуха, твердой земли под ногами, промозглого ливня над головой и прочих прелестей жизни на планете. В космосе всё ощущалось искусственным, ненастоящим. Время текло незаметно, а усыпанный звёздами иллюминатор не различал смену ночи и дня. Чертов обливион загнанных в рекурсию будней разрывать удавалось всё реже. Даже крепкий глоток бурбона уже не помогал унять растущее напряжение внутри: заткнуть чертовы голоса в голове, чтобы наконец уснуть и посмотреть на сны, которые выглядят как черный экран неактивного терминала. Всё это лондонское "погодное дерьмо" за  лобовым стеклом "МАКО", помутневшим от дождевых разводов, сейчас почему-то выглядело таким тёплым и родственным, что даже уютная сухая каюта не могла заменить этого "сырого" ощущения ностальгии. Мчась вдоль дорожной разметки городской автомагистрали, Джон получал истинное удовольствие от вождения. Ему хотелось бы выжать из вездехода максимум, как говорится, "втопить педаль на полную", и молча наслаждаться нарастающей с каждым метром скоростью. Оперативников, сидящих в салоне, трясло так, будто они ехали по загородному карьеру, а не по шоссе. Никто не понимал причину спешки лейтенанта, но каждый мысленно списывал очередной резкий занос с пробуксовкой на повороте на необходимую экономию времени. Возможно, если бы они могли заглянуть под безразличную черную маску Стингера, то раскрыли бы истинную причину в едва довольной ухмылке на его лице. Но они не могли. Лишь размытые дождём кварталы мелькали одни за одним в двух синих окулярах лейтенанта...

***

Выпусти на улицу панику, добавь к ней тотальное беззаконие и улицы покроются гноем всех оттенков и запахов, на которые только способна людская подноготная - та самая незащищенная плоть души, которую мы почти не слышим, ибо у нее нет "своих слов", но её носит под сердцем каждый. Некоторую "грязь" в городе не мог смыть даже ливень, если он, конечно, не был бы свинцовым. Выбитые витрины магазинов, тлеющие обломки машин от поджогов, багряные от крови лужи с трупами гражданских, кружащие над ними праздные стервятники с битами и монтировками... всё это лишь малая наружная часть того хаоса и насилия, на которое были способны "они" - казалось бы, такие же люди из плоти и крови. Чем дольше Стингер смотрел на то как где-то раздирают платье на очередной женщине; где-то забивают как скот пытавшихся заступиться за эту же несчастную мужчин; а где-то готовят живой шиш-кебаб из убегающих детей и стариков; тем больше он питал отвращение к своей расе. Наблюдая за происходящим глазами кого-то другого, будто сам более не принадлежа к роду людскому, он рассуждал насколько примитивным и не совершенным является человечество с его тягой к насилию над самим собой.

Еле слышный звук чего-то раздавленного колесами вывел Джона из молчаливого созидания. Кровавые разводы на лобовом стекле и кишка, прицепившаяся к одному из дворников, не кстати попортила панорамный вид на город грехов.
- Что это было, лейтенант? - поинтересовался один из оперативников в салоне.
- Раздражает, - мысленно отметил Стингер, наблюдая за приставшим огрызком плоти к дворнику, - Какой-то мусор, - Джон только что неосознанно раздавил несколько местных отбросов, вышедших на дорогу. Но, как ни странно, сожалел лишь о том, что мог раздавить и побольше - жаль остальные успели отпрыгнуть. Остальные оперативники лишь молча переглянулись между собой - никто даже не думал осуждать подобный поступок. Даже если нет, было уже некогда: вскоре дорога оборвалась на цели их назначения - тюрьме G.L.O.S.T. Не обнаружив в её стенах должного сопротивления, Стингер приказал отряду разделится на две группы: Мейнем и Алану прочесать левое крыло здания, а он с Нельсоном взялся за правое.
Поимка нескольких живых целей на самом деле стала дополнительным заданием к основному - поиску ученого Ричарда Рэйнольдса. "Цербер" сейчас очень нуждался в солдатах, и не будь планета на пороге пришествия Жнецов, наверняка, на "Тор" приказали бы погрузить намного больше "сырья", а не только три отобранных единицы. Благо Рэйнольдсом уже занимался Сэм Роко. Фантом вполне мог в одиночку взять след беглеца, что позволило солдатам "Цербера" временно переключить приоритеты.

***

Правое крыло пустовало. Сплошь осколки стекла, перевернутая мебель и мусор, вперемешку с трупами персонала тюрьмы. Признаться, Джон ожидал встретить здесь большее сопротивление, чем парочку суицидников с заточками, прыгающих на вооруженных, бронированных солдат. Прострелив лоб вопящего преступника, лейтенант заприметил надпись на одной из стальных табличек дверей.
- "Смотритель  G.L.O.S.T., офицер Карэн Грин". Карэн? Неожиданно, - удивленно прокомментировал Нельсон.
Стингер молча переступил труп только что застреленного зэка и отворил дверь. От увиденного многих бы стошнило. И, пожалуй, в этом не было ничего зазорного.
- Пи*дец, - четко и коротко описал происходящее Нельсон, - Выглядит так словно её долго насиловали, а потом расчленили. Что это? - мужчина указал на окровавленную ладонь женщины, оставленной в развратной позе и разодранной до гола одежде.
- Прибили к столу гвоздями, скорее всего пневматическим нейлером, - медленно обходя стол со стороны, Стингер заприметил бейджик на окровавленной блузе и оторвал его, - Карэн Грин. Тяжело же тебе пришлось.

Небрежено протерев экран терминала на соседнем столе от крови, лейтенант начал просматривать файлы. Обнаружив несколько записей видеонаблюдения, Джон воспроизвёл самый поздний по времени. Звук отсутствовал, но происходящее на экране наглядно повествовало о тех самых событиях, которые привели смотрителя Карэн Грин в то "плачевное" состояние, в котором сейчас находилось её тело. Начало видео уже "дурно пахло": дверь кабинета Карэн отворяется, в него входят двое мужчин в форме охранников, судя по бурной жестикуляции женщины, разговор переходит в спор. Далее один из охранников подходит вплотную к Карэн и одним ударом дубинки грубо вырубает её. Охранник недолго возится с терминалом и вскоре покидает кабинет со своим напарником. Несколько минут спустя дверь вновь отворяется. На этот раз посетителями становятся трое  мужчин в форме заключенных. Карэн медленно приходит в себя, заметив нарушителей в своём кабинете, она хватается за кобуру, но не находит в ней пистолета. Один из зэков, жирный коренастый увалень, хватает женщину за руку и грубо бросает на стол, разрезая её блузу и юбку заточкой. Двое остальных держат её за руки. Один решает "закрепить" сопротивляющуюся руку Грин гвоздезабивным пистолетом. На этом Джон выключает запись и ещё недолго возится с терминалом, просматривая сводки и отчеты последних дней. В завершении скачивая обнаруженный реестр сотрудников на свой инструментрон из неряшливого открытого соединения к базе данных тюрьмы. 
- Мы не будем осматривать другие видео-файлы, лейтенант?
- Просмотром порно и расчленёнки займёшься после миссии в своей каюте, Нельсон. Пошли, осмотримся в соседних помещениях, - Джон указал прицелом "Палача" на одну из дверей напротив.
- Сэр! Я не занимаюсь подоб..., - пристыженный оперативник громко запротестовал, но Стингер безразлично прервал его условным знаком заткнуться.
В соседней комнате церберовцы не обнаружили ничего кроме едва разборчивых "перегавкиваний" из брошенной рации.
- Отфильтруй частоту, это могут быть заключенные, - коротко скомандовал лейтенант, пытаясь прислушаться к словам сквозь помехи.

***

Когда осмотр тюрьмы подошел к концу, отряд "Цербера" в полном составе собрался напротив вездехода. Джонатан подошел к Алану и Мейнем. Его голова была повернута в сторону девушки, которая тряслась то ли страха, то ли от холода, то ли от того и другого вместе взятого, повиснув на шее Александры. Или убийца-садист Сэмюэль Тратт и в самом деле являлся нежным цветком в этом жестоком сером мире, или у кого-то явно сбились сенсоры распознания уголовников.
- Что это за балласт, Мейнем? Где Тратт? - холодно спросил Стингер, ожидая скорейших разъяснений от оперативницы. Впрочем рапорт Александры прервался входящим звонком от Роко. Лейтенант приложил палец к коммуникатору.
- Стингер? С профессором большие проблемы.
- Он мёртв?

+3

13

- Надеюсь, еще нет, - хмурый голос оперативника полностью выдавал его скептицизм относительно судьбы Рэйнольдса. - Мне удалось отыскать только профессорскую жену, сам же ученый захвачен толпой ублюдков, засевших в мэрии. Нам  будет нужен план. Пока же разведаю обстановку.
Выслушав ответ, Сэм отключился и зашагал вниз по лестнице. Гортензия спешила за ним, едва слышно всхлипывая. Роко еще не придумал, где найти для неё безопасное убежище до прибытия других церберовцев, кажется, таких в Нью-Лутоне не осталось. Но и эту проблему он постарается решить.

До центра города путь был не близкий, но Роко сомневался, что им легко удастся раздобыть какой-либо транспорт. Пока по дороге убийца заметил лишь пару горящих аэрокаров и разбитый грузовичок торговца фруктами. Совсем не то, что ему хотелось бы найти. Сэм петлял по улицам под проливным дождем, стараясь избегать мест, где, по его мнению, была велика вероятность столкнуться с бежавшими из G.L.O.S.T. преступниками или мародерами. Не то, чтобы он был не уверен в собственных силах, но и прекрасно понимал: против толпы даже самому лучшему бойцу не выстоять. Опрокинут, задавят числом, изувечат и выпотрошат, как вон того полицейского на мостовой, пытающегося запихнуть свои внутренности обратно в чрево.
Как заправский мясник поработал, - Сэм равнодушно отвернулся, не обращая внимания на судорожно вцепившуюся в него миссис Рэйнольдс. Наверняка она не привыкла видеть воочию  мучительную смерть  живого разумного существа, но хотя бы женщина не пыталась закричать.
- Мистер... вы так и не представились. Разве мы не должны помочь этому несчастному? Он же еще жив, дышит. Нельзя его бросить просто так, на улице, - Роко показалось, или в голосе дамочки зазвучали требовательные нотки?
- Я не врач и, тем более, не хирург, мэм. Можете позвонить в службу спасения, - холодно ответил  лейтенант, сделал шаг и почувствовал, как рука миссис Рэйнольд выпустила его локоть.
- Вы очень жестоки!
Идиотка безмозглая!
А женщина, то ли обиженная его язвительным выпадом, то ли в порыве сострадания, и правда побежала к умирающему. Сэму ничего не стоило бросить её здесь вместе с этим полутрупом, но дамочка могла послужить дополнительным козырем, если профессор откажется работать на "Цербер", и убийца это понимал. Хорошо бы заручиться её поддержкой и заслужить лояльность.
Продолжая наблюдать за улицей, Роко двинулся вслед за Гортензией, вынимая из-под плаща дробовик. Задержка ему определенно не нравилась, да и слишком здесь тихо. Куда подевался тот, кто изувечил полицейского, обрекая служителя закона на долгую и страшную смерть?
- Боже мой! Вы видите это? Ему... будто специально разрезали живот и вырвали часть внутренностей! Это.. чудовищно!
- Вы медик, мэм? - Сэм слегка приподнял бровь.
- Я начинала учиться на врача, но потом... Не важно! Я могу ввести ему панацелин и обезболивающие, он не будет так мучиться. Какой ужас! Даже в больнице они бы ничего не смогли...
Умирающий что-то невнятно прохрипел, и Роко наклонился к нему. Чем черт не шутит, информация копа могла оказаться полезной. Миссис Рэйнольд принялась копаться в сумочке, извлекая дозатор.

- Сострадание. Прелестно, мило, восхитительно, но так дело не пойдет. Вы чуть не испортили мой ужин своими дрянными микстурами!
Удивляться Сэму доводилось не часто. За время пребывания в психиатрической больнице на Цитадели он всяких сумасшедших успел повидать, а с некоторыми даже познакомиться, но внешний облик существа, появившегося всего в десяти метрах от оперативника, настолько контрастировал с произнесенными словами и писклявым, истеричным голоском, что Роко поневоле уставился на двухметровую махину, пытаясь увязать одно с другим.
Размерами неизвестный больше напоминал крогана, нежели человека: огромные, мускулистые руки и ноги, очень широкая грудная клетка и выпирающий живот, покрытые уродливыми шрамами; на казавшейся неповоротливой толстой шее сидела неправдоподобно маленькая полулысая голова. Сэм никогда не жаловался на свое телосложение, но сейчас в полной мере ощутил себя карликом. На чудище не было ничего, кроме короткой кожаной жилетки, цветастых шорт и резиновых пляжных шлепок. Довершал картину устрашающего вида тесак, который незнакомец сжимал в волосатой лапище.
- Вы такие милые, - снова запищал монстр. - Хотите, поужинаем вместе? Приглашаю вас на барбекю.
- Он собирается его съесть? - похоже, миссис Рэйнольдс была поражена куда больше опытного  убийцы.
- Как невежливо говорить о присутствующих в третьем лице! Но вы женщина, и я вас прощаю, если обещаете соблюдать правила этикета за столом.
- Извини, у нас другие планы на вечер, - Роко выстрелил практически в упор из дробовика в пузо монстра, но тот даже не пошатнулся, а двинулся вперед, не обращая внимания на расползающуюся кровавую рану на брюхе.
- Вы тоже знаете толк в еде, как и кулинар Рэнди? Некоторые глупцы считают, что дичь не должна чувствовать страха...
Сэм врезался в тушу биотическим зарядом, надеясь на доли секунды оглушить чудище и успеть вогнать в него меч, но с большим успехом можно было пытаться протаранить скалу, а "кулинар Рэнди" с неожиданным для его туши проворством, отшвырнул от себя Роко, будто ненужный хлам, а затем отправил полуоглушенного убийцу в еще один полет, на этот раз с помощью биотики. Сэм рухнул лицом в грязную, пропитанную кровью жижу. Жалобно мяукнул в кармане придавленный кот.
- перед смертью, - продолжил монстр, как ни в чем не бывало. - Иначе её мясо становится жестким и непригодным к употреблению. Я же считаю, что только истинный ужас способен придать сладость трапезе. Скажи, ведь ты же боишься? - монстр протянул лапу к Гортензии и  погладил оцепеневшую женщину по щеке. - У тебя холодеют руки и ноги, кровь приливает только к самым важным органам, и они будут сочнее и слаще, чем ляжки самой жирной негритянки-колонистки.
- А так тебе нравится, ублюдок писклявый?
Поднимаясь с мостовой, Сэм увидел, как женщина активирует инструментрон под глумливый хохот чудища, как слабый электрический разряд охватывает огромное тело, парализуя монстра и заставляя на секунду замолчать, а миссис Рэйнольдс вскакивает на ноги и бежит. Перегрузка? Сеть? В любом случае, этим следовало воспользоваться. Роко выхватил нинзято, стараясь сконцентрировать максимум биотической энергии. Секунда, другая, третья, хотя убийце казалось, будто прошла целая вечность. Он должен успеть! Сэм взмахнул мечом, выпуская волну темной энергии, режущим вихрем прокатившуюся по улице и превратившую изувеченное тело полицейского в ошметки. Охваченная электрическим импульсом туша монстра содрогнулась и грузно опустилась на мостовую бесформенным кровавым месивом, изуродованная техническим взрывом и биотическим разрезом. Роко глубоко вздохнул и огляделся по сторонам. Кажется, миссис Рэйнольдс он упустил. Или нет?

Убийца заметил Гортензию, робко выглядывающую из-за угла, и  поманил её рукой. Помедлив с секунду, женщина решительно направилась к нему.
- А вы, оказывается, умеете пользоваться боевым инструментроном, - кивнул Сэм полуутвердительно-полуодобрительно. - Вовремя вы его ударили.
- Без вас мне не выбраться из Нью-Лутона и не спасти мужа, - плечи Рэйнольдс подрагивали, но она изо всех сил старалась выглядеть спокойной.
- Логично, - Роко вторично кивнул и двинулся вдоль по улице. Вскоре его внимание привлекли двое мужчин, судя по одежде, беглых заключенных, пытающихся выломать дверь небольшой аптеки.
- Я сейчас. Их одежда может нам пригодится, чтобы проникнуть в мэрию.
Убийца поднял дробовик и вразвалочку направился к грабителям. Какого-либо оружия в их руках, кроме подобранной где-то арматуры, он не заметил, и серьезного сопротивления не опасался.
- Добрый вечер, джентльмены. Неловко вас беспокоить, но мне приглянулись ваши замечательные костюмы. Потому раздевайтесь, и без глупостей, - Сэм выразительно наставил на мужчин дробовик.
- Какого хрена, чувак? Что тебе нужно? - в недоумении один из заключенных поднял руки, но выполнять требование убийцы не спешил.
- Что нужно, уже сказал. И я не люблю ждать, - Роко выстрелил в замок двери, над которой только что усердно трудились хулиганы. - Я даже помогу вам попасть в эту аптеку. Обмен честный.
- Не знаю, зачем тебе это, но ты большой оригинал, - больше не споря, грабители принялись стаскивать с себя тюремную форму. 
- Собери, - приказал убийца Рэйнольдс. - Трусы и ботинки можете оставить себе на память.
- И на том спасибо, - оставшиеся в одном нижнем белье мужчины распахнули более не заблокированную дверь и устремились к полкам с лекарствами. Роко усмехнулся, надеясь, что найденных препаратов им хватит очень надолго.

- И что теперь? У вас есть план? - уже совсем стемнело, по встревоженному лицу миссис Рэйнольдс струились капли дождя.
- Теперь мы отыщем высотное здание с хорошим видом на мэрию и кое-кого подождем.
- Думаю, "Отель Плаза" нам отлично подойдет.
В глазах Сэма мелькнуло уважение.

+2

14

Джонатан, Александра

После разговора с Сэмом и принятия решения, как вам поступить с "балластом", вы видите, что во двор входит довольно большая (человек двадцать) группа заключенных. Некоторые из них вооружены, на некоторых видны полицейские бронежилеты. Зачем они сюда вернулись? Судя по удивленным лицам, эти люди не ожидали встретить здесь вас. Среди них вы можете заметить несколько объектов, интересующих "Цербер" (их внешность и преступления можете описать сами). Так же Стингер может узнать одного из насильников, надругавшихся над смотрительницей тюрьмы. Если сразу же не откроете по заключенным огонь, может завязаться весьма занимательный диалог.

Вперед выходит очень суровая, мужеподобная дама со штурмовой винтовкой. Ростом она повыше Стингера сантиметров на десять и наверняка больше весит. Маленькие черные глазки на одутловатом лице светятся злобой, жидкие крашенные в рыжий цвет волосенки висят мокрыми, неряшливыми прядями.
- Фу-ты, ну-ты, а вы еще кто такие? Каким ветром к нам занесло таких красивых дяденек и тетенек? И вездеход у них самый настоящий есть, и броня. Может эти пижоны нам расскажут, как отсюда выбраться, а парни? Ты, тощий, хочешь побазарить или тебя сразу пристрелить?
Сзади к грубоватой дамочке подходит другой заключенный, что-то шепчет на ухо.
- Ого, террористы говоришь? Целая организация? Цербер? Тогда точно будут нашим средством передвижения, да, придурки?

Дальнейшие события могут развиваться по-разному, в зависимости от ваших решений.

Вариант 1.

Вы можете открыть огонь, не вступая в переговоры, тогда схватка выйдет не самой простой, так как среди преступников окажется несколько биотиков (в том числе и дама-предводительница, она штурмовик). Оставите ли вы кого-то в живых - решать только вам.

Вариант 2.

Вы можете вступить в переговоры и выяснить, что в городе творится полный беспредел. Одна, довольно большая группа заключенных и несколько охранников засели в мэрии. Краем уха кто-то слышал, что Том Харди, надзиратель, отличавшийся особой жестокостью, собирается каким-то образом вынудить Альянс поторопиться с эвакуацией.

Второй отряд беглецов во главе с неким Финном Марсом, бывшим военным, штурмует сейчас полицейский участок, намереваясь расправиться с несколькими продажными законниками.

Не желающие принимать участия ни в том, ни в другом заключенные вернулись во главе с Большой Мэгги в тюрьму. Они собирались выждать время, подумать. Возможно, изобразить невинных овечек, если в Нью-Лутон прибудут вооруженные до зубов отряды Альянса для наведения порядка.
Большая Мэгги (та самая неопрятная тетка) будет постоянно встревать в разговор, хамя и хорохорясь. Возможно, разумнее будет выбрать удачный момент и её пристрелить. Тогда переговоры пройдут намного легче.
Можете описать какое-то свое развитие событий, исходя из заданной ситуации.

Независимо от принятого решения, в какой-то момент Стингер получит сообщение от Роко.

Нахожусь на тридцать пятом этаже "Отеля Плаза", наблюдаю за зданием мэрии. У обоих подъездов и черного хода много вооруженных заключенных. Все время прибывают новые, проходят внутрь, как я и предполагал. Добыл две тюремных формы. Можно будет изобразить беглецов и проникнуть в здание. Что творится в кабинетах - не видно, слишком далеко, нет оптики. Необходима помощь. Вы закончили работу в G.L.O.S.T.?

Для дальнейшей корректировки ваших действий обращайтесь к ГМ-у в личку.
В зависимости от того, перебили ли вы преступников возле тюрьмы, договорились с ними (возможно, даже решили использовать их для освобождения профессора), будут и дополнения по  вводной. 

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Очередность: Джонтан Стингер, Александра Мейнем, ГМ.

0

15

Согласовано с Alexandra Meinem.

Скептицизм в ответе Роко по поводу жизни Рэйнольдса звучал даже как-то оптимистичнее, чем скупое «ясно» от Стингера.
- Это заключенные из G.L.O.S.T., их выпустили на волю сотрудники тюрьмы. Я нашел видеозапись, на которой охранники содействуют убийству смотрителя. Все потенциальные «цели», скорее всего, находятся там. Направляемся в мэрию. Я дам знать, когда мы будем на месте. Конец связи.
Нельсон, стоявший всё это время как оловянный солдатик, нервно заёрзал винтовкой, то ли от упоминания садисткой видеозаписи, то ли от того, что лейтенанта по-прежнему не смущала поимка моральных уродов. Он покинул Альянс и вступил в «Цербер» для того чтобы защищать человечество, того же он ожидал и от своих соратников. Ему претила сама мысль в перспективе сражаться рядом с социальными отбросами из G.L.O.S.T., которые беспокоились лишь о собственной грязной шкуре. Но у «Цербера» были другие представления об использовании «человеческих ресурсов» и Стингер не собирался их оспаривать. Убрав палец от коммуникатора, лейтенант вернулся к Александре. Два синих окуляра его маски безжизненно «смотрели» в её сторону, ожидая объяснение по поводу ранее упомянутого «балласта».

- Сэр. Тратт оказался неспособным к сотрудничеству. А мисс по нашему мнению - Александра оглянулась на своего напарника, с которым не первый раз работала и знала, что он обычно вообще молчалив и уж точно не станет оспаривать её слов, даже если не особенно согласен с ними - обладает потенциалом и была готова сотрудничать. Если вы согласитесь, лейтенант.- без особенных эмоций закончила девушка, - "Я сделала всё что могла, убьют так убьют, она мне не сестра."
- В самом деле? – скептично протянул лейтенант, делая пару шагов навстречу спасенной женщине и оценочно осматривая её, словно, деталь на радио-рынке, - Единственный «потенциал», который я успел рассмотреть в ней за эту пару минут – так это неспособность самостоятельно стоять на ногах, - возможно, это было жестоко: в лоб констатировать факты вслух, но именно Стингеру предстояло отвечать за будущих «солдат», привезённых в «Цербер». А он ненавидел выполнять свою работу некачественно, тем более, выполнять её некачественно из-за других. Со стороны выглядело так, словно, он скорее скомандует оставить девушку здесь, хотя милостивее было бы пристрелить её сразу на месте, но на деле всё оказалось иначе.
- Будем считать, что я преждевременно ошибаюсь и эта женщина, действительно, отличается от тех гражданских, кого мы уже видели на улицах, - весьма прохладно продолжил Стингер, непрозрачно намекая на то, что они делают несправедливое исключение для неспособной девицы, в то время, как город и так полон страданиями невиновных людей, - Напоминаю, что мы здесь не для спасения мирного населения, даже если бы мы хотели - всех спасти мы не сможем. Нам дали задание, которое не учитывает наше собственное мнение или моральные принципы. Есть только работа, которая должна быть выполнена. Если что-то или кто-то мешает нам делать её, - Джон повернул голову в сторону Александры, - вы, ведь помните что делать?
- Мы помним, лейтенант, - утвердительно промолвил напарник Мейнем, частично заслоняя оперативницу своей спиной.
- Хорошо, - Стингер удовлетворительно кивнул и отошел от спасенной женщины, - направляемся в мэрию.

- Фу-ты, ну-ты, а вы еще кто такие? Каким ветром к нам занесло таких красивых дяденек и тетенек? И вездеход у них самый настоящий есть, и броня. Может эти пижоны нам расскажут, как отсюда выбраться, а парни? Ты, тощий, хочешь побазарить или тебя сразу пристрелить?
Нечто огромное и визгливое, примечательно женского пола, с трудом «вкатилось» во двор тюрьмы, даже с учетом столь обширной дыры в заборе. Джон с интересом наклонил голову на бок, слегка приподняв «Хищник», а затем вновь опустив. Он дал легкий знак Нельсону и тот активировал инструментрон.
- Эй, что ты там шаманишь, недоносок? Я тебе ещё не разрешала пользоваться игрушками, - злобно прошипела жирная баба, после чего пару раз шмальнула из пистолета, - Ахаха, не попала. Ну-ка, попробую ещё раз, - довольно похрюкивая, зэчка снова начала прицеливаться.
Выстрелы из пистолета встретились с кинетическим щитом Стингера, но тот даже не думал сдвинуться с места. 
- Посмотрите на них, так испугались, что говорить разучились? Может вы ещё и в штаны насрали, церберята? – продолжала издеваться зэчка, стреляя без разбора и не особо пытаюсь попасть по кому-то.
- Пф-у, не хочу хофдить в обосфаной бфоне, Мэг, - беззубый зэк рядом улыбнулся во все свои «минус тридцать два», за что получил от «мамочки» внушительный подзатыльник.
- Большая Мэгги, дурень, сколько раз тебе повторять?!
Пока заключенные ехидствовали и самодовольно посмеивались, случилось то, что в одну секунду заставило их довольные рыла помрачнеть в озадаченном, как бы они сами выразились, «нежданчике»: звук разворачивающейся пушки на башне «МАКО».
- Ускоритель массы 155 мм калибра, при прямом попадании в Прайма гетов превращает последнего в хлам, непригодный к переработке. Побазарим или мне вас сразу пристрелить? – Джон показательно опустил винтовку, нарочно демонстрируя превосходство «Цербера» в данной ситуации.
- Тфою мать… Мэг! Гофорить, мы готофы, гофорить! – запаниковал хиляк, и по шуму в толпе, можно было предположить, что остальные тоже поддерживают его идею.
Нельсон, управляющий «МАКО» через удаленный интерфейс, довольно ухмыльнулся. Если бы не вооруженный БТР рядом, переговоры прошли, наверняка, не так гладко, как хотелось бы. 
- Чертовы трусы! Здесь я всё решаю! – надувшись как рыба-ёж, рыжая баба покрылась тёмными сгустками нулевого элемента и одной левой впечатала шепелявящего зэка в землю, переломав тому шею.
По реакции толпы было заметно, что многие не одобрили подобный поступок толстухи, но были слишком напуганы для того чтобы противопоставить ей что-то.
« - Биотик?» - признаться, Джон удивился. Этот рыжий гибрид человека и самки крогана был опасен. От неё нужно было избавиться как можно скорее, пока это не вылилось для «Цербера» в неприятности.
- Не хотите по-хорошему, тогда я размажу вас вместе с вашей пукалкой, псы, - вновь сконцентрировавшись, Большая Мэгги выпустила мощную биотическую волну, которая даже пошатнула «МАКО», но не перевернула его.
« - Они ведут себя, как стая дворовых собак – прирежь суку и остальные разбегутся по норам, трусливо поскуливая»
Стингер быстро поднял руку и сгусток крио-жидкости выстрелил из инструментрона, превращая огромную бошку Мэгги в замороженный кусок льда. Толстуха затопала как раненный медведь и начала колотить руками по слою льда, который постепенно трескался. Отряд «Цербера» сейчас мог спокойно перестрелять заключенных, но, всё же, это было бы расточительством, учитывая рапорт Роко. В конце концов, зачем убивать, если можно использовать?
- У меня есть для вас два предложения. Первое: я отдаю приказ на расстрел, второе: желающие получить билет с этой планеты, помогают нам разобраться с вашими дружками в мэрии. Тех, кого всё устраивает, можете возвращаться в тюрьму, но знайте, что помощи от Альянса не будет, жизнь преступных отбросов не представляет для них особой ценности, - лейтенант поднял винтовку, готовясь в любой момент открыть огонь. Его хрипловатый голос сквозь электронные помехи передатчика звучал совершенно равнодушным.
Кто-то из толпы, вернее, тот самый зэк, который фигурировал на видео с убийством смотрителя Грин, сделал шаг вперёд:
- Мы согласны помочь, опустите пушки.
- Докажите. Убейте её, - Джон указал винтовкой в сторону Большой Мэгги.
Заключенный немного замешкался, но после переглядываний со своими дружками, которые скрепили решение безмолвными одобрительными кивками, воткнул нож толстухе в спину. Но рыжую тварь это лишь больше разгневало: затопав, как гиппопотам, она отбросила атаковавшего зэка и тех, что метнулись ей на помощь. Цели, которые представляли интерес для «Цербера», по-прежнему, безучастно стояли в стороне, словно, наслаждаясь развернувшимся зрелищем. Когда лёд на лице Мэгги почти раскололся, Джон разочарованно покачал головой и отдал приказ остальным оперативникам:
- Мейнем, Алан, огонь по бесполезным.

***

Закончив с расстрелом «мусора», лейтенант обратился к выжившим, которые охотно выложили всё, что знают о произошедшем в тюрьме и происходящим в мэрии. Все они были осуждёнными наёмниками, в понятии Джонатана – деловыми людьми, которые работают за деньги. С такими иметь дело куда проще, чем с насильниками, маньяками и прочим криминальным сбродом. К тому же, из них вышли бы хорошие солдаты… если, конечно, их жизнь не оборвётся раньше проведения операции.
На поступившее сообщение от Роко, Стингер ответил следующее:

Удалось завербовать несколько заключенных. Они могут помочь нам с проникновением., Вышли координаты местонахождения, направляемся к тебе.


офф

Прибытие к мэрии оставил Александре.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

16

- Что это за балласт, Мейнем? Где Тратт? - лейтенант требовал доклада, и оперативница Мейнем вполне была к этому готова, вытянувшись перед офицером.
- Сэр. Тратт оказался неспособным к сотрудничеству. А мисс по нашему мнению, - Александра оглянулась на своего напарника, с которым не первый раз работала и знала, что он обычно вообще молчалив и уж точно не станет оспаривать её слов, даже если не особенно согласен с ними - обладает потенциалом и была готова сотрудничать. Если вы согласитесь, лейтенант. - без особенных эмоций закончила девушка, - "Я сделала всё что могла, убьют так убьют, она мне не сестра. Тем более я сказала почти что всю правду и приняла правильное решение."
- В самом деле? - Стингер, похоже, имел своё иное мнение, и в какой-то момент Александра даже по-настоящему испугалась, что сейчас могут последовать какие-нибудь санкции за "самодеятельность", - Единственный «потенциал», который я успел рассмотреть в ней за эту пару минут – так это неспособность самостоятельно стоять на ногах. Будем считать, что я преждевременно ошибаюсь и эта женщина, действительно, отличается от тех гражданских, кого мы уже видели на улицах. - "Разница в том, что она нам подсказала, где остальные." - однако судя по следующим словам лейтенанта он всё-таки был готов сделать единственное исключение.
Алекса наконец с облегчением выдохнула. "Я и не собиралась быть матерью Терезой и спасать всех встречных, просто будем считать, что кому-то одному повезло. Должна же быть надежда в такое время?"
- Личные вопросы дома обсудим... и спасибо. - отключив интерком, благодарно сказала девушка своему товарищу, который во многом прикрыл её перед начальником. "И почему так сложно просто быть хорошей и доброй хотя бы иногда?" - задумалась блондинка.
А пока они беседовали, во дворе появились и ещё гости: целая толпа заключённых, ведомых какой-то сумасшедшей. За переговоры взялся Стингер, и проводил он их мастерски: даже не дрогнул под двумя выстрелами пистолета. Александра прониклась уважением к своему командиру: кроме того, что он проявил понимание к её поступку с невинной жертвой, сейчас же, когда было необходимо, командир демонстрировал разобщённым противникам железную волю, и это принесло плоды: преступники начали драться между собой, и, видя удобный момент, лейтенант отдал приказ об атаке:
- Мейнем, Алан, огонь по бесполезным.
Оба солдата синхронно выхватили снайперскую винтовку и пистолет-пулемёт соответственно, и открыли огонь на поражение. Александра сперва целилась в эту "Мэгги", всаживая в неё пулю за пулей из своего скорострельного Хищника, а затем переключилась на остальных, решив, что дамочке уже хватит - от снайперской винтовки бронежилет её явно не защитит. Преступники явно не были к этому готовы, особенно учитывая уже начавшийся среди них бой друг с другом, и запоздали с ответными выстрелами, однако через пару секунд всё-таки поняли в чём дело и открыли огонь: Александре пришлось резко броситься в сторону, одновременно падая на землю и используя своё умение "оборона", чтобы не быть такой большой и уязвимой целью, в то время как Алан бросил дымовую гранату, скрывая их обоих от глаз противников и давая возможность восстановить щиты.
"Я убила Мэгги и ещё двоих или троих," - мысленно оценила девушка нанесённые противнику потери - что касается эффективности стрельбы её напарника из "Шершня" - если он попадал в противников в бронежилетах, то, скорее всего, лишь ранил их.
- Приготовься. - мститель успела подняться только на одно колено и перезарядить свою винтовку, когда из дыма прямо на неё вылетел заключенный в бронежилете и с занесённым над головой пожарным топором. Мейнем едва успела сделать ещё один перекат влево, уворачиваясь от удара, и вскинув руку выстрелила в противника "баллистическими клинками" - на такой небольшой дистанции это было смертельно - несколько лезвий пробили грудь заключённого навылет.
К появлению следующего противника, решившего пойти врукопашную, Алекса уже была готова: не успел он появиться, как встречный оглушающий выстрел отбросил заключенного обратно в дымзавесу, а учитывая отсутствие защитных костюмов, скорее всего он был уже мёртв или, по меньшей мере, выведен из строя после такого удара.
Ещё двое попытались атаковать напарника Мейнем, но вооруженный скорострельным пистолетом-пулемётом штурмовик буквально изрешетил их на небольшой дистанции. В стороне от парочки выстрелы остальных бойцов, сопровождавших лейтенанта Стингера, тоже замолкли: вероятно бой и с остальными заключенными окончился, и, соблюдая осторожность и держа оружие на готове, Александра и Алан подошли к своим: они без проблем уложили ещё нескольких противников, а остальные - "полезные" держали руки за головой, не желая погибать со своими товарищами.
Допрос осуществлял сам Джонатан, а затем, на всякий случай заковав "завербованных" в наручники, "Церберы" отправились к их следующей цели: в мэрию. В салоне МАКО на этот раз было гораздо теснее, а обзора, как и прежде, совсем не было, но приходилось с этим мириться - тем более путь им предстоял не такой уж далёкий. Водитель припарковал транспортёр вне зоны видимости тюрьмы, и отряд высадился наружу - а двое бойцов остались охранять саму машину и "завербованных".
По всей видимости, лучшим способом было бы отправить внутрь пару переодетых бойцов под видом заключённых, чтобы найти этого профессора и помочь остальным его вытащить. Хороший план, а у них в отряде как раз был агент, который специализировался именно на работе под прикрытием. Вернее, это была агентесса.
- Я могу пойти. У меня в таких делах больше опыта, чем у любого из вас. К тому же девушкам больше доверяют.
- Тебе не подойдёт по размеру. - парировал кто-то из отряда, но и на это у Мейнем уже приготовлен ответ.
- А её одежда на что? - Алекса кивнула на спасённую ею в тюрьме девушку. "Говорила же, что она нам ещё пригодится."

+3

17

Акира, Майя

Что же, вы расправились с бандитами, осталось только привести в чувство и допросить выжившего. Вначале говорить он отказывается и грозится убить "проклятых шлюх", а также произносит много других мало интересных, но матерных слов. Придется Акире заняться им всерьез (подробности и присутствие при этом Майи ГМ оставляет на вашей совести).

Выясняется, что пожилой мадам эту робу отдал какой-то заключенный, так как сама миссис Стивенс так торопилась покинуть G.L.O.S.T. , что оделась совсем не по погоде, а мужчина уже успел раздеть какого-то прохожего. Куда он мог пойти дальше? Возможно, к мэрии, туда стягиваются многие заключенные во главе с охранником Томом Харди, а может просто шастает по городу. Где искать добычу? Самое вероятное - проверить район, где в последний раз видели вашего клиента, и мэрию. Тем более это по дороге.

Пресекать ли  безобразия, встреченные вами по пути, расправляться ли с одиночками, - дело ваше. Но одна картина особенно привлекает ваше внимание. Возле здания с вывеской аптеки под дождем танцует молодая женщина. Кроме туфель и белой шапочки на ней нет ничего. На груди и бедрах видны жутковатого вида гематомы, а присмотревшись, вы понимаете, что у несчастной отсутствует один сосок, а по животу стекает кровь. На пороге аптеки сидят двое тоже совершенно голых ублюдков и, похоже,  вас не замечают. Если не застрелите их сразу, а подойдете ближе, то они, наконец-то, увидят, что здесь находится кто-то еще.
- Проваливай, синяя, пока я добрый, кальмары не в моем вкусе! - остекленевшие глаза мужчины, слюна на подбородке явно говорят о том, что он пребывает в состоянии глубокого наркотического опьянения, ему даже наплевать на оружие в ваших руках. - А ты, мелкая, раздевайся, ща...
Человек пытается приподняться и падает носом в лужу. Его рвет. Взгляд его товарища совершенно бессмыслен, он что-то  мычит,  поднимается на ноги и идет к танцующей женщине.

Вы можете расправиться с этими наркоманами-извращенцами, а можете пройти мимо. Если зададите несколько вопросов женщине, то узнаете, что как только начались беспорядки, они вместе с напарницей заперли аптеку и спрятались в складском помещении, но потом кто-то выбил выстрелом нехитрый замок, и внутрь ворвались эти уроды в нижнем белье. Её напарница попыталась сопротивляться, и её забили насмерть, с оставшейся в живых жертвой бандиты вытворяли ужасные вещи, при этом опустошая полки с лекарствами...
Как поступить с изнасилованной и измученной аптекаршей - решать только вам, так же, как будете ли вы обыскивать район или сразу направитесь к мэрии, но если сначала, как и Сэм, выберете для обзора высотное здание, а точнее тот же отель, то сможете заметить подъехавший к нему МАКО и людей в броне "Цербера".

Все вопросы можно задать в ЛС гейм-мастеру или в технической теме. Для Сэма, Стингера и Александры пост появится чуть позже.

+3

18

Свернутый текст

По согласованию с АМС, выкладываю часть поста после черты без согласования с Майей Джонс, ввиду долгого ожидания ответа.

Девушка вблизи оказалась довольно симпатичной. Более того, если причесать её, отмыть, одеть в приличную или, хотя бы, чистую одежду, то, наверняка, даже красивой. Взгляд азари вновь упёрся в поднимающуюся при дыхании грудь. Пальцы как-то сами собой двинулись и аккуратно убрали прядь волос с лица Майи. Акира попыталась ободряюще улыбнуться ей, чтобы вселить в журналистку надежды и спокойствия. В конце концов, всё было не так уж и плохо. «Бывало и хуже,» - эта ободряющая мысль часто помогала охотнице успокаиваться и собираться с мыслями.
- Если бы ты хотела спокойствия, - пример пришёл в голову сам собой. – вела бы колонку о выступлениях элкорского театра. Но ты же здесь, как и я.
От одного человеческого наёмника Акира слышала мысль о том, что женщины должна сидеть дома, готовить, ждать мужей и нянчить детей. Вероятно, в глазах азари он прочитал некую готовность привести неоспоримые аргументы, доказывающие иную точку зрения, потому что тут же добавил: «Человеческие!». Тогда Акира не стала с ним спорить, более того, иногда она была согласна с такой точкой зрения. Однако, имелись в её кругу и такие знакомые, которых было невозможно запереть на скучной кухне.
Вопрос о том, к какой категории стоило относить Майю, оставался открытым. Фантазия СпеКТР’а живо нарисовала квартиру на Цитадели, в которой на кухне заправляет эта миловидная барышня. «Фи!» - с такой партнершей азари быстро стало бы скучно. Сама она не была домоседкой и, пусть и получала, порой, удовольствие от праздного возлежания на диване, слишком долго этому занятию предаваться не могла. Космос и вечная охота звали её к себе, в закоулки Пространства Цитадели, глубинки Траверса и трущобы Термина. Как ни крути, главным врагом способных прожить тысячелетия оставалась скука.
Новости, рассказанные девушкой, также не канули в пустоту. Нет, не то, чтобы она ожидала, что эвакуация людей пройдет организованно, без суеты и паники, не так уж и редко приходилось смотреть на людей в экстремальных ситуациях, но «взрыв» позволил предположить другое. «Взрывы – это батарианцы,» - это не было чудом дедукции, но четырёхглазые прочно утвердились в памяти СпеКТР’а, как работорговцы и террористы, не способные ни на что большее. – «Стоит ли заглянуть в доки?»
Ответ на этот вопрос пришлось отложить до лучших времен. На кухне Акиру ждал дуралей, способный пролить ещё толику света на информацию о местоположении цели. «Главное, чтобы эта журналистка его не убила,» - вероятность такого поворота тоже нельзя было исключать. – «Будем надеяться, что она не такая кровожадная, как я.»
Быстрый топот, который, по звуку никак не мог принадлежать дурному громиле, возвестил о приближении Майи. «Живая,» - сделал вывод охотница. – «Уже не плохо». Судя по тому, что никаких других звуков слышно не было, Джонни от преследования журналистки по неизвестным причинам отказался. «Ладно, сейчас всё выясним,» - на всякий случай, Акира поудобнее перехватила винтовку. С «Чёрной Вдовой» в руках чувство спокойствия становилось более весомым.
- Там еще один. Он в отключке... кажется, - Т’Карро усмехнулась и направилась на кухню, где, несмотря ни на что, всё ещё пахло палёным мясом. Ноздри втянули в себя приятный аромат, не беспокоясь, что такое поведение могло бы показаться журналистке странным.
- Был бы живой, - кивнула СпеКТР. – Остальное поправимо.
Руки у девчонки дрожали и Акира думала о том, чтобы как-то поднять её боевой дух, успокоить. Но улыбка здесь вряд ли бы помогла – в крови бушевал адреналин, даже глаза горели охотничьим азартом. Вряд ли оскал хищницы слишком успокоил бы напуганную случайной стычкой журналистку. Объятия, может быть, и подошли бы лучше, но светло-синие руки были заняты винтовкой.
Женщина шагала неспешно, устойчиво фиксируясь на каждом шаге. Масло под ногами заставило ногу скользнуть, но перенести весь вес на эту ногу женщина ещё не успела. Чуть замедлившись, она упёрлась ещё устойчивее и сделала шаг дальше. Расслабилась Акира только в тот момент, когда увидела торчащую из под холодильника гигантскую ногу, явно принадлежавшую Джонни. Тогда, всё ещё стараясь не упасть на скользком полу, женщина значительно быстрее прошла к прикованному холодильником к полу экс-заключенному.
Судя по вздымающемуся брюху, выродок был ещё жив. Однако, в закрытых его глазах сознания не виднелось, как выяснила СпеКТР, перегнувшись через холодильник. Изо рта ублюдка текла слюна, от чего он становился похож на огромного уродливого ребёнка. Никакого материнского инстинкта он у женщины не вызывал, поэтому синекожая спокойно наступила сначала на бытовую технику, а затем и на открытую ладонь. Ей нужно было подобраться к плите, комфорки которой покрывали пригоревшие следы живой плоти замученной здесь девушки. Никаких ножей или полотенец она при очистке нагревательного элемента не использовала, брезгливость к подобным следам собственных развлечений была чужда женщине. Подготовленную комфорку заняла пустая сковорода. Включаться с первого раза рухлядь, считавшаяся здесь плитой, отказалась, но двумя пинками ноги по железу и ударом кулака по самому нагревательному элементу, СпеКТР сумела её включить.
Приготовившись таким образом к диалогу с Джонни, женщина обернулась к вошедшей на кухню Майе:
- Ты отлично готовишь! – азари убрала за спину винтовку и облокотилась на столешницу. – И порции большие.
Она прищурила глаза в неприлично доброй для таких обстоятельств усмешке. Ей нужно было немного времени, чтобы нагрелась сковородка, а потому откладывать диалог с валяющимся на полу дегенератом не имело смысла. Привычным движением женщина достала небольшую ампулу и свинтила крышку. Едкий запах аммиака наполнил комнату, смешиваясь с ароматом перегоревшей плоти. Не мудрствуя слишком долго, азари поднесла жидкость к ноздрям ублюдка и вновь вернулась в исходное состояние.
Синекожая выглядело расслаблено, оружие, пусть и готовое к бою было собрано за спиной и на боках. Руки были свободны. Однако, инструметрон в любой момент был готов сжечь урода, а недремлющие гены азари по первой прихоии Акиры больно стукнули бы Джонни головой о пол, посмей он рассердить СпеКТР’а. Внимательные глаза смотрели на отродье рода человеческого с брезгливой насмешкой.
Он всё-таки очнулся. Глупые глаза увидели мир, старую кухню и синекожую охотницу пристрелившую его мать и брата.
- А ну, отпусти меня ксеносука! – заорал он, видимо вспомнив свои счёты к СпеКТР’у. – Я вырву твои е*ые щупальца и засуну тебе их в жопу! Шлюха! Мразь!...
Он махал единственной свободной рукой, пытаясь дотянуться до ног Акиры, но женщина стояла слишком далеко и все его усилия были тщетны. Синекожая, в ответ на оскорбления только улыбнулась, как умеют только азари, с безграничным пониманием вселенских масштабов, выразила глазами великодушнейшее сочувствие. В то же время, ладонью она вытащила пистолет и зажала курок, пытаясь поймать очередью огромную лапу своей жертвы.
- Аааааа! – Джонни поистине взревел, как настоящее чудовище. – Б*дь!
В его ладонь пришлось пять-шесть выстрелов, и тот прижал её ко рту, пытаясь по-животному зализать раны. Азари не изменила ни выражения лица, ни взгляда, любуясь стекающей по лицу преступника кровью. Покосившись на завороженную происходящим Майю, она села на колени рядом с головой страдающей жертвы и улыбнулась шире.
- Нужно быть вежливее со старшими, Джонни, - пальцы Т’Карро нащупали какую-то тряпку, лежащую на полу. – Разве мама не научила тебя этому? – тряпка обернула рукоять раскалённой сковороды. – А ранки нужно обеззараживать, - улыбка СпеКТР’а превратилась в оскал, а сковорода с силой опустилась на израненную, прижатую к лицу Джонни ладонь, игнорируя неуверенный порыв мисс Джонс, пожелавшей не дать свершиться насилию.
Он не смог даже ничего сказать, только ревел от боли, но Т’Карро давила, не убирала сковороду, пока рык не перешёл на визг. Ей необходимо было сломать жертву, лишить воли к сопротивлению, унизить! У неё получилось. Чудовище превратилось в жалкого пыжака, а с этим можно было делать всё, что угодно. Оскал Акиры, склонившейся над лицом бывшего заключенного, выглядел несколько безумным, а взгляд горел совершенно нездоровым любопытством.
- Кто ты такой, Джонни? Вы всей семьё зэки? Как же вас так угораздило?
- Я Джон, - сковороду женщина убрала, но глазёнки его продолжали бегать в страхе, голос срывался. – Джон Стивенсон. Мы бизнес делали! Хороший бизнес. Эта сука Брукс  всё испортила, - страх и боль всё ещё царили в глазах ублюдка, но паника успокаивалась. Зато, синекожая увидела какое-то непонятное ей чувство в глазах Джонс. Та, махнула рукой и отправилась с кухни.
- Майя! – окрикнула девушку азари. Когда та остановилась, Акира, игнорируя укоряющий взгляд бросила ей один из своих пистолетов-пулемётов. Ей не хотелось, чтобы спутница, пусть и случайная, оставалась совсем уж не защищённой. – Если кто-то придёт, стреляй. Хороших людей здесь не осталось.
- Ну, вот, - кивнула СпеКТР. – А ведь она могла за тебя вступиться. Вероятно, она знает, что ты натворил, а, Джонни? – усмешка сделала вопрос риторическим. – Но, мне всё равно. Лучше расскажи, откуда у твоей матери эта роба.
- Да, какая на х* разница?! – женщина прервала его сразу, не дав закончить. Она со всей силы ударила рукоятью пистолета в нос, потом ещё и ещё, добиваясь, чтобы он всё таки был разбит, а, когда тот попытался помешать ей своей израненной рукой, выпустила очередь в район локтя. Последний из Стивенсонов снова заорал, радуя свою мучительницу.
- Вежливее, Джонни! – тоном строгой школьной учительницы произнесла садистка. – Отвечай на вопрос.
- Какой-то урод предложил поменяться, - проскулил Джонни, прижимая к себе искалеченную руку. – Маменьке было холодно, она ушла из этой поганой тюряги слишком легко одетой. Зато у меня был пистолет. Мама отдала его четырехглазой твари, а тот дал ей свою робу.
- Он что, голый дальше пошёл? – если бы у азари были брови, то Акира бы наверняка изогнула одну в  лёгком недоумении.
- Нет, - бедолага показался испуганным, вероятно, ожидая новой порции мук. – Он уже раздел какого-то терпилу.
- Что он на себя напялил?

- Куртку! – тут же выпалил великан. – Чёрную куртку и штаны серые.
- Где вы его встретили? – «Ярость» в руке охотницы ходила из стороны в сторону, взгляд Джонни пытался в страхе уследить за ней, а потому на вопросы он отвечал более, чем быстро.
- У «Плазы», - заявил он. – у отеля. Большой, в центре города.
- Куда он дальше пошёл?
- Я не знаю, - собственно, Акира не ожидала другого ответа, но на всякий случай склонила голову на бок и прищурилась, чем вызвала у Джонни панику и бешенное мотание головой. – Я не знаю, не знаю, не знаюююю! – орал он. – Только не бей меня!
- Хорошо, Джонни, - кивнула синекожая садистка и убрала пистолет-пулемет на пояс. – Прощай!
Изящным и насмешливым жестом правой руки женщина отправила жертве воздушный поцелуй, тот, казалось, выдохнул, но расслабиться не успел, потому что вслед за поцелуем, активировался инструметрон на левой руке и отправил в лицо бедолаге сгусток плазмы. «Единственный способ остановить преступника – убить его,» - легкомысленно улыбнулась Т’Карро и сама себе кивнула. На столе всё ещё лежал бутерброд, видимо, сделанный Майей. «Еда!» - отметила охотница и захватила его с собой.
Перешагнув через холодильник, под которым тлело тело преступника, Акира отправилась в комнату к журналистке. Теперь она точно знала, куда им стоит идти, а значит не имело смысла задерживаться. Сжимая двумя руками бутерброд и с удовольствием пережевывая откушенное, охотница имела вид сытой и довольной кошки, который дополнялся сверкающими от чувства собственного удовлетворения глазами.
- Вкуснятина, - успела произнести азари, прежде, чем откусить ещё. Она довольно глядела на Майю и, проглотив пищу, добавила. – Спасибо большое.
Она продолжала обращаться к девушке в перерывах между кусанием бутерброда, облокотившись теперь на стену:
- Нам надо собираться, - сообщила она Майе. – Этот парень видел мою цель в районе отеля «Плаза». Ты не знаешь, где это?

****

Полноценный дождь, ливший в Нью-Лутоне с самого начала этого тяжёлого дня сменился мелкой, противной моросью. Ветер заползал под капюшон, благо, плотно облегающая броня защищала остальную часть тела. Грязь неприятно хлюпала под ногами, когда сапоги СпеКТР’а ступали в мешанину из мусора, технических отходов и крови, сдобренную прокисшей водой. Разбитые окна домов и каров смотрели пустыми глазницами каменных и металлических черепов. Город выглядел обглоданным и поруганным, словно дешевая шлюха, обслужившая роту солдат.
За пустыми рамами можно было уловить напуганные взгляды, провожавшие Акиру и Майю. Никто не хотел связываться с азари, уверенно несущей в руках свою винтовку. Убирать оружие СпеКТР не спешила, слишком уж дорожила своей жизнью. В том, что почти все окружающие готовы будут броситься на неё в отчаянной попытке разорвать на части, синекожая была уверена. С толпой бы она вряд ли легко справилась, а уж о том, чтобы при этом защитить Джонс и речи не шло. Именно поэтому она использовала страх тупого быдла перед настоящим оружием вместо щита.
Вне коробок, которые обезумевшие от собственной безнаказанности ньюлутонцы превратили в убогие, обшарпанные и обстрелянные хибары людей стало значительно меньше. Во всяком случае, живых. Мёртвых тел на улицах хватало, и пребывали они здесь в самых разных позах. Кто-то был зажат под колёсами кара, кто-то сидел, оперевшись спиной в стену дома, кто-то, чаще всего женщины, оголённые валялись на асфальте, став жертвами насилия. Были и те, кто умер, пытаясь найти себе прибежище – по ним было видно, что в последние секунды жизни они пытались доползти до убежища. Усмешку на синих губах Т’Карро вызвал лежащий у двери собственного дома мужчина. Его руки в последнем спазме сжали ключ, который тянулся теперь к распахнутой двери дома.
Те же, кто выжил, кажется, уже по горло были сыты всем этим хаосом. Некоторых даже тошнило от этого самого беспредела, как заметила Акира, заглянув в один из переулков. Однако, может быть они разбежались не по своим норам, а в какие-то другие места, где теперь творится настоящее безумие? Т’Карро не собиралась пока их выискивать. Цель, конечно, могла бы оказаться в гуще событий, но никаких подтверждений тому не было.
Майя, («Честь ей и хвала!») вела себя тихо, несмотря на то, что Акира предложила ей другую позицию, как только они вышли на улицу:
- Если захочешь кого-нибудь убить, стреляй без сомнений. Они все это заслужили, - СпеКТР уже приняла для себя тот факт, что последним живым человеком здесь, который не замарался в грязи безнаказонности, оставалась Джонс. – Но лучше снимай. Отличный репортаж получится. Неженки на Цитадели будут растроганы и, может быть, даже приговорят тебя к какой-нибудь премии.
Пусть совет и был приправлен значительной долей сарказма, это не мешало ему быть искренним, потому что никакого возмущения азари бы не испытала. Она, в общем и целом, неплохо относилась к журналистам, которые освещают подобные события, лезут за репортажами в огонь и в воду. Скорее, презрительного отношения от Акиры удостаивались сидящие в своих коконах обыватели, скучные и безынтересные, но считающие, что смогли познать жизнь, увидев её в Экстранете.
Первой и единственной достойной внимания женщин сценой стали события, развернувшиеся у аптеки. В какой-то противоестественной тишине моросящего дождя обнажённая девушка танцевала нечто необъяснимое. Рядом с ней, на пороге аптеки сидели двое голых мужчин. СпеКТР, прежде, чем приблизиться к ним разглядела обоих в прицел «Чёрной Вдовы». Оба они были не вооружены, а на лицах застыло неразумное, бессмысленное выражение лица.
Их заметили лишь тогда, когда обе женщины оказались на расстоянии буквально в нескольких шагах. С такого расстояния Акира могла бы попасть из «Ярости» не целясь, да и Майя бы врядли промахнулась. Теперь танцующую девушку было видно гораздо лучше. И то, что с ней сделали, тоже. Грудь и живот украшали огромные гематомы, один из сосков был отрезан, а кровь всё ещё стекала по коже живота. В глазах СпеКТР’а блеснули сумасшедшие, многозначительные огоньки, но те, кто сотворил с аптекаршей такое, не вызвали даже толики симпатии.
- Проваливай, синяя, пока я добрый, кальмары не в моем вкусе! - остекленевшие глаза мужчины, слюна на подбородке явно говорят о том, что он пребывает в состоянии глубокого наркотического опьянения, ему даже наплевать на оружие в ваших руках. - А ты, мелкая, раздевайся, ща...
Он попытался встать, но не преуспел в этом, завалившись на грязный и мокрый асфальт. Видимо, решив, что ему слишком чисто, ублюдок начал опустошать свой желудок через рот. Мысленно пожалев Майю, которой приходилось наблюдать за всем этим, Т’Карро перевела глаза на второго наркомана, который с подъемом с места успешно справился. Однако, выбранное им направление в сторону и без того измученной аптекарши не понравилось СпеКТР’у. Ей потребовались несколько мгновений, чтобы, оставив «Чёрную Вдову» в левой руке, биотическим броском отправить наркомана в стену здания. Выжил он или нет, Акиру не слишком волновало.
Женщина направилась ко входу в аптеку, по пути наступив на голову блюющего урода: «Ни звука!» Приказ был брошен резко и зло, не оставляя уроду выбора. Тот попытался сдержать спазмы внутри себя, создавая удобную для азари тишину. Не то, чтобы она собиралась оставить его в живых, но привыкла заботиться о членах своей команды. Навидавшаяся сегодня и без того совершенно неприятных вещей журналистка рассматривалась именно так и добавлять ей терзаний Т’Карро не хотела. «Хотя, стоит ли терзаться из-за таких уродов?»
Простояв у открытого входа в аптеку несколько секунд, женщина не услышала исходящих оттуда звуков, а потому решила, что там достаточно безопасно:
- Позаботься о девушке, - обратилась СпеКТР к Майе и кивнула головой внутрь. – Там наверняка осталось что-нибудь, вроде панацелина.
Расходовать свои собственные запасы на бесполезную аптекаршу Акира не хотела, но нужно было дать журналистке шанс сделать что-то доброе, каким-то образом подправить внутренний баланс. Забота об искалеченной жертве нью-лутонских беспорядков вполне годилась, как лекарство для души Джонс. «А вот, сможет ли что-нибудь помочь психике аптекарши, я сомневаюсь,» - но азари и не собиралась вытаскивать её рассудок на стезю здравомыслия.
- Я пока приберусь.
Дождавшись, когда обе девушки скроются за дверями аптеки, она обратила свой взгляд к наркоманам. Первого, что точно был жив, вновь прорвало и теперь он выплёскивал в лужу желчь, всё ещё не желая покинуть гостеприимные объятия собственной блевотины. Второй смел подавать признаки жизни отрывистыми вздохами. Он был чуть в стороне и женщина решила начать с него.
«Кажется, тебе пробило лёгкое,» - дыхание было судорожным и раз прервалось кровавым кашлем. Судя по нездоровому изгибу спины, позвоночник тоже был сломан. Вообще-то, Акира ожидала его смерти, но видимо превышение разумной меры наркотиков в крови защитило ублюдка. – «Ничего,» - улыбнулась женщина. – «Я сейчас всё поправлю.» Она встала над ним и активировала инструметрон, сжигая его сгустком плазмы. «Жаль, нет времени повозиться дольше,» - вспышка пламени обдала синекожее тело приятным теплом. – «Я бы тебя научила играться с болью.»
Того, что был ещё жив, Акира схватила за ноги и поволокла к сгоревшему товарищу. Он был настолько «обдолбан», что даже не мог сопротивляться, только что-то неразборчиво бормотал сквозь рвотные позывы. Обращать на это внимания Т’Карро не стала и бросила тело на всё ещё тлеющего сотоварища. Жизнь ублюдка рода человеческого она прервала короткой очередью «Ярости» в висок. Решив на этом не останавливаться, Акира добрела до магазина, чья разбитая витрина стояла напротив. Внутри нашёлся крепкий алкоголь и какая-то тряпка, которая раньше, видимо, служила декоративной шторой. Забрав набор из бутылки виски и шести стопок, женщина вернулась к аптеке.
Чтобы накрыть тела тканью, азари пришлось поставить алкоголь на землю и встать спиной к стене, не выпуская винтовку из руки. Иначе, кто угодно здесь мог бы воспользоваться моментом и выстрелить в СпеКТР’а, надеясь на то, что она не готова к атаке. Набор она забрала с собой внутрь аптеки. Здесь всё было гораздо лучше. Майя уже заканчивала оказывать первую помощь своей подопечной, которая, захлебываясь в слезах что-то рассказывала. Акира отвлекла их, поставив на стол бутылку.
Она ловко распечатала набор и разлила виски по стопкам.
- Пейте, - голос её команды значительно смягчился, по сравнению с тем, которым она отдавала приказы на улице. Алкоголь должен был успокоить девчонкам нервы, а ей просто нужно было подумать. Не ясно было, что делать с аптекаршей. Можно было бы оставить здесь, дожидаться новых наркоманов. Можно было взять с собой, но таскаться с ней по всему Нью-Лутону в поисках собственной цели было не разумно. Девица еле ходит, наверняка у неё всё болит после того, что с ней сделали наркоманы.
- Это травма на всю жизнь, - Т’Карро обращалась Майе, не сводя глаз с заплаканного лица аптекарши. – Быть может, стоит проявить милосердие?
Только теперь она повернулась к Джонс и указала глазами на лежащую на столе «Ярость». Впрочем, согласия она не ожидала. «Люди держатся за свою жизнь до последнего,» - у неё было достаточно опыта общения с этим видом разумных, чтобы сделать такой вывод. – «Только непонятно зачем. Сотня лет, отведенная им, да ещё и наполненная таким вот дерьмом. Кому она нужна?» Но мешать Джонс мучить аптекаршу, Акира не собиралась.
- Тогда можем оставить её в одном из номеров «Плазы», - это тоже было выходом. Отель слишком велик, чтобы кто-то стал осматривать все номера, в тоже время, там достаточно уютно, чтобы дождаться эвакуации. – других вариантов я не вижу.
Так, собственно, и решили. Акиру не слишком устраивало такое расширение команды. В конце концов, в случае конфликта, даже Майя не могла считаться боеспособной, а уж искалеченная девчонка и вовсе напоминала зомби. Но «Плаза» была не далеко и выдержать её компанию до комнаты Т’Карро вполне могла. Уличный дождь быстро намочил белый халат измученной женщины, но той, казалось, всё равно. В руках у неё оставалась бутылка виски, которой она то ли грелась, то ли пыталась вытравить из психики дурные воспоминания. «Ладно, хоть не голая идёт,» - пожала плечами Акира, довольная даже тем, что в аптеке нашёлся запасной халат, и вновь обратилась мыслями от ненужной спутницы к улицам падшего города.
Холл «Плазы» выглядел так, словно по нему пронеслась стая варренов. «Впрочем, мозгов у местных людей, порой, куда меньше», - признала СпеКТР и прошла дальше, оглядывая разрушения. Порванные обшивки мягких кресел и обитых когда-то лавок, залитые кровью, как и стены, и полы, и даже картины, украшавшие лицо гостиницы. На стойке ресепшена два тела, с задранными юбками и оголёнными ягодицами. Одна в наряде горничной, другая не в униформе, и, судя по знаниям Акиры в этой области, цена её одежды была весьма не маленькой. «Наверняка постоялица,» - сделала вывод азари. – «Какая-нибудь зажравшаяся пигалица, доставшая здесь всех своей манией величия.» Чтобы потешить своё любопытство, Акира прошла к ней и, подняв голову за волосы, посмотрела в лицо. «Атаме,» - поморщилась женщина. – «Да она же совсем ребёнок!» Грудь, черты лица, плечи навели синекожую на эту безрадостную мысль. «Свобода, равенство и братство!» - вспомнился ей слоган из какой-то человеческой книжки. – «Получите, распишитесь. И жрите, хоть подавитесь.»
Своих девчонок, воротивших носы от зрелища раскуроченного холла, Акира проводила к лифту, только забрав со стойки ключ от комнаты с третьего этажа. Отвозить в пентхаусы искалеченную девицу было глупо – вторая волна могла застать её там и совсем не факт, что отделается она легче, чем от наркоманов в аптеке. В клоповнике тоже было нечего делать, а здесь был хотя бы бар. Даже поездка в нью-лутонском лифте не обошлась без приключений, на полу, прямо на входе лежала чья-то кисть. «Возможно, бывший владелец парой этажей выше.»
- Поищи здесь какую-нибудь одежду и, пока не объявят о второй волне эвакуации, даже и не думай выходить, - оставила последние распоряжения Акира. А затем, подумав передала девушке ключ. – Запрись. Никому не открывай. Притворись, что тебя здесь нет.
Распрощавшись с бесполезной попутчицей, Т’Карро вновь пригласила Майю пройти к лифту. Винтовку женщина сжимала в руках, будучи готовой к стрельбе. Противник мог вылезти из-за каждого угла, и СпеКТР собиралась встретить его пулей, по возможности, в голову, чтобы не пришлось стрелять второй раз. Ограниченность запаса термоячеек обязывала охотницу быть более точной.
Крыша, как понадеялась Акира, могла бы приятно порадовать Джонс. Ни крови, ни трупов. «Словно и не в Нью-Лутоне вовсе,» - усмехнулась синекожая, вновь выходя под дождь. Здесь было тихо и спокойно, что, согласно жизненному опыту СпеКТР’а, говорило о том, что нужно быть ещё более внимательной. «Подозрительность излишней не бывает,» - усмехнулась Т’Карро, всё же приблизившись к краю крыши. «Город, как на ладони», - заметила Акира. Улицы, залитые кровью, расходились от отеля и спутывались вдалеке в паутину, увешанную мусором и куколками домов и построек. Местами виднелись полохи пожарищ, горели дома и кары. – «Надо будет передать Тевос открытку. Давно моя душа так не отдыхала!» - СпеКТР воззрилась на разрушения через оптический взгляд своей винтовки. – «Мой дивный маленький курорт»
На губах синекожей витала улыбка, как отражение царящего в городе хаоса. Насилие, убийства, разбои и безумная, безудержная жестокость, словно коктейль через трубочку прицела «Чёрной вдовы» впитывались её собственным взглядом. Что-то внутри, скрытое почти всегда в недрах воли, спрятанное под гнётом репутации рвалось на свободу. Ей хотелось присоединить себя к кровавому хаосу вокруг, стать знаменосцем этой фантасмагории. СпеКТР’а чуть покосилась на Майю: «Но я уже отвечаю за тебя,» - в этой мысли были и радость, и сожаление. Желание слиться в едином порыве с обитателями Нью-Лутона столь же пугало женщину, сколько и манило. Акира понимала, что из этой волны вседозволенности могла и не вернуться. – «Празднуйте без меня.»

+2

19

Офф

Надеюсь с таймлайном не налажала, относительно начала всего этого хаоса.
Попыталась в немного... необычный стиль, так что надеюсь всё не слишком плохо. х)

Сейчас.
Всё тело, словно скулило от боли, на языке ощущался стойкий вкус меди с примесью… чего-то. Попытавшись сесть, Лив почувствовала, что её правую руку что-то фиксирует. Опрометчиво дернув рукой, Морган тут же тихо застонала от боли. Кажется, это стало входить в её привычку, вот так вот приходить в себя, когда всё тело ноет, а первое время в мыслях лишь "да ерунда, ничего сложного, прорвусь", а некая невидимая сила (уж точно не Бог) со всей своей дури бьет мордой об пол, чтобы не додумывала себе всякого.
Продрав глаза, Оливия обнаружила себя лежащей на грязном, холодном полу, ногами шевелить было тяжко, то ли от того, что она слишком долго пролежала в неудобной позе, то ли… нет. Вариант с травмой она даже не хотела рассматривать.
Через боль Морган смогла подняться и более-менее сесть. Комната была маленькая и пустая. Два стеллажа по краям, стул напротив и какая-то труба, к которой и была прикована наручниками правая рука. Судя по всему, сидела она сейчас в подсобке. Отчего-то правая рука болела намного сильнее, чем должна была бы. Лив удалось извернуться так, чтобы хоть как-то осмотреть руку.
- Твою мать, только этого мне не хватало, - тихо прохрипела Морган. Всё предплечье было исполосовано неровными,  всё ещё кровоточащими алыми полосами, а на половину ладони красовалась темная, от запекшейся крови, рана. Дерьмо.
Да, определенно, жизнь Оливии шла под откос. Конечно, нельзя сказать, что до этого всё было ровно и гладко, но в последние полгода она катилась под откос как-то особенно быстро. Морган прекрасно помнила, как опустилась до службы в Альянсе: нихера не обдуманное решение сбежать из Цербера, потом прятки со своей собственной тенью и как финальный аккорд - тюремное заключение. Хотя нет, финальным аккордом своего вечного скатывания она честно могла считать свой нынешний момент жизни, но… не суть. Суть-то была в том, что сознание почему-то категорически отказывалось вспомнить, как её забросило в эту жопу галактики. В голове всплывали лишь отрывки, которые не складывались в цельную картину…

около 18-ти часов назад. Небо над Нью-Лутоном.

Щелчок, тихое шипение газа и вновь щелчок. Комбинация звуков повторялась из раза в раз, оставаясь неизменной. Щелчок, шипение, несколько секунд огонь вырывался из металлической, гравированной зажигалки, а затем снова щелчок. Морган, снова и снова, как завороженная, смотрела на пляшущий язычок пламени в руках. Пока её не окликнули.
- Прилетели. Задание знаешь - берем доктора и уходим. Быстро, - говорил мужчина. Высокий, даже выше Лив, с темно-черными, кучерявыми волосами, небольшим алым шрамом на переносице и бородой. Её “наблюдатель,” хотя правильнее сказать - надсмотрщик, с каким-то сладким именем, постоянно уползающим из памяти.
Морган не помнила, что ответила ему, но прекрасно помнила, что про себя уже тысячу раз послала этого "напраника."

Спустя, примерно, четыре часа. Нью-Лутон.
 
Энди (Морган, наконец, смогла вспомнить его имя. Почему оно ассоциировалось с чем-то сладким - всё ещё вопрос) всегда шел позади, всегда вел переговоры сам, оставляя Лив лишь грязную работу. В городе начались беспорядки - первая волна эвакуации закончилась, и начался хаос. Это было около… часа назад или получаса? Числа путались в голове. Само время путалось в голове. Но итог их скитаний был, и он шёл ровно за спиной Морган. Они нашли доктора, хотя тот категорически не хотел идти с ними. Незначительные мелочи ускользали из памяти, но позже Оливия уже понимала, что именно совокупность упущенных мелочей привела её в западню.
Убийца упустила момент, когда их окружил всякий сброд. Энд попытался уговорить этих ребят свалить по-хорошему, но, ясное дело, попытка была обречена на провал, а потом всё очень-очень быстро начало катиться в Тартар. Откровенно говоря, она уже плохо помнила свои действия тогда: в какой момент началась драка, когда “напарничек” свалил куда-то и ей пришлось отбиваться самой, пытаясь ещё и этого чертового доктора прикрывать. Лив плохо помнила общую картину, но хорошо помнила детали. Как между пластин брони вонзился острый нож, разрывая укрепленную ткань, свое громогласное “Сука,” ни то от боли, ни то от понимания того, что её киданули.
Чуть позже, Морган прекрасно помнила холодный асфальт, ещё более холодный дождь и свою уверенность в том, что больше в своей жизни ей не придется ни увидеть, ни почувствовать ничего. В холодном сердце поселилось сожаление. Бог так и не решил её спасти.

Спустя неизвестное кол-во времени, в неизвестном месте

Чужие голоса, чужие шаги. Речь было трудно различить из-за гудящей головы, сознание умудрялось вытаскивать лишь слова и то отрывочно.
- Нахера… нам? - по ребрам прилетел ещё один удар и Морган согнулась от боли, едва не откашливая вместе с кровью и свои легкие.
- Хрена. Живая, - Лив слегка приподняла голову, чтобы увидеть бандитов. У ближнего к ней на поясе висел пистолет. Делай или сдохнешь. Выход из ситуации она сейчас видела только один. Адреналин, как ни удивительно, придал сил для быстрого рывка, этого хватило, чтобы сорвать пистолет с крепления, навестись на одного из этих уродов, но ей не хватило времени. Оливия не рассчитала своих сил, и ей прилетела мощная пощечина от второго бандита, окончательно свалившая её с ног. Морган попыталась отползти, прикрыв голову руками, на всякий случай. 
- Так эта сука ещё и резкая дохера. Давай её проучим, а? - послышались быстрые приближающиеся шаги, но внезапно этот кто-то остановился.
- Стоять, блять! Она ещё живой нужна, - теперь присоединился ещё и третий голос. Более грубый низкий и громкий. Их босс? 
- Да нахераа... - раздался тихий хлопок. Ни то выстрел, ни то удар, - Сука. Больно же! - всё таки удар. А жаль.
- Сказали нужна, значит всё. Не рыпайся.
- Эта сука нас пристрелить хотела! Какой нехер не рыпайся?! - спустя несколько секунд Лив услышала громкий, какой-то обреченный выдох, - Но целой же она не нужна? - ответом ему послужило молчание, от которого у Морган сердце в пятки упало.
Не убирая рук от головы, она потихоньку начала отползать в сторону. Она услышала удаляющиеся шаги, а потом куда более тихий полуоклик, - Только не убейте её там.
Чертчертчертчерт. Оливия прекрасно понимала, что она в жопе. Приближающиеся шаги, гулким эхом отдавались в сознании. Лив смогла лишь зажать уши руками, при этом всё ещё пытаясь прикрывать голову. Лишь бы не слышать этих уродов. Главное пережить это. Главное пережить. Но почему-то уверенность в своем выживании с каждым шагом становилось всё слабее и слабее. Морган почувствовала кого-то совсем рядом.
- Начнём с самого скучного, - этот кто-то схватил правую руку убийцы и через силу задрал её выше. От страха Лив зажмурила глаза, всё ещё пытаясь отдернуть руку назад.
Она почувствовала холодное прикосновение металла на ладони. А потом боль. Лишь адскую боль, от которой Морган выла, словно настоящий волк.

+4

20


При участии товарища Стингера.

- Мистер... сэр... Нам направо, там вход в отель, - миссис Рэйнольдс снова мертвой хваткой  вцепилась в локоть убийцы, чем вызвала у Роко нешуточный приступ раздражения. Эта женщина и правда считает, что является сейчас чем-то полезным, а не лишней обузой? Или искренне опасается глупых и необдуманных шагов с его стороны? Или ждет сочувствия? И то и другое напрасно. Роко осторожно высвободил руку из настойчивых дамских пальчиков.
- Можете звать меня.. лейтенант, - к Гортензии Сэм даже не повернулся, продолжая всматриваться в промозглые сумерки. - Помимо главного вестибюля в каждом крупном отеле найдутся служебные входы или ворота, куда подвозят продукты для ресторанов. Потому лучше замолчите.
- Не замолчу. И могли бы сказать сразу. Тогда нам вниз по лестнице. Я как-то видела, что туда утром подъезжали грузовики "Горячая галактика".
- В лучшем отеле Нью-Лутона торгуют самым дешевым алкоголем? Понятия не имел, - Роко отыскал небольшую дверь, выглядевшую довольно хлипко,  и вышиб её одним ударом ноги вместе с замком. - Идите за мной и постарайтесь не шуметь.
- Не настолько дешевым, - миссис Рэйнольдс перешла на возбужденный шепот. Видимо разговор о чем-то отвлеченном помогал ей не думать о жутких событиях сегодняшнего дня. - Статьи в экстранете - это всего лишь происки конкурентов, а моя подруга...
- Мне плевать, чем отравилась ваша подруга. Заткнитесь.
В служебных коридорах отеля было тихо. Наверное персоналу удалось вовремя скрыться, а мародеры предпочли обшаривать богатые номера, а не взламывать шкафчики горничных и официантов. Сэм без труда отыскал грузовой лифт и нажал на кнопку.
- Попробуем выследить вашего мужа, мадам, до того, как прибудет кавалерия.

Где-то на 25-м этаже.

Слежка, мягко говоря, не удалась. Убийца до рези в глазах всматривался в мелькающие в окнах тени, разглядывал фигуры заключенных у входов, и всё же без так необходимой в данный момент оптики он не отметил для себя никаких полезных деталей. Оставалось только отправить очень неутешительное сообщение Стингеру.
- Дерьмо!
- Мистер... лейтенант, я сейчас видела кого-то у главного входа, - мадам Рэйнольдс, которой было поручено тихонько перебираться от окна к окну в огромном номере-студии, наконец подала голос. По делу. Впрочем, в первые минуты наблюдения, она тоже пыталась вновь заговорить с Роко и даже впасть не то в истерику, не то в рассуждения о несправедливости жизни человеческой, но пара оплеух и напоминание о судьбе как собственной, так и мужа, враз заставили её отвлечься от созерцания кровавых уличных картин. Ничего не поделаешь, рыдающих профессорских жен по-другому Сэм успокаивать не умел, и в философские беседы пускаться не собирался.
- Что там было? - убийца тихонько скользнул к другому окну, но, опоздав, разочарованно разглядывал совершенно пустой, освещенный вывеской и фонарями пятачок перед входом.
- Три женщины. Одна в белом халате, вторая вроде... азари с чем-то большим, третью я не рассмотрела.
- Оставайся здесь, смотри за мэрией.
Сэм вышел в вестибюль и прислушался. Вскоре один из лифтов поехал и остановился на нижних этажах, затем снова тронулся и добрался до пентхаусов, как минимум.
Азари и еще какие-то бабы. Ничего не понятно. Поднялись наверх, возможно, прячутся и ждут, пока не прибудут войска Альянса? Нет времени выяснять, - инструментрон Роко издал сигнал, давая знать о том, что подкрепление уже здесь. Убийца бесшумно скользнул обратно в номер-студию и крепко ухватил Гортензию за плечо.
- Мы идем вниз, нас ждут.
- Они спасут Ричарда?
Сэм не ответил.

Через некоторое время. внизу.

- Я могу пойти. У меня в таких делах больше опыта, чем у любого из вас. К тому же девушкам больше доверяют.
- Хорошо, ты и ты, - Стингер указал винтовкой на двух зэков: бугая и долговязого, - пойдёте с ней. И помните, - Джон подошел вплотную к заключенным, его голос не скрывал открытой угрозы в их адрес, - Если она не вернётся, у меня не будет никаких доказательств вашей верности - сделке быстро придёт конец, - лейтенант хорошо знал натуру преступников, без достаточной "мотивации" на сотрудничество они бы без раздумий вонзили бы нож в спину Мейнем, сорвав план по бесшумному проникновению, а этого "Церберу" хотелось меньше всего.
- Я.. не могу при всех! На улице?! Вы что?
Внизу уже вовсю разворачивалось обсуждение будущей операции. Какая-то девица в тюремной форме G.L.O.S.T. жалась к броне вездехода в окружении церберовцев и заключенных. Кто-то ехидно ухмылялся.
- Самое время смотреть на сиськи под дождем, - бывший космопех редко стеснялся в выражениях. - В чем дело?
Не слишком чистая, но совершенно сухая форма была брошена на бок МАКО, заслоняя черно-оранжевый символ "Цербера".
- Говно, - кто-то из толпы зэков недовольно буркнул под нос, завидев чистую форму и эпилог даже не начавшихся "сисек под дождём".
- Мейнем, бери форму и переодевайся, - скомандовал Джон, глаза заключенных вновь блеснули надеждой, которая, впрочем, быстро умерла позже.
- Ах, да, знакомьтесь, это миссис Рэйнольдс. Прошу любить и жаловать, - Роко неодобрительно кивнул в сторону профессорши, но тут же был прерван возгласом одного из завербованных заключенных.
- Горди? Так это вы? Я видел вашего мужа!
- А? - Роко, уже собравшийся заняться обсуждением проблем насущных со Стингером, резко развернулся.
- Том всё время таскал вашего очкарика с собой! Потом посадил куда-то в подсобку и велел сучке-Шелди охранять, чтобы мышь не проскользнула. Но он мне записку передал для жены, обещал денег, если отнесу в  гостиницу "Афина". Вот!
Заключенный протянул Стингеру грязный бумажный лист, на котором было написано всего несколько слов:

Горди! Уезжай! Немедленно и куда угодно! Спасайся! Харди - сумасшедший, он всё здесь взорвет!

- Что и зачем? И, главное, как? - пока Сэм недоумевал, вглядываясь в исписанный торопливым почерком серый клочок. - Какого хера нужно этому уроду?
- Ричард говорил, что тут на юго-востоке есть химический завод. Опасный, - робко подала голос мадам Рэйнольдс. - Пожалуйста, отдайте мне эту записку.
Джонатан безмолвно отдал клочек бумаги женщине. Сквозь маску было не видно, но ему очень не нравилось словосочетание "химический завод" в прочитанном.
- Нет времени разбираться в мотивациях психа, если он подорвёт город вместе с нами. Я, Алан, Нельсон и пара заключенных отправимся на завод. Остальное за тобой, Роко, - решение прозвучало от Стингера спешно, но у него и не было времени на составление более детализированных планов.

Убийца согласно кивнул. Черт его знает, где находится сейчас профессор: в кабинете мэра вместе с какими-нибудь отморозками или в под охраной в подсобных помещениях? Или его уже успели отправить на тот свет?  В любом случае, возможность взрыва завода нельзя было сбрасывать со счетов.
- Мисс Мейнем, ваша задача выяснить, что происходит в кабинете мэра. Если обнаружите профессора, постарайтесь захватить его тихо. Заключенных из списков можете пока оставить в покое. В данном случае они не приоритетная цель, - Роко скинул плащ и напялил мешковатую робу и штаны прямо поверх брони. Зеркала поблизости не было, но в сочетании с мокрой шевелюрой и небритой физиономией вид наверняка  получился устрашающий. - Сам займусь подсобными помещениями. Возможно, нашего клиента держат именно там. Миссис Рэйнольдс, - убийца наконец обратил внимание на женщину, бережно сжимавшую в руках клочок бумаги. - Вам следует подняться наверх и запереться в одном из дальних номеров. Свет не включайте. В здание пойду первым через вход для персонала. Обо всех непредвиденных обстоятельствах буду сообщать. Удачи и на связи, - привычно бросил убийца и, не оборачиваясь, неспешно зашагал в сторону мэрии. Плащ он предусмотрительно накинул поверх робы, однако так, чтобы и тюремная форма была хорошо видна. Если никому из бывших заключенных не придет в голову обратить внимание на бронированные ботинки или обыскать церберовца, то дело могло выгореть. По счастью, веселящимся отморозкам сейчас было не до мелочей.

- Чува-ак! Бра-тан! Давай с нами, за свободу! - как только Сэм приблизился к небольшой группе у служебного входа в мэрию, к нему подлетел небольшого роста лысоватый субъект, в котором оперативник без труда опознал некого Грега Доннели. Пару лет назад в экстранете часто мелькали снимки этого слюнявого существа, отправленного за решетку за развратные действия по отношению к малолетним. Подробностей убийца не читал, а вот маленькие серые глазки и яйцеобразная башка надолго отпечатались в памяти.
- Не в кайф, дури хватил под завязку, - Роко попытался изобразить на морде блаженное выражение. Вряд ли вышло правдоподобно, оставалось надеяться лишь на темноту и невменяемость собеседников.
- Где взял? - рассказ о наркотиках явно обещал разнообразить предстоящую беседу.
- Там, на больничке, в двух кварталах отсюда, - церберовец неопределенно махнул рукой.
- Харди сказал всем сидеть здесь. Скоро улетим, - разочарованно вздохнул лысый и вновь схватился за бутылку.
- ЗА СВОБОДУ!
- Успеется, тут идти всего ничего, - Сэм спокойно шагнул к дверям, его никто не остановил. - А сам Харди-то где?
- Х*й его знает. Наверху вроде был, потом съ*бался.
- Не съ*бался, вниз пошел. То ли с Шелди, то ли с очкариком.
- На кой ему Шелди, она по бабам...
- А че, пошли сгоняем до больнички!
- Пошли, только скоро!

Дальнейшие обсуждения Сэм уже не слушал, войдя в мэрию и быстро шагая по коридорам. Где-то наверху раздавалась громкая музыка и вопли не то жертв, не то измывающихся над ними палачей. Зарево сегодняшней жуткой ночи, смешанное с сыростью дождя, нависло над Нью-Лутоном. И вряд ли мрак рассеется с рассветом.

Все улицы города были покрыты зеленой дымкой, редкие лучи едва пробивающегося сквозь осенние тучи солнца тонули в ней, не успевая отразиться в лужах на мостовой. Люди куда-то бежали. Среди них были знакомые лица, казалось, давно исчезнувшие из памяти. А Сэм шел вперед, навстречу бегущим хаскам, чувствовал, как в тело впиваются пули, но не было сил собрать хотя бы остатки биотики, не было сил разозлиться или вспомнить уроки мерзкой твари Вирнуса. Он просто хотел удержаться на ногах. Казалось, от этого зависит вовсе не его никчемная жизнь, а нечто более важное.

- Дьявол! - Роко вытер рукавом влажное лицо и обнаружил, что стоит в подвальном помещении. Сколько он успел пройти, находясь в подобном состоянии? Отчего это? Разбираться в первопричинах было некогда.
- В очередь! - убийцу резко толкнули в бок. Небольшого роста человек, почему-то со спущенными штанами, прошел мимо Сэма и неожиданно плаксиво заявил:
- Это вам всем легко, а мне нужен настрой и особенное! Ты знаешь, как красива и невинна, например, печень? А сердце, еще трепещущее под руками?
- Не красивей, чем твои мозги на стенке, - убийца размозжил голову извращенца о стену. Внезапно стало легче. Теперь он слышал крики за ближайшей дверью. Явно не принадлежавшие профессору Рэйнольдсу, но и чем-то знакомые.
Сэм рывком распахнул дверь подсобки.
- Я же сказал ждать, пока мы... - говоривший не успел закончить. Роко даже не рассмотрел лицо, прежде чем голова с еще открытым ртом слетела с плеч. Склонившийся над женским телом и занятый пытками мужчина не успел заметить ничего - лезвие нинзято пронзило его тело насквозь рядом с позвоночником, разрывая и сердечные мышцы, и аорту. На истерзанную жертву хлынула кровь мучителя. Сэм выдернул меч из судорожно передергивающейся спины.
- Не двигайся. Останешься без руки, - убийца резко рассек мечом крепление наручников, удерживающих женщину, и пинком откинул от неё подальше окровавленный труп.
- Мейнем, что у вас там? Есть профессор? - Роко активировал комлинк. Странный дурман постепенно улетучивался.

+6

21

Джон Стингер

Когда вы отправляетесь в путь, дождь снова усиливается. В домах не горит свет, и лишь редкие фонари или еще не разбитые витрины разграбленных магазинов освещают темные улицы. Судя по звукам выстрелов и даже взрывам, где-то неподалеку разворачивается настоящая бойня.
- Финн пошел в атаку, - произносит один из заключенных с непонятной тоской. - А я мог бы быть сейчас там и отомстить ублюдкам.
- Вот и валил бы с ними, - зло огрызается на него сотоварищ, опасливо поглядывая на церберовцев. - А мне здешние копы ничего плохого не сделали. Я как хотел, так и хочу побыстрее отсюда убраться. Хоть в еще одну тюрьму, хоть куда.  Главное -  не в лапы каким-то железным тварям.
(Тут Джон может расспросить завербованных беглецов поподробнее, о чем, собственно, речь, тогда за пояснениями к ГМ в ЛС, а может и не обратить внимания на разговор).

В любом случае, если, конечно, вы не надумаете свернуть в сторону полицейского участка, очень скоро перед вами возникнет улица, перегороженная довольно добротной баррикадой из поваленных столбов, блоков и покореженных транспортных средств. Просто так её не преодолеть, разве что разнести из крупнокалиберной пушки. Сдать назад? Но путь уже перекрыли какие-то люди. С неудовольствием или равнодушием вы замечаете, что это мирные горожане, среди которых женщины, пожилые люди, даже дети, вооруженные чем попало.
Вы можете не вступать в диалог, а прорваться сквозь толпу (кто-то успеет отбежать, кто-то в своем упрямстве, даже если будете двигаться медленно, попадет под колеса, а вы получите выстрел из гранатомета и повреждения масс ядра), а можете и пообщаться с гражданами, защищающими свои жилища. И хотя кое-кто из них уже наслышан о "Цербере", к вашим целям предотвратить взрыв на заводе отнесутся с пониманием. Если будете убедительны, можете даже приобрести несколько вооруженных союзников и старый гранатомет времен Войны Первого Контакта.
Но тут может быть какое-то и ваше, третье решение.

Ворота завода открыты нараспашку. Возле них лежит старик с пробитой головой. Судя по форме, вовремя не уехавший охранник, сторож, кто его теперь разберет. На пустыре перед главным  зданием какие-то сильно нетрезвые господа гоняют двух девиц тоже в заводской форме, стреляя им под ноги. Хохот, испуганный визг, громыхающая музыка. На верхних этажах завода горит свет. Заключенные настолько пьяны и увлечены своим занятием, что даже не сразу замечают вездеход. И как же поступит Джон? Если вакханалия или хотя бы шум внизу прекратятся, наверняка это сразу заметят.

Александра Мейнем.

Вы можете последовать за Сэмом, а можете пойти и через главный вход. В любом случае вас пропустят, правда у "парадного подъезда" настойчиво попытаются познакомиться поближе и даже уволочь куда-нибудь в более уединенное место. Впрочем, этим вы можете и воспользоваться. Когда же вы доберетесь до кабинета мэра, охраны перед ним уже не будет, а внутри... окажется довольно крепкая и вооруженная дамочка с троицей здоровенных чернокожих амбалов.
- Вот так раз! Мы ждали того придурка, который с Томом разговаривал, а тут такая красота пожаловала! - женщина в броне охранницы G.L.O.S.T. весело смеется. - Ребятушки, заберите у неё оружие, и придется вам погулять часик, пока мы тут побеседуем.
- Тьфу, Шелди, с тобой как свяжешься, так вечный облом! - пузатый негр досадливо морщится, однако так и не опускает дробовика, направленного Александре прямо в живот. - Чего встала, пташка? Оружие на пол, руки за голову!

Техничка.

Для Александры развитие событий лишь примерное. Диалоги могут меняться, если она войдет в кабинет мэра не одна или придумает что-то еще.  За уточнениями к ГМ в личку.

Очередность: Александра, Стингер.

0

22

Устраивать шоу перед солдатами "Цербера" пленнице не пришлось - у Роко оказался запасной комплект одежды. "Только лучше бы она всё-таки поняла, что нужно сразу слушаться, а не ныть, иначе плохо закончит. Ничего такого нереального от неё не требовали. А Стингер должен был заткнуть этим зекам пасть, они совсем обнаглели." - но девушка действовала профессионально и держала свои мысли при себе.
Сама Александра отошла за бронетранспортёр, чтобы переодеть лёгкую броню на тюремную форму. В отличии от Сэма она не стала рисковать и надеяться, что никто не заметит броню, пусть даже форма была мешковатой. К тому же девушка распустила хвостик и намеренно растрепала себе волосы: это, да и дождь должно помочь ей выглядеть более похожей на заключённую. Хотя всё равно Алекс не сомневалась, что выглядит слишком уж ухоженной и красивой и может вызвать подозрение, если кто-то посмотрит внимательно. Но у лейтенанта Джона была идея как раз на такой случай.
- Хорошо, ты и ты, - Стингер указал винтовкой на двух заключенных - пойдёте с ней. И помните, если она не вернётся, у меня не будет никаких доказательств вашей верности - сделке быстро придёт конец. - с одной стороны риск предательства был велик, с другой эти ребята могли знать своих коллег в мэрии, а те знать их, так что это поможет пройти беспрепятственно. Вероятно лейтенант счёл этот риск оправданным.
- Мисс Мейнем, ваша задача выяснить, что происходит в кабинете мэра. Если обнаружите профессора, постарайтесь захватить его тихо. Заключенных из списков можете пока оставить в покое. В данном случае они не приоритетная цель, - дал инструкции Сэм Роко.
- Я поняла. - кивнула Александра.
- Идите рядом, а не сзади. - девушка остановилась, пропуская сопровождающих её заключённых вперёд. В честность "сделки" она ни на секунду не верила. Они защищают её ровно до тех пор, пока это выгодно им.
- Ты что, боишься, детка? - насмешливо спросил высокий заключённый.
- Да. - блондинка вовсе не собиралась это скрывать, спокойно смотря в глаза верзиле - И вам стоило бы! - левую руку она держала на рукояти кинжала, готовая при любой малейшей угрозе сможет ответить как своим "соратникам", так и другим заключённым. А на крайний случай за поясом висел ещё и пистолет Палач. Хотя мститель не была абсолютно уверена, что сможет убить обоих сопровождающих, если они всё же решат напасть одновременно; но лучше решить все вопросы именно здесь, на улице, пока её прикрывали штурмовики Стингера.
Заключенные благоразумно не стали продолжать спорить и далее шли уже в зоне видимости девушки. При входе её ожидали ещё двое их коллег в такой же форме, но со штурмовыми винтовками.
- Куда направляется такой невинный цветочек? - один из охранников встал перед входом, не пропуская гостей.
- У нас дело. К "мэру". - Александра не слишком знала, какое поедение и манера речи принято в среде заключённых, поэтому приходилось импровизировать, общаясь примерно так, как она это себе представляла: развязно и самоуверенно. Однако похоже Мейнем не ошиблась, думая, что слишком уж красива и ухожена для заключённой, даже несмотря на дождь, и преступники тоже это заметили.
- У него ничего нет для такой, как ты. А вот у нас кое-что есть! - громила показал непристойный жест, не оставляющий никаких сомнений в том, о чём именно шла речь, - Поэтому давай-ка отправим к "мэру" твоих друзей, а пока познакомимся поближе? - и заключённый совершенно нагло попытался обнять Александру, так что ей пришлось изо всех сил оттолкнуть его.
- Я же сказала: у нас дело! - Мейнем ни на шаг не отступила и повысила голос. Вообще-то по плану здесь ей должны были помочь сопровождающие, но они просто молча наблюдали за этим, поэтому проблему пришлось решать самой. Ну и на крайний случай оставались стрелки в засаде...
Решительность девушки немного охладила пыл охранника, но тот всё равно не собирался уступать, поэтому Алекс перевела взгляд на его более молчаливого коллегу и более миролюбиво добавила:
- Хотя твой дружок симпатичный. Может, когда я вернусь познакомимся. Наедине. А теперь дайте пройти! - и направилась вперёд, обходя совершенно растерянного зека. "Пусть теперь ссорятся."
- Вы должны были им объяснить. - холодно произнесла блондинка, пока они поднимались в лифте.
- Ты и сама неплохо справилась. - высокий заключённый, похоже, прекрасно понимал, где находится грань между предательством и просто выполнением задания с недостаточным рвением, так что не давал агентессе повода обвинить его.
Мэрия была разгромлена: портреты сорваны со стен, а на их месте написаны ругательства в адрес бывших сотрудников. К счастью, инструкции, как пройти как какому из сотрудников, были закреплены лучше, и их не удалось сорвать; так что найти кабинет мэра было легко.
Охраны перед офисом мэра не было, и если профессор был внутри, то Александра не хотела бы, чтобы её сопровождающие что-нибудь выкинули или просто услышали лишнее, поэтому попросила их:
- Стойте здесь и никакого не пускайте.
А сама открыла дверь и зашла внутрь. И тут же увидела направленный на неё дробовик. Видимо находящиеся в комнате четверо не слишком доверяла остальным в этом здании, раз держали оружие наготове. Мейнем, не делая резких движений, оставалась на месте. Конечно, можно было отступить, но вряд ли двое "друзей" ей помогут, тем более они даже не были вооружены. Алекс отметила, что это были уже не заключённые, а охранники тюрьмы - или укравшие их броню заключённые.
- Вот так раз! Мы ждали того придурка, который с Томом разговаривал, а тут такая красота пожаловала! - начала единственная женщина из четвёрки, сопровождая всё не очень доброжелательным смехом.
- Ребятушки, заберите у неё оружие, и придется вам погулять часик, пока мы тут побеседуем. - Алекса хотела было сказать "Мы на одной стороне!" - но не совсем понимала, что происходит, и опасаясь нечаянно сболтнуть лишнего просто молчала.
- Тьфу, Шелди, с тобой как свяжешься, так вечный облом! - оружие упёрлось девушке в живот, - Чего встала, пташка? Оружие на пол, руки за голову!
Александра позволила мужчинам самим забрать нож и пистолет, к тому же так не спешила так уж высоко поднимать руки: всякий шанс мог представиться.
- Что вы хотите? - ещё несколько смешков от ребят вокруг, после чего они вышли за дверь и плотно закрыли её за собой, оставляя женщин наедине. Наверное, беззащитная и немного инфантильная внешность Алекс сыграли свою роль, так что ей даже не стали связывать руки.
- Раздевайся. - приказным тоном произнесла та, которую звали "Шелди".
- Что?.. - если бы Алекс так чётко не слышала бы сказанное, то даже подумала бы, что ей показалось. Раз она попросила парней выйти, речь вряд ли шла о пытках, а если нет, значит... "Люди, да что с вами такое?" - Мейнем совсем их не понимала.  Ладно ещё мужики, которым всё равно, но другой женщине зачем это? Кроме того, что это противоестественно, так ещё и каким образом она собирается получить удовольствие против желания самой Александры?
- Я тебе сказала: раздевайся! - ещё раз угрожающе произнесла девица, но абсолютно безрезультатно.
- Зачем? - Мейнем не хотела первой нападать, тем более что у охранницы всё-таки был пистолет, но надежда решить дело миром не оправдалась: девка просто бросилась на блондинку с кулаками. Первые несколько ударов мститель смогла заблокировать, но затем Шелди всё-таки смогла нанести ей удар в лицо, после чего Алекса перехватила её руку, и сделав шаг в сторону повалила на землю, сразу же опустив колено на горло и начав душить. Девка потянулась к пистолету за поясом, так что мстителю пришлось поймать её руку и заломить кисть, так что там что-то хрустнуло. А вскоре она и совсем перестала сопротивляться, почти задушенная.
Блондинка осторожно провела рукой по своему лицу и почувствовала немного крови под носом. "Вот сука." - убедившись, что Шелди ещё в сознании, Мейнем с силой несколько раз ударила её кулаком в нос, пока у той тоже не потекла кровь.
- Где профессор Ричард Рейнольдс? - сохранить абсолютно спокойный тон, как хотела Александра, у неё не получилось: то и дело проскальзывали нотки ненависти и злобы, - "Это не пытка, я просто отвечаю ей, как она мне. Но заодно и немного убеждения быть более разговорчивой..."

+4

23

С отеля «Плаза» открывался отличный вид на Нью-Лутон. Разрушенные дома, пожары. Т’Карро рассматривала мир в окуляр снайперского прицела, вглядывалась в детали. Мэрия быстро привлекла её взгляд, выглядя настоящи муравейником. Там копошились люди, в подобии порядка. В просвете между домами, неподалёку обнаружился целый бронетранспортёр. Акира присмотрелась, увеличив приближение винтовки, пробежалась взглядом по людям около него.
Внимание привлекла эмблема на броне одного из людей. «Цербер!» - мысль едва осталась в голове, не слетев с губ. – «Да Вы скорее спрут какой-то! Везде уже свои щупальцы засунули». Стрелять женщина не стала. Не известно, сколько бойцов у них было в городе и, если бы противник перекрыл выходы из отеля, шансов выжить у неё осталось бы не много. «Помнится, они не очень любят азари,» - оскалилась женщина.
Разглядывать «МАКО» дольше охотница не стала. Её отвлекло движение около мэрии. Довольно большая группа людей двигалась по улице в направлении бывшего здания администрации, довольно уверенно и целенаправленно. Вёл их человек в серой куртке. «Или не человек?» - прицел показал заинтересовавший СпеКТР’а объект и ей пришлось присмотреться к фигуре. Он был похож на человека, но голова показалась более вытянутой.
Ей хватило мгновения, когда противник повернулся в её сторону, чтобы понять – под капюшоном четыре глаза, а не два. Чёрная кожа не была бы таким хорошим показателем, потому что даже среди людей около мэрии было много таковых. Между азари, конечно, тоже была разница в цветовой гамме, но скорее девы Тессии обладали всеми оттенками синего. Люди же бывали и цвета угля, и цвета молока, и цвета бронзы… «Странные, разные… Впрочем, кровь одинаково красная,» - мысль должна была согреть Акиру, потому что выстрелить по цели всё ещё не было возможности. «"Зэки" – не «церберовские» профессионалы,» - вывод был прост и очевиден. – «Запереть меня в здании сил не хватит.»
Однако, батарианца от «Чёрной вдовы» Акиры отделяли то несколько человек, то фонарный столб. Даже, когда он дошёл до мэрии, умудрился скрыться за стеной здания. «Чертов ублюдок,» - заключила Т’Карро, недовольная происходящим. Батарианцу, за которым женщину послал Совет, отвратительно везло, что, очевидно, не могло радовать охотницу.
Дальнейшие события совершенно вышли у Акиры из под контроля, хотя и продолжали развиваться в её «круглом мире». Подошедшая к мэрии группа устроила драку с её охранниками, на шум выбежали другие бывшие «зэки», в этом кулачном бою трудно было что-то разобрать, и стрелять по цели на поражение вновь не было никакой возможности.  Она несколько раз едва не спустила курок просто от злобы, но сдержалась. «Если бы я хотела стрелять на удачу, стоило бы практиваться с «Индрой», а не «Чёрной Вдовой»».
Всё, что она успела заметить, когда драка завершилась, это как "тушку" её цели уносят в здание. У неё снова не было возможности выстрелить, но теперь она точно знала, где находится жертва. Оставалось только попасть внутрь здания, полного вооруженных бывших заключенных, которые годами не видели женщин и теперь пытаются надышаться свободой, пока их не пристрелили или не упекли обратно подкрепления Альянса Систем. «Или ещё веселее, приняли в свои ряды добрые космические тараканы, известные, как Жнецы,»- в общем, Т’Карро ясно предполагала, что, если она отправится так, то примут её излишне горячо.
Женщина перевела взгляд на журналистку, которая всё ещё была рядом:
- Бери пистолет и запрись в каком-нибудь номере, - её голос был строг, но скорее фраза была обращением, а не приказом. – Лучше не в том, в котором мы оставили аптекаршу. Со мной дальше слишком опасно. Если смогу, вернусь за тобой на обратном пути.
Дождавшись, когда Майя уйдёт, Акира вновь уставилась в прицел своей винтовки. Ещё когда она наблюдала за бредущей по улице группой с её целью, женщина заприметила интересный для себя объект. Теперь пришёл черёд воспользоваться им в своих целях. Вновь обнаружив его и рассмотрев теперь детальнее, СпеКТР убедилась, что этот грузовой кар цел и невредим. «Мелкие царапины по бокам не в счёт.»
Оставалось замаскироваться самой, а это был не простой процесс. Снимать одежду с постояльцев гостиницы не хотелось – наверняка она слишком дорогая и может привлечь сверх необходимой меры внимания. Пришлось заглянуть в соседний дом. Сначала ей не хотели открывать, даже законное объявление себя СпеКТР’ом не помогло. А вот угроза расстрелять всю дверь и выломать её подействовала лучше, тем более, когда в смотровой дисплей находившаяся внутри жительница Нью-Лутона увидела синеватое пламя биотики на руке.
- Одежду покажи! – приказала азари, как только уверенно переступила порог. Женщина, уже не молодая, худая и испуганная тут же бросилась выполнять приказ и открыла шкаф с платьями, блузками, кофточкам и жакетами. Это было не совсем то, что нужно СпеКТР’у и она смерила женщину презрительным взглядом. Мало того, что в этих шмотках сейчас было опасно гулять по городу, так самая лучшая из вещей ещё и устарела лет двадцать назад.  – Что-нибудь мужское есть? Куртки, плащи? С капюшоном.
- Простите, мэм, - промямлила напуганная местная жительница. – Я совсем одна живу. Это всё, что есть.
Раздражение, которым преисполнилась Т’Карро, видимо провялилось и в глазах синекожей, потому тётка вдруг испугалась ещё сильнее, задрожала и решила всё-таки помочь СпеКТР’у:
- Этажом выше, - проговорила она. – Малькольм… я думаю он наркоман. Всё время ходит в капюшонах, весь ссутулившийся… У него наверняка есть?
СпеКТР коротко кивнула и отправилась на выход из квартиры, не пытаясь оборачиваться на прощанье. Её не интересовала судьба этой женщины, как и всего Нью-Лутона. Только чёртов батарианец, которого нужно было пристрелить, чтобы он не смог выбраться с этой забытой Богиней планеты, да, может быть, ещё журналистка, которую стоило бы отсюда всё-таки вытащить.
В квартире «наркомана» Малькольма дверь открывать отказались. Может быть, там никого и не было, может быть, жилец просто был «обдолбан», может быть, он представлял обстановку в городе и надеялся спрятаться за дверью. Однако, от синекожей охотницы какая-то дверь его не смогла защитить. Тратить термоячейки, конечно, было жаль, но биотика или инструметрон без специальных модулей для взлома не смогли бы помочь сейчас. Т’Карро прицелилась из винтовки и выстрелила, полагаясь на то, что разрушительная мощь её оружия разнесёт дверной замок. План сработал, механизм перестал контролировать дверь и женщина, прижавшись к косяку отодвинула створку в сторону.
Вопреки ожиданиям, стрелять в проём никто не стал. Акира убрала «Чёрную Вдову» за спину и взяла в руки единственный оставшийся пистолет-пулемёт. В тесной квартире не стоило полагаться на снайперскую винтовку, а инструметрон с его плазменными зарядами мог сжечь дотла всё то, зачем пришла синекожая. «Врядли местные наркоманы поголовно носят тяжёлую броню,» - именно это заключение склонило СпеКТР’а довериться «Ярости».
В квартире было не убрано. Песок на полу говорил о том, что здесь редко переобуваются при входе и ещё реже убираются. Вещи были разбросаны, некоторые порваны. То там, то тут валялись пробирки из-под дешевого заменителя халекса, судя по цвету подсохших капель, а также нормальная человеческая посуда. Чувствовалась вонь подгнивших продуктов, но сладковатого привкуса падали Акира не чувствовала.
До самого шкафа с одеждой азари не встретила никого живого, но, на всякий случай, не выпускала из рук оружия. Оказалось, не зря. Наркоман Малькольм, хозяин квартиры с обшарпанными стенами и, как утверждала его соседка, владелец бесчисленного множества курток с капюшонами, спрятался в шкафу. Забрался он сюда после выстрела в его дверь, а может сидел здесь уже несколько дней, установить было сложно. Конечно, первая версия была более вероятно, но кровь на первых фалангах пальцев и следы от ногтей на стенах, за которыми тянулись мазки крови, говорили о возможности и второго варианта.
Жуткий крик издало горло наркомана, а следом он метнулся вперёд, протягивая длинные руки к горлу или лицу Акиры. Та, благо инстинкты не подвели, отпрянула и биотическим броском отшвырнула парня в стену, на всякий случай, добив его очередью из «Ярости». «Ну, вот,» - первым в голове появилось разочарование. – «Курточку попортила… Хотя!» - окровавленная, прорванная мелкокалиберными пулями пистолета-пулемета, тряпица показалась женщине ещё более подходящей для реализации составленного плана.
Несмотря на то, что под курткой у парня оказалось тощее, измождённое наркотиками и голодом тело, сама одежда села на облегающую броню СпеКТР’а достаточно свободно. Штаны с него она снимать не стала и нашла в шкафу другие. Не то, чтобы чистые, но найти здесь что-то свежестиранное Акира уже потеряла надежду. С этой частью одежды вышли трудности – в бёдрах она была, очевидно, шире худого и щуплого наркомана, впрочем, небольшой надрыв на поясе и ремень сгладили ситуацию.
В замызганном, заплёванном, в том числе и кровью, зеркале, отразилась совсем не та Т’Карро, которая прибыла на Нью-Лутон в качестве СпеКТР’а Совета. Нет, со спрятанными в карманы руками она больше была похожа на местную побирушку или наркоманку, а то и просто бесполое существо из подворотни. Только лицо выдавало принадлежность к иной расе, но, не мудрствуя лукаво, Акира оторвала кусок футболки с тела Малькольма и обернула его вокруг нижней части лица. Всё, что могла, она с собой сделала, чтобы сойти за местную, «зэчку», «бомжиху» или наркоманку, не важно. Даже винтовку замотала в найденное тут же покрывало, чтобы не вызывать лишних подозрений. Оставались только носы сапог, торчащие из под штанин, но они уже были настолько покрыты грязью и пылью Нью-Лутона, что оставалось только махнуть на них рукой: «И так сойдет!».
Последним штрихом картины стала обугленная и остывшая уже головешка, найденная азари по пути к нужной ей улице. Уголь, отодранный с краёв, замазал видневшуюся из под повязки часть лица, скрыл пигментный рисуной и превратил Акиру в чумазое нечто неизвестного происхождения. Это была только начальная часть плана по проникновению в мэрию, захваченную толпой сбежавших на недолгую волю уродов. Помимо внешнего вида, который не должен был выдавать азари, был ещё момент, где ей требовался человек. Такой, каким можно пожертвовать.
Бесполезное тело нашлось в переулке, за несколько домов до выхода на улицу, где располагалась мэрия. Оно насиловало какую-то девушку, которой, судя по лицу, было уже всё равно. Её потрёпанный вид, лужица крови-и-не-только под телом, говорили о том, что этот был уже не первым. «Поди, и не последним,» - пожала плечами синекожая и броском швырнула парня в стену. Она старалась сделать это не сильно, ей не нужно было, чтобы он пал смертью глупых раньше времени.
«Ярость», тут же приставленная к его лицу, сработала лучше любого кляпа. Содрав кофту с несопротивляющейся жертвы насильников, Т’Карро связала своему пленнику руки за спиной и отправила перед собой, практически не обращая внимания на лежащую на земле особу. Та, как ни странно ещё дышало, хотя глаза были совершенно лишены движения и пусты. «Кажется, она даже не моргнула ни разу,» - но ввиду того, что девчонка не слишком интересовала Акиру, мысль тотчас же покинула её увитую щупальцами голову.
Целью Т’Карро был кар, присмотренный ею с крыши гранд-отеля. Большой, наземный, он отвечал всем требованиям женщины, в том числе был цел и, судя по отсутствию серьёзных видимых повреждений, на ходу. Удаленность от мэрии и расположение позволили обоим, и СпеКТР’у, и её пленнику сесть в кабину. Причём, насильника она усадила руль.
- Водить умеешь? – бросила она, глядя на столь привлекательную стену мэрии, ничем не защищенную с торца здания. Тот ответил ей кивком. – Завести сможешь? – теперь ответ стал отрицательным, но Акира даже расстраиваться не стала. По стучав кулаком по панели, выдрала несколько проводов, соединила их, стукнула ещё несколько раз, на всякий случай, один раз локтём по лицу своего пленника и двигатель кара всё-таки зашумел. – Жми педали.
Она взяла в руки управление, под дулом пистолета, человек помог ей тронуться с места и кар поехал в сторону мэрии. Правда, пока только по дороге, мимо.
- Подбавь газу, - скомандовала она и человек, нехотя ускорил транспорт. Не сильно, но при весе грузовика этого должно было хватить. Акира перевела пистолет в ноги своей жертвы и нажала спусковой крючок, мелкими пулями буквально изрешечивая конечности человека. Так было нужно, чтобы он больше не мог ими шевелить, а пронзительный вопль боли уже не мог ничем помешать женщине. Оставив человека калекой в салоне грузовика, женщина прицельно сдвинула руль, открыла дверь и на ходу выпрыгнула из кара, скатываясь в проулки между. Удобно усевшись, она быстро и привычно достала винтовку, прицелившись для стрельбы с колена.
Это произошло в одно мгновение: под крики уставившихся на грузовик «зэков», стоявших снаружи, кар врезался в стену с торца здания, и охотница, пристально наблюдавшая за происходящим в стеклянный глаз «Чёрной Вдовы», привычно спустила курок. Мощная пуля с высокой пробивной способностью отправилась в полёт к масс ядру грузовика, чтобы высвободить его энергию.
Кабина взорвалась с грохотом, достойным взлетающего из космопорта корабля. Пламя охватило стену здания, закричали люди, возможно, задетые взрывом внутри или снаружи. Т’Карро, чуть полюбовавшись всеобщей паникой, перешла дорогу и двинулась между домами быстрым шагом, на ходу вновь пряча винтовку в тряпицу.
Вход освободился, как заметила Акира, возникнувшая в проёме между зданиями, прямо напротив мэрии. Суматоха отвлекла облюбовавших здание администрации беглецов на вытаскивание из догорающего кара тела водителя и Акире оставалось только, воспользовавшись ситуацией, проникнуть внутрь. «Войти, убить одного четырёхглазого и свалить отсюда куда подальше,» - план был предельно прост, инструметрон готов к работе, в «Ярости» заменена термоячейка. Т”Карро почувствовала себя готовой и направилась в логово своих врагов.

+4

24

Вместе с Роко.
Боль не прекращалась. Чертова боль не прекращалась! Метал всё ещё продолжал разрезать тонкую кожу на руках, а Морган продолжала надрывать глотку в истошном крике, то ли надеясь, что её услышат, то ли, чтобы было не настолько больно.
И вдруг всё прекратилось. Абсолютно внезапно и резко. Лицо и грудь Лив окропила какая-то теплая, вязкая жидкость. И будь у неё возможность, она скривила бы свою милую мордашку, но сил пока что не было и на это. Морган открыла глаза и тяжко вздохнула. Низкий, грубый голос приказал не дергаться и... девушка была не против подчиниться. Всё таки своей рукой она дорожила. Так что глубоко вздохнув, Лив постаралась не двигаться.
Звук удара метала об метал был мерзким и неприятным, но в тоже время столь... долгожданным. Освободив руку от оков Морган тут же аккуратно потерла запястье, стараясь не задевать свежие раны. Подняв взгляд на своего спасителя, Оливия чуть ли не тут же об этом пожалела. Она знала этого человека. Широкие плечи и выделяющиеся скулы, вкупе с достаточно длинными для мужчины волосами. У неё всегда была хорошая память на лица. И черта-с два она забудет его. Сэм Роко. Ещё один человек из прошлого. Ещё один человек из Цербера.
- Спасибо, - она едва-едва смогла выдавить из себя эти слова, с трудом скрывая свое волнение. Он пришел убить её? Или просто случайно наткнулся? Даже если так, то не попытается ли убить сейчас, учитывая, что она предала организацию и сбежала, как трус.
Инстинктивно Морган начала искать хоть что-то для самозащиты и на глаза тут же попался нож, которым ещё пару минут назад полосовали её тело. Но интуиция, от чего-то, подсказывала Лив, что её-то как раз и не помнили. И может быть не стоит ещё рубить с горяча. По меньшей мере, пока.
- Зачем вы меня спасли? - всё таким же тихим и хриплым голосом спросила Оливия.
Действительно, зачем? Она совершенно не похожа на профессора, - злая, насмешливая мыслишка молниеносно пронзила сознание, но пелена уже отступала. Теперь Сэм принадлежал самому себе. - Оливия Морган, - внезапно возникло имя откуда-то из глубин памяти. Да, определенно, он знал эту женщину. Но что их связывало раньше? Всплывающие яркие обрывки никак не хотели складываться в единую картину. Вот она улыбается и что-то говорит Роко, а здесь она явно встревожена и на ней церберовская форма; какая-то колония и девушка сжимает окровавленный меч, кругом трупы...
Значит, она тоже из Цербера? - Роко тряхнул головой. - Но как эта женщина оказалась в Нью-Лутоне? Неужели была среди покинувших организацию трусов? В таком случае почему ему, Сэму, не хочется её убивать?
- Морган, - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес мужчина, присаживаясь на корточки рядом со старой знакомой. - Почему ты здесь? - Сэм всматривался в лицо женщины с любопытством, силясь вспомнить... Что именно? Да Бог его знает. - Хорошо тебя отделали.
Роко отстегнул с пояса армейскую упаковку со шприцами и тюбиком панацелина, протянул Оливии. В конце концов, несколько минут у них было и для того, чтобы обработать раны, и для ответов на вопросы.
- Что с тобой произошло после начала войны? - Роко поднялся, но взгляд его оставался таким же цепким и изучающим. Убийца не собирался выдавать простого факта, что и предыдущие события он помнит весьма смутно. На бледном, залитом кровью лице Оливии оперативник не видел  признаков установки имплантов, так хорошо заметных на физиономиях некоторых коллег.
Всё-таки перебежчица? - Роко хмурился.
Лив изрядно передернуло, когда Сэм произнес её подставное имя. Да откуда он вообще его знал, черт возьми?! Они ведь встретились ещё давно, когда Лив не боялась называть своего настоящего имени - Мария Дельгардо. Когда они ещё оба были сначала в Альянсе, а потом и в Цербере. Но от её внимания не ускользнул и такой… изучающий взгляд мужчины, словно он видел её впервые в жизни. Что, черт возьми, с тобой стало?
- Ещё бы, - словно в подтверждение своих слов, Морган схватил удушливый приступ кашля, - Хорошо - ещё мягко сказано. А на счет того, почему здесь? Так это долгая история. И к моменту, как я её закончу, вот это, - Лив кивнула в сторону безжизненного тела, валявшегося на земле, - могут уже хватиться.
Девушка приняла протянутый тюбик и принялась аккуратно обрабатывать раны, изредка скуля от боли, как побитая собака.
На душе было и тяжко, и легко одновременно всего лишь из-за одного, чертового факта, её не помнили. Раз Роко знал её имя, фальшивое имя, значит был в курсе и о побеге, вероятнее всего. Только вот убить он её всё таки не пытался, более того - помогал.
- А ты не помнишь? - Голос стал ещё более тихим и дрожащим. Лив подняла запачканное багряной кровью лицо и посмотрела на него своими темно-карими глазами, слегка прищуриваясь. Сейчас, она поставила чуть-ли не всё на этот блеф.
- А должен? - мгновенно ощетинился Роко. Слишком не хотелось признавать свою беспомощность в данном вопросе и копаться в путающихся мыслях.
Кажется.. это было еще перед отправкой в Рио? Молодой и чрезвычайно гордый собой младший лейтенант дурачится в баре с сослуживцами, среди них темноволосая девушка, только зовут её не Оливия, а...
Стены здания внезапно дрогнули, снаружи раздались чьи-то отчаянные вопли, прекрасно различимые даже здесь, в подвале, повеяло гарью. Там, наверху, явно творилось что-то неладное, однако казалось, что Сэма эти события вовсе не встревожили. От тряхнул головой, будто просыпаясь от долгого сна, и снова уставился на женщину перед ним. Но теперь в голосе убийцы не было ноток растерянности, он звучал сухо и обвиняюще:
- А может, правильнее тебя будет называть Дельгардо? Пытаться скрыться в Альянсе, даже под чужой фамилией - это было опрометчивым решением. Смотрю, командование по-прежнему мало заботится о своих доблестных вояках.
Ладонь Роко всё еще сжимала рукоять обнаженного меча, однако нападать на Марию-Оливию он не торопился. Четких директив на её счет не имелось. Еще бы, кто станет разбрасываться ценными биотическими ресурсами, даже если эти ресурсы не желают иметь с Цербером ничего общего. Женщину предлагалось доставить на одну из станций организации. По возможности, разумеется. Если возможности не представится, предательницу следовало уничтожить.
- Значит помнишь, -  по началу голос был таким же спокойным, как у Роко. Стараясь не обращать внимания на руку Сэма на мече, девушка встала и заметив какую-то более-менее чистую тряпку, взяла её, чтобы перевязать руку, всё ещё продолжая говорить. Пытаясь… оправдать себя, - Скрыться? Да я уже не знаю куда бежать. И зачем? - её голос едва не сорвался на хрип и Лив стоило немалых усилий вернуть себе самообладание и какую-никакую, но крепость в голосе - Вернусь в Альянс - посадят на цепь как шавку и ошейник потуже затянут. Вернусь в Цербер - прибьют. Я пыталась жить спокойно! Пыталась, черт возьми! Не трогать ни одних, ни других. Нет! Эти мрази схватили меня и пнули в тюрьму. А там просто глотку перерезали бы во сне просто за то, что я носила ваш знак на своей броне! - уже закончив с перевязкой, Морган встала в полный рост. Посмотрев в глаза Роко, Лив не побоялась ткнуть тонким пальцем в его плечо, - У меня не было чертового выбора, - каждое слово она произносила чуть ли не по слогам, - Либо сдохнуть, либо согласиться выполнять им грязную работу. Так что хватит, черт возьми, меня обвинять. Ты не знаешь всего.
Отвернувшись, Морган сдавленно вздохнула. От чего-то стало легче. Впрочем, оставаться здесь ещё дольше, а продолжать этот диалог можно было бесконечно.
- Нужно выбираться. Мне уже похрен, что будет потом. Лишь бы не оставаться здесь.

+5

25

БТР сделал резкий старт, разбрызгивая колесами воду в лужах на дороге. Дождь спустя несколько минут усилился. Стингер иногда отвлекался от дороги на бортовую панель с голографической картой города, делая очередной поворот руля. Разговор двух заключенных нарушил одинокий звук работы двигателя вездехода и массивных дворников. Джонатан какое-то время игнорировал их диалог, после чего проявил интерес к упомянутой ими личности.

« - Финн Марс. Бывший офицер ВКС Альянса. Осужден на двадцать пять лет за двойное убийство. Занятно, Подозреваю, что файл с информацией по его делу был удален не случайно» - закрывая вкладку с ошибкой «файл не найден», Джон отложил планшет свободной рукой и вновь ухватился за руль. Скачанная база данных тюрьмы была очень скупой на вид, однако пары кратких строк оказалось достаточно для того, чтобы встрять в разговор.
- А что не так со здешними копами? - спросил лейтенант.
- Продажны, как десяток волусов, - один из заключенных хмурится. - Помимо местных делишек,  поговаривали в G.L.O.S.T., что здешние копы могут заставить взять на себя не только преступление, совершенное в колонии, но и черти где. Договоренности у них какие-то с высшими чинами. Дескать многим здешним психам всё равно, сколько на них еще повесят. Два трупа на Терра Нове или еще два десятка из какого-нибудь Нью-Кантона. Охрана, судьи, прокуроры - все в  сговоре. Обвиняемых никуда не вывозили в виду "особой опасности", правосудие вершили прям здесь, в местном суде. Только не всем это нравилось.
- Еще бы, - снова вмешивается в разговор товарищ зэка. - Получить пятнадцать лет или пожизненное, есть разница. Да еще и маньяком объявят.
- Коррупция, на которую Альянс закрывал и продолжает закрывать глаза, - с неприкрытым презрением подмечает Стингер, - А что копы не поделили со смотрителем тюрьмы?
- Известно что... Небось бабло, из-за чего еще им собачиться? А тут Жнецы еще, бежать срочно надо, вот и завертелось, - недовольно бурчит один из собеседников.
- Не знаю, а только лезть в их дела - верный способ оказаться на том свете. Я бы если и услышал чего поконкретнее, в ту же секунду постарался бы забыть. Подыхать в карцере - хреновое удовольствие.
- Как будто ты там бывал...
- А то нет... - заключенные отходят от темы, начиная спорить о местных тюремных порядках.

Брань зэков постепенно начинала надоедать. Джон посмотрел в боковое окно и увидел кирпичную стену, разрисованную нецензурными словами и непонятными эмблемами. Судя по размытости краски от дождя, нарисовано это было относительно недавно. Скорее всего, последние являлись символами местных банд, и, возможно тех преступников, что собрались подорвать завод.
- "Дизельная свобода". Хмпф. Как поэтично, - читая надпись, фыркнул Стингер, возвращая взгляд на дорогу. За лобовым стеклом разворачивалась не самая приятная картина из наспех сооруженной блокады проезда. Судя по одежде и контингенту от стариков до молодёжи – укрепления были построены мирными жителями. Лицо Джона исказилось в раздражении: черт подери, у него нет времени, чтобы сюсюкаться с этими зеваками. БТР без труда мог переехать этот хлам вместе со всеми слабоумными, кто его окружал.
« - Дави их», - шепнул внутренний голос, и, педаль газа рефлекторно вжалась в пол кабины.
- Вездеход! - люди на улице в ужасе шелохнулись. Одна из девушек попыталась отскочить, но седоволосый мужчина преклонных лет ласково взял её за руку, и умиротворенно посмотрел на неё потускневшими серыми глазами.
- Он же хочет раздавить нас, отец Черрит! – брови девушки обеспокоенно приподнялись вверх, а в голосе проскользнула дрожь.
- Дадим им время, Салли, - спокойно промолвил мужчина и тепло улыбнулся. В ответ «Салли» попыталась возразить неуверенным звонким «но», однако старец лишь отрицательно покачал головой. Девчушка тяжело вздохнула, горестно закусив губу. Что есть силы, сдавив подол платья, она собрала в свой взгляд всю свою храбрость, и посмотрела в лоб несущемуся на неё вездеходу.
- Лейтенант, там же гражданские! Мы что просто возьмём и раздавим их?! – Нельсон обеспокоенно подскочил со своего места, - Лейтенант, - вновь протянул мужчина, нервно вцепившись пальцами в водительское кресло.
- Упрямые, - сквозь ехидный смешок Стингер резко выкрутил руль в сторону, игнорируя своего подчиненного.
- Но мы же можем просто погово... – слова церберовца обрываются, и, его инерцией заносит назад в кабину, некоторых пассажиров сносит с сидений.
- ...рить, - растирая ушибленный затылок, мужчина осознает, что БТР уже как несколько секунд стоит на месте.
- Хватит канючить, Нельсон, мы приехали. Эй, вы, не пристёгнутые, - грубо отрезает Стингер штурмовику, а затем с укором смотрит на распластавшихся по вездеходу зэков, - на выход, - и, не дожидаясь ответа, почти, что сразу покидает МАКО.
- Ну, и козёл же у вас лейтенант, мужики, - растирая ушибленные костяшки, подмечает зэк.
- Да уж, что есть, того не отнять, - устало соглашается Нельсон, последовав за вышедшим командиром.
- Эй!!! Вы чуть нас не раздавили, уроды! – пухлая негритянка вплотную подбегает к Стингеру, гневно скалясь на него, как взбесившаяся дворняга.
- Но не раздавили же, прочь, - холодно парирует Стингер, отталкивая пригородившую дорогу, женщину.
- Да, что ты себе позволяешь, ублюдок?! – гневно шипя, негритянка хватает Джона за локоть, вцепившись ногтями в его форму. Вмиг её глаза в ужасе округляются – нашивка на плече заставляет выступить каплям холодного пота на лбу, - «Цербер»...
- Убери руку, пока я не спустил курок, - хладное дуло винтовки упирается в, распухшую от фастфуда и холестерина, плоть. Тихий, хриплый голос мужчины звучит спокойно, но в его тембре отчётливо слышно угрозу. Негритянка, как ошпаренная, убирает руку и делает пару шагов назад.
- Это «Цербер»! – с ужасом вскрикивает она, пытаясь привлечь внимание остальных гражданских.
- Они ещё хуже зэков: прикрываются защитниками человечества, а на самом деле сами похищают мирных колонистов, тьфу! Давайте убьем этих ублюдков!
- Убийцы!
- Террористы!

Толпа подхватывает панический зазыв, начиная скандировать угрозы и оскорбления в сторону группы оперативников.
- Да, это мы, - громко отрезает Джон, делая несколько шагов навстречу разгневанным людям, - Возможно единственные, кто ещё может уберечь ваш от участи быть подорванными раньше, чем вы, наконец-то, решитесь всадить в нас обойму.
- О чем он говорит?..
- Не знаю...
- Может, он пытается нас запутать?

Люди, ошарашенные словами церберовца, в растерянности замолкают на секунду, лейтенант, почувствовав замешательство, уверенно продолжает психологический натиск.
- Завод неподалеку - его хочет подорвать сбежавший из тюрьмы псих. И пока вы тут коллективно придумываете для нас очередное оскорбление, его полоумные последователи устанавливают взрывчатки около цистерн с ядовитыми и взрывоопасными химикатами. Расчистите баррикады и дайте нам проехать.
- Откуда нам знать, что ты не врёшь?!
- Действительно, вдруг, он с ними заодно!

« - Что за идиоты» - Стингер было приготовился атаковать гражданских, как, вдруг, в разговор вмешался пожилой мужчина и толпа, очарованная его спокойным размеренным голосом, постепенно успокоилась.

- Давайте все успокоимся, дети мои. Наш город и так погряз сегодня в насилии и страданиях.  Смерть этих людей не облегчит нашу с вами боль. Мы лишь возьмем на душу очередной грех. Будет ли Господь рад тому, что мы уподобимся деяниям преступников и убийц? – святой отец слегка оборачивается, наблюдая за изрядно пристыженными и опустившими головы людьми, а затем слегка одобрено кивает, переводя взгляд на Стингера.
- Скажи мне, сын мой, как тебя зовут? – спустя долгую паузу молвит старец, пытливо всматриваясь в безжизненную маску лейтенанта, словно, отчаянно пытаясь рассмотреть скрытого за ней человека.
- Моё имя не имеет значения, вы тратите и моё, и ваше время, - с раздражением отвечает мужчина.
- Ты говоришь, что я трачу время, хотя сказать имя было бы намного быстрее. Но ты продолжаешь упрямиться, тем самым, заставляя старика тебя уговаривать, - священник добродушно улыбается, в его уставших туманных глазах пробегают еле заметные задорные искорки. 
На секунду сердце Джона замирает от нахлынувшего дежавю. Этот старец точь-в-точь говорит словами его покойного деда. 
« - Как же он похож него... старый хитрюга»
- Джон.
- Джонатан. Прекрасное имя. Я знал, что за этой маской скрывается обычный парнишка. А теперь опусти оружие, сынок. Если ты на самом деле пришел с благими намерениями, то мы с радостью примем любую помощь. Как видишь, мы в ней отчаянно нуждаемся. - взгляд старца мрачнеет и наполняется глубокой печалью.
Стингер молча опускает оружие, подав знак остальным в группе сделать тоже самое.
- Для начала дайте нам проехать.
- Конечно, Салли, помогите им, - священник одобрительно кивает и уходит, - удачи тебе и твоим ребятам, Джонатан.
Девушка в сером платье и двое крепко сложенных мужчин подходят к лейтенанту. Салли, немного растерянно, молвит:
- К заводу есть обходная дорога, мы покажем вам путь.
- Давно пора. - Джон скупо кивнул, скептически глядя на миниатюрную девчонку сверху вниз, - Отправляемся. - скомандовав остальным, лейтенант снова садится за руль МАКО.
Зэки, севшие на свои места в салоне, хищно оглядываются на девицу и посмеиваются. Один из гражданских недобро дергает дробовиком, садясь напротив них. Девушка, слегка успокоившись, садится рядом со Стингером.
- Видите тот супермаркет с яркой неоновой вывеской? – показав пальцем на запад, Салли оглядывается на лейтенанта, который молча кивает, - Нам к нему, а затем поверните налево, а затем путь по прямой до новостройки.
- Замечательно, а теперь высаживайся, - внезапный приказ приводит девушку в шок, в её глазах читается: «но, почему?», - Такой мелюзге не место среди перестрелок. Давай, пошла, - превентируя заданный вопрос вслух, Стингер резко подталкивает девчонку, открывая дверь вездехода.
- Но я там работала инженером! Я знаю все пароли и коды доступа!
И хотелось бы сказать «без тебя обойдёмся», но сказанное девчонкой заставило лейтенанта резко передумать. Всё же столь явное преимущество в бою стало для него намного приоритетнее даже её молодой жизни.
- Тогда ты, действительно, будешь для нас полезна, - одобрительно кивнув, Стингер закрыл дверь и завёл двигатель вездехода.

Быстро набрав скорости, БТР помчался вдоль «обходной» дороги прямиком к «проклятому заводу»...

+5

26

Александра

- Кто? - захлебывающаяся кровью Шелди сначала не понимает, о ком речь. - СУКА! Хер ты выйдешь отсюда живьем! Ребята с тобой такое сделают, пожалеешь, что не сдохла сразу, как родилась!
Придется вам более доходчиво объяснить бывшей охраннице, что вы с ней не шутки шутите.
Однако процедуру вразумления опасно слишком затягивать. Вдруг кто прибежит на вопли или просто решит зайти в кабинет?
Но пока вам везет, и Шелди наконец перестает сыпать угрозами и соображает, что речь, скорее всего, о "задохлике, которого таскал с собой Том".
- Он и не собирался его отпускать, - хрипит женщина. - Очкарик Тому понравился. Забрал с собой на завод.

Здесь вы можете задать несколько вопросов и узнать уже известную от заключенных информацию о заводе. По словам Шелди, Харди решил шантажировать Альянс, обещая взорвать химический завод и уничтожить большую часть города. На взгляд бывшей охранницы - идея так себе, но альтернативных предложений у неё не было, да и спорить с разошедшимся Томом опасно. Больше никакой информации у женщины нет, и вам она не нужна. Пора избавиться от неё и поинтересоваться, как идут дела у Роко, но в это время снаружи раздается взрыв и, кажется, начинается пожар. Воспользовавшись мимолетным замешательством, Шелди попытается на вас напасть.
Как только с ней расправитесь, можете связаться с Сэмом и решить, что вам делать дальше (где его искать для ответных реплик, полагаю, знаете). В здании теперь царит паника и выбраться будет не слишком сложно.

0

27

- СУКА! Хер ты выйдешь отсюда живьем! Ребята с тобой такое сделают, пожалеешь, что не сдохла сразу, как родилась! - Шелди всё ещё была недоброжелательна. А зря, если бы она сотрудничала, Александра могла бы и отпустить её с миром... Но информацию надо было добывать, а в способах принудительного дознания Мейнем не была особенно сильна.
- Очень грубо, к тому же всё будет по-другому. - мститель подошла к двери кабинета, открыла её и выглянула наружу, где оказались именно те, кого она искала - те самые двое амбалов, которых Стингер послал с ней. И которые уже второй раз не помогли девушке, хотя должны были. "Рыцарство осталось в прошлом. Ну да ладно..."
- Ребята! - с улыбкой на лице начала блондинка, - У меня здесь симпатичная девчонка, которая очень хочет максимально жёсткого секса. Вы ведь ей не откажете в удовольствии? - мужики недобро засмеялись, прекрасно всё поняв, и вошли внутрь.

- Она же из охраны? Не думаю что хорошо с вами обращалась, да?.. - уточняла Александра, пока её друзья не очень ловко пытались снять броню с сопротивляющейся девицы.
- Эта стерва избивала нас за малейшую провинность! - кроме этой характеристики в следующие пару минут Мейнем услышала из уст и Шелди, и бывших заключённых такие отборные ругательства, которые никогда повторять не собиралась, и много таких, которых никогда не слышала, а некоторых и не понимала.
К тому времени, как бандиты справились с бронёй охранницы и приступили к её нижнему белью, девица уже посадила им несколько синяков, правда в долгу не оставались и мужики: вырванный ноготь и кровоподтёки на её лице красноречиво об этом свидетельствовали.
- Хватит! Я всё расскажу! - наконец сдалась Шелди.
- Рассказывай... - протянула Александра, которая даже не смотрела на эту отвратительную сцену, - Нет, вы пока продолжайте, вы хорошо ей подходите...
- Этот профессор наверное задохлик Тома... Он и не собирался его отпускать. Очкарик Тому понравился. Забрал с собой на завод. Я больше ничего не знаю, пусть остановятся!
- Что за завод?! - Алекс уже успела забыть, что пленные уже рассказывали насчёт завода.
- Химический. На юго-востоке. - судя по хрипам, силы у девчонки-охранницы заканчивались.
- У вас наверняка в тюрьме с девушками плохо было, так что пользуйтесь моментом... Как закончите, присоединитесь к нам у транспортёра. А эту... можете оставить коллегам, ребятам тоже охота развлечься, или как хотите... - "Око за око! Она мне угрожала, грубо общалась и хотела изнасиловать. Но я сомневаюсь, что когда придут её друзья и увидят её голой и в развратной позе, то решат её спасать. А если и да, мне всё равно что там случится с этой парочкой." - мстительно подумала Александра, в полной мере оправдывая название своей боевой специализации. В последнее время у неё были частые перепады настроения, наверное это побочный эффект имплантатов...
Шелди пыталась что-то лепетать по поводу того, что Мейнем её обманула, в то время как один из мужиков уже спустил штаны, пока второй ремнём привязывал руки девицы к ножке стола.
- Я ничего не говорила насчёт того, что они прекратят, если ты всё расскажешь... - заметила блондинка, выходя из комнаты, а вслед слыша продолжающиеся вопли, затем перешедшие в стоны.

- Алло. Говорит Мейнем. Я выяснила, что наша цель предположительно на химическом заводе. Нам придётся самим догонять Стингера? - Александра встретила нескольких заключённых, пока спускалась вниз: вначале ей показалось, что они так взволнованны из-за криков Шелди, но те переговаривались между собой о какой-то сумасшедшей с автоматом на первом этаже, так что Мейнем решила поменять план и спускаться по второй лестнице, ближе к заднему входу. Она всё ещё была в тюремной форме, к тому же после драки даже больше походила на бывшую преступницу, чем раньше, так что никто не обращал внимания на девушку.
- Есть какие-то другие идеи? - Сэм коротко выругался. - Выбираемся отсюда и попытаемся найти какой-нибудь транспорт. За мэрией есть маленький переулок. Там встретимся и свяжемся со Стингером. Надеюсь, в панике трудностей с отходом не будет.
- Приняла. - Александра не знала точного плана мэрии, но служебный выход должен был быть примерно где-то... сзади? Туда она и направилась.

Отредактировано Alexandra Meinem (31 января, 2017г. 22:27)

+2

28

Грохот взрыва, хруст рушащихся стен и треск загоревшихся балок. Крики, стоны и вопли напуганных, умирающих и травмированных. Запах горелого мяса на входе проник сквозь тряпку. Акира втянула его ноздрями, сквозь тряпку и шагнула дальше в начинающее разгораться здание. Пришлось тут же прижаться к стене, потому что ее чуть не сшиб выбегающий из здания здоровяк.
"Человек," - отметила Т'Карро, пропуская ублюдка мимо и всё-таки не стреляя в спину. Приходилось экономить термоячейки, потому что оказаться в логове сбежавших на волю заключенных, в городе, где они могут возместить у государства всё то время, что провели в заточении, было бы совершенно плохой затеей. Кроме того, времени у женщины было совсем не много.
Батарианец, конечно, находился в здании и можно было бы просто доверить его жизнь огню, но Акира не была дешевым киллером и всегда старалась качественно выполнить свою работу. В данной ситуации, она хотела бы увидеть самолично труп четырёхглазого, а не оставлять на волю судьбы и пожара.
"Тем более, что здесь весело," - громче, чем крики и треск пожара звучала нецензурная брань, в которой оказавшиеся в здании словно соревновались. Сейчас выигрывала команда, которая ещё только чувствовала едкий запах дыма, а те, у которых подгорали ягодицы, заикались и не могли похвастать ассортиментом различных слов.
Дело осложнялось тем, что Акира не знала, куда они могли утащить её жертву. Кругом была суета, хотя она и ожидала, что в здании столпится больше народу, чем оказалось. Впрочем, не исключено было, что они находятся этажом выше. "Или ниже," - не стала исключать СпеКТР. - "Крысы любят подвалы. Как туда попасть?"Мучила и ещё одна мысль. Кругом были следы крови и разрушений, но трупы почти не попадались. Оторванный палец, женское, судя по серёжке, ухо... "Но не трупы. Вы их не съели, мальчишки?"
Люди, которые попадались ей, неслись к выходу или к месту взрыва, кричали, пробегали мимо Акиры, но у неё не было на них времени. Один остановился, хлопнул по плечу: "Давай на выход, братан!" Синекожая, скрытая маской только отмахнулась и зло бросила: "Дела!" Тот смутился, но всё же отправился дальше.
Т'Карро очень быстро про него забыла и вцепилась в ручку двери одного из кабинетов. Оттуда раздался женский хрип, который и привлёк её внимание, а затем грубая ругань. "Давай, прошмандовка, если жить хочешь!" - произнёс неприятный мужской голос. Опыт и бурная фантазия успели предположить картину происходящего насилия. Всё тёмное внутри синекожей потянулось к двери, сфокусировавшись в идее презреть все преграды и присоединиться к царящей внутри вакханалии.
"Пошла к чёрту!" - Т'Карро одёрнула ладонь от ручки и с силой ударила кулаком в стену, чтобы руку обожгло болью. Отвернулась, невидящим взглядом уставившись в противоположный конец коридора. Оперевшись спиной в стену, женщина прикрыла руками в грязных перчатках лицо и попыталась поглубже. "Дура! Совсем срываешься, мать!" - она опустила голову, словно пытаясь спрятаться от себя самой. Ей было тяжело контролировать внутренних демонов здесь, в Нью-Лутоне, городе, в котором не было законов и в котором она могла бы позволить себе всё. Вот уже второй раз они не к месту рвались на волю и, если первый ещё можно было списать на восхитительный пейзаж, то сейчас могла сорвать задание. - "Сначала цель! Потом хоть сожги этот чёртов Нью-Лутон, но сначала убей для Совета этого четырёхглазого ублюдка." Пришлось сделать ещё несколько глубоких вздохов, чтобы успокоить организм, рвущийся на встречу жестокости окружающего мира. Где-то внутри живота ещё оставалось чувство острой неудовлетворённости происходящим, но контролировать себя азари уже могла. В конце коридора появились не сколько спорящих между собой мужчин и Акира-Безумная тут же забилась на тёмное дно сознания. Сердце забилось ровнее, разум прояснился. Акира-Охотница полностью была готова к погоне.
Это абсолютно точно был один из тех, кто утаскивал её собственную добычу внутрь. Решение пришло в голову достаточно быстро, она сделала несколько шагов в комнату чуть впереди. Оттуда уже выбежало двое и синекожая решила, что теперь там свободно. "Конечно, они выбежали все. Зачем кому-то оставаться?"
Дальше всё происходило очень быстро. Когда в открытую дверь СпеКТР увидела нужного ей человека, она биотическим броском отправила его в противоположную комнату. Умереть он не должен был, Акира действовала, можно сказать, аккуратно, а уж травмы, ушибы и ссадины ее не интересовали. "Главное, чтобы челюсть не сломал и язык не откусил", - усмехнулась под импровизированной маской синекожая.
Пальцы легко пробежались по сенсору инструметрона и активировали маскировку. Женщина исчезла, но не стала ждать и тут же протиснулась в дверь, не касаясь противника, и перебежала в комнату напротив. Это было совсем не трудно, в заполняющем коридоры дыму. Позади нужной ей жертвы оказался только один человек и тот, растерянный произошедшим сначала заглянул уже в пустую комнату, а затем только решил обратить внимание, что же происходит с его товарищем.
В разгорающемся здании, из которого, словно крысы, пытались сбежать его временные обитатели, никто, по задумке СпеКТР'а, не должен был удивиться тому, что любопытный вспыхнул спичкой. Маскировка деактивировалась, инструметрон сложился, оставив левую руку азари пустой. Человек, который увидел появившееся из ниоткуда нечто в грязной одежде, прячущее лицо и зло сверкающее нечеловеческими глазами оказался, мягко сказать, удивлён. "И напуган", - под тряпицей оскалилась охотница.
- Где батарианец? - рявкнула она без прелюдий. Человек был крупнее и не был совсем уж трусливым гражданским. Судя по коротко и неаккуратно выбритой голове, он не мог быть из охраны или полиции, скорее из заключенных.
- Отвали, сука! – но спихнуть с себя совсем не хрупкую азари, чьё атлетичное тело закалялось веками беспокойной, опасной жизни оказалось не просто. Её колено упёрлось в грудную клетку человека, да и вся она навалилась на него, лишь чуть упираясь другой ногой в пол. Мужчине было неудобно, конечности с трудом могли чувствовать опору, но он, в своем упрямстве ещё пытался подняться. Т’Карро позволила ему оторваться от поверхности, но потом резко обрушилась всей массой, одновременно, сдвинув колено ближе к солнечному сплетению. От этого её жертва снова грохнулась на пол, сбила дыхание и болезненно ударилась затылком об пол.
- Батарианец! – напомнила СпеКТР, глядя в глаза, пытающемуся прийти в себя человеку.
- Дура! Сгорим нахрен! – дым, который много опережал пламя проникал в занятый ими кабинет, мешал человеку дышать, как и восседающая на нём азари. Синекожая, кстати, отказывалась униматься. Она выхватила «Ярость» с крепления на бедре, отвернулась к ногам человека и выстрелила очередь ему в бедро. Под удар попали сухожилия и мышцы, лишая того полноценного управления ногой. Раздавшийся стон женщина проигнорировала:
- На одной ноге ты ещё прохромаешь до выхода. Без обеих - можешь неуспеть, - в голосе Акиры проскальзывали озорные мотивы. В общем-то, она действительно хотела прострелить ему и вторую ногу, но, ввиду близости цели жалела термоячейки. – Где четырехглазый?
- В кабинете… Кадры… Дальше по коридору, - простонала жертва. – Сука ты бешенная, - Акира под маской хищнически улыбнулась. На подобные выпады в её адрес, охотница давно уже не обижалась. «Я слишком стара, чтобы дуться на правду». – Я собирался отвести его к Шелди, - прохрипел человек. – Но после взрыва приковал к батарее и решил свалить.
Синекожая, довольная ответом, ласково потрепала мужчину по щеке. Добыча была уже близко, адреналин гулял в филолетовой крови, возбуждая и переполняя энергией. Мешало только чувство некоторой незаконченности и, чтобы его чуть-чуть потешить, СпеКТР протянула свободную ладонь к правой руке человека и схватила палец. Приложив достаточно силы и продолжая улыбаться под маской так, что жертве было видно только довольный взгляд, Акира дождалась проникновенного хруста и сдавленного стона своего противника. Только тогда она встала и покинула помещение. Здесь всё уже было в дыму, и азари пожалела о том, что не намочила тряпку, под которой скрыла нижнюю часть своего лица. «Впрочем, идти здесь не далеко».
Прежде, однако, чем заглянуть в кабинет бывшего отдела кадров, Т’Карро открыла ещё одну дверь. Её привлекло количество следов волочения у входа в неё. Кровавые разводы покрывали пол перед дверью практически сплошным слоем, не заметить было невозможно. А внутри для азари открылся ответ на вопрос о том, куда же делись все трупы с первого этажа мэрии. Около полутора или двух десятков тел было свалено в безобразную кучу. Где-то внутри пошевелилась нога. Акира проследила взглядом и обнаружила на ступне миниатюрную туфельку на каблуке. С другой стороны была короткая юбка. «Молодая девица, наверное. Вы чего, думали, что она мёртвая?! Чего выбросили то, а не изнасиловали?» - верхняя часть терялась в груде мёртвых, истекающих кровью тел. Никакого участие в судьбе попавшей в неудобное положение девушки принимать не стала. Времени не было, нужно было убить батарианца.
В отделе кадров, однако, никого не обнаружилось. Он вообще была пуст, но, возвращаться к допрошенному мужчине женщина не стала. На батарее действительно обнаружились наручники. Они, однако, не были пусты, содержа в себе сюрприз – батарианскую руку. «Экая прелесть,» - четырёхглазый хотел с ней поиграть и Акира, несмотря на пожар, была не против такого поворота событий.
Женщина присела на одно колено, поближе к руке. Внимательные глаза осмотрелись, выискивая на полу кровь батарианца, но в дыму это было не просто сделать. Выдали следы. На полу чётко выделялись свежие следы испачканных в крови ботинок, неуверенно шедших к выходу. Акира поднялась и неспешно отправилась туда, куда они вели, теперь пристально изучая пол. В коридоре, в дыму она не разглядела следов поначалу, но теперь смогла их различить в остальных следах разрушений и крови. Времени было немного и пришлось торопиться, потому что витэ могла стереться или засохнуть. С пистолетом-пулеметом в правой руке и инструметроном наготове, женщина отправилась по следам своей добычи.

Отредактировано Akira T'Karro (11 февраля, 2017г. 22:55)

+4

29

При участии Оливии Морган и Джона Стингера.

Роко хотелось ей верить. Верить в то, что Мария Дельгардо, которую он знал когда-то, не лжет, используя малейшую возможность, чтобы выбраться из этого мерзкого подвала, из охваченной беспорядками колонии. Что ей пришлось пережить за последние полгода? Если доведется, Сэм расспросит её позже или прочитает в досье, подробности из которого усталый, зачумленный странным туманом мозг выдавать по-прежнему отказывался.

Сверху снова грохнуло, с потолка сыпался зеленоватый порошок, смешивающийся с кровью и быстро превращающийся в густую пену - наконец сработала противопожарная сигнализация.
- А какого черта ты ожидала еще? - убийца ухватил девушку за запястье и поволок наружу, сжимая в правой руке обнаженный ниндзято. В мэрии дела были закончены, появились проблемы поважнее, а ублюдки или еще выжившие праведные граждане, сдыхавшие сейчас среди дыма и пламени, не его, Сэма, дело. Первым - туда и дорога, вторым - замученным или изнасилованным, просто сегодня не повезло. Бывает. - Пыталась жить спокойно?! Неужели пошла на Цитадели в библиотекарши?! Или всё-таки связалась с какими-нибудь уродцами на Омеге, которым всё равно, что делать, лишь бы платили? - Роко успел выйти в коридор. Впереди показался какой-то человек, но лейтенант, не разбирая, заключенный это или гражданский, просто коротко рубанул мечом, потому что тот бестолково маячил на дороге. - А потом вас взял за задницы Альянс, и неужели тебя удивило, что контрразведка тебя не погладила по головке за все делишки, а отправила в тюрьму, в которой тебе и пришлось бы сгнить, если бы не война?! Теперь ты скажешь, что снова хочешь отсидеться в стороне, когда горит вся галактика? Может попросишь тебя не убивать, а просто отпустить? А что? Неплохо придумано. Есть вероятность, что тебе еще удастся отсюда сбежать и присоединиться к какому-нибудь новому отребью. Инопланетной мрази ведь и сейчас хватает, верно? Да и не только инопланетной, - они уже выходили из здания. Сэм кивнул на охваченную со всех сторон пламенем мэрию (видимо для подавления пожара ничтожных мер, вроде порошка, не хватило), на разбегающихся в разные стороны заключенных. Одному из них Роко выстрелил в спину, просто так, чтобы отвести душу, походя. Снова крики боли и отчаяния в разворачивающемся хаосе, кровь, смерть. Он к ним привык. Черные глаза, казавшиеся сейчас почти мертвыми, не отрываясь, смотрели в лицо Марии.

Молча проглатывать оскорбления Морган не собиралась. Да как он смеет? Какое право вообще имеет судить о принятых ею решениях?! Да, поспешных. Да, не правильных. Но её! Он не был рядом, чтобы помочь. Чтобы осадить. И судить, значит, не ему!
- ДА ПОШЕЛ ТЫ! Срать я хотела и на горящую галактику, и на твое милосердие! - со всей силы дернув рукой, Оливия выдернула свое запястье, после чего раны под импровизированной повязкой вновь закровоточили,  - Я не ебанная альтруистка или идеалистка для этого дерьма. Я хренова эгоистка и ты сам это знаешь. Чтобы ты сам сделал на моем месте? А?! Ждал бы пока тебя во сне зарежут? Нет, ты либо себя прикончил, либо поступил так же как я. Потому что другого, сука, выхода не было! И нет!
- Я бы никогда не оказался на твоем месте, - отрезал Роко. Его взгляд по-прежнему ничего не выражал. Откуда знать этой крикливой девчонке, что такое жить почти слепым овощем среди сумасшедших ксеносов, но всё-таки жить самим собой, ни чем не поступаясь. На лице Сэма отразилась крайняя степень презрения.
- Беги, если нужно, я тебя опускаю. Может, умрешь своей смертью, и Жнецы до тебя не достанут. Я буду рад.  Мне даже интересно, что ощущает трусливый, никчемный человечишка, глядя, как рушится его мир. Может, тебе это как раз предстоит выяснить. Ты показала себя плохим солдатом, плохой оперативницей, дрянной наемницей. Кому ты нужна? Я всегда ожидал от тебя большего, Дельгардо. Убирайся, - Роко хотел сказать что-то еще, но резко развернулся и зашагал вдоль по улице. Он не знал, чем вызвано это внезапное желание дать принять ей решение самостоятельно. Может быть тем, что он видел, какими страшными и безжизненными становятся взгляды  тех, кому импланты вживлялись насильно, а может потому что в госпитале "Цербера" было полно женщин, организмы которых плохо справлялись с ускоренной адаптацией. Некогда красивые, натренированные тела покрывались серо-черными пятнами и выступающими на местах кровеносных узлов темными прожилками, кожа дряхлела и иссушалась, будто старческая, а конечности напоминали тонкие, ломкие ветки. Нет, он сказал уже всё, и пусть это будет выбор только... Оливии Морган. Сэм хмуро усмехнулся, по-прежнему не оборачиваясь. Разумеется, если она поступит неправильно, он еще успеет  выстрелить ей в спину, как и любому другому из этого сброда. Таков приказ, которого нельзя ослушаться.
- Хочешь меня прибить? Давай! Я здесь, прямо перед тобой! Зарежь меня! Стреляй в меня! Но я не уйду, - убийца стояла, раскинув руки в стороны. Наплевав на хаос, наплевав на всё, - Мне некуда возвращаться. НЕКУДА, ЧЕРТ ВОЗЬМИ! - она кричала, надрывая горло, -  Мне здесь не выжить, сам видишь. Так что либо убей на месте, либо возьми с собой.
Роко остановился. Да, разумеется, многие из них были такими. Пускай и потерявшими веру в "Цербер", но преданными уже несколько раз, всеми, кем только можно. У них не было другого предназначения, некуда было больше идти, а привычный черно-оранжевый знак становился всё ближе, будто иной судьбы и не существовало...
- Идем, - тепла в голосе Сэма ничуть не прибавилось. И всё-таки что-то в нем неуловимо изменилось. Он не собирался больше сыпать обвинениями и, тем более, угрозами в адрес Оливии. Она сама всё решила.

Никто и не думал преградить им дорогу. Вид у церберовца был весьма устрашающий. Сквозь обрывки тюремной формы проглядывала черная броня. Перепуганные после взрыва мэрии заключенные, завидев окровавленный ниндзято в руках странного, перепачканного зеленоватой  пеной мужчины, старались побыстрее скрыться в ближайших подворотнях.
Наконец убийца нашел то, что искал. Потрепанный, защитного цвета открытый грузовичок стоял около сожженного мебельного магазина. Рядом валялись трупы в веселенькой сине-желтой форме. Наверное, это были грузчики и водитель, посмевшие сопротивляться, когда сжигали диваны, за которые хозяин заставил бы расплатиться их своими кровными. Остовы мебели с торчащими пружинами были разбросаны по всему переулку, ещё тлеющий поролон нещадно смердил.
- Стингер. Это Роко, - Сэм активировал комлинк. - Предположительно цель у тебя, на заводе. Вместе с Харди. Выдвигаюсь к вам, транспорт нашел. Что у тебя на месте и что по маршруту?
Прояснять произошедшее в мэрии и засорять эфир убийца не стал. На его взгляд это было уже несущественно и могло подождать.
- Это неожиданно, - удивление скользнуло в ответ сквозь электрические помехи, - Мы почти доехали. Путь чист. Хотя если будете ехать по главной дороге, то наткнётесь на баррикады, созданные жителями города, поэтому лучше сразу свернуть в объезд. Впрочем, мне удалось с ними договориться, и они согласились помочь, - информацию о завербованных гражданских Стингер решил оставить на потом, - Пересылаю маршрут. Встретимся на месте, - коротко подытожил он, заканчивая скупой на подробности рапорт.
- Принято, конец связи. - Роко был так же скуп и лаконичен на оценку полученных сведений. Затем, будто что-то вспомнив, он снова активировал связь.
- Мейнем. Где вы находитесь? Отправляйтесь в отель и заберите оттуда жену профессора. В дальнейшем возиться с ней у нас возможности не будет, но и потерять такой козырь мы не можем.
Он подстраховывался, надеясь, что с ситуацией на заводе им удастся справиться самим, присутствие еще одной боевой единицы в данном случае большой роли не играло. А вот взбунтовавшийся ученый, требующий немедленно отыскать его обожаемую женушку, сулил множество проблем, если не сейчас, то в дальнейшем.
- Личное, всегда личное, - недовольно пробормотал Роко себе под нос. Мотор старенького грузовичка натужно кашлянул, но всё-таки негромко заурчал, заквакал, будто старая жаба, которых маленький Сэм не мало перебил на Шаньси в раннем детстве, а затем резко взвизгнул, как только убийца вдавил педаль газа до упора. Гремя всеми деталями и теряя остатки мебели из кузова, ветеран доставки понесся по темным улочкам Нью-Лутона. - Сколько не вытравливай, а оно всё равно возникает.
Роко искоса взглянул на Оливию, примостившуюся на пассажирском сидении. Девушка тихо фыркнула.

Отредактировано Sam Rocko (26 февраля, 2017г. 23:32)

+4

30

Ещё несколько поворотов и девушка благополучно нашла выход: благо над дверьми были таблички, куда идти в случае пожара. К сожалению, пожарная тревога сработала раньше, чем Алекс вышла из здания, и зелёная субстанция стала сыпаться ей прямо на голову.
- Ну что за черт... - тихо выругалась мститель, прибавила шаг и прикрыла рукой лицо: она понятия не имела, что это за гадость и насколько она вредна, но убраться отсюда поскорее очень хотела. Добежать до переулка, где раньше был припаркован транспортёр, и где и была назначена встреча, было делом одной минуты, но там её ждали лишь двое штурмовиков, которых Стингер оставил прикрывать девушку.
- Всё прошло хорошо? - поинтересовался один из них, протягивая Мейнем её броню и оружие.
- Нормально. - подробности она расскажет позже за чашкой кофе, когда они будут улетать с этой планеты, - Лейтенанта Роко видели? - ответом блондинке были только отрицательные кивки. Но новости не заставили себя долго ждать:
- Мейнем. Где вы находитесь? - снова раздался голос Сэма в рации.
- Около места встречи. - Александра уже догадалась, что эта самая встреча вряд ли состоится. Да и её подручные, которые остались с Шелди, тоже не спешили появиться - наверное кто-то их остановил, или они решили расторгнуть договор. Впрочем, это как раз была не беда - толку от этих ребят было как от волуса-биотика.
- Отправляйтесь в отель и заберите оттуда жену профессора. В дальнейшем возиться с ней у нас возможности не будет, но и потерять такой козырь мы не можем. - Мейнем пару секунд молчала, будучи не очень рада тому, что ей придётся ещё погулять по этому городу смерти. Но выбора не было.
- Будет сделано. В каком она номере? - оставалось уточнить агентессе.
Девушка попросила штурмовиков отвернуться, пока она снова одевала броню и шлем, параллельно пересказывая им полученный приказ: "Нам приказали спасти Гортензию Рейнольдс. Её оставили в отеле у участка, номер на 25 этаже. Потом быстро отправляемся к нашим." - мститель убрала за спину снайперскую винтовку, и бойцы направились к отелю - к счастью он был от них практически в двух шагах. Алекс даже задумалась, почему это Роко не дождался их и уехал сам: у него что, появились ещё какие-то дела?
Около отеля находились пара мужчин - не то чтобы они именно охраняли вход, но были близко от него и вооружены дробовиками. Мститель остановилась за углом: один из штурмовиков прикрывал ей спину, а то время как второй, пригнувшись, перебежал улицу, занимая такую же позицию на другой стороне. Незнакомцы у отеля были вооружены, а значит не гражданские - мысленно оправдала свои намерения девушка. "Хватит с меня скрытного проникновения."
- Будем штурмовать. - произнесла в коммуникатор Александра, затем вытащила свою М-13, переключая её в режим "снайпер", высунулась, навела прицел и буквально снесла одному из своих противников голову, и вслед за этим, не теряя времени на точное прицеливание, поразила второго целой серией выстрелов из автоматической винтовки. Алекс немного подождала, чтобы убедиться, что на звук пальбы не сбегутся ещё какие-нибудь враждебные элементы, затем применила "оборону", максимально усиливая свои кинетические барьеры, вышла из укрытия и шагом направилась к отелю, готовая отступить при любом признаке опасности. Штурмовики двигались перебежками, держась в тени зданий и по очереди прикрывая друг друга.
Пусть их было только трое, а сама она была лишь хрупкой девушкой, но любого, кто осмелится встать у них на пути, ждал целый арсенал лучшего снаряжения "Цербера": гранаты, баллистические клинки и криопули, помноженные на быстроту и точность реакции, которые бойцам давали новые имплантанты. И да поможет Бог их противникам.

Улица была совершенно пустой, только со стороны участка доносились отдалённые крики и выстрелы, но стоило Александре войти в стеклянную дверь отеля, как на неё обрушился град пуль: судя по всему, находящиеся внутри тоже подготовились к глухой обороне. Церберовцы открыли огонь в ответ, что было не особенно эффективно: ведь враждебные элементы находились в укрытиях, и даже усиленные щиты не выдержат продолжительной перестрелки.
- Назад! Назад! - к счастью штурмовики за спиной Мейнем и сами поняли, что пора отступать и не помешали ей отойти назад, не оглядываясь, и быстро укрыться за стеной слева и справа от дверей. Кинетический барьер был повреждён, но он восстановится, а о ранениях товарищей спрашивать времени сейчас не было.
- Боеприпасы в норме? - Алекс предоставила коллегам перестреливаться с врагом, пока её щит восстанавливался, заодно проверив и свои термозаряды, - Я зайду слева. - мститель побежала вдоль стены к самому дальнему из окон, выходящих в холл, чтобы обеспечить хотя бы немного перекрёстного огня, а стёкла перед ней и за спиной одно за другим разлетались от выстрелов изнутри.
"Их где-то пять-восемь." - примерно прикинула девушка, опускаясь на колени перед окном.
- На счёт три выбиваем гранатами. Раз. Два. Три. - Александра, практически не высовываясь, метнула гранату куда-то в конец зала, надеясь попасть за ресепшн, одновременно с ней так же поступил один из штурмовиков. Подождав секунду, Мейнем подняла голову: если хоть кто-то из них метнул точно, сейчас враги должны сменить укрытие, иначе их сметёт взрывом. Так и произошло: двое неприятелей метнулись из-за стойки к уголку отдыха посетителей, где находились журнальный столик, диван и пара кресел. Но добежал только один: второго настиг "оглушающий выстрел", и его отбросило к стене, где его моментально добили штурмовики.
- Прикрывайте, - раздался в голосовой связи голос Игоря - одного из штурмовиков, который перепрыгнул через окно в противоположном конце холла и наступал на противника в уголке посетителей, поливая того из "Шершня". "Сейчас он вытеснит его из укрытия и я добью." - поняла план Александра, и оглянулась назад на улицу: было бы неприятно, если бы они пропустили каких-нибудь друзей этих ребят, например из полицейского участка. "Адреналин и криооружие," - ввела команда военная на своём боевом инструментроне перед тем как снова высунуться из укрытия, но всё пошло не по плану: на выдвинувшегося в зал солдата насели врукопашную двое противников, так что он был вынужден пустить в ход свой электроклинок. К счастью, броня должна была неплохо защищать его от их импровизированного оружия. А когда Мейнем попыталась прикрыть его, она успела сделать лишь два выстрела, прежде чем со всей своей прекрасной реакцией, дарованной адреналином, увидела голубую волну биотики, надвигающуюся на неё со стороны лифта. Сделать, разумеется, ничего было невозможно, стена отеля волну тоже не остановила, так что через мгновения Мейнем уже лежала на асфальте. "Ненавижу биотиков." - адреналин и щиты ещё действовали, так что это была лишь небольшая задержка, хотя и очень неприятная. Встав на ноги, мститель увидела, что Игорь, кажется, сумел одолеть своих противников с помощью второго его коллеги или без неё, правда не успела Александра обрадоваться, как в угол отеля, где находился её предприимчивый коллега, прилетел ещё один сгусток биотики, поднявший его, мебель и два трупа в воздух. А из полуоткрытых дверей лифта в сторону беззащитного "Цербера" уже полетели смертоносные пули.
- Следи за улицей, а я за биотиком. "Потом попробуем помочь ему медигелем, если успеем." - девушка нажала ещё одну кнопку, применяя комплект стимуляторов, а затем также перелезла окно. "Не может же быть, чтобы он мог вот так бросать биотику без конца. У меня наверняка есть пара минут." Но своего самого эффективного бойца их враги прикрывали надёжно: сразу трое неприятелей бросились к Александре. Она даже не пользовалась снайперским прицелом, настолько близкая была дистанция: оставалось только стрелять из винтовки так быстро, как это было возможно. Пули содержали жидкий азот, так что мужланов начал покрывать слой льда, но они были уже совсем рядом, и пришлось ещё раз применить "оглушающий" - криовзрыв буквально разметал двоих противников по комнате, третий, обмороженный, сделал ещё один неуверенный шаг и сразмаху ударил Мейнем в плечо каким-то длинным предметом, который держал в руках - из-за льда даже было не разобрать, что это. Второй раз ударить он уже не мог: его совершенно заморозило.
"Техническая неисправность оружия" - отобразилось на визоре. Из-за стимуляторов Александра даже не почувствовала удара, протянула руку к кобуре, подняла "Палач" и дважды выстрелила врагу в грудь.
- Сдохни ты уже. - только теперь она бросила бесполезную уже винтовку, которую всё ещё держала левой рукой, и побежала вперёд, прекрасно понимая, что если она потеряет ещё время, то биотик восстановит силы, а у неё, наоборот, закончится действие стимуляторов, скоро она почувствует последствия их применения, и весь урон, который нанесло ей оружие противника - если нанесло, к тому же проявятся . Практически всё снаряжение пришлось использовать, но для биотика в лифте ещё оставались баллистические клинки - самое кровавое оружие для ближнего боя.

Отредактировано Alexandra Meinem (6 марта, 2017г. 10:51)

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.3 [Город грехов]