Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » 28 дней.


28 дней.

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

https://pp.vk.me/c623123/v623123288/1c563/W_eSOGF_-6o.jpg

1. Время: 2176 год.
2. Место действия: Планета Арлакс, Апийский Крест.
3. Сюжет: Первый год обучения военной подготовке всегда проходит натужно. В 2176 году командование решает провести эксперимент для улучшения среди кадетов навыков командной работы, заставляя сотрудничать курсантов с разных планет. Кто знает, насколько полезной окажется эта практика?
4. Участники: Avlaas Vokatu, Solana Vakarian.

0

2

День 0.

- Ну что, молокососы, настал ваш звездный час! – пробасил мастер-сержант, выхаживая напротив строя новобранцев. – Вы молоды и сильны. Вы – гордость турианской армии. Будущая элита, - а вот это явно заученная часть. Никогда в жизни к ним так не обращались сержанты. Солана немного отвлекается от этой явно бессмысленной  и отчеканенной речи. - …командная работа – вот чему вы должны научиться! Никаких «я» не должно быть на поле боя, только «мы»! В связи с этим, мы запускаем новый обучающий проект.
Далее следовало такое же отчеканенное объяснение дальнейшего происходящего. Часть курсантов-первогодок будет отправлена на другую планету (название не упоминается), где они познакомятся со своими напарниками. Цель обучающего проекта – развить навыки командной работы. А вот средство – заставить пару незнакомых турианцев взаимодействовать друг с другом с целью выжить. То бишь за отведенный срок добраться до контрольной точки, из которой их должны были забрать на шаттле. Звучит довольно просто.

День 1.

Шаттл медленно описывает круги вокруг заданных координат и вскоре приземляется. Солана еще раз ощупывает шлейки походного рюкзака, висящего у нее за спиной, когда громогласным басом звучит команда, и турианка покидает шаттл. Транспортное средство практически сразу же поднимается в воздух и улетает. Сойдя на землю, девушка быстрым взглядом окидывает местность. Лиственный лес. Запах озона обильно ударяет в ноздри, Вакариан с удовольствием глубоко вдыхает несколько раз. Широкая поляна, обильно поросшая травой, из явных следов только прямоугольник, оставленный шаттлом. Тропинок, а уж тем более дорог, не видно. Местное население, если оно вообще здесь есть, явно не жалует эту местность. Видимо, слишком далеко от ближайших населенных пунктов, если таковые, опять же, имеются. И прямо перед ней стоит турианец, они одного возраста. «Напарник». Сол проходит поляну напрямую и встречается взглядом со своим новоявленным спутником. Видимо, его доставили сюда чуть раньше, так сказать, избегая «столкновения» шаттлов. Невысокий турианец (Солана глядит ему прямо в глаза – они, похоже, одного роста), зато телосложение крепкое. Нет никаких родовых меток – лицо гладкое, без татуировок. На лбу защитные очки, за спиной походный рюкзак. Внешне такой же, в вот содержимое, похоже, отличается – в глаза тот час же бросаются два спальных мешка, которых нет у девушки. Солана получила свой рюкзак перед самой высадкой, и о полном его содержимом пока не знает. Но в казармах пошел слух, что все снаряжение у них будет общим. Даже не то, чтобы общим, а скорее взаимодополняющим. У нее палатки, у него – спальный мешок. У нее зажигалка, у него нож. У нее компас, у него карта, и так далее. Видимо, эти слухи подтвердились, потому что даже беглым взглядом видно, что инвентарь их отличен. Так проходит, наверное, минута, пока Вакариан без зазрений совести пялится на своего напарника. А он с честью выдерживает ее пытливый взгляд.
- Авлаас Вокату? – непонятно зачем интересуются Солана. Перед высадкой она узнала имя своего напарника, и, без сомнений, это должен был быть он.

+1

3

День 0.
Сегодня столовая была похоже на  огромный улей. Шумно здесь было всегда - стук сотен столовых приборов смешивался с гулом сотен голосов их владельцев. Но сегодня это было нечто. Курсанты вовсю обсуждали события сегодняшнего утра и грядущего вечера, и  со всех сторон только и было слышно: "Учения, учения!"
На утреннем построении им объявили, что в целях тренировки командных взаимодействий среди курсантов, Иерархией был предложен эксперимент и немедленно приведён к исполнению. Предполагалось, что их должны выбросить на неизвестной планете с неизвестным напарником и дать месяц, чтобы из одной точки добраться до другой. Что и обсуждали столь активно все сослуживцы и, конечно же, строили догадки, какой будет загадочная планета.
- Да говорю тебе, Ав! Это будет Инвиктус! - Настаивал на своём Лорус, одногодка Авлааса, и, так же как он сам, уроженец  Дигериса. Его лицо покрывали красные родовые метки, а зелёные глаза лучились гипер-активностью. Он был лучшим и единственным товарищем Авлааса по учебке, но как они вообще сошлись, было непонятно.
- Угу, - пробурчал турианец в ответ.  - Ты мне это толдычишь с самого утра.
- Но я же вижу, что ты мне не веришь! Я связался с братом, он майор и крутится в тех структурах. Он сказал готовится к лесу.
На что Авлаас только скептически ответил:
- Во всей галактике дочерта планет, покрытых лесом, вот например... - Но Лорус не дал договорить, прервав его.
- Ты только подумай, - тот в порыве эмоций встал из-за стола и начал активно жестикулировать руками. - Тропики, джунгли, опасные звери и смертельные вирусы! Какое место ещё больше подойдёт для испытаний?
- Ага, и две сотни мёртвых турианцев по завершению в придачу.
Видимо Лорус слишком сильно махал руками, потому что в следующий момент к ним подошёл Тетрикс Гоногал, и громко ударив ладонями об стол, от чего Лорус сразу осел, заявил:
- Ну что, готовы подохнуть, салаги?
Тетрикс был на год старше их двоих. Рослый турианец, на голову выше Лоруса и почти на две Авлааса, широкий в плечах и с относительно большими мускулистыми руками. Он готовился стать офицером - командующим штурмовой группы. И очень даже  на эту должность подходил: крепкий, высокомерный и превосходный боец, обращался с любым оружием лучше их двоих вместе взятых.
- Неужели малыш Ави наконец-то оторвётся от шестеренок и выползет из своей норы в мир? Я очень хочу на это посмотреть.

Лорус было хотел, что-то возразить, но Авлаас тихо положил другу руку на плечо и спокойно ответил:
- А не боишься, что на жеребьёвке тебе попадусь  я, нет? Так что иди к своим дружкам Гоногал. 
Утром их предупредили, в каком виде предстоит отбор, и на вечернем построении ожидался жребий.
- Да пошёл ты! - Огрызнулся тот. - Даже если я не приду первым, моя пара доберётся до точки прежде, чем ты первый раз шлёпнешься лицом в чьё-нибудь дерьмо! - Сделав характерное движение мандибулами, словно плюёт на пол, он удалился своей надменной походкой.
Вечером того же дня проходила жеребьёвка.  Она была полностью автоматизированной: называешь терминалу своё имя, и тебе подбирается партнёр абсолютно случайно. Курсанты подходили по одному, и вот настала очередь Авлааса.
- Солана Вакариан, - прозвучал голос ВИ. Информация под именем гласила, что это девушка, пятнадцати лет, первогодка.  Авлаас сглотнул.
До сего момента он не переживал. На первом году обучения их недурно поднатаскали в практике выживания, а его личные знания вполне могли облегчить им с напарником жизнь, но девушка... Авлаас никогда особо не общался с девушками. В детстве его дразнили за маленький рост, а потом он ушёл с головой в книги, и как-то особо не думал о девушках. Ну, по крайней мере, она на год младше.
Дальше курсанты шли в оружейную, получать снаряжение. На его рюкзаке весела бирка с номером "056", а  интендант выдал аж два спальных мешка.  Как им объяснили, номер присваивался один на пару. Два комплекта с одинаковым номером имели дополняющее друг друга снаряжение. Комплектации, увы, не приложили. Разбираться, у кого что предполагалось на месте. "Тренировка командных взаимодействий", чтоб их...

День 1.
Планетой оказалась Арлакс. Это во многом облегчало задачу. Леса умеренных широт импонировали Авлаасу гораздо больше агрессивных джунглей Инвиктуса.  Но узнал о планете он только на посадке в космопорте, слишком поздно, чтобы подготовится, но что-то об этом месте он всё же читал. Оставалось только вспомнить, что.
Сейчас их челнок шумно летел над верхушками зелёных деревьев, заставляя те раскачиваться от потоков горячего воздуха, вырывающегося из сопел двигателя. Распуганные птицы только и успевали покидать свои насиженные места. Слева и справа виднелись такие же удаляющиеся точки - челноки. Наверняка весь лес стоял на ушах.
Зависнув над очередной поляной, с борта челнока свесился трос, и прозвучала команда "на выход". Скользнув вниз, Авлаас очутился на земле. Ноги утопали в мягком подлеске. А челнок тем временем скрылся за вершинами деревьев. Он остался наедине с собой. По мере удаления гула шаттла, лес оживал, наполняясь тысячей звуков. Оставалось только надеяться, что обладатели столь прекрасных голосов, ровно столько же дружелюбны. Напарницы не было, но он получил чёткие инструкции - ожидать до прибытия.  Расчётное время составляло половину часа.
Пару раз неподалёку слышался нарастающий гул, но всё мимо. Однако ждать долго не пришлось - очередной такой гул ознаменовался появлением челнока. Но он не стал зависать в воздухе, а совершил кратковременную посадку прямо на поляне, оставив за собой тёмный след примятой травы. Интересно, это потому что она женщина?
Незаметно для самого себя, он погрузился в свои мысли, раздумывая о женских привилегиях в армии, и есть ли такие вообще? Всё это сопровождалось глупой улыбкой, и Авлаас даже не заметил, как девушка подошла к нему почти вплотную. 
- Авлаас Вокату? - Раздался её голос, вынудив вернутся к реальности. К его облегчению, она была хотя бы не выше его. Это уже было неплохим началом. Огромный кусок комплексов, размером, наверное, со спутник Палавена, рухнул с его плеч. Она была весьма миловидна, хорошо сложена, а глаза казались неестественно синими. Разгадать причину этого, с ходу он так не смог.
Ответом его послужил сдержанный кивок. Прочистив горло, чтобы сделать голос более уверенным, он спросил в ответ:
- Солана Вакариан, я полагаю? Можешь не отвечать, -оборвал он, не дожидаясь ответа, и скинул рюкзак с плеч. - Как насчёт небольшой инвентаризации? - На тот момент это казалось ему лучшим  вариантом развития событий.

Отредактировано Avlaas Vokatu (27 февраля, 2015г. 11:36)

+1

4

С близкого расстояния сразу стало понятно, что напарник Соланы чуть старше. Или, во всяком случае, выглядел чуть старше. Не похоже, правда, чтобы он сходу расставлял приоритеты, мол, я старше, значит я буду руководить. И это, конечно, к лучшему. И, хотя Вакариан и не привыкла брать на себя роль лидера, в паре явно требовалось равноправие.
- Солана Вакариан, я полагаю? Можешь не отвечать, - девушка нахмурилась и чуть слышно рыкнула. «Какого черта он спрашивает мое имя, если ему все равно?» тут же возмущенно проносится в голове турианки, пока она еще глядит на напарника. Или это была такая попытка изобразить акт вежливости? «Что ж, тебе не удалось.» - Как насчет небольшой инвентаризации?
Авлаас тут же скинул рюкзак с плеч, не дожидаясь ответа девушки. «Ладно, это, по крайней мере, рационально.» Без лишних слов Солана тоже снимает свой рюкзак и начинает распаковываться.
Юноша и девушка достают предметы поочередно по одному, называя их вслух. Инвентарь довольно обширный. Это должно было бы сыграть им на руку, но предметов оказывается слишком много, и Солана подмечает, что для нее такой вес все же будет малость тяжеловат. Их, конечно, готовили и к переносу тяжелых вещей, но всем ясно, что ношу представителям мужского и женского пола давали разную. Правда, не похоже, чтобы кто-то учитывал это, выдавая им рюкзаки.
Было довольно много предметов, повторявшихся в двух экземплярах. Спальники, полотенца, зубные щетки, швейцарские ножи, выполняющие, видимо, роль столовых приборов. У каждого по чистой майке-борцовке и по паре сменного белья, а еще у каждого по толстовке цвета хаки. Сейчас было довольно тепло, и они спокойно ходили в футболках, но, видимо, погода  могла смениться ближе к вечеру.
Палатка, зажигалка, охотничий нож, веревка, котелок, сигнальная ракета, аптечка и еще кое-что – все в одном экземпляре. Особенно удивила ракетница, учитывая, что их было двое. Именно этот факт, как ничто другое, указывал, что им непременно стоит держаться вместе.
Аптечка тоже привлекла особое внимание. Когда Солана достала ее содержимое, внутри оказались бинты двух видов, обычные и эластичные, а еще  иголка и что-то вроде нити, такими, кажется, во время операций зашивают. А еще фляжка, чуть меньшая по размеру, чем их фляги для воды. Вакариан открутила пробку, принюхалась. По запаху содержимое представляло собой явно алкогольный напиток.
- Похоже на виски, или бурбон. – констатировала она вслух. На самом деле Сол совершенно не могла отличить виски от бурбона, как, впрочем, и от рома, или любого другого напитка, схожего внешне, если только на нем не было этикетки. Видимо, это должно было выполнять роль антисептика, или, может, обезболивающего. «Но почему не спирт?» и ответ нашелся сам собой – изначально, видимо, во фляжке действительно был спирт, пока какой-то особо остроумный сержант не решил заменить ее содержимое на алкоголь.
У Соланы в рюкзаке находилась аптечка, если ее вообще можно было так назвать, зато у Авлааса имелся небольшой запас провизии. У каждого по фляге с водой, несколько банок тушенки, пара пакетов с крупой – Сол особо не присматривалась, но с первого взгляда было видно, что, даже если эти припасы сильно растянуть, хватит их на полторы-две недели максимум. Видимо подразумевалось, что пары должны будут находить пищу при помощи охоты или рыбалки.
К выводу о рыбалке они пришли, как только посмотрели на карту. На ней было отмечено место высадки, и контрольная точка, до которой они должны были добраться за следующий месяц. Они примерно проложили кратчайший путь и разделили его на тридцать равных отрезков, дабы разметить маршрут на каждый день. Им, однако, при любом маршруте приходилось переходить через реку, и не похоже было, чтобы где-то в этой местности был возведен мост. Но с этим предстояло разобраться, столкнувшись с проблемой лично.
Они выступили в путь от силы через час, когда рюкзаки снова были упакованы. Авлаас шел первым, сверяясь с картой и компасом, почти торжественно врученным ему Соланой. В дороге беседа не складывалась, они шли «гуськом», и Вакариан даже не особенно приглядывалась к местности. Турианка монотонно глядела на ботинки впередиидущего, и полностью полагалась на него.
На закате было решено разбить лагерь. По Вокату было видно, что он вполне способен продолжать путь, но Сол требовался перерыв. Она проходила подготовку всего три месяца, и ее тело еще не было привычно к таким занятиям, как ношение рюкзака за спиной и хождение по лесистой местности.
На небольшом пролеске, шагах в тридцати от ручья, Вакариан принялась устанавливать палатку, а Авлаасу был поручен костер. Зажигалка вверена лично в руки. Девушка решила, что так будет справедливо, ведь именно ей досталась палатка. И, хотя установка оной заняла больше времени, чем турианка могла предположить, палатка все же была установлена и закреплена. С чистой совестью Солана натянула на себя толстовку (к вечеру действительно ощутимо похолодало) и подсела к костру, потирая ноющие плечи.
- Как поживает наш ужин? – отличная завязка для беседы. Немного помолчав, Сол все же пытается начать разговор. – Откуда ты, Авлаас? Расскажи о себе, о своем доме.
Практически весь день они молчали друг с другом, и Вакариан демонстрировала себя в привычном амплуа – равнодушный взгляд, полуопущенные веки. Ей действительно не хотелось, чтобы Вокату подумал о ней дурно, и за ужином турианка попыталась продемонстрировать себя в лучшем свете, нежели пока они шли.

+1

5

Вокруг было истинное царство природы. Родная планета Авлааса - Дигерис, тоже была отнюдь не помойкой, и даже в самом центре колонии встречались скверики и парки. Узнать сейчас точно, были ли это лесопосадки или бережно сохранённые клочки природы, не представлялось возможным. И всё равно это не шло ни в какое сравнение. Его колония была очень старая и в значительной степени урбанизированной. От истинной природы в её диком виде там не осталось ни следа.
Ближе к середине дня окончательно наступило затишье. Нет, местная живность всё также свистела, жужжала, чирикала и стрекотала - затихли турианские челноки. Это значило только одно: всех курсантов высадили и учения начались в полном масштабе. О чужеродном присутствии напоминало только его собственное шарканье листвой под ногами. Шёл он так скорей не от беспечности, а просто в очередной раз уйдя в себя, не замечая, да и шарканье это было чем-то сродни гипнозу - такое однообразное и равномерное. А вот спутница его ступала на удивление мягко. Кстати о ней.
Пока что девушка проявляла себя в высшей степени сдержано и объективно. Она без лишних вопросов и церемоний наиболее рационально разделила их пожитки, вручив компас с картой Авлаасу в руки. Этот  момент заставил его про себя улыбнуться. Таким образом, она недвусмысленно дала понять, что с ориентированием у  неё не всё гладко, если вообще было что гладить. Ситуация могла стать очень забавной и неловкой, не окажись и у него должных навыков. Да и вообще она не отличалась разговорчивостью, что было Авлаасу только на руку, позволяя сосредоточится на маршруте. Он не очень-то выносил болтливых людей. Исключением был разве что только Лорус.
Очень радовало, что карта была составлена профессиональными военными топографами, а не простым  детским атласом. В углу даже услужливо было подписано значение магнитного склонения для этой планеты, без которого компас вообще бы не имел никакой силы. Это позволило Авлаасу просчитать истинные азимуты, и проложить маршрут. Большинство их привалов и ночлежек были запланированы на полянах или близь источников воды, координаты которых можно было снять с карты. Слава всем духам, командование оставило им инструментроны, благодаря которому он смог просчитать направления. Считать сложнейшие математические функции в уме было слишком круто даже для него, а без этих данных, компас, опять же, мало как помог бы.
День близился к концу, и вечер ознаменовал о своём приходе огненно-красным закатом. Солнца через заросли видно не было, но оттенок неба над головой позволял определить это безошибочно. Безмятежность ситуации нарушилась громким учащённым дыханием за его спиной. Она действительно устала или просто пытается намекнуть на привал? Авлаас рассчитывал идти вверх по ручью ещё в течении часа, но запыхавшаяся девушка вызвала в нём сочувствие, и как только впереди среди деревьев завиднелась прогалина, он движением руки сообщил о привале.
Солана сама вызвалась установить палатку. На этот счёт у турианца были свои планы, но он не стал отговаривать девушку, боясь оскорбить, надавив на её неопытность. В конце концов исправить это было не сложно. Вместо этого он занялся костром.
Они же были в лесу, так что с материалом для растопки не было проблем. Да, древесина была местами волглая, но он решил эту проблему, настрогав сухих лучин здоровым армейским ножом. Они легко занялись пламенем, а сверху уже Авлаас подкладывал более массивные поленья. Когда жар в "очаге" достиг нужной температуры, они не смогли больше сопротивляться, и вспыхнули только так.
Провозившись с костром подле пламени, Авлаас разгорячился, а вот Солана, устанавливавшая палатку в стороне, похоже подмёрзла, ибо подсела к костру уже утеплившись.
- Как поживает наш ужин? - Спросила она. Авлаас как раз в этот момент расчистил часть костровища, и поставил две банки тушенки прямо на угли. Похлёбка будет вариться ещё долго, а вот эта дрянь нагреется быстро. Да, именно дрянь. На сколько знал Авлаас, на вкус она была очень даже ничего, но тушёнка была явно из стратегических запасов Иерархии, такая могла хранится на складах по двадцать лет. Из кого она была сделана и какими консервантами напичкана, сложно было представить.
- Первое блюдо скоро будет готово, - тихо ответил Авлаас, не отрывая свой взгляд от огня. - Мне пока хватит и этого, но если хочешь поужинать посытнее, можно набрать воды. - Он пока плохо представлял как вести себя с напарницей. Необходимо было наладить контакт, но он даже не знал с чего начать, просто делал своё дело. К счастью, Солана, похоже, решила пойти в наступление первой:
– Откуда ты, Авлаас? Расскажи о себе, о своем доме, - произнесла она, и когда Авлаас поднял глаза, обнаружил, что та рассматривает его через языки пламени.
- Я... я с Дигериса, - запнувшись ответил он, и в тот же момент принялся вытаскивать банки специально заготовленной палкой. Эта пауза позволила ему собраться с мыслями, и ловко орудуя импровизированной кочергой, Ав подкатил одну из банок девушке. - Угощайся. Ты же знаешь  Дигерис? - Он пробил крышку своей банки ножом и методично вырезал её по окружности, добираясь до желанного ужина и поглядывая на  манипуляции девушки. Не возникнет ли у неё проблем? . - Колония старая, и у нас много всего есть, не Палавен конечно. - Авлаас только сейчас, сидя напротив предал значение синим родовым меткам на лице Соланы. Он прекрасно знал, что означает этот рисунок, и с определением Родины девушки не было никаких проблем. Но они так сочетались с её глазами... Точно! Вот почему они казались ему столь неестественными!
- Мои родители кадровые военные, правда без выкрутасов. И меня всю жизнь к этому готовили. Только я решил остаться на три года и пойти в инженерку, - в доказательство он постучал ногтём по стеклу очков. - Мне всегда хотелось знать несколько больше, чем устройство своей винтовки.   
Даже сидя у костра, Авлаас начал потихоньку остывать и зябко потёр плечи.
- Насколько хорошо ты закрепила палатку? - Авлаас не знал, как продолжить, и решил говорить прямо. - Не пойми превратно, но, думаю, стоит передвинуть её. Сгребём угли в сторону и поставим прямо на костровище. Так будет теплее. Извини, что не сказал сразу. - На этой виноватой ноте он закончил, ожидая реакцию спутницы.

Отредактировано Avlaas Vokatu (28 февраля, 2015г. 09:33)

+1

6

Сумерки наступили достаточно быстро. Ну, во всяком случае, так показалось Солане. Она, видимо, слишком долго возилась с палаткой, потому что только сидя у костра поняла, что ночь практически наступила. Первые звезды уже сияли на небосклоне, чарующе переливаясь. Нельзя сказать, что Сол никогда не была на природе. Ей доводилось ходить в походы в детстве с отцом и братом (мама всегда воздерживалась от подобных мероприятий), но ведь небо на Палавене несравнимо с небом на Арлаксе. Не похоже было, чтобы тут были крупные города, или заводы. Они должны были находиться на довольно большом расстоянии от этой красоты.
Пламя быстро согрело Вакариан, и она расстегнула молнию толстовки. И, хотя это и должно было быть для них испытанием, турианка испытывала некоторое удовольствие вот так сидя у костра под этим бесконечным звездным небом.
- Первое блюдо скоро будет готово. Мне пока хватит и этого, но если хочешь поужинать посытнее, можно набрать воды.
- Нет, этого будет достаточно. – их неплохо покормили сегодня утром в казармах, так что девушка была не слишком голодна.
Ее собеседник разговаривал совсем тихо, но с лесу громче и не требовалось. Не похоже было, что он расположен к беседам, да и вообще, что ему нужна компания девушки. Но выбора у него не было. «Может он рассчитывал на более выносливого спутника, нежели я,» как-то равнодушно подумала Солана. Поведение Авлааса могло бы обидеть ее, но не было никакого желания обижаться на малознакомого турианца в этой лесной тиши. Он просто делал то, что должен. Они не обязаны становиться друзьями.
- Я... я с Дигериса, - кажется бесстрастный взгляд Сол немного смутил Вокату, и девушка снова уставилась на языки пламени. Некоторое время Ав возился с консервами, подкатил одну банку Солане. - Угощайся. Ты же знаешь  Дигерис?
- Спасибо. - турианка потрогала банку, убеждаясь что та не слишком горячая. Отерла крышку тыльной стороной ладони и открыла ножом. На вкус было… съедобно. Не слишком вкусно, конечно, но сновно. В голове невольно мелькнула мысль, что через неделю этот вкус наверняка будет ей даже нравиться. – Да, конечно знаю.
- Колония старая, и у нас много всего есть, не Палавен конечно. - Дигерис на самом деле знали все турианцы. Его проходят в школьном курсе, упоминая как самую кровавую арену в истории. Его даже бомбили во время кроганского восстания, прорываясь к Палавену. Вслух ничего этого Солана произносить не стала, конечно. Не стоило упоминать чью-то родину как кровавое побоище.
- Мои родители кадровые военные, правда без выкрутасов. И меня всю жизнь к этому готовили. Только я решил остаться на три года и пойти в инженерку, - в доказательство он постучал ногтём по стеклу очков. - Мне всегда хотелось знать несколько больше, чем устройство своей винтовки.
- Инженерия – хорошая специальность, - кивнула Сол. Она на самом деле так считала, а не произносила эти слова просто из вежливости. – По правде, я и сама планирую заниматься тем же.
Дальнейший ужин проходил в тишине. Они оба монотонно стучали приборами о края банки, наслаждаясь скромным отдыхом. Пока что все складывалось довольно-таки неплохо.
- Насколько хорошо ты закрепила палатку? – вдруг поступил вопрос. - Не пойми превратно, но, думаю, стоит передвинуть её. Сгребём угли в сторону и поставим прямо на костровище. Так будет теплее. Извини, что не сказал сразу.
Солана снова уставилась на Авлааса. Затем потерла переносицу пальцем, отставила банку в сторону. Девушка тяжело вздохнула, поднимаясь.
- Затуши пока остатки костра, - и направилась к палатке. Перемещение ее не заняло много времени. Девушка довольно быстро вытянула колышки и, не разбирая креплений, просто перетянула палатку по земле. Вместе они закрепили ее на подготовленном месте, вбивая колышки.
- Я пойду умоюсь, - и, уже отойдя на несколько шагов, Сол обернулась и произнесла: - Знаешь, Авлаас, если уж мы напарники, то нам стоит действовать вместе. Правильно? И если у тебя есть идея, которую ты считаешь хоть мало-мальски хорошей, ты должен сразу говорить мне об этом, а не переделывать после.
Возможно прозвучало слишком эмоционально, но это была манера Вакариан выражать свои мысли. Она, конечно, не кричала на Вокату, но все равно довольно активно размахивала при этом руками. Дожидаться ответа Ава турианка не стала. Вернувшись, Солана отправилась спать, пожелав Авлаасу доброй ночи.

День 2.

Ночью девушка заснула практически сразу, и проснулась довольно рано. Солнце едва поднялось над горизонтом, когда турианцы уже приводили себя в порядок. Было непривычно умываться из ручья, но вода была чистой, холодной и очень бодрила. Это немного прибавило положительного настроя.
Собрав все свои вещи, пара отправилась в путь. Пение птиц, шорохи мелких зверьков – сегодня девушка могла все это оценить. Пока у них были припасы, жизнь в лесу даже приносила определенное удовольствие. Авлаас по-прежнему шел первым, указывая дорогу девушке, а Вакариан безмолвной тенью ступала за ним. Турианке несказанно повезло, что ее напарник обладал необходимым набором знаний, чтобы проложить маршрут. Самостоятельно девушка может и справилась бы с этим заданием, но с большим трудом. К тому же, убеждаться в этом на практике совсем не хотелось. Это лишний раз подтверждало, что командная работа была единственным способом справиться с этим заданием.
Второй день пути прошел в молчаливой тишине. Авлаас явно не был склонен к пустой болтовне, а Солана не видела в этом необходимости. Так что они довольно быстро сокращали расстояние, оба занятые своими мыслями.
Как и вчера, напарники не останавливались днем на привал, но ближе к вечеру шли чуть дольше. Сол больше не давала недвусмысленных намеков о том, что ей нужен отдых. Сегодня вес рюкзака стал ей немного привычнее, да и в этот раз не было необходимости экспериментировать с установкой палатки: вчера Вакариан разобралась, что и как.

+1

7

День 2

Весь следующий день пара молча преодолевала запланированный  путь. Вечерний инцидент несколько нарушил моральное равновесие Авлааса. Его очень задела эмоциональная реакция Соланы, и засыпал он, борясь с чувством вины и обещая себе в дальнейшем быть более уверенным и настойчивым. Нынче же они только перебросились парой слов за завтраком и продолжили свой путь.
Как и прежде Авлаас был ведущим, Солана - ведомой, и это всех устраивало. Лес никак не менялся - те же деревья и кустарники окружали их.  Ав, по свойственной ему черте опять абстрагировался от окружающего мира, пребывая в своих мыслях, и двигаясь больше на автомате. Но нарастающий гул вывел его из транса.
Девушка уже чуть под-отстала, к тому моменту как Авлаас очнулся. Она стояла, подняв голову к небу. Турианец тоже стал выглядывать среди верхушек источник всё нарастающего звука. В конце концов прямо над их головами пронеслись два челнока и удалились в том же направлении, куда они двигались. Это что-то предвещало...

День 3.

Проснулся Авлаас от того, что рука девушки шлёпнулась ему по лицу. Палатка так же стояла на месте костра, а плотный укрывной материал отлично удерживал тёплый воздух. Сол, видимо, стало жарко, и она непроизвольно вытащила руку из спальника, наградив турианца затрещиной. Утро обещало быть бодрым.
Они как и прежде шли вдоль ручья, и вода из него послужила основой для завтрака."Каша на завтрак это прям так по-солдатски" - Авлаас улыбался своим мыслям, помешивая будущий завтрак. Ему нравилось это одиночество, но вскоре из палатки показалась Солана. Наверное учуяла запах.  "А то ж, такую вкуснятину и один бы съел. Ещё бы тушёнки добавить, но чёртова экономия..."
Он поймал себя на этой эгоистичной мысли: "Нет, так дело не пойдёт. Ты здесь, чтобы строить мосты, а не рвы рыть" - и с этими мыслями радушно помахал девушке, выглядя максимально приветливо.
- Есть мысли по поводу вчерашних челноков? Может кто-то из ваших обмолвился, что нас ждёт? А то "выживание" - очень ёмкое слово. - Ав постарался задать вопрос по делу, чтобы это выглядело максимально непосредственно. Заводить беседы он был не мастер, но в этот раз рыбка клюнула.
***
День шёл быстро, и уже перевалило за полдень. Похоже, жест доброй воли пошёл на пользу их паре. Они шли поровень, иногда переговариваясь, узнавая подробности о жизни друг друга, и не замечали, как солнце ползёт по небосклону. В какой-то момент Авлаас зажмурился от солнечного блика, слепившего спереди. И только через несколько секунд  добродушная улыбка сползла с его лица, а сам он упал  в сырую лесную подстилку, увлекая Солану за собой. В глухом лесу бликовать было попросту нечему.

Отредактировано Avlaas Vokatu (1 марта, 2015г. 17:00)

+1

8

День 3.

«Завтрак – важнейший прием пищи за день». Завтрак наполняет силами, дает энергию для дальнейшего продолжения пути. Турианка лежала в палатке и смотрела «в потолок». Вставать не хотелось. Эта ночь выдалась теплой, и утро казалось очень даже комфортным. Но это не увеселительная прогулка, хочешь не хочешь, а путь нужно было продолжать. Сделав над собой усилие, Солана наконец выбралась из палатки. В их небольшом лагере уже ароматно пахло кашей. Дома она, конечно, ничего подобного на завтрак не ела, и это сейчас казалось чуть-чуть нелепым. Вакариан выбралась из палатки, потянулась. Заметив, что Ав машет ей рукой, девушка чуть опешила, но все же помахала в ответ. «Чего это он?».
После утренних процедур турианка присела к костру. Солнце ласково грело защитные пластины, а вот незащищенные участки кожи пронизывало едва ощутимым холодком. Все же было еще слишком рано, чтобы сидеть в футболке. Но одеваться не хотелось, и Сол просто придвинулась ближе к языкам пламени. Как-то с первого дня сложилось, что готовил в их паре Авлаас. Кажется, обоих это устраивало.
- Есть мысли по поводу вчерашних челноков? Может кто-то из ваших обмолвился, что нас ждёт? А то "выживание" - очень ёмкое слово.«Неужели кто-то решил начать вести беседы?».
- Не особо, - коротко ответила Сол, ковыряя кашу ложкой. – Нас вообще не слишком информировали. О предстоящем испытании рассказали уже вечером перед днем отлета, имена напарников раздавали и вовсе когда отдавали рюкзаки. А на счет челноков, думаю, кого-то пришлось эвакуировать. Но эта теория кажется немного абсурдной, учитывая, что их было два. Не знаю.
Девушка сделала паузу, доедая завтрак, потом отставила пустую посуду в сторону и посмотрела на Авлааса.
- В детстве отец водил нас с братом в походы. Мама готовила в дорогу какую-нибудь еду, и мы на выходные уезжали из дома. Это было довольно весело. И, черт, если это срабатывало с детьми, то и со взрослыми должно. - было довольно комично назвать себя взрослой, но, раз уж теперь она служит в армии, почему бы не начать пользоваться этим замечательным (и пугающим одновременно) словом. - Я имею в виду, командный дух, и все такое.

Сегодня они продолжали путь рука об руку, и даже несколько раз переговаривались, шутили время от времени. Уже перевалило за полдень. Они держали темп и пока, кажется, даже немного опережали график. Солана успела задуматься о чем-то своем, когда почувствовала, что Авлаас тянет ее на землю. Турианка упала, и несколько секунд они лежали в тишине, вдыхая аромат свежей травы.
После минуты переговоров шепотом было решено разведать местность издали. Немного поразмыслив, они перекинули веревку через ветку дерева, затем Солана закрепила один конец веревки на манер альпинистского снаряжения. Пока Ав страховал, турианка забралась на дерево. Несколько минут она так и висела, вцепившись за ветку, и внимательно присматривалась в поляне впереди.
- Там шаттл. Небольшой сосем, - «доложила» Вакариан, снова оказавшись на земле. – Выглядит, как будто лежит там уже лет двадцать. Травой весь порос, стекло разбито. Внутри никакого движения.
Коротко посовещавшись, они вышли на поляну. Лобовое стекло разбито, снаружи шаттл очень сильно порос мхом и плющом. Трава вокруг не утоптана, и следов активности рядом не видно. Авлаас останавливает девушку, а сам идет вперед. Солана вздыхает. «Черт, он меня, что за девчонку принимает?» возмущенно фыркает она и направляется следом.
Внутри кабины виднеется два трупа. Ну, как трупа, это уже скорее скелеты. На секунду Вакариан все-таки останавливается, глубоко вздыхает; ее слегка мутит. А тем временем Ав уже заглядывает вовнутрь.
- Не похоже, что они настоящие, - слышит Сол голос напарника. Турианке требуется еще какое-то время, а потом она подходит, чтобы лично убедиться в этом. И в самом деле, при ближайшем рассмотрении турианские скелеты оказываются просто макетами. Видимо, реакция на нестандартные ситуации - такая же часть испытания.
- Если здесь есть какая-то еда, мы должны забрать ее.
И еда в самом деле находится. Четыре банки тушенки и две упаковки крупы лежат в небольшом ящичке в кабине, хотя Сол не рискует забраться туда лично. Она стоит на страже, пока Авлаас обыскивает шаттл. Похоже, что время, которое они потратили на это занятие, придется наверстать, идя сегодня дольше обычного. Но оно того стоило. «Интересно, сколько еще таких «сюрпризов» спрятано в лесу?».

+1

9

"Она такая тёплая, такая... живая" - подумалось  парню, когда он ещё в самом низу помогал девушке забраться на дерево, поддерживая её за талию и бёдра. Ощущение упругого женского тела в его руках было в новинку, и вызвало целый гормональный взрыв. Его руки тряслись, а зуб не попадал на зуб от нахлынувшего озноба, с которым он пытался совладать, удерживая верёвку в натяжении.
При ближайшем рассмотрении это действительно оказался шаттл, и пробыл он здесь уже не один год. По всей логике он не мог представлять опасности, но Авлаас, попросил турианку подождать чуть в стороне, но у неё свой нрав,  и послушание в него не входит. Игнорируя это, турианец лезет внутрь.  Замеченные ещё снаружи останки на поверку оказываются муляжом, правда недешёвым, что наводит на некоторые мысли.
- Не похоже, что они настоящие, - сообщает он замешкавшейся девушке, и она тут же сама заглядывает внутрь, оценивая грузовой отсек.
- Если здесь есть какая-то еда, мы должны забрать ее, - подаёт она голос.
Таковая действительно находится  - челнок был запланированным организаторами тайником. Награда за внимательность? Не так уж и важно. Важно было другое - за ними явно наблюдали и оценивали их поведение.  Но метод оценки показался Авлаасу абсурдным, напоминая  какую-то виртуальную игру: "Они бы ещё сумки в разные цвета покрасили: зелёный, там, фиолетовый - уникальные предметы, блин". Во всяком случае лишняя еда им не помешает.
Сегодня они шли даже после заката, навёрстывая потраченное время. Солнце хоть и скрылось за горизонтом, но небо пока что цеплялось за сумерки, не желая утопать во тьме. В итоге, как и планировалось, они вышли на вершину небольшой горы. Далеко в самом низу долины виднелась серая полоса реки - пара медленно но верно приближалась к, вероятно, самой большой проблеме. У Авлааса в голове были идеи, но они не сильно бы облегчили задачу.
Когда уже стемнело, они как обычно разбили лагерь. И уже за ужином, Авлаас вспомнил слова Сол:
- Помнишь те два шаттла вчера? - Парень встал, направляясь к палатке, и вернулся держа в руках оба их рюкзака. - Ты ещё сказала, что эвакуировали кого-то, - он бросил один прямо в руки Соланы, а со вторым уселся, вытряхивая всё содержимое. - Как ты думаешь, каким образом они следят за нами?
В рюкзаке, на первый взгляд, не обнаружилось ничего лишнего, тогда Авлаас принялся сканировать его инструментроном. После пары минут тщательного сканирования, прибору всё-таки удалось уловить наводящие помехи. "Ага, вот ты и попался!" В стенке одного из кармашков действительно нащупалось уплотнение. Аккуратно вспоров ткань ножом, турианец изъял небольшой датчик - это наверняка был жучок.
- Проверь свою сумку там же, - он передал девушке нож, и принялся осматривать устройство.
Такие модели они ещё не проходили. Эта разработка вообще могла оказаться секретной и не преподаваться, хотя это врятли. Сканирование выявило, что жучок передавал их местонахождение и телеметрию, а вот позволял ли он прослушивать их, было не ясно.
- Можешь помахать ручкой и передать привет маме, - отшутился Ав. Выбрасывать жучка не имело смысла. Он должен был спасти им жизнь в критической ситуации. Только сейчас он задумался о настоящих опасностях, подстегивающих их в лесу. Ведь по какой-то причине потребовалось эвакуация, а челноков было сразу два. Могло оказаться, что один из них был спасательным,  а второй с группой десанта. Но гадать было бесполезно, и вскоре Авлаас распрощался с этими мыслями.

День  10.

Так прошла ещё неделя: они ели, спали и шли, шли, шли.  Лес вокруг них изменился - теперь турианцы спускались по затяжному слону долины реки, которую уже не было видно из-за зарослей, так что деревья мельчали, и всё чаще стал попадаться непроходимый кустарник, через который приходилось буквально прорубаться.
Накануне Авлаас поделился со спутницей своими планами по реке. А заодно и подтянул её навыки ориентирования - всё равно ей бы пришлось это проходить, только теперь будет, наверное, легче. Ему нравились такие моменты. Казалось, тогда они становились ближе, чем обычно. Рационально объяснить это странное желание близости Ав не мог.
Зато по карте он смог определить место, где река была самой мелкой. Правда, до брода всё равно не дотягивало, так что придётся переплывать. Так же место было достаточно широким - это давало надежду, что теоретически  там течение должно быть не сильно быстрым.  Из-за этого им пришлось уйти с изначального маршрута, закладывая приличную дугу. Всё это упиралось во время и запасы провизии. И, если проблема со временем казалась решаемой затяжными марш-бросками, то количество оставшихся пайков уже сократилось на половину. И хотя находка шаттла сыграла им на руку, Авлаас всё равно надеялся, что у реки им удастся раздобыть чего-нибудь. В противном случае заключительный этап обещал быть не таким  комфортным.
Авлаас проснулся из-за ноющей боли в рёбрах. "Отлежал что ли?" - но повторный тычок локтём под бок развеял эту теорию. Солана пыталась привлечь внимание.
- Ты чего твори... - вопрос Ава закончила девушка своим "ш-ш-ш!" и укором во взгляде. Ав прислушался - по лагерю действительно кто-то ходил. Он не прятался, и громко шуршал, перебирая их вещи, скорее всего те, где была еда.
Парень осторожно отогнул край палатки и выглянул наружу. В темноте он смог разглядеть силуэт массивного животного. Оно передвигалось на четырёх лапах, было под два метра высотой, а ветвистые рога венчали голову.
- Там какой-то здоровый зверь, - обратился он к Сол шепотом. - Не знает, что мы здесь или не счёл нас опасными, но если продолжим сидеть, он попросту сожрёт наши запасы.
Это была проблема, но в следующий момент она решилась или усугубилась - как посмотреть. В воздухе пронёсся низкий свист и завершился приглушённым звуком "чпок". Тут же ночная тишина была просто разрушена громогласным рыком разъярённого зверя. Он поднялся на обе лапы, и в холке уже был ростом метра под четыре - ужаснейшее зрелище.  Сбоку в его шкуре торчал деревянный черенок.
"Да это же копьё!" - догадался Авлаас, и в то же время в тело животного вонзилось ещё одно. Лес вновь огласил рык, наполненный болью и яростью, и зверь ломанулся, круша всё на своём пути.  Потом раздались крики - это были турианцы.
- Турианцы, Сол! Мы должны помочь им!

+1

10

Дни тянулись один за другим. Неизбежно, но они все стали сливаться в единое целое – утром пробуждение, зарядка, завтрак и в путь. Потом весь день только и делаешь, что двигаешь ногами, иногда переговариваясь. Вечером ужин, сон. Солана считает про себя дни.
Вместе с Авлаасом из них вышла неплохая команда. Они не спорят, не ругаются по мелочам, что достаточно странно, учитывая взбалмошный характер Сол. А еще странно, как быстро турианка изменила свое отношение к партнеру. В первые дни они толком не разговаривали, даже планы практически не обсуждали. Теперь разговоры велись непринужденно, сами собой.
Солана стала замечать, что она может прикоснуться к парню. Это было довольно причудливо – заметить, что представитель мужского пола, с которым они не связаны родственными узами, может быть таким близким. Вакариан замечала, что невольно касается его руки, плеча и при этом чувствует, что так и должно быть. Чувствует комфорт рядом с ним.
Даже спать в одной палатке стало проще. Конечно, Вакариан уже привыкла спать в казармах – но в армии казармы-то делились на женские и мужские, а тут – дело случая, какого пола окажется напарник. В первую ночь Сол несколько раз просыпалась, каждый раз натужно пытаясь вспомнить, где она, черт возьми, спит. Мужское посапывание справа от себя нисколько не упрощало ситуацию, и девушке каждый раз приходилось успокаивать себя, что все так и должно быть.
Теперь же это стало почти привычным. Ави, конечно, периодически подшучивал над турианкой из-за ее манеры разговаривать во сне, но все это было как-то дружелюбно, без грубостей.
К тому же, Солана чувствовала себя в полной безопасности рядом с Авлаасом. Хотя мысленно, она, конечно, хихикала над собой, осознавая, что чувство это подпитывается так же наличием в рюкзаке устройства слежения.

День 10.

До этого момента они достаточно быстро приближались к своей цели, а именно к точке эвакуации. Но на пути теперь стояла одна из самых сложных преград – река. К счастью, Авлаас обладал гораздо большим запасом знаний по выживанию в дикой природе, и он, конечно же, поделился этими знаниями с Вакариан. Вокату показал ей место на карте, где, в теории, река должна была быть мельче всего, и они стали направляться к этому месту. Пришлось делать крюк, но потраченное время они могли быстро наверстать затяжными походами.
Солнце еще не поднялось из-за горизонта, когда Солана проснулась. Она некоторое время просто лежала, слушая мерное дыхание Авлааса, пока не поняла, что какой-то посторонний звук нарушает тишину. Девушка переползла к «двери», выглядывая. В первый секунды Сол просто подумала, что еще спит, и ей снится кошмар. Нечто огромное, волосатое и явно живое пыталось разграбить их и без того скудные пожитки.
- Ави… - шепотом позвала она напарника. Никакой реакции. Тогда турианка пихнула его локтем, шикая. – У нас проблема.
- Там какой-то здоровый зверь, - взглянув, произнес Авлаас. - Не знает, что мы здесь или не счёл нас опасными, но если продолжим сидеть, он попросту сожрёт наши запасы.
Прекрасно. Просто прекрасно. Но не успела Солана вслух восхититься их положением, как животное, рыча, поднялось на задние лапы. Вакариан ошалело открыло рот, понимая, что он по меньшей мере в два раза выше нее самой. Из его шкуры торчала… палка? В темноте Сол толком не разглядела – как известно, самое темное время наступает перед рассветом. Довольно философская мысль, учитывая, что этот день действительно может оказаться для них самым темным – не похоже было, чтобы они могли самостоятельно справиться с диким животным, тем более такого размера.
Но, кажется, им и не придется сражаться с ним самостоятельно. Во всяком случае, именно эта счастливая (счастливая как никогда!) мысль посетила голову турианки, когда в шкуру животного вонзилась еще одна палка. «Заостренная палка – копье. Но все же больше похоже на палку. Прекрасные индуктивные суждения, мисс Вакариан. По философии пять, а по выживанию?»
- Турианцы, Сол! Мы должны помочь им!
Солана резко поворачивается в Авлаасу, едва ли не разинув рот.
- Ты серьезно?! Чем?
Ответ нашелся сам собой – зверя нужно было отвлечь. Они выпрыгнули из палатки, подхватывая рюкзаки, который яростный медведь оставил без внимания. Вытаскивая из них несколько пустых банок, девушка похвалила себя, что мысль о защите природы посещала ее каждый вечер, и они не выбрасывали банки в лесу, а забирали с собой. Похоже, что таким образом они смогут, если не защитить природу, то защититься от нее.
Гремя пустыми банками из-под провианта, Сол не нашла ничего умнее, как выкрикивать какие-то несуразные реплики вроде «иди сюда, ну же, давай!» как будто они находились на ринге. Медведь обернулся, ринувшись на девушку. Она, что было сил, отскочила назад, перепрыгивая крепления палатки. Животное, озлоблено тряся рогами, метнулось следом, пока со спины в него не вонзилось сразу несколько копий. Медведь непрерывно ревел от боли, метясь из стороны в сторону, и, похоже, это была довольно эффективная тактика.

+1

11

Когда зверь помчался на Солану, у Авлааса ёкнуло в сердце. Единственное, что пришло в голову – схватить увесистый камень и зашвырнуть его, целя «мишке» прямо по макушке. После прицельного замаха камень отправляется в полёт и… пролетает мимо, угодив, нет, не в Солану, но в хлипкое, трухлявое, но высокое дерево прямо за ней.
«Твою ж мать!»
Подкреплённый эмоциями снаряд оказывается такой силы, что хиленький ствол моментально даёт трещину, и под собственным весом дерево, оглашая всю округу о своих намерениях громким треском сухих веток, начинает заваливаться в их сторону. Думать было некогда, потому Ав просто побежал, куда глаза глядят, надеясь, что Сол не станет в замешательстве с открытым ртом наблюдать эту сцену.
Позади вновь слышится громкий треск – это деревце ломается ещё пополам, не добравшись до земли, но успешно найдя точку соприкосновения с головой животного. В каком-то смысле камень достиг своей цели.   Оторопевший поначалу от такой наглости зверь, вновь с грозным рыком встал на дыбы, и этот момент двое турианцев, которые с криками: "Давай, сейчас!" - и копьями наперевес, похоже, сочли наиболее подходящим. Одно остриё вонзилось  животному в основание черепа, другое - в горло. Зверь попытался вырваться, и в который раз разразился рыком, да только тот больше был похож на бульканье. В попытках удержать силу природы,  одно древко не выдержало и переломилось, как раз то, что было вонзено спереди. Доживающий свои последние минуты зверь рухнул наземь, отчего торчащий в горле обломок ещё больше углубился в его плоть. В предсмертной агонии животное испустило свой дух.
Светало. Этой ночью уже никто не спал, ибо бушующий в крови адреналин рисовал ярчайшие образы, стоило только закрыть глаза. Ну, по крайней мере, так было у Авлааса. Сейчас турианцы четверо турианцев сидели у костра, и за обе щёки уминали зажаристое мясо их жертвы. Блюдо было куда более знатным, чем то, что приходилось кашеварить Аву из их собственных запасов.
Новые знакомцы не имели своего лагеря, потому вежливо согласились поделиться своей добычей. Тем более Ав и Сол тоже были соучастниками добычи этой добычи. Как оказалось, с провизией этим турианцем повезло куда меньше, и вскоре она иссякла. Пришлось промышлять охотой. Инициатором затеи оказался Тавиан, отец которого его в этом деле и поднатаскал. Хотя, с его же слов, они до конца так и не представляли, кого выслеживали, и врятли смогли бы справиться в итоге сами.
Тавиан был хорошо сложенным турианцем, ровесником Авлааса, но в отличие от того уже готовился к выпуску.  Ему грозило выпускное испытание со сдачей нормативов, но командование предложило ему альтернативу в виде участия в сих учениях, хотя под  саму программу он уже не попадал. Тавиан счёл это более интересным, и согласился. Его зелёные глаза были подчёркнуты зелёными же метками, которые, насколько разбирался в истории Ав, не принадлежали ни к одной колонии, так что были лишь данью моде.
- Клаффно фы конефно пфитумал, - заявил Тавиан, уплетая сочное мясо. - Тах фётхо сасфетил! Фряма эффехт томино.
- Я, засветил? Ну, я вообще-то не...
- А ты чего притихла? Давай знакомиться, - обратился он к Сол, смачно облизывая пальцы. - Мне нравится твоё тату.
Авлаас покраснел, как сначала подумал от смущения, но в груди всё больше нарастало новое незнакомое чувство.
- Погоди, ты что, ревнуешь? Прекращай это дело! Ещё додумайся сказать ей об этом!
- Не, ну, а чего он вот так сразу в лоб!
- Тебе не всё равно?
- Да мне вообще по... Хотя кого я обманываю. Похоже, что нет.

- Мне тоже нравятся её метки! - Ни с того ни с сего выпалил Авлаас. - Между прочим они подчёркивают её глаза! Я это почти сразу заметил!
Остальные неловко переглянулись.

+1

12

Сражение с медведем прошло без потерь. Хотя сражением, это, конечно, сложно назвать. Рогатый скорее с честью капитулировал. Когда дерево, сломленное Авлаасом, начало падать, Солана увернулась, но не слишком ловко – как результат, приземлилась на пятую точку, сдавленно пискнув. И, возможно, это действительно поставило бы жизнь Сол под угрозу, если бы дерево не пришлось медведю точно не темечку. Это, кажется, стало для двух других турианцев наилучшим шансом, и они безжалостно добили животное. Вакариан зажмурилась, а когда открыла глаза, окровавленный зверь бездыханно лежал в семи шагах от их палатки.
Когда наконец расцвело, Солана и Раава уже освежевали медведя. Вышло не то, чтобы очень умело, но вдвоем девушки справились. Мясо получилось чрезмерно много, и, если они бы не разделили добычу, оно непременно сгнило бы, не съеденное. В процессе, будучи по локоть в крови, девушки познакомились, немного поговорили. Собеседница Сол оказалась родом с небольшой колонии, названия которой Солана даже не слышала. После того, как девушки отправились отмываться от кровавых следов, мужчинам было поручено готовить.
«Завтрак» вышел отменный. Вакариан жевала с таким удовольствием, как будто не ела мяса никогда в жизни. Некоторые куски прожарились не слишком хорошо, с кровью, другие местами чуть подгорели, что очевидно, ведь жарить на открытом огне было не бог весть как удобно. Но, тем не менее, вкус настоящего свежего мяса был просто отменный – не идет ни в какое сравнение с консервами, изрядно приевшимися больше чем за неделю. И, собственно, пока ребята переговаривались во время поглощения пищи, Солана испытывала истинное наслаждение от этого изумительного вкуса «…медвежатины».
- А ты чего притихла? Давай знакомиться. Мне нравится твоё тату.
Тавиан, прямо скажем, не казался Солане эталоном манер. Он чавкал, говорил с набитым ртом, и, к тому же, облизывал пальцы. Наедине с Раавой они, конечно, успели обсудить парней (Духи, чем же еще заниматься в лесу!), и турианка поделилась своим скромным мнением, что Тавиан, похоже, не слишком деликатен в обращении с девушками.
- Ага, спасибо, - кивнула Сол, дожевывая свой кусок.
- Мне тоже нравятся её метки! - ни с того, ни с сего выпалил Авлаас. - Между прочим они подчёркивают её глаза! Я это почти сразу заметил!
Секунду Солана смотрела на Вокату. Затем кинула взгляд на Рааву, та понимающе улыбнулась. Сама же Сол не совсем уловила смысл происходящего. «Он пытается со мной заигрывать, или это какие-то мужские инстинкты?» мимолетно пронеслось у нее в голове.
- Спасибо, Ав. Это родовые, так что, думаю, мне просто повезло родиться с синими глазами. Не думаю, что отец бы разрешил мне сделать желтые, или зеленые, просто потому что они бы мне больше шли. – Вакариан сидела, потупив взгляд. Конечно, за ней уже пытались ухаживать, но всякие попытки девушка отвергала. До поступления в лагерь это было просто неуместно, а во время обучения «романы» среди кадетов, конечно же, не приветствуются. При всем при этом, слова Авлааса все же смутили Солану, и турианка вдруг замолчала, удивленная собственной болтливостью.
- Ну, так, где ваша точка эвакуации? – поинтересовалась Раава, деликатно меняя тему. – Может, продолжим путь вместе.
- Что значит где? Разве не у всех одни и те же координаты?
- Нет, что ты. Мы уже встречали одну пару: двое братьев, представляешь? Воля случая, а они напарники, - Раава отвлекается, но тут же возвращается к сути: - Так им за реку нужно было, а мы как раз из-за нее и пришли.
Сверив карты, турианцы обнаруживают, что расстояние между их контрольными точками примерно равное, но маршруты пересекаются почти  диагонально. Тавиан отмечает на карте ребят место, где они могут перебраться через реку – оно практически точно совпадает с тем, которое Авлаас выбрал для переправы. Еще немного пообщавшись, пары расходятся. Солана обнимает Рааву на прощание, и девушки, пошептавшись, обмениваются контактами. Тавиану Вакариан сдержанно машет ручкой. Про себя Сол отмечает, что они с Авлаасом прошли уже добрую треть маршрута, в то время как расстояние, пройденное Раавой и Тавианом меньше почти в половину.
В путь они двинулись довольно поздно. Когда лагерь был собран, солнце почти достигло своего пика, и было решено идти до самой темноты, чтобы уже к вечеру настигнуть берега реки.
- Было довольно приятно наконец встретить кого-то. - вдруг произносит Солана, когда они идут уже с полчаса. – То есть… не подумай, что я не рада общаться с тобой, просто они ведь не ты, с тобой-то мы вместе, и уже давно, а они – сами по себе, ну, и Раава все-таки девушка, а ты парень. – Сол резко затыкается, понимая, что, если не сделает этого сейчас, будет лепетать еще полчаса, все больше заливаясь краской. «Что за день-то такой?» - Знаешь, а Тавиан был прав, - бросает турианка, пытаясь скрыть стыд. - В дерево действительно классно попал. Эффектно так. Как в боевиках, - хмыкает девушка. «Погоди, Сол, ты с ним флиртуешь? Пока… не очень.» ехидно подмечает внутренний голос, который Вакариан убежденно игнорирует, уверенная, что потрясающе сменила тему.

+1

13

День 14.
- Бр-р, прохладная, - Ав стряхнул брызги с руки. Река весело журчала прямо перед ними.   
Пара вышла к реке с пологого берега, и они могли спокойно подойти к воде, а вот противоположный берег в метрах стопятидесяти представлял собой обрыв, судя по карте, метра под три с половиной высотой. Отсюда казался вообще устрашающей высоты – уж больно резким он был: из склона торчали коряги корней, а верхушка поросла густым кустарником. Даже если они легко  переплывут реку, забраться на противоположный берег будет проблемой. Нужно было подготовиться.
- Сол, у тебя с плаванием как? – обратился Авлаас к девушке. – Я так себе пловец, а какое там посередине течение, вообще представления не имею, - он ещё раз оглянулся на куда-то спешащую воду. – Выглядит рискованно, особенно, если там глубина метра под три.
Встреченные давеча турианцы перебирались через реку как раз таки в плавь. В какой-то степени им было легче. Хоть их и снесло течением на несколько десятков метров, они всё равно вышли на пляж, а не карабкались по гнилым корягам.
Выдвигаться было решено после обеда, а пока турианцы занялись подготовкой. Плыть решено было, полагаясь на брёвна, благо в лесу поваленных стволов было предостаточно. Они собирали вдоль берега подходящие неровные камни, чтобы использовать их в качестве грузов на концах верёвок,  дабы те не выскользнули из петли в процессе. План выглядел не очень надёжно, но другого у них не было: доплыть до другого берега, а затем дрейфовать вдоль него по течению, пока не попадётся более-менее надёжное дерево на краю обрыва, чтобы зацепиться за него подготовленными верёвками.
Наконец они подготовились - всё лишнее было снято и убрано в рюкзаки, верёвки обвязаны вокруг пояса, ещё и обувь пришлось снять. Первым в воду вступил Авлаас, и когда вода стала выше колена, он приостановился и поёжился, уж очень не любил преодолевать этот "рубеж". Потому он подтолкнул бревно вперёд, вдохнул и нырнул с места с головой, через пару мгновений он вынырнул, шумно стряхивая брызги со своих гребней.
- С-сол, ты з-ахватила к-купальник? -  Отшутился парень, постукивая зубами. Скорое переохлаждение им не грозило, но всё-таки вода была непривычно свежей. "Ничего, привыкнем". И  они поплыли.
На середине реки течение оказалось действительно ощутимым, но цепляясь за брёвна, им не приходилось с ним бороться. Турианцы просто  гребли ногами, медленно, но верно приближаясь к цели. Неожиданно над их головами послышался звук двигателей, и в воздухе завис шаттл.
- Внимание, курсанты! - Начал вещать, усиленный динамиками голос. - Вы проходите отрезок пути, угрожающий вашему здоровью. В случае осложнений, мы будем вынуждены вас эвакуировать, без права на возврат.
"Ну, просто замечательно. Умеете же подбодрить. А когда мы играли в рукопашную с голодным чудищем, это не угрожало нашему здоровью?"
Наконец они достигли противоположного берега, и он несколько превзошёл их ожидания своей высотой.  Шаттл безустально висел чуть в стороне. " Они там жрёбий кидали что ли, кто будет смотреть шоу из первых рядов?" Ещё много минут они дрейфовали по течению, аккуратно отталкиваясь от берега, если оно прибивало к нему в неподходящих местах. Авлаас уже начал изрядно замерзать,  когда почти на самом краю обрыва, наконец, показалось приличное дерево, а не очередные заросли кустарников.
- С-сол, туда! - направил он турианку, а сам уже нащупывал верёвку на бедре.
Закрепить импровизированную "кошку" оказалось не так легко. Камень верёвки Ава всё-таки выскользнул из петли, и теперь осталась одна на двоих. С неизвестно какой попытки груз наконец-то зацепился, и держал натяг. Решено было отправить Солану первой. Парень мог подстраховать напарницу внизу, да и легче была она. Если верёвка оборвётся под его весом, то им обоим придётся мокнуть дальше, если его тушка вообще не превратит Сол в одно сплошное мокрое место, подмяв под собой. Но всё прошло успешно. Хоть турианцы и не обладали навыками альпинизма, преодолеть эту "вершину" они смогли.  Со стороны челнока послышались аплодисменты:
- Поздравляем вас, курсанты! Иерархия вами гордится!
- Гони теперь  мои две тысячи кредитов! - Послышался чуть приглушённый голос  на заднем плане, после чего челнок развернулся и отправился дальше вдоль реки.
Воодушевлённый сим торжественным моментом, Ав обнял Солану, такую же мокрую и холодную, как он сам. Впереди им ещё предстояло согреться и просушится, но сейчас они стояли вдвоём на краю обрыва, и уж Авлаас из них двоих точно воспринимал это как маленький подвиг.
- Извини, - он отпрянул, потупив взор, и сделал это, похоже, зря. Намокшая белая майка сделалась и вовсе прозрачной, что сразу бросилось в глаза. Налипнув на женское тело, она сделала доступными взгляду все его прекрасные изгибы. - Извини ещё, раз - пробубнил турианец, совсем  залившись краской, и развернулся, поспешив заняться разбором вещей.

+1

14

Солана боится воды. Как и все турианцы, она плавает примерно на уровне «главное - выжить». Одно дело сходить в душ, может, даже искупаться в бассейне. Но абсолютно неконтролируемый поток, шумящий, рвущийся из берегов, стесывающий скалы? Мягко говоря, это немного пугало Вакариан.
Добравшись до берега реки, пара выработала простой, но, по идее, довольно эффективный план. До обеда они готовились. Примерно тут Сол и ощутила, насколько важный это экзамен. Если подобное испытание вообще можно звать экзаменом. Они же, черт возьми, могут тут погибнуть! Мысленно турианка переругалась с каждым из вышестоящих чинов, при чем явно не скупясь на маты.
- С-сол, ты з-ахватила к-купальник? - Авлаас пошел первым, а Солана плелась следом. Парень нырнул,и стал толкать бревно вперед.
- Конечно, - фыркнула девушка, заходя в воду. По ногам неприятно бежал холодок, вплоть до самого бедра, пока турианка не окунулась. – Видишь, р-розовый, в кружевах и рюшах. Как т-ты любишь.
Когда они преодолели расстояние почти до середины реки, Солана понимала, что когтями выцарапала в бревне отметки почти в несколько сантиметров. Турианка что было сил цеплялась за несчастное дерево, пытаясь удержать голову над водой, будто варен, утопающий в зыбучих песках. И, видимо, именно из-за сосредоточения на попытках не утонуть не позволили девушке услышать издали такой очевидный звук, как шум шаттла.
- Внимание, курсанты! - начал вещать голос, усиленный динамиками. - Вы проходите отрезок пути, угрожающий вашему здоровью. В случае осложнений, мы будем вынуждены вас эвакуировать, без права на возврат.
Ярость обуяла Солану, как будто ее из шланга облили. «Да как эти нахалы смеют! Мы тут, черт возьми, жизнью рискуем, а они на нас еще и пялиться собираются?!», но, попытавшись что-то сказать, турианка только хлебнула воды, закашлялась. Благо, не соленой, не то было бы еще хуже.
- С-сол, туда! – голос Ави немного отрезвил, или скорее помог сфокусироваться, ибо в данной ситуации сложно было назвать состояние разума «опьяненным». Только когда пара оказалась наверху, голос из динамиков снова обратился к ним.
- Поздравляем вас, курсанты! Иерархия вами гордится!
- Гони теперь  мои две тысячи кредитов!

Солана подхватила ближайший камешек, и, что было сил, кинула его в шаттл. Он, конечно, не долетел, а если бы и долетел, вреда бы не нанес. Но пелену ярости с глаз сбросить помог. После нехитрых приемов скалолазания стоять на берегу было до ужаса холодно, и Сол ощущала, как дрожь бежит по телу. Тогда они с Авлаасом обнялись… Его кожа была такой же холодной, как и ее, но девушка с искренним счастьем прижалась своей мандибулой к его. Она обхватила шею парня, прижимаясь к нему так близко, как, наверное, еще ни к кому на свете. Они преодолели самый сложный участок пути.
Они справились.
- Извини, - вдруг отпрянул Вокату, не то смутившись, не то… что? - Извини ещё, раз.
Солана вдруг почувствовала, что щеки ее розовеют, но не от холода и смущения, а скорее от чувства негодования. Девушка как-то неловко скрестила руки, прикрывая промокшую футболку. Затем, подхватив рюкзак, направилась к лесной чаще, которая начиналась от силы в нескольких метрах от них.
- Я переоденусь, - просила девушка, скрываясь за деревьями. Неожиданная мысль про шаттл, парящий где-то в округе, загнала Вакариан еще на несколько метров вперед, и, найдя небольшой относительно скрытый участок, Сол начала раздеваться. Турианка стянула промокшие штаны, выжала их как следует, кинула на ветку дерева. Повторила ту же процедуру с футболкой и нижним бельем, отправила все на ту же ветку. Ветра не было, и сейчас, даже совсем без одежды, было гораздо теплее, чем несколько минут назад в реке. Вакариан присела на корточки, роясь в рюкзаке. Первым делом проверила, ничего ли не выпало. Убедилась, что все на месте, осмотрела палатку. Та, как и рюкзак, спасибо щедрости Иерархии, оказалась водостойкая, и вода внутрь не попала. Во всяком случае, на первый взгляд. Хохотнула о мысли о невольном экзбиционизме, и выудила из рюкзака чистое белье, футболку и толстовку. Было, конечно, не настолько холодно, чтобы ее надевать, но пока штаны были слишком мокрыми, повязать ее на поясе – самое то. Турианка надела трусики, натянула футболку… и замерла. «Шорох». Резко обернулась, и…
- А-а-а-а-а!
Воплей было, как в женских казармах, когда парням на месте не сиделось. Девушка подхватила первое, что лежало в рюкзаке, и кинула в сторону совершенно, черт возьми, незнакомого турианца. Красномордый наглец стоял едва ли не за ближайшим деревом, о ствол которого и ударилась пустая банка из под консервов. Красномордый, надо заметить, не только от того, что его лицо было залито краской, а еще и от того, что было покрыто красным родовыми метками. Не задумываясь, Сол тут же подхватила вторую банку, и метнула уже более прицельно, но и «противник» на месте не стоял.
- Извини! – раздалось из-за ствола.
- Ах, ты, чертов маленький ублюдок! – рычала турианка, метая очередной снаряд. – Да я тебе кишки выпущу сейчас!
- Да я и не видел толком ничего!
- Ах ты, сукин ты…!
- Да, клянусь, я тут минутку от силы, ай! – в попытке извиниться, турианец выглянул из своего укрытия и получил прямо по лбу. – Да я же пытаюсь извиниться!

+1

15

Всегда намного проще осуждать себя за несделанное, чем правильно поступить в нужный момент. Но крик Соланы избавил турианца от очередного приступа морального самобичевания. Они уже выяснили, что живность на этой планете есть, и она довольно опасная, так что врятли девушка испугалась паучка. "Или это очень большой паучок". В любом случае Авлаас уже нёсся в сторону кустов.
Ещё на подходе Авлаас услышал... диалог? Да, было похоже на то - истерические реплики Соланы и ещё чей-то голос, наверняка турианский. Больше тут и быть-то некому. Но представшая его взору картина была поистине комичной: стоящая в одном нижнем белье девушка закидывает пустыми консервными банками другого турианца, выкрикивая разномастные ругательства.
- Какого чёрта тут происходит? - Повысив голос выше обычного, заявил о своём присутствии Ав, стараясь отвести глаза от Соланы, выглядящей, к слову, слишком пикантно для такой ситуации.
- Ав-влаас? - Подал голос незнакомец, выходя из-за дерева.  - Это ты?
Парень не сразу признал своего друга. Во первых он по-прежнему оставался в тени деревьев, а во вторых - закрывал ладонью ушибленную часть лица, периодически потирая её.  Тем не менее, его осточертевший за годы службы голос и до боли знакомые красные лицевые метки выдали в нём Лоруса. В голове Ава что-то перещёлкнуло, и он рефлекторно выдал:
- Ты это серьёзно? Нас высаживают на планете полностью покрытой лесом, в сотнях километров друг от друга, и ты всё равно умудряешься меня найти? Как? Скажи мне как?! - Таких эмоциональных речей он, наверное, не ожидал сам от себя, но продолжил чуть тише. - Я так надеялся от тебя отдохнуть...
На что Лорус только улыбнулся:
- А ты был прав на счёт Инвиктуса, - он наконец-то полностью вышел из-за деревьев, убедившись, что больше в него ничего не полетит.
- Да ты что-о-о-о?! - Парировал Ав. - Давай дадим э-эмм... даме переодеться.
- А тебе повезло с парой, - он подмигнул.
- Пошли, давай!
Через некоторое время они сидели у костра и грелись. Ну, кто грелся, а кто нахлебничал чужими харчами. Вокату познакомил своего друга с Соланой, но та до сих пор недовольно зыркала в его сторону. "Неужто он там так много увидел?" - с улыбкой на лице подумал Ав.
- Если твой напарник ранен, нам стоит выдвигаться сейчас же, - подытожил Авлаас, выслушав историю товарища.
- Он не ранен, у него сломана нога. Небольшой перелом, но ходок из него никакой, - ответил Лорус, останавливая турианца, собравшегося было уже встать. - Я собственно и отправился на поиски помощи, а тут услышал голос с челнока, и пошёл в сторону берега. В итоге вот нашёл тебя, то есть вас. 
Лагерь Лоруса был разбит в паре километров от них. В сравнении с тем, что они с Сол привыкли проходить за день - пустяки, но вещи ещё не просохли, сами они подустали после изматывающего заплыва, а только что поставленный лагерь вновь пришлось бы сворачивать. С уверений же самого Лоруса, его напарник был травмирован не так уж серьёзно, и вполне сможет продержаться пару суток самостоятельно. Потому организовывать спасительную миссию придётся поутру.
- А почему вы не воспользовались жучком? Только не говори, что не обнаружил его?
- Да нет, это было вполне логично. Но понимаешь... он метит в "Чёрную стражу". Такой провал бы перечеркнул всего планы. Выживание, наоборот, даст дополнительные баллы в резюме.
Насколько знал Авлаас, "Чёрная стража" была каким-то элитным турианским подразделением, гордостью Иерархии. Если напарнику Лоруса действительно можно помочь, то это будет продуктивное знакомство, как бы цинично и меркантильно это не звучало.

+1

16

Новоиспеченный краснолицый турианец оказался другом Авлааса, и Солане пришлось смириться с тем фактом, что им придется провести какое-то время вместе. Нельзя сказать, что это особо радовало Вакариан, но и не слишком огорчало. А вот тот факт, что напарник Лоруса был ранен определенно не радовал. Отправиться за ним было решено на следующий же день: когда просохнет одежда, и сами они отдохнут.
За две недели на абсолютно дикой планете Солана успела отвыкнуть от сна в казармах. Да и вообще, сон в женской казарме почти милое дело. Шорохи, девичий смех, сопение. На фоне этого сон втроем в одной палатке с двумя парнями… «Духи, да отец бы мне голову оторвал!» только и подумала Сол, прежде чем заснуть.

День 15.

Зато пробуждения выдалось довольно приятным. Открыв глаза, Вакариан обнаружила себя в объятьях Авлааса, рядом с которым и засыпала. Как это бывает в романтических комедиях, турианка попыталась аккуратно выбраться из захвата сильных мужских рук. Но вот завидев, что Лорус в свою очередь тоже обнимает Авлааса, забыла про всякое смущение и расхохоталась.
- Мы никогда не будем это обсуждать.
- Никогда.

- Вы уверены? По-моему, было очень мило!
- Никогда. - взвесив варианты «быть удушенной, издеваясь над парнями» и «получить удовольствие, наблюдая за их смущением», было принято рациональное решение перестать смеяться над ними вслух. Во всяком случае, по этому поводу.
- О, а я вот ночью поняла, что на этой стороне реки мы в полной безопасности! Потому что, если здесь и были дикие животные, то ваш храп их распугал, - съязвила девушка, когда они уже собрали лагерь. Удивительное дело, как турианцам только удавалось ее терпеть. Они в темпе преодолели расстояние до лагеря Лоруса. Нельзя сказать, что Тарвин, их новый знакомый, был слишком раз такому «соседству». Зато впечатление о себе оставлял крайне приятное: высокий, широкоплечий, яркие желтые глаза. Крайне обаятелен. Метки,  по форме такие же как у Соланы, но отличные по цвету – значит, тоже родом с Палавена. С первого взгляда было ясно, что такой неспроста метил в «Черную стражу» - все данные на лицо. Сложно было поверить, что такой мог просто поскользнуться и сломать ногу. Сол внимательно осмотрела его, ну, и его перелом, конечно.
- Перелом закрытый. Я даже не уверена, что это перелом, скорее похоже на вывих. Но, даже если это просто вывих, нужно наложить шину и не давать особо сильных нагрузок. Наверное.
Все эти нехитрые манипуляции были проделаны. Практически все вещи Тарвина были разделены между тремя оставшимися турианцами. Они прошли вместе еще сколько возможно. На Тарвина тяжело было смотреть. В таком состоянии он очень сильно хромал, даже опираясь на импровизированный костыль, а понести его они не могли. Идти с увеличенным почти на треть грузом было тяжелее, и двигались они медленнее. И это не считая того факта, что припасы подходили к концу. Они ставили силки, но живность попадалась крайне редко, ведь турианцы просто не проводили на одном месте достаточно времени.
Солана с сожалением вспоминала переплыв через реку. Тогда он казался ей сложным, но сейчас… Теперешнее их положение изрядно выматывало. Группа двигалась, постоянно делая перерывы, чтобы не ухудшись состояние Тарвина. Морально это очень тяготило, и девушка сдерживала себя изо всех сил, чтобы не срываться на окружающих.

Отредактировано Solana Vakarian (28 марта, 2015г. 14:02)

+1

17

День 15.

Авлаас проснулся от звонкого девичьего смеха, ощущая объятия девичьих же рук. Спустя пару мгновений пришло осознание, что смех раздавался как раз с другой стороны.
- Мы никогда не будем это обсуждать!
- Никогда, - подтвердил Лорус.
- Вы уверены? По-моему, было очень мило!
- Сол, если бы у меня был тапок, я бы непременно его в тебя кинул, - фыркнул Ав. - А ты! - Он ткнул своего друга пальцем в грудь. - Да чтоб я ещё хоть раз с тобой ночевал в одном помещении! - И он развернулся, отправившись смывать с себя красноту смущения.
Напарник Лоруса оказался действительно крепким парнем. Ав даже подозревал, что тот недолюбливал непоседливого Лоруса, но с  честью терпел его, считая это частью испытания. В этом Авлаас отлично понимал турианца, ибо иногда сам испытывал аналогичные эмоции. Он мысленно поблагодарил духов, что те ему послали толковую красотку, а не какого-нибудь идиота. 
Солана бережно осмотрела ногу  Тарвина и сочла перелом не слишком серьёзным. Проверять её диагноз Ав не стал, да и врятли смог бы лучше. "Доктор" прописала покой ноге и максимальное уменьшение нагрузок. Авлаасу очень не нравилась предстоящая перспектива, но он с пониманием отнёсся к целеустремлённости травмированного и согласился помочь.

Дни 16 -20.

Путь казался так далёк. Турианцу становилось то лучше, то хуже. После первого дня перехода, его нога знатно опухла. Солане пришлось делать холодные компрессы и тратить множество медикаментов. К концу того же дня, у Тарвина разыгралась лихорадка, но, слава Духам, его сильный организм при поддержке лекарств, быстро с ней справился.  Но всё равно следующий переход  пришлось сократить до минимума, а девяноста килограммового турианца, чуть ли не на себе тащить  Лорусу, который не отличался особой крепостью, а Авлаас просто был мал.
Их запасы подошли к концу быстрее, чем прикидывал Ав, исходя из самых худших своих опасений. Два дополнительных рта, один из которых ел за двоих, моментально истощили их провизию. Это прибавляло головной боли, которую обезболивающим не решить. Да ещё Солана...
Девушка вся окунулась в уход за Тарвином. Она была с ним мила и нежна, и почти перестала общаться с Авлаасом. Как-то раз он стал случайным свидетелем того, как они мило ворковали вовремя очередной перевязки. Внутри постепенно всё закипало от малоизвестного ему чувства, но теперь он был уверен - это ревность. В довершение, ему стали снится сны о Солане. Сны, в которых она не с ним.
Ещё в первые дни Авлаас замечал следы каких-то небольших животных, а иногда и их самих. В день их встречи с Тавианом, Ав расспросил того об охоте. Ему самому никогда не приходилось охотиться, а информация подчерпанная из той беседы была крайне обрывочной. Нынче ему предстояло сдать очередной жизненный экзамен.
Силки силками, но чтобы прокормится ещё продолжительное время, им нужно было забить кого-то крупного. Авлаас попробовал заточить палку на манер копья,  как это сделал Тавиан, себе и Лорусу. Получилось не очень аккуратно, но острие выглядело опасным. Парни отправились на охоту.
Как смог заметить Авлаас, местная фауна обладала рядом отличительных особенностей: их шкура была покрыта не мехом, но перьями, и почти у всех в том или ином виде имелись костяные рога. Это делало даже самого безобидного травоядного зверька несколько опасным.
Вскоре им удалось напасть на чей-то след. Он выглядел явно меньше чем у того зверя, с которым им пришлось столкнуться, потому Ав надеялся, что этот будет менее опасным. Турианцы крались по лесу, стараясь сильно не шуметь, пока не вышли к небольшой поляне возле ручья. Было похоже, что след привёл их прямиком на водопой. Ничего не подозревающее животное утоляло свою жажду. С виду оно казалось какой-то пернатой пародией на косулю, но какая разница, если его мясо можно есть? Они были уже на середине поляны, когда добыча их заметила, но местная природа была похоже совсем не пуганная, и рогатое даже не думало давать дёру. Копья метал Авлаас не так хорошо, как камни, потому даже не стал рисковать, а решил сблизиться с целью. Лорус вроде бы понял тактику и принялся обходить цель полукругом. В момент максимального сближения "косуля" рванула с места прочь от Авлааса. Видимо до неё дошло, что турианец - не самец, страстно желающий её оплодотворить. Рванула она аккурат прямо на Лоруса, сбив его с ног (слава богу не рогами), но перед этим он умудрился вонзить свой черенок в её бок, и даже пропороть его, пока пытался  удержать. Бедное животное, заваливаясь на один бок, в панике ринулось с поляны, оставляя за собой дорожку тёмной крови.
"Косуля" хоть и была не велика, но весила ощутимо. Хотя тащить на себе хромоного турианца в сравнении с этим было сущим адом. Авлааса был премного благодарен судьбе, что их добыча побежала в сторону их лагеря, в противном случае врятли они бы вернулись к вечеру.
Ужин удался на славу. Вынужденные экономить запасы, измотанные долгими, но нерезультативными переходами, голодные турианцы набросились на жареное мяско. Оно было значительно мягче, чем их предыдущий улов, но врятли сейчас кто-то задумывался о кулинарных изысках.
- Завтра нам нужно взять градусов на пятнадцать левее, - указал на карте направление Тарвин. Авлаас внимательно следил за его пальцем.
- Погоди, так не пойдёт, - возмутился он. - Наша точка эвакуации находится в другой стороне. Вот здесь, - он показал на условную развилку. - Мы расстанемся.
- С каких пор, Вокату, ты решаешь за всех? Я думаю, Солана с тобой не согласится, - он переглянулся с девушкой, Ав в свою очередь тоже.
- Думай, что хочешь, но завтра я ухожу. - Он решительно встал, направляясь в сторону палатки. - Один, если придётся.
- Чёрт тебя побери, Авлаас! - Крикнул он в спину турианцу. - Это командная игра! Вся эта заварушка была создана, чтобы, такие как ты, помогали таким как я!
Терпение Авлааса иссякло, и он просто взорвался, поражённый раздутым самомнение этого человека. Развернувшись, он пошёл на турианца, сопровождая каждый свой резкий шаг, таким же резким словом.
- Я не собираюсь прогибаться под тобой из-за твоих амбиций! Кто собирается? - Он оглядел оставшихся присутствующих. - Это ты по глупой неосторожности умудрился свернуть себе ногу, а я вызвался помочь! Только потому, что попросил Лорус. Это я нёс тебя на своих плечах!  Моими запасами ты поправлял своё здоровье, и я притащил эту жратву, пока ты тут развлекался! - Наконец, он подошёл к Тарвину  вплотную, и грубо толкнул его в грудь. - Я тебе больше ничего не должен!
На что турианец ответил сильным ударом правой. Левая мандибула Авлааса отозвалась резкой болью.
- Воу - воу, потише парни, вы чего? - Кинулся разнимать их Лорус.
Авлаас столкнулся с ним взглядом, потом снова посмотрел на Тарвина, и уже спокойно ответил:
- Пошёл ты. Твои проблемы. - И с этими словами окончательно удалился в палатку.

+1

18

День 20.

Пожалуй, именно за эти несколько дней Солана поняла, что она определенно не хочет стать врачом. Каким бы выносливым не казался Тарвин на первый взгляд, он все еще был просто курсантом. Которым была и Сол. Она не могла оказать необходимой медицинской поддержки, как бы ни старалась. Импровизированная шина, бесконечные «накачивания» Тарвина лекарствами (и своими, и чужими), а главное - постоянная опека. И всего этого было мало. Тем не менее, было очевидно, что, если бы Лорус справлялся один, ему пришлось бы гораздо тяжелее. И Солана делала что могла. В общем-то, Тарвин даже казался ей милым. Он был крайне обходителен, и казалось, даже чувствовал себя виноватым за то, что, фактически, является «мертвым» грузом.
А еще они почти перестали общаться с Авлаасом. Переходы давались непросто. Груза было слишком много, чтобы по-прежнему осталась возможность считать это прогулкой, и никакие светские беседы не имели место быть. Когда же они разбивали лагерь, Вакариан уделяла почти все свое внимание Тарвину, а потом шла спать, отказываясь от своей порции ужина. Фактически, это казалось девушке единственно правильным решением, ведь у них был «больной», о котором следовало позаботиться. И питание – очень важная часть данной заботы. В одно утро, пока Сол еще спала, Авлаас и Лорус ушли. Как оказалось, на охоту. Солана понимала, что вряд ли в таком состоянии могла бы им помочь, но все равно чувствовала себя задетой. Их не было почти весь день, и Вакариан злобно искусала собственные когти в мучительном ожидании. Тарвин пытался ее отвлечь, но, как и следовало ожидать, Сол не могла найти себе месте, и была просто не в состоянии поддерживать беседу. Занялась стиркой, развела костер, снова осмотрела Тарвина. Когда солнце практически село, охотники наконец вернулись. Да еще с достойной добычей. Прогловит обиду и волнение, Сол помогла им с мясом, и ужин выдался более чем праздничным.
Вечером турианка чувствовала себя на порядок лучше, и даже немного прогулялась по округе. К собственному удивлению, вернувшись, она застала турианцев ссорящимися.
- Я думаю, Солана с тобой не согласится.
- Думай, что хочешь, но завтра я ухожу. Один, если придётся.

- Какого черта, Авлаас? Это, мать ее, командная работа! – в сердцах воскликнула Сол.
- Чёрт тебя побери, Авлаас! Это командная игра! Вся эта заварушка была создана, чтобы такие как ты помогали таким как я!
И вот тут Авлаас сорвался. Солана еще никогда его таким не видела. Да и вряд ли вообще могла бы увидеть – не так много они и знакомы. Но, тем не менее, картина была впечатляющей. Обычно флегматичный турианец вдруг взорвался, словно пороховая бочка.
- Я тебе больше ничего не должен!
- Воу - воу, потише парни, вы чего?
- Пошёл ты. Твои проблемы.
- «Кажется, я дурно я него влияю», криво усмехнулась Сол, когда ее напарник удалился.
- И ты это так оставишь?! – Тарвин обернулся к девушке, явно питая надежды, что она его поддержит.
- О, не волнуйся. Конечно нет, - на секунду облегчение возникла на лице раненного, но он явно не понял Солану. – Мы уйдем утром.
- Подожди! Как? Вы не можете…
- Перестань. Авлаас прав. Это командная работа, и мы… - припомнив пламенную речь Вокату, девушка, смутившись, исправилась, - Ав оказал вам достаточно помощи. До вашей точки эвакуации осталось куда ближе, чем до нашей. Уверена, вы справитесь. Лорус знает, как следить за твоей ногой. Да ты и сам справишься, я думаю. В крайнем случае, вызовете подмогу, да?
Вакариан отправилась в палатку, пресекая всякие комментарии. Кажется, Тарвин еще что-то крикнул ей в след, но Сол не придала этому значения.
Солнце уже село, и Авлаас, кажется, усиленно пытался заснуть. Или делал вид, что пытается. Турианец лежал к девушке спиной. Солана переоделась. Последние несколько дней они делили лагерь не только друг с другом, и переодеваться девушка лазила в палатку. Обычно Ав дожидался пока она закончит, и только потом присоединялся, но сегодняшний вечер был исключением. В прочем, Вакариан не смущала компания. Она доверяла Авлаасу достаточно, чтобы быть уверенной, что он не станет приставать к ней, или, тем более, принуждать к чему-то.
Несколько минут Солана просто сидела, не решаясь ложиться спать. В темноте она рассматривала очертания друга со спины. По какой-то причине ей хотелось к нему прикоснуться. И турианка не стала себя останавливать. Она мягко погладила его плечо, тихо произнесла:
- Авлаас? – тишина. Значит, не спит. Спящий бы что-то промямлил. – Как твоя мандибула, Ави?
- Нормально, - бросил он, не размениваясь на сентиментальности. Некоторое время они сидят в тишине. Солана поглаживает плечо Вокату. Зрение привыкло к темноте, и теперь девушка может рассмотреть его лицо. Ясные желтые глаза раскрыты, но смотрят в пустоту.
- Ты не должен был так говорить. Я имею в виду, что уйдешь один. Ты же знаешь, что я не оставлю тебя. – звучит суховато, но искренне. Еще немного просидев так, девушка пододвигает свой спальник вплотную к спальнику Вокату, как когда они спали втроем с Лорусом. И обнимает его со спины. – Прости, если я обидела тебя чем-то. Я ничем не хотела тебе показать, что мы, ну… перестали быть командой. Просто пыталась внести свой вклад в общее дело, как и ты.

День 21.

Расстаться с парой Лоруса и Тарвина было не так уж просто. Девушка обняла каждого из них на прощание, отшутившись с другом Авлааса, что, если он еще раз попытается за ней подсматривать, в руках у девушки окажется нечто более опасное, чем пустая банка из-под консервов.
Уходить было действительно тяжело. Они забрали исключительно свои вещи, упаковали палатку и отправились в путь. Было тяжело. Не физически, конечно, но Сол все время чувствовала, что это не совсем правильное решение. Да, они должны были идти каждый своим путем, но теперь вся ответственность за больного падала на Лоруса, и Вакариан все время думала, справится ли он. С ужасом вспоминала животных, которые здесь водятся. И несколько дней «на сухом пайке». Справится ли он?
- Ав, с ними все будет хорошо? Я волнуюсь, - как-то безжизненно произнесла турианка, когда они прошли уже почти половину пути, запланированную на сегодняшний день. – Лорус кажется хорошим парнем, но насколько он силен? В том смысле, что ему теперь придется взять на себя всю нагрузку.

+1

19

День 21.

- Ав, с ними все будет хорошо? Я волнуюсь. Лорус кажется хорошим парнем, но насколько он силен? В том смысле, что ему теперь придется взять на себя всю нагрузку.
- Сол, ты же сама всё видела, - ответил турианец, переступая через очередную корягу. - Тарвин может ходить сам. Да, с костылём, медленно и аккуратно, но сам. Он просто боится, что не успеет, что потеряет свои баллы. Его волнует его карьера, а на нашу цель ему плевать, - он остановился и заглянул в глаза девушки. - Он требует от нас командной игры, но сам ничего для команды не делает. Это эгоизм, Сол.
Мир вокруг них, сначала казавшимся новым, интересным, потом даже враждебным и жестоким, теперь был родным. Это был мир истинной природы в её первоначальном обличии. Они, все они, были тут даже не гостями, так - туристами, которым разрешалось поглазеть на экспонаты, но не трогать их. Кара за нарушение правил была недвусмысленной, но она не была жесткой, она была естественной. Этот мир только защищался от их присутствия, но никогда не нападал. Нападали друг на друга только они сами, о чём хорошо напоминала ноющая мандибула.
Ещё какое-то время они шли в тишине. Авлаас в голове проигрывал всё произошедшее, смакуя собственные реплики и подбирая варианты более эффектных. В какой-то момент он задумался над словами Соланы: "А прав ли я? Что если это было просто отчаяние с его стороны, и он лишь хотел быть уверенным в завтрашнем дне? Нет, такие люди как он всего добиваются с расчётом, я отказываюсь верить в его невинность".
- А что на счёт ревности? Согласись, ты же это просто придумал, что между ними что-то есть.
- Но я всё видел!
- И что ты видел? Заботливую медсестричку, ухаживаю за инвалидом? Как часто ты вообще видел девушек? Потаскался с одной три недели и уже в жёны её взять решил?
- Она мила со мной. А это её "Ави". В конце концов, она поддержала меня, и осталась со мной, хотя  и не во всём была согласна! 

Он остановился, глубоко вздохнул, и быстро выпалил, тут же пряча свои глаза:
- Сол, между нами что-то есть?

+1

20

- Нашу цель? Но ведь нашей целью и является получить баллы, - Сол делает паузу, отворачивается на секунду, раздумывает над своими словами. – Конечно, мы должны научиться работать в команде. И, думаю, мы стали действительно хорошими партнерами друг другу. Но, черт, ведь это все еще экзамен, цель которого – выжить.
Солана вздыхает, вяло перебирая ногами. Слишком пламенная речь для такого повседневного случая. «Ты слишком переживаешь. Материнские инстинкты?» самой себе стыдно в этом признаться. Девушка трясет головой, отбрасывая дурные мысли. Авлаас был прав. И на счет Тарвина в первую очередь – он мог бы сам о себе позаботиться, даже если бы они не встретились.
Оборачиваясь к напарнику, Сол видит, что тот полностью ушел в себя. Теперь девушка даже не была уверена, слышал ли он вообще то, что она сказала. Ладно, все равно это был бы пустой спор. Конечно, Вокату прав.
Передвинув рюкзак поудобнее, Вакариан попыталась абстрагироваться. В общем-то, сейчас все было гораздо лучше, чем вчера. Вещей гораздо меньше. Ощутимо меньше. Солнце греет, листва шумит, кролики бегают… Тут Сол на секунду замирает, прислушиваясь. И, не подав виду, продолжает идти. Вокруг тихо. Очень и очень тихо. Даже пения птиц не слышно. Продолжая сохранять нейтральное выражение лица, турианка окидывает взглядом округу. Идея хорошая, но следующий вопрос Авлааса настолько ошарашивает Вакариан, что девушка спотыкается. Удерживает равновесие, но все же чувствует себя ошарашенной.
- Сол, между нами что-то есть?
Тут всякие мысли о «подозрительной» тишине улетучиваются из головы, будто ее окатили ледяной водой. Как будто снова в реку окунулась. Солана чувствует, как щеки ее заливаются румянцем. Авлаас отводит взгляд, видимо, тоже смущаясь. Турианка делает шаг ближе, становясь почти вплотную. Кладет руку ему на грудь. Несколько секунд просто стоит, обрывисто дыша. Внутри все как будто водоворотом стянуло, начиная от самых ребер. «Всегда представляла себе бабочки в животе несколько иначе». Девушка мягко поглаживает парня по краю майки. Изучает глазами его армейский жетон. Кажется, в таких ситуациях слова должны находиться сами собой. Но в голове такая каша, что единственным, что Сол могла бы сейчас сказать это «ывававпавпь». К счастью, подобное не происходит.
Вместо этого Солана сталкивается взглядом с Авлаасом. Его глаза желтые, как янтарь. Девушка наклоняется ближе к партнеру. На секунду замирает, а затем ласково покусывает за мандибулу. Трется щекой о его щеку.
- Наверное. Неужели я одна должна отвечать на этот вопрос? – Солана обнимает юношу за плечи, прижимаясь всем телом. Так они стоит несколько секунд, минут, часов. Время остановилось. Теперь тишина кажется как никогда уместной. И она длится достаточно долго, прерванная вдруг шорохом за спиной турианки. Это звук сломанной ветки. Сол вздрагивает в объятиях Авлааса. За три недели в лесу она научилась отличать звук ходьбы животных от звука шагов турианца. Животные чертовски тихие. Это их привычная среда обитания. Они не допускают ошибок. – Ави, - шепчет девушка в самое ухо Вокату. – Мне кажется, за нами следят.

+1

21

Больная мандибула отзывается лёгким уколом, но эта боль тёплыми ручьями растеклась по всему телу, постепенно заполняя его полностью.
- Наверное. Неужели я одна должна отвечать на этот вопрос? - Отвечает девушка, прижимаясь к груди турианца.
- Нет, не одна, - он улыбается ей, сам потихоньку растворяясь в тёплых водах собственных эмоций. Так они стояли ещё некоторое время, обнявшись.
Отчётливый хруст ветки заставляет Авлааса распахнуть глаза, до этого прикрытые в блаженстве.
– Ави, - шепчет девушка в самое ухо Вокату. – Мне кажется, за нами следят.
- Не кажется, - отвечает он, наблюдая, как незнакомый турианец, почти не крадясь, выныривает из кустов с палкой наперевес. Авлаас размыкает объятия и желает укрыть девушку за своей спиной. Хотя намерения  этого незнакомца кажутся очевидными, парень всё ещё уповает на мирное разрешение ситуациии.
- Я могу чем-то помочь? - Задаёт он вопрос, но вместо ответа турианец ускоряется, делая замах палкой. Не нужно быть великим акробатом, чтобы увернутся от такой неторопливой атаки. Но в этой попытке сохранить свою целостность он нарушает первое правило уличной драки - оказывается на земле. Где-то в стороне слышен голос девушки. Авлаас успевает заметить, что второй турианец  схватил девушку, прежде чем тяжёлый удар оставляет его без сознания.
Он очнулся от лёгких касаний чего-то влажного к своей голове. Она словно трещала и готова была лопнуть, Авлаасу даже показалось, что ему кто-то обломил гребень, а лес словно плясал хоровод вокруг него. Он поморщился, пытаясь сообразить, где он, и что произошло, но от этого стало только ещё хуже. Вскоре вся картина стала восстанавливаться в его памяти.
Солана обрабатывала его ушиб. Сложно сказать, была это просто мокрая тряпка или смоченная в спирте, его мировосприятие ещё не до конца вернулось. Сама девушка выглядела целой. Похоже, её не тронули. Наконец он обратил внимание на обстановку. Видимо они находились недалеко от того места, где на них напали. Их вещи, на первый взгляд просто разбросанные, на самом деле оказались рассортированными, просто ненужные отбрасывались в сторону. Один из турианцев как раз этой самой сортировкой и занимался. Второй, напавший на него, всё так же стоял с палкой в руке, подобно надсмотрщику.
- Зачем? - Сорвался слабый голос с его губ. Он прекрасно понимал зачем - ради припасов, которых у них почти не было. Но они-то знать этого не могли. И всё же добыча была - Авлаас обратил внимание, что тот второй уже прикарманил их аптечки, а ещё... ещё он присвоил его защитные очки, и как сам Ав прежде, нацепил их на лоб. "Падальщики"
Тот второй обернулся на вопрос, и к удивлению Авлааса оказался ему знакомым. Парень даже издал стон негодования - встретится с этим человеком, ему хотелось меньше всего. "Что за иронии судьбы меня преследуют?"
- О-о-о, малыш Вакус-Квакус наконец-то проснулся? - Тетрикс злорадно улыбнулся. - Знаешь, я даже удивился, увидев тебя. Думал, ты не продержишься и недели.  Да ещё и в такой милой компании, - он потянул носом в сторону Соланы, словно обнюхивал её и с наигранным блаженством выдохнул. - Прекрасный экземпляр, с радостью забрал бы её с собой, но это не по правилам. Только парами... - он всё так же наигранно вздохнул.
- А обкрадывать других значит по правилам? - Процедил Авлаас сквозь зубы, всё ещё остро реагируя на боль.
- Как видишь, из гонки меня ещё не дисквалифицировали, чего не скажешь о вас, - он затолкал остатки вещей в свой рюкзак и закинул тот за спину. - Головка бо-бо? Это только разминочка. Пойдёте за нами - будет хуже, и твоей кисочке тоже, - он отправил воздушный поцелуй, и окликнул своего подельника. - Пошли, времени мало.
И времени действительно было мало. Слишком мало, чтобы тратить его на крупную охоту или поиск помощи, и в то же время много, слишком много, чтобы продержаться без припасов. Они оставили даже часть снаряжения, ножи, палатки, верёвки - то, что у них было и так, но забрали самое важное - даже воду. Первой мыслью было воспользоваться спасательным маячком. Никакая характеристика не стоила их жизней. Но чем больше Авлаас думал об этом, тем больше нагнетал в себе ярость. Его не задевало его увечье, не трогала кража. Больше всего его волновала эта несправедливость, сам факт того, что этот жалкий подлый человек добьётся того, что они потеряли. И сколько ещё таких же мирных, с честью пытающихся выжить в этом испытании уже пострадало или ещё пострадает от его руки? У Авлааса был план.

День 22.

Удивительно насколько плодотворными могут стать экстремальные ситуации. То, что должно было убить их, сломить их волю, сделало только сильнее и целеустремленнее. Авлаас  не знал, чувствует ли его спутница то же, что и он, но она всё так же шла с ним рука об руку, нисколько не сомневаясь в его затее.
Ещё вчера вечером турианцы смогли выследить своих обидчиков. На ночь они встали лагерем. Не удивительно, ведь их не гнал бурчащий желудок. Они вполне успешно подкрепились остатками их собственных припасов, и сейчас чувствовали себя вполне вальяжно.
- Они шли на северо-запад, - удалось Авлаасу подслушать вражеский разговор. - Один из них шагал то еле-еле. Таких тюкнуть, как два пальца обоссать. - Оба весело заржали, продолжая обсуждать грядущие планы.
"Похоже, я сделаю тебе ещё одно одолжение, Тарвин"
Но они не останавливались на ночлег, они пошли дальше на северо-запад, и вскоре нашли подходящее место. Солана, как главный альпинист их маленького отряда, в который раз забралась на дерево, вооружённая верёвкой и ножом, Авлаас готовил всё снизу, иногда подсказывая девушке, что именно она должна сделать. В конце концов, они завершили подготовку, теперь оставалось только ждать.
Поутру Авлаас отправился в сторону вражеского лагеря, оставив Сол в сооружённой накануне засаде. Он даже успел заскучать, пока эти увальни наконец-то выдвинулись. Следить за ними было даже проще, чем за косулей - они шли, громко обмениваясь пошлыми шуточками, и не замечали ничего вокруг, наполненные уверенностью своего превосходства. В какой момент Авлаас понял, что они стали забирать слишком далеко на запад. Выбрав под ногами ветвь потолще, он нарочито громко переломил её об колено, привлекая внимание, и как ни в чём не бывало, вышел из-за дерева.
Сказать, что турианцы были удивлены, это ничего не сказать. Авлаас даже почувствовал, с каким скрипом работаю их извилины. Наконец  Тетрикс зарычал на весь лес:
- Я предупреждал тебя, Вокату! - И сорвались с места вслед за ним.
Он бежал, не оглядываясь, ловко перескакивая через особо большие коряги. Ещё вчера  они с Сол понаставили на деревьях меток, прекрасно понимая, что их задумка легко может сорваться, если Ав заблудится. Именно эти метки он и искал глазами, на которые его преследователи врятли вообще бы обратили внимание, и он их нашёл. Наконец впереди завиднелись те самые, нужные Авлаасу, два дерева. Подбегая к ним, и совершив ещё один широкий прыжок на пустом месте, он позволил себе оглянуться.
Напарник Тетрикса, бежавший первым, первым же и споткнулся об натянутую и замаскированную в траве верёвку. Чертыхнувшись, он даже не успел понять, что это  было. С громким треском веток сверху подобно гигантским качелям, со свистом  рассекая воздух, на них неслось огромное бревно. Никто из них ничего не успел предпринять, ловушка снесла их как товарный состав, отбросив на пару назад.
Бревно, удерживаемое с концов,  верёвкой тихонько раскачивалось по инерции. Два турианца лежали на земле без сознания, оба с разбитыми в кровь лицами. Ав снял с головы Тетрукса свои очки. Они были малость окровавлены и разбиты, но он всё равно водрузил их на своё законное место с... гордостью? "Ничего, в учебке новые выдадут".
- Страйк, - ухмыляясь, сказал Авлаас вслух, с удовольствием созерцая  результаты своих трудов. Нет, не своих. Их трудов! Солана как раз подбежала со второй верёвкой, которая до этого послужила детонатором для этой ловушки. Расслабляться было пока что рано, и быстро обыскав карманы, они подтащили турианцев к одну из деревьев и крепко привязали их к нему. Настолько надёжно, насколько могли и умели.
Авлаас и Сол уже были на пути к вражескому лагерю, требовалось забрать свои пожитки, а может и найти ещё что-то полезное, когда над их головами пролетел шаттл, направляясь аккурат в то место, где они оставили Тетрикса с дружком. Видимо, командование сочло их положение безнадёжным.  Авлаас только молча улыбнулся и приобнял Солану.

Отредактировано Avlaas Vokatu (29 марта, 2015г. 19:44)

+2

22

День 27.

Смесь гордости и тоски одолевала Солану уже несколько дней. Они почти дошли. Они почти справились. Пережили это чертово испытание, прошли этот бесконечный лес. Почти. Авлаас говорит, что уже сегодня-завтра они будут на месте. Они почти справились – осталось сделать последний рывок, и они будут дома. Дома каждый у себя, естественно, снова в привычных казармах.
Угнетенные этими мыслями, не сговариваясь, последние несколько дней пара немного сбавила темп. Когда они отошли достаточно далеко от реки, местность сменилась на привычный лес умеренных широт. Каждое утро просыпаться становилось все тяжелее. Возвращаться на службу как никогда не хотелось. Они столько пережили вместе. Нашли новых друзей, встретили старых. Нажили врагов, и справились с этим. Перебрались через реку. А самое главное - они сблизились.

День подходил к концу, и они разбили лагерь как только зашло солнце. При желании можно было совершить марш-бросок и добраться до точки эвакуации примерно к рассвету. Но желания не было. Вместо этого они развели костер, поставили палатку. Как в первую ночь. Только сейчас действительно было теплее, чем месяц назад, к тому же, они уже достаточно давно спали в обнимку, согревая друг друга.
Все вокруг казалось небывало сказочным. Аромат леса, мягкость травы, потрескивание костра. И звезды. Бесконечное количество незнакомых созвездий над их головами. Солана долго вглядывалась в них, пытаясь запечатлить в своей памяти. Какова вероятность того, что она еще когда-нибудь сюда вернется – на эту дикую, далекую планету? «Тем более, с ним…» турианка бросила тоскливый взгляд в сторону напарника. Авлаас крутился около котелка, приправляя кролика какими-то травами. Запахи стояли сказочные. Когда они теперь увидятся? Да и увидятся ли вообще?
Вакариан поднялась с земли и сладко потянулась, отгоняя дурные мысли. Нет, не об этом сейчас нужно было думать, а моментом наслаждаться. Девушка прошлась к палатке, нашла свой рюкзак. Чуть ли не по пояс в него ныряя, откопала аптечку. В ней с самого первого дня их путешествия хранилась фляга. Странно было, как они еще не потеряли ее, или не израсходовали содержимое, с такими-то приключениями. Сол качнула ее в своей руке, проверяя на вес - полная. Понюхала, тут же чуть скривилась. Да, это определенно был какой-то алкоголь.
- Ави? – поймав на себе взгляд друга, девушка лукаво улыбнулась. – У меня есть к тебе предложение. Отпраздновать, так сказать. Вряд ли нам еще представится такая возможность, как ты сам понимаешь.
Ответ был не то, чтобы стопроцентно утвердительным, но в целом, после небольших уговоров вроде «я тоже никогда не пробовала», «ну, пожалуйста! Вдруг понравится?» Вокату все же согласился.
Девушка помогла с ужином, вместе они насыпали еду по тарелкам, и разлили алкоголь в пластмассовые чашки. Поднимали бокалы, произнося импровизированные тосты. После первой «пробы» Сол скривилась так, будто откусила кусок лимона. Горло жгло настолько сильно, что захотелось запить, или как минимум заесть. А потом они выпили еще, и еще, и еще…
- За прекрасно выполненное задание! За знакомство! За честь Иерархии! – звонко хохоча выдавала тосты Вакариан. В целом, она не была настолько пьяной, как ей самой казалось. Но впервые ощутить чувство опьянения было определенно в новинку.
Они рассказывали какие-то незамысловатые истории, травили байки, даже тихонько подмурлыкивали какую-то песню несколько раз. Одну и ту же, конечно. Когда Солана ощутила, что чувство опьянения начинает выветриваться, а голова – светлеть, они допил остаток пойла. Девушка положила голову на плечо Ава, ласково поглаживая его предплечье. Улыбалась своим светлым, невесомым мыслям. И действительно получала удовольствие. Просто от того, что он был рядом. От того, что это был именно Авлаас, а не кто-то другой. Здесь и сейчас она хотела быть только с ним. И эта мысль вдруг показалась девушке настолько всепоглощающей, что бороться с ней просто не осталось сил.
Турианка неспешно приподнялась, а затем села напротив Вокату. Ее силуэт подсвечивался медленно тускнеющим светом костра. Девушка мягко погладила мандибулу Ави, прикасаясь самыми кончиками пальцев. Затем скользнула чуть выше – к гребням. Его горячее дыхание было так близко.
- Ави, ты знаешь… Знаешь, мне нравятся твои очки. Я бы хотела их примерить, - прошептала Солана в самом деле касаясь очков. – Ты же не против, если я… если я сделаю это?
Расстояние между ними уменьшалось так стремительно, что ответ не потребовался. Их языки сплелись в поцелуе – неумелом, невинном и совершенно пьяном. Но желание жгло изнутри, заставляя обнять шею руками, прижаться к его телу, заставляя все продолжать и продолжать целовать и покусывать. Их движения сливаются и, не прерывая поцелуя, они поднимаются и движутся в направлении палатки. Сбивчивое дыхание, тихие стоны, они приземляются на спальники, хохоча и чертыхаясь. Но это лишь секундный перерыв, пока поцелуи и прикосновения снова не занимают все их мысли.
Слов почти нет, только имена, тихий шепот, шорохи. Солана на ощупь стягивает с Авлааса футболку, он прогибается, помогая ей, и проделывает с девушкой ту же процедуру. Жар его тела так притягивает, его запах, движения. Руки сами тянутся к незащищенным участками кожи – шее, руками, животу – ко всему, что не покрыто защитными пластинами. Каждое движение вызывало ответную реакцию – стон, ласку, вздрагивание, и это вызывало только большее желание.
Она никогда не ощущала прикосновения мужских рук. Но сейчас каждое движение казалось таким родным, таким привычным и желанным. И больше всего на свете Сол жаждала, чтобы он не останавливался. Она хотела Авлааса, и только его. Так сильно, как позволял ее опьяненный разум.

+1

23

Сегодняшний ужин ознаменовался атмосферой крайней расслабленности. Днём им посчастливилось наловить себе еды, а за прошедшую неделю паре удалось не только нагнать упущенное время, но и получить небольшую фору. Авлаас как раз был занят приготовлением этого самого ужина, а напарница копошилась где-то в их вещах, когда она что-то выудила из своего рюкзака.
- Ави? – поймав на себе его взгляд, девушка лукаво улыбнулась. – У меня есть к тебе предложение. - Она приблизилась к турианцу, удерживая в руке флягу, эмн... спирта? - Отпраздновать, так сказать. Вряд ли нам еще представится такая возможность, как ты сам понимаешь. - В этот момент Ав вспомнил, что ещё в самом начале их приключений, в этой самой фляге оказался алкоголь, заботливо подмененный кем-то из организаторов. Учитывая, что те постоянно наблюдали за их похождениями через жучков в их рюкзаках, а ещё и устроили целый тотализатор, то наверняка рассчитывали на пьяное шоу.
- Оу, Сол, но я никогда... в смысле, я не пью, и не хочу начинать.
- Я тоже никогда не пробовала, - парировала девушка, протягивая фляжку ему.
- Но, но, но... - он потерялся.  Отмазки в стиле: "Я за рулём" или "У меня язва" выглядели явно не уместными. Девушка состроила совсем милую мордашку:
- Ну, пожалуйста! Вдруг понравится? - Солана совсем не оставила путей для отступления, буквально приперев Вокату спиной к дереву.
Весёлые тосты, песни и чуть ли не пляски. Дома Авлаасу никогда не давали алкоголь. Отец право пару раз попытался познакомить, но мать категорически была против. Может в целом оно и к лучшему, да только сейчас парень пьянел, как ему казалось слишком быстро. Он вдруг стал говорить громче, но как-то невнятно, к борьбе со своим языком приходилось прикладывать много усилий. А этот шум в голове... "Зачем я только согласился?"
Вдруг лёгкое касание его мандибулы отвлекло Вокату от усердного распутывания клубка собственных мыслей. Касание, которое он, наверное, запомнит на всю жизнь. Настолько нежным и трепетным оно было, что по спине турианца пробежал холодок.
- Ави, ты знаешь… Знаешь, мне нравятся твои очки. Я бы хотела их примерить, - прошептала Солана в самом деле касаясь очков. – Ты же не против, если я… если я сделаю это?
Авлаас было потянулся, что бы стащить злосчастные очки со лба, но мгновенно пожалел о своей наивности. Сол прильнула к нему, переплетя языки в поцелуе. Застигнутый врасплох Ав даже не попробовал сопротивляться. Незнакомое чувство томления быстро растекалось по всему его телу, охватывая и поглощая. Это был его первый поцелуй, и представлял он его совсем не так, но, не смотря ни на что, о том, чтобы противится, не было ни единой мысли.
И вот они уже каким-то образом оказались в палатке.  Жалким кусочком мозга, что всё ещё храбро держал оборону, Аву показалось, что этот бал правит девушка. "А не замышляла ли она чего такого давно, м?" Её цепкие пальцы чуть ли не сдирают с него футболку, обнажая торс. Для него это зелёный сигнал, и всё же он заглядывает в глаза Соланы, обнаруживая там немое согласие. Она не хочет, она жаждет этого, отчего Авлаас освобождает девушку и от её футболки, которая в этом пылу и жаре эмоций кажется совсем лишней.
Её фигура ласкает его глаз ровно столько же, сколь его взгляд женское тело. Оно, кажется ещё замечательнее, чем он видел и представлял в самых смелых фантазиях. Авлаас впивается зубами в её ключицу, и своеобразный поцелуй постепенно перетекает на шею. Кончик языка, оставляя за собой влажную дорожку, скользит по изящному женскому килю вплоть до крепкой талии. Ещё один укус в том месте, где её изгиб переходит в бедро, вырывает из женских уст тихий всхлип.
"Хотели шоу? Получайте!" - Авлаас коварно улыбается собственным мыслям, расстёгивает армейские штаны девушки, и с грозным рыком, чуть ли не сдирает их с девушки. Эмоции (или это гормоны?) до мандража переполняют парня. Руки плохо слушаются, а всё тело сотрясается в ознобе, но ещё никогда он не ощущал себя настолько Турианцем - воином, захватчиком, мужчиной.
Томный стон Соланы и вот они - два распалённых тела сливаются воедино. То, что до этого казалось бешеной гонкой, теперь выглядит как разминка. Настоящие скачки ещё впереди. С тихим скрежетом когти девушки царапают его пластины, иногда задевая неприкрытые места. Тогда сквозь его зубы срывается очередной рык. И, похоже, это ей нравится, потому что она повторяет - тонкая струйка тёмной крови стекает по его животу. В отместку турианец склоняется над ней, вновь впиваясь в шею зубами, на сей раз не оставляя места нежности. Острые зубы прокусывают плоть, и металлические привкус крови остро ощущается на языке. Этот маленький турианский пунктик - кровопускание выражает взаимное доверие в той же степени, как и слияние разумов у азари.
Но в какой-то миг для мыслей не остаётся места, ибо тот маленький кусочек мозга, углядевши, как хорошо живётся под оккупацией врага, сам поднимает белый флаг, отдаваясь на милость. И его захлёстывает волной блаженства. Почему он не сделал этого раньше? Пульсирующая сладостная песнь разливается по всему его телу. Только что оно было напряжено до предела и вот уже тает прямо на девушку под ним.
Авлаас лежит и смотрит в потолок палатки. Звёзд через плотную ткань не видно, но три местные луны своим бледным светом пробиваются сквозь неё. Девушка уютненько устроилась на его груди. Спит она или нет, парень не знал, и проверять как-то не хотелось. Ей было явно хорошо, а вот его самого терзали мысли. Нет, он уже привык к постоянной войне внутри себя, противоречиям и разногласиям. Долгое время он ни с кем не общался, и нашёл лучшего собеседника в себе, но сейчас Ав предпочёл бы так же окунуться в омут сна, как его спутница. Ему не давала покоя только одна мысль - скоро они расстанутся, и врятли вскоре увидятся вновь. Даже после учебки, его ждёт служба. И очень врятли их пути будут пересекаться чаще пары увольнений. Хотя, кто его знает...

+1

24

День 28.

Открыть глаза утром кажется почти непосильной задачей. Веки тяжелые, в голове легкий гул. Все тело покрывают какие-то едва ощутимые мурашки, начиная от пальцев ног, и заканчивая даже мандибулами. Солана совершает над собой титаническое усилие, и приподнимается. Турианка оглядывается вокруг. Полог палатки не прикрыт – легкий ветер гуляет внутри. Свежо. Видимо, ночью им было не до «сокрытия улик». Вакариан садится, поджав колени, смотрит на своего напарника. Авлаас голый. Как и сама Солана. Чудно. Глядя на турианца, девушка невольно ощупывает свою шею, плечи, живот – все покрыто мелкими ссадинами, царапинами, укусами. Как и у Вокату. Будто они в кустах дрались.
Нервный смешок срывается с уст. Да уж, дрались. События прошлой ночи запечатлелись в памяти лишь эпизодически. Стоны, прикосновения, звуки, ощущения. Девушка шептала имя друга за эту ночь такое количество раз, что и сосчитать-то трудно. Самое время просто полежать в тишине. «Кажется, свой лимит по употреблению алкоголя на этот год я уже исчерпала,» немного поразмыслив, Солана снова возвращается на грудь партнера. Им некуда спешить, так почему бы не насладиться этим утром подольше?

До точки эвакуации оставалось меньше дня пути. Посреди леса раскинулся довольно большой лагерь – несколько крупных тентов, армейские палатки, даже небольшаяие казармы, рассчитанная примерно человек на десять. И широкая поляна, на которой стоят два шаттла. Много оборудования, немного народу. Солнце еще не село, когда Авлаас с Соланой только вошли в круг видимости лагеря. Их уже ждали. Младший лейтенант, судя по погонам, расславившись, стоял около одной из палаток, просматривая данные через инструметрон. Подойдя ближе, Сол увидела собственную фотографию и некоторое количество текста. Видимо, он изучал их досье. Читал, не скрываясь. Солана пихнула напарника в бок, давая ему знак. Не похоже, чтобы они провинились в чем-то. Но зачем столько внимания лично?
- Кадеты Вакариан и Вокату, добро пожаловать. Вы прибыли на данную точку эвакуации четвертыми, поздравляю. – небольшая заминка, пока Ав и Солана переглядываются, недоумевая. Всего четвертыми? Неплохо. – Младший лейтенант Нумериус. Вы можете обращаться ко мне, если у вас возникнут какие-то вопросы. Сейчас вы оба пройдете медосмотр, сможете принять душ и пообедать. Затем придется дождаться кораблей, которые вернут вас на родные планеты. Возможно, это займет несколько дней для кадета Вакариан. Мы доставляем курсантов на Палавен группами, вас слишком много, чтобы нянчиться с каждым отдельно, но вскоре должна прибыть еще одна группа, так что через несколько дней окажитесь дома. Кадет Вокату, Вы сможете попасть к себе уже завтра, когда будет отправляться корабль на Дигерис. – лейтенант сверился с данным инструметрона, прерываясь. - Врачи находятся в корпусах «B» и «C». После обследования явиться ко мне для пары вопросов по заданию. По одному.
Гордым словом «корпус» именовалась обычная армейская палатка. Солана зашла в «В», Авлаас – в «С». Женщина-врач, встретившая Сол, перелистывала какие-то бумаги на своем рабочем столе. «Стол. В палатке. В лесу.» сама ситуация показалась турианке довольно комичной. Помимо стола здесь же находилась ширма для переодевания, какая-то медицинская аппаратура, кушетка и несколько плакатов. Неплохо.
- Кадет Вакариан прибыла для медицинского обследования.
- Раздевайтесь, кадет. – врач бросает на девушку скептичный взгляд. – Жалобы есть?
- Никак нет, - спокойно произносит Сол, скидывая с себя одежду. Врач осматривает ее профессионально: достаточно детально, но очень быстро. Оценивает незащищенные участки кожи, покрытые синяками, обрабатывает антисептиком царапины и ссадины. Все это она проделывает практически без вопросов, молча. Будто так и надо.
- Полное обследование пройдете по прибытию к себе на базу. Если жалоб нет, можете быть свободны. Душевая в корпусе «D», чистую одежду возьмете там же. Кухню сами найдете?
- Конечно. Спасибо.
И Вакариан снова натягивает на себя одежду и отправляется дальше. Опять же, корпус – название весьма громкое. На этот раз им именуется просто небольшой огражденный кусок территории с закрытыми душевыми кабинками. Как в детском лагере. Никакого персонала нет, только душ и шкаф в углу с чистой одеждой. Самообслуживание. Под душем Солана отмокает небывало долго. Ей давно не доводилось проводить столько времени в горячей воде, смывая с себя реальную и вымышленную грязь. Девушка терла себя так долго, что, кажется, даже цвет защитных пластин стал на тон белее. Еще вчера Сол даже не задумывалась, насколько же ей этого не хватало. Мыло было самое обычное, но казалось, будто благоухает оно слаще всякой парфюмерии. Девушка нежилась и отмокала пока не почувствовала, что в животе злобно заурчало и пора идти искать полевую кухню.
Здесь они с Авлаасом снова разминулись. Но, по крайней мере, тут Сол была не одна. За одним из столов сидела пара девушек, и, активно жестикулируя, переговаривалась. Женский смех, их тоненькие голоса – будто в родных казармах очутилась. Солана кивнула турианочкам, и, набрав полный поднос еды, присела к девушкам за столик. Знакомство, шуточки, конечно, вопросы о том, как прошло задание. Девочки оказались напарницами, и рассказали о том, как прошло их путешествие. Самым интересным оказался тот факт, что девушки пришли с противоположной стороны леса, а, значит, им не пришлось перебираться через реку. Вакариан почти взвыла от зависти.
- Везет же некоторым! А я эту реку вовек теперь не забуду!
- Вакариан, где вас черти носят? – внезапный голос, от которого турианка непроизвольно сжалась.
- Ох, ч-щерт, - тихо произносит девушка. Верно, она ведь должна была явиться к младшему лейтенанту Нумериусу для отчета. После обследования мысли о душе и горячей воде напрочь вытеснили из головы все остальное.
- Если Вы закончили трапезничать, живо ко мне, - издевательски бросает лейтенант, направляясь прочь с территории кухни.
- Простите, леди, похоже, время прервать нашу маленькую светскую беседу, - Солана, улыбаясь, встает из-за стола и отправляется следом за Нумериусом. Теперь понятно, почему они разминулись с Авлаасом. Турианка мысленно ударяет себя по лбу, ругая за забывчивость. В корпусе «А» (хах!) располагается «кабинет» Нумериуса. Девушка присаживается с противоположной стороны стола, ожидая вопросов. Но вместо этого ей всего лишь отдают форму, которую необходимо заполнить. Пункты почти стандартные: общее впечатление от эксперимента, насколько полезным Вы его находите, Ваше самочувствие по истечении месяца в дикой природе, опишите психологический портрет своего напарника и так далее. Солана тратит около получаса на заполнение всех пунктов. – Я могу быть свободна?
- Не совсем. Для начала, я хотел бы поздравить Вас со столь успешным окончанием задания. Вы прибыли четвертыми, но это только формально. Фактически же вы стали четвертой командой, которая достигла данной точки эвакуации и двадцать шестой из общего списка, считая пары, которые не справились с заданием и была эвакуированы. Это очень достойный результат. В связи с этим, поскольку эксперимент был рассчитан на тридцать один день, до конца этого месяца Вы, как и Ваш напарник, получаете увольнительные, с чем Вас и поздравляю. Помимо прочего, я искал Вас, Вакариан, чтобы сообщить хорошие новости. Вы сможете отправиться на Палавен уже сегодня, - спокойно произносит младший лейтенант. – Корабль, поставляющий нам оттуда провизию, как раз находится на орбите. Шаттл доставит Вас туда без всяких проблем.
- Спасибо, сэр, - приглушенно произносит Солана. Странное чувство внутри натягивается тетивой. Девушка благодарит Нумериуса и отправляется собираться. Шаттл отправится как только Сол будет готова. Девушке не нужно собирать вещи: все содержимое рюкзака остается в лагере для инвентаризации, но девушка забирает на память желудь, подобранный в лесу, и запихивает его в карман. Осталось только найти Ави и попрощаться. Турианка просчитывает время и, прикинув, где должен сейчас находиться Авлаас, отправляется в кухню. Парень и в самом деле сидит там и общается с турианками, с которыми Сол познакомилась чуть раньше.
- Девочки, не будете против, если я одолжу своего напарника ненадолго? – Вакариан отводит парня чуть в сторону, чтобы поговорить наедине. Хотя и говорить-то, фактически, особо не о чем. Осталось только прощание. – Нумериус сказал, что я отправлюсь домой уже сегодня. Есть корабль, который сможет доставить меня на Палавен. Ну, знаешь, я вроде как улетаю прямо сейчас.
По каким-то причинам турианка не может посмотреть Вокату в глаза. Как будто боится чего-то, боится понять, что не сможет оставить Авлааса. Или, еще хуже, заметить, что ему все равно. Поэтому Сол предпочла не встречаться взглядом с турианцем, а просто обнять. Девочки, общающиеся на фоне, вдруг стихли, и весь мир будто на секунду замер, позволяя паре насладиться этим моментом прощания. Но всего на секунду.
- Ты, это, извини, если вдруг что было не так. – тихо произносит Авлаас, когда Сол отстраняется. Парень активирует инструментрон, передавая девушке данные. - Это мой е-мейл, пиши, если... если... если вдруг что.
- Все было… хорошо, Ави. Не находишь? – Солана шутливо покусывает Ави за мандибулу. Делает несколько шагов назад. Бросает взгляд на турианок, которые спешно делают вид, будто им совсем не интересно. – Удачи, девочки.
Вакариан спешно ретируется. Это казалось настолько грустным, что было даже смешно. Пилот курил около шаттла, дожидаясь турианку. Как только девушка появилась в его поле зрения, он тот час выкинул сигарету на вытоптанный кусок земли и затушил ее носком ботинка.
- Кадет Вакариан? Отлично, значит отправляемся. - Солана забралась в кабину, пристегнулась и молча уставилась в окно. Вести светских бесед не хотелось, но, похоже, пилот был общительным парнем. Задавал какие-то банальные вопросы вроде «как все прошло» и «как впечатление», но Сол только отделывалась короткими фразочками и явно отказывалась идти на контакт. В итоге, они летели молча. Пересадка на корабль прошла успешно. Гигантское грузовое судно было пустым, и Вакариан прохаживалась по его складским помещениям, пытаясь разогнать скуку и отогнать дурные мысли. В итоге один из членов экипажа предложил девушке перекинуться в карты, и Сол согласилась. Они шутили, гоняли чаи, турианка обыграла команду подчистую. То ли они все поголовно поддавались, то ли просто им категорически не везло в картах. «Повезет в любви», отшучивалась Солана, раздавая очередной круг. Сейчас эта фраза звучала ужасно иронично. Ну, ничего.
Скоро она будет дома.

+1

25

Точка эвакуации уже мельтешила перед глазами, приближаясь с каждым метром, пройденным турианцами. Авлаас ожидал увидеть на месте челнок, готовый эвакуировать их немедля. Тем более, что данные об их местонахождении по-прежнему поступали с маячков в их рюкзаках. На деле всё оказалось куда сложнее. Красная точка на карте в натуре оказалась целым полевым лагерем, обнесённым защитным ограждением и даже небольшим караулом. Встречать их никто не спешил - прошли через весь лес - дойдут и этот километр.
Только когда они оказались непосредственно на территории лагеря, выяснилось, что их всё-таки ждали.
- Кадеты Вакариан и Вокату, добро пожаловать. Вы прибыли на данную точку эвакуации четвертыми, поздравляю, - затем турианец представился, оказавшись офицером, ответственным за их приём, и ввёл в краткий курс дела, чего от них требовалось теперь.
Перво-наперво, было необходимо пройти мед-обследование. Никому не было нужно, чтобы кто-нибудь из курсантов вдруг слёг от какого-нибудь  внутреннего кровотечения, которое не диагностируется внешне. Обследование проводилось параллельно в нескольких палатках, дабы не задерживать нуждающихся. Пока очередей хоть и нет, но вскоре начнут прибывать и остальные. Авлаас разделся, следуя чётким указаниям симпатичной медсестрички. "Знаешь, ещё месяц назад ты бы не обратил внимания на её внешность".
Турианка внимательно ощупывала тело парня, сопровождая процедуру просьбами и вопросами:
- Тут болит?
- Нет.
- А так?
- Немного, - поморщился Ав, когда девушка надавила на некую точку в сочленении мандибулы с черепом. Именно на осмотр головы у неё ушло больше времени.
- У вас подкостный ушиб, - озвучила диагноз турианка. - Рекомендую вам обратиться в лазарет по прибытию на место службы для проведения полноценного обследования. Велик риск развития сложного отёка, - она достала какой-то бутылёк и поставила его на стол перед парнем. На секунду Авлаасу её взгляд показался странным. - Это вам чтобы обрабатывать последствия бурной вечеринки.
Теперь ему больше всего хотелось отправиться в душ. Эта идея прочно засела в его мозгу, с момента упоминания о наличии такового, но прежде предстояло встретиться с лейтенантом. Авлаас нашёл его в той самой палатке, возле которой они и встретились.
- А, Вокату? Проходите, присаживайтесь, - лейтенант указал на хлипкого вида разборную мебель - столик и стул, но на поверку те оказались вполне себе ничего. Он протянул планшет, в котором обнаружилась некая анкета. - Это просто для отчётности, можете сильно не злоупотреблять, - улыбнулся турианец. - На самом деле я хотел бы сообщить вам дела куда более важные.
- Я слушаю, - Авлаас пока отложил планшет в сторону.
- Вы, конечно же, догадались, что за действиями курсантов следили. Что ж, Вокату, вы умудрились проявить недюжую смекалку в ряде ситуаций и заработали высший балл, - на лице Ава отразилось недоумение. - Да-да, у нас более детальная система оценки, чем вам озвучивали первоначально.
- Но это не только моя заслуга. Солана принимала во всём самое непосредственное участие.
- О, будьте уверены, заслуги кадета Вакариан тоже не останутся без внимания. Просто знайте - эти цифры способны выбить для вас неплохую рекомендацию при выпуске. Что ж, отвечайте на вопросы, и вы свободны.
Авлаас не стал церемониться и встал под тугие струи душа прямо в одежде. Всё равно после она, скорее всего, пойдёт в утиль. Грязь, пот и... кровь - всё это уносилось прочь вместе с потоками воды. Ссадины по всему телу начало приятно саднить. Но долго пронежиться под душем Вокату не удалось - через некоторое время дала о себе знать пульсирующая боль в голове, явно реагируя на непривычные температуры.
В столовой его ждал неприятный сюрприз - две молодые турианочки весело щебетали о чём-то своём. И, стоило только Аву появиться в поле зрения, сразу накинулись на него с вопросами, добавляя головной боли. Он старался отвечать односложно, надеясь, что у тех, наконец, пропадёт интерес, но запас их энтузиазма казался просто неисчерпаемым. К счастью, Солана вытащила его из этого балагана.
- Нумериус сказал, что я отправлюсь домой уже сегодня. Есть корабль, который сможет доставить меня на Палавен. Ну, знаешь, я вроде как улетаю прямо сейчас, - рассказала девушка.
В груди у Ава что-то ёкнуло. "Но как же так, лейтенант сказал, что не скоро!"  Словно услышав мысли турианца, Солана прижалась к его груди, как за последние дни делала уже не раз. Ситуация получилось немного неловкая, но от этого не менее приятная, только он должен был что-то ей сказать.
- Ты, это, извини, если вдруг что было не так. – тихо произносит Авлаас, и Сол отстраняется. Парень активирует инструментрон, передавая девушке данные. - Это мой е-мейл, пиши, если... если... если вдруг что. - При этом слабо представляя в её жизни такую ситуацию, где он может понадобиться.
- Все было… хорошо, Ави. Не находишь? - Она нежно прикусывает его за мандибулу, добавляя новую порцию боли, но она - эта боль почему-то очень приятна.
И она уходит. Совсем, и даже не оборачивается. Авлаас может её понять - долгие расставания только осложняют всё, но всё же он с надеждой машет взлетающему шаттлу. С надеждой на то, что она увидит.
Или с надеждой, что он ещё увидит её?

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » 28 дней.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC