Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Астрея


Астрея

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://newmif.ru/u/dd/mif/509/foto.jpg
Тип квеста: Личный.
Сюжет: На одной из турианских колоний произошло убийство видного политического деятеля. Виновник был вскоре пойман. Однако, всё оказалось не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Убийца выступал лишь в качестве орудия. Да и сама жертва была на проверку не так уж невинна.
Справедливость и законность в очередной раз доказывают, что не являются синонимами. А посреди этой суматохи оказываются кварианец - опасный убийца, ожидавший суда, и турианка, приставленная охранять преступника.
Место действия: небольшая турианская колония, Апийский крест.
Участники: Эксельсиор’Незир нар Нима, Леора Ранис.
Дополнительно: «Астрея» - синоним к слову «справедливость».

+1

2

Нельзя было недооценивать турианцев. Практически все представители этой расы отличались отличной дисциплиной и умением постоять за себя - даже если они не были военными. А уж турианская армия давно славилась на всю галактику - едва ли кто-то мог противостоять ей... Конечно, многие люди могли бы и поспорить с этим утверждением, но факт остается фактом - Альянс не выдержал бы полномасштабной войны с Иерархией, и без вмешательства Совета эта маленькая война между людьми и турианцами могла бы закончится катастрофой для первых. И не нужно было быть умудренным опытом военным или погрязшим в интригах политиком, дабы понимать это. Правда, как обычно бывает, лежала на поверхности, но фанатики-националисты были слишком упрямы, чтобы разглядеть очевидное - то, что было у них прямо под носом. Они были слепы и невежественны - и их было на удивление много в разного рода барах. Именно они зачастую были главными инициаторами пьяных драк и погромов... А то и чего похуже.
Эксельсиор всегда старался без предубеждений смотреть на другие расы, адекватно оценивая своих союзников и противников. Это, наряду с хладнокровием, было довольно полезно в анализе различных ситуаций и проработке планов разных операций. Кварианец был прекрасно осведомлен о культуре и особенностях турианской расы как теоретически, так и на практике - наемник бывал на населенных турианцами территориях, работал с ними, противостоял им... Но даже он мог допустить ошибку, переоценить себя и недооценить сложность обстоятельств при выполнении задания.
Маленькая турианская колония в Апийском кресте казалась довольно тихим местом. Конечно, здесь, как и на любой другой турианской колонии, за порядком следили - но служителей закона было куда меньше чем, скажем, на "Цитадели" или Палавене. Идеальное место для того, чтобы нанести удар по цели очередного контракта. Галеус Алриан - видный чиновник Иерархии, погрязший в коррупции и темных делишках. Именно его должен был сегодня убрать кварианец-наемник. Список "благих" дел чиновника был весьма впечатляющим: наркоторговля, взяточничество, устранение заподозривших неладное коллег, работорговля (в числе "товара" были и дети-беспризорники разных рас) - и это далеко не все грешки Галеуса. Перечислять его преступления против пространства Цитадели в целом и собственной расы в частности можно было очень долго, но главной его особенностью была необыкновенная способность выходить сухим из воды. Разумеется, несмотря на все старания Галеуса по ликвидации неугодных, его деятельность не оставалась незамеченной, но улик против него было очень, очень мало - и обвинить его в чем-либо на официальной основе было практически невозможно и очень опасно - многие чиновники предпочитали игнорировать темные дела своего испорченного коллеги, попросту боясь за себя и свою семью. Кое-кто, однако, все же решился проявить инициативу, дабы вырвать этот сорняк с корнем. Турианский политик, пожелавший остаться неизвестным, сообщил Эксельсиору все детали официального графика Галеуса и снабдил наемника всей необходимой информацией о колонии, где должна была раз и навсегда закончится порочная жизнь Галеуса Алриана. Дополнительным условием было сделать все как можно более тихо - иначе кварианцу грозили проблемы со службой безопасности всей колонии.
Все шло идеально. Эксельсиор, получив разрешение на посадку, оставил свой истребитель в небольшом доке колонии. Разумеется, важную шишку турианского правительства нельзя было подкараулить в темном переулке - его сопровождал целый отряд телохранителей. Открытый бой тоже не был приемлемым вариантом - и не только из-за того, что это означало бы провал дополнительного условия миссии, а просто оттого, что противостояние целому отряду хорошо обученных телохранителей-турианцев - не самая лучшая затея даже для опытного наемника и хорошего стрелка. Поэтому единственным решением было убрать цель на приличном расстоянии, при помощи снайперской винтовки. Прекрасно проинформированный о маршруте Галеуса, Эксельсиор смог занять удобную позицию в одном из местных зданий, где и притаился, приготовив свою "Гадюку". У наемника была только одна попытка - промах был недопустимой роскошью, ведь цель могла попросту уйти в укрытие. Стрелять кварианец должен был с колена, опираясь локтем руки на коленную чашечку. Корпус был слегка наклонен вперед, голову кварианец держал прямо - все как по учебнику. Естественно, такая позиция была несколько неудобной и неприятной, но была необходима для меткого выстрела. Здесь главный фокус был в том, чтобы уравновесить себя с оружием, что было не такой уж и легкой задачей для новичка. К счастью, наемник уже далеко не в первый раз работал со снайперской винтовкой. Эксельсиор невольно вспомнил свое обучение стрельбе, еще на Мигрирующем флоте - у него тогда от этой позы сильно болела правая нога, на которой кварианец сидел, а также левая рука, удерживающая винтовку, да еще и наступало не самое приятное напряжение в спине, от которого все время хотелось ее согнуть. Сейчас же Эксельсиор настолько привык к этому положению, что применял его в нужных случаях практически инстинктивно, не задумываясь - и без лишнего напряжения, при наличии которого стрелять было нельзя - даже если все остальное кажется идеальным. Убедившись в правильности позиции, Эксельсиору осталось лишь дождаться своей цели.
Слишком долго ждать не пришлось - всего около пяти минут. Чиновник появился на небольшой открытой площади точно по расписанию, в сопровождении нескольких телохранителей и... Жены с дочкой. Дыхание кварианца участилось от волнения, что было очень нехорошо для стрельбы из снайперской винтовки. В его голову стали пробираться крайне противные мысли о правильности этого поступка. Выстрелив сейчас, он не только избавит галактику от этого мерзкого типа, но еще и оставит маленькую турианку без отца. Наверняка бедняжка даже не подозревала о том, чем на самом деле занимается ее отец для того, чтобы обеспечить свое чадо самым лучшим. Скорее всего, она даже и помыслить не может о том, что ее любимый папа - жестокий работорговец и беспринципный интриган, разрушающий чужие жизни.
Эксельсиор сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, наблюдая за семьей через прицел винтовки. Галеус был ужасным турианцем, но это явно не мешало ему быть хорошим отцом. Он с огромным удовольствием проводил время в компании своей семьи, держа маленькую турианку за ручку. И, тем не менее, кварианец не мог отступиться. Маленькая жертва... Для всеобщего блага.
Прости.
Слишком долго тянуть было нельзя - иначе кварианец попросту рисковал утомить свои глаза (а оба глаза были открытыми, ибо зажмуривание неприцельного глаза вызывало напряжение). Еще несколько глубоких, но уже куда более спокойных вдохов и выдохов. Точная наводка на цель. Аккуратное, но сильное нажатие на курок. Детский вскрик.
Кварианец закрыл глаза, застыв в том же положении, что и во время выстрела. Он сделал правильный выбор, но на душе все равно было нелегко. Эта легкая задумчивость, в которую погрузился наемник, сыграла с ним злую шутку: кто-то подкрался к нему сзади и оглушил, прервав нелегкие думы Эксельсиора.
Очнулся кварианец уже в камере, на небольшом лежаке для заключенных. Наемник медленно поднялся, приняв сидячее положение и держась рукой за сильно болевшую голову, после чего осмотрелся. Увиденное его не удивило - этого стоило ожидать.
Прямо как тогда, на "Цитадели"... Только вот вряд ли я отделаюсь так же легко в этот раз.
Естественно, все оружие у кварианца изъяли. Впрочем, даже если бы оно и было, Эксельсиор не смог бы покинуть свою небольшую камеру. А если бы и смог, то не стал бы - сражаться со всей колонией, а в перспективе и со всей Иерархией было не самым лучшим вариантом.
Наемник поймал себя на том, что не слишком хорошо осведомлен о турианских законах, а потому и понятия не имел о том, что его могло ждать за убийство крупного чиновника. Но, так или иначе, Эксельсиор понимал, что он крупно вляпался.
- Говорят, этот кварианец прибил какую-то важную шишку. А потом выяснилось, что этот чиновник - позор нашей расы - занимался такими темными делишками, что даже думать о них противно. Забавно получается - преступник в каком-то смысле оказал нам услугу... Но закон есть закон - Прозвучал голос какого-то турианца, судя по всему одного из тюремщиков. Его слова несколько обнадеживали наемника - возможно, его теперь хотя бы не казнят за содеянное. Впрочем, едва ли кварианец останется совсем уж безнаказанным.
Как и прежде, заняться в тюремной камере было совершенно нечем, а в голову лезли нелегкие воспоминания о первом своем "тюремном сроке". Он тогда перебил целую шайку отморозков, которые убили лучшую подругу Эксельсиора. Этот случай, впрочем, был совершенно иным. Тогда, несколько лет назад, он действовал во власти эмоций, совершенно не сомневаясь перед выстрелом. Он не думал тогда, что у этих грабителей тоже могла быть семья - но даже сейчас кварианец считал, что поступил правильно. Они не принесли бы ничего хорошего ни своей семье, ни кому бы то ни было вовсе. Сейчас же он лишил счастливую семью отца... И, учитывая, что темное прошлое Галеуса всплыло на поверхность, матери и дочке в перспективе придется очень несладко. Скорее всего, им придется покинуть свой дом, ибо гнев общественности за содеянное главой семьи теперь тяжким грузом ляжет на них. Несправедливо. Но была ли справедливость в этом мире вообще? Или же это было просто красивым словом, которым поднимают мораль бойцам и украшают тексты книжек?

Отредактировано Excelsior (16 июля, 2014г. 10:13)

+2

3

- Говорят, он громадный! Здоровенный жлоб, - поведал рядовой, но тут же глянул на невысокую Леору со странным выражением и добавил: - Для кварианца.
- Ясно, - неопределенно хмыкнула Ранис. Они спустились на несколько уровней и углубились в тюремный блок.
Лео уже успела наслушаться всевозможных баек и небылиц о кварианском наемном убийце. Кто-то говорил, что он был чуть ли не двухметровым увальнем; кто-то, что он - садист и жуткий душегуб. Но никто не мог сказать ничего наверняка. Слухи наводнили колонию. Единственное, что на самом деле было достоверно известно всем - так это то, что кварианец убил турианского политика, Галеуса Алриана. Средь бела дня, на глазах у его жены и малолетней дочери. Леора сжала мандибулы. - Зверство же. Прямо рядом с маленькой дочкой.
Это было неслыханно. Не только потому что колония слыла тихой и мирной, здесь смертоубийства случались чрезвычайно редко, но и потому что убитый был видным чиновником, занимавшимся какими-то особо важными делами, то ли дипломат, то ли еще какой деятель. Ранис не знала точно. Она никогда особо не разбиралась в политике, ни внутренней Иерархии, ни внешней Совета Цитадели. Она даже не могла навскидку сказать, кто сейчас был примархом.
И вот теперь именно ее отправили на смену дежурившим у камеры преступника, убившего важного политического деятеля. - И почему это случилось именно там, где я дислоцирована? - Рядовой, жизнерадостный молоденький турианец лет девятнадцати что-то вновь болтал. Он вообще не замолкал всю дорогу, но Лео его не слушала. Ничего нового он итак не говорил, только в сотый раз пересказывать досужие сплетни. База гудела как улей. С самого момента убийства. Конечно же, командование было недовольно. Безусловно, ответственность ложилась на местных офицеров. Которые не углядели, не уберегли важную птицу, и позволили какому-то кварианцу убить своего, гражданина Иерахии. Да не просто какого-то там, а со связями на самых верхах. Но в то же время сплетничали и о том, что Галеус Алриан был совсем не таким примерным семьянином и гражданином, коим хотел бы казаться. Говорили, что он был взяточником и кое-чем похуже. Но правда ли это, или нет, никто толком не знал. Командование молчало.
Леора проверила свое оружие - штурмовую винтовку и пистолет на поясе - и почувствовала, что слегка волнуется. Ей еще ни разу не приходилось стеречь опасных преступников И уж точно не хладнокровных убийц. Да и сейчас это задание уж точно не являлось ее профильным. Но капитан велел.
Рядовой - Ериас, так его звали - всё говорил, явно воспринимая молчание Ранис за заинтересованность в его речах. Тюремный блок был пуст. Все здание было целиком отведено для одного единственного преступника. И от этого факта становилось немного не по себе. - Он, что, и правда такой огромный и жуткий? - Лео редко сталкивалась с кварианцами. И все ее познания об этой расе ограничивались поучениями матери в детстве, которая любила повторять, что "кочевники все - воры и обманщики, лишенные чести, совести и дома", и встречей с Примой вас Теслеей, которая, обокрав ее, подтвердила слова матери. Но вот уж точно она никогда не слышала о том, чтобы кварианцы становились наемными убийцами. А ведь вся часть поголовно знает, что убийца был именно нанятым. Не каким-то там маньяком, а хладнокровным киллером, обрывавшим чужие жизни за кредиты.
У входа в камеру их встретил предыдущие стражи.
- Говорят, этот кварианец прибил какую-то важную шишку. А потом выяснилось, что этот чиновник - позор нашей расы - занимался такими темными делишками, что даже думать о них противно. Забавно получается - преступник в каком-то смысле оказал нам услугу... Но закон есть закон, - сказал один из них и тут же зацепился языками с Ериасом, который в нем явно нашел родственную душу и столь же словоохотливого собеседника. Леора не стала слушать. - Забавно? Что забавного в убийстве? Да еще и на глазах у маленьких детей? Девочка же теперь не только без отца осталась, но еще ей и всю жизнь кошмары будут снится. - Ранис сделала несколько шагов к решетке. Было любопытно взглянуть на этого необычного кварианца. Пусть они все и были ворами и обманщиками, но жестокими убийцами?.. И тут только до нее дошел смысл второй части сказанного солдатом.
- Услугу?! - Она резко обернулась к беседовавшим. - Услугу оказал? Да ты в своем уме, солдат? Здесь убили согражданина-турианца! А ты говоришь "услугу оказал"? Даже допустим, что он был негодяем, как говорят. Это не дает повод его убивать! Его надо было судить. А не отстреливать как бешеного варрена!
- Так он же и был бешеным варреном, - мрачно отозвался солдат и, окинув Лео насмешливым взглядом, кинул:
- Для таких как Алриан законы же не писаны. Никакие суды его не взяли бы.
- Но всё равно это было наше внутреннее дело, - упрямо возразила Ранис.
- Так кто сказал, что его не один из наших заказал, - усмехнулся солдат и двинулся к выходу. - Такая симпатичная и такая наивная. Ладно, ребятки, развлекайтесь, и не подходите к нему слишком близко. - Он еще раз усмехнулся и оставил Леору и Ериаса наедине с заключенным. Рядовой неловко глянул на Лео и в кой-то веке промолчал.
А Ранис обернулась обратно к камере и всё-таки подошла к решетке, заглядывая внутрь. Было любопытно посмотреть на душегуба и садиста, двухметрового кварианца.
В нем оказалось не два метра, но он всё же, насколько она могла судить, выше Леоры, что на самом деле, не было чем-то необычным. Даже новички, только вышедшие из учебного лагеря, в свои шестнадцать лет, как правило, были выше Лео. Но турианцы вообще рослые. А вот кварианцы обычно куда более миниатюрные. Одетый в темный костюм жизнеобеспечения с этим странным шлемом, скрывавшим лицо, убийца сидел на лежанке.
- Зверь, да? - Ериас всё-таки не смог молчать дольше двадцати секунд и теперь, остановившись рядом с Ранис тоже заглядывал в камеру. Леора вдруг почувствовала себя в зоопарке и это сравнение ее смутило. Пусть он и преступник, но зверем он же явно не являлся. Так что и глазеть на него, как на животное в клетке, не стоило.
- Отставить, рядовой, - своим лучшим командным голосом велела Лео, вспоминая, что она всё-таки капрал. Пусть в части об этом обычно почему-то забывали. Она давно подозревала, что капитан ее недолюбливал. И вот очередное тому доказательство - отправить ее на пару с болтливым рядовым сторожить заключенного. Ериас обиженно зыркнул на нее, но автоматически вытянулся по стойке смирно и отошел.

+1

4

Кварианец сидел практически неподвижно и слушал диалог охранявших его солдат, ибо их слова открывали наемнику то, как его действия выглядели со стороны. А взглянуть на себя со стороны, знаете ли, всегда полезно, ведь мало кто из разумных существ может быть полностью уверенным в том, что никогда не переступит некую черту между добром и злом, не совершит ошибок в своем выборе. А если кто-то и был в этом уверен, то такая самонадеянность обычно ни к чему хорошему не приводила. Конечно, рамки добра и зла были очень относительными и туманными, они разнились для каждой личности. Более того, благой поступок по отношению к одному мог быть злом для другого, что еще больше все усложняло. Эксельсиор, хоть и задумывался над этим время от времени, никогда не ставил себе задачи разделить весь мир на "черное" и "белое", просто поступая так, как подсказывала ему интуиция. И то, что он сделал сегодня, нельзя было считать чем-то однозначным. Да, он отнял чужую жизнь. Да, он сломал жизни дочери и жены Галеуса. Да, он нарушил закон, послужил источником сомнений в безопасности и порядке на этой, казалось бы, тихой колонии. Но что эти локальные последствия представляли из себя в сравнении с более глобальными плюсами? Судьба наконец нашла коррумпированного высокопоставленного чиновника, наркоторговца, работорговца, настоящую занозу в заднице всей Иерархии на небольшой площади, посреди бела дня. Галеус, конечно же, не мог надеяться на то, что даже после стольких интриг, запугиваний и убийств он останется в полной безопасности. Потому-то и достать его на том же Палавене было бы практически нереально, уж слишком ответственно чиновник подходил к собственной безопасности (это с учетом того, что на Палавене и без того провернуть что-либо в этом духе было куда сложнее в целом)... Сегодня же он просто не рассчитывал на то, что кто-то попытается ликвидировать его в этом тихом и спокойном месте, расслабился в окружении любимой семьи... За что и поплатился. Кварианцу было искренне жаль, что избавляться от него пришлось именно при таких обстоятельствах, но иного пути не было. И второго шанса могло уже не быть.
Эксельсиор повернул голову в сторону двух турианцев, поставленных охранять его. Турианца и турианки, вернее.
Можно подумать, я каким-то образом могу проломить эти стальные прутья... Хотя, наверное, у них тут даже карманные кражи - редкость, вот и паранойя тотальная.
Военные. Совсем молодые еще, особенно турианец - тот, судя по виду, даже в настоящих боевых действиях еще никогда участия не принимал. Предположения Эксельсиора подтвердились, когда турианка назвала своего сослуживца "рядовым", что вызвало на лице наемника легкую усмешку которую, впрочем, было не видно из-за маски. Интуиция редко его подводила, о многих личностях он мог судить по их внешности, походке, мимике... Но вот старшая по званию турианка показалась ему не такой простой. Эксельсиор невольно задержал на ней взгляд, не особо стесняясь рассматривать представительницу Иерархии точно так же, как она рассматривала самого наемника.
Красивая... Для турианки. Интересно, почему она пошла в армию? Могла бы с успехом быть лицом какой-нибудь компании, или работать ведущей новостей.
Размышляя о своих тюремщиках, Эксельсиор окончательно растерял все нотки беспокойства. Да и о чем было волноваться? Он уже сделал все, что было в его силах. Оставалось лишь надеяться на то, что ему позволят выйти отсюда живым - именно позволят, ибо какое-либо сопротивление было бессмысленным. Кварианец проводил взгядом рядового, который после команды турианки все же немного отошел от тюремной камеры (пусть и с некоторым недовольством), после чего вновь переключил свое внимание на старшую тюремщицу.
- Зверь, значит...
Голос кварианца звучал слегка мрачновато, но такое сравнение его не удивило. Для них он был именно зверем, безжалостным убийцей без какой-либо морали и нравственности. Наверняка масла в огонь подливало и то, что наемник был кварианцем. Но были ли они в курсе того, кем в действительности являлся убитый?
Наемник слегка вздохнул, скрестив руки на груди.
- Иногда нужен зверь, чтобы избавить мир от монстра. Галеус торговал жизнями ваших граждан, которых вы поклялись защищать. Именно благодаря его действиям многие турианские сиротки сейчас трудятся на невольничьих заводах Иллиума, а смыслом жизни многих из вас стали наркотики. И после всего этого вы все еще защищаете его?
Кварианец смотрел турианке в глаза, желая увидеть в них ее реакцию. Конечно, официальная версия от командования едва ли разглашала хоть что-нибудь из темного прошлого Галеуса. Но редкий солдат полностью доверяет официальной версии.

Отредактировано Excelsior (22 июля, 2014г. 12:29)

+1

5

Красное матовое стекло шлема, закрывавшее лицо кварианца, неспешно повернулось в ее сторону, и Леора, хоть и не видела этого, но отчетливо почувствовала внимательный взгляд, направленный на нее. Стало почему-то сразу же немного неуютно, будто бы не он находится за решеткой, а она, такое уверенное спокойствие исходило от сидевшего напротив убийцы. - Ну да, наемные киллеры они же такие, хладнокровные, - подумалось Ранис, возникло желание отступить на шаг назад, отойти, но это выглядела бы проявлением слабости и уж точно не подобало в ее положении. Почему-то вспомнились меры обращения в столкновении с хищниками, не бояться, а если уж испугался, то не показывать свой страх, не выказывать слабины... Ведь этот странный кварианец, такой не привычный представитель своего рода, тоже был в определенном смысле хищником. Об этом говорило всё в нем - та обманчивая вальяжность и расслабленность, в которой он пребывал, массивность и явная тренированность фигуры, заметная даже в костюме жизнеобеспечения, сидевший на нем не как ходячая медицинская капсула, как на иных кварианцах, а как броня, боевой бронированный костюм, только с типично кварианским шлемом. Впрочем, даже сочетание цветов его облачения - темного с насыщенным красными - казалось странно хищным. - Или я воспринимаю его так, потому что успела наслушаться всякой всячины? И потому, что мне сказали, не подходить слишком близко? Ведь если достаточно часто повторять, что кто-то опасен, то ты и сам уже начинаешь это замечать, видеть то, чего, быть может, совсем и нет на самом деле.
- Зверь, значит... - Мрачный, тихий голос прозвучавший из-за непрозрачного шлема, прервал ее мысли и заставил Леору невольно вздрогнуть. Еле заметно. Первый глупый испуг, за который Ранис тут же с досадой готова была оторвать себе гребни, удалось скрыть, даже удержать себя от непроизвольного шага назад, лишь мандибулы слегка дернулись. В такт голосу пленника, звучавшего с легким металлическим отзвуком благодаря динамику шлема, загоралась лампочка в районе рта. - Странно всё-таки общаться с кварианцами. Лиц не видишь, и это мигание...
Лео не ответила. Согласно инструкции вступать в беседу с заключенными вообще не следовало. Нигде это напрямую не запрещалось, но "не советовалось", а это уже было равносильно запрету, просто в более мягкой форме. Да и его реплика не подразумевала ответа.
Поза кварианца изменилась, руки скрестились на груди, его голос прозвучал упрямо:
- Иногда нужен зверь, чтобы избавить мир от монстра. Галеус торговал жизнями ваших граждан, которых вы поклялись защищать. Именно благодаря его действиям многие турианские сиротки сейчас трудятся на невольничьих заводах Иллиума, а смыслом жизни многих из вас стали наркотики. И после всего этого вы все еще защищаете его?
Ериас тихонько фыркнул в сторонке, но промолчал, не встревая в разговор, что для рядового, было совсем неслыханным достижением. Не иначе, как запоминал всё происходящее и произнесенное, чтобы потом иметь больше материала для сплетен о кварианском преступнике. Леора не обратила внимание на него, помимо воли слова кочевника ее задели. И, несмотря на "не советовавшееся" разговоры с заключенными, она не смогла не ответить.
- Зверь, чтобы избавить мир от монстра? Так ты себя, значит, видишь?
- За свои преступления ему полагалось ответить, как и всем остальным, перед судом. А не быть отстреленным чужаком, которому нет никакого дела до сироток и турианцев! Не надо говорить, что ты поступал из благих побуждений! Ты действовал лишь ради наживы. С тем же успехом ты убил бы любого, за кого бы тебе заплатили. Да и убив Алриана, ты раз и на всегда лишил его даже возможности предстать перед судом, где были бы доказаны все его злодеяния, если такие на самом деле имелись.
Ранис сверкнула голубыми глазами на красное стекло, из-под которого на нее в ответ взирал невидимый собеседник. В ней бушевало возмущение и гнев. Как можно было поставить себя выше закона? Как можно было заменить одним выстрелом правосудие на самосуд? И где-то в закромах сознания ныла предательская мысль о том, что окажись убийцей турианец, кто-нибудь из тех, кто оказался жертвой Алриана, Леора отнеслась бы к нему с куда большим пониманием. Потому что свой, потому что причастен. Хотя и своего бы ожидала кара. И это правильно. Так и должно быть. Вспомнилось выражение лица маленькой девочки с камер видео-наблюдения. Шок на маленьком лице, непонимание и ужас, с которым она взирала на труп своего отца, пока мать прижимала ее к себе, нервно укачивая. Лео гневно сжала кулаки.

+1

6

Слова турианки вызвали у Эксельсиора невольную ухмылку... Которую, впрочем, не было видно под шлемом. Праведный гнев, которым пылала защитница правопорядка, был занимательным в своей наивности, но нисколько не удивлял космического скитальца.
- Интересно... - Кварианец, не отводя взгляда от собеседницы, плавным движением встал с лежанки, слегка оттолкнувшись от нее руками, а затем подошел к решетке, сокращая дистанцию до своей надзирательницы.
- Правда верит в это все, или просто на подсознательном уровне ищет повод для обвинений? - Наемник слегка наклонил голову, посмотрев на турианку искоса. Обращался он будто бы не к ней, а к некоему незримому собеседнику рядом с собой - или к самому себе, размышляя и высказывая мысли вслух.
- Впрочем, не важно - Кварианец сложил руки в замок за спиной - У меня нет причин врать. Не тебе решать мою судьбу - если, конечно, ты хочешь, чтобы я дошел до вашего пресловутого суда. Ты думаешь, Галеуса не пытались разоблачить? Если даже и доходило до суда, никто не мог ничего доказать. А те, кто пытался его разоблачить, "таинственно" исчезали по ночам. Иногда - вместе со своими близкими...
Эксельсиор тяжело выдохнул, слегка опустив взгляд. Руки тоже опустились вниз в сжатых кулаках... Работорговля была основной причиной, по которой наемник взялся за эту работу. После небольшой паузы наемник сделал еще пару глубоких вдохов и выдохов, вновь успокаиваясь после небольшой волны гнева, а затем разжал ладони. Смерть этого турианца не могла исправить того, что он успел натворить - но могла предотвратить будущие несчастья.
- Пару месяцев назад я помогал штурмовать небольшой укрепленный объект на Иллиуме, где содержались рабы. Нужно было освободить нескольких паломников, угодивших в беду. Мы освободили всех, кто там был... Но не все могли идти.
Эксельсиор развернулся и, вновь скрестив руки на груди, сделал пару шагов вдоль своей камеры.
- Нашел в одной из камер двух турианок. Одна была уже мертва. Другая - ребенок совсем - еще дышала. Вытащил ее оттуда, успел донести до ближайшего медицинского пункта. Я и раньше всегда брался за работу, подразумевавшую устранение работорговцев, но сейчас...
Наемник вновь повернулся к турианке, смерив ту полным мрачной решимости взглядом. Зачастую наемник и вправду был равнодушен к представителям других рас, но когда космический скиталец своими глазами увидел ту беду, в которую попадают невольники на Иллиуме, он уже не мог оставаться в стороне. Ясное дело, он ни за что бы не справился с этим злом в одиночку, и не ставил себе заоблачных целей. Но когда ему предложили награду за голову Галеуса, ответственного за судьбу той маленькой турианки, Эксельсиор просто не мог отказаться - невзирая на большой риск.
- Сейчас это в приоритете.

+1

7

Леора заставила себя остаться на месте, когда кварианский заключенный шагнул к решетке, глядя на непроницаемый матовый шлем. Где-то там за красноватой дымкой стекла сверкали неестественно яркие глаза, в которых нельзя было прочитать никаких эмоций. - Как можно общаться с существом, чьего лица не видишь? Как судить о том, говорит ли он правду или нет? - эта и подобные ей мысли посещали Ранис всякий раз, когда ей доводилось сталкиваться с кочевым народом. Именно они укрепляли ее уверенность в том, что верить кварианцам нельзя. Не могут быть искренними инопланетяне, которые будто бы созданы для лжи и обмана. Весь их облик, вся их экипировка будто бы специально разработана для того, чтобы проще было врать и притворяться, скрывать свои истинные побуждения и намерения. Даже голос, пропущенный сквозь динамик шлема... как можно было знать, насколько он на самом деле изменен? Да и кто там за шлемом? Что за существо скрывалось за маской?
Лео невольно повторила недавнюю позу кварианца, скрестив руки на киле в оборонительном жесте, будто бы отгораживаясь от собеседника и того, что он мог сказать.
Его слова о ней, произнесенные так, будто бы она не стояла прямо напротив него и не смотрела на него, слегка задели Леору. - Не ищу я ничего ни на каком уровне. Ни на сознательно, ни на подсознательном. Нужно больно искать причины для обвинения, если итак ясно, что виновен. - Но она лишь упрямо прижала мандибулы и ничего не сказала.
Убийца тем временем вел себя так, будто бы чувствовал себя в камере совершенно вольготно, и в красках рассказывал о злодеяниях своей жертвы.
Ранис покосилась на Ериаса, который делал вид, что совершенно не прислушивался к разговору. Хотя на самом деле, внимательно ловил каждое слово. Рядовому было явно любопытно.
Если всё это было правдой. Если Галеус на самом деле предал собственный народ... Леора мрачно прищурилась. Для нее не было большего преступления, чем предательство своих. Своей семьи, своего рода. И она всегда считала, что большинство турианцев считало точно так же. Ей всегда казалось, что во главе Турианской Иерархии стояли лояльные и преданные своему делу, своему народу турианцы. Что все, чем они занимались, всё, о чем они думали - это благо Иерархии и ее граждан. Она в это верила. Так же как и в то, что любой гнилой плод, возникавший на ветвях власти, тут же будет устранен, искоренен. Она верила в Иерархии.
И мысль о том, что Галеус, будучи негодяем, мог так долго действовать безнаказанно, вертясь в высших слоях, была неправильной. Она шла в разрез со всем, во что Лео хотелось верить. Но из слов кварианца выходило, что Иерархия не могла справиться с гнилью в собственных рядах. Без того, чтобы тоже преступить закон.
Леора хмуро выслушала рассказ об ужасах, что творил Галеус. Сейчас пригодились ее с таким трудом приобретенные навыки сохранения непроницаемого выражения лица. Не зря же она училась скрывать свои эмоции. Впрочем, что-то подсказывало, что так в совершенстве освоить эту полезную науку она не смогла. Глаза всё еще выдавали ее. Так же как и тот факт, что история про турианского ребенка, вытащенного из рабства, еле живую и измученную, ее тронула. Никогда и ни в коем случае нельзя было трогать детей. Ранис всегда болезненно относилась к страданиями детей. Впрочем, виной тому и ее собственный горький опыт. Если доводиться видеть слишком много детских трупов, невольно начинаешь ненавидеть тех, кто допускает подобные злодеяния. Потому-то ее и коробило так сильно, что Галеуса убили на глазах у маленькой дочери. И поэтому же теперь она почувствовала, как ненависть невольно проснулась и в отношении к убитому. Нельзя втягивать детей. Они беспомощны и совершенно ни при чем.
- Кто тебя нанял? - тихо спросила Леора. Если бы она говорила громче, то в ее тоне прозвучало бы слишком много эмоций. А ведь это не дело, показывать свои слабости, демонстрировать, насколько тебя затронули слова преступника.
- Говорят, что тебя нанял кто-то из Иерархии. Это правда? - Лео сама не знала, было бы это смягчающим обстоятельством, или наоборот отягощающим.

+1

8

Турианка не хотела верить наемнику, и это было неудивительно. Общество, построенное ее расой, по праву можно было назвать одним из самых образцовых в галактике. Здесь не было места порокам и личной выгоде, и в первую очередь любому турианцу полагалось думать не о себе, а об Иерархии. Это чем-то напоминало Эксельсиору нынешние кварианские устои, сложившиеся под давлением нелегких условий существования: каждый из его расы был, по сути, членом одной большой семьи, и был обязан принести своей расе пользу; оправдать свое существование, обеспечить выживание грядущим поколениям... И, конечно, не пасть в своих собственных глазах.

А поверил бы я сам, будь я на ее месте?..

Впрочем, флотилия не могла похвастаться идеальной преданностью всех своих детей. Не секрет, что в данном случае имели место быть весьма неприятные исключения. Мотивы изгнанников, как правило, были непонятны Эксельсиору: как можно было променять свой народ, свою семью на какую-то личную выгоду? Или же быть настолько недисциплинированным и склонным к анархии? Вероятно, кварианец никогда не поймет этого. Конечно, он не исключал и простой комбинации неудачного стечения обстоятельств и непредумышленных ошибок: в конце-концов, он и сам был, по сути, в добровольном изгнании как раз по этой причине. Наемник, однако, вовсе не оправдывал себя этим.
Наличие же "гнилых" звеньев в турианской Иерархии удивляло куда меньше ввиду куда большего масштаба их общества. Уследить здесь за всем было куда сложнее, и в случае, когда рука закона не могла дотянуться до изворотливого преступника, наем киллера был, с точки зрения космического скитальца, весьма разумным решением - для общего блага.

- Слушай, я знаю, ты не хочешь мне верить, - Наемник слегка вздохнул перед тем, как закончить свою фразу - Но жизнь - не сказка. Среди твоего народа тоже есть мерзавцы, нравится это тебе или нет. И, порой, им удается взобраться достаточно высоко, чтобы быть вне досягаемости закона.

На вопрос Леоры у кварианца не было четкого ответа. Работодатели Эксельсиора далеко не всегда оставляли о себе настоящие данные - если вообще оставляли хоть что-то. Особенно, когда речь шла об убийстве кого-либо. Наемник не винил их: лишний риск никому не нужен, а ведь даже самый лучший работник может совершить ошибку. Палка, как говорится, тоже раз в год стреляет. Здесь, правда, ситуация была двоякая: задание, конечно, было выполнено... Но, вместе с тем, кварианец попался с поличным. Скорее всего, наниматель предпочтет забыть о наемнике, оставшись в двойном выигрыше: и дело сделано, и платить за него не нужно.

- Это наиболее вероятно, да... - Ответил космический скиталец после небольшой задумчивости - Причем, тоже явно не последний член вашего общества. Очень хорошая осведомленность о том, где, с кем и когда будет моя цель.
Хмыкнув, Эксельсиор вновь ушел на пару секунд в собственные мысли, и внезапно его осенило довольно необычным, но вполне вероятным предположением.
- Может быть, это была его жена. Не знаю. Вот только не возьмет ли она в свои руки все грязные делишки своего покойного супруга?
Эксельсиор покачал головой, начав ходить по камере туда-сюда. Весьма печальной была мысль о том, что кварианец ничего не добился этим убийством.
- Я не уверен, что могу просить тебя о чем-то, но... - Наемник, смотря на свою собеседницу, подошел вплотную к решетке и обхватил пальцами металлические прутья - Если в твоих силах помешать этому продолжаться... Вряд ли у его жены есть столь же хорошие связи и защита от закона, по крайней мере пока.

Слова кварианца были преисполнены надеждой и, казалось, звучали чуть тише обычного. Он не знал, что турианка ответит ему, но он чувствовал, что ей можно было доверять. Она еще не была испорчена этим миром... И наемнику хотелось бы верить, что это не временное явление.

Отредактировано Excelsior (22 ноября, 2014г. 09:40)

+1

9

Конечно же, она не хотела верить ни единому его слову. Он ведь был преступник. Убийца. Наемный убийца. И мог бы теперь говорить всё, что угодно, лишь бы это могло ему выйти сухим из воды. Не так ли? Ведь это лишь среди турианцев ложь была редкостью. А другие расы, разве им можно было доверять? Особенно кварианцам. Космические скитальцы, потерявшие собственную планету из-за своего же неосторожного обращения с искусственным интеллектом, были широко известны за свои не самые честные повадки. Мама всегда говорила Леоре, что кварианцам доверять нельзя. Потому что они врут, как дышат. И воруют так же. Так что... С чего ей было принимать слова арестованного кочевника за чистую монету?
Ранис упрямо повела мандибулами. Она не сомневалась, что в жизни встречалось много зла и несправедливости. Ей и самой пришлось это увидеть. Но всё же... Всё же! Вера в собственный народ, в Иерархию и ее непогрешимость была заложена так глубоко внутри, что стала уже совершенно естественной и почти неосознанной. Рефлексом. Но надо было признать, что она слышала слухи. О нечистоплотности Галеуса говорили, вполголоса, с осуждением, с удивлением, с недоверием, с негодованием. Но всегда, несмотря ни на что, Леора была уверена в том, что справедливость восторжествует, потому что система была безупречна. Несмотря на отдельные гнилые элементы. И если кто-то стоял над законом, если кто-то мог так попирать его, то... Нет, об этом думать совершенно не хотелось. Потому что это было бы в корне неправильно. И тогда нужно было бы пересмотреть всё, во что свято верила Лео чуть ли не с детства.
Проще было винить чужака. Который вмешался во внутренние дела турианцев. Который своим вмешательством не дал закону восторжествовать. Который сбил хорошо работавший механизм, которому просто нужно было время, чтобы сработать... Не так ли? Так ведь оно и было? Или всё-таки кварианец прав? И на самом деле только так и можно было остановить Галеуса? Только обойдя закон. Только убив. Но... Но это же неправильно!
Слова пленного о супруге убитого политика заставили Лео вновь возмущенно раскрыть мандибулы, хватая ртом воздух. - Нет-нет-нет, не могла же она. Заказать убийство собственного мужа... Нет. - Ранис на шаг отступила от решетки, будто бы стараясь таким образом отдалиться от самого этого дикого для нее предположения. Она гневно и недоверчиво сверкнула на кварианца голубыми глазами.
- Этого не может быть. Она ведь его жена. Она не могла его убить. Какими бы темными делами он ни занимался, но семья - это же священное. Духи бы... - Леора замолкла, поняв, что она только что собиралась произнести. Духи бы такое не допустили. И с каких пор она стала такой верующей? Никогда ведь не была. Но в святость семьи она тоже верила с детства. Родители воспитали ее так. И никогда ей не приходило на ум сомневаться в их заветах. Ни в том, что касается уз брака, ни в том, что касалось недоверия к выходцам с Мигрировавшего Флота.
Но тон кварианца звучал искренним, несмотря на то, что лица его она не видела, и динамик шлема чуть искажал голос. Вспомнилась ее встреча с Примой. Тогда она чуть было не доверилась кварианке, решив, что наставления матери были не совсем верными. И кочевница ее предала, обворовала, обманула, подтвердила всё те предупреждения, которые Лео наслушалась от мамы. А ведь голос Примы тоже звучал искренним. И более того, они ведь друг друга выручали, буквально спиной к спине дрались. И что?.. Ничего. Нельзя верить кварианцам.
Вот и сейчас это было трудно сделать.
- Ты наговариваешь на бедную вдову? - резко спросила она. - У тебя совсем совести нет? У женщины горе! А ты ее в чем-то еще обвиняешь!

офф

Что-то Лео упертая хд

+1

10

Говорить о чем-то так долго со своим надзирателем было чем-то новеньким для Эксельсиора. А уж просить о чем-то того, кто находился по ту сторону решетки... Это вообще было чем-то уникальным. Неординарность происходящего незаметно для него самого отражалась на поведении кварианца. Он был заметно более эмоциональным, искренним... Если бы только шлем не скрывал лица наемника, он мог бы сейчас даже сойти за слегка переигрывающего свою роль актера. Хотя, разумеется, никто не мог сыграть его роль лучше него самого.
Наемник вздохнул, отпустив прутья и слегка отстранившись от решетки, после чего скрестил руки на груди.
- Семья, говоришь? - Космический скиталец слегка усмехнулся, искоса смотря на Леору - А Иерархия разве не была семьей Галеуса? Или она значит для вас куда меньше? По крайней мере, для Галеуса она едва ли что-то значила.
Для всех кварианцев семьей был весь флот. Всю жизнь они бросали все свои силы на то, чтобы приносить пользу своему народу. Из-за этого наемнику было несколько тяжело понять всю ценность кровных уз среди других рас... Хоть он и предполагал, что подобное, возможно, было свойственно и кварианцам до роковой войны с гетами. В те времена, когда их раса была столь же многочисленной, как и любая другая.
- Я не могу быть уверенным. Это мог быть кто угодно, кто имел зуб на Галеуса и достаточно ресурсов. А таких, думаю, хватает. Просто...
Договорить наемник не успел. В помещение с важным видом зашел высокий турианец в броне, в сопровождении двух солдат. Он сразу же с легким неодобрением посмотрел на стоявшую напротив камеры Леору. Кажется, он тоже служил на этой планете — правда, с Леорой они еще не пересекались.
- Лейтенант Сикус Оросис. Нам поступил приказ с Палавена освободить этого кварианца из-под стражи.
Немного помедлив, вошедший, шевельнув мандибулами, все же решил пояснить происходщящее.
- С него сняты все подозрения. Настоящий убийца пойман и вскоре будет предан суду.

Слова лейтенанта, похоже, были сюрпризом и для Эксельсиора, хоть он и понимал, что здесь на самом деле происходит. Наниматель, кем бы он ни был, все же соизволил вытащить попавшегося кварианца, что было крайне нетипично, ибо в таком положении от космического скитальца куда удобнее было бы просто избавиться. Но, возможно, смерть Галеуса была столь желанна, что вызвала в нанимателе Эксельсиора порыв щедрости?
Так или иначе, дождавшись, пока кварианца выпустят из камеры, Сикус объяснил бывшему пленнику, где он может получить назад свои вещи, а затем поспешил удалиться по срочным делам, не обращая ни на кого особого внимания.
Наемник же, проходя мимо Леоры, на пару секунд остановился.
- Сегодня ночью. Площадь. Если не боишься, - Полушепотом говорил Эксельсиор, не поворачиваясь к турианке - Там я смогу говорить более свободно.
С этими словами наемник, не оборачиваясь, направился к выходу. Ему хотелось побыстрее покинуть это место... Он никогда не любил решеток.

Остаток дня Эксельсиор провел, приводя себя в порядок. Позади все же был отнюдь не курорт, а оглушение с последующим затаскиванием в камеру. То и дело ловя на себе настороженные взгляды, он все же смог спокойно поесть в одном из местных кафе и дождаться захода за горизонт местной звезды, после чего направился на назначенную встречу.
Зачем он это делал? Самым разумным решением было бы поскорее убраться с планеты, забыв обо всем произошедшем и благодаря предков за то, что они сохранили Эксельсиору жизнь. Однако наемник чувствовал, что что-то здесь было не так. Будто бы он мог сделать что-то еще... Но не знал, что именно. Кажется, это было принято называть интуицией? Так или иначе, кварианец надеялся, что разговор с его бывшей надзирательницей поможет ему получить некоторые ответы. И, может быть, тогда он сможет спокойно улететь отсюда обратно на Цитадель. Если, конечно, та красавица-турианка вообще явится сюда. Но она была упряма — а значит, шанс на то, что встреча состоится, все же был.
А пока турианки не было видно, Эксельсиор сел на небольшую лавочку, неподалеку от того самого места, где совсем недавно лежало тело Галеуса. Он чувствовал себя здесь немного неуютно — эта площадь была идеальным местом для цели снайпера, но других мест он здесь попросту не знал, а значит не мог назвать их турианке. Разве что космопорт... Но там слишком много народу. Даже по ночам. Придавшись воспоминаниям о вчерашнем дне, наемник и сам не заметил, как достал свою снайперскую винтовку и, положив её на колени, принялся в ней копаться. Он знал, что выбрал меньшее зло, но оправдывало ли это его? Быть может, был другой вариант?

офф

На меня тут в 9 утра, после написания научной работы, вдохновение нагрянуло.)

Отредактировано Excelsior (9 февраля, 2015г. 18:18)

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Астрея


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC