Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Mass Effect 2 » Эпизод 1.1 [Последняя из них]


Эпизод 1.1 [Последняя из них]

Сообщений 31 страница 54 из 54

31

План станции пришелся как нельзя кстати, тем более группа лишилась своеобразной технической поддержки. Правда очень быстро после передачи и начала изучения схемы стало понятно, что вот эти красные отметки ни что иное, как блокированные проходы, которые без пол-литра не отключишь и дорогу не освободишь. ВИ станции об этом сообщил несколькими секундами позднее, заодно подсказав очевидное, а именно место, откуда всю блокировку можно снять. Что же, теперь не оставалось выбора на тему идти дальше или свалить и разнести все к альянсовой бабушке. Осталось лишь отправиться в центр "Стикса" и хорошенько в нем покопаться. А так же решить, лифт или лестница? Право слово, лестница безопаснее на фоне того, что по коридорам может бегать - ее не оборвать, не затормозить и не сбросить в шахту, отправив к праотцам тех, кто будет в кабине.
«Кто вообще догадался дать такое название кораблю? Еще бы Тартаром окрестили.»
Тем не менее, лифт пришел в движение против желания людей, что в свою очередь мягко говоря, насторожило и заставило наставить на створки пистолет. А уж когда они открылись, то выстрелить мгновенно помешали остатки человечности. Что делает маленькая девочка на научно-исследовательском корабле, и каким образом она выживала среди монстров, подобных модифицированному элкору? Тут не то, что спрашивать как зовут, тут огонь на поражение надо открывать, но не успели. Девчушка не хорошо засветилась (не она ли чуть ранее по коридорам бегала и кидалась предметами обстановки? ) и явно собралась что-то вредное для здоровья запустить. К счастью, недалеко оказалось импровизированное укрытие, являющееся все тем же ребром коридора. А к несчастью, биотическое чудо куда-то подевалось, скрылось из поля зрения.
«Кто-то явно переборщил с накачиванием ребенка всякой дрянью. Догнать бы и пристрелить, она явно не расположена к мирной беседе. Но вот.. еще "Цербер"?»
Еще по прибытии поступила информация, что по станции бродят не только посланцы трехголового пса, но еще и.. Альянс. Возможно ли, что она встречала их? И где? Наверху? Или еще где-нибудь? догадки строить можно долго, а двигаться вперед надо. На планах станции проход вверх обозначался как открытый. Покосившись еще раз на лестницу, Кай кивнул на лифт, мысленно пожелав встреченной ранее девчушке нарваться на какой-нибудь барьер или модифицированного монстра.
Осталось лишь подняться наверх и посмотреть, что же там такое.

+1

32

Туман был отнюдь не простым конденсатом, появившимся вследствие разницы температур соприкасающихся слоев воздуха... Или из-за чего он там появлялся. Туман был волшебным, как выражаются дети в пять лет. Андерс бы описал это другим словом: "чертовщина".
Мужчина на слышал собственных шагов, фонарики на инструментроне и на винтовке не прорезали эту пелену в достаточной степени, а различные режимы визора наоборот лишь отвлекали. К тому же, глушилась всякая связь, даже низкочастотная с Лив. Именно поэтому дрон, запрограмированный возвращаться к хозяину, если связь с ним оборвется, вскоре вновь опустился в круг инструментрона и доложил о невозможности выполнения миссии.
- Отставить, - сухо отрезал инженер, а затем мысленно добавил:
"Сам найду путь наверх."
А путь был один единственный. В радиусе метра-полтора, что все-таки выхватывал фонарик, были видны стены. Но вот никаких отвороток заметно не было. Точнее, они были либо завалены каким-то высокотехнологичным хламом, либо двери были наглухо заперты, а панелька разбита, так что ее не взломаешь даже, либо это были отдельные кабинеты... И если уж уточнять дальше, кабинет был всего один.
Проход был открыт - одна створка дверей была наполовину выгнута в сторону коридора, а вторая просто открыта да конца. Кабинет представлял из себя небольшое помещение с одним окошком в коридор. Окошко было пуленепробиваемое. Потому что о него был размозжен череп одного из ученых - простое стекло хотя бы треснуло.
Тумана здесь, как ни странно, не было. Наверняка, благодаря вентиляционной вытяжке, чей пропеллер крутился, тихо жужжа, в потолке. Галогенновая лампа, свисая под углом тридцать градусов с потолка, держась на проводах, периодически мерцала, освещая неприятную для чистюль картину. Хоть Хэфстер к ним и не относился, эстетического удовольствия он также не испытывал.
На полу на животе валялась молодая девушка в халате, на не лице застыла гримасса ужаса. Видимо, ей сломали позвоночник, поскольку халат сзади прикрывал какой-то кровавый штырь, торчащий из ее тела, а на столе рядом было несколько кровавых пятен. Но проверять свое мимолетное предположение ниагарский техник не собирался. Второй ученый, по фигуре мужчина, лежал на столе грудью. Его голова, как и отметил церберовец ранее, была сбита о стекло. На полу, аккурат под его правой рукой, валялся "Шершень". Не помог он ему...
Луч фонаря выхватил фотографию в рамке на стене, а также несколько научных грамот... Судя по этим рамочкам мертвая парочка была либо отцом и дочерью, либо старый (а на вид ему было под 50) хрен обзавелся молоденькой двадцатилетней женой.
Все это было справа от двери.
Слева же царила нисколько не более радостная обстановка. На полу лежала голая азари, застреленная, по-видимому, из того самого "Шершня". В ее теле было множество каких-то шрамов, отверстий, похожих на пулевые, где-то торчали мигающие механические элементы-импланты. Но это была азари, когда-то была... Синекожая девица лежала на полу в луже крови и какой-то воды, что вылилась, видимо, из резервуаров, когда те открылись.
Резервуаров было пять. Большие, широкие, в два с половиной метра высотой. Три из них были открыты - створки отъехали вовнутрь. А вот два все еще были заперты и в них что-то плавало.
Луч фонарика развеял все сомнения - мертвая азари вылезла именно из одного из открытых резервуаров. В оставшихся двух все еще находились тела инопланетянок. Только вот на одном из них мерцала зеленая лампочка и внутри была голубая подсветка, а второй был выключен, и кажется, ясно почему...
В "темном" резервуаре плавала не совсем азари. Это была слишком уж изуродованная версия однополой женской расы синекожих соблазнительниц. Скорее всего, этот эксперимент признали непригодным, отключили капсулу, а утилизировать биологические отходы не успели.
Хэфстер смотрел на все это с отвращением. "Цербер" всегда славился своей излишней "гуманностью", несмотря на то, что она была весьма действенна... Если не обращалась против своих новых "хозяев". Сколько же всего у этой организации было заброшенных баз, которые такти ломились от последствий неудачных экспериментов? Сколько жизней нужно пожертвовать, чтобы человечество было процветающей расой? Все эти вопросы, а также нравственные аспекты все чаще и чаще стали волновать Андерса. Он осуждал "Цербер" за их методы, но он был верен "Церберу" за их поддержку, за их помощь ему. Хотя, наверняка, восьмая ячейка была лишь выгодным расходным кадровым материалом. Очередное стадо поросят, которое кормят, чтобы потом забить на шашлык...
Но кто тогда, если не "Цербер"? Альянс? Да, те, конечно же, были куда лучше и благороднее. Но лишь для общественности. Синезвездые тоже не брезгуют иногда кидать в бой пушечное мясо - Колин живой тому пример. Так что, два сапога пара. В "Цербере" хоть что-то делают...
Подойдя к "живой" капсуле, Хэфстер внимательно осмотрел азари. Она была также обнажена, как и труп на полу. Но осмотр не превращался в любование женскими прелестями. Инженер просто высматривал признаки имплантирования. Их здесь было куда больше: из тела девушки выходили разные провода и трубки, которые отходили к верху резервуара, а на бедрах, на предплечьях и даже на спине (так показывал экран около цистерны, профильное изображение эскиза тела) были какие-то небольшие цилиндры.
На панели было несколько кнопок. Но нажимать их мужчина не спешил. Все проблемы от любопытства, не правда ли? Именно из-за любопытства ниагарского техника его команда оказалась отрезаной от выхода. Но ничего, так они хоть его не бросят...
Азари в резервуаре мерно вздымала грудь, дыша при помощи дыхательной маски с трубкой. Ее глаза были закрыты, но она точно была жива. Андерс уже было решил оставить все как есть, все равно они все тут разнесут к чертям. Техник уже собирался обернуться, но бросил последний прощальный взгляд на лицо бедняги... Его встретила пара спокойных голубых глаз. Азари моргнула пару раз, а затем медленно потянулась к маске.
- Эй! Ты че творишь? - обеспокоенно спросил мужчина, хотя и сам понимал, что она собирается сделать.
Он ее прекрасно понимал. Синекожая красотка уже не могла таковой называться. Ее изородовали, превратили в монстра, отняли все права на спокойную и счастливую жизнь. Она больше не будет такой, как прежде, она больше не сможет нормально общаться с друзьями. И для семьи она будет лишь обузой. А сейчас, когда доктора не следят за ее функционированием, когда они не смогут ее спасти, можно и не жить дальше... Можно уйти от всего этого, ведь она так устала.
Ниагарский техник прекрасно понимал ее, но не мог позволить совершить задуманное. Слишком много смертей для одной станции...
Пульт управления автономным резервуаром с наиболее удачным образцом, который мог мыслить сам, а не подчинялся инстинктам, как остальные, открывался лишь по предъявлению отпечатка руки.
Стараясь не паниковать, Хэфстер мигом метнулся к мертвому докторишке, не смотря на добровольно захлебывающуюся подопытную, активировал уни-клинок и отсек трупу правую кисть.
Подбежав к панели и приложив руку, мужчина получил отказ... Не та рука...
Когда же по предъявлению левой ладони старикана, капсула открылась, выливая всю воду, отстреливая азари от проводов и трубок, а церберовец поймал несчастную подопытную, было поздно. Пульса не было, тело бездвижно повисло на руках мужчины... Откачивать ее он не стал. Она получила, что хотела. Она заслужила отдых.
Инженер аккуратно уложил девушку на пол рядом с ее сородичем, а затем, закрыв ей глаза, прошептал:
- Покойся с миром, - да, Андерс был хреновым оперативником "Цербера": сочувствовал некоторым ксеносам, часто ставил соратников приоритетней миссии...
Но об этой выходке никто не узнает. Именно потому мужчина и вышел со спокойной совестью в коридор. Люди, и не важно, азари они или человеки, умирают. К этому пора привыкнуть. И Хэфстер старался привыкать. Он старался побороть в себе все человечное, оставив лишь абсолютный цинизм, который приводил к успеху задания. Но, к счастью или к сожаленью, у него это пока не выходило. Душа хоть и прогнила, но она оставалась.
Размышляя о том, что пора прекратить горевать по каждой потерянной жизни, ниагарский техник совершенно забыл, что в этом месте надо быть осторожным. Он просто шел вперед, задумчиво уставившись в пол, где фонарик "Разорителя" изредка выхватывал тот или иной предмет, который приходилось перешагивать.
Вспомнил об этом мужчина лишь выйдя к желобу, предназначение которого ему было не совсем понятно. И то, не столько появление желоба заставило его очнуться, сколько исчезновение луча фонарика на винтовке. Либо он тупо сел, либо этот туман решил повеселиться...
Сколько он так прошагал, инженер не имел ни малейшего понятия. Оглянувшись назад и не увидев абсолютно ничего, кроме плотной белой дымки, Андерс посмотрел вперед и сделал несколько шагов. Из ниоткуда выплыла лестница наверх. А затем послышался женский голос, просящий о помощи.
Две вечные проблемы Хэфстера: любопытство и желание помочь... Когда-нибудь они загонят его в гроб.
Вбежав наверх, мужчина попытался всмотреться вперед, но тщетно. Темнота и туман мешали... А тут еще и голос пропал. Отвлекшись, чтобы включить фонарик на инструментроне, инженер вскоре вновь посмотрел вперед... Женская фигура молниеносно метнулась к нему, схватила за элементы брони и утянула вниз...
Удар смягчило лишь обезболивающее, но вот затылком мужчина все же треснулся, отчего ориентация в пространстве на время отключилась. Когда же все вернулось в норму, церберовец понял, что случилось. Над ним сидела азари. Голая, имплантированная, наверняка из той самой комнатки. Сидела она весьма пикантно, прижимая ногами руки Хэфстера, а руками держа его за шею и зажимая рот. Она что-то бормотала про объятия вечности. "Разоритель" упал рядом, но дотянуться до него не было возможности. В желобе уже не было тумана, или же это случилось от падения, но фонарик на винтовке вновь заработал. Луч бил прямо в азари, отчего она смотрелась просто великолепно. Любителям ужастиков понравится. А вот Андерс начинал нервничать.
Рядом послышался глухой стук, будто мешок свалился.
"Еще кто-то?" - догадался ниагарский инженер, слыша, как причитает неподалеку, но с другого конца мостков, в желобе другая азари.
Прижимавшая церберовца синекожая психопатка отвлеклась, повернулась на звук падения, что заставило мужчину действовать незамедлительно.
Он умудрился встать на лопатки, а потом резко подобрать колени к себе, отчего азари взвизгнула, видимо, от неожиданности, а затем слезла чуть вперед. Нет худа без бобра, как говорится... Руки-то у техника освободились, но вот синекожая тварь (а злобных азари Андерс никак иначе и не называл, поскольку не любил, когда они враждебны) села ему на шею (слава Всевышнему, не на лицо!) своей генно-модифицированной промежностью, а висячие причиндалы зависли над лицом. Фонарик все еще обеспечивал "правильное" освещение.
Активировав уни-клинок, Хэфстер вонзил его в тело азари, та уже не взвизгнула, а закричала, подпрыгнула, что дало возможность подтянуться, упереться в грудь твари сапогом и откинуть ее назад.
Тянуться до "Разорителя" не было времени. Взмахнув рукой, нажимая нужную кнопку, Андерс запустил "Воспламенение" в мерцающую синевой в темноте психопатку. На другом конце тоже слышались звуки борьбы...
Мини-дрон с напалмом достиг своей цели... Вот только от этой цели отделился небольшой светящийся голубой шарик, приближающийся словно в замедленной съемке к технику. Только вот он так сидел, наблюдал за этим шариком, пока время замерло, а пошевелиться не мог, завороженный зрелишностью смешавшихся красок...
"Бросок" пришелся прямо в грудь. Сидящего Хэфстера подняло в воздух, крутануло, а затем опустило мордой в пол, выбивая часть кислорода из легких... В который раз...
Подняться сразу мужчина не мог. Не супермен он, чтоб отходить от ногдаунов за секунду.
Поднявшись на локтях, он глянул туда, где была другая, неизвестная жертва. Звуки борьбы стихли. Там тоже остался лишь один из двух... Но кто это?
Рывком нырнув к штурмовой винтовке, Хэфстер направил луч фонаря на силуэт в темноте и облегченно выдохнул. Человек. Мужчина... Из Альянса, судя по эмблемам на прикиде.
Встав на ноги и все еще не убирая дула с потенциального врага, но все же не светя в лицо, Хэфстер спросил:
- Ты как? Живой? - эта фраза, как он считал, должна была показать, что он сам не враждебен, стрелять не собирается... Ну а еще и позволила бы понять, какие намерения у собеседника... Вся надежда на актуальность древней человеческой мудрости: "враг моего врага - мой друг". К тому же, на станции, полной всяких тварей, людям нужно держаться вместе.

+1

33

Пока Кай, изучая карту, думал куда им двинуться дальше у Джеки была возможность расслабиться, если так можно выразиться, хотя пока она особенно и не напрягалась, трупы и животные её не пугали да и всё остальное казалось весьма жизнерадостным. На станции очевидно проводились эксперименты над разного рода существами. Это было правильно и девушка заранее всё одобряла, вообще она была за прогресс.  К тому же музыка всегда радовала и возвращала сравнительно весёлое настроение. Церберша даже начала слегка пританцовывали широко улыбаясь, однако   расслабляющему времяпрепровождению не суждено было длиться долго. Их навестил, очень неожиданно, Джеки даже на секунду остановилась в недоумении, ребёнок.
  Это была маленькая девочка, хотя черт их знает сколько ей было лет, убийце не часто приходилось убивать детей, да и возраст она как правило забывала спросить.  Эффект неожиданности прошел так же быстро как наступил и не секунды не сомневаясь Джеки вскинула пулемёт и выпустила две короткие очереди, которые, учитывая расстояние, должны были превратить юное создание в кучу некрасивого мяса, однако всё было не так просто. Заряды поглотил барьер, и в ответ в них полетели биотические заряды, от которых Джеки едва успела отскочить и биотический удар врезался в ребро коридора не причинив служительнице пса никакого вреда. Девочка тем временем куда-то унеслась пользуясь всё той же биотикой. Даже несведущая в биотических технологиях Мюллер понимала, что противник у них весьма грозный, но страха перед ним она не испытывала. Всё же это был биотик, а следовательно его действия медлительны и предсказуемы. Анализ борьбы с противником мгновенно пронёсся через разум церберши, и выйдя из укрытия она весело улыбалась.
- Слушай, да тут целый зоопарк, знала бы, ружье взяла. даже с неким восторгом в голосе, однако негромко сказала Джеки в сущности ни к кому опять не обращаясь, словно бы разговаривая сама с собой. - А ты, что не стрелял? А... Поняла. Но ты всё равно стреляй барьер сильный, а убью я, мне не страшно. Уже весьма рассудительно и без тени издёвки, добавила девушка. Но задерживаться и впрямь не стоило, необходимо было двигаться дальше.
Командир кивнул на лифт и девушка ни слова ни говоря проследовала за ним. Лифт был наверное не самым лучшим способом передвижения, и даже не самым безопасным, но всё же быстрым, а в условиях присутствия альянса это было не лишним. К тому же тут пока не было серьёзных противников и страхи были беспричинны.

0

34

Напарники на связь не выходили, слышны были лишь помехи и ничего через них разобрать было нельзя, и это немного раздражало долговязого альянсовца, внезапно оставшегося  вполном одиночестве. Работать в команде легче и приятнее хотя бы потому, что тебе не приходится думать о том, чтобы твоя задница была прикрыта, об этом обычно заботятся твои напарники в обмен на гарант сохранности своей пятой точки. Сейчас же, бродя по этому опасному месту, Гарретту стоило быть в десятки раз осмотрительнее и внимательнее. Прислушиваясь к каждому шороху, Уайлд продвигался вперёд, по намеченному им пути, довольно медленно. Вся проблема ориентирования на местности заключалась в том, что Гарри абсолютно не помнил, какими путями его сюда тащили, и коридоры, по которым он сейчас шёл, были ему незнакомы. Да и не мог он вспомнить путь сюда, даже если бы захотел, слишком уж однообразно вокруг. Неприятное ощущение, что за ним кто-то или что-то наблюдает, не покидало преподавателя на протяжении всего его пути. Иногда, когда ощущение, что в спину ему кто-то смотрит, обострялось до крайности, парень резко оборачивался, но никого не видел там, где ожидал, всё скрывал белый туман, мешающий осмотреться.
"Нет, это издевательство просто, - размышлял Уайлд, в очередной раз следуя извилистым поворотам коридора, - не могло же это подобие тарантула утащить меня так далеко... Вроде бы, и недолго наше путешествие продолжалось. Тьфу ты, то есть я заблудился? Да быть того не может просто!"
Последняя мысль, хоть и казалась обнадёживающей, Гарри не радовала, ибо он понимал, что в своих знаниях по ориентированию на местности он очень-очень сильно сомневается... Но перспектива стоять на месте и ждать, когда по его душу прибежит ещё какое-то чудо-юдо, с которым он, возможно, не найдёт в себе сил справиться,была не слишком радужной. Гарретт очень надеялся, что движение в первую попавшуюся сторону возымеет больше эффекта, чем стоять посреди коридора сусликом и ждать призрачной помощи от друзей-альянсовцев, которые, возможно, вообще не в этой части базы находятся.
Наконец, окружающий пейзаж начал меняться. Туман, что находился тут повсюду, стал ещё гуще, но обстановка вокруг, это было видно даже сквозь него, изменилась. Многочисленные, бесконечные коридоры с наглухо запертыми дверями сменили своё однообразие. После очередной развилки Гарри вдруг заметил, что впереди, там, где фонарик мог осветить туман с такого расстояния, пол поднимался, как бы пропуская под собой желоб с непонятным, не сущему в технических вопросах адепту, предназначением. Но задумываться о том о сём Гарретту не пришлось очень долго, его отвлёк крик о помощи. Пронзительный, словно потерявший всякую надежду получить хоть какую-то помощь, женский голос испуганно звал ему помочь:
- Помогите. Есть здесь кто-нибудь? Помогите! Подойдите же сюда! Не бросайте меня здесь!
Не успев поразмышлять, кто тут может причитать, Уайлд бросился к мосту, от которого, кажется, голос доносился. Когда ты хочешь помогать людям, искренне желаешь этого, твоя собственная безопасность обычно встаёт на второе место. Именно поэтому Гарретт и не заметил явных подсказок своего сознания, что ему нужно бежать из этого места как можно скорее. Отбросив интуицию в сторону, будто ненужную тряпку, он совершил непростительную ошибку, за которую тут же и поплатился.
Сильные руки, откуда ни возьмись, вцепились Уайлду в щиколотки и сильно дёрнули вперёд. Никак не ожидавший нападения в эту секунду, парень, нелепо взмахнув руками и уронив из рук тяжёлый пистолет на мостик, рухнул вниз, к желобу. Падение на колени броня не смягчила, а следом начало происходить что-то совсем уж странное. Утыканная какими-то штуками, словно дикобраз иголками, синекожая азари набросилась на всё ещё сидящего на коленях и мирно хлопающего ушами Гарретта, и, повалив его на спину, зашипела над ухом:
- Обнимите вечность... Обнимите вечность... Обнимите вечность... - словно она знала только, как произносится именно эта фраза и ни слова больше. Прямо перед глазами Гарри повисло перекошенное лицо синекожей женщины, безумно блестящие глаза и повторяющие одну и ту же фразу до бесконечности, как заезженная пластинка, губы. Откуда у неё столько силы, чтобы вот так просто взять и повалить на землю и обездвижить взрослого молодого человека, который по параметрам куда больше её? Уайлд чувствовал, что просто не может пошевелиться и скинуть с себя безумную инопланетянку. Не успел парень попытаться что-то предпринять, как вдруг азари вцепилась зубами в его щеку, а если быть точнее, в её не защищённую шлемом части. острая боль пронзила лицо Уайлда справа, он на автопилоте дёрнулся, подгоняемый желанием избавиться от источника боли, так сильно,что, вот удача, ему удалось освободить свою руку. Одной правой хватило, чтобы "бросок" Гарретта ударил азарийке в грудь. На таком близком расстоянии, почти вплотную, она почувствовала силу удара куда значительнее, чем если бы была хотя бы в пяти шагах. имплантированная инопланетянка отлетела вперёд, а Уайлд, желая сделать всё наверняка, запустил вдобавок очередь из пистолета-пулемёта. Тело азари стукнулась об мостик, что-то в позвонках неаппетитно хрустнуло, шея неестественно вывернулась, чёрные глаза, когда тело ухнуло вниз, смотрели в потолок. Гарретт ощущал, что его прошиб холодный пот. Всё ещё сидя, он вытащил пистолет-пулемёт и, держа труп, на всякий случай, на прицеле, стал медленно подниматься с пола. Во рту чувствовался солоноватый привкус, видимо, кровь с щеки уже дотекла до губ, вот невезуха.
"Не встанет? Нет, не должна, больше не должна... - шептал внутренний голос. По ту сторону мостика, сквозь белый туман, преподаватель заметил шевеление, а  затем свет от фонарика, - человек? Кто ты?"
Свет ударил в глаза, заставив Уайлда прикрыть их рукой. А затем он увидел то, что заставило его нервно икнуть и уставиться во все глаза на нового знакомого. Он был похож на... мумию? Черт возьми, почему он весь в бинтах? Ещё один эксперимент Цербера, только умеющий держать оружие? Или же у них была одна проблема, только сражались они с ней в одиночку?
- Ты как? Живой? - глуховатый человеческий голос не оставил Гарри сомнений, что этот человек, даже если он и эксперимент, изъясняется адекватно. Заметив на его броне желто-черные нашивки, Гарретт скривился, словно откусил от лимона кусок, а затем заговорил:
- Удивлён увидеть здесь живых, да? Твои хозяева, сказав "фас" не предупредили, что тут могут быть люди, которым удалось выжить? Небось следы за своими собаководами заметаешь? Это как раз в вашем духе, - Гарри говорил без злости, просто в его представлении "Цербер" - это очень плохо, чуть ли не мировое зло, а те, кто работает на Цербер - очень плохие ребята, готовые ребёнка в люльке убить во благо человечества. Со служащими Цербера вживую ему встречаться до этого как-то не доводилось, поэтому сейчас он рассматривал мужчину с некоторым интересом. Правда, ничего хорошего он к этому забинтованному не испытывал. Эта станция стала могилой для десятков людей, а кто в этом виноват? Цербер! И никто больше... так что к его служащим испытывать альянсовцу? Злость? ненависть? Скорее неприязнь... Глубокую такую неприязнь, всепоглощающую. Умом парень понимал, что этот мужчина, может быть, не виноват в произошедшем тут, но он всё равно обвинял забинтованного во всех смертных грехах, что совершенно противоречило его жизненным принципам, но он ничего не мог с этим поделать.
Гарри, подумав ещё немного, опустил оружие. Биотикам оружие не нужно, бросок долетит прежде, чем этот забинтованный попытается наброситься на Гарретта, в случае чего.

Отредактировано Garrett Wilde (5 октября, 2013г. 22:43)

+2

35

Цербер

Лифт благополучно доставил церберовцев на тот уровень, где находилась центральная лаборатория. Не застрял, не свалился в шахту, и даже двери открылись.
Как только открылись, так оперативникам и повстречались поклонники классики.
Укрытие, сделанное из предметов мебели прямо напротив дверей. Рыжее свечение чьего-то инструментрона, и кабина лифта оказалась заблокирована на этом этаже. Создав вокруг себя биотический барьер, из-за баррикады поднялась азари. Смотреть на нее было, честно говоря, страшновато - головные отростки торчали в разные стороны, а на теле в нескольких местах были видны какие-то приборы, но разум она сохранила, определенно.
- Стоять на месте, - приказала (да, именно так, судя по тону) она. - Не пытайтесь стрелять, я не одна.
Действительно, не одна - за баррикадой в темноте угадывались очертания пары турианских фигур, пары то ли батарианских, то ли человеческих, и одной непонятно-размытой - можно было предположить, что это ханар.
Яркий луч фонарика осветил Ленга и Джеки, и азари кивнула своим.
- Все верно, - потом снова обратилась к людям. - Вы, Цербер. За что вы с нами так сделали? Вы ведь были там, снизу? Там наши сородичи... И ваши тоже. А мы их сами боимся. Я сегодня расстреляла подругу детства. Она потеряла рассудок и хотела меня съесть, а знала я ее до этого четыреста девять лет. Вас я не расстреляю... Я натолкаю в вас таких же имплантатов, облучу вас нуль-элементом до того состояния, чтобы вы гарантированно сдохли... И брошу тут. Но я даю вам шанс... Спокойно, Лирус, - прервала она чье-то возмущенное шипение за баррикадой. - Шанс объясниться. Объясните, почему это с нами случилось. Чего такого для вашей расы вы добивались этим экспериментом?

Андерс и Гаррет

Минут пять на то, чтобы пообщаться и осмотреться, у вас есть. После этого вы замечаете в конце коридора все то же самое биотическое свечение, и к вам - "зарядом", но затормозив за несколько метров перед вами - подлетает девочка. К вам она почему-то испытывает больше доверия, чем к другим двум группам... Скоро понятно становится, почему.
- Злые азари там, - она тыкнула пальчиком вниз. - Вы их убили? Хорошо, тут неудобно было ходить.
Потом ее взгляд упал на эмблему на броне Андерса (забинтованный внешний вид, кажется, не смутил ее совершенно - впрочем, наверное, она тут и не такое видала), и на секунду лицо ее приняло нормальное обиженное выражение, какое и полагается человеку ее возраста. Потом оно снова стало странно спокойным, и девочка взглянула на Хэфстера, а потом и на Гарретта оценивающе-серьезно.
- Цербер, - определила она их. - Да. Цербер.
"Ударная волна" с обеих рук, и посланная вдогонку "сингулярность" не оставили сомнения в том, что девочка думала про Цербер. А в следующий момент ее уже не было - только биотический отсвет на в дальнем конце коридора.
Идти было некуда, кроме как за ней. Люди прошли еще две лаборатории... Живых тут не было. Ни ученых (несколько тел на полу), ни жертв экспериментов... Вообще никого. Пусто и тихо. Коридор заканчивался лестницей, и, наверное, стоило подниматься здесь, чтобы вернуться к своим группам... Но им не дали.
Скорее всего, сначала люди даже не поняли, что это за клубки скатились с лестницы. А вот потом клубки развернулись, и выяснилось, что были это два... крогана. Что надо было сделать с кроганами, чтобы те научились складваться в клубки; как вообще можно было их поймать живыми и сделать так, чтобы они не убили ученых сразу... Кто его знает. В любом случае, сейчас они были явно настроены атаковать - и, в отличие от встреченных раньше существ, у них было оружие. Однако, сходу стрелять они не стали.
- Вы! - прорычал один из них. - Вы посмели поймать меня! Вы умрете сразу, или сначала что-нибудь скажете?
- Пусть сразу, - отозвался второй кроган. - Пусть! - Он выглядел не очень-то хорошо, явно эксперимент был неудачным и близился к завершению в тот момент, когда его выпустили, но... как знать, на что способны эти рептилии.
- Нет, - рявкнул первый. - Пусть скажут. Мы их убьем, но я хочу знать, для чего это было. Говорите, уроды, а то я заставлю вас научиться сворачиваться в клубок и кататься по лестнице.

Кай Ленг, Джеки Мюллер
Андерс Хэфстер, Гаррет Уайлд

Если вернется Эйприл или выразит желание играть дальше Хоббс, они могут отвечать на прошлый ГМ-пост.

+1

36

Альянсовец тут же начал хамить. Нет, Андерс, конечно же, тоже не одобрял методы Организации целиком и полностью, но... Из пламенной приветственной речи парниши техник выцепил скрытый смысл, что его сравнивают с блохастой сукой. Собственно, так оно и было, для верхушки "Цербера". Но вот слышать это от "синих воротничков" было не очень приятно. Механик был спокоен, безэмоционален, но все же злобно сощурился:
- Будешь хамить - отсюда вылезет лишь один из нас, - Хэфстер не видел этого солдафона в действии, но судя по тому, что он завалил азарюшку-психопатку, с ним придется попотеть, - на радость местным жителям, которым будет куда проще расправиться с одиночкой, - этого призыва к адекватной оценке ситуации, как считал мужчина, должно было быть достаточно, чтобы заставить парнишу успокоиться.
- Андерс Хэфстер, - представился ниагарский механик. Кажется, что своих церберовец еще не скоро догонит, потому ему придется выживать в местных условиях вместе с этим наивным идеалистом из Альянса.
Почему идеалист? Потому что из Альянса. Альянс не хуже "Цербера" умел раскидываться пушечным мясом. Не в таких, конечно, масштабах, и не так экзотично, как "Псы Аида", но все равно, на людей им было также насрать. И "Церберу", и Альянсу. Вот только первые, в отличие от вторых, действительно продвигали человечество вперед, не боясь трудностей.
Так что, если парниша все еще в рядах "Синих", он, наверняка, не выяснил всех аспектов службы. А открывать глаза Андерс ему не собирался, не нянька.
Светскую беседу прервали. Подкатив на "заряде" к мужчинам, как мажор на кабриолете к чикам, девочка лет пяти (вообще, Хэфстер плохо разбирался в детском возрасте) сначала поблагодарила разнофракционных вояк, сведенных по одну сторону баррикад (именно так и хотел думать механик), а затем резко изменилась в лице, произнеся название ненавистной для неё организации, к которой принадлежал Андерс.
Вообще, техника не очень-то и удивило, что маленькая девочка, да еще и владеющая биотикой (это все и объясняло), находится в таком месте. Очередной бесчеловечный эксперимент. Так что ее мнение по поводу "Цербера" было весьма понятным.
Почему же Андерс не стрелял? Во-первых, это ребенок. Во-вторых, она не проявляла враждебности. До того, как долбанула ударом и сингулярностью двух здоровых мужиков.
Нормальный биотик, сколько бы сильным он ни был, не сможет совершить такое количество действий за такой короткий период времени. Эта девочка - эксперимент, сомнений в этом не было.
Оправившись от удара, Хэфстер встал на ноги.
"Ну сколько можно?!" - технику уже начинало надоедать, что его вечно швыряют как тряпичную куклу.
Даже не окрикнув потенциального противника (в смысле, Гаррета), который подавал все признаки нормального (относительно) функционирования, Андерс бросился вслед за ребенком.
Нет, мужчина не хотел устраивать экстерминатус последствиям эксперимента. Да, она на него напала, да, она была очень опасна и да, был приказ уничтожать все опытные образцы, но... Мысль "В жопу приказы!" - уже очень давно поселилась в мозгу инженера, а самоубийство азари, возможно, единственной, кто не хотел поделить на ноль отряд прибывших солдат, вытащило эту мысль из глубин сознания. Нет, церберовец не собинался идти войной против Организации, он выполнял главную задачу, но вот попутные приказы не всегда исполнялись беспрекословно. Тут уже мужчина исходил из своего личного желания. И эту девочку он убивать не хотел. Он хотел поговорить с ней.
Одев шлем "разведчик", мужчина попытался настроить тепловизор, но... Тщетно.
Переступая трупы в пустынных коридорах очередной лаборатории, Хэфстер все сильнее и сильнее ощущал гнетущую силу этой мертвой пустоты. Тишина... Лишь звук шагов, да кое-где трещало электричество, да что-то шлепало по воде... Но хотелось человеческого общения.
- И чего это Вас поперло разгребать наше дерьмо? - наконец, сказал он Гаррету. - Ты сам из какого взвода? - "Подрывник, ликвидатор? Не похож ты на того, кто любит размахивать оружием", - Андерс хотел понять, кто же его вынужденный союзник. Тогда можно и понять, для чего он тут.
И как только их разговор завершился, они очутились около очередной лестницы. Хэфстер уже ногу поставил на первую ступень, как вдруг впереди раздался какой-то грохот, а затем и движение. Отскочив на несколько шагов, мужчина вскинул винтовку, целясь в приближающихся "колобков", но когда те остановились и преобразовались в кроганов, механик опустил оружие. Мягко сказать, он немножечко, совсем чуть-чуть оху... удивился от увиденного.
Кроганы тут же стали вещать угрозы, вперемешку с известными вопросами "зачем" и "почему". Условия показались ниагарскому инженеру смешными. Они либо сдохнут, либо ответят на вопросы и сдохнут... Причем, единственные, кто мог ответить на этот вопрос, валялись где-то там, в коридорах. А церберовец что, он простой техник, оперативник, ни разу не ученый.
Взглянув на потенциального врага-человека, Андерс понял, что тот тоже ждет от него ответа. Как-никак, а единственный, кто имеет отношение к причастным к данному недоразумению являлся именно Хэфстер.
Мужчина вздохнул, переводя взгляд с одного крогана на другого и отчаянно соображая, что же ему делать. Биотик, наверняка, мог прикрыть его сферой, но станет ли Альянсовец помогать Церберовцу - вопрос... На кроганах не было ничего, кроме одежды подопытных. Видимо, они были не столь симпатичны, как азари, потому им что-то и выдали, чтобы прикрыть срам. Но эти уроды такие толстокожие, что даже в этом случае придется потратить по термозаряду на каждого.
- Ты... хочешь... знать... зачем это... было нужно? - спокойно, медленно, делая паузы между словами, начал механик, ища в окружении хоть какое-то спасение... В пяти метрах слева валялся опрокинутый кофейный автомат...
Ответить на вопрос крогана было очень сложно. Действительно, зачем? Зачем создавать армию монстров, которой нельзя управлять? Зачем накачивать маленького ребенка всякой дрянью, которая превращает его в настоящую машину для убийства. Да, возможно, это поможет создать бессмертную армию бесстрашных и покорных воинов, но почему, мать его, о контроле надо думать в последнюю очередь? Андерс нахмурился, но, естественно, этого никто не увидел...
- Я не могу ответить на твой вопрос. Я не знаю, зачем. Я могу лишь извиниться. За эксперименты. И за смерть, - да, эти кроганы не заслужили той участи, что была им уготована.
Кроганов Хэфстер уважал. Батариашек ненавидел, а кроганов уважал. Лучших из них, а не тех задиристых идиотов, которые ищут приключений на задницу, хотят всем доказать свою силу надо и не надо, а потом подыхают от шальной пули. Но кроганы-воины, которые знают толк в войне, были достойны уважения. Если бы можно было с ними договориться, или хотя бы найти возможность управлять ими, это бы гарантировало победу в любой битве. Но убить этих было необходимо. Хотя бы для того, чтобы просто выжить.
Механик запустил "заморозку" в одного из кроганов, бросаясь к опрокинутому кофейнику. Он хотел еще скинуть турель, но она бы тут же открыла огонь и по Уайлду, а это было нежелательно.
Перекинувшись за автомат, механик прицелился в ближайшего крогана и нажал на спусковую кнопку... Снова... И снова... И еще раз... И так бесконечно долго, пока оружие не запросило термозаряд, а огромная туша не свалилась на пол, нашпигованная свинцом.
- Даже не смей мне ничего говорить по этому поводу, - предупредил инженер очередные хамские реплики парниши, который добил своего крогана.
Они стали подниматься вверх, так как коридор, в котором лежал кофейник, все равно был завален.
"Лишь бы удалось поболтать с этой мелкой. Глядишь, этот альянсовец сможет уговорить ее пойти с ним, доставит ее в эту их академию Гриссома. Брай говорил, там полно ненормальных", - размышлял механик.

+1

37

Хороший конечно вопрос, почему и зачем. Скорее это было неожиданно, появление маленькой девочки, когда ждешь толпу  итогов чей-нибудь светлой головы. Тем не менее, агенты успешно сели в лифт и доехали до следующего уровня.
«Итак, у нас есть станция, наполненная кучей разнообразных тварей, есть разумные, типа той девчушки, есть не очень, зато усиленные до невозможности имплантами. Что дальше? Перестрелка с Альянсом, что бродит где-то неподалеку?»
Место предполагаемого соперника заняли не менее опасные противники. Все же баррикада не совсем то, что желаешь увидеть при выходе откуда-либо, хуже этого может быть только засада. Видавшая виды азари, которую словно вместо тряпки использовали, некто в укрытии, закрывший двери лифта, в какой-то мере спасительные, в какой-то еще более убийственные, потому как кабину довольно легко при должном допуске отправить в полет вниз.
Раскомандовалась синяя дальше некуда. И подругу у нее убили, и жизнь ей искалечили, и тушку испортили. Нечего было к людям соваться, глядишь и не случилось бы ничего противоестественного, а теперь, дрянь иноземная, пусть мучается.
Пока азари растекалась мыслью и праведной местью, было немного времени для осмотра помещения и  тех, кто прятался в стороне. Бегло, но дополнительное укрытие заметить вполне можно, да еще и примерно подсчитать, сколько времени понадобится, чтобы до него добраться. Что касается размытых фигур, то тут не имеет значения, кто прячется в тени, итог один - убивать придется всех. Начать разговор с предполагаемой казни, практически в красках ее описать и потом дать шанс. Наивно немного, не правда ли? Даже если бы у группы адских псов и была задача спасать выживших, то это были бы только ученые "Цербера", а не неудачные эксперименты.
Оружие пришлось опустить, как только попали в засаду. Хорошо, вот только не всегда нужно стрелять, чтобы кого-то убить, иной раз достаточно лишь уйти в инвиз, если конечно возможности позволяют. И конечно получить на место своего нахождения секунду назад озлобленный залп - кому-то не понравилось, что потенциальная жертва внезапно исчезла из  поля зрения и неизвестно, что будет дальше. Исключительно полезный навык, чтобы подобраться вплотную к кому-нибудь и проткнуть его насквозь мечом. В данном случае это азари, напоследок услышавшая: "Устранение препятствий в виде монстров." Теперь ее тело станет прекрасным щитом от атак таких же мутантов, и уже в ближайшие секунды пригодилось. Тушка вздрогнула от попавших в нее зарядов, а скрывающиеся в темноте тем самым указали на свое точное положение. Парочка гранат пригодилась бы прямо сейчас или просто что-нибудь более крупное, чем пара пистолетов, к примеру, граната, чтобы на кусочки и по стеночке сползало все. Вместо массового поражения остается использовать лишь направленный выстрел - дезинтегратор штука отличная, но вот после того, как луч задел (окончательно? В темноте не разберешь) двоих скрывающихся, Ленг был вынужден уйти за ближайший перевернутый стол, чтобы его не постигла участь той же азари.

+1

38

Да церберы слегка опростоволосились, попасться в такую простую ловушку, однако не знаешь, где найдёшь где потеряешь. И тот факт что они не получили салют зарядов в лицо говорил о том, что перед ними не профессионалы. Ибо в таком случае теряется весь смысл засады. Неожиданность, неизвестность расположение боевых единиц и огневых точек, неизвестность вооружения и прочие, чуть менее важные факторы. Но  люди, находившиеся в засаде этим не воспользовались, они даже не попытались разоружить церберов, а главная из них, напоминающая азари начала что-то говорить. Этого было достаточно. Пока синяя  трепала языком, Джеки, не сводя с неё оружия,  быстро анализировала обстановку, и была уверена, что Ленг делает то же самое.
Основной проблемой была всё та же неизвестность. Вопрос о количестве противников был сужен до пяти-шести единиц, так же было  более-менее ясно где они расположились, а вот их вооружение по-прежнему оставалось загадкой, так же непонятно, были ли ещё биотики помимо азари. Однако момент настал, краем глаза она увидела, как  её напарник пропал  с места, и немедля ни секунды Джеки проделала тот же манёвр. Необходимо было устранить  противников и как можно быстрее.
Исчезнув из вида, девушка кувыркнулась на пол и быстро перекатилась под баррикаду, стараясь не попасть под беспорядочный огонь жертв экспериментов, к которым  не было ни жалости не вражды, это были всего лишь люди, которых требовалось убить, только и всего. Не теряя драгоценных секунд, цербер перемахнула через баррикаду и прокатившись по полу между стрелявшими она оказалась у них за спиной . Так же быстро, отработанными четкими движениями Джеки вонзила нож в горло одному, свободной же рукой выстрелила из пистолета в затылок другому, с такого расстояния ни барьеры ни щиты просто не успели бы среагировать.  Остальные же замешкались, от столь неожиданной атаки, что в свою очередь дало девушке время для отхода, вернувшись на другую сторону баррикады, церберша повременила, давая щитам восстановиться. Таки несколько зарядов сумели попасть в неё, однако именно на такой случай и нужна была броня, дабы нивелировать случайности  дальнего боя. Когда то  многие талантливые полководцы, и даже правители погибали  совершенно случайно, по так называемому принципу, "Пуля дура"  и равняет всех, как профессионалов, так и новичков. Хоть какие-то плюсы в техническом прогрессе были, хоть он и шел не в том направлении, в каком хотелось бы.
Тем временем всё было, по-видимому, кончено. Ленг  скорее всего устранил оставшихся противников, так как больше выстрелов не слышалось, лишь кто-то хрипел на полу захлёбываясь собственной кровью.  Используя маскировку, девушка поднялась, и медленно перемещаясь вдоль  укрытия, готовая при первом же подозрительном шорохе нырнуть обратно, осмотрела поле брани. А оно представляло очень наглядно, то, что случается с людьми, когда они пытаются бороться с профессиональными убийцами. Ни нотки жалости не шевельнулось в  её мёртвой душе по отношению к этим существам, нет, в ней не было ненависти, лишь суровая математика, ещё несколькими людьми меньше, это было главное. Она взглянула на командира и спокойно произнесла.
- Пора заканчивать с играми. В голосе не слышалось ни нотки претензии.

0

39

Спокойный голос, в котором слышалась не то, чтобы угроза, но явный намёк, что у этого забинтованного слова с делом не расходятся, немного отрезвил Гарретта. Церберовец был настроен вполне миролюбиво, по крайней мере, пока что, поэтому Уайлда немного грызла совесть за своё внезапное нападение, которое теперь, казалось, тут совсем не к месту. Извиняться он посчитал глупым и бессмысленным, но сделал для себя вывод, что грубить вот так вот, сходу, не слишком правильно, в каком бы ты состоянии сейчас не находился. Надо сказать, это было совсем не в духе преподавателя, всегда спокойного и уравновешенного, словно цветок лотоса у подножия храма Истины. Что вообще на него нашло такое? Видимо, ужасы, которые он увидел здесь за довольно небольшое время пребывания на станции, все эти измученные инопланетяне, использованные для экспериментов, всё это вместе взятое, не могло не вызвать ненависти к "Церберу" и всем его служащим...
- Андерс Хэфстер, - сухо представился новый знакомый. Чтож, Гарри был не против помощи и хоть какой-то компании для дальнейшего продвижения, вот только можно ли доверить служителю с чёрно-желтыми эмблемами на броне прикрывать твою спину? На безрыбье и рак рыба -это не совсем тот случай, что был сейчас. Здесь, даже заключая неписанный и неозвученный договор с потенциальным врагом, нужно держать ухо востро, а то воткнёт, не дай Боже, в спину какой-нибудь имплант под шумок в бою, а потом начнёшь, как те азари, бегать по комплексу нагишом с желанием обнять вечность или просто кого-то...
- Меня зовут Гарретт Уайлд, - наконец, открыл своё имя преподаватель. Да и скрывать тут что-то смысла не имело, какая кому разница, как кого зовут, если ты не на светском приёме, чтобы расшаркиваться друг перед другом? Тут и клички сойдут, по сути, лишь бы знать, как обратиться или окликнуть в случае чего.
Правда, уже спустя секунду, Уайлд об этом уже не думал, потому что внимание его привлекла девочка. Маленькая, ещё совсем ребёнок, что же она тут делала? Чуть позже стало ясно, что именно.... И почему.
Как преподаватель в Гриссомской академии, Гарретт мог определить силу биотика, пусть даже совсем юного, за несколько секунд уже на бессознательном уровне, то есть, профессиональный взгляд педагога был намётан на подобные определения. Девочка-биотик сильная, сильнее, чем преподаватель или все детки, с которыми ему когда-либо приходилось работать до этого. Но что нужно сделать с девочкой, чтобы она получила столь огромный потенциал с таком юном возрасте? Ей сейчас не по базам нужно бегать, а в куклы и в игровые приставки дома играть с мамой и папой рядышком.
Она не была враждебна, по крайней мере, пока не увидела эмблему на броне Андерса. Казалось бы, обычный ребёнок с обычными логическими суждениями, но лицо её изменилось после разглядывания именно вынужденного напарника Уайлда. Эмоция, которая на секунду мелькнула на лице ребёнка - обида, будто она на что-то надеялась, но её жестоко обманули, сказав, что Санты не существует. Затем, она будто успокоилась, по телу девочки прошла волна биотического свечения, что всегда предшествовала использованию какого-либо умения.
- Стой, нет, не делай.... - слово "этого" Гарри озвучить не успел, его длинное лето откинуло волной биотики, а затем подхватило "сингулярностью". Мышцы и кости будто сжало в комок, но спустя несколько томительных секунд, резко отпустило. Гарри, беспомощно взмахнув руками, повалился на пол, чувствуя себя сломанным и подавленным. Дело было даже не в том, что тело ныло от знакомства с чужой биотикой и полом, будто по нему каток проехал, нет... Моральная сторона вопроса трогала его здесь куда больше. Ребёнок! Они использовали маленькое дитя для своих зверств! На что ещё способен "Цербер" для достижения поставленных целей? Кажется, этим чувакам давно пора познакомиться с правилами этики и морали. Гарри был готов их сейчас просто в  порошок стереть за такое.
Для парня, как для преподавателя и старшего брата прежде всего, дети были чем-то святым, из рода неприкосновенностей, которые не только нельзя трогать, но и просто чтобы с ними поговорить, всегда нужно правильно подбирать слова, а всё, чем они должны в таком возрасте заниматься-это трескать конфетки и тискать каких-нибудь космических хомяков. Псы позарились на святое, и сейчас это нужно было как-то исправить. Интересно, сможет ли эта девочка существовать в нормальном обществе? Думается, Уайлд нашёл бы ей место в академии, там, где она бы узнала, что не все люди плохие, но вот только общаться с ней, кажется, было немного опасно для жизни.Но, в любом случае, попытаться стоило.
Поднявшись на ноги и подобрав с мостика посеянный пистолет, адепт бросился за Андерсом, что уже направлялся туда, где чуть раньше скрылся ребёнок. Догнать быстро шагающего церберовца не составило труда, вот только дальше повисла напряжённая тишина, которую Гарри нарушил сам лишь однажды, не очень громко попросив:
- Только не стреляй в ребёнка сразу же, ладно? Я бы хотел с ней поговорить... если идея, куда можно деть дитя при её согласии на это, если она нас, предварительно, по стенке не размажет. - парень старался говорить спокойно, хотя обстановка вокруг держала его в сильном напряжении, - И, ещё, видел её реакцию на эмблемы на твоей броне? Я бы посоветовал их чем-то замазать, ибо каждое местное существо, кажется, ненавидит "Цербер" больше, чем всё остальное вместе взятое, тебя просто порвут на клочки, если этого не сделаешь.
Тишина вокруг по прохождении последующим метров сто, была поистине мертвой, и первым не выдержал забинтованный:
- И чего это Вас поперло разгребать наше дерьмо? Ты сам из какого взвода?
И на эти вопросы Гарретт решил отвечать честно, надеясь, в свою очередь, на честность со стороны вынужденного напарника. Вроде бы, никому информация не повредит, он же не о стратегических запасах тушёнки в закромах Альянса рассказывает, в конце-концов.
- Альянс не разгребает ваше дерьмо, мы лишь хотим, чтобы эти эксперименты не наделали делов по всей Галактике, выбравшись, чудесным образом со станции. Они опасны и, благодаря кое-кому, свободны. А я не из взвода. Большаю часть моей работы проходит в школе для биотиков - Гриссомской Академии, я преподаватель.
Пусть думает, что Гарри не практик, а теоретик, пусть недооценивает способности Уайлда в бою. Сам парень знает, на что способен в бою, а всем остальным об этом знать совершенно не обязательно, иначе скоро состарятся.
Краткий, но, тем не менее, довольно ёмкий обмен информацией завершить так и не удалось, их прервали два колобка, то есть, больших шара, которые скатились по лестнице. Гарретт предполагал, что это, успев выдвинуть за несколько секунд довольно разнообразные версии, но, когда эти огромные клубки развернулись, мозг у Уайлда, надо сказать честно, завязался морским узлом. Кроганы? Эти грузные, чаще всего, неповоротливые, но безумно сильные машины для убийств, рассчитанные на ближний бой со всеми вытекающими, взрослые кроганы... Мать их, да что тут со всеми такое-то? Как Церберовцы на этой базе вообще додумались тут держать весь этот разнородный и такой опасный сброд?
Кроганы были говорящие и, относительно, здравомыслящие. Ну, конечно, не сильно здраво, но, всё-таки, те части мозга, которые отвечали у них за речь и ориентирование в пространстве, кажется, задеты не были. Они были злы и совершенно не различали, где враги, а где просто люди, не причинившие им ещё никакого зла. Кажется, представители коренного населения Тучанки желали во чтобы то ни стало поквитаться со всеми на свете представителями человеческой расы, которые, по их мнению, теперь были врагами все, хотя мучило их, от силы, с лабораториях человек десять, с которыми они, наверняка, уже разобрались, как только смогли выбраться.
В диалог с жертвами экспериментов вступил Андерс, явно делая всё возможное, чтобы задержать нападение и как-то оттянуть момент до схватки. Биотик, напряжённо ожидающий развязки, которая, конечно же, ждать себя долго не заставит, присмотрел себе угол слева, за который можно было бы спрятаться. Его оружие слишком малокалиберное, чтобы нанести существенный урон таким-то огромным тушам, но он мог бы взаимодействовать с Андерсом и, работая слаженно, они бы добились больших успехов.
Но церберовец решил для себя всё немного иначе. Оборвав свою речь, забинтованный первым начал атаку, что дало Уайлду немного времени, чтобы со всех ног броситься в укрытие. Кинетические щиты Гарретта, получив на себя несколько дробинок, зарябили, но выдержали, обиженно потрескивая, словно ворча, на хозяина.
Кроганы разделились. Одного взял на себя Хэфстер, другой двинулся на преподавателя, заставляя последнего, хочешь-не хочешь, принять бой.
Использование "Опустошения", окутавшее крогана, словно паутина большого жука, вымотало парня почти до основания. Но времени жалеть себя или плакаться над болью в мышцах просто не было. Воспользовавшись тем, что противник на несколько секунд замешкался, Гарретт, собрав остатки биотического потенциала, запустил вдогонку "бросок". Удар, пришедшийся крогану в грудь, вызвал цепную реакцию с предыдущим умением, прогремел биотический взрыв, от которого парень укрылся за углом, затем, выглянув и убедившись, что враг ликвидирован, устало сполз по стеночке, чувствуя во рту неприятный металлический привкус собственной крови. В ушах немного звенело, биотические способности как бы намекали через внезапно начавшийся приступ мигрени, что, в принципе, он ещё не совсем опустошён, но нужно время на восстановление. Желательно, не пользоваться биотикой и в бой не лезть с ближайшие минут пятнадцать уж точно.
- Даже не смей мне ничего говорить по этому поводу.
Уайлд посмотрел на церберовца, затем на то, что осталось от крогана,с  которым расправлялся сам, после взрыва и покачал головой:
- Я не имею права осуждать тебя после того, что сделал и делаю сам, - преподаватель поднялся на ноги, чувствуя, что слабость начала понемногу отпускать, а на смену ей пришла головная боль, - Знаешь, мы могли бы объединить усилия в следующий раз. Как человек, немного разбирающийся в комбинациях умений и отлично знающий теорию их применения, могу предложить тебе, на будущее, при твоём содействии криовзрыв со всеми вытекающими.
Уайлд не хотел признаваться в том, что устроить ещё одну биотическую встряску  своему организму он в ближайшее время будет просто не в состоянии, но помощь бы ему не помешала - это точно. В глазах, время от времени, темнело, прыгали мутные мушки, но ходить было можно, слава Всевышнему, свет здесь был приглушённый и не сильно бил по глазам, что во время приступа мигрени было безумно важно для дееспособности, хотя бы частичной.
В последний раз оглянувшись на то, что они оставили после себя в коридоре, Гарретт двинулся за церберовцем по единственному пути.
Все невинно замученные тут сами за себя отомстили, уничтожив народ на базе. Единственное, чем теперь может им помочь Альянс - это обнародовать информацию о зверствах "Цербера", да и помочь несчастным обрести вечность в объятиях своих богов, или, как считал сам Гарри, Бога единого, что воздаст всем по из заслугам.
«Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной», - повторяя фразу из Библии про себя, словно заевшая пластинка, и относя "Цербер" к чему-то среднему между "мироправителями тьмы" и "духами злобы поднебесной", парень медленно поковылял за забинтованным.

Отредактировано Garrett Wilde (6 октября, 2013г. 00:31)

+2

40

Оффтоп)

Какой-то пост "выбери между героем и отступником" получился xD

Количество разумных (и не очень) существ, над которыми проводились эксперименты, здесь, на станции, было все-таки ограниченным. Ближайшие десять минут ни церберовцам, ни Андерсу с Гарретом никто продвигаться вперед не мешал - шли себе и шли. Можно было даже поговорить. При желании. Или, музыку послушать.

Кай Ленг и Джеки Мюллер

По шифрованному каналу "Цербера" вы - оба одновременно - получаете на инструментроны сигнал с просьбой о помощи. Причем, это не стандартный SOS какой-нибудь, а опять же, именно церберовский код, то есть, с большой вероятностью, просит помочь кто-то из своих.
Однако, вы находитесь уже довольно близко к центру "Стикса", откуда можно забрать все флешки, датапады и что еще сможете найти, после чего можно и уничтожить станцию.

Если связаться с тем, кто подал сигнал, окажется, что это немолодая уже женщина, которой, когда все произошло, повезло оказаться в одной лаборатории с... пыжаками. Поэтому, когда ребенок-биотик стоял и нажимал на кнопочки, удаленно открывая все подряд (да, вот вы и узнали, как результаты экспериментов выбрались наружу), ей удалось от порождений человеческой мысли отбиться, после чего заблокироваться в лаборатории (поняла, чем дело пахнет, вспомнив про элкоров, кроганов и прочих куда менее мирных ребят), и там и сидеть. Оказывается, сигналы с просьбой помочь она посылала регулярно, но в последнее время все реже и реже, уже особенно ни на что не рассчитывая. С методами "Цербера" милая дама знакома не понаслышке, поэтому не столько умоляет ее спасти (толку-то умолять), сколько рассказывает о важности своих научных исследований чуть ли не для Призрака лично.

Если решаете проигнорировать просьбу о помощи, то минут через пять без особых препятствий подойдете к "центру" - просторному помещению, совмещающему в себе центр управления, что-то вроде командного пункта; серверную и центральную лабораторию - где не было образцов, только эксперименты. Можете начинать копаться и искать интересности.

Если решаете идти спасать женщину, то вам придется снова спуститься туда, откуда вы благополучно поднялись - пройти по своим следам мимо того места, где была засада, воспользоваться лифтом. После более-менее чистых верхних уровней - снова следы побоищ, грязь и яркие воспоминания о бешеных элкорах. А потом еще на уровень ниже - туда, куда чуть раньше свалился Андерс и где, по законам, наверное, всех космических станций бродили совсем уж странные и жуткие порождения рук церберских. С парочкой таких придется даже встретиться - и понять, о чем говорила синекожая. Две азари (то, что когда-то было азари), абсолютно голые, выскочат из-за угла на четвереньках и начнут на вас... выть. Несмотря на почти полное отсутствие разума, биотика их сохранилась и даже усилилась, и воспользуются они ей быстро.
Ученую вы найдете (сидит себе, забаррикадировавшись в комнате, докажите, что вы из Цербера, и откроет) и сможете задать ей любые интересующие вас вопросы.

Ее ответы, равно как и дальнейшие события, по какому бы варианту вы ни пошли, распишет ГМ.

Андерс Хэфстер и Гаррет Уайлд

Через десять минут спокойного передвижения, вам попадется труп ученого. От остальных, виденных вами, он отличается очень сильно - халат чистый, руки-ноги-голова на месте, да и вообще, следов насильственной смерти нет.
Рядом с ним на полу лежит датапад. Включенный. На экране - следующее послание:

"Подопытная А должна быть уничтожена. Это - провал, повреждения головного мозга необратимы. Пока она сохраняет способность связно мыслить, даже более, чем было бы нормой в ее возрасте, однако, эта способность будет уменьшаться с каждым днем, а биотические умения - возрастать. Страшно подумать, что случится, если А окажется где-либо на населенной людьми планете. К различным ксеносам она испытывает что-то вроде интереса, чем менее они человекоподобны, тем лучше - можно использовать их в качестве "приманки". Элкоры, ханары, волусы, на крайний случай, турианцы. Ко всем без исключения людям испытывает ненависть." Дальше идет фотоснимок девочки, которую вы уже встречали.
Если вы задумаетесь, так ли это, можете вспомнить собственный опыт встречи с этой самой "А".
Снизу в датападе приписка.
"Это она открыла остальных подопытных. Стояла под куполом и нажимала на кнопки дистанционного управления... А я ничего не мог сделать. Я не хочу встречаться с тем, что мы сделали, лицом к лицу... Даже мысли о некоторых из них приводят меня в ужас. Простите, что бросаю вас разбираться со всем этим. Простите!"

Если посмотреть внимательно, у него в верхнем кармане можно найти использованный шприц - видимо, с помощью него человек себя и убил.

Как бы там ни было, надо идти дальше, спустя некоторое время Андерс и Гаррет могут подняться еще на один уровень вверх и проходят мимо того самого места, где Ленг и Мюллер совсем недавно устроили сражение с азари и ее группой. Хэфстер, пожалуй, распознает "почерк" товарищей - но их вам встретить пока не удастся, какой бы путь они не выбрали, но уже ушли.
Однако, один из турианцев, которые были с синекожей, все еще жив (вовремя потерял сознание, а добиванием каждого противника церберовцы не озаботились) и даже, рассмотрев броню Андерса, пытается атаковать - безуспешно, естественно.
Его можно добить сразу или попытаться поговорить.

Если решите пообщаться с ксеносом, у вас опять же есть варианты - как с ним обращаться и использовать ли панацелин. Вопросы можете ему задавать, а ответит он или нет, и как ответит - будет зависеть от ваших действий. В любом случае, это остается за ГМом.

Что бы вы ни надумали - минуты через три вам попадется ваша биотическая юная знакомая. Причем, в этот раз она на вас не смотрит - сидит на корточках спиной к вам и что-то рисует на полу самым обычным мелком. Обойти ее не удастся, разве что разворачиваться обратно... Что с ней делать - решать, опять же, вам - но все последствия действий опять же остаются за ГМом.

Примечание. Если вы поступите как истинные парагоны х), то есть поможете ксеносу и не будете его бить, не станете угрожать и тп - он пойдет (потащится, но не так важно) с вами, можете это указать в постах, если выберете именно этот путь.

Очередность постов остается прежней.

+1

41

Игры кончились к сожалению давно и сейчас выдалась минутка передышки от всякого рода нечисти, что лезет изо всех щелей на станции. Но этого оказалось мало, по каналу связи пришел сигнал о помощи. Кто-то смог выжить? Или местные зверушки, после модификации мозга развлекаются и заманивают к себе в сети, чтобы отомстить?
Но на сигнал Ленг все же отреагировал - рискованно, однако упустить возможность знать, что за спиной, попросту глупо. И надо же - какая удача! - кто-то из своих. Сбивчивый женский голос поведал о событиях, приведших к текущему состоянию.
Не ошибся оперативник, девчонку стоило бы пристрелить и как можно быстрее, но изначальная задача все еще имеет больший приоритет. Возможно, будь в группе больше человек, имело смысл разделиться.
«Значит, доэкспериментировались. Насоздавали всего подряд и вместо того, чтобы ликвидировать неудачные образцы, оставляли для дальнейшего изучения всех. Ну-ну.»
Было бы смешно, если бы не все так оказывалось печально. Еще немного пищи подкинуло примерное местоположение архиважной ученой. На плане станции, коим поделилась Джеки, стало видно, куда и как идти. А еще где находятся псы именно сейчас.
Расставить приоритеты. Первый факт - выживший ученый, а в "Цербере" нет посредственных людей, в организацию стараются набирать самых лучших. Второй - недалеко лаборатории, где наверняка что-то да осталось, причем не менее интересное для дальнейшего изучения - непосредственно данные, цифры. Одно в двух шагах, но при этом неизвестна сохранность и целостность, ко второму необходимо вернуться назад.
Никогда не возвращайся назад, покуда не сделаешь задуманное.
- Группе нужно время, чтобы дойти до вас, - ответить было необходимо, хотя бы потому, чтобы ученая поверила в потенциальное спасение и не натворила каких-нибудь глупостей типа самоубийства. Запрос на то, как много времени для этого потребуется Ленг проигнорировал, отключаясь от  передачи. Раз она могла все время с начала катастрофы продержаться, то подождет еще немного. Но не стоит понапрасну надеяться на лучший исход - если материалы из шаговой доступности окажутся исчерпывающими, то не будет смысла задерживаться дольше необходимого и кого-то там искать, пробираясь по трупам, не важно, откуда взявшимся.
- Идем дальше, чем быстрее, тем лучше, - а это уже для Джеки, ей наверняка такой вариант понравится больше, чем спасательная миссия, но кто знает? Женщина все-таки.
Цель наконец-то оказалась достигнута и перед взором открылись центральная панел  управления и лаборатории. Наверняка можно поискать еще что-то, но уже этого достаточно. Беглый осмотр показал, что в помещениях безопасно, а значит можно начинать заметать следы, заодно прибирая к загребущим рукам итоги проводимых зверств. 
Скачивание материала займет некоторое время, так что пусть система сама занимается этим.
Стоило ли связаться с начальством и назвав имя выжившей, дожидаться приказа о действии? Немного подумав, приходишь к выводу, что нет, не для этого прислали на замену и все прочее.
Оперативник занимался "собирательством", предоставив напарнице все остальное. Кто знает, может она покопается и отыщет что-нибудь полезное, к примеру, систему самоуничтожения, тогда наверняка - без следов, без свидетелей.

+1

42

Офф

Бред, вода и немножко смысла...

Когда они шли по коридору, Гаррет сказал очень стоящую вещь. Но вспомнил о ней Андерс только сейчас, глядя на трупы кроганов. Потому что, во-первых, тогда вокруг не было ничего, что могло замазать эмблемы, а во-вторых, мужчина рассуждал на тему стереотипов:
"Значит, все церберовцы - детоубийцы? Да уж, хорошая репутация для истинных спасителей человечества", - подумал тогда техник. Сам-то он и не думал убивать мелкую. Максимум, усыпить, чтобы потом провести разъяснительную беседу.
Приручить можно любого зверя. Принцип кнута и пряника во все времена работал отменно. Нужно лишь правильно подобрать кнут, пряник и их отношение.
Сейчас же Хэфстер, присев около одного "колобка", черпал из его раны кровь и замазывал ненавистные всем аборигенам эмблемы Великой Организации, которая славилась своими нечеловечискими методами, ужасающими несчастными случаями на производстве, но поразительно эффективными результатами своей деятельности. Андерс не имел права жаловаться на "Цербер" - они дали ему кров, пищу, здоровье и семью. А цель оправдывает средства. Если тысяча должна умереть ради счастья миллиона... Хотя, какая тысяча и какой миллион по качеству - вопрос.
Мысленный водоворот закончился также резко, как и начался. Думать на работе вредно, если тебе платят за то, чтобы ты исполнял приказы без лишних размышлений.
Уайлд сказал, что не вправе судить церберовца, так как сам опустился до уровня убийцы и террориста. По-крайней мере, так расценил это механик. Но нисколько не обиделся. Понятное дело, учитель, который всю жизнь сидел в космической академии, оттачивал навыки на тренировках, а не в бою, будет чувствовать себя, мягко говоря, ужасно после созерцания последствия своих трудов. Убивать тупых тварей, которыми движет лишь жажда пожрать - это одно, а вот мыслящий кроган, к которому нужно испытывать лишь жалость - абсолютно другое. Андерс же не испытывал ничего, ни угрызений совести, ни жалости. Он просто убивал, чтобы выжить, уничтожал неудачные последствия экспериментов. Разгребал дерьмо за учеными. Даже после своего первого убийства Хэфстер ничего такого не чувствовал. Просто убил батарианских ублюдков, которые искали на жопу приключений в тот вечер, заодно устраивая проблемы всем окружающим. Избавить мир от мусора - благое дело. А невинных механик не убивал. Никогда.
Хотя, сейчас речь была совершенно не о нем. Биотика нужно было как-то подбодрить.
- Ты сделал то, что должен. Это база "Цербера" в разрухе, тут нужно забыть о морали, иначе тебя просто сожрут. Эти твари все равно уже неадекватны. Сам же говорил, не допустить распространения в мир людей, - мумий закашлялся. Не любил он много говорить. Очень не любил. - Тут нет хороших и плохих, есть живые и полумертвые. А с твоими навыками будет очень обидно умереть. Скажи, когда использовать "заморозку", а-то я сам не очень силен в комбинациях, - ниагарский техник усмехнулся, ладно, идем, тебе еще ребенка в школу отводить, - фразу можно было расценить двояко: то, что альянсовец должен будет отвезти ту сумасшедшую девчонку в академию, или же намек на светлое будущее и роль порядочногл семьянина... Хотя, второе - это уж если сильно разбирать каждое слово. А на это не было времени.
Эмблемы были замазаны, оружие заряжено, щиты восстановлены, враги повержены, а впереди - тишина, покой и трупы. А также неизвестность и маленький бог биотики. Выбор очевиден - идем вперед.
Еще несколько метров коридора в полной тишине, которая давила, накаляла обстановку. Идти с незнакомым человеком из вражеской организации по пустому конидору базы, которая кишит неудачными последствиями ужасающих экспериментов... Тут поневоле будешь нервничать. Доверие на нуле с обоих сторон, каждый боится, что другой вот-вот загонит нож в спину или под ребра...
Нужно было хоть немного общаться. Но, черт возьми, о чем?
- И как давно ты преподаешь в Академии? - нашелся наконец-таки мужчина.
После ответа альянсовца не прошло и минуты. На дороге валялся труп ученого, слишком чистый для прошедших событий.
Андерс присел рядом с телом и изъял из окоченевшей руки шприц. Отметина на шее ученого гласила, что содержимое было введено именно туда.
"Каждый выбирает свой путь", - подумал механик, глубоко вздохнув.
Поднявшись на ноги с планшеткой в руках, церберовец читал отчет и выражение его лица, которое никто не мог увидеть как из-за бинтов, так и из-за шлема-маски "разведчик".
Молча протянув напарнику датапад, Андерс машинально поднес руку ко лбу и потер маску, размышляя и делая выбор.
Убивать детей ему никогда не приходилось. Да и дети - это же будущее. То самое будущее, за которое они все борются, каждый - по своему. Но является ли эта самая А. ребенком? Или же она уже не ребенок, а монстр, которых тут так заботливо выращивали? Вопрос не из легких... Но мораль нужно отключать в таком месте. Он сам это говорил. Девочка опасна. А значит, ее нужно уничтожить. Как оружие, к которому мир еще не готов, которым он не умеет управлять.
- Ты все еще хочешь спасти ее? - сам для себя мужчина уже все решил. Ему было интересно, что об этом думает Гаррет.
Через несколько метров они вышли в слабоосвещенный коридор. Какие-то кустарные заграждения, за которыми можно было укрыться, куча разнорасовых трупов, но ни одного человека... Причем, некоторые были убиты отнюдь не пулей, а клинком. И Альянс не использует холодное оружие.
"Почти догнал своих, да?" - мысленно спросил Хэфстер сам себя.
Внезапно, один турианский труп, сидящий на полу спиной к укрытию, лицом к людям, сжимающий в руке крупнокалиберный пистолет, резко повернул голову, поднял руку с оружием и выстрелил в техника.
Щиты, конечно же, спасли мужчину, но подобное хамство он стерпеть не смог. Не хватало еще ласты склеить из-за недобитков.
Подскочив к стрелявшему, инженер ногой выбил из его руки пистолет, а затем, прижав того предплечьем за шею, занес руку для последнего удара, активируя уни-клинок.
***
- Стой!
Они были в баре. Андерс и София. Мужчина решил накормить девочку, уж слишком болезненно она выглядела. И возражения не принимались.
Турианец лежал на столе. Ему хватило наглости и глупости разозлить инженера, который недавно вступил в "Цербер" и получил свою первую зарплату. Теперь можно было поделиться счастьем, что не нужно больше голодать, со своим единственным другом.
Хэфстер держал турианца локтем, прижимал его к столу, давил ему на горло. Он занес свой уни-клинок, чтобы убить наглеца, но София его остановила...
***
И вот сейчас та же ситуация, только вместо симпатичной подруги альянсовец, который, кажется, не отличается от мисс Корр гуманностью.
"Окей, гуманист, давай по-твоему", - подумал церберовец и, достав ампулу панацелина из брони (последнюю!) помахал ей у носа турианца.
- Ответишь на вопросы - будешь жить. Нет - помрешь от потери крови. Итак, первый вопрос: куда ушли те, кто это сделал? - он махнул рукой на трупы. - И второй вопрос: не пробегала ли тут маленькая девочка лет девяти? Вот эта, - он показал фото на планшете. - Десять секунд на размышления, - время тратить инженер не хотел...
На словах все легко и просто, а на деле редко выходит так, как задумано. Прочитав на датападе, что А. опасна и подлежит уничтожению, Андерс был твердо уверен, что он будет тем самым, кто загонит демона обратно в ад. Но стоя позади малышки, что так мирно и спокойно рисовала на полу мелком, напевая какую-то песенку, мужчина понял, что зря сейчас целится в девочку, зря сжимает винтовку все сильнее и сильнее, зря собирается с духом.
"Не могу", - он опустил оружие. Вообще убрал "Разорителя" за спину. Глупо, рискованно, но он не станет стрелять в ребенка.
Андерс посмотрел на Гаррета, а потом снова на девочку.
- Давай поговорим. Без оружия и биотики, хорошо? - предложил механик, присаживаясь рядом с девочкой, но все же чуть поодаль. - Мы не желаем тебе зла. А он вообще не из "Цербера", - попытался объяснить Хэфстер. Говорил он быстро, но все же спокойно. Вера в то, что все еще можно уладить, не умерла. - Откуда ты здесь?

+1

43

Видимо, что кроме них и альянса здесь были ещё ученые сохранившие рассудок. Не неудачные эксперименты, а именно ученые, которые могли быть ещё полезны, а с другой стороны они так же были следами, которые следовало замести. Но девушка и не думала вслушиваться в сигнал о помощи, все равно это решает не она. Отключив сигнал она вернулась к прослушиванию музыки которая была куда приятнее любой мольбы о помощи, да и тем паче что был некий перерыв, они спокойно продвигались к цели, оставалась сущая безделица, забрать данные и взорвать всё. Видимо её напарник думал примерно в том же направлении, так как приказал двигаться дальше, невзирая на мольбы о помощи, которые, очевидно, счел не заслуживающими внимания. Что ж, так даже лучше подумала Джеки, слегка улыбнувшись. Настроение теперь   было весьма хорошим. Люди убиты, враг повержен, осталось закончить миссию.
  Через некоторое время они достигли конечной цели путешествия. Центральная панель управления станцией. После внешнего осмотра, сканирование так же показало отсутствие противника.  Командир псов занялся записью данных исследований, Джеки же ни минуты не колеблясь направилась к пульту управления станцией. Усевшись за него она отложила оружие и   закурила, необходимо было некоторое время для того. Ей не редко приходилось общаться с разного рода системами и большая часть из них была стереотипна, однако со своими нюансами. Вот для вникания в нюансы и необходимо было время. Однако уже к третьей затяжке для цербера было все понятно и она начала   очень быстро манипулировать  кнопками на панели,  одновременно комментируя свои действия.
- Противника на этом уровне нет, датчики показывают что большинство побочных лабораторий уничтожено. Арсенал по большей части пуст, но там не было тяжелого вооружения. Для уничтожения станции могу перегрузить ядро.  Говорила она быстро и искренне надеялась, что переводчик успевает за ней, впрочем немецкий был базовым и проблем не мог вызвать. Девушка продолжала:
-  Перегрузка ядра  займёт около десяти минут, осталось не так много топлива для более быстрой инициации.  Но процесс уже будет необратим, и судя по схемам  мы успеем отойти на достаточное расстояние чтобы корабль не задело. Для успеха я бы так же рекомендовала никого не ждать времени  мало. Под словами никого не ждать Джеки, разумеется подразумевала не только ученых цербера, но и их пропавшего коллегу.
Так же рекомендую, привести системы корабля в боевую готовность, альянс наверняка заметит перегрузку и отзовет своих для эвакуации, возможно придётся их перехватить. Сейчас Джеки говорила уже не как слепой исполнитель, а как командир, при чем далеко не взвода. Но это были не её слова, и девушка прекрасно понимала откуда они идут, из какой глубины сознания льётся этот стратегический анализ. Но опять же все зависело от решений командира. Закончат они свою миссию, или сначала попытаются спасти уцелевших, что было крайне опасно и могло поставить под удар миссию, или же последует её совету  и немедленно инициирует процесс уничтожения станции.

+1

44

Слова Андерса если не приободрили молодого преподавателя, то дали ему небольшую надежду, что всё, что он делает, не так плохо, как ему казалось изначально. Конечно, сам себя он не оправдывал никоим образом, но в том, что говорил забинтованный, была доля истины и голос разума. Неизвестно, ко скольким жертвам приведут действия монстров, если их не остановить. Эти существа агрессивны и не могут сдерживать свою ненависть ко всем и гнев, все они очень опасны, а не будет ли благом для общества защита от них всей Галактики? Может быть, их гибель – есть всего лишь обезвреживание, ведь ничем другим Гарри сейчас помочь не может? Вылечить, спасти их как-то он просто не в состоянии, что парня невероятно выбивало из колеи, но это было так. Процессы саморазрушения, запущенные в их организме, необратимы. Они уничтожили всё живое в лаборатории, затем начнут убивать друг друга и, если вырвутся наружу, за пределы «Стикса», начнётся хаос, сотни невинных погибнут, сожжённые ненавистью этих недоэкспериментов ко всему живому вокруг. Цербер играли с огнём и…доигрались. Не будет ли благом защитить общество гибелью этих монстров, то есть, тем самым словно обезвредить бомбу? Конечно, этим всем прикрывались и сами церберовцы, убивая всех подряд ради призрачного «счастья» человечества. Гарретту это совсем не нравилось, и уподобляться он им не хотел. Гуманность, жизнь ради других и никакой жестокости – три поддерживающих столба, на которых стояла личность Уайлда. Говорят, что есть оправданная жестокость, но Уайлд в это совсем не верил. Не бывает. И не будет. Никогда не найдётся такого повода, который бы оправдывал чью-то смерть, особенно смерть невинных. Именно поэтому он в Альянсе. Именно поэтому он преподаватель. Простые истины любви к ближним и помощи им вбиты в голову и засели в ней настолько плотно, что Гарри даже не представлял себе, в какой ситуации смог бы от них отказаться. Чувствуя, что Альянс заставил его измазаться в церберовском дерьме чуть ли не по локоть, Гарретт уныло вздохнул. Служба есть служба, он должен выполнить свою миссию, что бы ни случилось. Вот только перед тем, как кого-то убивать или добивать, стоит триста раз подумать и всё для себя взвесить. Если кого-то удастся спасти, поговорить с ним без драки или ещё как-то проявить адекватность человека и не быть оловянным солдатиком, козыряющим на все приказы начальства свыше – Гарри просто обязан будет этим воспользоваться. Ради чужих жизней. Или, хотя бы, своих моральных принципов.
«Это только первое боевое задание, а я уже отбился от коллектива, заблудился, потерял всякую связь с внешним миром и прогуливаюсь тут с представителем враждебной организации, - размышлял про себя Уайлд, - если после этого меня выпинут из рядов Альянса, я нисколько не буду удивлён такому повороту событий».
- И как давно ты преподаешь в Академии? - хрипловатый голос Андерса отвлёк от неприятных мыслей. Подавив в себе желание сделать наркоманское лицо и спросить что-то вроде: «В какой академии?», Гарретт вовремя вспомнил, что же успел разболтать церберовцу, что он – преподаватель, и она этом успокоился.
- Около трёх лет. Не очень большой срок для педагогического стажа, но уже кое-что, опыт зарабатывается со временем, а чего только я уже с ребятишками не нагляделся за эти несколько лет, - Гарри непроизвольно улыбнулся, вспоминая своих деток на последнем занятии перед заданием. Мэри даже умудрилась своим «броском» попасть в цель, что до этого у неё совсем не получалось, а Ричард был строго наказан, ибо использовал «притяжение» на Джона. Умение выполнено было грандиозно, мальчик-биотик превзошёл все ожидания Уайлда, Джон притянулся ну просто отменно, вот только пришлось-таки Ричарду всё равно назначить отработку и строгий выговор, ибо применять умения на ком-то из людей можно было только в определённые моменты на спаррингах, когда всё находится под контролем, а не на обычной тренировке, когда всех этих детишек-биотиков вокруг Гарретта три десятка, и за каждым нужен глаз да глаз.
- А сколько ты работаешь…ну… на «Цербер»? - задал он встречный вопрос, но ответа услышать ему так и не удалось. Внимание бойцов привлёк труп в белом халате. Надо сказать, разглядывание трупов не было любимым занятием Гарретта, но именно этот выглядел очень… необычно. Ну, в пределах необычности для мертвеца, лежащего посреди коридора, разумеется. Никаких следов использования биотики, когтей или зубов. Создавалось впечатление, что бедолага скончался собственной смертью, без чьего-либо участия, что, учитывая происходящее здесь, было немного странно. Правда, указанный Андерсом след от шприца немного проявил ситуацию. Самоубийца. Суицид – это непростое решение, уйти из жизни по собственной воле для Гарретта представлялось возможным, лишь имея для этого огромные, веские причины, которые бы так давили своим весом, что жить под ними было бы невозможно. Какие же у этого учёного были причины? Струсил, что его разорвут на части монстры?
Пока Андерс изучал датапад, найденный рядом с трупом, Уайлд прикрыл учёному глаза, заодно глазами наткнувшись на шприц, который, видимо, и стал орудием убийства. Гарри не мог сказать ничего плохого об этом человеке, ведь он просто его не знал, зато он знал, что каждому воздаётся по заслугам, и, если этот мужчина принимал участие в жутких экспериментах, то, наверное, туда ему и дорога. И теперь уже только Богу решать, куда попадёт его душа.
Датапад оказался в руках Уайлда уже тогда, когда забинтованный с ним ознакомился в полной мере, и, кажется, остался увиденным не очень доволен. Пробежавшись глазами по тексту, Гарри мигом осознал, почему именно. В душе была горечь и обида – неужели всё так плохо? Они могли бы её вылечить и спасти, наверное, ведь в Альянсе учёные не просто так свой хлеб едят, так ведь? Гарретт где-то в глубине души осознавал, что всё это – лишь дурацкая отмазка, и нет у девочки шансов на спасение, но всё сознание парня бунтовало из-за той мысли, что придётся убить ребёнка или оставить его здесь (разница особенно невелика). Маленькая девочка, несчастный ребёнок, в чём она-то провинилась?
На вопрос Андерса Гарретт попытался ответить честно, но сухо и безразлично, последнее у него получилось очень плохо, свои истинные намерения и эмоции Гарри никогда не умел скрывать:
- Да, я всё ещё хочу её спасти. С какой стати нам верить какому-то там учёному-самоубийце? Мы не будем убивать ребёнка! – Уайлд сделал чёткий акцент на слове «мы», как бы намекая, что ждёт, что его мнение Хэфстер разделит. Вынужденный напарник, кажется, абсолютно его мнение не разделял, но вслух не сказал абсолютно ничего.
Дальше снова шли молча. Правда, спустя некоторое время, когда местный ландшафт снова разнообразился горой трупов, Гарри не смог удержаться от уточнения:
- Это твоей компании рук дело?
Почерк был явно Церберовский, и Гарри заволновался за свою маленькую группу. А что, если Эйприл и Пол уже повстречались с отрядом Андерса, вдруг с ними случилось что-то нехорошее? А что, если от них остались теперь только рожки да ножки? Конечно, в силы служащих Альянса Гарри верил, а их мощь дооценивал, но что они смогут, если церберовцев, например, человек семь-восемь? Защитники человечества не мелочились на своих бойцов, как на расходный материал.
Выстрел. Громкий звук раздался очень внезапно, разрубая тишину, ставшую здесь уже привычной. На Андерсе зашипели кинетические щиты, Гарретт лишь увидел, как забинтованный подскочил к кому-то и, видимо мстя за полученный ущерб, занёс руку с уни-клинком для удара.
- Стой! Что ты творишь? – Уайлд бросился к вынужденному напарнику как раз вовремя, схватил за руку, - Не трогай его… Слышишь?
Наблюдая, как Андерс стоит, словно зависнув, и смотрит в одну точку, Гарретт, воспользовавшись этим, отодвинул забинтованного от его жертвы и, на всякий случай, встал между ними.
Единственным выжившим, стрелявшим в Хэфстера, оказался тяжело раненый турианец, истекающий кровью (или что там за жидкость течёт у этих бесстрашных вояк в жилах?). Андерс решил разобраться по-своему, но его план не сработал, ибо, видя, что бедолаге совсем уже плохо, Гарри, не говоря ни слова, оттолкнул забинтованного в сторону и отдал турианцу свой панацелин. Шантажом что-то решать он не умел и, если, может быть, он сейчас и сбил церберовцу какие-то планы, это парня заботило меньше всего.
- Бессердечность – не лучшая черта, чтобы чего-то добиться. А когда кто-то даже говорить от боли не может, он ничего и не скажет, хоть ты из него конфеты выбивай своими кулаками, - сердитым тоном, словно делал выговор ученику за несоблюдение техники безопасности, заявил преподаватель, - Если он захочет, скажет всё, а если нет, то и своими угрозами полутрупу ты ничего не докажешь.
Затем, дождавшись, пока турианец снова откроет глаза, облегчённо вздыхая, Гарретт обратился уже к нему:
- Вам полегче? Что тут произошло сможете рассказать? Вообще-то, мы ищем маленькую девочку, но нам пригодится любая информация, откуда здесь столько трупов, и кто вас так сильно ранил…
После ответов, кое-как поднявшись на ноги, турианец двинулся за ними, с опаской косясь на Андерса, что снова торопился впереди планеты всей. Гарретт понимал его опасения, но и так же понимал, что как-то причинить зло этому ксеносу он не позволит. Рискованно связываться с таким немного отмороженным, как Хэфстер, но ведь главная цель Гарретта – спасти всех, кого сможет.
Маленькая девочка убегать больше никуда не собиралась, сидела на полу и словно и думать забыла про все те ужасы, что происходили вокруг. Обычный маленький ребёнок, занятый своими делами. Гарретт слишком поздно заметил в руках Андерса оружие, хотел крикнуть, как-то отговорить Хэфстера от этого поступка, даже запретить ему, но не успел, забинтованный всё понял сам. Из церберовца был, мягко сказать, очень херовый дипломат, но сейчас Гарри решил не вмешиваться в эту беседу. Вдруг и правда что-то из этого выйдет?

+2

45

Кай Ленг и Джеки действительно нашли всю информацию об экспериментах. Если отвлечься от огромного количества цифр, формул и подобных научных, простому человеку непонятных, штук, можно было понять... пожалуй, только то, что и так, после блужданий по станции, было ясно. Здесь изучали воздействие различных имплантатов на биотиков, разумных и неразумных; воздействие дополнительного облучения нуль-элементом, и подобные, касающиеся темной энергии, штуки.
В общем-то, задание церберовцы выполнили, а Мюллер и в самом деле нашла вариант, как уничтожить станцию полностью. Можно было начинать эвакуацию...

Может быть, турианец и хотел что-то сказать Андерсу, но в любом случае не успел - вмешался Альянсовец. С ним уроженец Палавена и предпочел говорить.
- Здесь... Спасибо, человек... Два было, вашей расы. Цербер. Один - хороший боец ближнего боя. Они все это и сделали. Куда ушли, в какую сторону... Не видел. Девочку эту я знаю. Такой же подопытный, как и мы все... Тут... А они ее убить хотят... Она почти нормальная, может, на Цитадель бы ее отправить. Подожди, - турианец жестом остановил человека, который собирался уходить. - Тоже пойду... Я ведь тоже биотик... Страж, если что, - слегка оскалил он зубы.

Девочка встала, обернулась и в упор посмотрела на Хэфстера.
- Вы из Цербера, - утвердительно сказала она свою любимую фразу. - Вы их убили. - Она засветилась, явно начав накапливать биотическую силу, но... подняла глаза и посмотрела на Гаррета и державшегося около него турианца. Снова на Андерса, и снова на Гаррета и палавенца.
- Он - не из Цербера. Ты - из Цербера. Почему ты его не убил? Вы всех убиваете. Или ты хотел... Это он тебя так? - ткнула она пальцем в турианца. Тот помедлил, и... решился, пожалуй.
- Не они... Плохие люди, ребенок, не они... Эти люди заберут тебя... отсюда, в хорошее место. Вот он... иди с ним.
- Я тебя видела,
- все так же задумчиво и ровно изрекла девочка. - Ты тоже из клетки. Я тебе верю, - она перевела взгляд своих больших и внимательных глаз на Хэфстера. - Ты спросил, откуда. Я с Земли. Однажды я пошла в магазин, а когда выходила - меня поймали две тети и привезли куда-то. В космос. В больницу. Я не болела, а они сказали, надо. А потом я поняла, что это называется Цербер, я и раньше по экстранету видела. Они хотели меня убить и делали больно, а потом я дала сдачи. Уже другим, здесь, не тем тетям. Здесь тоже всем делали больно, а много кого убивали. Пошли, я покажу, где нажимала кнопочки, если вы хорошие, вы же хотите все тут поправить?
Она решительно направилась в сторону командного центра.

Минут через пять историческая встреча состоялась - Андерс и Гаррет, сопровождаемые турианцем, и подопытная А на расстоянии пяти шагов впереди, вошли в командный центр, где как раз обсуждали возможность уничтожения станции Кай Ленг и Джеки.

А потом откуда-то из-за угла, никто так и не понял, откуда, выскочил саларианец. Представителей этой расы здесь еще не видели... да и, пожалуй, лучше было бы так и не видеть. Похоже, он был близок к тому, чтобы стать удачным экспериментом...
Он прыгнул на стену, пробежался по ней, огибая людей по дуге, спрыгнул около терминала, с которого Джеки собиралась перегрузить ядро, и сделал это сам. Не обращая никакого внимания на ВИ, монотонно вещавший о том, что
- Произошла критическая перегрузка ядра станции. Уничтожение станции произойдет через двадцать минут. Всем сотрудникам срочно проследовать в зону посадочных площадок для эвакуации.
... Саларианец атаковал. Зрелище он представлял страшное. Правая рука, неестественно твердая, похоже, стала скорее оружием; в левой он легко удерживал "Коготь" церберовский (понятно, где разжился), и стрелял вполне прицельно. Нижняя челюсть зачем-то была поделена пополам, и это... пугало, потому что, хоть и непонятно было, зачем так, но открывающийся на три части рот производил то еще впечатление. А еще он, как и все здесь, периодически светился биотикой, и в какой-то момент с его рогов (именно с них) сорвался хороший такой шар "сингулярности", улетев в направлении одного из людей. Он носился вокруг, легко примагничиваясь к стенам и потолку, нападая, кажется, одновременно на всех и со всех сторон. А сам он - вот неприятный сюрприз - еще и имел полноценный биотический барьер. Глаза его сверкали, а, если у кого-то хватит времени прислушаться, что он бормотал себе под нос, то это было:
- Это место взорвется! Мы все тут сдохнем! Весь Цербер!
Разницы между Цербером и не Цербером он, кажется, не видел, в равной степени уделяя внимание и четверке людей, и турианцу, который, прямо как стереотипный представитель своей расы, сейчас занимался тем, что устанавливал турель и перезаряжал оружие, и даже маленькой девочке.
На какие-то несколько секунд он отвлекся от них, прыгнул снова куда-то в сторону, и, введя несколько команд с одного из терминалов ("ерунда, стандартный интерфейс, в ГОР такое видел") активировал две висевшие по углам комнаты турели, предварительно прислонив к терминалу инструментрон и определив себя как "своего".

Дверь открылась, и еще один уцелевший ученый из Цербера вбежал в помещение. Какие-то мгновения он и саларианец смотрели друг на друга, а потом ксенос выставил правую руку и, проткнув человеку глаза и взяв его за подбородок, ударил головой о стену. Теперь вы, по крайней мере, знаете, что он умеет.

Итак. Разбирайтесь с саларианцем, принимайте решение, что делать дальше, выходите из комнаты... и ждите Шилдса, который подбросит гадостей на головы на последний, финальный круг.
Саларианец действительно сильный. Барьер при нем, кинетический щит тоже (стащил генератор у кого-то из собственноручно убитых церберовцев), правой рукой пользуется как хорошим оружием ближнего боя, левой - стреляет. Быстрый, похоже, что имеет имплантаты, схожие с имплантатами Ленга. Удачный эксперимент, одним словом... только вот крыша съехала.
Бить он будет всех, а девочка растерялась - он-то точно на "из Цербера" не похож, так что, если хотите вывести ее живой, подумайте, как прикрыть. То же касается турианца - он пытается сражаться, поставит турель и даже будет стрелять и деформацией во врага бросит, но движения и реакция заторможенные - не то, что надо в бою с таким противником. Впрочем, можете оставить его отвлекать саларианца, а сами покинуть комнату - он согласится, попросив Гаррета "беречь мелкую". А можете и всех вытаскивать, дело ваше...

Поскольку теперь мы все вместе, очередность меняется. По очереди пишут: Кай Ленг, Джеки Мюллер, Андерс Хэфстер, Гаррет Уайлд. Потом ГМ.

А за идею с саларианцем спасибо Андерсу Хэфстеру!)

Отредактировано Marauder Shields (22 октября, 2013г. 06:07)

0

46

- Запускай процесс и уходим. Оставь "подарок" для наших гостей.
Кто-нибудь обязательно сказал бы, что это не правильное решение, что надо хотя бы своих найти и покинуть лаборатории, сохранив статус команды, а не приобретя отрицательную репутацию таких людей, для которых не осталось ничего святого. Так оно в общем-то и было, излишне жалостливых "Цербер" силком не держит, выписывая путевку в Альянс или к предам.
Людей из противоположной фракции желательно уничтожить, чтобы не мелькали на горизонте. И когда они отучатся лезть не в свое дело? С другой стороны. Альянс сыграл свою роль - они наверняка отвлекали на себя существ. бродивших по станции, пока псы искали то, что им необходимо. Однако это не повод брататься и взявшись за руки радостно и всей кучей покидать "Стикс". Выживает сильнейший или тот, кто оказался хитрее.
И вот оно как забавно, когда в помещение заходит та самая маленькая психопатка. Ленг уже занес пистолет, чтобы избавиться от главной проблемы станции, но как же, появились еще действующие лица: потерянный член команды псов, неизвестный человек в форме Альянса и знакомый турианец, которому не посчастливилось остаться в живых после устроенной засады.
- Прекрасно, Андерс, ты вовремя вернулся. А вот девчонку следовало убить, - выживание иной раз зависит от тех, кого ты выбрал в напарники, но не до такой же степени. Времени на разговоры у людей не было, сейчас Джеки запустит систему и все, кто не успел - тот покойник.
"Река смерти" притаила еще один неприятный сюрприз, и снова им оказался ксенос. Ненормальный такой саларианец, которому не в космосе летать, а в психушке сидеть, шарики подкручивать. А лучше на мясоперерабатывающем комбинате, в мясорубке и консервной банке. Где бы не пожелал Ленг оказаться ненормальному и местами изуродованому инопланетянину, относительно человеков, тот явно имел собственное мнение на тему того, куда должны отправиться все, кто оказался в столь нелегкий час в этом месте. Фантому очень не понравилось, что тот успел добраться до терминала, пока Цербер и Альянс хлопал ушами и теперь, сидя в укрытии от огня турелей, стоило решить, как быть дальше.
«Эта рогатая хреновина еще и биотикой кидается, и стреляет по всему, что движется, и защитило себя огневой поддержкой. Что еще там?»
А там разворачивалась драма в одно действие, показывающая, насколько противник опасен в ближнем бою. Хоть одна хорошая новость может быть на этом задании? Видимо нет, не предусмотрено.
Оптимально было бы бросить того в одиночестве метаться по командному центру, все равно ему нет дела до того, кого атаковать, но чтобы уйти необходимо кем-то пожертвовать. Выживает сильнейший.
Жертва очевидна среди притаившихся, но велика вероятность того, что турианец слишком быстро падет в открытом бою, не позволив выиграть необходимое количество времени. По идее, необходимо покинуть центр и запереть за собой дверь - с поехавшей крышей саларианец не сразу сообразит, что делать и куда все подевались.
Время. Ресурс, которого не было.
«Черт с саларианцем, турели представляют сейчас большую опасность.»
Фантом жестом подзовет к себе инженера.
- Хотя бы одну надо обезвредить.
Как это будет сделано пусть остается на совести прочих членов команды. Кай может даже рискнул бы на прямую схватку, больше никто не может двигаться с такой же скоростью, но не раньше, чем станет на одну технику меньше.

0

47

- Запускай процесс и уходим. Оставь "подарок" для наших гостей.
С веселой улыбкой на лице Джеки  совершила необходимые манипуляции. Ей нравился такой исход, никаких сомнений просто четкое движение вперёд с выполнением поставленной задачи. Это было то в чем она всегда преуспевала если не вмешивался случай или случайность. Теперь все было кончено, осталось  в темпе вальса  убраться восвояси, ну а незапланированные потери это лишь мало кому интересная статистика. О солдатах альянса она была такого же мнения.  и уж точно не жалела их.
Однако торжествовать полную победу, как оказалось было ещё рано и у церберов появилась в гостях весьма оригинальная и странная компания. Это был их напарник,  она уже успела подзабыть его имя, с ним был ещё один, и это как ни странно был альянсовец, живой. Но главная странность была не в этом, а в том, что с ними были и подлежащие зачистке результаты исследований. Та самая девочка которая пыталась навредить церберам и ещё какой-то турианец, ну или нечто на него похожее. 
- Прекрасно, Андерс, ты вовремя вернулся. А вот девчонку следовало убить,
Ни медля ни секунды девушка достала оружие направляя его на вошедших и лишь  категорически, без ненавести или даже претензий произнесла:
- Предатель. Было вполне понятно и без лишней болтовни кого она имела в виду. Хотя её умозаключения могли оказаться и преждевременными, так как якшаясь с врагами он мог втереться в доверие и ударить им в спину, лично она постаралась бы сделать именно так, но всё же раньше.
Однако сюрпризы не закончились, так как в комнату ворвался  ещё один объект, выглядело это существо, ранее видимо бывшее земноводным,  довольно смешно. Она даже слегка улыбнулась, однако настрой объекта  отнюдь не располагал к веселью. Агрессивно настроенный субъект атаковал без разбора, а это значит не фокусировал внимание на целях.  Посему несмотря на хорошую защиту  он был не слишком опасен.
Применив маскировку Джеки  быстро спряталась в укрытии не дожидаясь пока саларианец, или другие гости решат испробовать  её щиты на прочность. Задачи быстро выросли в голове как грибы после дождя. В кой то веки её разум не туманили  образы. Необходимо было использовать, альянс и эксперименты, чтобы те начали между собой драку в то время как церберы смогут убраться с обреченной станции. Сидя в безопасном месте она на несколько секунд успела открыть карту станции в визоре и оценить куда им следовало сбежать от этого чудика, нет от всех чудиков.
В это время начал действовать командир.
- Хотя бы одну надо обезвредить. Это было сказано про турели активированные  ящерицей, но с этим проблем не должно было возникнуть, Джеки очень часто сталкивалась с подобными системами  и знала их слабое место.
- Надо немедленно уходить, нет времени с ними возится, своё мы получили.  с полной уверенностью в голосе передала она по каналу связи.  Пушки стреляли длинными очередями, но целей было много, поэтому орудие металось вертясь как волчок. Дождавшись промежутка между очередями, Джеки, воспользовалась маскировкой, встала и  точно прицелившись выстрелила  точно в дуло,  потерявшее свою прочность из-за нагрева. Крупнокалиберный заряд  повредил  ствол и турель прекратила стрельбу. Ни теряя не секунды, девушка  прыгнула в сторону двери из которой выбежал, ныне мертвый ученый. Там был выход  к спасательным капсулам.
- Уходим. строго повторила Джеки. Это было конечно нарушение субординации , но уже не со зла, просто командирские привычки никуда не делись, и сейчас давали о себе знать. Спрятавшись за ввинченным в пол  столом она направила оружие в проход, прикрывая своих  если салларианец начнет преследование. Ей даже в голову не могло прийти  чтобы церберы ввязались в драку.

+1

48

- Вы из Цербера, - и этим все сказано. Ребенок твердил одно и то же, ничего не хотел слушать... Одни лишь обвинения.
Андерс даже дернул большим пальцем, активируя инструментрон. Кнопка выброса "заморозки" была прямо под указательным пальцем. Жаль только, что образумить этот огромный ходячий потенциал великих дел не получилось. Сейчас он ее заморозит, возможно, выслушает пустые упреки парниши из Альянса, а затем отправится на поиски своих... Вопрос лишь в том, пристрелит ли он турианца и Альянсера, или они дадут ему уйти спокойно...
Но все обернулось лучше, чем предполагал мужчина. Видимо, зачатки разума еще остались в этой маленькой брюнетистой головке, не все еще вырезали доктора из госпиталя им. Аида.
Девочка, перебросившись парой слов с турианцем, переменилась. Бедный, наивный ребенок. Как просто ее переубедить... Хэфстер почувствовал благодарность к турианцу, что вступился за него, что предотвратил лишние убийства. И... стыд? За то что так обманули эту девочку... Черт возьми, он же террорист, мать его! Альянс и все ксеносы мира должны его ненавидеть, а не покрывать перед девчонкой, которая является собственностью организации и подлежит ликвидации. Он должен сейчас заморозить ее и всадить по две пули в этих двоих, а не сидеть тут!
Ощущение от того, что он делает что-то неправильно, мучило мужчину. Он встал на ноги, слушая девочку.
"Хорошо хоть, папаша-ученый не спихнул чадо в руки врачей-палачей", - подумал он. А затем опять задумался... А сколько вот так вот семей лишилось своих детей. Ведь где-то у нее есть родители, которые каждый год ходят к мемориалу, где стоит пустая урна, а на голографической панели мягко улыбается, как ни в чем не бывало, маленькая девчонка.
Но мысли о сломанных семьях затмевали другие мысли, о том, сколько пользы могут принести эти эксперименты. Иногда правильный путь не самый человечный...
- Да, мы хотим тут все исправить. Объявим эвакуацию, чтобы все подопытные смогли уйти, а затем взорвем станцию, чтобы все виновные получили по заслугам, - объяснил механик, глубоко вздохнув. - И еще... Не все в "Цербере" плохие. Есть и хорошие люди, попавшие туда по ошибке. Или по чьей-то тупой прихоти, - думаете, ниагарский техник говорил о себе? Не совсем. Он говорил о Софии.
Мисс Корр была, наверное, единственной, кто попал в "Цербер" по ошибке, по ошибке Андерса. Ведь именно он привел туда девочку. Просто хотел защитить? Быть рядом, чтобы защищать? Нет, он просто испугался. Испугался нового коллектива. Потому и потащил туда единственного на тот момент лучшего друга. О чем он вообще думал? Жила бы сейчас девица тихой жизнью...
Но, что сделано, то сделано... И назад пути нет. Остается лишь принять ответственность за последствия своих поступков.
Пока они шли, Хэфстер сказал одно лишь единственное слово. И то, настолько тихо, что услышать его мог лишь адресат. А уж сухость и безэмоциональность тона могли заставить турианца усомниться в искренности:
- Спасибо, - а дальше мужчина вновь погрузился в раздумия на тему "а правильно ли я живу". Слишком много мыслей и переживаний на сегодня. Пора скорее найти команду, чтобы отдохнуть от мыслительно-нравственного процесса и тупо выполнять бесчеловечные приказы...
Буквально за пару метров до входа Андерс услышал, что в комнате кто-то есть. Но девочку он остановить не успел. Пришлось лишь заходить следом. Личности присутствующих нисколько не удивили механика. Этого стоило ожидать...
А вот появление Хэфстера, точнее, его сопровождение заставило бы удивиться даже Вебстера: опаснейшая обитательница станции, служащий Альянса и турианец-подопытный. Мисс Мюллер очень четко описала все, что мог первое подумать любой лицезревший это. Однако командир группы не стал ставить пропавшего техника к стенке, а лишь пожурил его за то, что не убил девчонку.
"Че?! Ребят, вы кто? Где те отмороженные ублюдки, что сначала убивают, потом думают и спрашивают, с которыми я прилетел? Хотя... У каждого свои планы", - а объясняться он не собирался. Да и времени не было.
К тому же, в худшем случае можно отвертеться:
- А я их к вам вел, чтобы в плен взять. В одиночку силенок не хватило бы, - но, эта фраза, к счастью, пока не прозвучала.
Саларианец был сделан добротно, по госту, придраться не к чему, идеальная машина для убийства. Быстрый, ловкий, сильный, наделен биотикой, умеет стрелять и соображает в технике. Только вот не соображает как нормальный - одна печаль. Долго целясь в это чудо науки, Андерс пришел к выводу, что стрелять пока бесполезно, надо просто сваливать.
Турианец тут же принялся расставлять турели. Кинув ему свою, Хэфстер глянул, а что же делает амфибия.
А рогатый хрен в этот момент стоял около панели управления внутренними системами защиты и, бормоча себе под нос, что-то нажимал.
Решив, что это отличный шанс, ниагарский техник прицелился и выстрелил. Ни-фи-га! Биотический барьер не дал повредить своему хозяину. Ни первый раз, ни второй, ни седьмой... А на большее не хватило времени - пулеметы включились. А мелкая так и застыла посреди комнаты, пуская слюни и подгружая протоколы действия из экстранета... Пристрелят еще, дуру...
Церберовец дернулся к ней и, схватив подмышки, крутанувшись, перенес ее за пульт управления, где турели не могли ее достать.
- Сиди тут и не высовывайся, этот саларианец очень опасен, - рядом примостился и Гаррет.
- А тебе надо потихоньку валить вместе с ней к своим. На все у тебя есть пятнадцать минут. Держи карту, - он включил инструментрон и передал файл своему вынужденному соратнику.
Объяснять, что их пути расходятся, что идти за ним дальше - самоубийство, ниагарский механик не стал. Не маленький мальчик, сам должен понимать, что его и девчонку либо пристрелят (это хорошее стечение обстоятельств), либо отправят на опыты, ждать новую катастрофу, чтоб сбежать, перерезав кучу ученых...
На последок он лишь спросил у девочки:
- Как тебя зовут-то хоть?
Взрыв турели дал знак самому Андерсу сменить укрытие и перебраться ближе к своим. Больше нянчиться с Уайлдом и объектом А он не захотел, теперь это опасно. Для них...
Саларианец оказался на пути и даже замахнулся своей ручищей, но Хэфстер вовремя успел отскочить назад, упав на спину и направляя на монстра винтовку. Конечно, в битве на стойкость защиты победителем выходил бывший подопытный, но Хэфстера спасло то, что он отвлекся на кого-то еще.
Джеки предложила разумное решение - покинуть поле битвы. Хэфстер был полностью согласен с ней. Наверное, впервые. С одной лишь оговоркой - дверь за собой нужно закрыть и заблокировать, чтобы запереть тварь внутри. Сражаться с ней бессмысленно, только время, патроны и здоровье тратить.
Поэтому, механик принял неприятное для любого война решение - отступать. Отступать вместе со своими.

+1

49

Изначально агрессивно настроенный ребёнок, увидев рядом с Гарри турианца, перестала накапливать биотическую энергию и отнеслась к компании уже более доверительно. Поговорив же с представителем гребниеголовой расы с Палавена, девочка совсем успокоилась. Правда, её рассказ о деятельности Цербера заставили волосы Гарретта на затылке зашевелиться. Да, чёрно-жёлтые - не ангелы небесные, они не какают бабочками, и даже, наоборот, делают всё так, будто люди - единственная раса в Галактике, имеющая право на существование. Но издеваться так над бедным ребёнком и всеми остальными? Да кто вообще им давал такие права? Это уж слишком даже для большого начальника собачек, который, кажется, совсем уже потерял всякие понятия о нормальности, хотя и раньше о гуманности имел довольно странные представления, граничащие с идиотизмом и крайними степенями жестокости.
- ... вы же хотите все тут поправить?
- Больше всего на свете мы хотим всё исправить, ребёнок, только, пока что, не знаем, как это сделать. Мы спасём тебя, вытащим отсюда, вернём к папе с мамой и твоим старым друзьям, ты же хочешь домой? - Гарри не врал, он искренне желал именно такого исхода событий для этого дитя. Наверняка то, что было написано в датападе учёного - неправда, Альянс ведь поможет ребёнку, а затем вернёт её домой. Ну, или отправят в Гриссом, такому сильному биотику там точно найдётся место.
Гарретт шагал довольно быстро, едва успевая за торопящейся маленькой девочкой, которая, как видно, теперь даже немного жалела о своём опрометчивом поступке. Ну, наверняка, хотя бы настолько, насколько может жалеть ребёнок, уронивший вазу с конфетами на пол и теперь получающий строгий выговор от родителей. Больше всего преподаватель опасался, что девочка, в данный момент, нарвётся на своём пути на одного из тех монстров, с которыми Гарретту и другим пришлось столкнуться по пути и которым ребёнок сам дал свободу.
Когда девочка уж совсем их обогнала, Уайлд кинулся за ней бегом, но смог догнать стремительного ребёнка только когда они выбежали из коридора в какой-то зал. Просторное помещение с хорошим освещением, от которого уставшие после полумрака коридоров глаза заболели и заслезились так, что пришлось зажмуриться. Только открыв снова глаза, преподаватель обнаружил, что они здесь не одни. Их уже встречали. Группа церберовцев из двух человек, скорее всего, друзья-товарищи Андерса - не самая лучшая компания в данной ситуации. Что, Хэфстер, твой хитрый план такой? Замечательно, так Гарретта ещё никогда не подставляли...
- Иди сюда, - Гарри прижал к себе ребёнка, тем самым вставая между девочкой и церберовцами, и вскинул руку, чтобы, в случае чего, использовать биотику. Совсем рядом с ним встал турианец, готовый принять бой против обидчиков. Кажется, именно эти ребята чуть не лишили ксеноса жизни некоторое время назад. Тем временем, обстановка накалилась докрасна, и решительно настроенные "пёсики" были тому подтверждением. Разлитой вокруг ненависти, словно бензину, не хватало лишь одной-единственной спички, чтобы всё вокруг заполыхало.
Но этого не произошло. Неизвестно, к счастью или массовой печали, но стычка была предотвращена внезапно появившимся экспериментом... Настолько подвижного и умелого в плане биотики саларианца Гарретт не встречал никогда. Конечно же, его модифицировали, изменили, как могли, напичкали тем, что было возможно и оправили жить... Вполне в духе "Цербера", хотя сейчас не было времени осуждать служителей трёхголовых собачек, нужно было действовать и действовать так, чтобы никто не пострадал. Под "никто" Гарретт воспринимал турианца и девочку. Нужно было защитить невинных и случайно сюда попавших, а церберовцы сами справятся, не маленькие, они бы с удовольствием сами покрошили Гарретта в капусту, было бы время.
Отпустив ребёнка, Уайлд закрыл глаза, стараясь не обращать внимание на внешние раздражители, суетящиеся вокруг. Биотическая сфера у него получалась очень плохо, но попробовать стоило. "Представь, что твоё сознание - пустой стакан, а биотический пузырь - огромный мыльный пузырь, который накрывает этот стакан... Не думай о том, что в стакане, это неважно, стаканов под пузырём может быть и полдесятка, думай о том, чтобы туда не проникла ни одна муха и стаканы остались в целости..." - звучал в ушах голос Зафрины, наставницы-азари, что обучала Гарретта биотике.
Большой пузырь накрыл Гарретта, девочку и турианца. Через несколько секунд включились турели, которые, как бы проверяя силу биотики Гарри, заколотили по сфере сверху, отчего Уайлду казалось, что каждый выстрел наносят по нему. Преподаватель зажмурился сильнее, стараясь не думать о том, что там происходит за пределами сферы. Оно их не коснётся, пока Гарри способен поддерживать биотическое умение. Рядом гремел установкой турелей турианец. Немного перетерпи, Уайлд, давай же, сейчас этому чуду-юду дадут отпор, и всё будет хорошо, опасность минует...
Пуля, врезавшаяся в пол под ногами, показала, что в защите есть бреши. Гарретт открыл глаза, отвлёкся, и сфера исчезла вовсе. Адепта трясло от перенапряжения. Чувствуя себя полным нолём без палочки, парень растерянно оглянулся, тупо глядя на то, как одну из турелей обезвреживает боец "Цербера". Кто-то оттолкнул его в укрытие, и только после этого Уайлд увидел девочку, которую в то же укрытие оттащил Андерс.
- А тебе надо потихоньку валить вместе с ней к своим. На все у тебя есть пятнадцать минут. Держи карту, - Гарретт послушно активировал инструметрон, принимая данные. За такое церберовца точно по головке не погладят, правда, сейчас двум его товарищам совсем не до того, чтобы следить, что там делает ходячая мумия...
- Спасибо за помощь, - Гарретт кивнул. Кажется, Андерсу сегодня удалось переубедить, что не все церберовцы плохие, как минимум молодого преподавателя из Гриссома. По крайней мере, чувства были противоречивые: первые знакомство с деятельностью "песиков", которое должно было вызвать ненависть (оно и вызывало, между прочим), но и, в то же время, первое знакомство с церберовцем, который не был явным злодеем, каким их себе представлял Гарри. Но всё было слишком сложно, а время слишком поджимало, чтобы вдаваться в длительные размышления о добре и зле, хорошем и нехорошем, о жизни и смерти и прочих философских проблемах...
Турели были отключены, а церберовцы привлекали внимание сумасшедшего эксперимента полностью, поэтому Гарри принял решение бежать в один из выходов. Судя по мельком увиденной карте, он приведёт к одной из посадочных площадок, возможно, даже к той, где они высаживались с группой, Гарри не знал, ибо страдание топографическим кретинизмом - одна из его странностей и неприспособленностей к жизни в этом жестоком мире. Но... Эйприл и Пол, что будет с ними?
Уайлд обернулся к дрожащей девочке.
- Послушай, ты умеешь... защищать саму себя? Ну, то есть, сделать так, чтобы твоё тело покрылось биотикой и тебя не коснулась ни одна пуля? - Гарри не мог правильно описать словами суть "Барьера" ребёнку, все преподавательские знания в данный момент вылетели из головы из-за паники, - если можешь, сделай это, хорошо? Прямо сейчас.
Затем Гарретт повернулся к турианцу:
- Времени у нас нет, твоя турель должна отвлечь существо, когда мы проскочим, девочку беру я, ты идёшь первым, дверь справа от нас, - преподаватель впервые кем-то командовал вне академии, и эта роль ему определённо не нравилась. Гарретт высунулся из укрытия на несколько секунд, разглядывая, как взбешённого саларианца пытаются изрешетить две турели, работающие в пользу спасающихся, - Идём, прямо сейчас!
Девочку пришлось схватить на руки. Немного непродуманное действие, ибо дать отпор, в случае чего, Гарри не сможет, но времени задумываться не было, а на спину взвалить ребёнка парень просто не мог, ведь предательского выстрела в лопатки от церберовцев ещё никто не отменял. Несколько метров, отделяющих Гарретта и его маленькую компанию от коридора, они бежали, кажется, целую вечность, по крайней мере, несколько секунд растянулись на очень большой промежуток времени именно в сознании преподавателя.
"Не успеем" - пронеслась безысходность в мыслях, но через пару шагов Гарри с девочкой на руках и турианец выбежали в коридор.
Уайлд обернулся, чтобы посмотреть, нет ли погони, и прямо за спиной, в сотне шагов увидел взбешённого саларианца,что уже торопился за ними, а его искалеченная рука тянулась вперёд, словно готовясь принять в дар глаза преподавателя и всех остальных в придачу.
- БЛОКИРУЙ ДВЕРЬ! - заорал не своим голосом Гарретт и, тут же оступившись, упал на пятую точку, всё ещё прижимая ребёнка к себе.
Турианец успел за секунду до проникновения эксперимента в коридор, дверь захлопнулась, давая компании надежду на мнимую безопасность.
- Всё в порядке, всё хорошо, мы справились, - руки Гарри мелко дрожали, в горле что-то хрипело, но показывать вид, что всё очень плохо, он не мог, - Вы как, целы?
Нужно подняться и идти... подняться и идти прямо сейчас...

Отредактировано Garrett Wilde (10 ноября, 2013г. 20:42)

+1

50

- А. Все меня называют А, - ответила девочка Андерсу. И добавила, уже Гарретту, немного спустя. - Да... Наверное.
Полноценный барьер у нее не получился, но какой-никакой биотический щит она все-таки создала, и он действительно позволил ей не пострадать в этой неразберихе.
Да и вообще, неожиданно слаженные действия настолько разношерстной команды принесли свой результат - саларианец  был заперт в комнате. А все остальные благополучно успели оказаться снаружи.

По всей лаборатории мигали красные аварийные лампы, выла сирена. "Стикс" готовился к самоуничтожению. Приятный механический голос периодически повторял распоряжение - всем сотрудникам срочно пройти к спасательным капсулам.
Только вот сделать это было не так-то просто.
Потому что самоуничтожаться вместе со станцией не хотелось никому.
Все выжившие результаты экспериментов, начиная от почти целых - тех, что подчиняясь иерархии, неизбежно действовавшей на любой планете и на любой станции в Галактике, занимали верхние уровни, до самых страшных, темных и безумных порождений человеческой науки, обитавших на нижних уровнях (элкоры, утыканные имплантатами, подвывающие о слиянии с вечностью азари, которые не против откушать... кого-нибудь, даже (они-то откуда?..) онтаромские косможуки и остальные)... Все, кого вы встречали или даже еще не встречали, явно намерены занять капсулы вперед вас. И настроены они очень агрессивно.

Турианец пытался заговорить с наиболее разумными, но слушать его не стали, видимо, посчитав предателем.

Перебить их всех - невозможно, но можно, сделав ставку на скорость, с боем прорваться к капсулам. Делать это по отдельности или всем вместе - решать вам. В конце концов, капсулы стрелять не умеют - можно добраться до них, а там уже разделиться... А еще было бы замечательно как-то задержать весь этот ужас, не дать занять капсулы им и не выпустить в Галактику - по крайней мере, некоторым из них там однозначно не место. Впрочем, как получится.

Вестей от Пола и Эйприл пока никаких.
Девочка напугана, плачет, но вполне себе шустро успевает за Гарреттом, даже если ей придется двигаться пешком, своим ходом.
Турианец зато - не успевает. Во время боя он собрался, а теперь - тащится медленно, натыкается на стены, пытается придержаться за Гарретта. Оставить его там и выжить самому, или помогать (и даже так, придется идти медленнее), но рисковать быть покусанным кем-то из особо шустрых местных?..
(если Уайлд выберет "путь героя", то ГМ ему травмы прописывать не будет - может быть, адепт придумает, как их избежать, но предупреждает, что они весьма вероятны; успеть к капсулам вы успеете, но в последний момент)

Кай Ленг, Джеки Мюллер, Андерс Хэфстер, Гаррет Уайлд, ГМ.


Последним постом ГМ квест закроется, так что, в общем-то, это финальный круг... Добирайтесь до капсул)

Отредактировано Marauder Shields (11 ноября, 2013г. 23:45)

0

51

Ситуация упростилась, однако  нрав девушки не мог скрыться даже здесь, в критических обстоятельствах.  Второй её напарник был предателем, и якшался с врагом вместо того, чтобы убить их, а ещё он был человеком, да и обстоятельства были крайне удачными.
Подождав мгновение, когда Ленг проскочит в дверной проём, Джеки, не дожидаясь Андерса метнулась за ним и захлопнула дверь, оставив альянс, подопытного и своего незадачливого коллегу веселиться в замкнутом пространстве. Не теряя ни секунды она выпустила несколько зарядов в электронный замок дабы  запертые не смогли выбраться, конечно, они могли воспользоваться и другими путями, но это время в данной ситуации не  только деньги, но и жизнь. А выживать она умела, а цена, её не существовало.
Тем временем на борту станции назревала паника. Кто остатками мозгов, а кто животным чутьём осознавал нависшую над ними всеми опасность. По коридорам туда сюда метались экспериментальные образцы, либо старавшиеся попасть к капсулам, либо  просто не знающие что делать.
Сквозь этот инопланетный водоворот приходилось прорываться с боем, а иногда просто обходить особо опасных товарищей, типо элкоров которых было слишком долго убивать. На мольбы о спасении, которые издавали некоторые эксперименты Джеки обычно отвечала пулей.  Откровенно ей это приносило моральное удовлетворение, все эти существа несомненно заслужили смерть.
Джеки быстро бежала по коридору, лёгкая броня это позволяла. Но за первым же поворотом, девушке встретился турианец в сопровождении,  азари. Турианец был, по видимому в неплохой форме, а азари как раз нет. Ибо руки у неё не было, а голова была перебинтована, она держалась за турианца и они явно стремились как можно быстрее добраться до спасительных капсул, но не судьба. Цербер вынырнула из-за угла , за спинами этой странной парочки  и не секунды не раздумывая всадила  заряды им в затылки. Когда-то давно её родственники поступали так же  из-за своих убеждений, но это не имело значения.  Она  не обратила на убийства никакого внимания совершив его на автомате, спокойно перешагнула трупы и направилась дальше тихо напевая:
- В мире двухсмысленном ангел двуликий стал сводным братом моим, солнечный ветер и лунные блики застит от нас едкий дым... - Ни в какой ситуации она не мгла себе отказать в музыке.   За следующим поворотом был элкор  мимо которого Джеки прошла под маскировкой. 
Уже через несколько минут  она добралась до капсул. Одной уже не было, очевидно Ленг добрался сюда быстрее чем она. Это было и к лучшему.  В этом отсеке пока было тихо, однако обещалась настоящая давка, так как было очевидно разумных тварей осталось много. Подойдя к панели управления она  быстро начала копаться в ней. К сожалению полностью план не удался, с неё можно было запустить только капсулы с этой палубы,  противоположная  осталась  не тронутой.
- Везунчики - немного раздосадованно произнесла в слух девушка запуская капсулы одну за одной. Когда осталась послудния в помещение ворвались турианцы  они устремились к капсуле, однако цербер успела перекатится и встала межде противником и последней на палубе капсулой. Несколько выстрелов не охладили пыла подопытных, у одного из них так же оказалось какое-то оружие и он незамедлил им воспользоваться, но отсутствие у них щитов решило дело в пользу  Мюллер.  В коридоре уже слышался топот новых пасажиров, только Джеки не стала их ждать быстро залезла в капсулу и отстыковавшись связалась с крейсером.
- Включаю аварийный маяк. Станция будет уничтожена. надо по возможности перехватить остальные капсулы. Теперь дело оставалось за капитаном корабля.

Отредактировано Jeky (1 января, 2014г. 01:13)

0

52

"Цербер" - что это? Один человек, несколько людей, организация со своей базой и войском? Даже Андерс, подчиняясь приказам этой социальной машины до конца не понимал этого. Но "Цербер" уж точно не сводился к паре-тройке е$@#утых людей, вроде Джеки, которые хотят лишь одного - крови, смерти и хаоса вокруг. Именно понимание того факта, что цель у организации все же благая, и не все ее члены - больные садисты, заставляло мужчину быть среди этих людей.
Но вот методы... У каждого свои. Каждый придерживается своей идеи. Кто-то считает, что смерть должна приходить лишь по необходимости, а кто-то даже не задумывается о лишних невинных жертвах; кто-то убивает потенциального противника лишь завидев, вне зависимости от ситуации, а кто-то пытается договориться, обойтись без крови, думает, прежде чем нажать на кнопку спуска; для кого-то жизнь товарища важнее любой миссии, а кто-то готов предать, оставить умирать или даже убить собственноручно, лишь бы выполнить задание... В "Цербере" были разные люди. И каждый тут был по своей причине, не ясной другим.
Очередная миссия по зачистке очередной лаборатории с опасными экспериментами. По-идее, дело сделано, лаборатория вскоре превратится в кучу хлама, но... У каждого свои планы.
Позади была погоня, потому Хэфстер, выскочивший из комнаты с саларианцем и бегущий первым, развернулся, чтобы выпустить пару пуль в уродцев. Таким образом ниагарский техник оказался позади церберовской троицы. Это дорого ему стоило. Путь к спасательным капсулам оказался заблокирован благодаря мисс Мюллер.
Нервничать, психовать и биться в истерике головой о дверь не было времени. Встав спиной к закрытой двери, Хэфстер перебил оставшихся уродцев, благо, их тут было мало.
"Выберусь - при следующей встрече убью эту стерву!" - единственная негативная мысль, что посетила голову механика, которая в данной ситуации должна была оставаться светлой.
- Отсоединение спасательных капсул по правому борту, - сообщила Лив.
"Есть еще на другой платформе. Успею", - решил мужчина, глянув на таймер.
Единственный короткий путь добраться до спасательных капсул заключался в передвижению по вентиляционным шахтам.
Сняв решетку, Андерс уже забрался в трубу, как вдруг услышал звон стекла и быстрое безумное бормотание того самого саларианца:
- Оставили одного... Заперли... А ведь мы еще не закончили эксперимент...
Не дожидаясь недавнего знакомого, церберовец нырнул в зияющую черную прямоугольную дыру. Ползти пришлось недолго... Тварь все же ринулась вслед за мужчиной.
Отбиваясь ногой, Хэфстер не заметил, что труба была не в очень хорошем состоянии. Она рухнула с одного конца, Андерс скатился вниз, а саларианец еще некоторое время сидел в трубе.
Осмотревшись, что было вокруг, механик сказал:
- Здрасте еще раз, у нас тут старый гость, - вскочив на ноги, церберовец подошел к Гаррету и остальным. За дверями в помещение ломились твари, в вентиляции затаился опасный и быстрый ублюдок, а станция через десять минут взлетит на воздух. Вряд ли при таком раскладе они успеют до капсул. А вот до челнока "Цербера" в том месте, где они высадились - вполне.
Объяснять, почему мумий решил присоединиться к ним, механик не собирался. Не их дело.
Саларианей спрыгнул на пол и ощетинился.
- Что ты там говорил о своей криобомбе? - спросил Хэфстер у Уайлда, переключая инструментрон на "Заморозку".
Бежать было бесполезно, тварь прыгучая - нагонит. Так что, нужно было сражаться...

0

53

- Давай, малыш, поднимайся, нам надо поторопиться, - Уайлд вскочил на ноги быстрее ребёнка, затем, сам приподняв её, с тревогой за состояние дитя, спросил, - всё в порядке, ничего не ушибла? Сможешь быстро двигаться?
Девочка неуверенно качнула головой в тихом согласии, на её глазах выступили слёзы, да и вид был, в целом, очень напуганный, но Гарретт не мог сейчас её ничем утешить. Сказать, что они обязательно выберутся и всё будет хорошо? Он не может, а вдруг это будет ложью… да и вряд ли сейчас ей, как и всей маленькой группе в целом, помогут пустые слова, нужно действовать, а не сидеть на месте. Активировав на инструметроне карту, что ему передал добрый церберовец, Уайлд задержал на ней взгляд лишь на несколько секунд. Топографический кретинизм топографическим кретинизмом, но кое-что у Уайлда отобрать было невозможно. Это что-то называлось «фотографической памятью» и не раз спасало жизнь парнишке в сложных жизненных ситуациях. Рядом хрипел турианец, привалившийся к стене спиной, его чёрные глаза были прикрыты, а своё оружие он уронил на пол, не в силах больше сопротивляться боли в теле. Гарри всё понял без слов, приблизившись к  инопланетянину и подставляя ему своё плечо, при этом аккуратно приподнимая с пола чужое оружие. Гордый выходец Палавена всё равно был бы слишком горд, чтобы принимать предложение помощи, играть же в доктора и больного сил и времени не было никаких.
- Здесь ты должен за меня держаться, приятель, чтобы двигаться вперёд, - Уайлд придержал турианца, меняя положение тела, чтобы тот оторвался от стены, затем, почувствовав, что гребниеголовый шагает сам, повёл его, приговаривая, - давай-давай, мы почти выбрались из этого Ада, а ты тут разваливаться хочешь почти на финише… соберись с силами! Ты же не хочешь здесь помереть, правда же?
Девочка бежала впереди, а звуки голоса Уайлда глушила ревущая и стонающая сирена, что предупреждала о неминуемой опасности. Секунды уплывали неумолимо, казалось бы, времени осталось ещё достаточно, но вот бы знать, куда идти…
Гарретт не успел среагировать на громкие посторонние звуки в вентиляции, а, если быть точнее, то сейчас было немного не до них, с толку сбивали шумы, что слышались сквозь вой сирены в соседнем коридоре, в который вела Гарри и его группу карта. Будто… топот множества ног? Уайлд не мог пока видеть, что происходило там, за стеной, на финишной прямой по пути к свободе, но, судя по звукам, начиналось светопреставление, ибо грохотало и кричало безумием практически всё, что можно было услышать и разобрать сейчас. Кажется, не они одни торопились покинуть это место, кое-кто спешил занять самые лучшие места раньше всех…
Внезапно вентиляционная труба над головами троицы противно заскрежетала и, не выдержав чьего-то веса и своих старых отношений со ржавчиной, рухнула, чуть не придавив Уайлда, который чудом оказался немного левее металлической недогильотины, из которой уже вываливался их церберовский знакомый.
- Здрасьте ещё раз, у нас тут старый гость, - человек-мумий явно не собрался ничего объяснять, да и времени на объяснения не было, потому что следом за Хэфстером на пол из вентиляционной шахты спустился опасный саларианец, от которого, как Гарретту казалось, они оторвались. Быстрым движением схватив плачущего, да и вообще находящегося  в глубочайшем шоке ребёнка за плечо, Уайлд задвинул девочку за спину, слушая идею Андерса про криовзрыв и чувствуя, как волна биотики поднимается изнутри, привычно охватывая тело голубоватым свечением и ощущением огромной силы, которой ты владеешь.
Часы неумолимо тикали, отсчитывая время до того момента, как уничтожено здесь будет все и всё. Навсегда. Но через саларианца маленькой группе не пробраться, поэтому стоило подумать об этой проблеме прямо сейчас, а часы оставить на потом. Вот монстр оглядывается на них, хищно скаля зубы, вот оборачивается, делает шаг вперёд, вскидывает руку с оружием, готовый выстрелить.
- Андерс! – просить дважды инженера не пришлось, «заморозка» ударилась в голову противника прежде, чем тот успел выстрелить в группу. Побелевшее тело монстра на секунду застыло, этого Гарретту хватило, чтобы отправить в сторону врага «бросок». Правда, в эту же секунду он обнаружил, что, пролетев по воздуху, в саларианца врезался не один биотический комок, а несколько. Смесь льда и биотики вызвала детонацию, и монстр, подвергшийся взрыву, разлетелся по кусочкам, заставляя прикрыть глаза и чувствуя, как всё вокруг обдало ледяными брызгами.
Малышка, которая только что помогла своей биотикой, стояла рядом с тяжело дышащим Гарреттом, с ужасом разглядывая последствия того, что натворила.
- Всё в порядке, ты просто умница, ты нам очень-очень помогла, - Гарри повернулся к Андерсу, с ужасом понимая, что всё кончено. Не только для саларианца, но и для них самих. Слишком много времени потрачено на битву, слишком далеко сейчас находятся капсулы… они не успеют добраться до них, даже если будут бежать, а тут ещё раненый турианец, бросить которого умирать Уайлд просто не мог.
- Чего стоим, кого ждём? Приглашения на карету? Бегом без приглашения, сегодня фея-крёстная слишком гуманная, поэтому дарит всем уникальную возможность свалить отсюда, пока ещё не поздно, за счёт "Цербера", - ворчливо проскрипела мумия, двигаясь вперёд, даже не дожидаясь остальных, этим самым показывая наикратчайший путь к спасению.
Никто и не остался на месте, по крайней мере, окончательно сумасшедших самоубийц среди членов маленькой группы не нашлось. Сказав ребёнку что-то вроде: "Иди за этим дядей", Гарри снова приподнял турианца, позволяя ему на себя опереться, одной рукой удерживая его, а другой отделяя от крепления на поясе крупнокалиберный пистолет. Кто знает, что это был за шум в соседнем коридоре.
Андерс передвигался быстро, за них довольно резво поспевала девочка, видимо, не совсем понимающая, что именно происходит, и вообще, стоит ли ей плакать или нет, но понимающая, что в подобной ситуации лучше двигать ногами. Гарри с повисшим на нём турианцем значительно отставали. Уайлд знал, что именно могло бы ускорить его продвижение, но бросить раненого (надо так же отметить, что очень тяжелого по весу раненого, которого приходилось тащить буквально на собственном горбу) адепт был не в состоянии. Они тащились еле-еле, то хватаясь за стены, то просто медленно передвигая ногами. Время от времени раненый турианец начинал говорить что-то до боли в зубах шаблонное, вроде: "брось меня, выживай сам", но гриссомский преподаватель просто не слушал его, стараясь думать о чём-то хорошем, о чём-то, что сейчас было в недосягаемости. Например, о своих учениках. Мёрфи однажды сломал биотикой замок на двери в кабинет директора, и чтоб ребёнку не досталось, пришлось взять вину на себя... Случай, после которого директор Гарретта недолюбливает, да и ладно, что теперь поделаешь?
"Интересно, как там Люси? И домашка, я ведь за её проверку так и не взялся... Блин, Как они там будут без меня? Меня ж даже заменить никто не сможет, и без этого у всех часы распределены по самое "не хочу". Нет-нет, нагрузят мистера Харрингтона, а он старый, ему нельзя много работать. Да и если он будет читать историю... дети не поймут просто ни слова с его-то дикцией!"
Громкие звуки, внезапно так близко ударившие по ушам, заставили вынырнуть из мыслей. Гарретт не знал, как выглядело собирание зверей в ноев ковчег, но, скорее всего, приблизительно так, как это сейчас видел Уайлд. Нельзя сказать, что здесь было "каждой твари по паре", но тварей было много, и все они двигались в одном направлении - к спасательным капсулам. Во всеобщей суматохе на группу особого внимания не обращали, но опасность от этого не делалась меньше: кто знал, что взбредёт в голову всем этим существам?
- Нельзя... нельзя, чтобы они выбрались наружу, - прохрипел турианец, приоткрывая мутные глаза. Уайлд понимал, понимал, но ничем не мог помочь. Задержать толпу, даже бросившись на амбразуру он был просто не в состоянии. Они могли бы постараться, взломать систему, отменить отправку капсул... могли бы, будь у них больше времени, но уже слишком поздно, чтобы пытаться что-то исправить, счёт шёл на последние минуты.
- Мы не сможем... отменить. Не сейчас, нет времени, - на выдохе пробормотал Гарри и тут же закричал от боли и неожиданности, чувствуя волну чьей-то чужой биотики, что ударила его сзади по спине, лишая больного турианца опоры, а самого Гарретта пола под ногами. Пролетев несколько метров, словно тряпичная кукла, Уайлд, больно ударившись коленями и грудью об пол на секунду замер. В глазах было темно от боли, солоновато-железный привкус крови во рту снова о себе напомнил, подсказывая о плохом общем состоянии организма. Кажется, кто-то не очень тяжёлый по нему пробежался прежде, чем Гарретт снова почувствовал, что может адекватно воспринимать окружающий мир. Во всеобщей суматохе преподаватель-альянсовец не мог разглядеть своего подопечного с Палавена, но, кажется,тот остался где-то позади. Гарретт вскочил на ноги, чувствуя, что его просто сносит толпой в противоположную сторону, попытался прорваться туда, где расстался с турианцем, но не смог.
- Гребниеголовый! Herregud*... - он даже не знал имени этого инопланетянина, но бросился в толпу, чувствуя, как на него скалятся, шипят, пытаются оттолкнуть и прижать к стене, укусить или просто вцепиться, от подобных покушений спасала лишь броня, да и то не всегда пару раз Гарретту прилетело по голове, ещё раз в его руку вцепились так, что, казалось, её просто вырвут из тела, спасло лишь применение биотики...
- Уайлд, бегом! - слышался где-то позади голос то ли злящегося, то ли матерящегося Андерса, которому тоже, кажется, несладко приходилось в гуще врагов. Ребёнок должен быть с ним, должен быть в безопасности.
Преподаватель не слышал, взгляд его метался по полу в поисках турианца, и Уайлд нашёл его, хоть и не очень вовремя. Раненый инопланетянин пытался подняться с места, но не мог.
- Давай сюда, идём, просто идём, мы почти на месте, - Гарретт в очередной раз подставил свою тушку, чтобы палавенец смог опереться на его плечо. Сил что-то говорить уже не было, но турианец и сам понимал, что происходит и как нужно было двигаться, ибо для сильно израненного он двигался как нельзя быстро.
- Сюда! - Андерс звал в какой-то коридор, что ответвлялся от основного и, видимо, вёл к месту высадки челнока. Теперь  ничего не мешало, никого рядом не было, никаких монстров, были лишь гонки, гонки с самой смертью, что может быть страшнее этого?
Хэфстер не потерял девочку, да и на местности он ориентировался хорошо... уже через несколько коридоров он вывел группу наикратчайшим путём в зал, где приземлился несколько часов назад церберовский фрегат. Слава Богу, он оказался в целости и сохранности. Андерс, как единственный человек, что мог разобраться с управлением, стоило им оказаться на площадке, бросился к кораблю первым, за ним бежал ребёнок, потом на почтительном расстоянии тащились Гарретт с турианцем. Всё ещё не закончилось, ведь они так и не выбрались из этой лаборатории... Поднять в воздух церберовкую птичку было делом времени, которого, увы, не хватало катастрофически, больше всех тормозили Гарри и его спутник по понятным причинам, но, несмотря на громкие протесты последнего, преподаватель так и не бросил его умирать.
Во фрегат они успели чуть ли не в самый последний момент. Гарретт, стоило ему оказаться внутри летательного аппарата, просто упал на пол корабля без сил, чувствуя, как всё тело ломит и сводит в судорогах. Было уже всё равно, что произойдёт сейчас, он потерял счёт оставшемуся времени, перед глазами всё плыло, щекой Гарри прижался к металлическому полу, чувствуя, как корабль поднимается в воздух, пытаясь выбраться из ангара. Девочка, турианец и Андерс - все живы и здесь, но Пол и Эйприл... что с ними?
- Надо наладить связь с Альянсом...предупредить их о том, что монстры вырвались... надо... надо спросить, как зовут турианца... надо... проверить домашку и не дать девочку в обиду... Всё хорошо, мы справились - бормотал преподаватель свой маленький список дел, который вдруг оборвался, не успев начаться, Гарретт кое-как перевернулся на спину, разглядывая обшивку фрегата. Больше никаких стен ужасной и мрачной лаборатории, больше никаких сумасшедших экспериментов и готовых тебя заживо сожрать азари... миссия Гарретта здесь была закончена.
____________________________________________________
*Herregud (шведский) - Мой Бог

+1

54

Корабль Цербера удалялся от станции. Если кто-то смотрел в ее сторону - мог видеть, как отделились несколько спасательных капсул, около десятка, а потом - и минуты не прошло, - полыхнула яркая вспышка. Стикса больше не существовало.
А потом ожил инструментрон Гарретта. На связи был командир отряда Альянса, Пол Хоббс. Он и не верил уже в удачу - они с Эйприл уже давно считали преподавателя погибшим, и все-таки продолжали периодически вызывать его. Ну а вдруг...
Дальнейшие события развивались довольно неожиданно для простых Альянсеров и Церберовцев. Их организации провели срочные и не слишком официальные переговоры относительно взорванной станции - разумеется, огласки произошедшего не хотели даже в Цербере. У них не было цели противостоять всей Галактике, по крайней мере, открыто - а так бы и случилось, если бы Альянс обнародовал данные, полученные и заснятые Хоббсом и Коннор, а также те, о которых свидетельствовали бы Гарретт и выживший турианец. В обмен на неразглашение данных и уничтожение снимков, на корабль Альянса были переданы девочка без имени, вместо которого был код А, и турианец - заодно. Уайлду покинуть траснпорт Цербера тоже никто не препятствовал.
О дальнейшей судьбе девочки известно мало - слишком сложные события ей достались в слишком раннем возрасте, и сможет ли она когда-либо стать действительно нормальной - пока неизвестно. Турианец находится на родной планете; реабилитация предстоит длинная, в первую очередь, в связи с удалением имплантатов, но он имеет все шансы вернуться к полноценной жизни. Покидать пространство Иерархии, да и свою планету, тридцатидвухлетний биотик больше не планирует. Капсулы с несчастными, но представляющими крайнюю опасность результатми экспериментов были сбиты через час после разрушения станции кораблем без опознавательных знаков; кто именно был инициатором этого действия, не разглашается, но поступил этот кто-то, определенно, правильно.

Свернутый текст

Игроки, вы замечательные! *повторила еще и тут* х)

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Mass Effect 2 » Эпизод 1.1 [Последняя из них]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC