Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Об особенностях фольклора, или Генеральная уборка


Об особенностях фольклора, или Генеральная уборка

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

1. Время: 2178 год
2. Место действия: Омега
3. Сюжет: Прошло две недели после увлекательного ночного приключения Эйдана и Юны. Они продолжают общаться, изучают друг друга и пытаются найти точки соприкосновения. Очередная их встреча начинается совсем не так, как хотелось, и Найту ничего не остаётся, как привести свою рыжеволосую спутницу к себе домой. На свой страх и риск.
"Ты назвал меня домовёнком? Назвал. Пользоваться экстранетом я умею, так что знаю кто это.
А теперь встал и пошёл за метлой, пока я не разозлилась!"

4. Участники: Эйдан Найт, Юна Моурен.

+1

2

Денёк выдался что надо… точнее, он только начался, но для Найта, который был занят всю ночь, не было места сну в его плотном графике, поэтому казалось, что сутки тянутся бесконечно долго. Слишком много дел для того, кто хочет завершить всё в срок, заявленный заказчиком. И, хотя мозг, подбодренный стаканчиком кофе, работал исправно, выдавая неплохую такую производительность и быстрые реакции, Эйдан всё равно ощущал гадкий привкус во рту и желание чего-то сожрать, причём чем быстрее, тем лучше. Что-то дико вредное, жирное, пропитанное калориями до такой степени, что любая вечнохудеющая анорексичка умрёт от ужаса только от одного запаха, который должен исходить от это неведомой вкусной хрени…
Дело, за которое Эйдан и его временный напарник взялись сейчас, было довольно серьёзным. Настолько, что запланированное мероприятие они начали готовить чуть ли не за месяц, и вот сегодня настраивали наблюдение за внутренними камерами и связью здания, в котором всё представление будет происходить уже через неделю. Турианец в довольно преклонном возрасте, прикрывший свои истинные доходы бизнесом по производству протезов. То ли все вокруг, кто мог задавать вопросы, были хорошо прикормлены, то ли все предпочитали закрывать глаза, но никого явно не смущало, что живёт турианец на широкую ногу при своей загнивающей конторке не просто так… никому, кроме заказчика, который нанял эйдановского напарника и самого Эйдана в качестве убийц. Забавно, что на Омеге, по согласованию с Арией, можно заниматься чем угодно, лишь бы не отсвечивать, помойка мира, чего с неё взять? Тут каждый первый связан с каким-то грязным дельцем, а каждый второй собирается в него ввязаться. Впрочем, к такому раскладу Найт давно уже привык, а этот субъект вёл грязную игру, связавшись с работорговлей. На этот раз, рыбка была довольно крупной, поэтому и подготовка велась масштабная. И, хвала богам Асгарда, на сегодня она была завершена.
Обычно Найт не брал свой аэрокар, когда делал дела по «работе», предпочитая не сильно светить своей личностью, но сегодня был особый день, ибо Эйдан всё равно собирался продавать этот хлам к чёртовой бабушке и обновить свой скайкар до более новой модели. Он уже даже офис, где будет брать аэрокар, приглядел, туда нужно заглянуть на днях и подтвердить покупку подписью. Когда появится свободное время…
- Подбросишь меня? – Артур постучал по окошку аэрокара пластиковым стаканом с кофе, - тут недалеко, квадрат М-315, опаздываю на встречу.
Найт, недолго думая кивнул, открывая дверцу аэрокара:
- Да, конечно, заваливайся, - убийца распахнул дверь аэрокара, запуская своего приятеля-техника в салон. Артур тут же поставил стаканчик с кофе в держатель не приборной панели, чем вызвал у Найта нервный смешок, - если это прольётся мне на колени, пойдёшь пешком.
- Знаю-знаю, в прошлый раз я просто неправильно его закрепил, будешь мне всю жизнь это теперь припоминать? - парнишка чуть младше Эйдана откинулся в кресле, - тебе же всё равно по пути. Я покажу место, где меня оставить.
- Отлично, - убийца поднял свой скайкар в воздух, довольно удачно вписываясь в поток летательных аппаратов, следующих в сторону сектора М-315. Вообще-то, у убийцы вообще не было планов на сегодняшний день, кроме как хорошенечко пожрать и завалиться досыпать свои положенные шесть часов, пригодные для выживания взрослого человека, но, раз уж приятель попросил, почему бы не сделать небольшую петлю? – ты же, вроде, не в этом районе живёшь.
- Там у меня встреча, - Артур отпил из стаканчика с кофе, - хммм… личного характера.
- Как скажешь…
В квадрате М-315 был довольно популярный публичный дом, и убийца очень удивится, если парнишка попросит оставить его где-то в другом месте. Когда у Эйдана в последний раз были эти «встречи личного характера»? Вспомнить бы, да всё из головы вылетело… Зато они довольно часто теперь виделись с рыжей девчонкой по имени Юна. Несмотря на собственные запреты, выставленные самому себе, Найт позвонил на следующий же день, отыскав в своём скайкаре её сумочку и предложил встретиться под предлогом отдать женский аксессуар. Глупый повод, которым он оправдал самого себя. Затем было ещё несколько встреч, и каждый раз, придумывалась новая причина, хотя, по сути, не стоило уже выдумывать повод. Она ему нравилась, и это не нравилось самому Эйдану, хоть он и не мог ничего с собой поделать. Зависимость? Нет, но что-то близкое к этому, приятное чувство полноценности, когда он встречал её, общался с ней, провожал до дома, шутил, что под ручку с таким маньяком, как он, её ни один наркоман в этом районе не тронет. Ей тогда не понравилась эта шутка, думается, она до сих пор не забыла его окровавленные руки, когда он влетел в её квартиру… Убийца.
«Зачем ты убиваешь?»
- Оставь вон там, на стоянке, дальше сам дойду, - как Найт и предполагал, Артур выбрался недалеко от «шлюшьего домика», хотя сделал это довольно непаливно, если бы убийца не знал, что здесь есть подобное заведение, ни за что не догадался бы, куда ведут ноги молодого инженера. Напоследок, поблагодарив Эйдана за уделённое время, облил переднее сиденье кофе при выходе.
- В следующий раз точно пешком пойдёшь, Казанова, - беззлобно пробормотал Найт, захлопывая за напарником дверцу аэрокара и оставаясь в полной тишине. Эйдан ненавидел одиночество, потому что в нём зарождались поганые мысли, никогда не приходящие в голову тогда, когда он находился в компании тех, с кем ему хорошо. На данный момент, у него не было близких людей, которым он бы мог доверять, от общения с которыми он получал бы удовольствие большее, чем от выпивки… у него был лишь рыжий домовой, при общении с которым забывалось всё гадкое и неприятное, накопившееся на душе. Найт поймал себя на мысли, что хочется встретиться, а повод.. повод придуман был моментально, ибо пустой желудок не забывал напоминать о себе в этот неприятный момент.
Включив инструметрон, Эйд отыскал в списке контактов рыжую Юну и, недолго думая, отправил ей сообщение, приблизительно прикидывая, через какое время окажется в районе её дома. Здесь недалеко, через полчаса доберётся, даже учитывая все возможные пробки. Хорошо, очень хорошо… Нажав на кнопку «отправить», Найт поглядел на себя в небольшое зеркальце, установленное на приборной панели, не так уж и плохо, по крайней мере, для человека, который не спал почти сутки. Не шикарно, конечно, но что уж тут поделаешь? Главное, чтобы Юна не сбежала при виде него сразу же, как только увидит. Впрочем, раньше такого никогда не наблюдалось…
Он не спрашивал в своём сообщении, хотел ли она пойти, не занята ли она, ведь она не ответит на зашифрованный адрес в любом случае, а Найту было всё равно. Он подождёт ровно столько, сколько написал, а затем улетит один. У них же не свидание, просто встреча… или же… кто знает?
Припарковав аэрокар на свободное место неподалёку от дома Юны, Эйдан выбрался из его салона и взглянул на свои часы. Пять минут до назначенного срока, а затем придётся обедать в одиночестве. Хорошее кафе неподалёку действительно было на голову выше подавляющего большинства подобных заведений Омеги, но и цены там для простых обывателей, мягко сказать, «кусались». Впрочем, для Найта это было меньшей проблемой, чем то, что сейчас в пачке, выуженной из нагрудного кармана, осталась одна-единственная сигарета. Сделав пометку в своём мысленном списке дел, что нужно срочно пополнить запасы, Эйд закурил, облокотившись на  свой аэрокар, внимательно разглядывая улицу на предмет появления своей рыжей подруги.

+1

3

Две недели пролетели как один день, если даже не меньше. Жизнь наполнилась событиями так, словно Судьба решила возместить предыдущие несколько лет относительного бездействия и рутины нескончаемым потоком изменений. По большому счёту, их было только два – дружба с Найтом и вступление в Синие Светила. К последнему Юна шла последние семь лет, с тех самых пор, как отец стал наёмником на службе у этой организации.
Реакция самого Моурена-старшего была несколько смешанной. С одной стороны, он сильно волновался за дочь. Если бы не жизнь на Омеге, он бы отправил её на учёбу в университет и проследил, чтобы дочурка получила какую-нибудь мирную профессию. Конечно, представить Юну с её характером в роли преподавателя или клерка было весьма сложно, но Рональд не сомневался, что она наверняка бы нашла себе занятие вдали от крови и оружия. Впрочем, с другой стороны, гадать о том «что было бы, если бы» - в корне неверно. Тем более, что желание стать наёмницей рыжеволосая сохраняла на протяжении долгого времени и, даже несмотря на многие препятствия, менять его не собиралась. Так что оставалось лишь понять, принять и помочь – отец прекрасно знал об упорстве и упрямстве дочери, с которыми она всегда добивается своего. Вот только не волноваться всё равно не получалось.
Сама Юна взялась за новое (и, собственно, первое в своей жизни) дело со всей ответственностью и энтузиазмом. Вступительные испытания она, к своему большому удивлению и радости, прошла отлично. Даже несмотря на изредка ощущаемую боль в плече, девушка уверенно прошла все ступени отбора, подписала контракт и отправилась к местному татуировщику. Теперь на правой стороне шеи красовалось синее солнце – извечный знак принадлежности к Синим Светилам, - которое до поры до времени приходилось скрывать за воротом куртки или джемперами с высоким  горлом. Отросшие волосы (Юна потратила немало денег из отцовских сбережений на помещение знакомого косметолога, который и помог ей с осуществлением желания, так что теперь рыжая шевелюра опускалась до самых плеч) позволили избавиться от таких ухищрений, но новоявленная наёмница за пару недель попривыкла к удобной одежде, что повлекло за собой смену в стиле. Это, конечно, заметили немногие, что, впрочем, девушку особо не волновало. Да и какая разница, кто во что одевается?
В любом случае, Моурен была довольна. Отец похлопотал над тем, чтобы её перевели к нему в отряд сразу после окончания тренировок, чего Юна ждала с нетерпением. А пока что она каждый день посещала тренировочную базу Светил, где, в компании таких же молодых ещё не до конца наёмников, проходила суровую подготовку под началом опытных легионеров.
В этот день (точнее, ночь), домой она возвратилась раньше обычного. Уставшая после ночных (на Омеге такие понятия, как день и ночь, были весьма расплывчатыми, но и здесь для измерения времени использовались стандартные сутки) беганий, прыганий, валяний и стреляний, Юна сейчас хотела только лечь в ванну и в ней же заснуть, наплевав на всё. К нагрузкам привыкнуть было нелегко, и она благодарила высшие силы за подготовку, которую ей дали Рита и отец, иначе всё было бы гораздо сложнее. Но телу это болеть не мешало, мышцы всё также продолжали ныть, а плечо без обезболивающих и вовсе бы отвалилось.
Войдя в квартиру, Юна скинула куртку и сапоги и прислушалась – из отцовской комнаты доносился храп. С лёгкой улыбкой девушка прошла в свою комнату, разделась до нижнего белья и тихо, чтобы подчас громким топаньем не разбудить отца, отправилась в ванную комнату.
Пока горячая вода наполняла ванну, а пар разносил по комнатке цветочный аромат пенки, Юна подошла к зеркалу. Рыжие волосы были связаны на затылке в то, что отец с ухмылкой называл «кукишкой»; под зелёными глазами залегли едва заметные синяки от недосыпа и усталости. Приглянувшись к своему отражению, девушка слегка усмехнулась – на щеках, по большей части – скулах, снова проявились веснушки. А она-то надеялась, что их больше никогда не увидит!
- Ох, - невольно вырвалось у новоявленной наёмницы, стоило лечь в горячую воду. Белая пена почти полностью скрыла обнажённое тело – только голова, руки да коленки оставались видны.
«Боже, как же хорошо,» - довольно подумала Юна, проводя ладонью по пене. В детстве она любила представлять себя волшебницей и в мыслях разыгрывала целые драмы с собой в главной роли: то сдувала пену, словно сметая врагов с пути, то водила по воде, будто колдуя. Улыбка вновь осветила лицо расслабленной и умиротворённой девушки.
В мыслях промелькнуло имя, заставившее сердце на миг остановиться. Эйдан. С ним встречи проходили регулярно, причём под самыми разными предлогами, что не могла не веселить Моурен. Мужчина, как ей казалось, словно сам искал причину (или оправдание) для их встреч. На вопрос «почему?», ответ пришёл сам собой. Видимо, кудрявый и сам ещё не знал чего хочет. Юна допытываться, вопреки обыкновению, не стремилась, да и не хотелось бередить думы и сердечные переживания Эйдана, хоть ей и было бы интересно услышать мысли друга по этому поводу.
Времени задумываться о чём либо, впрочем, особо и не было. Происходящие с ней события развивались настолько быстро и были столь насыщенны, что сил хватало только прийти домой и упасть на кровать, мигом проваливаясь в крепкий сон. Поэтому встречи с Эйданом оказались подобны глоткам свежего воздуха – в эти часы, тщательно выкрадываемые в плотном графике тренировок, Юна чувствовала себя как никогда живой и свободной. Ей нравилось быть рядом с этим невероятным человеком. И отрицать, что Найт вызывает в ней бурю положительных эмоций, было бы глупо.
«Похоже, ты влюбилась, малышка,» - голосом матери прозвучали слова в голове.
От раздумий Юну отвлёк звук входящего на инструметрон сообщения. Вытерев руки висящем рядом полотенцем, она дотянулась до лежащего на полочке браслета омнитула, закрепила его на руке и активировала. Прочитав сообщение, Моурен фыркнула. Это была одна из черт Эйдана, которая её бесила: он не спрашивал, а ставил её перед фактом. Причём она бы и ответить ему не смогла – адрес был зашифрован. И это раздражало ещё больше. Вот захотел он встретиться, и всё! Хоть ты тресни! Никакой свободы выбора, хотя ему наверняка казалось, что рыжая может отказаться и просто не прийти. А как она может не прийти? И этот факт выводил из себя даже сильнее, чем всё предыдущее.
Он был её слабостью. Самой большой. И ничего с этим поделать она не могла. Потому что знала – если Эйдан позовёт, отправится за ним хоть на край Галактики.
Рассчитав время, Юна закончила банные процедуры, вернулась в свою комнату, переоделась и написала на бумажке записку отцу, прося того не волноваться. Выйдя на кухню, девушка хотела было положить клочок бумаги на обеденный стол, как вдруг двери в отцовскую комнату раскрылись – отчаянно зевающий Рональд Моурен скептически глянул на дочурку, явно куда-то намылившуюся.
- Ты надолго? – отговаривать её было бесполезно, да и зачем – пусть прогуляется, если хочет. Только осторожно.
- Не знаю, - честно ответила Юна, кинув бумажку в мусорник и шагнув к стоящей на полу у входной двери обуви. Под пристальным взором родителя завязала шнурки на ботинках, после чего потянулась за сумкой.
- Опять с этим кудрявым? – в голосе отца послышались нотки ревности, отчего губы рыжеволосой дрогнули от едва сдерживаемой улыбки. Она рассказала Моурену-старшему о своём новом друге. Вкратце, конечно же, и не упоминая великий день знакомства. Ну и не сказав о ремесле Эйдана. Если папаня узнает, вряд ли погладит её по головке. Хотя на Омеге большая часть жителей связана с криминалом, так что тут куда не плюнь – всё сплошные наркодилеры, маньяки и убийцы. Но, как говорится, меньше знаешь – крепче спишь. Наверное, не в этом случае.
- Ага, - накинув куртку и взяв сумку, Юна посмотрела на время – Эйд уже наверняка ждёт внизу, - Если что, звони.
- Окей. Давай осторожнее, - его слова донеслись ей вслед, но рыжая мыслями уже была с Найтом, так что едва ли обратила внимание на это предостережение.
Спустившись вниз, девушка увидела Его и, помимо желания, широко улыбнулась.
- Хэй. Надеюсь, ты тут не замёрз? – подойдя ближе к Эйдану, она присмотрелась. Выглядел он не очень хорошо. Судя по всему, опять долго не спал. Но, если он позвал её отужинать (точнее сказать, отзавтракать), значит, силы ещё оставались.
- Ты решил податься в готы? – с совершенно невинным видом поинтересовалась Моурен, - Ну, такая аристократическая бледность, синяки под глазами, творческий беспорядок на голове. Напоминает вампира.
«Только ещё кровь не пьёшь,» - чуть не добавила она, но решила обойтись без таких подробностей.
- Итак, ты меня вытащил из дома, - Юна перевела тему, чувствуя, как внутри всё невольно переворачивается от одного только взгляда кудрявого демона. «Чёрт, соберись, тряпка!», - Какие планы? Куда хочешь отправиться на этот раз? Мне уже готовиться к марафону по крышам Омеги?
Улыбка не сходила с её лица, как и чёртов румянец. Но, почему-то, на сердце снова стало спокойно.
Он рядом. Всё хорошо. И можно не волноваться.

+1

4

The Shins – New Slang

Найт почему-то почувствовал, что в следующий момент из дверей выйдет именно она. Это было абсолютно инстинктивно, интуитивно, если хотите, а на интуицию Эйдан никогда не жаловался, работала она у него всегда если не превосходно, то довольно неплохо для того, чтобы спасти задницу в нужный момент или знать, с какой девушкой в баре можно знакомиться, а к какой лучше не стоит и подходить. Работал практически безотказно, в девяти случаях из десяти. Сейчас он, чувствуя её приближение, обернулся, наткнулся взглядом на рыжую девушку и улыбнулся уголками губ. Как обычно, она хорошо выглядела в своём подростковом очаровании. Юная, весёлая, щебечущая, словно птичка и благоухающая. Найт втянул ноздрями приятный запах, чувствительный нос тут же подсказал, что девушка сменила парфюм за те несколько дней, что они не виделись. И, если раньше рыженькая птичка пользовалась легким цветочным ароматом, то теперь запах стал более «тяжёлым» и «взрослым», с нотками фруктовых композиций и чего-то пряно-восточного. Да и выглядела она, как ни странно, более взрослой, не такой, какой она запомнилась ему при первой встрече. Не то, чтобы они редко виделись или познакомились уж очень давно, но мужчина мог с уверенностью сказать, что его подопечная повзрослела даже внешне, хотя характер всё равно остался такой же – резкий, порывистый, немного дерзкий, словно с огнём играешь. Её радостный голос разносился далеко за пределы автостоянки, возможно, их слышали даже в соседнем квартале, но Эйдану было всё равно. Забавная девочка была рядом, на сегодняшний начинающийся день это было, пока что, лучшим моментом.
- Хэй. Надеюсь, ты тут не замёрз? – как всегда забота, хоть и прикрытая полуравнодушным «как-бы-невзначай» тоном просто хлещет через край, Эйдану было это лестно. Мало кто проявлял к нему заботу. Разве что, время от времени, звонила бабушка и своим тихим дребезжащим голосом спрашивала, как её любимый внук поживает и не забывает ли хорошо кушать. Единственный оставшийся человек в этом мире, которому теперь было не всё равно на Найта.
- Моя морозоустойчивость выше твоей, Рыжик, не будь такой самоуверенной, - Эйдан затянулся в последний раз, затем выкинул сигарету под ноги, тут же наступив на тлеющий окурок тяжёлым ботинком, - хэй, Домовёнок.
«Рад тебя видеть».
- Ты решил податься в готы? Ну, такая аристократическая бледность, синяки под глазами, творческий беспорядок на голове. Напоминает вампира.
- Разве что чуть-чуть, - Найт убрал несколько надоевших длинных прядей с лица, вечно они лезут в глаза в последне время, намекая, что пора бы уже хоть чуть-чуть постричься… - ты пересмотрела своих фильмов для сопливых девочек, где вампиры светятся и «смотрят на тебя, пока ты спишь», - мужчина провёл пальцами по капоту аэрокара, - в отличие от меня ты выглядишь отлично. Рад, что ты жива.
«Рад знать, что с тобой всё в порядке. С твоим характером за прошедшие дни ты могла нарваться на любые неприятности».
Убийца побарабанил пальцами по капоту аэрокара, несколько секунд разглядывая Юну, проверяя её настроение. Глаза рыжей девчонки светились ожиданиями, Найта это даже как-то вдохновило.
- Итак, ты меня вытащил из дома, - заявила рыжая, совершено искренне начиная качать права, как это начинают делать все женщины, рано или поздно, любого возраста и отношения к жизни, это просто заложено в их природе, - Какие планы? Куда хочешь отправиться на этот раз? Мне уже готовиться к марафону по крышам Омеги?
Эйд открыл аэрокар, жестом приглашая Юну забраться внутрь. Алые щёки выдавали её смущение, потому что это было явно не из-за жары, которой на Омеге сейчас не наблюдалось. Это Найту нравилось, даже более того. Впрочем, это было неважно…
- Ну, во-первых, я не вытаскивал тебя из твоего гнёздышка, - Эйдан забрался в свой скайкар сразу же после девушки и, захлопнув дверцу, с удовольствием включил кондиционер, который должен был разогнать вонючий воздух Омеги, по крайней мере, в салоне. Поймав на себе взгляд Рыжика, мужчина подмигнул ей, - я просто предложил, ты сама выбралась. А насчёт пробежек… сегодня я не в том состоянии, чтобы развлекать тебя подобный образом, давай просто пообедаем? – Найт глянул на часы, расположенные на приборной панели аэрокара, - или позавтракаем… Я немного потерялся во времени.
Убийца довольно аккуратно (по его меркам, конечно же) поднял аэрокар в воздух и, чуть отрегулировав внешнюю камеру, установленную на аэрокаре, и одновременно пристраиваясь в крайний ряд, повернул голову в сторону Юны:
- Есть неплохая забегаловка в секторе А-41, там вполне съедобно, и даже руки моют перед тем, как начинают готовить, хочу пригласить тебя именно туда, - Эйд хмыкнул, затем снова отвернулся от девушки, переводя своё внимание на окружающую обстановку, внимательно следя за потоком аэрокаров. Лихачить сейчас особого желания не было, внимание, благодаря бессонной ночи, было рассеянным.
«Надо признаться хотя бы самому себе, что я жутко устал, - Эйдан потёр переносицу большим и указательным пальцами, на секунду теряя бдительность, и его тут же «подрезали». Пришлось резко сбросить скорость, чтобы избежать столкновения. И водитель, и его симпатичный пассажир аэрокара ощутили на себе силу инерции, что буквально вытянула их вперёд из их кресел. Неприятно. В целом же, сам виноват, нельзя расслабляться, учитывая, сколько психов носится по Омеге, - я и правда устал…»
- Носом не стукнулась? – довольно заботливо спросит Найт, затем «загладил» свой приступ проявления эмоциональной привязанности наглым хмыканьем и уточнением, - не хватало мне ещё твоей крови на приборной панели.
Да, Эйд знал, что глупо вести себя и разговаривать, словно стесняющийся своей симпатии ребёнок, скрывая эмоции под долей прибауток и сарказма, но по-другому было куда сложнее, по крайней мере, для Найта. Она вряд ли обижается, небось успела привыкнуть к нему и его выходкам за это время.
- Как проводила время? Было что-то интересное?
Ему было интересно всё, ведь его жизнь разительно отличается от жизни множества простых обывателей, это, впрочем, никому знать необязательно. Пусть начнёт свой рассказ с того, что ей больше всего запомнилось, а дальше как пойдёт. Пусть говорит, рассказывает со всей своей эмоциональностью, как умеет только она, так время в пути пройдёт куда быстрее. Не радио же ему включать для увеселения, когда рядом сидит такая Птица-Говорун, отличающаяся болтливостью, умом и сообразительностью? Даже глупо упускать такой шанс…
Пока Юна болтала, рассказывая про прошедшие дни, когда они не виделись и не связывались (дела Найта не давали расслабиться и пригласить Юну куда-то раньше), они успели добраться до места, и теперь Эйдан искал место для парковки, удивлённый, что стоянка перед кафе была действительно пустынной, словно все посетители решили взять выходной… Ах, да, всего лишь утро, как он мог позабыть?
- Идём, - Эйд, в силу привычки, открыл дверь и протянул руку, помогая Юне выбраться из аэрокара. Он не был джентельменом, да и из мисс Домовёнка была плохая леди, но привычка, взращённая ещё с детских времён – плохая штука, прилипчивая, особенно если подсознательно пытаешься произвести внимание на девушку, - здесь делают отличные крадгетсы, по какому-то так древнему элкорскому рецепту, в общем, ты должна будешь это попробовать. Лёгкий привкус земной индейки, но, как оказалось, крадгетсы делаются из рыбы, что плавает лишь на какой-то там дико заповедной планете элкоров. Здешняя рыба – чистой воды браконьерство, если она вообще та самая, которая описана в рецепте, но вкус был неплохой. Но, опять-таки, с Нью-Йоркским рестораном быстрого питания не сравнишь, - Найт улыбнулся, - как-то сходим и туда… хмм… как только ты немного подрастёшь, а я разгребу свои дела. Выделим недельку и смотаемся на Землю, что скажешь? Нью-Йорк будет получше этой помойки, уверен, тебе понравится...
Поток слов остановил электронный замок на двери, указывающий, что заведение закрыто. Голографическая надпись гласила, что помещение отныне и до появления заинтересованных лиц сдаётся в аренду за кругленькую сумму. Это было довольно неожиданно…
- Ну нет, я же был здесь на прошлой неделе, - Эйдан с досады пнул стену, затем убрыл волосы с лица, - это какое-то издевательство, ты не находишь?
Обращался он скорее к самому себе, нежели к Юне. Вообще-то, из более-менее приличных кафе в этом районе он знал лишь это. Есть хотелось всё с большей силой, руки, сами потянулись к нагрудному карману, но не нашли в пачке сигарет, что ещё больше раздосадовало Найта. Чтож, неприятности случаются, никуда от этого не денешься. Нет больше кафе – хрен с ним, они что-то придумают, сейчас бы сигареты отыскать.
- Так, хорошо, заморские блюда сегодня отменяются, да и ну их, желудок скрючит ещё не дай Тор, - Эйдан прищурился, разглядывая парковку. Чтож, судя по всему, о том, что кафе закрылось, постоянные посетители знали уже давно, а вот он, не удосужившийся поинтересоваться заранее, попал впросак, - есть какие-то идеи? Для начала, я бы хотел сходить в супермаркет тут, неподалёку, у меня закончились сигареты. По дороге туда можешь предлагать дельные идеи – я возьму на рассмотрение любую, раз мои планы разбились о жестокость этого мира.

+1

5

- Тебе виднее, кудряшка, я такие фильмы вообще не смотрю. Это ты у нас специалист, - фыркнула в ответ Юна, - Спасибо.
И опять покраснела, как-то излишне близко восприняв комплимент. Рвалось наружу что-то вроде «Я знаю!» или «Я всегда так выгляжу!», но она решила лишний раз промолчать. Порой это тоже могло быть полезным. Неловкость всё ещё витала в воздухе между ними (по-крайне мере, со стороны девушки), хоть Моурен и понимала совершенно очевидную вещь – пройдёт несколько минут и вся скованность исчезнет. В общении с Эйданом оно всегда так получалось, независимо от внешних обствоятельств.
Сев в аэрокар, Юна, по привычке, пристегнулась и закинула сумку на заднее сиденье. Забавно, как она каждый раз это делала, хоть и понимая, что опять может забыть её – память иногда подводила, - но внутренне даже надеясь на это: будет ещё одна причина встретиться с кудрявым, если у того закончатся отмазки. Глубоко внутри девушка всё же боялась, что он больше не позвонит или не напишет ей, просто исчезнет, пропадёт без вести. Ведь она привязалась к нему и будет волноваться, наверное, даже страдать. «Прочь такие мысли! Живи настоящим, Юна,» - остановила она поток печальных размышлений.
Найт, само собой, попытался перенести всю вину за сам факт встречи на рыжую, что заставило её вновь усмехнуться и покачать головой – ну вот типичный мужик! "Ты сама этого хотела, я тут вообще ни при чём!" Хотя... Может, так и есть на самом деле?
- Да не отмазывайся, - Юна кулачком легонько ударила его в плечо, - А от завтрака не откажусь – голодная, как сотня кроганов. Ты меня из дома вытащил как раз перед тем, как я собиралась подкрепиться. Так что будешь восстанавливать мне моральный ущерб.
Видно, Эйдан малость отвлёкся или задумался, что едва не привело к аварии – движение в воздухе Омеги, как и всё здесь, отличалось особенной агрессивностью, вот и какой-то козёл решил показать всем окружающим свою крутость. Благо, Найт был опытным водителем и отличался отличной реакцией – он вовремя затормозил, отчего Моурен чуть не стукнулась носом о приборную панель. Ремень безопасности уберёг её от столь обидной и нежелательной травмы, хотя тряхануло неплохо.
Высказав всё, что она думает о саларианских козлах за рулём (в не самых цензурных выражениях), Юна замолкла под взглядом Эйдана и малость устыдилась своему порыву души. Она, конечно, и близко не была благородной девицей, но какие-то правила приличия всё же стоило соблюдать. Так что когда он задал свой вопрос, она достаточно коротко и несколько сконфуженно ответила:
- Нет, я пристегнулась. Твоей птичке ничего не грозит, можешь не волноваться.
На ехидную реплику Эйдана обижаться девушка не собиралась, больше увлечённая собственной оплошностью. Тем более, что он так всё время делал, думая, что она не понимает в чём дело. В любом случае, перемене темы она порадовалась и принялась со свойственной ей живостью рассказывать о том, что было для неё важным.
- Интересного много было, даже не знаю, о чём первом сказать. Была недавно тренировка по стрельбе, так один парень всё выпендривался, мол, я со ста метров варрену в глаз попасть могу, - Юна спародировала низкий голос, пафосно растягивая слова, - А когда инструктор попросил его выстрелить, он не то, что попасть куда-то – даже не знал, как «Хищника» с предохранителя снять. А ему уже лет двадцать, не меньше! В итоге, его засмеяли все, кому не лень. Сегодня вот был «день качалки» - с вечера до утра в спортзале отсиделе.
«Чёрт, а ведь он даже не знает, что я в наёмники подалась,» - подумала Юна, но про себя решила, что на вопросы о том, что она вообще делала на стрельбищах или в спортзале, придумает в ответ и скажет что-нибудь иное, а не правду. Пока что говорить о Светилах не хотелось. Потом. Всё потом. Может быть.
Наконец, они приехали к месту назначения. Стоянка была какой-то необычно пустнынной, огни горели как-то блёкло. «И что ты мог найти в этом месте?» Что-то ей подсказывало, что так просто позавтракать не выйдет. Просто потому, что у них никогда ничего нормально не получается и всё идёт через одно место.
- Благодарю, - рыжая приняла «помощь» Эйдана, выбравшись из аэрокара и выслушивая весь тот поток речи, который неожиданно раздался из уст кудрявого. Раздумия о каком-то кулинарном изделии, ещё больше возбудившие аппетит, каким-то образом перешли на мечты о поездке на Землю. Юна уже хотела было согласиться с предложением «смотаться» в Нью-Йорк – об этом городе она многое слышала, да и вообще хотелось на родине побывать, - как вдруг Найт замолк, увидев надпись на дверях здания.
- Закрыто, - вслух прочитала Моурен, - Значит, не судьба. Можем ещё что-нибудь поискать. Думаю, ещё одна адекватная кафешка на этих уровнях найдётся. Если что, отправимся в забегаловку. Ну или... – она на миг отвлеклась, глянув на часы в инструметроне, - если ты потерпишь ещё часа два-три, то могу тебя к себе на завтрак пригласить. Только подождём, пока папа уйдёт.
Не то, чтобы она особо боялась их встречи. Но... зная своего папаню, следовало ожидать допроса с пристрастием. А Эйдан вряд ли оценит, если ему придётся излагать всю свою биографию, называя конкретные даты и места нахождения. Юна и сама старалась особо не лезть в его жизнь, предпочитая узнавать то, что хотела, в соответствующее время и без дискомфорта со стороны друга (не считая, конечно, нескольких случаев, но это не в счёт). В любом случае, для встречи было ещё рано. Очень рано.
- Супермаркет, так супермаркет. Я не против. Кстати, если что, у меня есть сигареты. Это я так, на всякий случай, - сказала девушка, пока они обратно к аэрокару. Снова усевшись на переднее место, Юна пристегнулась и, как только Эйдан оказался внутри, произнесла:
- Ну, теперь твоя очередь. Чем занимался эти дни?
Ей действительно было интересно. Вообще, ей было интересно всё, что так или иначе касалось этого мужчины. Оставалось только надеяться, что он не станет отнекиваться и переводить тему на другое – она действительно хотела знать.

+2

6

- Если ты потерпишь ещё часа два-три, то могу тебя к себе на завтрак пригласить. Только подождём, пока папа уйдёт.
Эйдан скривился, словно слопал целый лимон без соли и сахара. Нет, не то, чтобы он когда-нибудь испытывал неловкость при знакомстве с кем бы то ни было, просто общение с родителями особи противоположного пола всегда намекает на что-то большее, чем просто дружба, а ведь они даже не встречаются. Что они вообще делают, и кто они друг другу, если так посудить? Да и вообще, просто представить себе сложно, как Юна могла бы представлять его своим родителям. «Привет, папа, это Эйдан, тот самый чувак, который мог меня убить. Ну не убил же… Ничего страшного, он не кусается, можешь посадить его за стол. И ничего такого, что у  него руки по локоть в крови, на самом деле они чистые, это просто образное выражение…»
Хотя об этом не стоило даже думать, ведь два-три часа голодный Эйдан ждать не планировал, ибо пустой желудок обычно не очень хорошо сказывается на нервах, подтверждая утверждение, что чем более сытым чувствует себя человек, тем больше у него желание творить хорошие дела и быть счастливым.
- Нет, столько я ждать не планировал, такой уж я нетерпеливый, - Найт пожал плечами, придав лицу самое беззаботное выражение, что нашлось в арсенале его мимики, - навестим твою квартирку как-то в следующий раз, а, пока что вперёд, за сигаретами! Затем вновь попробуем по экстранету пробить адрес какой-то приличной кафешки.
- Супермаркет, так супермаркет. Я не против. Кстати, если что, у меня есть сигареты. Это я так, на всякий случай, - весело заявила Юна, заставив Найта на секунду удивлённо приподнять бровь. Чтож, а чего он, собственно, ожидал от девицы, что в свои –надцать с хвостиком ходит, украшенная двумя татуировками? Ещё немного, и придётся Эйдану купить себе лавочку, сесть на неё и лузгая семечки, словно какая-то заправская турианская бабуля высказываться о том, «какая нынче молодёжь странная пошла, ничего не как раньше, а вот в наше-то время…»
Впрочем, в своё время в возрасте Юны Найт занимался такими вещами, что упаси боже она об этом прознает… Юность была весёлая, этого не отнять, чего стоили хотя бы приключения на пьяную голову с двумя прелестными кварианками, которых он всё порывался проводить до дома, сам еле на ногах стоя. Они хихикали и как-то странно переглядывались друг с другом своими вёдрами, а с утреца пораньше Найт понял, что валяется на кровати в каком-то разваленном и грязном мотеле с вычищенными подчистую карманами… вот тебе и милочки-кварианочки, хорошо хоть штаны Эйдану тогда оставили. Короче, вспомнить ему было что, но рыжей девчонке это было знать необязательно. Вдруг ещё пример с Найта возьмёт, что тогда делать?
Решив оставить заявление Юны о том, что у неё есть сигареты, без комментариев (не маленькая девочка, а он в её возрасте уже не только сигаретами баловался), Найт уместился за рулём, разрешая двери автоматически прикрыться после нажатия на кнопку.
- Ну, теперь твоя очередь. Чем занимался эти дни?
Обычная беседа обычных друзей… всё было бы именно так, если бы он не был элитным головорезом и не занимался бы сейчас одним из своих дел, на подготовку к которому и убил большую часть своего драгоценного времени. Должна ли знать об этом Юна? Нет, ни в коем случае, он же обещал, что всё изменится, просил её помочь. А что вышло в итоге? Она действительно помогала, когда была рядом, словно его собственное болеутоляющее. Но когда таблетка перестаёт действовать, боль открытой раны возвращается, так же и с рыжей… когда её нет рядом, снова пропадает желание дурачиться, появляются новые, взрослые проблемы и взрослые люди, требующие пулю в голову. Но ей действительно лучше об этом не знать.
- Занимался делами по  работе, мой бар нужно привести в порядок, я ведь почти его забросил, а теперь нужно всё разгрести, - стоит ли говорить, что за эти недели в “TNT” он не заглянул ни разу? Да и зачем, если всю бумажную работу делает его главный заместитель и управляющие – Щерт Кроу – в меру упитанный парнишка, умеющий хорошо считать деньги, находя выгоду словно нюхом, а большего от него и не требовалось, - было много дел, пришлось наехать на одного из охранников, что распускал руки на танцовщиц, затем было ещё несколько неприятных моментов с поставками продуктов…
Никаких дат, никаких имён, никаких действий – ничего нельзя расскаывать. Всё, что вы расскажете, может быть использовано против вас. Когда-нибудь, в дальнейшем. Врать рыжей подруге ему не очень нравилось, но по-другому всё вообще переставало иметь смысл. Она должна чувствовать, что он исправляется. Может быть, тогда она будет испытывать к нему симпатию, а не жалость? Жалость к себе Эйдан не переносил ни в каком виде, она его оскорбляла до глубины души.
- Кстати, о продуктах… мы уже на месте.
Это был небольшой супермаркет, который Эйд посещал каждый раз, когда ему не было лень подниматься и спускаться из своей квартиры вниз по лестнице, чтобы прикупить еды (а, чаще всего, он забивал и заказывал что-то на дом). Он сам не знал, почему выбрал именно этот магазинчик. Всё будто бы само собой произошло – знакомое место неподалёку от дома, где продаются любимые сигареты, ноги, как говорится, сами в родные пенаты привели.
В торговом зале было свежо от работающего на стене кондиционера. Несколько человек и ксеносов гуляли между рядами полок с товаром, кто-то уже толпился рядом с терминалом оплаты, выстаиваясь в небольшую очередь.
- Займи очередь, а я сейчас подойду… Хотя нет, лучше выбери для начала что-то себе, если хочешь, а я оплачу, как найду сигареты.
Пачки сигарет стояли на одной из полок, правда любимых Эйданом там не оказалось. Решив, что они затерялись где-то у дальней стенки полки, Найт углубился в поиски. Да так проникся этим делом, что и не заметил, как кто-то подошёл к нему слева.
- Кларк, это ты?! – на чужое имя, произнесённые писклявым голосом кривляющейся бабёнки, Найт даже не среагировал бы, если бы голос не показался ему дико знакомым, а тон слишком уж возмущённым. Эйдан повернул голову, разглядывая девицу, буравящую его взглядом, пытаясь вспомнить, кто же это такая, и почему её лицо кажется ему смутно знакомым. Так, имя Кларк он явно сам назвал как подставное...
- Кларк! – чужой голос стал на тон выше, значит эта девица чем-то недовольна, понять бы только чем…
- Привет, - голос того тембра, что надо. Так общаются с теми, кого не видел очень давно, но рад встрече. Знать бы ещё кто она такая. Причёска, лицо, острый нос, широкие скулы… Эйдану это лицо ничего не говорило. Столь знакомой ему могла казаться девушка с рекламы зубной пасты, что улыбается на плакате своей белоснежной улыбкой сутки напролёт.
- Когда мы виделись с тобой тогда, ты обещал позвонить…
«Как её зовут? Как же её зовут? К…Кара? К-Клара? Кэйт? Кэсси? Нет, последнее звучит, словно кличка собаки, её точно так звать не могут».
- Прости, твой номер потерялся, - Эйдан оглянулся, наблюдая глазами за Юной, копающейся на полке, и пытаясь предположить, что сулит ему эта встреча. Он часто брал номера у девушек, которых цеплял в баре, обещая с утра позвонить, но, само собой, не звонил. Никогда. Не в его это стиле было – перезванивать после того, как своего добился.
- Ты хоть помнишь, как меня зовут? – глаза девицы нехорошо блеснули, взгляд её, как и всё выражение лица впрочем, не предвещал ничего хорошего. Как минимум будет скандал…
- Кэрри? – имя было рандомное, Найт тыкал пальцем в небо, когда называл его. Вроде бы, что-то на букву «к», а там как пойдёт. Чужие глаза сузились, губы сжались в щёлку.
- Карли!
- Да? Очень интересная информация, но мне пора, - с поля боя нужно уйти с достоинством ещё до начала битвы, иначе сейчас полетят клочки по закоулочкам, потом хрен разберёшь, кто здесь прав, а кто виноват, - приятно было встретиться.
- Кларк, ты подонок! – девица взвизгнула, затем схватила какую-то первую попавшуюся банку с полки и швырнула её в Эйдана.  Жестянка довольно чувствительно прилетела ему в рёбра, - грязный мудак! Нам было хорошо, правда ведь хорошо? Или ты не помнишь? О, конечно же, ты не запоминаешь таких, как я!
Ещё одна банка влетела Эйдану в плечо. Хм.. кажется, карибубу с земными персиками в горьком сиропе – неплохое сочетание для истинных гурманов. Лицо девицы более знакомым не становилось, зато ситуация начала потихонечку проясняться. Значит, кто-то из «бывших», с которыми он был знаком максимум половину дня. Наверное, был пьян в стельку…
Тем временем, закатывающая истерику девица перешла на ультразвук, привлекая посетителей поглядеть на собственное шоу. Стоило ретироваться прямо сейчас, пока ему в голову не прилетит какое-то шампанское. А голосила эта девица знатно, словно глашатай, как будто он её насильно куда-то тащил тогда.
- ТЫ ОБЕЩАЛ ПЕРЕЗВОНИТЬ! ТЫ ОБЕЩАЛ, КЛАРК!
Эйдан углядел в толпе Юну, стоящую рядом с шоколадом, увернулся от очередной гневной тирады, подкреплённой жестянкой для прочности, затем схватил рыжую за руку, направляясь к выходу.
- Покупки отменяются, - бросил он Юне, да и она сама могла догадаться, что за проблема возникла откуда ни возьмись.
Под гневные крики истерички о том, как им было хорошо (спасибо хоть без подробностей обошлась), Эйдан выбрался на улицу и только потом отпустил руку своей рыжей знакомой.
- Извини, такое бывает время от времени. Не очень приятное зрелище. Я её в упор не узнаю…
Найт по привычке похлопал себя по карманам, но сигарет не обнаружилось. Он так и не купил их, как-то не до этого было в этом чёртовом магазине. Одна обиженная жизнью девица, решившая, что он женится на ней после одной ночи, ещё не конец света. Конец света – это недостаток курева в пачке.
- Ладно, идём, тут неподалеку есть ещё один магазинчик. Надеюсь, там неадекватных девиц не отыщется.
Инструметрон издал вдруг пронзительный писк. Обычно звонки инструментрона вообще не предвещали вечно шифрующемуся Эйдану ничего хорошего, но сейчас это был особый сигнал. Найт всегда очень тщательно защищал свои секреты, поэтому его квартира на Омеге, маленькая и неуютная холостяцкая берлога, имела систему сигнализации. Эйд очень не любил незваных гостей, особенно учитывая то, что у него в комнате можно было отыскать действительно дорогостоящие вещи. А домушников на Омеге хоть пруд пруди…
Сейчас сигнализация сработала, а это значило, что кто-то шастает по его квартире. Они были совсем рядом с его домом, чтобы упустить шанс поймать вора с поличным.
- У меня появились небольшие дела, - Найт отключил звук пищащего инструментрона, - сигареты теперь уж точно подождут.

+1

7

Юна слушала его голос, невольно растворяясь в нём. Ей нравилась эта хрипотца, этот забавный акцент, словно смягчающий все слова. Ещё, Эйдан говорил так быстро, что порой понять его было очень сложно. Она, правда, уже научилась. И голос Найта казался самым прекрасным на свете.
Несмотря на мечтательность, девушка достаточно внимательно слушала бывшего убийцу, чтобы запомнить всё сказанное им. Радовало, что он занимался баром, а не чем-нибудь... другим. Тем самым, что Юне так не нравилось. Слишком свежими были ещё воспоминания безжизненного тона и потемневших до черноты холодных глаз, когда он наставил на неё оружие, чтобы избавиться от ненужного свидетеля. Она действительно не хотела. чтобы это когда-нибудь повторилось. Ни с ней, ни с кем-либо другим. Найт... не заслуживал такой участи. Его заставил отец, и это целиком и полностью его вина, а не Эйдана. И теперь кудрявый действительно мог изменить свою жизнь к лучшему. Во всяком случае, Юна искренне хотела, чтобы он нашёл себя в чём-нибудь ином, нежели в убийствах.
- Кстати, о продуктах… мы уже на месте.
- Отлично.
Обычный супермаркет, коих полным-полно на Омеге, казался знакомым Эйдану местом. По-крайней мере, он не путался в планировке и нахождении тех или иных отделов.
- Займи очередь, а я сейчас подойду… Хотя нет, лучше выбери для начала что-то себе, если хочешь, а я оплачу, как найду сигареты.
- Окей, - кивнула Юна и отошла от него, намереваясь найти отдел со сладостями. Хотелось какую-нибудь шоколадку, даже самую простейшую. Главное, чтобы здесь качественные продукты продавали, а не то фуфло, которое втюхивали на нижних уровнях – вот там уж точно можно отравиться от всего, включая воздух. Печально, конечно, но жизнь на Омеге малиной никогда не была. И если самой Моурен повезло в том, что у отца было огромное множество связей практически везде, то многим другим жителям станции жилось отнюдь не так беспечно и хорошо.
Выбор шоколадок впечатлял. Но и цены на них были не меньше. В итоге, схватив одну из понравившихся ей сладостей, Юна отвернулась от прилавка, намереваясь отыскать своего спутника.
- Кларк, ты подонок! – разъярённый крик какой-то бабёнки разнёсся по всему магазину. Заинтересованная происходящим, рыжая пошла на голос, а когда увидела что на самом деле происходит – широко улыбнулась, едва сдерживая смех. Бабёнка орала на Эйдана, бомбардировала его всяческими банками и явно пыталась отыграться за то, что он её кинул. Ничего забавнее растерянного лица Найта Юна ещё не видела – он, видно, и сам не ожидал такой подставы, да ещё и в таком месте. Бабёнка же времени даром не теряла: уровень громкости её голоса всё увеличивался, как и частота полётов различных предметов в сторону незадачливого героя-любовника. Тот с горем пополам уворачивался, но парочку приличных ударов таки получил. Бедняга.
Эйдан, совершенно не оправдывая своей фамилии, поспешил ретироваться, едва завидев в делающей ставки на его выживание толпе Юну. Та из последних сил пыталась сдерживать смех, предчувствуя новый повод для подколок в адрес мужчины.
- Покупки отменяются.
- Я заметила, - дрожащим из-за плохо сдерживаемого смеха голосом отозвалась девушка, отправившись следом за ним. Тщательно выбранная шоколадка так и осталась лежать на полу супермаркета, Найт тоже не успел купить того, что хотел. Зато повеселились. Ну, она повеселилась – ему-то точно не до смеха было.
- Извини, такое бывает время от времени. Не очень приятное зрелище. Я её в упор не узнаю…
- Я уже заметила. И часто у тебя так?
Он не ответил, упорно пытаясь разыскать в карманах  отсутствующие там сигареты. С трудом удержавшись от того, чтобы приложить руку ко лбу в известном всей галактике жесте, Юна только покачала головой.
- Эйд, не ищи. Ты их так и не купил.
- Ладно, идём, тут неподалеку есть ещё один магазинчик. Надеюсь, там неадекватных девиц не отыщется.
- Я тоже на это надеюсь. Хотя, было весело.
Как только они собрались двинуться в сторону аэрокара, инструметрон мужчины пронзительно запищал. «Явно не будильник», - подумалось рыжеволосой. Лицо Найта чуть изменилось, он нахмурился и в глазах зажёгся огонёк тревоги.
- У меня появились небольшие дела, сигареты теперь уж точно подождут.
- Насколько серъёзные дела? – не то, чтобы Юна хотела влезть в его дело, но в прошлый раз эти «дела» для неё обернулись конфликтом с одной заносчивой дамочкой и приставаниями какого-то мужика. Не очень хотелось повторять опыт, а то и ухудшать всё ещё больше.
На аэрокаре лететь не понадобилось. Идти до места назначения оказалось совсем недолго и, как Юна поняла, шли они к самому что ни на есть дому, где жил Эйдан. Пока тот вспоминал и заводил код на вход в подъезд, девушка отвлеклась на чтение объявлений на висящей у двери доске. Кто-то просил не заселять ворка, у одной семьи потерялся кот, другие искали сожителя – в общем, обычная жизнь даже на Омеге оставалась таковой. Разве что с дополнительными спецэффектами.
Буквально через пару секунд они вошли в провонявший всем чем только можно подъезд жилого дома. Он почти ничем не отличался от моуреновского, разве что у неё было почище и посветлее, а тут всё кричало о мрачности, тленности и безысходности. Впрочем, подходящее жилище для такого мужчины, как Найт. «Интересно, как его квартира будет выглядеть?»
На четвёртом этаже они остановились. Тут было всего три двери, к одной из которых Эйдан и подошёл. Было видно, как он напрягся – судя по всему, волновался, что в дом кто-то залез. Да уж, неповезло тем, кто там внутри окажется.
- Я здесь не останусь, - тихо сказала спутнику Юна, намекая на то, что войдёт внутрь вместе с ним. И правда, остаться на лестничной клетке в одиночестве совсем не казалось хорошей идеей. Лучше уж вдвоём в опасность с головой окунуться, чем здесь ждать неизвестно чего.
Найт, конечно, выругался, но выбора-то у него особого и не было – уже знал, насколько упрямой может быть рыжая. Дверь в квартиру открылась, Моурен на цыпочках зашла внутрь следом за хозяином помещения. Он резко включил свет, готовый напасть на неведомого наглеца, вторгшегося в его личное пространство, и...
Юна громко расхохоталась, причём так, что её смех наверняка услышал весь дом. На невысоком маленьком столике сидел большой черый кот, уткнувшийся мордой в пакет из-под какого-то фаст-фуда. Котяра от шока встрепенулся, умудрился застрять головой в бумажном пакете и, неистово вращая головой, нечаянно ударился о стоящую на столике бутылку. Та, само собой, после такого не удержалась и упала на пол, красиво разбившись тысячами стёклышек. От такого кот запсиховал её больше.
Глянув на Эйдана, девушка поняла, что ещё чуть-чуть, и котяру пристрелят. Пришло опередить события – подойдя к животному, Юна схватила его за шкирку, подняла в воздух, сняв другой рукой пакет, и крепко прижала к себе. Тот, конечно, такой наглости не ожидал – попытался вырваться. Но из цеакой хватки Юны Моурен ещё никто так просто не мог вырваться.
- Успокойся, животное, - спокойно, но с укором сказала она недовольно вопящему коту, - Ну, что ты здесь забыл, а? Вот надо было тебе влезть к этому человеку, довести чуть ли не до нервного срыва! И не стыдно тебе?
Коту, видимо, было как-то по барабану на людей. Он самозабвенно продолжал вопить и упорно пытался выбраться из кольца рук девушки. Если бы не рукава рубашки и вязаного свитера, все руки наверняка были бы в царапинах. Но коту явно не везло – его никто не слушал и отпускать не собирался.
Вспомнив прочитанное внизу объявление, Юна глянула на Эйдана и сказала:
- Пойду отдам эту животину хозяевам. Там перед входом объявление было, что они кота потеряли. Думаю, нашлась пропажа.
Девушка улыбнулась другу и вышла на лестничную клетку. Позвонила в соседнюю дверь. Поначалу никто не шёл, а потом всё же послышались чьи-то шаги. Дверь открылась. Из квартиры хлынул запах кошатины, напомнивший Юне о шутках про сумасшедших бабок-кошатниц, и появилась миловидная бабулька лет семидесяти. Что такая делала на Омеги – оставалось только гадать.
- Здравствуйте, - вежливо поздоровалась Моурен, - Мы тут нашли вашего кота.
- Ой, спасибо большое, - бабулька забрала животное из рук девушки. Котяра как-то жалобно замяукал, протянул лапы обратно к державшей его только что рыжей и попытался вырваться, но последняя попытка к бегству была безжалостно пресечена, - Думала, совсем потеряется. Спасибо!
- Да не за что. Всего хорошего! – тактическое отступление до того, как старушка развела бы долгий диалог (точнее, монолог) обо всей своей жизни, был совершён безукоризненно. Дверь в квартиру любительницы котов закрылась под аккомпанимент жалобного мяуканья нарушителя покоя.
Снова оказавшись в квартире Эйдана, Юна улыбнулась ему и произнесла:
- Всё, котяра сдан твоей соседке.
Огляделась получше, почувствовала, как само по себе принимает выражение «not bad» только в крайне ироничном его варианте. Откровенно говоря, здесь царил не то, что беспорядок, а самый настоящий срач. Повсюду валялся какой-то мусор, бутылки и окурки; в вазах каким-то чудом ещё зеленели карликовые пальмочки – видимо, только потому, что их редко надо поливать; кровати вообще не имелось, лишь расстеленый прямо на полу матрас с одеялом и парой подушек. Не говоря уже о разбросанных кое-как вещах и общей атмосфере истинного холостяцкого жилища.
- А здесь довольно мило. Правда, тут бы чутка прибраться, и вообще бы конфетка получилась. И как твои девушки не сбегали при виде валяющихся бутылок и всего прочего?

+1

8

- Насколько серьёзные дела?
- Просто представь, что в банковское хранилище влезли воры, - Эйдан прищурился, прикидывая, насколько сравнение его задрипанной квартирки с банковским хранилищем далеко от истины. Сравнение удивительно сильно проигрывало, а Юна не должна была так обманываться, - так вот, это не наш случай. В нашем случае в моей квартире шастает какой-то домушник, и было бы здорово прищучить эту скотину до того, как он что-то успеет вытащить.
Дальнейшие разговоры лишь тормозили передвижение. Сознание подсказывало, что убийца совершает огромную ошибку, показывая рыжей девчонке, где он живёт. Не то, чтобы он не сильно доверял Юне, скорее наоборот, он свято верил, что достаточно втёрся в её доверие, чтобы она даже подумать не смела о том, что можно сдать его местонахождение какой-нибудь службе безопасности, просто… просто не любил Эйд, когда лезли в его жизнь. Здесь же никакого насильного проникновения не было, чуть ли не впервые в жизни Найт сам распахнул дверь своего небольшого мира перед почти незнакомым человеком в надежде, что его примут таким, какой он есть. Но женщины, в большинстве своего рода, так не умеют… Женщины обычно влезают в уютный холостяцкий мир, собранный из бутылок с пивом и одиноких красоток, проходясь ногами по самому дорогому, втаптывая в грязь всё самое лучшее, что есть в холостяцкой жизни, пытаясь мужика облагородить, а потом, когда они «делают из тебя человека», женщины осознают, что «Я полюбила тебя совсем другим» и валят, оставляя холостяка наедине с местом в ванной комнате, когда-то расчищенным под её скрабы, пены и гели, коих с переездом становится устрашающе огромное количество. Эти говорящие адамовы рёбра вечно всё переворачивают с ног на голову…
Короткий путь до типичного многоэтажного омегского дома, рассчитанного на энное количество молодых ещё укурков, наркоманов, шлюх, многодетных ксеносов и престарелых умирающих старух с тридцать кошками каждая. Забавно было то, что Юна отвернулась, сделав вид, что читает доску объявлений, когда он вводил код от тяжеленной металлической двери, чтобы распахнуть створку, хотя этот самый код был выцарапан чем-то острым прямо рядом с кодовым замком… Неудивительно, что воняло здесь соответствующе, будто больше бесплатных туалетов на Омеге не сыщещь в районе нескольких миль. Хотя, о чём речь вообще? Омега – это и есть один огромный общественный сортир, куда скинули всех отбросов общества и не подтёрлись. Носораздирающее амбрэ, повисшее в подъезде, никогда не настраивало на положительный лад, поэтому  Эйдан всегда курил только в квартире.
Лифт, как обычно, зиял выдранной с корнем кнопкой вызова кабины. Можно было, конечно, поковыряться в проводках, приветливо торчащих из образовавшейся дырки на панели, но Эйдану было сейчас не до этого. Если воришка всё ещё внутри, то времени на длительные разборки с лифтом нет категорически. До четвёртого этажа можно добраться и пешком, причём довольно быстро. Перед собственной дверью Найт перевёл дыхание (то есть чуть не задохнулся от стоящей вокруг вони).
- Я здесь не останусь.
- Кто ж тебя просит оставаться? Ирландские традиции гостеприимства ещё никто не отменял, а здесь ты умрёшь от ядовитых испарений чьей-то мочи минут через восемь по моим подсчётам, - Найт нашарил в кармане ключ-карту, - так что милости прошу к нашему шалашу, вот только воришка может испортить нам веселье, но где наша не пропадала, а?
Дверь тихонечко открылась, Эйдан шагнул внутрь, напрягаясь, а затем тут же замер, нашаривая справа от дверного косяка висящую в специальном креплении биту. Металлическая ручка скользнула по пальцам, Найт выдохнул почти неуловимым движением щёлкнул выключателем, освещая квартиру, рассчитывая увидеть там что угодно… что угодно, но не чёрного кота, застрявшего головой в пакете из-под еды, давненько уже заказанной в каком-то кафе быстрой доставки. Юна засмеялась, от чего котяра занервничал, тут же опрокинув со столика бутылку (к счастью для кота, она уже была пустой).
- Да ты видно шутишь… - хоть последние слова и относились скорее к коту, Найт всё равно  смерил Юну взглядом, который можно было расценить как: «она уже считает меня полным идиотом, или ещё нет?».
День становился всё веселее… не в самом лучшем смысле. Эйд прошёл в единственную комнату в своей квартире, из которой, собственно, эта квартира и состояла, швырнул биту на диван, затем оглянулся на Юну. Рыжая пыталась поймать кота и заключить его в объятия, при этом параллельно читая ему нотации. Как и любой нормальный мужик, кот сопротивлялся нотациям и выговорам, а обнимашки, видимо, по жизни не любил.
- Пойду отдам эту животину хозяевам. Там перед входом объявление было, что они кота потеряли. Думаю, нашлась пропажа.
- И кто обрадуется эдакой страхолюдине? Небось сами и выкинули на улицу...
Когда за Юной дверь с шипением закрылась, Найт устало потёр переносицу, размышляя, что делать дальше. Он не любил принимать гостей в своей квартире. Даже не так… он НЕНАВИДЕЛ принимать гостей, это было неким пунктиком в психологии вечно скрывающего свою настоящую личность Эйдана. Рабочие встречи, чаще всего, проходили в баре или на нейтральной территории, а девицы, притаскиваемые сюда в полуневменяемом или полностью невменяемом состоянии, мало что знали про Найта как человека и личность кроме того, что он может пить литрами и не пьянеть. Юна же и без того знала о нём слишком много…
- Если она узнает, какой у меня любимый цвет, то это всё, полная крышка, и мне-таки придётся её убить, - бормотнул себе под нос Эйдан, отыскивая на журнальном столике наполовину выпитую бутылку вискаря и делая из неё приличный глоток. Сразу как-то полегчало. Жизнь не стала проще, зато сразу заиграла более насыщенными тонами. А, впрочем, пить на пустой желудок – не самая удачная идея из его сегодняшних. Бутылка была поставлена ровно на то место, где и стояла. Проследить это было несложно – по толстому слою пыли, покрывавшему журнальный столик, и следам на этом слое.
«Надо бы проверить всю систему сигнализации в этой квартире. Раз сюда смог пробраться кот, то что уж говорить о домушниках?».
- Всё, котяра сдан твоей соседке.
- Не завожу знакомств ссоседями, они потом любят нарушать личное пространство, врываясь попросить немного турианских специй в самый неподходящий момент, - Найт закинул ноги на журнальный столик, чуть откинувшись на своём диване, потирая скулы пальцами, - проходи, не стой у дверей. Раз ты знаешь, где я живу, нет смысла тебя выгонять… это почти «добро пожаловать», не находишь? Я шучу, просто разгребай себе свободное место и садись. Стульев я не держу, последний сломался пару месяцев назад, когда я встал на него, меняя лампочку в кухонной зоне, после этого я плюнул на всё колченогое и неустойчивое.
- А здесь довольно мило. Правда, тут бы чутка прибраться, и вообще бы конфетка получилась. И как твои девушки не сбегали при виде валяющихся бутылок и всего прочего? – в голосе Юны чувствовала доля иронии. Чтож, Найт был тоже не лыком шит.
- Моим девушкам обычно немного не до этого, у нас другая культурная программа, - Эйдан протянул руку, одним движением скидывая с диванных подушек несколько шмоток прямо на пол, - а ты уже хочешь убежать? Ну нет так нет, тогда, вот, садись здесь, тут довольно чисто. Можем заказать еду прямо здесь. Я бы мог научить тебя готовить мой фирменный омлет, но у меня такое предчувствие, что в холодильнике мышь повесилась… а, впрочем, давай-ка проверим.
В несколько больших шагов Найт пересёк комнату и скрылся в закутке, что в рекламе этой квартиры назвалась «кухонная зона». Осмотр холодильника занял не более пяти секунд. На полках большого хромированного друга нашёлся засохший до неузнаваемости кусочек лимона и кефир, который, судя по сроку годности и запаху, уже готов был мутировать во что-то более страшное.
- Ага, как я и говорил, тут мыши совершили массовый суицид, ловить явно нечего, - Найт вернулся в комнату, - заказываем что-то с доставкой прямо сюда, или подождём, пока желудок сам себя переварит? Я за первое предложение, если что… Продуктами я тоже не успел закупиться, поэтому можно заказать на дом и их, гулять так гулять!
Инструментрон уже горел оранжевым светом, призывая Найта сделать покупки.

+2

9

В содержании «культурной программы» у Юны сомнений даже не оставалось, и дело тут было даже не в правилах того самого ирланлского гостеприимства. Да и намёки-подсказки стервозной Лэрри накрепко засели в рыжей головушке, так что удивляться или обижаться не было смысла. В конце концов, радовало хотя бы то, что кудрявый с ней почти откровенен.
Скинув с подлокотника диванчика, на котором сел Эйдан, какую-то старую майку, девушка уместилась на нём и посмотрела на то, что исполняло в этой квартире роль постели. Скептический взгляд медленно перемещался по всему помещению, задерживаясь на тех вещах, от которых давным-давно уже следовало избавиться. Но, видимо, бывшему убийце было не до этого.
- А ты уже хочешь убежать?
- Пф, не дождёшься, - она ухмыльнулась, осматривая богатства пристанища грозного убийы. Преимущественно, сокровища состояли из множества бутылок, пачек от всяческих сухариков и сухпайков, которые можно было быстро разогреть или сжевать неготовыми, да всевозможного другого мелкого мусора. В общем, квартира была мечтой бомжа-ворка и кошмаром лаборанта-саларианца. Что удивительно, избирательный перфекционизм Юны сработал и на этот раз, заставив недовольно озираться вокруг и подмечать то, что можно было бы убрать легче всего, а для чего нужно было приложить усилия – вроде вымыть с моющими средствами или даже отнести в химчистку.
- Можем заказать еду прямо здесь. Я бы мог научить тебя готовить мой фирменный омлет, но у меня такое предчувствие, что в холодильнике мышь повесилась… а, впрочем, давай-ка проверим.
- Стоп, погоди, ты умеешь готовить? Ещё и фирменный омлет есть? Ничего себе, - Моурен действительно ыбла отчасти удивлена, хоть удивляться тут было и нечему. Понятное дело, что холостяк-ирландец наверняка должен уметь готовить. Не всегда же получится заказать еду. Но представить одетого в фартук Эйдана, стоящего у плиты и перемешивающего шкварчащую на сковородке картошку... Мда, ещё юолее странным мог быть только образ Эйдана, моющего пол на карачках.
Невольно усмехнувшись собственным мыслям, девушка чуть не пропустила момент истины: в холодильнике, как хозяин дома и предупреждал, не было ничего, что могло бы сойти за ингридиенты для завтрака-ужина. Так что оставалось только согласиться с предложением кудрявого заказать еду и продукты на дом.
- Конечно, давай. Только закажи всякого разного, чтобы холодильник тебе заполнить. А то такое впечатление, что ты в последнее время ешь только во время наших с тобой встреч.
Пока же Найт заказывал продукты, Моурен поднялась с подлокотника дивана и пошла на кухню. Там дела обстояли не лучше, чем в комнате. И тут в голове у девушки словно что-то щёлкнуло. Хитро улыбнувшись, она посмотрела на разговаривающего с диспетчером доставки еды хозяина холостячьей берлоги, демонстративно медленно подняла первый поднявшийся пустой пакет, показавшийся ей достаточно большим и крепким, и стала собирать туда все коробочки-пакетики-пачки, которые только могла увидеть. Большая часть из них уже была пустой, в некоторых ещё лежали остатки еды, медленно превращающиеся в царство злокачественных микробов и плесени.
Юна с ухмылкой и прищуром наблюдала за тем, как меняется выражение лица так и не сделавшего заказ до конца Эйдана, начинающего осознавать масштаб трагедии, постигшей его «уютное жилище» в тот миг, когда в него вошёл «рыжий домовёнок».
Наконец, все лишние бумаги были собраны, а пакет поставлен к двери. Следующими на очереди были вещи кудрявого, небрежно и откровенно безразлично разбросанные по всей квартире. Для начала, начинающая бесплатная уборщица сняла с себя джемпер (жарко ведь в душной квартире!), повесила его на единственный свободный крючок около входа, после чего повернулась и решительным взглядом окинула весь назначенный фронт работы. Решено. Пока всё это не будет вычищено, вымыто, убрано и облагорожено, никаких отдыхов-завтраков-посиделок.
Тем временем, Эйдан закончил, наконец, разговаривать и Юна, предвосхищая его «восторги» по поводу затеи рыжей подруги, строго и решительно произнесла (знала ведь, что такой тон только рассмешит кудрявого, но поделать с собой ничего не могла):
- Значит так, Эйдан Найт, раз ты назвал меня домовёнком, так теперь ощути последствия в полной мере. Пока твоя квартира не превратится хоть в какое-то более-менее адекватное место жительства, а не свалку, я не успокоюсь. А сейчас успокоить ты меня не сможешь, потому что я уже загорелась идеей устроить здесь генеральную уборку. У тебя есть два выхода: или ты мне добровольно помогаешь и хотя бы видишь куда деваются твои вещи, или ты мне помогаешь на добровольно-принудительных основах, но я делаю всё так, как мне хочется. Выбор за тобой.

+2

10

- Конечно, давай. Только закажи всякого разного, чтобы холодильник тебе заполнить. А то такое впечатление, что ты в последнее время ешь только во время наших с тобой встреч, - согласилась Юна, на что Эйдан лишь покачал головой.
- Почти так оно всё и есть, - Найт присел в любимое раздолбанное кресло, которое, казалось бы, готово было развалиться каждую секунду эйдановского на нём пребывания, но почему-то держалось из последних сил. Наверное, потому что боялось оказаться на помойке, сдав свои позиции.
Открыв вкладку с любимым интернет-магазином вкусной, но явно не очень полезной пищи (хотя кому какое дело до оздоровления?), Эйд углубился в выбор продуктов питания. Выбор проходил вполне в духе Найта – убийца просто тыкал на кнопку «положить в корзину» всякий раз, когда видел на экране что-то, вырывающее у него аппетит, поэтому очень скоро в очередь на приобретение встали куриная грудка, два пакета спагетти, три десятка яиц, с десяток полуфабрикатов, замороженных пицц, несколько кило печений разных размеров и цветов, разнообразные соусы, картофель-фри, две огромные банки мороженого с фруктово-ягодным вкусом, пакет нарезанных фруктов, три пачки чипсов, виноградное желе, упаковка энергетика (шесть штук со скидкой по карте любимого клиента), бутылка молока, набор для выпечки, две упаковки лапши и четыре блока сигарет. 
«Оплатить» - маленькая кнопочка тут же отправила запрос на доставку продуктов, списав со счёта Эйдана энную сумму кредитов. Найт прекрасно знал, что через пару секунд раздастся звонок инструментрона… Это позвонит диспетчер, подтверждающий заказ. Вот ведь век информационных технологий, всё равно с кем-то да придётся пообщаться…
- Здравствуйте, мистер Эдвардс, готовы подтвердить ваш заказ в нашем магазине?
- Да, разумеется.
- Хорошо, назовите номер вашего заказа и пожелания по доставке.
- Три тысячи сто двадцать один, - Найт тяжело вздохнул, - а можно мне, в этот раз, молчаливого курьера? Прошлый салариашка, которого вы прислали, весь мозг мне сожрал за пару минут общения…
- Да, разумеется. Может быть, вы хотите немого курьера?
- О, это было бы замечательно, иначе он станет немым по умолчанию после посещения моей квартиры… - Найт отвернулся от окна, в которое смотрел во время разговора, и обомлел. Мусора на полу и на столике уже не было, а это, надо сказать, Эйдана повергло в культурный шок до такой степени, что он потерял дар речи…
- Давайте повторим ещё раз… три упаковки спагетти «Жакфа», сигареты «Гриндерс», тридцать пачек…
- Да-да-да, - Найт даже не слышал, с ужасом осознавая, что же натворил, впустив женщину в свой дом…
«А что дальше? Может она ещё и занавески начнёт стирать? А, может… - тут Эйдана даже передёрнуло, – возьмём окна помоем? Матрас вытрясем? О, боги. только не это...»
- …мороженое «Фруктогоды» - пел в ухо Эйдану противный голос диспетчера.
- Да-да, всё правильно, через какое время прибудет ваш курьер? – Найт всё не сводил глаз с Юны, поспешно оттаскивающей гору мусора в импровизированный коридор.
«Это просто катастрофа вселенского масштаба…»
- В течение часа.
- Ждём, - Эйд отключил инструментрон, замирая после этого на полминуты, не имеющий возможности от чужой наглости вымолвить ни слова. Впрочем, этот промежуток времени рыжая Юна успела заполнить своими пятью копейками. Пока она говорила, Найт чувствовал, что волосы дыбом у него встают даже на руках…
- … У тебя есть два выхода: или ты мне добровольно помогаешь и хотя бы видишь куда деваются твои вещи, или ты мне помогаешь на добровольно-принудительных основах, но я делаю всё так, как мне хочется. Выбор за тобой.
Найт, наконец, нашёл в себе силы захлопнуть рот и перевести взгляд от пакета с мусором на Юну:
- У меня есть третий вариант – я сейчас просто выставлю тебя на улицу, мелочь пузатая, - с пузатостью он, конечно, загнул, ибо у Моурен не было и намёка на жиры в области живота, но данная ситуация так возмутила убийцу, что он не мог контролировать свою речь, - вместе с твоим энтузиазмом, а потом снова раскидаю мои упаковки от пиццы на те места, где они лежали до тебя. Пыль она стирать со столешницы решила, ишь чего удумала! Да этой пыли больше лет, чем тебе, не трогай её драгоценный слой здесь и сейчас! И бутылки не выкидывай, вдруг я их потом в приём стеклотары сдам… Чёрти что творится в моей квартире, стоит мне на секунду отвлечься… Правильно говорят, что баба в холостяцкой квартире к беде, а ты не просто беда, мисс Моурен, ты – ходячая катастрофа! Куда ты потянула мою куртку с дивана? Я точно знаю, что она лежит на диване, а когда мы разберём этот хлам.. если мы разберём этот хлам, то хрен я потом разберусь что и где лежит. Посиди лучше на месте и подумай над своим поведением, пока не принесут еду.
Найт демонстративно отобрал куртку и уселся на диван, закинув ноги на стол. Вот чем уж точно он не собирался здесь заниматься, так это уборкой.. Хватит и того, что раз в месяц к нему приходит убираться дородная волусиха, которую отправляют из клининг-агенства по вызову.
- Не смей ничего трогать, иначе мне придётся запихать тебя вооон в тот большой мешок...

+2

11

С каждым словом противящегося неизбежному Эйдана, выражение лица Юны их решительно-строгого становилось всё невиннее и невиннее. Под конец пламенной речи в защиту собственной независимости девушка была просто олицетворением ангельского терпения и дьявольски прекрасного покерфэйса, просто-напросто широко улыбаясь и хлопая большим зелёными глазищами. Наивный, он и правда думал, что такими «угрозами» сможет заставить её передумать? Нет, правда что ли? Она, конечно, понимала, что за это время он не мог узнать её слишком хорошо, но чтобы настолько не понимать характера рыжей подруги...
А сколько экспрессии, сколько эмоциональности и чувств в его взгляде, пока он размышлял о возрасте пыли и способах использования пустых бутылок! Сколько идей, сколько ярости и желания защитить свой маленький мирок от проникновения извне! Это восхитило бы Юну, если бы не ей было так смешно. Она всего лишь хотела убрать разведённый им же срач и слегка очистить пространство от не самых приятных вещей и запахов, а он уже развёл истерику.
Со своими демонстративными действиями Найт напоминал ребёнка, которого мать заставляет убраться в комнате, а тот заявляет, что ему итак хорошо. А, погодите, ведь сейчас почти так и было, разве что кудрявый далеко не ребёнок, а из Юны мамаша, как из ворка – сомелье.
- Не смей ничего трогать, иначе мне придётся запихать тебя вооон в тот большой мешок...
Рыжая только закатила глаза и с милейшей улыбкой выдала:
- Ладно-ладно, хорошо, как скажешь, - она подошла к нему, опустилась на диван рядом с хозяином берлоги (потому что квартирой это пока что назвать было нельзя) и, вроде как, даже успокоилась, пряча хитрый взгляд за выбившимися из небрежной кички прядями. Как только Найт немного расслабился, Юна мгновенно вырвала злополучную куртку из его рук и отбежала к вешалке около дверей, не менее демонстративно вешая ту на крючок. Потом повернулась к Эйдану и произнесла, слегка склонив голову налево и не сдерживая улыбки:
- Да уж, я и не думала, что ты боишься простой уборки. Нет, я, конечно, понимаю, что здесь не Цитадель и на премия за самую чистую квартиру в Галактике ты тоже не особо претендуешь, но, знаешь, будь я одной из твоих цыпочек, в эту помойку не сунулась бы. Вообще. Удивительно, как только тот котяра не сдох тут от всех этих запахов. Ну, пахнет тут немного лучше, чем в подьезде, но не намного.
Приблизилась к столику, на котором теперь покоились ноги убийцы, встала прямо напротив Найта, сложила руки на груди и нарочито медленно скептически осмотрелась, добавив:
- Раз ты не хочешь по хорошему, будет по плохому. Я тебя предупреждала, ты отказался пойти на сотрудничество.
Склонившись над столиком, девушка вырвала из под ног Эйдана какой-то журнал, на поверку оказавшийся старым номером «Форнакса», что, само собой, вызвало у Юны громкий смех и издевателький взгляд в сторону кудрявого. Ничего, впрочем, сказано не было, зато жест получился красноречивее некуда – Моурен подошла к пакету с другим мусором и демонстративно выкинула туда макулатуру.
- А теперь встал и пошёл за метлой, пока я не разозлилась! Давай-давай, поднимай свою симпатичную задницу с дивана и сделай хоть что-нибудь на благо себе же. Не буди во мне боевого хомячка - я теперь опасная и могу за себя постоять.
Рыжая расстегнула рубашку и завязала её узлом под грудью, затем закатала рукава. Пожалела только. что под рубашкой была белая майка, а не чёрная - если удастся заляпать, а так наверняка и выйдет, то вряд ли получится потом отмыть. Ну, да ладно. Пора было приниматься за уборку.

+2

12

- Ладно-ладно, хорошо, как скажешь, - добрейшая улыбка и послушное согласие… победа далась легко, чем Эйдан втайне возгордился, посчитав, что бои на этом завершены, а своё право на бардак в квартире он отстоял в полной мере.
- Да уж, ты же на моей территории…
По крайней мере, пока что рыжая не сопротивлялась, поэтому Найт перевёл суровый взгляд с наглой девчонки на журнальный столик, под которым зорким незамыленным взглядом тут же углядел пачку сигарет. Покурить бы сейчас не помешало, да и своё сокровище нужно срочно забрать и потратить, пока Моурен не выкинула и его тоже вместе с остальным «хламом». Ощущая себя победителем и не чувствуя подвоха в чужом хитром прищуре, Эйдан закурил, нарочито медленно выпустив струйку дыма под потолок, растягивая удовольствие. В эту-то минуту блаженного молчания Найту стоило удивиться затянувшейся тишине в компании человека, который говорит, наверняка, даже во сне, но убийца был слишком занят смакованием собственной маленькой победы и найденной сигареты, поэтому не обратил должного внимания на хитрые замыслы Юны.
А зря…
Уже через секунду его куртка оказалась не просто в руках Юны, но ещё и, о, великий Тор-громовержец, прямо на крючке для верхней одежды, сохранившемся на стене разве что как напоминание о предыдущем жильце, что продал Найту квартиру несколько лет назад. Гневная тирада рыжей девчонки, на этот раз, показалась Эйдану просто смешной. Какое ей вообще дело до того, как пахнет в его квартире? Может быть, ей и до его жизни есть дело? А это вообще у особей женского пола так принято – приходить в гости и убираться, копаясь в чужих вещах? Впрочем. Нет, уборка явно не заложена в женских генах, ведь в квартире Эйда побывало столько женщин, что он уже и со счёта сбился, но ни у одной в голове не возникло столь извращённой мысли, как схватиться за швабру и начать яростную борьбу с пылью в чужой кваатире.
- Между прочим, да будет тебе известно, ни одна из моих «цыпочек» не пожаловалась, - Найт снова затянулся сигаретой, - а вот ты переходишь черту, женщина, лучше не зли меня, а сядь на место и дождись курьера…
Вместо того, чтобы поддаться инстинкту подчинения патриархату, который у женщин, к сожалению, в последние пару столетий напрочь отбили разнообразные феминистические движения, Моурен демонстративно встала напротив Эйдана, видимо, стараясь показать. Какая она сильная и независимая женщина. Найт на полнейшем автомате мысленно отметил, что фигура у этой мисс Я-Сама-Знаю-Что-Мне-Делать всё-таки что надо, но опять-таки никак не среагировал на её выходку. Пусть делает что угодно – он даже не сдвинется с места, хватит потакать её детским выходкам, эта девчонка слишком много о себе возомнила, решив вдруг, что имеет право врываться в чужую квартиру и делать там генеральную уборку.
- Раз ты не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Я тебя предупреждала, ты отказался пойти на сотрудничество.
- О, замечательно, и что же ты сделаешь? Накажешь меня за это? – Найт насмешливо ухмыльнулся, представляя, как Моурен колотит его своими маленькими кулачками, - ну давай, попробуй к чему-то здесь прикоснуться, и я обещаю, я точно запихну тебя в тот мешок, как и говорил.
Рыжая девчонка сдаваться, видимо, совсем не собиралась, а ещё была немного мазохисткой в душе, потому что первым делом ухватилась за выпуск «Форнакса», что попался ей под руку. Эйдан, подавив в себе желание броситься и отобрать журнал, внешне даже бровью не повёл, глядя, как специальный выпуск и буквально коллекционное издание «Форнакса» номер восемь 2170 года выпуска, доставшееся Найту кровью, потом и огромными средствами, теперь летит в пакет с мусором.
- А теперь встал и пошёл за метлой, пока я не разозлилась…
Если бы они были в каком-то доисторическом мультфильме, то из носа Найта наверняка пошёл бы пар, словно у быка, которому показали красную тряпку, а глаза медленно наливались кровью. Никто не смеет командовать Эйданом Найтом, и любому терпению всегда есть предел. Сигарета была медленно затушена прямо о журнальный столик, явно видавший лучшие дни. Он не будет потакать женской особи, пусть и такой милой, пусть его хоть расстреляют - это факт. Так вот пусть засунет свой подростковый характер куда подальше и слушает, когда ей говорят взрослые, иначе придётся принять меры. Вслед за первым журналом в мусорку оправился второй, Юна явно не собиралась останавливаться на достигнутом.
- Хватит, это перешло все границы! – убийца в секунду преодолел расстояние до Юны и схватил её за руки, - перестань что-либо трогать здесь… ты как злобный лепрекон, которого я никак не могу успокоить… Знаешь что? Отправляйся-ка в тот мешок в углу, он как раз твоего размера!
Несмотря на активное сопротивление, Найт взвалил Юну к себе на плечо так, чтобы она не сильно дёргалась, придерживая брыкающиеся ноги, которыми Моурен активно пыталась изменить Эйдану классическую форму носа безо всяких пластических операций, затем сделал несколько шагов в сторону мусорных мешков в углу коридора, но тут же почувствовал, как чужие руки вцепились в его волосы. Это нападение немного рассеяло внимание убийцы, поэтому Найт, не заметив свой спальный матрас, запнулся об него же и, не удержав равновесие, грохнулся вместе с Юной на пол. Удар смягчил тот же виновник-матрас, хотя Эйдану повезло больше, ибо он грохнулся на Юну, успев лишь опереться руками, чтобы совсем её не раздавить. По немного ошалевшим глазам Моурен видно было, что такого поворота событий она не ожидала, а особенно она не ожидала, что на неё свалится мужская туша явно не балеринистого веса. Эйд попытался отодвинуться, загребая покрывало с матраса, затем поднял руку и обнаружил, что за пуговицы на рукаве своей длинной бретелькой зацепился чей-то чёрно-развратный бюстгальтер размера этак третьего, который, наверняка, оставила одна из его подружек…
- Это не моё, - на автопилоте пробормотал Найт, округлив глаза и отшвыривая от себя предмет женского нижнего белья, затем, вдруг осознав, насколько глупой была ситуация, в которой они сейчас оказались, громко расхохотался. Он хохотал громко, до колик в животе, до хрипов в горле, взахлёб, уткнувшись лицом в матрас и пытаясь остановиться, но, снова и снова представляя падение и мимику Юны в момент, когда она очутилась на полу, он вызывал у себя лишь очередные приступы смеха.
- Не мой… размерчик… боги, твоё… лицо… боги…

Отредактировано Aiden Knight (31 июля, 2015г. 13:23)

+2

13

Эйдан выглядел так, словно скоро завершит начатое несколько недель назад, когда вошёл в её комнату с пистолетом в руках. Во всяком случае, Юна видела и чувствовала, как его желание защитить свою собственность от посягательств «ходячей катастрофы» потихонечку превращается в плохо контролируемую ярость. И она считала это весьма забавным, учитывая, что всячески пыталась себя убедить будто его нисколечки не боится. Нет, ну, она, конечно, и не думала, что Найт решит убить её за такую вопиющую наглость, как желание очистить локальную свалку в его месте жительства, однако разозлиться он мог серьёзно, что могло привести к самым неожиданным последствиям. Поэтому было ещё интереснее довести кудрявого до белого каления и посмотреть, что будет. Так что вслед за первым эротическим журналом в мусорный мешок отправился и второй. Моурен даже почти успела потянуться за третьим...
...но ответный удар Кудрявого не заставил себя долго ждать. Он буквально в один миг оказался подле девушки и закинул её себе на плечо, намереваясь выполнить свою угрозу и посадить в мешок, но так просто Юна сдаваться не собиралась.
- Отпусти меня, волосатое чудовище! – завизжала она, грозясь лишить Найта слуха хотя бы временно, но тому хоть бы хны – наверное, шевелюра давала дополнительную звукоизоляцию. Тогда пришлось действовать более традиционно: рыжая стала активно извиваться, дёргаться и дрыгать ногами, пытаясь таким образом вырваться из крепкой хватки профессионального убийцы, но куда уж ей было до его силищи со своим непоставленным ударом по спине, пояснице и пятой точке. – Деспот, поставь меня на пол! Свободу рыжим! Не трожь вымирающий вид!
Мешок – будущее место отбытия наказания, - неумолимо приближался, хоть задницей Юна и не могла его видеть. Способов оказаться на свободе оставалось всё меньше и меньше, так что пришлось применить запретный приём, обычно широко использующийся в женских драках. Мысленно прокляв себя за такое кощунство, девушка вцепилась в густую кудрявую шевелюру доморощенного шовиниста, но не успела и применить дёргания-таскания, как внезапно полетела вниз. Невольно вырвался странноватый визг-писк, когда спина ударилась о что-то мягкое. А уж когда сверху её едва не придавил своим телом Эйдан, Юна только ошалело посмотрела на него, чувствуя, как рот чуть приоткрылся, а края губ опустились, как это бывает при улыбке от офигевания. Да так и замерла, едва сдерживая просящийся наружу хохот.
Найт был тяжёлым, хоть и упал на неё не полностью – успел таки выставить перед собой руки, а то и вовсе придавил бы её насмерть. Но и такого конфуза вполне хватило, чтобы оба сразу же почувствовали неловкость и попытались друг от друга отодвинуться. Точнее, это Эйд попытался отодвинуться – ей-то самой было куда сложнее выбраться из-под него, - да только попытка оказалась не самой удачной. Вместо того, чтобы подняться или как-то иначе сдвинуться с места, мужчина за что-то зацепился рукой.
Этим чем-то оказался весьма симпатичный чёрный лифчик.
- Это не моё.
- Точно? – так же автоматически выпалила Юна. Прошло ещё пару секунд, прежде чем они оба заржали. Это действительно было очень смешно, вся эта ситуация, все эти нелепости и глупости. Его вид, когда он увидел этот бюстгальтер и сказал совершеннейшую глупость, её собственное офигевшее состояние после падения – всё превратилось в заразительный хохот, причём они оба смеялись уже и не столько от произошедшего, сколько от смеха друг друга.
- Не мой… размерчик… боги, твоё… лицо… боги… - от хохота он егдва мог выговорить слова, не то, что связать предложения, да и Юне везло не больше – живот уже болел от смеха, лицо искажала гримаса, текли слёзы, размазывая весь тот лёгкий макияж, что был на лице.
- Да ты... не лучше, - смогла произнести она, неожиданно для самой себя уткнувшись в его плечо и продолжая хихикать, - Боже... жесть какая...
Она с улыбкой откинулась на спину, сначала вытянувшись на почти что мягком матрасе, а потом повернувшись на бок, лицом в Эйдану, и подперев голову рукой. Пару секунд помедлила, рассматривая его каким-то неожиданно серьёзным взглядом, а потом словно вновь пришла в себя – и на лице опять появилась улыбка, да в глазах появились бесята.
- Эйд, почему ты не хочешь привести здесь всё в порядок? Вот увидишь, в твоей помойке будет куда приятнее и симпатичнее, если немного прибраться. Дава-ай, - проканючила она, - нам всё равно нечем заняться, пока доставят продукты. Через сколько там они придут? Через час? За это время как раз успеем.
Она неожиданно перекинула ногу через Найта и с хитрым выражением лица нависла над ним.
- Или ты боишься, что я могу найти ещё какие-нибудь подарочки от твоих бывших? – прищур и ухмылка стали ещё более издевательскими. Резво вскочив, Юна снова сложила руки на груди и произнесла:
- Хотя, знаешь, у меня есть предложение получше, - театрально помедлила, затягивая паузу, - Сыграем в карты на желание. Если в первый я выиграю – делаем уборку. Если проиграю – оставляю твою свалку в покое и больше не заикаюсь даже о чистке. Что думаешь, Эйдан Найт? Не боишься проиграть девушке?

+2

14

- Да ты... не лучше, - задыхалась совсем рядом от смеха Юна. Найт, подняв голову, разглядывая раскрасневшееся и украшенное самой искренней улыбкой лицо, немного отвлёкся, но уже через несколько секунд нашёлся, чем парировать выпад:
- Я никогда особой красотой и не блистал, - Эйд чуть успокоился, ощущая, что смешинка, залетевшая ему в глотку во время случившегося, потихоньку начинает отпускать. Впрочем, успокоиться уже пора бы, не всё же время им сидеть на полу, обсуждая, какие они дураки. По крайней мере, в этом был положительный момент – злость на наглое поведение рыжей девицы куда-то испарилась.
- Боже... жесть какая... – на выдохе произнесла Моурен и ткнулась лбом в плечо мужчины. Эйдан, впрочем, совсем не возражал, и инстинктивно придвинулся ближе к девушке, ощущая рядом чужое тепло.
- И не говори, мне та же мысль в голову пришла, когда ты взялась за уборку, - Юна поменяла положение своего тела, елозя рядом, словно волчок, которому никогда не бывает спокойно, - серьёзно, я где-то слышал, что убираться в гостях у друга – признак плохого тона.
Всё ещё улыбаясь, Эйд чуть повернулся, переводя взгляд с привлекательных ног мисс Моурен на её лицо и замер, заметив чужой серьёзный взгляд. В глаза рыжей девчонки ещё горел каверзный огонёк задора, но лицо было глубоко проникновенным, будто она думала о чём-то своём или… ждала от Найта каких-то действий? Намёк был слишком очевиден, но Эйдан проморгал пару секунд, потраченных на стирание с лица придурочной ухмылки, а за это время Юна успела измениться в лице, вновь превращаясь в беззаботную птичку.
- Эйд, почему ты не хочешь привести здесь всё в порядок? – голос девушки стал жалобно-просящим, но не теряющим, впрочем, ноток хитрости. Женские штучки, Найт не купится на это ни за какие коврижки.
- Нет… вот только не начинай всё снова, - застонал Эйдан, тоже опускаясь спиной на свой старенький матрас.
- Вот увидишь, в твоей помойке будет куда приятнее и симпатичнее, если немного прибраться. Дава-ай, нам всё равно нечем заняться, пока доставят продукты. Через сколько там они придут? Через час? За это время как раз успеем, - продолжала гнуть свою линию Моурен.
- Нееет, - мужчина устало закрыл глаза, на полминуты умолкнув, затем снова перевёл взгляд на лицо Юны, что пыталась его умаслить, - давай вот только без грустных глазок и этих ваших женских штучек… Во-первых, чтобы полностью убраться в моей квартире не хватит и суток, а мне тебя ещё надо обратно папочке под роспись сдать до вечера… Да и вообще, во-вторых, меня всё… - чужая нога скользнула сверху через бедро Эйдана, а Моурен оказалась настолько близко, что Эйд снова смог почувствовать почти выветрившийся сладкий аромат её духов, а чужой кулон на цепочке, выбившийся из-под майки, скользнул по шее убийцы, когда рыжая чуть наклонилась, - ...устраивает.
- Или ты боишься, что я могу найти ещё какие-нибудь подарочки от твоих бывших?
«В данный момент я боюсь, что именно ты оставишь что-то у меня так же, как и все они…» - чуть не буркнул было Найт, но вовремя одёрнул себя, завернув длинный язык в трубочку… впрочем, на язык его подружки тоже никогда не жаловались… Чёрт, о чём это не вообще?
Зелёные глаза смотрели на убийцу с задором, когда как в голове Найта зарождались не самые приличные мысли, напряжение нарастало. Эйд чуть вытянул шею, приподнимаясь на локтях, и в эту самую же секунду, продолжая болтать, словно ни в чём и не бывало, Моурен подскочила с места, а Найт, выдохнув, снова откинулся на матрас, прикрывая глаза.
«Успокойся, это всего лишь ребёнок… окей, ребёнок с неплохой фигурой, но всё-таки... просто не делай так больше, Юна Моурен, и один-ноль в твою пользу…»
Юна, ни сном ни духом не понимающая, что именно происходит сейчас с Эйданом, продолжала мило болтать об игре в карты. Наверное, замечательно, что она не может читать мысли, иначе бы рыжей не понравились чужие размышления о том, какой глубокий след её ногти могли оставить у Найта на спине.
- …Что думаешь, Эйдан Найт? Не боишься проиграть девушке?
- Брать на «слабо» - это моя тактика, и она идеально работает с тобой, так что не воруй мои идеи, я не поведусь на это, - услышав в ответ тишину, убийца смерил рыжую тяжёлым взглядом, - ты ведь не успокоишься, верно? Можем бросить монетку, так куда быстрее получится... Хотя, чёрт с тобой, ладно, но карты не помешало бы сначала отыскать в моём, как ты называешь, «бардаке».
Засаленная и пухлая от старости колода карт с пятьюдесятью четырьмя красотками-азари разной степени раздетости в недвусмысленных позах нашлась под матрасом, причём Найт не смог найти адекватного объяснения их местонахождению. Расположившись прямо на полу в единственной комнате собственной квартиры, Эйдан профессиональными движениями завязавшего картёжника принялся тасовать колоду.
- Блэкджек? – после перемешивания карт, Эйд аккуратно положил колоду между собой и присевшей напротив Юной, - правила, думаю, и пятилетнему ребёнку известны, но я всё-таки напомню, что валет, дама и король – это всё десятки… помнится, я выиграл кучу кредиток из-за своего везения в этой игре, когда посещал казино на Иллиуме года полтора назад… правда, потом я ссадил в два раза больше, но выигрышем похвастаться стоило.
А играть Найта когда-то научил отец. Надо же было чем-то развлекаться в те редкие вечера, что Найт-старший не проводил в погоне за очередным ублюдком… помнится, тогда они играли, делая крошечные ставки вроде нескольких конфет или мелких монеток, да и происходило всё с переменным успехом. В Блэкджеке, а точнее, в его самой простецкой версии, в которую они сейчас и собирались играть, правила были бы ясны и последнему пеньку в лесу. Главная задача – переиграть своего противника, набрав большее количество очков, чем у него, но не более двадцати одного.
- До трёх побед играем, или нам хватит и одной? – Эйдан азартно прищурился, раздавая себе и Юне по две карты рубашками вверх, - Готова?
Набор Найта состоял из пиковой десятки и трефовой дамы. На языке блэкджека, невзирая на масти, это звучало как «двадцать», смысла трясти колоду не было.
- У меня всё… ты как, ещё наберёшь, или вскрываемся? Окей, давай вместе…
Потёртые карты легли на пол почти одновременно с картами рыжей соперницы, у Юны тоже было «двадцать». Нелепое совпадение, при котором никто не выигрывает и не проигрывает, всё решит лишь следующий кон…
- Не думал, что в первой же игре у нас будет "пуш"... окей, давай-ка ещё раз.
На этот раз у убийцы в руках оказались карты поменьше – тройка и семёрка треф, тут стоило бы набрать ещё одиннадцать очков.
- Только предупреждаю заранее: даже если ты выиграешь, то не трогай мои журналы, это святое… - проговорил Эйдан, не отрывая взгляда от собственных карт, затем потянулся к колоде, - ещё одну…
Теперь в руки пришла червовая пятёрка, давая в общей сумме «пятнадцать».
«Всё равно мало, у Юны наверняка очков побольше будет, раз она так хитро улыбается… надо рискнуть ещё на одну».
- Ещё, - пальцы скользнули по вновь приобретённой карте, Найт смерил рыжую оценивающим взглядом прежде, чем взглянул на то, что ему прилетело.. а прилетело ему довольно тяжело и прямо по кумполу, если образно выражаться, конечно же…
- У меня перебор, - Эйд открыл карты, где между тройкой и пятёркой удобно устроился валет, - двадцать пять, ты выиграла.

+2

15

- Хотя, чёрт с тобой, ладно, но карты не помешало бы сначала отыскать в моём, как ты называешь, «бардаке».
Юна даже не сдерживала победной улыбки. Может, все эти пресловутые «женские штучки» и банальное «а тебе слабо?» на него и не действовали, но зато баранье упрямство и хитрые ухмылочки делали своё дело просто отлично. Она же знала, что, рано или поздно, просто задолбает его до той степени, когда придётся согласиться просто чтобы назойливая девчонка отцепилась уже. Главное, не переборщить с таким способом добычи желаемого.
- Я его не бардаком называю, а помойкой и срачем, чем всё это и является на самом деле, - отозвалась рыжая, садясь на кресло, пока Найт искал карты. Занятие, надо признаться, муторное, учитывая, что в такой свалке хрен что найдёшь. Если, конечно, не знаешь где искать. Но, ведь не зря же говорят, что в каждом бардаке есть свой порядок – только известен он именно хозяину этого самого бардака.
Поймав себя на мысли, что слишком уж пристально следит за задницей ищущего картишки мужчины, Юна неожиданно покраснела. Слава всем богам и духам, что Найт этого не заметил! Иначе бы усмешкам и насмешкам не было бы конца, а весь день (или сколько они ещё здесь проведут) провести с изгаляющимся над ней мастером-острословом совсем не хотелось. Хотя бы потому, что её  собственные запасы колкостей как-то резко заканчивались, стоило тёмным, почти чёрным, глазам посмотреть на неё.
Тем временем, колоритные карты с эротической тематикой (хотя, чему удивляться – это же не пансион для благородных девиц, а захламлённая квартира плэйбоя-одиночки в самом соку), игра выбрана и начата новая эпичная история из жизни кудрявого убийцы.
- Правда, потом я ссадил в два раза больше, но выигрышем похвастаться стоило.
- И почему я не удивлена, что ты всё продул? – с усмешкой покачала головой Юна, садясь на пол напротив Найта. Правила она знала – не раз играла уже в блэкджэк и всевозможные другие карточные игры, о чём Эйдану явно знать не стоило, - так что в повторении не нуждалась, хоть и позволила противнику кратковременно стать великим учителем.
- До трёх побед играем, или нам хватит и одной?
- Одной хватит.
- Готова?
- Победить тебя? Само собой, - и снова усмешка, словно без них общаться с кудрявым вообще было невозможно. Открыла карты. Две десятки. Тут уж больше ничего точно нельзя было взять, хотя, жаль, что в карточной колоде не было единиц. Найт предложил вскрыться, на что оставалось только согласиться.
И у обоих по двадцать.
- Ничего себе, бывает же, - в голосе было искреннее удивление. И пусть такое случается редко, значения такая партия не имела, так что надо было переиграть. Хотя, красиво получилось.
Следующими в руках рыжей оказались пиковая дама и червовая тройка. Неплохо, с такими картами можно иметь дело.
- Только предупреждаю заранее: даже если ты выиграешь, то не трогай мои журналы, это святое…
- Только если не начнёшь опять упорствовать и пытаться засунуть меня в мешок, - тут же отозвалась Юна, нисколько не волнуясь зо исход игры, хотя выиграть было бы очень приятно. Да и дело принципа уже, в конце концов, показать ему, что с ней лучше не спорить – всё равно останется при своём и его ещё задолбает настолько, что ему придётся признать её правоту.
Взяли ещё по одной. Бинго! Восьмёрка пики. В сумме – двадцать один. И-де-аль-но. На губах против воли расплылась привычная уже ухмылка. Теперь-то он точно попал.
Эйдан, тем временем, взял ещё одну – судя по выражению его лица, зря.
- У меня перебор, двадцать пять, ты выиграла.
- Это судьба, - с шикорой улыбкой победителя самых главных галактических состязаний последних веков Юна показала свои карты, потом радостно вскочила и воодушевлённо сказала:
- Да не куксись ты! Только подумай, ведь здесь станет гораздо приятнее! Я даже денег за такую принудительную уборку не попрошу, если ты себя хорошо вести будешь. А теперь, иди за метлой, взрослый и независимый мужчина. Пора приниматься за дело.

И дело пошло. Сначала в большие чёрные мешки отправились многочисленные пакеты из-под фастфуда, старые тряпки, которые, похожи, были ровестниками самой станции, целая коллекция бутылок различной давности употребления. Всё это Моурен безжалостно выбрасывала, игнорируя любые попытки Эйдана остановить её – уговор дороже денег, так что приходилось ему смириться. Потом пришёл черёз подметать и мыть пол. Доверив это дело хозяину квартиры и пообещав, что проверит качество проведённой работы, сама девушка откопала под раковиной на кухне несколько разных моющих средств и занялась чисткой сначала ванной комнаты, а потом и самой кухни. Вдвоём дело шло быстрее, прогресс был налицо.
Моурен стояла посреди комнаты и задумчиво смотрела на архаичный вентилятор с тремя лопастями, прикреплённый к потолку. Судя по всему, им уже очень и очень давно никто не пользовался. Что автоматически означало огромный слой пыли там, сверху. Пыли, наличие которой здесь было недопустимо после всех усилий по очистке поемещения.
- Найт, у тебя есть стремянка или что-нибудь, чтобы можно было до туда добраться? – Юна показала пальцем наверх, махнув тряпкой в другой руке, - Хочу и там до кучи протереть.
Само собой, ничего подобного в квартире, предназначенной для всех значений слова «спать» и одного-единственного значения слова «есть», не оказалось. Так что оставался только один выбор.
- Подсади-ка меня, - сказала Моурен, а потом с прищуром добавила:
- И только попробуй сказать, что я тяжёлая – точно тряпкой по голове получишь, и не посмотрю на шикарные кудри!

+1

16

- Это судьба.
- Да уж, госпожа Фортуна просто обожает тебя, рыжая Моурен, - Найт одним неуловимым движением сгрёб карты в стопку, затем снова заткнул всю кипу под матрас, просто не найдя, куда бы их ещё пристроить по-быстрому. Перспектива уборки было не слишком лучистой и радостной, и с большим удовольствием Эйд сейчас покемарил бы пару часов после давненько уже начавшегося трудового дня, на карточный долг – дело чести, от него нельзя отлынивать даже под самым честным и священным предлогом. Своим хвастовством Юна немного бесила, учитывая, что для выигрыша в блэкджек много ума не надо – лишь достаточная доля везения, но Эйдан умел проигрывать, поэтому стойко перенёс и несколько насмешек в свой адрес, даже бровью при этом не повёл. В глубине души он, если и не познал дзен, то был, в данный момент очень близок к этому, оставаясь спокойным и умиротворённым, словно цветок лотоса в храме вечного забвения. Впрочем, это не помешало Найту подумать о том, что зря он не убил эту девчонку, когда была возможность, когда та напомнила о метле.
- Не нарывайся, я всё ещё могу выставить тебя на улицу прямо сейчас, - беззлобно пробурчал Эйдан. Беззлобно, но с небольшой ноткой угрозы… всё-таки, он не мальчик на побегушках и не её ровесник, которого она за пиццей отправляет, - и прибереги приказной тон для одноклассников, когда будешь требовать у них домашку для списывания, или как там это в школах делается?
Впрочем, дальше всё пошло более-менее спокойно… правда, Найт даже не предполагал, что у него в квартире действительно столько мусора.  Как и обещала, Юна не трогала  его журналы и какие-то личные вещи, которые не требовали выбрасывания, а лишь нуждались в расстановке-укладке по отведённым для них местам, но всё остальное, называемое громким словом «мусор», отправлялось в помойное ведро. Бутылки, банки, пакеты, коробки, тряпки,  бумаги, не относящиеся к важным, фантики, обертки, бычки, в конце-концов – всё это благополучно отправлялось в скором времени увидеть свет в конце мусоропровода с лёгкой руки рыжей, пока Эйд рассовывал по углам «помилованные» уборкой вещи вроде пресловутых журналов, рабочего ноутбука, набора шахмат, коллекции монет и кучки жизненно важных датападов.
Вместе с мусором и фантиками Найту удалось вымести из главной комнаты потерянный ботинок, загнанный когда-то под диван и считавшийся безвозвратно утерянным, а так же галстук, несколько чеков, напечатанных на бумажках и билет на игру «Амазонок», что сражались за кубок в прошлом году, но довольно фэйлово, надо сказать.
После же проведения влажной уборки  стало легче дышать. Найт осознавал, что этой длинной допотопной шваброй лишь разгоняет пыль по углам, но, в принципе, его-то всё устраивало, а Юна вообще здесь на птичьих правах и ничего не решает. По крайней мере, мужчине хотелось так думать. Впрочем, пока машешь тряпкой, думать хотелось о чём угодно, но только не об уборке – неоплаченных счетах, о том, что музыка не помешала бы здесь вспомогательно-увеселяющим элементом или о том, что Юна довольно экзотично наклонилась, пытаясь выскрести грязь из кухонного шкафчика. Она неплохая, да и фигура что надо, ещё бы командовала поменьше, и цены бы ей не было…
Тем временем, закончив с кухней, Моурен почему-то решила докопаться до бедного-несчастного со дня основания мира не работающего вентилятора под потолком. Несколько секунд оценивая фронт работ, девушка выдала довольно ожидаемое:
- Найт, у тебя есть стремянка или что-нибудь, чтобы можно было до туда добраться? Хочу и там до кучи протереть.
Эйдан, пожав плечами, отложил швабру, взглядом оценивая проделанную работу. Чтож, хотя бы пауки по паркету стаями не бегают – уже ладушки, а с  остальным разберётся уборщица, что должна прийти недели через полторы.
- Я ж тебе говорил, что последний табурет отдал концы не так давно, - Найт отпинал ведро на колёсиках в угол комнаты, - а стремянка в мою квартиру просто не влезет. Конечно, я могу купить себе лестницу, но тогда мне придётся освободить для неё место, выкинув что-то нужное. Например, кресло или вон тот засохший цветок в горшке рядом с окном. Кстати, познакомься, его зовут Ричи, и он – замечательный собеседник… ну, знаешь, молчаливый такой, в отличии от некоторых.
Впрочем, отсутствие мебели для «вставания» Юну не огорчило и не выбило из колеи, как это предполагал Эйдан. Девчонка, недолго думая, тут же нашла альтернативу стулу в виде поддержки Найта, причём поддержки в физическом плане.
- Ты уверена, что готова рискнуть жизнью, взбираясь на меня, только чтобы потрогать несчастный вентилятор? Вот же тебе заняться нечем, а…
Мужчина ещё раз смерил беспокойную Моурен взглядом, затем кивнул, сцепляя кисти в «замок» и чуть наклоняясь, чтобы Юне было удобнее забираться.
- Только не дерись мокрой тряпкой, иначе быстренько полетишь в тот мешок, он всё ещё ждёт тебя у выхода из квартиры.
Придерживая рыжую девицу за ноги, Эйдан приподнял её, помогая добраться до пыли на лопастях. Как и ожидала Моурен – её оказалось очень много, как и ожидал Найт – ничего хорошего из этого не получилось. По крайней мере, в первый момент…
Одного крайне неловкого движения хватило Юне, чтобы, попытавшись стряхнуть с лопасти пыль, чуть подвинуть её, вызывая чуть ли не пыльную бурю, что тут же с особой готовностью полетела в глаза и гениальной уборщице, и хозяину дома. Моурен уронила тряпку, протирая глаза, Эйдан почувствовал, как в носу першит желанием чихнуть. От его богатырского «апчхи», казалось, могли треснуть окна, а Юна, придерживаясь за шею убийцы, спрыгнула.
Он не отпускал её, оставляя за собой право прижимать Моурен к себе за талию, хотя ей уже не угрожало падение, а Юна всё ещё держала руки на его плечах. Несколько секунд они стояли в замешательстве, хотя Найт, например, прекрасно осознавал, что сейчас происходит. Его манило к ней, манило по-взрослому, как к женщине, а не только как к другу. Наверняка, это осознавала и Моурен, потому что Эйдан понимал, что не желает оказаться во френдзоне. Она должна понимать, что Найт – не ребёнок, а мужчина, и он не может долго играть в дружбу с единорожками, радугой и вечной дружбой. Нет дружбы между мужчиной и женщиной, есть любовь одного из них, секс или френдзона. И она не маленькая девочка, чтобы этого не понять… впрочем, маленькие и «невтянутые» девочки не глядят такими горящими глазами. Кажется, не одного Найта тянуло…
Эйд буквально впился в чужие горячие губы, словно ставя первым же поцелуем точку в их так называемой «дружбе», Юна ответила. Довольно неумело, но ответила, словно давно этого ждала, тёплые пальцы коснулись лица Найта, убийца  прижал девчонку к себе, не оставляя ни сантиметра между друг дружкой, а так же не давая рыжей путей отступления. Всё стало проще, как обычно – есть охотник и жертва, и так всегда – на работе и в жизни… сейчас его жертвой стала Юна, которая, впрочем, как ему показалось, давно уже напрашивалась на это сама.
Найт сделал полшага назад, на секунду разрывая поцелуй, Юна придвинулась к нему, словно не желая отвлекаться, Эйд был не против. Узел чужой рубашки был слишком тугим, чтобы справиться с ним с первого раза, убийца оставил его в покое, пока Юна никак не успокаивалась с поцелуем. Чтож, это даже на руку…  шутить про то, что его могут посадить за растление малолетних почему-то не хотелось…
Найт чуть подвинул рыжую, подхватывая её за бёдра и укладывая на подвернувшийся диван. Было довольно жарко… Пальцы нетерпеливо попытались сгрести рубашку и майку вверх, надеясь лишить малышку Моурен сразу двух предметов одежды сразу, но мешал узел, которым она завязала рубашку… чёртов узел! Эйд переключился с поцелуями на шею рыжей девчонки, краем глаза на автопилоте отметив синюю татуировку «Светил» на шее. Не  будь он так занят, Найт наверняка спросил бы у Юны, откуда на ней эта дрянь, но сейчас мысли были куда более насущными и… приземлёнными? Тонкая кожа шеи под его губами горела, руки, наконец, развязали бл*дский узел, и Эйд стащил с Моурен рубашку.
Впрочем, свою маленькую победу ещё одной порцией поцелуев Найт отпраздновать не успел, потому что в дверь постучали. Точнее – попинались ногой, ибо руки у курьера, наверняка были заняты, а дверного звонка у убийцы в квартире не было отродясь.
«Нет, ну почему именно сейчас? Почему ты не попал в грёбаную пробку ещё часа на два?»
Несколько секунд Эйдан пытался игнорировать назойливый шум, снова прикоснувшись к Юне, затем, когда стало понятно, что курьер не свалит к чёртовой матери, убийца замер, понимая, что шанс и момент не просто упущены, они глупо просраны…
- Чёрт… чёрт бы его побрал…

Отредактировано Aiden Knight (6 августа, 2015г. 00:50)

+2

17

Смешливо фыркнув, Моурен покачала головой и через секунду оказалась уже под самым потолком, протерев одну лопасть тряпкой, крепко зажатой в руке. Другой рукой пыталась держаться за плечо Эйдана – всё-таки упасть совсем не хотелось, хоть и уже не впервой за сегодняшний день. Вот только пыли было слишком много. Одного взмаха хватило, чтобы она полетела сначала прямо в лицо рыжей, а потом и на хозяина квартиры, что явно не могло привести ни к чему хорошему.
Ужасное чувство попавшей в глаза пылюги заставило девушку выпустить из рук тряпку, которая сразу же упала вниз. Моргая и морщась, как от очень кислой ягоды, Юна теперь уже свободной рукой попыталась потереть глаза, да вот только бесполезно это было. Неожиданно, до того крепко державший её Эйдан ощутимо содрогнулся и громко чихнул, да так, что Моурен едва успела спрыгнуть прямо на пол прежде, чем её уронили.
Его крепкие руки всё же держали её, прижимая ближе к себе. Она так и не убрала рук с его плечей. На короткий миг было захотелось вырваться и отшатнуться, чисто по привычке, но это глупое желание почти сразу же оказалось выкинуто в мусорку сознания. Оба замерли, глядя друг другу в глаза, и Юна не могла больше сопротивляться ему, его обаянию, его силе, его надёжности и его опасности. Она видела, как его карие глаза (так близко она видела их впервые за всё это время) темнеют от весьма определённого желания. Видела, и хотела того же. В конце концов, ведь всё и должно было этим закончиться, да? «Друзья», пф! Нет. Уже не друзья. Но и ещё не что-то большее.
Стоило его губам коснуться её в поцелуе – отнюдь не нежном, а таком сильном, каким был сам мужчина, - как Юна попыталась ответить со всей возможной страстью. Опыта почти не было, да и не могут за «опыт» считаться робкие попытки поцеловаться с парнем из одной компании. Что уж тут говорить о чём-либо другом! Наверное, что-то получалось просто по наитию. Или потому, что Найт решил не обращать внимание на некоторую скованность девушки, старающейся искупить недостаток знаний заполонившими её чувствами. Чёрт, а вель целовать его было просто невероятно, необычно, странно, очень волнующе и, самую малость, страшно. Она не была совсем несведущей, но прекрасно понимала, чем всё это может закончится. И, неожидано, поняла, что хочет дальнейшего. Хочет продолжения. Хочего Его, такого многогранного и удивительного Мужчину.
Наверное, именно потому, когда он было отошёл от неё, девушка сразу же приникла к нему ещё ближе, словно боясь, что он вот-вот отпрянет и снова глупо пошутит про совращение малолетних, а потом выставит за дверь, чтобы уже никогда не встретить Юну у подъезда её дома, чтобы уже никогда не оказаться рядом и не говорить с ней. Но он только прижал её ещё ближе к себе, одновременно пытаясь справиться с узлом на её рубашке. Ей было плевать на всё – только обхватила его лицо ладонями и с упоением целовала, едва успевая перевести дыхание во время кратких передышек.
Неожиданно, его руки оказались на её бёдрах, Эйдан легко поднял девушку и опустил на диван, заскрипевший от нагрузки. Она чувствовала, как его пальцы пытаются разобраться со злополучным препятствием и невероятно желала, чтобы он справился поскорее. Его губы перешли на её шею, к свежей татуировке, будоража ещё не до конца зажившую, а потому чрезвычайно чувствительную кожу. Юна тихо застонала, целиком и полностью отдаваясь доселе неизвестным для неё ощущениям. Наконец, чёртова рубашка оказалась где-то далеко, и Моурен вновь потянулась к губам кудрявого за поцелуем...
... как вдруг раздался громкий стук в двери, заставивший рыжую встрепенуться. Они с Эйданом ещё пару мгновений продолжали, но настрой уже был потерян, а внутри поднималась жуткая злость на того, кто нарушил такой момент.
- Чёрт… чёрт бы его побрал…
- Пристрелить бы его, - как-то слишком уж кровожадно прошипела девушка, мгновенно поднимаясь с дивана. Ей хотелось рвать и метать, но своё разочарование она попыталась не показывать, чтобы не дать Эйдану ещё несколько поводов для новых шуток-прибауток. Поэтому, пока он пошёл принимать продукты и пытаться не убить доставщика, Юна быстренько привела себя в порядок, делая вид, будто ничего и не было. Поправила причёску, подняла с пола злополучную рубашку, повесив её к верхнему свитеру, разулась, уверенная, что теперь-то точно не подхватит здесь какую-нибудь болячку, если ходить босиком.
Эта короткая передышка дала возможность всё хорошо обдумать. У неё сейчас было два варианта. Понятно, что после такого уже ничто не будет, как прежде. Поэтому, она могла просто уйти прямо сейчас, чтобы больше никогда уже не встречать этого человека и попытаться забыть о нём. Или же могла остаться – и тогда, будь что будет. Скорее всего, они завершат начатое... и Юна была бы лживой лицемеркой, если бы сказала, что больше всего на свете сейчас не хочет этого. Да, она невероятно хотела этого мужчину. И теперь, сейчас, здесь, готова отдать ему себя.
«Попользует и бросит,» - не совсем вовремя вспомнились слова барменши. Вспомнились - и забылись, стоило поймать на себе взгляд кудрявого.
Входная дверь закрылась и Юна посмотрела на ящики с многочисленными продуктами, на которые Эйдан точно не поскупился. Очень в тему заурчал желудок, прося наполнить его хоть чем-нибудь, а то уже с прошлого вечера так ничего и не было съедено. Подойдя к одному из ящиков, рыжая наклонилась и увидела надпись: «Жакфа», спагетти. Рядом с ними лежал какой-то соус и несколько пачек с фаршем. Оставалось надеяться, что не человеческим, батарианским или ворка. Да и с любым, кроме нормального, было бы совсем не очень. Без каких-либо слов взяв макароны и фарш, Моурен двинулась в сторону кухни и только тогда сказала:
- Ты говорил, что голодный. Сейчас быстренько сделаю кое-что. Я же тебе должна за моральный ущерб, - «от уборки». Почему-то не стала этого добавлять, а потом подумала, что звучит немного двусмысленно в свете только что произошедшего. Точнее, так и не случившегося.
В ящиках обнаружились кастрюля и сковородка, которые и нужны были. Первую девушка заполнила водой, добавила туда соли и поставила кипятиться, чтобы сварить спагетти. Затем взяла сковороду и выложила на неё фарш.
- Можешь, пожалуйста, дать оттуда молоко и муку – я вроде их видела в одной из коробок, - попросила Эйдана рыжая, всё ещё пытаясь делать вид, будто ничего такого-эдакого не было. Однако она и не сомневалась, что он прекрасно понимает одно – не хотела бы повторения и продолжения, ушла бы. Всё-таки, у него и возраст выше, и опыта больше, да и сам неглупый. Всё поймёт.
Стоило фаршу немного поджариться, юная куховарка и уборщица в одном флаконе (одним словом – мечта любого мужчины!) добавила в сковородку немного молока, смешанного с мукой, потом посолила и поперчила, а под конец натёрла на тёрке одну-единственную нашедшуюся у Эйдана морковку, которая была едва жива, но всё ещё держалась. К этому времени вскипела вода, в которую пошли макароны.
Ещё минут семь спустя, Юна поставила перед Найтом тарелку со спагетти, на которые был положен своего рода соус из рассыпчатого фарша, молока, муки и моркови. Самой себе девушка положила то же самое, только порцию поменьше.
- Пробуй, - с ожиданием какой-нибудь новой шутки в ответ произнесла она, - Надеюсь, тебе понравится.

+1

18

Ed Sheeran – Give Me Love

Дверь с шипением распахнулась, открывая немного затуманенному взору встрёпанного убийцы злосчастного курьера, который даже не подозревал, как полминуты назад подставил Найта. На пороге стоял длинный , словно палка для селфи, детина, согнувшийся под тяжестью двух коробок с продуктами.
- Служба доставки, - почти весело произнёс он, но, взглянув на Эйдана, тут же прокис. Видимо, на лице убийцы читалось желание прибить курьера чем-то тяжёлым, что пареньку явно не понравилось, - добрый день, мистер…э…Эдвардс. Введите ваше кодовое слово на инструментроне для подтверждения заказа.
Эйд кивнул, собирая мысли в кучу. Парнишка не виноват, что всё так произошло, просто не повезло им, ну что теперь поделаешь? Отходчивости Найту было не занимать, поэтому уже через несколько секунд Найт почти дружелюбно улыбнулся курьеру и принял коробки с продуктами, предварительно удостоверившись, что всё на месте. На Юну убийца старался принципиально не смотреть… впрочем, то, что она ещё не убежала под благовидным предлогом, не могло не порадовать. Может быть, даже получится восстановить дружеские отношения и нормально пообедать… Или уже поужинать? Найт совсем запутался со временным потоком сегодняшнего дня – всё происходило либо слишком быстро, либо очень медленно, тут сложно было уследить.
- Удачного дня.
- Бывай, старичок, - Эйд поставил прямо на пол в гостиной последнюю коробку с продуктами, что до этого занимала его руки, и, закрыв дверь, обернулся, скользнув по Моурен быстрым оценивающим взглядом. Ну, раз убежать не пытается, то, можно сказать, что всё наладится. На самом деле, в первые секунды после прерванного порыва Эйдан потерялся, потому что не знал что сказать и сделать в такой ситуации, но сейчас всё в голове вставало на свои места. Чтож, если не получилось, то и хрен с ним – не так ли? Нельзя всегда думать лишь нижней своей частью, не подключая при этом мозг.
С правильных мыслей сбивали воспоминания о том, как страстно Юна втянулась в поцелуи, как горела под его пальцами её кожа. Если рыжая девчонка его не хотела в тот момент, то он вообще ничего не понимает в этой жизни.
- Ну, теперь можем приступить к основной части, для которой я тебя сюда, собственно, и позвал, - Найт смело взглянул на Моурен, которая, впрочем, тут же отвела взгляд, - и это я сейчас о поедании чего-то жутко вкусного, если что.
- Ты говорил, что голодный. Сейчас быстренько сделаю кое-что. Я же тебе должна за моральный ущерб.
- Женщина решила оккупировать кухню? – Эйд шутливо вскинул руки вверх, подражая жесту сдающихся в плен бойцов, - ладно-ладно, твори свои кулинарные шедевры, а я, пока что, раскидаю еду по тем местам, что она должна занимать в шкафчиках, если следовать теории ведения хозяйства.
Морозильная камера, благо, была внушительных размеров, поэтому все полуфабрикаты поместились туда довольно быстро и без особых усилий. Разобравшись с упаковками свежезамороженных овощей и пиццы, Найт попытался распихать по ящикам и холодильнику остатки явно не самой оздоровительной, но такой вкусной пищи. С одной из полок пришлось перед этим выгнать семейство пауков, устроивших там себе небольшой домик, с другой Найт сначала рукой смёл кучу крошек, наличие которых могло призвать в квартиру армию тараканов.
- Можешь, пожалуйста, дать оттуда молоко и муку – я вроде их видела в одной из коробок...
- Сейчас – Эйдан бросил взгляд на коробку, на дне которой валялся немного помятый пакет муки, затем заглянул в холодильник в поисках молока, - пахнет уже очень и очень съедобно, - словно невзначай отметил Найт.
Передав Юне нужные ингредиенты, убийца прошёл прямиком в гостиную, чтобы заглянуть на верхнюю полку шкафа, что стоял в коридоре. Там всегда было, чем поживиться любому ценителю алкоголя. Стащив с полки уже початую бутылку «Хэннеси», Найт сделал оттуда несколько глотков, ощущая, как крепкий алкоголь растекается по желудку, расслабляя и давая уверенность в собственных действиях. Сделав ещё несколько приличных глотков, Эйдан отставил бутылку в сторону и потянулся за изящной тарой, наполненной отличным красным вином. Как такое «дамское» питьё оказалось в холостяцкой берлоге Найта? Берёг для «особых случаев», а сейчас случай был явно особый… впрочем, была и бутылочка белого вина, если дама пожелает. Юна, слишком занятая в данный момент готовкой, скорее всего, мало что понимала в выпивке, поэтому Эйдан решил принять это решение за неё.
На полке кухонного шкафчика нашлось два бокала, Моурен как раз заканчивала с приготовлением, и от её стряпни в воздухе витал просто умопомрачительный аромат, который заставлял желудок Эйдана просто люто скулить от голода. Разлив белое вино по бокалам, Найт присел за стол, наблюдая за последними приготовлениями в виде раскладывания спагетти с соусом по тарелкам.
- Ну, на вид эта штука выглядит достойно, давно в моей берлоге не было чего-то действительно съедобного.
Обеденного стола в квартире Найта не было отродясь, поэтому они оба сидели рядом с низким журнальным столиком прямо на полу. Ни стульев, ни табуретов, ни стола… Эйдану давно пора бы обзавестись нормальной мебелью, но всё как-то руки никогда до этого не доходили.
- Пробуй, надеюсь, тебе понравится.
- Буду твоим главным дегустатором? Окей, я не против этой роли, а ты, пока что, выпей. Серьёзно, глотни вина – тебе не помешает,  – убийца нарочито медленно ковырнул вилкой макароны, затем, собравшись с мыслями, попробовал приготовленное Юной блюдо. Было… умопомрачительно вкусно, так вкусно что Найт чуть свой язык не проглотил вместе с куском самой длинной спагеттины, - неплохо, Домовёнок, готовишь так же хорошо, как и целуешься.
Шуточка была неуместной, особенно учитывая, как Юна после этого вцепилась в свой бокал. Окей, немного рановато для подобных изречений, особенно учитывая, что Моурен так и не смогла расслабиться, да и алкоголю нужно время, чтобы рыжая повеселела. Найту же, у которого в крови уже плескалось некоторое количество кой-чего покрепче красного винишка, давненько полегчало. Через несколько минут он уже доедал свою порцию, выскребая соус с тарелки и ловя себя на мысли, что давно уже не ел чего-то вкуснее.
- Еда восхитительная, правда, - Эйд отложил вилку, осушил свой бокал с вином, затем отодвинул тарелку в сторону, - и, кажется, от этой огромной порции я сейчас лопну.
Путь к сердцу мужчины лежит через желудок? Истинная правда, если это говорится про Найта. Не то, чтобы он был большим любителем пожевать что-то, но прекрасно приготовленный соус оценил по достоинству, Юна в его глазах поднялась на пунктов эдак пятнадцать вверх по шкале привлекательности. Сам Эйдан готовил для себя редко, но, чаще всего, по-холостяцки, на скорую руку.
- Будешь мороженое? – мужчина поднялся, складывая грязные тарелки стопочкой, чтобы отнести их в мойку, - я купил два ведра фруктового, если хочешь.
Чуть подтаявшие «вёдра» с мороженым были холодными и мокрыми наощупь. Нашарив в ящике со столовыми приборами две ложки, Найт запасся пачкой печенья, затем вернулся обратно к Юне, раскладывая свои трофеи перед ней.
- Есть игровая приставка, если хочешь, или можем посмотреть фильм, - Эйдан пожал плечами, усаживаясь рядом с Юной и открывая одну из банок с мороженым, - раз уж мы до сих пор здесь…
Моурен обернулась, рассматривая лицо Найта, словно на нём что-то было написано, затем лицо её просияло, глаза снова загорелись своим привычно-хитрым огоньком.
- А давай лучше сыграем в ещё одну игру. Называется «Правда или риск».
Мужчина чувствовал подвох в этом предложении, но не понимал, в чём именно, ибо не знал правил. Моурен была азартна, словно ребёнок, этого у неё не отнять. Она готова голову себе расшибить, лишь бы быть в выигрыше – это качество, которое может иметь не совсем хорошие последствия в реальной жизни, но сейчас Найт не представлял угрозы, а озорные искорки в её поведении Эйду ой как нравились.
- Объясняй правила, - Эйдан зачерпнул горку подтаявшего мороженого прямо куском приторно-сладкого черничного печенья и отправил его в рот, сделав при этом серьёзное лицо.
Пока Моурен объясняла правила, Найт уплетал мороженое за обе щеки, ощущая, что больше и больше впутывается в то, во что вляпываться совершенно не должен. Анонимность – главное правило для наёмного убийцы, в правилах игры же – абсолютная честность или выполнение определённого задания… Чтож, он уже и без того слишком много разболтал этой рыжей девчонке, и она знает, где он живёт, так что хуже уж точно не будет.
- На трезвую голову я в это играть не собираюсь, - Найт поднялся с места, снова открывая верхнюю полку вышеупомянутого «алкогольного» шкафа с запасами на «крайний случай». Его ждали наполовину оприходованный «Хэннесси» и пузатый друг «Джек Дэниэлс». Отхлебнув коньяк из горла, Эйд поставил обе бутылки прямо на пол, затем снова сел рядом с Юной, ухмыльнувшись, наблюдая её реакцию, - так-то лучше.
Найт напивался довольно медленно, иногда завидуя по этому поводу некоторым новичкам, которых колбасить начинало с половины стакана пива. Натренированный организм ирландца довести до полной «зюзеньки» можно было, если при этом долго и упорно стараться, а той дозы, что он принял, было достаточно разве что для небольшого развязывания языка и чуть приподнятого настроения.
- Отлично, давай попробуем, - Эйдан ещё раз отхлебнул прямо из горла, ощущая, что в голове становится очень легко, а лицо расплывается в блаженной улыбке, - дамы вперёд, как говорится, начнём с тебя… Татуировка «Синих Светил» на шее – некая метка принадлежности, их просто так не делают в тату-салоне вместе с бабочками на пояснице и звёздочками на запястьях, верно?  Так откуда она у тебя? Ты рассказываешь всё честно, или будешь выполнять желание, я правильно понял технологию?

Отредактировано Aiden Knight (11 августа, 2015г. 16:29)

+2

19

The Falls - Home
Только взялась за белое вино, заботливо и весьма предусмотрительно разлитое Эйданом по бокалам, как, само собой, он решил пошутить, как она того и ожидала.
- Неплохо, Домовёнок, готовишь так же хорошо, как и целуешься.
На миг показалось, что бокал развалится – настолько сильно Юна его стиснула. Вот и началось то самое «веселье». Ему-то самому наверняка не привыкать к таким вещам, да и относится он ко всему куда иначе, а вот девушке совсем не смешно сейчас было. Только жутко неудобно, да так, что щёки мгновенно покраснели. Впрочем, от язвительных ответных реплик она удержалась, предпочтя попробовать таки блюдо собственного приготовления.
Получилось и правда неплохо. В особенности, учитывая, что они оба были голодными, а приготовленное – весьма плотным. Конечно, по сути, стоило ещё и лучок мелко порезать и добавить, да и приправой посыпать, но из подручных материалов получилось всё-равно вкусно. И Юна была довольна своей стряпнёй, надеясь, что Эйдану она действительно пришлась по вкусу, а его восхваления не являются данью приличий.
К тому времени, как хозяин дома уже доел свою порцию, Моурен почти успокоилась. Она неспеша кушала, периодически протягивая руку к бокалу с вином, и ни о чём не заморачивалась. Мысли витали только вокруг получаемого от пищи удовольствия и приятного вкуса лёгкого алкоголя, идеально подошедшего к блюду в роли аперетива.
- Еда восхитительная, правда. И, кажется, от этой огромной порции я сейчас лопну.
- Не такая уж она и огромная, - уже более расслабленно отозвалась Юна, улыбнувшись, - Да и тебе неплохо бы было отъесться, а то совсем какой-то тощий стал. А так, хоть бледность немного прошла.
«Неужели твои девушки тебя ни разу не кормят?» - хотелось спросить, но она и без того знала, что услышит в ответ. «Мы не готовкой здесь занимаемся».
Доев, девушка хотела было взять пустые тарелки и отнести их в раковину, однако Эйдан её опередил, заодно спросив:
- Будешь мороженое? Я купил два ведра фруктового, если хочешь.
- Ну вот, а говорил, что лопнешь, - тут же усмехнулась рыжая, откидываясь спиной к столику. На полу, благо, не было холодно, так что, скрестив ноги, девушка просто сидела и следила за плавными шагами кудрявого, не растерявшего своего шарма даже в такой вот домашней обстановке. Пока он убирал посуду и вытаскивал мороженку, Юна допила своё вино и поставила пустой бокал на столик, чтобы, упаси Господи, не разбить или любым другим способом не попортить его. Стеклянный, всё-таки. С такими осторожнее надо быть. В воздухе всё ещё витал запах соуса, самую малость перебиваемый ароматом белого вина, доносящегося от опустевшего бокала. Самое настоящее умиротворение. Особенно, если сравнить с тем. что было минут двадцать назад.
- Есть игровая приставка, если хочешь, или можем посмотреть фильм, - Найт возвратился и сел рядом, поставив на пол две больших банки с мороженым, - раз уж мы до сих пор здесь…
Девушка на миг застыла, повернувшись и глядя в лицо невозмутимого мужчины. «Раз уж мы до сих пор здесь...» Скорее, раз уж она до сих пор здесь. Неужели думал, что она сбежит? Правда ожидал от неё этого? Может, так и стоило поступить? Хотя... Нет, не стоило. Чего там скрывать? Он ей нравился. Наверняка теперь думал, как замять произошедшее и вернуть всё на своё место. А вот ей этого не хотелось. И был один отличный способ добиться своего. «Хочешь поиграть? Давай поиграем, Эйдан Найт».
- А давай лучше сыграем в ещё одну игру. Называется «Правда или риск».
По сути, она бы и не удивилась, если бы он отказался. Не удивилась и если бы перевёл всё в шутку, отмахиваясь от такой глупой идеи – здесь всё было построено на честности, а наёмному убийце, коим и являлся мужчина, опасно выдавать свои тайны. С другой стороны, он ведь уже достаточно доверял ей... не так ли?
- Объясняй правила, - вопреки ожиданиям ответил он, заработав удивлённый взгляд рыжей.
- Серьёзно? Ты не знаешь эту игру? Ну, ладно. В общем, правила достаточно просты. Для начала, ты должен выбрать – правда или риск. Если ты выбираешь «правду», значит, я могу задать тебе совершенно любой вопрос, на который ты обязан ответить мне честно. Если же выберешь «риск», я могу дать тебе любое задание, которое ты, опять же, обязан выполнить. Отказать от своего выбора ты не можешь. В вопросах всё построено на доверии. Само собой, я не могу знать, правду ты мне сказал или нет, на надеюсь на то, что не обманешь. А действия... ну, здесь ты всего лишь подписываешься на самые разные глупые поступки. Так что остаётся только смириться. Вроде, всё.
- На трезвую голову я в это играть не собираюсь, - только и ответил он, поднялся с места и подошёл к своему шкафу. Что именно он там делал или доставал Юна так и не увидела, увлёкшись мороженым и поедая его, по примеру радушного хозяина, прямо печенкой. Морженка оказалась и правда вкусной. Фруктовые нотки не отдавали химией, как это часто бывало, а даже напоминали что-то настоящее, хотя здесь, на Омеге, такое и правда было огромнейшей редкостью. Видимо, и правда в хорошем месте Найт закупался. «Надо будет потом выпросить адресок магазина», - подняв голову, увидела, как кудрявый отхлёбывает из горла бутылки со знакомой этикеткой алкоголь, явно покрепче винишка. Глаза сами собой расширились, став похожими на зелёные блюдца. Нет, в способностях Эйдана она ни в коем случае не сомневалась, но увидеть такое вот прямо перед собой было совершенно другим делом. А он ещё и беззаботно поставил две бутылки с весьма дорогим и чуть ли не раритетным алкоголем перед ней, заявив:
- Так-то лучше, - уселся рядом, отпил ещё раз и задал свой вопрос, заставивший Юну внутренне напрячься.
- Почти правильно. Только сначала ты должен был спросить, что именно я выберу – правду или риск. А потом уже обрушивать на меня кучу вопросов, - выдавила смешок рыжая. Потом взяла в руку бутылку с чёрной этикеткой, пройдясь глазами по надписям, сделанным белыми буквами. Откупорила закрытое виски и отпила самую малость. А что? Ему, значит, можно, а ей нет? Прикрыла глаза, ощущая, как крепкий напиток обжигает горло и увеличивает температуру тела, разгоняя кровь; порадовалась, что даже не поморщилась от вкуса и уж тем более не закашлялась, и, открыв глаза, сказала, не глядя на Найта:
- Ты всё правильно сказал. Это метка принадлежности. Я вступила в «Синие Светила». Пока что ещё идёт простой курс подготовки – всё-таки, из нас будут делать не пушечное мясо, а бойцов. И, надеюсь, у меня всё получится, - она всё-таки посмотрела на него с некоторым вызовом во взгляде, ожидая шуточки. Он любил шутить, слишком любил, и, если обычно ей это нравилось, то сейчас начинало раздражать.
Впрочем, алкоголь уже начал действовать, так что Юна могла отнестись к подколам куда проще. чем обычно. Ей было хорошо. Настолько, что она невольно немного приблизилась к плечу Эйдана, сидя почти вплотную к нему. Сделала ещё глоток, затем спросила:
- Ну, так что, правда или риск?
И, как рыжая смутно и подозревала, он выбрал риск. Задумавшись, девушка с полуулыбкой отпила ещё немного, поставила бутылку на пол, повернулась к нему, сверкая глазами, и сказала:
- Поцелуй меня. Сейчас же.

+1

20

Как оказалось, правила Найт понял совсем не правильно. Впрочем, его можно было за это простить – во время объяснения его мысли витали где-то в другом измерении, да и бутылки из шкафа просто так сами тебе в руки не придут… впрочем, алкоголь сгладил эту оплошность, а Юна простила Эйдану незнание правил игры, как истинному новичку, пояснив ещё раз, но решив при этом пооткровенничать. Татуировка на шее была довольно свежей, недавно нанесённой, и Моурен ей явно гордилась, как и тем, что она теперь имеет принадлежность к «Синим Светилам». К бутылке рыжая приложилась явно для храбрости, напиток был довольно крепким, а Эйд не хотел, чтобы его собеседница быстро вырубилась ещё до того, как они закончат откровенничать, поэтому лёгким движением отобрал у неё друга-Дэниэлса, как только девушка сделала глоток, и, недолго думая, сам приложился к горлышку.  На нём ещё оставался привкус фруктового мороженого и что-то неуловимо-скользкое, вроде женского блеска для губ, хотя, кажется, они с ним должны были разобраться ещё там, на диване…
- Я вступила в «Синие Светила».
- Это и ворка понятно, что вступила, но нахрена? - Найт невольно нахмурился. Он вообще не особенно любил командную работу, и про «Светила» был наслышан всякого – не всегда хорошего, надо сказать, даже несколько его жертв, связанных с наркотой и работорговлей были оттуда, но Юна, кажется, даже гордилась своим новым статусом, и от этого тошнило. Эйдан понимал, что, как новый друг рыжей девчонки, он должен был поддержать её, сказать, что она со всем справится, приободрить, рассказать, что в «Светилах» она станет бойцом, но… но Найт не был мудаком, и он понимал, что Моурен вляпывается в полное дерьмо, поэтому не хотел лицемерить по этому поводу, - наверное, это уже другой вопрос, а это не по правилам, можешь не отвечать.
Для убийцы, привыкшего работать в одиночестве, ни с кем, по большому счёту не контактируя, любые организации наёмников казались сектой, из которой, вступив однажды, уже сложно выпутаться. Все залипали там, словно мухи, попавшие в сеть – Затмение, Квровавая Стая, Светила, Цербер… дерьмо, всё это дерьмово, даже очень, и этим не стоит гордиться… как и своим статусом наёмного убийцы, разумеется… эти мысли требовали ещё пары глотком алкоголя из бутылки.
- Ты действительно думаешь, что это хорошая идея, эти… «Светила»? – по лицу Юны, прижавшейся к нему плечом, Эйд вдруг понял, что она считает эту идею самой лучшей из тех, что посещали её маленькую рыжую головку, поэтому убийца лишь отвернулся и залпом допил остатки «Хэннесси» из бутылки, которую тут же катнул  по полу в угол, - окей, как скажешь. В любом случае, у нас осталось ещё много виски.
Юна сидела совсем рядом, он чувствовал тепло её плеча сквозь свою рубашку и горячие пальцы, когда девчонка отбирала у Найта бутылку. На несколько секунд алкоголь подействовал слишком сильно, в голове возникло ощущение нереальности, словно они в открытом космосе, а звуки такие приглушённые… и Эйд не хотел говорить, потому что ему нечего было сказать, ведь рыжая ждала поддержки, но убийца не мог её поддержать в этом решении. Как и отговорить не смог бы…. а потом Юна снова заговорила, возвращаясь к игре, и всё будто встала на свои места.
- Ну так что, правда или риск?
Эйдан ухмыльнулся, на мгновение задумавшись. Конечно, Юна могла придумать какое угодно задание, фантазии у неё, кажется, е занимать, но это лучше, чем отвечать на каверзные вопросы вроде «а каким предметом ты в первый раз убил?», «как звали твою первую любовь?» и прочее и прочее. На подобное не было настроения, а, может быть, приятеля Джека было, пока что, маловато, но Эйд уже принял твёрдое решение:
- Я, пожалуй, рискну, - Найт чуть прищурился, сталкиваясь с рыжей Моурен скептическим взглядом, - хочу проверить твою фантазию. Что я должен буду делать? Танцевать ирландский народный танец или кукарекать из-под журнального столика?
- Поцелуй меня. Сейчас же…
- Я слишком пьян, чтобы заставить тебя повторить эту просьбу, - Эйд ухмыльнулся и чуть подвинулся, коснувшись носом девичьей щеки, затем коснулся губами Юниных губ, в этот раз обращаясь с ней осторожно, словно с ханарской вазой. Она всё ещё не умела целоваться, а Найта всё так же привлекала её неосведомлённость. Убийца всё ещё хотел эту девчонку, но с каждой секундой это всё казалось ему всё более неправильной затеей. Время упущено, он всё ещё желает попробовать её на вкус, но всё это больше напоминает игру в «слабо». Слабо затащить к себе в квартиру и соблазнить девчонку, что тебе доверяет? Не слабо, давай-ка проверим… Пальцами Эйдан скользнул по рыжим волосам, всё ещё ощущая горячие девичьи губы и крепкий запах алкоголя, затем замер и отстранился, открывая глаза, - ты быстро учишься, правда… Могу как-то дать тебе ещё пару уроков, когда не буду пахнуть, словно винный погребок.
Сейчас же Найт совершенно не хотел останавливаться в употреблении алкоголя. В голове звенел предупредительный звоночек, что пора бы прекратить свои вливания, иначе потом может быть очень стыдно за своё поведение, но Эйдан был непреклонен в битве со своим разумом. Ещё одна треть бутылки ушла, чтобы занять минутную паузу в их с Юной разговоре, а точнее, в их молчании. Найт понимал, что девчонка ожидала от него чего-то сверхъестественного, но, увы, он не был героем её романа, как это говорится у классиков. По крайней мере, он не ощущал себя таковым… мысли уже начинали путаться с какой-то редкостной прозаичность. Почему-то вдруг в голову залезло воспоминание о том, как Моурен ударила его во время их первой встречи, затем появилось воспоминание о планировке её квартиры…
- Теперь моя очередь, верно? – Найт потёр свою щетинистую щёку, затем подпёр её рукой, положив локоть на сидушку старого дивана, - правда или моё желание, Моурен? Сразу предупреждаю: у меня замечательная фантазия, а я ещё не видел, как ты танцуешь…
Эйдан снова придурочно ухмыльнулся, понимая, что уже не контролирует свои лицевые мышцы и эмоции, становилось очень весело и смешно буквально с любого слова – первая стадия, его первая стадия опьянения. Реакции стали более медленными, взгляд расфокусировался, изображение немного подрагивало, а ещё чуть-чуть шалил некачественный адреналиновый имплант, поставленный несколько лет назад, когда ещё отец был жив, именно отец и хотел этого, отец, а не сам Найт. И почему эта странная мысль пришла в голову?
Моурен, видимо, поняв очень толстый намёк, согласилась, что сказать правду она готова с большим желанием, чем плясать Эйдану, поэтому убийце, собрав остатки здравого смысла, пришлось лихо придумывать ещё один вопрос. В голове крутилось несколько мыслей, но на язык сорвалась почему-то самая странная. И вряд ли она понравится Юне…
- Твоя мать… ты всегда рассказываешь об отце, но я видел… - что за глупое слово Найт позабыл? А, точно, чёрт возьми, - фотографию у тебя на тумбочке. Почему ты никогда не говоришь о ней?
Тема была опасная, словно прогулка по уже пошедшему трещинами льду. По тому, как изменилось лицо Моурен, Эйд понял, что задел что-то нехорошее у ней в душе и мыслях. Право слово, он не хотел серьёзно-откровенных разговоров, а сказанул это на пьяную голову лишь для поддержания разговора, а теперь ощутил, что по комнате плывёт чужая тоска. Несмотря на то, что голова неимоверно кружилась, Эйдан слушал настолько внимательно, насколько мог позволить сейчас его поддатый организм. Он не завидовал Юне хотя бы по той причине, что не знать свою мать наверняка легче, чем знать и потерять, а потом чувствовать свою вину за что-то невысказанное. Недосказанные слова и несбывшиеся надежды – это то дерьмище, которое тянет назад, не давая жить полной жизнью и двигаться дальше. Найт доделал дело, которое мучило его с детства – он отомстил убийце своего отца, и ему действительно стало легче, но что может поделать рыжая Моурен в этой ситуации? Мёртвых не вернёшь, а сказанное не заберёшь обратно… И, даже когда смерть составляет твою работу, ты никогда с ней не станешь лучшим другом, как бы ни старался, никогда не привыкнешь в ней, словно к рутине.
- Выпей ещё немного, - убийца протянул бутылку рыжей девчонке, - пей, пока не полегчает… всегда пользуюсь этим правилом, если становится совсем херово.
Выпив, Юна заговорила снова, её словно прорвало в этой словесности. Это было неудивительно, алкоголь развязывает язык, а что у трезвого на уме, то у пьяного на языке, приём часто используется при попытке незаметно выведать какую-то информацию. У Эйда не было таких далеко идущих планов, он просто сидел и слушал, иногда пил, а потом снова слушал. А когда поток красноречия вдруг иссяк, обернулся, стараясь смотреть Юне в глаза.
- Вспоминать тех, кого ты любил и потерял, ещё сложнее, чем вообще не иметь воспоминаний, - Найт не помнил, сам ли он придумал прямо сейчас эту фразу или просто позаимствовал из красивого фильма, сейчас это было неважно. Чуть расслабившись, Эйдан положил затылок на сиденье дивана, уткнув пустой взгляд в потолок, но ничего при этом не видя, - дай мне руку.
Мягкие пальцы коснулись найтовской протянутой в просящем жесте ладони, Эйд поднял голову, фокусируя взгляд на рыжей Моурен:
- Давай разберёмся вот с чем – палец другой руки уткнулся Юне в переносицу, - у…уясним простую истину: никто ведь не умер. Ты же знаешь, что все, кто тебе дорог, остаются с тобой навсегда, пока ты о них… помнишь, - Эйд пальцами обеих рук положил ладонь Моурен куда-то в область её сердца, - вот здесь, они все здесь, окей? И они никуда от тебя не денутся, понимаешь? Все, кого ты любишь и ценишь, все, кто с тобой и кто тебя покинет – они с тобой, и они всегда будут любить тебя.
Найт снова пьяно рассмеялся, ощущая, как перед глазами всё потихонечку плывёт:
- Я хреновый философ, когда напьюсь, очень банальный, знаешь…  - затем, вдруг слишком быстро посерьёзнев, Найт протянул руку, касаясь юниной щеки, - иди сюда, я не кусаюсь.
Может быть, в Эйдане сейчас говорил алкоголь, Но губы снова коснулись лица Моурен, теперь уже не собираясь останавливаться… Руки сгребли Юну, прижимая к себе, словно собственность, чужая цепочка от крестика холодно скользнула по его шее, давая странное ощущение в голову. Расстёгивая его рубашку, рыжая всё сильнее впутывалась в сети, Найт вообще плохо соображал, что происходит, действуя на основе инстинктов. Всё ещё одетую Моурен Эйд усадил сверху, махнув рукой, когда чуть пересаживался, чтобы было удобнее. Звякнуло стекло, в воздухе тут же разнёсся запах спирта – кажется, это упокоилась с миром бутылка с остатками «Джека Дэниэлса»…

Отредактировано Aiden Knight (10 октября, 2015г. 23:47)

+1

21

И он поцеловал, так нежно, что слегка опьяневшая Юна почувствовала себя крайне странно. Этот, второй поцелуй, был совсем другим. Совсем иным, более нежным, более мягким, более осторожным, словно он сам не был уверен в том, что они оба хотят этого. А она хотела. Сердце затрепыхалось, будто маленькая птичка в клетке, щёки налились румянцем – и от алкоголя, и от поцелуя, - а руки невольно потянулись к шее мужчины, желая обнять его. Однако Эйдан отстранился, не забыв добавить:
- Ты быстро учишься, правда… Могу как-то дать тебе ещё пару уроков, когда не буду пахнуть, словно винный погребок.
- С удовольствием, - за речью следить уже не хотелось. Какой смысл? Она только что целовалась с этим человеком, а теперь жеманничать и скрытничать? Совсем глупо.
- Теперь моя очередь, верно? – уточнил он. Последовавшие затем слова уверили Юну в том, что желания у кудрявого явно будут не такими, как у неё. Впрочем, она в последнее время частенько забывала о том, с кем рядом находится. Всё-таки он мог загадать что угодно, а она, следуя своим собственным правилам, как и тогда, играя на раздевание с едва знакомым почти собственным убийцей, не захочет отступать. Куда проще было выбрать правду. Да и что такого он мог у неё спросить? Ей нечего было от него скрывать. Ничего такого в её ещё короткой жизни не произошло, что могло бы стать для него особенно интересным. А вот танцевать перед ним... Не уж, что-что, а танцевать она точно не умела.
- Знаешь, я лучше выберу правду, чем стану перед тобой дрыгаться в том, что очень отдалённо напоминает танец.
Эйдан задумался, видимо, не зная что и спросить. Но ему удалось не просто удивить рыжую, а ошеломить её. Настроение мигом ухудшилось. Тема матери была крайне болезненной. Даже с отцом они редко вспоминали про Мелоди Моурен, погибшую восемь лет назад. Не хотели бередить старые раны. Но Найт ведь об этом не знал... только увидел старую фотографию, стоявшую на тумбочке у кровати. Фото, где вся семья Моурен была вместе в последний раз.
Юна отвернулась от кудрявого друга, пару мгновений просто смотрела куда-то в одну точку, а потом произнесла, даже не пытаясь скрыть боли в голосе:
- Она погибла, когда мне было десять. У нас всегда были не слишком хорошие отношения – мы были слишком похожи, чтобы ладить. Я больше папина дочка, он всегда уделял мне много внимания, а мама, как ни странно, ревновала его ко мне. Мы никогда не разговаривали по душам, да и какие такие разговоры в семь или восемь лет могут быть? Она относилась ко мне, как к неизбежному приложению к ним с папой. Никогда не ласкала, никогда не показывала, что любит. Но всё равно по-своему любила, наверное, - замялась, собираясь с мыслями, и продолжила:
- Они с отцом отправились на очередную миссию. Я была тогда на корабле с ними – забрали меня из школы. Мы после этого задания должны были ехать на Элизиум в отпуск. Они оба вернулись полуживые. У папы ранения были чуть легче, а мама... – девушка сглотнула, чувствуя, как слёзы наворачиваются на глаза, в в горле застревает комок, - Травмы, несовместимые с жизнью. Медики говорили, что, когда она очнулась в последний раз перед смертью, она звала не папу, а меня. Уже в бреду была, а всё равно передо мной извинялась и просила меня позвать. А я не пришла. Испугалась. И буду всегда себя за это винить.
Приняла у Эйдана бутылку, сделала несколько больших глотков, едва не закашлявшись. Слёзы потекли с новой силой, словно прорывая ту завесу, которую она сама в себе установила.
- А ведь я только потом узнала, что она боялась общаться со мной. Папа говорил. что у неё самой было не самое лёгкое детство, что с бабушкой были очень плохие отношение, да и с родственниками почти не общалась. Потом только, когда с папой и его братом старшим в учебке встретилась, то уже перестала так сильно закрываться. Когда меня родила, просто боялась делать те же ошибки, что и её собственная мать. В итоге, их же и сделала. Чёрт, как же обидно, что в детстве ты ничего не понимаешь. Я жутко виню себя за то, что так с ней и не попрощалась. Виню за то, что внутренне до сих пор злюсь на неё. Если бы она не умерла, мы бы остались в Альянсе, а я, наверное, сейчас бы уже стала кадровиком. Если бы она не умерла, отец бы не замкнулся от всех, кроме меня. Если бы она не умерла... – Юна чувствовала, как едва может связно говорить, начиная коверкать слова, - всё было бы по-другому.
Она замолкла. Остались только слёзы, бутылка в руках и тёплое плечо кудрявого рядом. Её действительно прорвало. Все эти годы ни о чём этом она не говорила ни с Ритой, ни с отцом, ни с кем-либо другим. А здесь, сейчас, просто рассказала всё Эйдану. И, хоть ещё очень смутно, понимала, что теперь станет легче. Не сейчас, потом, чуть позже, но станет.
- Дай мне руку.
Пальцы сами оказались на ладони Найта, касаясь его шершавой тёплой кожи. Она, закрывшая глаза, чуть вздрогнула, почувствовав прикосновение пальца к своей переносице. Когда открыла глаза и посмотрела на него, вновь почувствовала благодарность. Хотелось сказать спасибо за его слова. Ведь он был прав – все живые и погибшие всегда будут с ней, в её сердце. Они никуда не уходят. Они рядом. Они здесь, следят за ней, поддерживают с трудную минуту. Только вот ей нужны были и живые. Те, кто подставят плечо и прикроют, если что. Те, кто коснутся её ладони, кто прижмут к себе и крепко обнимут.
Его странный смех сбил Юну с толку. Она не понимала такой перемены в его настроении – от поддержки и важных для неё слов перейти к веселью... Потом пальцы Найта вновь коснулись лица девушки, и он произнёс:
-  Иди сюда, я не кусаюсь.
Моурен с всхлипом, вызванным то ли остатками рыданий, то ли обуявшими её многочисленными чувствами, разрывающими на части, прильнула к нему. Губы обоих вновь соприкоснулись, девушка оказалась в крепких объятиях, больше всего на свете желая в них раствориться и никогда не отпускать этого невероятного человека. Пальцы потянулись к пуговицам его рубашки, пытаясь, не отрываясь от поцелуя, расстегнуть пуговицы. Его руки обхватили её, пересаживая, и она оказалась сверху, не обратив внимания на шум разбившейся бутылки. Непослушные дрожащие пальчики не хотели слушаться, впрочем, отступать было нельзя. Пуговицы медленно, но верно поддавались и, когда последняя оказался расстёгнута, Юна стянула рубашку с мужчины, невольно любуясь его телом, так привлекающем её. Она медленно провела ладонью от шее к животу, задерживаясь на поясе и пока не решаясь опускаться ниже. Вновь прильнула к его губам, неумело, неуверенно, смущённо, но всё с тем же желанием, что обуяло её в тот, первый, раз.
Сама стянула свою майку, показывая почти идеальное тело, рисунки на нём и любимое чёрное бельё с кружевами. Словно знала, словно готовилась. Впрочем, плевать. Единственное, чего ей хотелось – впиться в его уста, не отрываться от них никогда. К чёрту всё остальное. Она нависла над ним, покрывая влажными поцелуями шею и кожу за ухом. Тело действовало отдельно от сознания, затуманенного и отключившегося. Руки всё же нашли застёжку на его джинсах, засстёгивая и избавляясь от ещё одной преграды.
Миг – и Эйдан оказался сверху, а она уже лежала на полу прямо под ним, широко раскрытыми глазами, полными желаниями, глядя на него. Стоило его ладоням опуститься к её поясу, чтобы убрать с пути джинсы, Моурен тихо выдохнула:
- Эйд... ты... первый для меня, - и поцеловала ещё сильнее. На грани сознания появилась тревога. Может, от этого он передумает и оставит её? Нет, такого не будет. Она не переживёт этого, - Я хочу тебя.

+1

22

Обжигающе горячие губы, неумелые девичьи прикосновения, туманящий голову алкоголь. Эйдан гладил пальцы рыжей девчонки, пытаясь заставить их не дрожать, направляя их и сам помогая расстёгивать пуговицы. Юна, впрочем, довольно быстро училась, поэтому, оставив её разбираться со своей рубашкой, Найт соскользнул руками вниз по тёплому телу Моурен, заставляя её прижаться к нему сильнее. Его собственные пальцы уже не спеша по-хозяйски нашаривали застёжку на узких джинсах девчонки. Мягкое прикосновение к его груди и животу, неумело дразнящее мужчину, заставило дыхание участиться, почувствовав прикосновения чуть выше ремня, но Юна, словно смутившись чего-то, своих поползновений не продолжила, а, спустя секунду, снова оказалась в его объятиях, всем своим телом прижимаясь к разгорячённому и наполовину обнажённому Найту. Он целовал её так горячо и страстно, что сам ощущал, как его щетина на подбородке невольно царапает её нежную кожу. Пальцы скользнули под майку девушки, задирая её, оставляя мягкие красные следы на коже от сильных прикосновений. Моурен в ответ неосознанно ещё двигала бёдрами, дразня Эйда, и заставляя его сердце биться ещё быстрее. Девчонка была одета, но, при этом, сводила его с ума куда сильнее, чем любая полуголая танцовщица в баре. с ней было как-то по-другому, как-то не так, как всегда с другими женщинами. С ней, с этой рыжей девчонкой всё должно быть по-другому... Она не была жертвой в их маленькой игре, нет, только не сейчас... Юна была его подарком, его призом, его золотым билетом. Эйдан вдруг осознал это особенно ясно, когда рыжие, словно языки пламени, пряди волос коснулись его лица, а затем Моурен отстранилась, чтобы стащить с себя проклятую майку. Найт солгал бы, сказав, что до этого не видел такой красоты... вообще-то, ещё как видел, видел разные фигуры. Её тело, стройное и подтянутое, украшенное вьющейся татуировкой на боку, хоть и было хорошо сформированным, всё равно ещё не до конца напоминало тело взрослой женщины, скорее уж созревшего подростка. Но и нельзя было сказать, что оно не манило Найта... Чёрное кружевное бельё конрастировало со светлой кожей типичной жительницы Омеги настолько хорошо, что захотелось в ту же секунду сорвать с Моурен остатки одежды.
Не удержавшись, Эйд снова прильнул к Юне, покрывая её тело и плечи влажными поцелуями, пытаясь стянуть с неё уже расстёгнутые джинсы. Впрочем, сделать это, пока Моурен сидела на нём верхом, было сложновато, зато открывало огромный простор для действий рыжей девчонки. Искушённый в вопросах секса Найт знал достаточно вариантов доставления удовольствия, когда дама находится сверху, но Моурен медлила, пролжая возню с застёжкой его брюк, а ожидание было невыносимым. В горле пересохло, голове и конечностям стало вдруг очень горячо и Эйд сжал девичьи бёдра ещё сильнее, словно опасаясь что, испугавшись в последний момент, рыбка сорвётся с крючка.
Горячее дыхание обжигало его ухо, воздух рядом с ними будто бы плавился от желания и страсти. Чуть изменив положение тела, Найт помог стащить с себя джинсы, а затем, рывком перехватывая инициативу, оказался сверху. Эйд ощутил, как птичка затрепетала, стоило ему потянуться чуть ниже, к приспущенным узким джинсам девушки, которые уже ничуть не скрывали чёрные кружева на трусиках.
- Эйд... - тихий шёпот на выдохе был первым словом, произнесённым за последние несколько минут. Найт немного насторожился, - ты... первый у меня.
Чистосердечное признание, такое наивное и несвоевременное, заставила Эйдана на четверть градуса протрезветь. Это не оказалось новостью, ведь Найт отчасти догадывался, что Юна до этого ни с кем и никогда... по её поведению, её смущению, неловким движениям и поцелуям, словно до этого она тренировалась лишь на хурме... И Эйдан старался не иметь никаких интимных дел с девственницами, поэтому что-то неприятно дёрнулось в груди, лезвием здравого смысла полоснув по горлу сексуального влечения и страсти. Целомудренные девицы - особый вид женщин, сложный и с тонкой душевной организацией. По наитию мужчина догадывался, что каждая девушка, между ног которой ещё никто не побывал, втайне мечтает о принце на белом коне, который возьмёт её на шёлковых простынях, усыпанных лепестками роз... но реальность - жестокая подруга, поэтому принцев на всех не напасёшься, а вместо романтики, чаще всего, таким мечтательницам достаётся разочарование и саднящее чувство боли понятно где. Эйдан - не типичный герой дамского романа, и лепестков роз в его загашнике не найдётся, даже если очень тщательно поискать. Никаких ароматических свеч и вдохновляющей музыки - лишь захламлённая квартира да потрёпанный матрас, служивший Найту верой и правдой уже не первый год.
Юна глядела на него беззащитно, снизу-вверх, находясь сейчас в его власти. Чуть влажные после недавнего поцелуя губы быстро-быстро втягивали воздух. Он знал, но девчонка всё равно рассказала нему, поделилась с ним этим, выдала самое сокровенное, словно с какой-то надеждой.
- Я догадался, - Эйдан на секунду прикрыл глаза, собираясь с мыслями. Он не чувствовал вины или ответственности за происходящее, сколько ни пытался нащупать хотя бы тоненькую ниточку этого. Не хотелось и отталкивать Юну в такой момент, но что-то в голове тоненьким голоском пищало о том, что девчонке лучше пойти домой, причём прямо сейчас, - хочешь прекратить всё это?
- Я хочу тебя, - горячий шёпот обжёг его, Юна смотрела на Найта с какой-то недоступной ему нежностью, более высокой, чем все вместе взятые чувства, когда-то испытанные им. Чувствуя, что подобный взгляд долго выдержать он не в состоянии, мужчина коснулся её щеки свое щетиной, оставляя поцелуй где-то под мочкой маленького ушка:
- Я ещё ни одну женщину в этом мире не хотел так, как хочу тебя, Юна Моурен, - по крайней мере, ему было с чем сравнивать. Мысль о том, что рыжая настолько ему доверяет, была невероятно приятной, придавая дополнительной пикантности моменту. Не дожидаясь её ответа, Найт снова горячо поцеловал девчонку, ухитрившись при этом стащить с неё давно уже мешающие джинсы. Отбросив их куда-то на диван, Эйд скользнул кончиками пальцев вверх по стройной ноге Юны до бедра, почти одновременно, дразня её, проделал губами недлинный путь от шеи до ключиц рыжей девчонки, оставляя влажный след. По реакции мисс Моурен можно было догадаться, что она действительно не пошутила о своём "первом разе". Наверняка, такими темпами она никогда и не ласкала себя как следует... Всё ещё находясь в доминирующем положении, мужчина привычным движением пальцев расстегнул кружевной бюстгальтер, словно физически ощущая долю чужого смущения и скованности.
- Не зажимайся, - Эйд отвёл в сторону руку девчонки, которой она инстинктивно попыталась себя прикрыть, - ты прекрасна, Юна. Я не смогу прикоснуться к тебе, если ты не позволишь.
Горячая внутренняя волна подступала к горлу, заставляя мужчину опустить голову, впервые прикасаясь к груди Моурен губами. Горячий девичий вздох, заставивший её закусить нижнюю губу - всегда верный признак того, что ты на правильном пути.
Его грубоватые пальцы вновь заскользили по её телу, словно исследуя его, аккуратно гладя и лаская, а затем наткнулись на чёрные кружева нижнего белья и, отодвину чуть влажную ткань, скользнули под него. Найт умел доставлять женщинам удовольствие, но в последнее время редко использовал этот свой скилл. Пальцы привычно скользнули под кружева, несколько секунд наслаждаясь тихими всхлипами, затем Эйд потянул последний элемент белья вниз, оторвавшись от твёрдого сосочка, с которым его губ познакомились достаточно близко. Убийца редко отдавал больше, чем получал взамен, но сегодня... сегодня всё должно было быть немного иначе, чем всегда. Стащив со стройных ног кусок узорчатого кружева, Эйд протянул руку, вслепую нашаривая на дряхлом диване подушку. Так будет удобнее. Мужчина любовался изгибами её талии, одновременно ощущая и возбуждение и некоторую тревогу.
Если по-хорошему, то её здесь вообще быть не должно...

+1

23

Его слова, его движения, его дыхание, его взгляды - всё заставляло её сердце трепетать. Так мучительно и так сладко было внутри, где-то там, где были душа и сердце. Столько всего переплелось в одно невероятное чувство. Казалось, огромное полотно, сотканное из различных нитей, накрыло её с головой, не давая мыслить разумно и правильно. До правильности ли ей, девушке, полюбившей своего собственного убийцу? Правильно ли это, отдать ему самое себя, открыть самое сокровенное, открыть и тело, и душу?
Ей не нужен был принц, ведь у неё был свой собственный рыцарь. Человек, заставивший её поступать попирая все правила, которые она сама себе установила. Тот, кто одним своим жестом мог изменить всё. Тот, кто одним своим появлением уже изменил её жизнь. Ворвался, чтобы остаться в её сердце уже навсегда...
Его руки, казалось, были повсюду. Удивительно прохладные пальцы скользили по её коже, заставляя ту покрываться мурашками. Юна прерывисто дышала, всецело предаваясь неведомым до сих пор ощущениям, но всё ещё пытаясь не потерять головы, хоть это уже было невозможно. Каждый его поцелуй отдавался мучительно-сладким чувством где-то внизу, скапливаясь в один большой горячий шар. Она ерзала под мужчиной, не в силах держать себя в руках, то и дело всхлипывала, а, когда он дотянулся до бюстгальтера и решил от него избавиться, неожиданно почувствовала смущение. Ей... было страшно. По-настоящему страшно. А вдруг она недостаточно хороша для него? Ведь он видел стольких, она всего лишь неопытная девчонка, млеющая от каждого прикосновения шершавых ладоней и мягких губ. Она никогда ещё ни перед кем не раздевалась так, не показывала себя. В белье он её уже видел, но сейчас всё было совсем иначе.
- Не зажимайся, - произнёс он и убрал её руку от груди, отчего Юне не стало легче. Она инстинктивно попыталась сжаться, словно желая убежать от его взгляда. Но Эйдан был терпелив.
- Ты прекрасна, Юна. Я не смогу прикоснуться к тебе, если ты не позволишь, - не дожидаясь слов (да и нужны ли были они?) девушки, темноволосый прильнул губами к её груди, отчего у неё вырвался судорожный вздох. Зажмурившись, она мягко вцепилась в его кудри обеими руками, надеясь, что не вырвет ни одного прекрасного локона. Неужели это действительно происходило с ней? С каждым движением его губ, языка, пальцев, необратимо приближающихся к последнему клочку ткани на её теле, дыхание Моурен становилось всё более прерывистым. Пожар внутри разгорался ещё сильнее, раскалённый узел внизу живота, казалось, не мог стать ещё горячее. Но, стоило пальцам кудрявого оказаться там, внизу, как девушка всхлипнула. То, что она сейчас чувствовала, то, что творилось в её голове, невозможно было описать словами. Кажется, она готова была разорвать себя на части, лишь бы прекратить эту невероятно мучительную и сладострастную пытку. Во рту появился металлический привкус - то кровоточила губа, прикушенная в попытке сдержать чувства, так и рвущиеся наружу...
...но всё равно вырвался разочарованный всхлип-стон, едва Найт несколько отстранился. Девушка услышала шорох, а потом под её ягодицами оказалось что-то мягкое, видимо, какая-то подушка. Она немного поёрзала, пытаясь устроиться удобнее и, одновременно, дотянуться до своего мучителя. Его пальцы медленно скользнули по её бёдрам, вновь приближаясь к разгорячённому сосредоточению возбуждения. И она уже ничего не боялась. Прочь все страхи, сомнения и смущения. Она хотела только одного:
- Не останавливайся...

+1

24

Короткий девичий вздох, прикосновение к её груди с попыткой ласки под приливом волны возбуждения, затмевающего рассудок. Горячие губы, тонкие пальцы, запущенные в его волосы, Найт и сам тяжело дышал, прикасаясь к ней. Будет горячо и больно, будет немного страшно в первый раз, она знает это и не боится. Поэтому он и выбрал её, поэтому Эйд сейчас с ней. Смелая девчонка, обжигающие поцелуи, пылающее под пальцами невинное существо. Мир словно в огне вокруг, когда они вот так вот близко, здесь и сейчас.
Начинай, змей-искуситель, твоя маленькая Ева только этого и ждёт…
Делать что-то впервые всегда не очень приятно, это касается не только секса. Страшен самый первый экзамен, болезненно самое первое расставание, первая выкуренная сигарета обычно тоже не приносит радости… В её зелёных глазах полыхнуло что-то непонятное, немного испуганное, когда всё случилось, на краткий миг губы приоткрылись, словно желая закричать, но рыжая не издала ни звука, лишь ногтями правой руки скользнула вниз по позвоночнику своего любовника, у которого от её прикосновений погорячело в солнечном сплетении. В висках стучала кровь от возбуждения, желания которому прибавлял тот факт, что она теперь принадлежит ему. Вся, полностью, без остатка теперь его… со своими тонкими ногами и рыжими сбившимися прядями волос, с острыми плечами и аккуратной грудью. Не шлюха и не девушка-на-одну-ночь, подцепленная спьяну в баре, нечто совсем иное, куда более серьёзное, чем секс.
Возможно, такой привязанности не испытывал даже отец к матери, когда они были на самой лучшей стадии своих отношений.
***
Он двигался, помогая ей подстроиться, не закрывая тёмных глаз, чтобы следить за реакцией и контролировать всё, что находится в его власти. Ногти, впившиеся в его лопатки, чуть прикушенная нижняя губа.
«Ну нет, так не пойдёт, кусать твои губы сегодня моя очередь!»
Руки сжали девичью талию сильнее, Эйд остановился, ощущая юнину робость, скрытую под пеленой страсти, но, тем не менее, до сих пор различимую. Доверчивость и нежность. Уже давно у него не было женщины, от которой он чувствовал бы столько смущения, ведь, как изсевтно, алкоголь может развратить даже монашку… Тепло и довольно нежно Эйд поцеловал Юну в шею, провёл пальцами вверх по её бедру.
Поймав на себе взгляд зелёных глаз, Найт на секунду замер, затем хрипло пробормотал, сам не узнавая собственный голос:
- Ты – моя, слышишь? – у него самого что-то внутри переклинивало, когда он произносил эти слова. Просто взял и решил, что это будет серьёзно и по-взрослому. Вроде бы, просто секс, ничего ведь необычного, как и в прошлый множество раз, никаких обязательств, и вдруг что-то изменилось. Он действительно желал остаться с ней, доставить ей удовольствие, продолжить отношения и после этой ночи. Интерес не потерян, как это было с другими, дело совсем не в сексе. Она останется его рыжей девочкой, и он желает только этого. Совершенно серьёзно он повторил своё претензионное заявление, - Ты теперь моя, Юна…

Всё ещё в той же квартире, но несколькими часами позже.
На Омеге нет чёткого разделения на время суток, здесь тебе не Цитадель, чтобы кто-то занимался регулированием уровня освещённости платформы или хоть как-то благоприятствовал жителям – здесь жри, что дают, и лучше не вякай. Ты и сам знаешь, попадая сюда, что это помойка, а тараканы в мусорном контейнере не пищат и не жалуются, что им там неуютно – живут себе, пытаются свою жизнь наладить, отношения построить, урвать побольше места… здесь всё тоже живёт по законам тараканов.
В квартире Эйдана царил полумрак, мирно гудел в углу на обветшалой стене кондиционер, и всё было как всегда – потрёпанный матрас под задницей, разбросанная одежда, пачка сигарет на полу. Найт лежал на своём месте, тупо пялясь на покрытый сеткой трещин потолок, ощущая себя живым в этом всеобщем притоне грязного галактического сброда. Всё было как и всегда – он живёт в этой помойке, занимается вещами, которые напоминают работы банального мусорщика. Или санитара. Эйдана больше устраивало слово «каратель» или «линчеватель». Это, впрочем, не умаляло тот факт, что он занимается грязной работой.
Квартирка с обветшавшей мебелью, коллекция огнестрельного оружия, несколько десятков литров алкоголя в заначке… и Она. Сонная и тёплая, мирно сопящая, положив голову ему на грудь. Рыжие волосы щекотали Найту подбородок, но даже не хотелось этому сопротивляться. Было спокойно и тепло. Эйдан впервые за несколько лет ощущал такое непривычное для него умиротворение, которое, казалось, давно уже позабыл. Чужое сердечко в груди билось ровно, нарушать момент не хотелось, поэтому пришлось положить обратно поднятую было пачку сигарет. Найт просто лежал и смотрел, как по стенам стремительно бежит отражение света фар аэрокаров, пролетающих мимо его окна, играют фонарики неоновых вывесок соседних домов. Пальцы перебирали чуть отросшие с их первой встречи пряди рыжих волос девчонки, гладили её шрам на плече.
Её голова покоилась на его груди слева. Там, где так же ровно билось его сердце, готовое совершено искренне и по-юношески полюбить. Тёплая привязанность, преданность, доверие… У Найта было мало людей, с которым он чувствовал бы себя спокойнее. Не любовь, ещё нет, но некая душевная близость, благодарность, светлое обожание маленького ангела переполняли его изнутри.
- Ты всегда будешь со мной, Юна Моурен, что бы ни случилось… Ты особенная, и, даже если всё это сон, ты навсегда останешься в моём сердце.

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Об особенностях фольклора, или Генеральная уборка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC