Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Предел для бессмертных - Гаррак
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Mass Effect 2 » Эпизод 2.3(4) [Заложница]


Эпизод 2.3(4) [Заложница]

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

Пока лифт спускался, Андерс решил еще раз глянуть на карту комплекса, где должны были быть обозначены инструментроны Софии, Адриана и Мэтта. Но эта затея оказалась провальной: радар вышел из строя и самоудалился, прям как и обещали.
"Надеюсь, Лив успела хоть что-нибудь сохранить из кода этой программки. Полезная штука, пригодится в дальнейшем", - подумал техник, ровно за секунду, как лифт остановился и двери открылись.
Сделав лишь шаг в коридор, освещенный слабыми, наверняка, потому что дешевыми, лампами, Хэфстер тут же оказался в объятиях своего маленького помощника, коллеги, друга?... Мужчина не мог точно понять, либо же намеренно не хотел вспоминать то состояние... Но эти объятия.
Странно, но ниагарский техник, который вечно избегал людей, общения, отношений, сейчас чувствовал, что ему нравятся эти объятия, что это именно то, что нужно в данный момент...
И нету больше тюрьмы, как не было того комплекса в восемьдесят четвертом, как не было той психушки пару дней назад! Он ее нашел, остальное не важно. Не важно, что кругом маньяки и убийцы, не важно что в паре метров находится напарник-кидала, не важно, что им еще предстоит вернуться к челноку и разнести все к чертям...
Тем не менее, как бы ни были приятны эти телячьи нежности, они были забыты еще двенадцать лет назад, когда та медсестра... В прочем, не важно. Факт в том, что за годы графика: сон-работа-еда-сон, с редким общением, и то, без особых прикосновений, Андерс забыл каково это, когда тебя обнимают.
Да и не ожидал он этого. Потому стоял в ступоре почти две секунды, пока не обнял девушку за плечи и не простоял так еще какое-то время. После этого мужчина немного отстранил Софию и, улыбаясь, что можно было понять по глазам, сказал:
- Я тоже, - в этот момент больше ничего не существовало, кроме осознания того счастливого факта, что эта маленькая, но талантливая, девчушка, вечно попадающая в неприятности, жива и здорова.
Хэфстер даже забыл, что хотел первым делом врезать Адриану. Хотя теперь, чуть поостыв, мужчина понимал, что этот ненадежный хрен с горы помог выжить мисс Корр. А вот он, Андерс... Он не спас никого, даже тех троих. Он, наоборот, оставил их умирать... И ужасней всего, что он уже забыл о них, ему было наплевать... Церберовец...
Но на протянутую ладонь ниагарский техник даже и не собирался отвечать. Хорошо, что в коридор ворвались местные головорезы, и не возникло неприятной заминки, да легкой враждебности, зависающей в воздухе (ищем во всем плюсы, разве нет?).
Хаенада тут же решил остаться, пожертвовать собой во имя общей цели, проявить благородство, что ли? Он живо вызвал лифт (который не менее живо спустился), а затем буквально затолкал туда весь (или почти весь) ниагарский инженерный состав.
Церберовец откровенно не верил, что ассасину удастся там выжить, хотя через какое дерьмо ему самому не приходилось продираться... Если есть жажда жизни, а она есть у всех наемников, то он прорвется, не впервой, всяко уж...
Два этажа ехали в тишине. Хэфстер отчаянно соображал, что же можно спросить, либо рассказать, но все и так было понятно: София жива и более-менее цела, впечатления от поездки остались не самыми приятными, а от списка потенциальных оперативников "Цербера" не было никакого толку, ведь сейчас они разнесут эту гребанную станцию к чертовой (или, как говорил Мертвец: "к азарийской") бабушке.
Но все же он нашелся что сказать:
- Ты как, держишься? - вопрос был задан перед самым выходом из лифта в систему жизнеобеспечения.
"И как мы только раньше не заметили этот лифт? Не пришлось бы разделяться. Ну и где этот чертов подрывник?" - Хэфстер прошел мимо какого-то терминала, мимо каких-то прозрачных баллонов с какой-то голубой светящейся жидкостью, а затем подошел к тому месту, где и договаривались оставить взрывчатку. На полу валялся детонатор, но подрывника нигде не было видно.
"Еще таблички не хватает: "ушел на обед"", - мрачновато подумал инженер. Не нравилось ему такое таинственное и бесследное исчезновение...
Взяв в руки детонатор, мужчина осмотрел его. Функции были интуитивно понятны. Хэфстер включил его и уже собрался вводить время, но тут вспомнил... Вспомнил о тех трех несчастных, запертых в шкафу... Может, Мэтт пошел за ними? Хотя, наемники не отличаются гуманностью, вряд ли и Бумер будет рисковать ради кучки каких-то ненужных гражданских, родственников которых ты и знать не знаешь.
Три гражданских, один наемник и армия взбесившихся заключенных... Оставить зачистку на Альянс? Или избавить Элли и остальных от ночных кошмаров, но и от жизни.
Андерс выключил детонатор и сел на ближайший ящик. Это был трудный выбор. Инженер никогда не был истинным церберовцем, ведь он не мог пожертвовать всем ради успеха человечества. Иногда возникал вопрос: как можно спасти человечество, уничтожая его? И Альянс... Ничем не отличается от "Цербера". Точно также разбрасывается людьми, только делает это не так заметно и не своими руками...
Хэфстер уже собирался открыть было рот, рассказать Софии, что на станции есть еще нормальные люди, чтобы она, как более продвинутый гуманист, подсказала бы, что правильно, а что - нет, но тогда... Тогда это бы означало, что это будет решение девушки, что именно ей придется взять весь тяжкий груз этого непростого выбора. А пока она не знает о выживших, ей же легче.
Вновь включив детонатор, Андерс поставил таймер на полчаса, а затем синхронизировал его со своим инструментроном, поставив три сигнала: за десять, за пять и за одну минуту.
Детонатор мужчина оставил тут же, толку от него уже не было никакого.
- Пойдем, - сказал он своей помощнице, а затем отправился к двери.
Нужно было пройти другим путем, более длинным, чем тот технический коридор... Инженер даже раскрыл карту на инструментроне. Но додумать маршрут ему не дал поднимающийся лифт.
Моментально переключив инструментрон на "заморозку", Андерс встал между лифтом и Корр, а затем приготовился швырнуть в пришельцев хладогент. Но это оказался Хаенада (хоть вариант заморозить его тоже был Хэфстеру по нраву).
"Неплохо. Надеюсь, это означает, что за нами никто не гонется?" - подумал мужчина, а затем выключил готовность "заморозки".

+1

32

Если бы Хафстер прошел дальше в глубь отсека, он бы нашел труп заключенного. В луже крови, и кашей вместо мозгов. А в примыкающем техническом помещении спрятался один из оставшихся в живых охранников. Он крепко сжимал в руках винтовку стараясь не проронить не звука.
Однако, увидев как Андерс активирует взрывчатку тихо заскулил - умирать ему совершенно не хотелось. Как только церберовцы покинули отсек, бедолага на четвереньках подполз к детонатору и, прикладывая все свои скудные познания, пытался отключить бомбу. И конечно же у него ничего не вышло, отчего он тихо разрыдался. Мысль о том, что он вот так нелепо умрет никак не давала ему покоя. Но на смену истерии пришла злоба. Если ему суждено погибнуть здесь, то эта парочка тоже найдет свой конец на этой станции.
Осторожно пробравшись следом за девушкой и мужиком, охранник оказался рядом с лифтом. Бедняга прицелился точно с спину того кто был ближе. По воле случая это оказалась София.
Появившийся из кабины лифта Хаенада успел только заметить охранника, как тот нажал на спусковой крючок. Из-за достаточного разброса, выстрелы летели не так кучно, однако этого хватило, чтобы щиты мисс Корр разрядились и три снаряда пробили ее правый бок, оставляя раны.
Тем временем на другом конце станции, двое выживших охранников спасались от погони. Заключенные хотели выместить на них всю ту злобу, что накопилась за столько лет проведенных в этой тюрьме. Выжившие нашли убежище на главном пульте управления станцией. Дверь была крепкая, так что они могли не волноваться, что к ним вломятся. Но вот зэки решили, что просто так не уйдут, они засели под дверью, глумясь и издеваясь над стражами порядка.
Оглядевшись, один из охранников вспомнил, что именно с этого пульта происходит управление аварийной системой пожаротушения. Вводишь данные отсека, и тяжелые перекрытия закрывают окна и двери, а в отсек подается газ-ингибитор, не только непригодный для дыхания, но при больших дозах ядовитый. Достаточно минуты и все помещение будет заполнено им, что будет означать для кислородозависимых форм жизни верную смерть. Недолго думая, охранники принимают решение - что во имя светлого будущего Альянса систем и правопорядка на этой станции, умрут все. Конечно же кроме них.
Первым отсеком стало помещение А-1, как раз соседнее с отсеком жизнеобеспечения. Охранники не настолько осведомлены о такой инженерной номенклатуре, поэтому решили начать по порядку.

Закрылась дверь в конце коридора - в противоположной стороне от того направления, куда следовало идти. Спустя какое-то время закрылась и дверь, находящаяся ближе. А потом еще одна. Скорее всего, если вы будете мешкать, закроется дверь и впереди вас.

Подсказка: Мисс Корр достаточно серьезно ранена, у нее началась сильная кровопотеря. Перекрытия закрываются тридцать секунд. На ввод данных охранник с пульта управления тратит еще двадцать. Итого пятьдесят секунд. Не успеете покинуть отсек - пиши пропало.

+1

33

- Похоже, теперь мой черед остаться, - послышался на удивление спокойный в этой ситуации голос Адриана. Затем Корр почувствовала, что кто-то буквально загоняет её, словно заблудившуюся овцу в загон, а лифт, сопровождая это не слишком приятными толчками в спину, но выбирать в спешке не приходилось.
- Адриан, пожалуйста, ты не можешь остаться там... - София развернулась как раз в тот момент, когда двери лифта уже съезжались, и в просвете между створками мелькнула роба Джинна, - Андерс, нет, мы не можем его бросить одного!
Её непосредственный начальник знал это, но, похоже, ничем не собирался помогать наёмнику, что, не так давно, спас Софии жизнь, и не раз, надо сказать. Понимая, что попытки биться в захлопнувшиеся двери лифта, не увенчаются, в любом случае, успехом, Корр отошла в противоположный угол лифта и, прислонившись к стене, чуть не расплакалась уже в какой раз за сегодня. Да, у ассасина есть шанс выбраться, но София видела сегодня слишком много бессмысленных жертв, чтобы поверить в лучшее. Весь оптимизм обычно рассеивается, если ты видишь за один день больше смертей, чем за всю свою предыдущую жизнь.
- Ты как, держишься? - прозвучал вопрос, неожиданный в этой ситуации от Андерса. Весь предыдущий путь он молчал, и было очень внезапно услышать его голос в ту минуту, когда лифт остановился.
- С трудом, - честно ответила Корр, делая шаг из лифта и стараясь подстроиться под быстрый темп ходьбы Хэфстера, - но я пока жива, этому стоит порадоваться сейчас.
Они порадовались. Опять молча. Но даже в тишине, без лишних разговоров, Софи находила свою прелесть. С Андерсом было спокойно, теперь она была не одна, и чувствовала себя на своём месте, словно в инженерном отсеке, на "Ниагаре", под командованием Хэфстера, в сознании вдруг поселилась уверенность, что всё будет хорошо. Она под надёжной защитой, её начальник зубами вцепится в противника, на её в обиду не даст, она жива, здесь и сейчас, предстоит ещё, конечно же, побороться, но борьба будет легче, чем в одиночку, не так ли?
В одном из помещений Андерс остановился и, подобрав что-то с пола, вдруг, словно раздумывая над чем-то, присел на ящики. На ладони его лежал небольшой предмет. И София знала, что это такое... с такими штуками ей тоже приходилось иметь дело по работе, но отношение было косвенное, в отличии, например. от Колина, у которого в загашнике, девушка была в этом уверена, и не такие штуковины отрыть можно. София догадывалась, что задумали наёмники, и не смогла не воспротивиться этому решению. Ещё час назад жаждущая, чтоб все беглые преступники сквозь землю провалились,теперь Корр присела рядом с главным механиком "Ниагары" и положила дрожащую руку на детонатор.
- Андерс.... Это то, о чём я думаю? - голос дрожал, как и рука, отсчёт времени уже шёл, Хэфстер не стал ждать её советов, - Мы не должны этого делать! Эти люди.... Ты убьёшь всех, если это сработает, но зачем? Альянс смог бы с ними разобраться, наказать и...
- Пошли, - оборвал девушку мужчина и повернулся спиной, показывая, что лекция с гуманистическим подтекстом тут не подействует, и разговор на этом закончен.
Чувствуя себя ребёнком, с мнением которого никто в семье не считается, Корр, чувствуя, что совершенно беспомощна в этой ситуации, вдруг нашла в себе силы и храбрости закричать широкой удаляющейся спине Хэфстера:
- Почему ты меня не слушаешь? Там могут быть люди, которые спаслись, обычные люди, понимаешь, такие же, как и я, которые где-то сейчас прячутся, ожидая спасения! Ты обрекаешь их на гибель, а я даже возразить не могу ничего! Они умрут, если... если ты сделал такой выбор, Андерс. А что, если бы Альянс взорвал станцию вместе со мной? не выслав помощи? Всем наплевать, да? Как ты сможешь спать спокойно, если ты станешь палачом для десятков существ?.. - договорить свою пламенную речь девушке не дали раздвигающиеся двери лифта и лицо Адриана, ещё больше потрёпанное, но довольно живое и бодрое. В следующую секунду Корр так и не поняла, откуда прозвучал громкий звук выстрела, и почему Хэфстер вдруг резко оттолкнул её от себя влево, а потом вдруг весь правый бок пронзила обжигающая боль. По инерции Софи сделала шаг вперёд, но ноги подкосились, и она упала. Резкая, острая боль в спине и боку была просто невыносимой, в глазах потемнело, девушка попыталась накрыть больное место ладонью, по-детски надеясь, что это облегчит страдания, но руку поднять оказалось ещё больнее, тем более, лёжа на животе. Прижавшись щекой к холодному полу, Корр зажмурилась и открыла рот в беззвучном крике. Из глаз лились слёзы, а, вместо криков из глотки доносились приглушённые всхлипы. Время, казалось, застыло, хотя, на всё про всё это ушло максимум секунд десять. Набрав в лёгкие побольше воздуха и найдя в себе силы для всего этого, Корр, наконец, выдавила себя крик.

+2

34

Свернутый текст

с позволения мисс Корр..)
замутим тут эпик-драму %)

Лифт подкатывал к конечной высоте, и Хаенада уже вовсю размышлял о том, как порадует новых знакомых своим неожиданным появлением, причем, почти в целости и сохранности. Однако, судьба-злодейка и здесь решила поспособствовать...
Створки лифта разъехались, и в Адриана чуть ли не полетела "заморозка".
Холодный прием в действии, да? - впрочем, укоризненный взгляд тени тут же сместился куда-то за спины Андерса и Корр.
По резко изменившемуся выражению его лица можно было понять, что увидел он там нечто очень плохое. Ей-богу, лучше бы Андерс целился в другую сторону! Какой-то вооруженный засранец подобрался к ним со спины и выстрелил. Вот так просто! В спину! И даже реакции ассасина не хватило, чтобы сделать с этим хоть что-нибудь... Хотя, что? Он даже догнать этого урода (решившего оперативно смыться сразу после выстрела) сейчас не мог.
- Сукин сын! - Хаенада, сначала переоценив свои возможности, выхватил томагавк и даже почти побежал, но тут же споткнулся о предательски подогнувшуюся поврежденную ногу. Возможно, Андерс успеет достать подонка. Недовольно выдохнув, Адриан доковылял до Софии и опустился на одно колено рядом с ней - лезвие брошенного рядом томагавка звякнуло о пол.
- Эх, не надо было мне вас оставлять, мисс Корр... Теперь придется немного потерпеть, - он говорил очень негромко, приглушенно, словно опасаясь, что даже слишком громкий звук может навредить девушке. Осторожно перевернув пострадавшую на спину, Адриан отодвинул немного растрепавшиеся темные пряди с ее, теперь уже совсем бледного, лица. В зелени глаз словно застыла терпкая боль, а значит, она все еще жива. Ассасин опустил взгляд на само место ранения и аккуратно приподнял край окровавленной одежды. Три темно-красных отметины от пулевых ранений источали кровь. Много крови. Адриан только слегка коснулся раны, и ладонь тут же окрасилась алым - так ее было много.
- Черт, ранение слишком обширное! Надо поскорее добраться до панацелина, иначе... - о том, что там будет "иначе" тень умолчал, и, подложив руку примерно под лопатки Корр, помог ей принять полу сидячее положение, - Держись, сейчас мы что-нибудь придумаем.
Да что ты тут сможешь-то, подорожник приложить..?! Джинн хренов! - укоризненно зашипел внутренний голос, который обычно, в общем-то, всегда молчал.
И тут вдруг раздался, как гром средь ясного неба, звук падающей металлической перегородки - одна из дверей закрылась по каким-то неясным причинам. Адриан тревожно оглянулся на звук, поднял с пола томагавк, но, не увидев опасности, вернул оружие в крепление.
- Хэфстер, ты запустил детонацию? - вопрос был, скорее, уточняющим.
Хотя, вряд ли именно этот процесс мог бы спровоцировать закрытие дверей. Постороннее вмешательство? Но зачем?
В любом случае, теперь время эвакуации сократилось донельзя.
- Нам надо идти. Давай, держись за меня, - Хаенада медленно поднялся на ноги, увлекая за собой и Софию, но рассчитывать на то, что раненая сумеет пойти на своих двоих, он даже не стал - сразу подхватил второй рукой под колени и поднял на руки. Девушка была легкой, как пушинка, так что, почти не нагружала больную ногу, разве что, прихрамывал он теперь чуть посильнее. А на боль было плевать. Подумаешь, какая-то там нога. София была важнее (и, к тому же, симпатичнее). Второй "громовой раскат" прозвучал совсем скоро. Слишком скоро!
- Хэфстер, ты можешь как-нибудь задержать процесс закрытия дверей? Если закроется нужная нам, мы тут застрянем.
В самом деле, двери закрывались в каком-то непредсказуемом порядке. Неужели, им придется рассчитывать на слепой случай?
И проклятый коридор до той самой, нужной двери был, как назло, самым длинным. Хаенада снова взглянул на Софию. Вроде, пока в сознании, значит, все еще не так плохо.
- Ты только не засыпай. Не закрывай глаза, слышишь? Борись с тяжелой темнотой на веках и останешься в этом мире.. еще на много лун.
Ассасин надеялся, что его бред тоже не даст "заснуть" Софии, поэтому старался, как мог.
- Знаешь, челнок не так уж далеко. А еще ты слишком красива, чтобы вот так... - совершенно неожиданно на какую-то пару секунд тень потерял дар речи - вместо Корр ему вдруг примерещилась сестренка Изабель, черты ее лица, такие же тонкие, волосы... Чуть более темные. Адриан мотнул головой, отгоняя призрачный образ. Изабель была мертва, и ее уже ничто не вернет. Никогда. Тупая боль, вновь выбравшаяся откуда-то с темных задворок души, тут же пробила грудь навылет хуже всякой пули и по всему телу разнесла огонь поднимающейся злости. На самого себя. Как знать, если бы он был там, то тоже вот так нес бы ее к спасению, заглядывая в переполненные болью и страхом глаза? Только чернично-карие, а не зеленые..И ведь, возможно, спас бы! Если бы только был там, а не шлялся где-то...
Позади гулко удар звук еще одной "упавшей" двери, но нужная была пока еще открыта.
- Осталось немного. Не засыпай.
Обняв Корр покрепче, но все так же осторожно, будто она была статуэткой из тончайшего фарфора, тень заковылял  быстрее и, в конечном счете, успел пройти в дверь до ее закрытия. Сегодня он хоть что-то еще мог изменить.

Отредактировано Adrian Jaenada (14 сентября, 2013г. 23:13)

+2

35

София Корр. Если Вы спросите Андерса, кто она такая, то он ответит коротко и довольно сухо:
- Моя помощница на "Ниагаре", - однако в этот момент в его мыслях будет роиться совершенно другое.
Ангел во плоти, сама доброта, гуманность, единственное светлое, что окружает механика в этой пучине тьмы и хаоса, в которой он живет. Самое дорогое, что у него есть... Ее можно понять, она верит в человеческое добро, в то, что любой ублюдке есть хорошее. Но вот Хэфстер в это не верил.
На первое заявление малышки Корр, что Великий и Милосердный Альянс, возможно хочет решить все мирно, техник ничего не сказал, однако, подумал:
"Ага, как же! Они еще вылечат всех уголовников, накормят их, потому что они тут исхудали, а также путевки выпишут, ибо они столько натерпелись, бедненькие, травму психологическую получили, отдохнуть им надо. А еще Альянс выплатит пособия семьям всех погибших. Три раза, с кисточкой!"
Но когда девушка возмутилась второй раз, мужчина был готов уже закричать на нее, ведь она не знала, как тяжело ему было принимать это решение, но оно было необходимым:
- Пожалуйста, помолчи! Пора привыкнуть, что люди умирают, пора привыкнуть, что мы чертовы террористы! Да, там остались люди, я знаю это, но твой любимый Альянс сам приказал все здесь уничтожить. Они ничем не лучше "Цербера", понятно? Нет никаких, если, София, есть лишь настоящее. Ты спасена, радуйся этому. А заключенных в живых оставлять опасно. Они все равно тут всех перебьют, а потом сдохнут с голода. А Альянс сюда даже не сунется, если только не разнесет базу в клочья из корабельных орудий. К тому же, в ангаре могли остаться челноки, какая-нибудь шваль отсюда может вырваться, - но ничего из этого он не успел сказать, двери лифта открылись раньше.
К счастью, это был рыцарь дня, герой месяца и ассасин года - Адриан Хаенада. Выглядел он весьма неплохо для того, кто только что встретил кучку разъяренных вооруженных горилл-дегенератов. Живой - значит, все в порядке. Андерс успокоился, но, как выяснилось, рано успокоился. Лицо наемника ясно давало понять, что за спиной происходит что-то не очень хорошее. Хэфстер повернулся ровно за момент до того, как обиженный ублюдок, один из тех, кто щелкал клювом на охранном посту, кто был виновен в поднявшемся бунте, нажал на кнопку спускового механизма. Оттолкнув свою помощницу в сторону, механик все же швырнул "Заморозку". В стрелка, который поспешил ретироваться. Оставлять его в живых было опасно, потому ниагарский техник кинулся за ним, но тот, завернув за угол, заблокировал двери.
- Сука! - крикнул церберовец, ударив кулаком по двери.
Повернувшись назад, он увидел, что София все еще не поднялась на ноги. Зрение у Хэфстера было отменное. Поэтому кровь на ладони ассасина ему была очень хорошо видна с такого расстояния. Очень плохой расклад...
Мужчина тут же кинулся к своему маленькому ангелу. Оказавшись перед ней на коленях, Андерс посмотрел в глаза девушке, потом на рану, потом снова ей в глаза, а затем приложил руку к тому месту, где под бинтами должна была быть кровь.
- Держись! - буквально приказал он, не обращая внимания на все реплики Адриана. - Не смей тут мне сдохнуть, тебя подарок в комнате ждет. В броне был панацелин, нужно скорее добраться до места высадки, - он стал развязывать бинты на левой руке, чтобы достать обезболивающее. Оно, конечно, не вылечит, но страдания смягчит, да и кровь немного замедлит.
Размотав бинты, Хэфстер тут же вколол препарат аккурат рядом с пупком девушки. Чем ближе к ране, тем быстрее подействует. Порвав бинт зубами и предоставив свое левое обгорелое предплечье на всеобщее обозрение, техник наскоро перемотал живот девушки и затянул узел. Будто это могло помочь...
Как раз после этого громыхнула дверь в коридоре слева. Отрзали проход.
Адриан встал и поднял Софию.
- Ты и сам еле ноги ворочаешь, отдай ее мне, - собрался уже предложить Андерс, но его отвлек звук второй закрывающейся перегородки.
- Я гляну. Вперед! - вместо этого сказал он и помчался к выходу, к панели.
Активировав инструментрон, Андерс приказал Лив:
- Вычисли последовательность, найди оптимальный маршрут, - сказал он, начиная перебирать в панели.
Естественно, отключить блокировку он не мог, но вот замедлить ее, дать лишних десять секунд для каждой двери - пожалуйста.
Пока церберовец работал, мимо проковылял Адриан, а дверь впереди обещала вот-вот закрыться...
- Не ждите меня, - не отрываясь бросил он.
Хэфстер был уверен, что он успеет. А если не успеет... Хоть Адриан и ублюдок, с девушкамр он был, кажется, весьма приличен. Даже с уже по-любому мертвой Элли поначалу был галантен, что наемникам редко свойственно.
Усилия оправдались. Механизм блокировки слегка изменился. Теперь двери не падали, а медленно опускались вниз. К тому же, дрон обнаружил лучший путь, учитывая протокол закрытия дверей...
Адриан и София уже были в следующем секторе, а дверь поползла вниз. Настало время вспомить, как быстро нужно бегать пятьдесят метров.
Разогнавшись, ниагарский механик уже явно понимал, что он не успеет вот так вот просто пробежать. Благо, пол не был липкий.
Плюхнувшись на задницу, церберовец проскочил перегородку и поднялся на ноги.
- За мной. Если устанешь, отдай ее мне, нам нужно спешить, - сказал он своим спутникам, шагая чуть впереди и проводя их по намеченому дроном пути. Рядом отрезались все больше и больше секторов. А вот впереди пока дверь была открыта.
Оружия как такового не было, хоть оно и не было нужно - эти коридоры пустовали. Пока что...

+2

36

То тут, то там створки ворот смыкались. Несколько раз двери закрывалис­ь перед носом троицы, но обходными путями удавалось продвигать­ся все дальше. На станции поднялся ажиотаж, группе то и дело попадается­ по одному, по двое заключенны­х.
Спустя некоторое время троица выходит к развилке - одна дорога ведет через лазарет, другая - через хранилища воды. Вероятност­ь встретить кого-то в лазарете выше, но, возможно, есть смысл рискнуть, чтобы получить доступ к медикамент­ам. Действител­ьно, лазарет нужно предварите­льно расчистить­ от нескольких­ заключенны­х, у одного из которых был пистолет. В водохранил­ищах же лишь двое преступник­ов, один из которых топит второго в резервуаре­.
Далее путь пролегает через большое помещение. Здесь - беспорядок­ и разруха. Несколько конструкци­й с потолка обрушились­ на пол, повалив различные агрегаты и создав свалку. Что-то возгорелос­ь, и местами помещение было охвачено огнем. Можно попробоват­ь пробраться­ незаметно.
Дойдя до середины помещения,­ троица слышит крик и гогот. Женский голос знаком Андерсу и Адриану, он принадлежи­т Элли, которой удалось спастись. Чудо. Но, возможно, лимит чудес, случившихс­я сегодня с девушкой, подходит к концу...
- Кто-нибудь! Помогите! Пожалуйста­!
- Не ори, сучка, тебя уже никто не услышит. Все равно скоро сдохнем все, так хоть развлечемс­я перед смертью!
Двое преступников волочат ее в сторону коридора, уводящего из зала. Один несет в руке кусок арматуры. Третий заключенный, вооруженны­й кухонным ножом, идет чуть позади. Никто не оборачивается - в своем гнезде преступник­и ведут себя беспечно. Элли сопротивляется, но у нее явно не хватает сил. Однако она, похоже, замечает группу, и начинает звать на помощь еще громче. В голосе - еще больше мольбы и почти угасшей надежды.
Выход из зала находится в дальнем конце - здесь ворота повреждены­ и закрыты не полностью. Щели хватает на то, чтобы с трудом протиснуть­ся между створками.

Очередност­ь (изменена)­: Адриан, София, Андерс

0

37

Свернутый текст

сори за тормоза.
Андерс, не бери в голову, я просто прикалываюсь, если что xD

Черт побери, Хэфстер! Я тут твою девушку на руках несу, между прочим, - Адриан даже временно забыл про боль в ноге, настолько его поразило воистину инженерское спокойствие Андерса.
Или я ошибся, и это совсем не то, о чем я подумал…
В самом деле, с чего бы это такой милашке Корр быть дамой сердца какого-то там человека-мумии? – ассасин с сомнением покосился на заботливо прилепленный к ранам Софии кусок бинта, - максимум на друзяшек тянут.
Можно было, конечно, спросить напрямую, но это было бы верхом бестактности! Лучше уж по старинке,  опытным путем.. Нет, он тут вовсе не собирался играть в «демона-искусителя» и бить чужие сердца (тем более, с этой-то, андерсовской эмоцинальностью, чуть более развитой, чем у пляжной пальмы, все равно, ничего бы не вышло). Не сказать, что Адриан рассчитывал на какую-нибудь бурную отелловскую истерию и удушение все теми же бинтами, но и почти полное отсутствие таковой, на его взгляд, было чем-то не совсем нормальным.
- Ты и сам еле ноги ворочаешь, отдай ее мне.
О, да неужто..?
Но и здесь нашлось дельное оправдание:
- Вот именно, боец из меня сейчас не ахти. Только на роль подставки и гожусь. Уж извини.
Впрочем, воевать здесь нужно было даже не с тюремными «аборигенами», а с закрывающимися дверьми. И, надо отдать должное, Андерс с этим справлялся прекрасно – даже передвигающийся со скоростью сытого питона Хаенада успевал покинуть этот отсек, только пафосное «не ждите меня» заставило на миг оглянуться с выражением немного скептическим.
Да ты шутник-затейник…А кто ж нас, битых, прикрывать-то будет?
Однако, все оказалось не так уж печально, и инстинкт самосохранения у «мистера Бинта» все еще работал, хоть и с некоторым опозданием.
Уу-у. Какое же благородство, Хэфстер! Браво. Жаль, София ни слухом, ни духом.
В самом деле, девушка сейчас была близка к состоянию «спящей красавицы», поэтому вряд ли могла оценить всю эту готовность к героическому самопожертвованию и пафосные подкаты под закрывающуюся дверь. 
Андерс вырвался вперед и прокладывал путь с помощью какого-то своего «инженерского шаманства», неведомого ассасину.
- За мной. Если устанешь, отдай ее мне, нам нужно спешить.
- Я, может, и слегка хромой, но не обессилевший, - гордо заявил Адриан, во второй раз уже показывая Хэфстеру мысленную фигу, - к тому же, мы почти пришли, - тень кивнул на дверь с мигающей пояснительной табличкой. Лазарет.
Как по заказу, - про себя порадовался Хаенада. По соседству, правда, была еще одна не менее интересная дверь, за которой что-то весело плескалось, но ассасину сейчас было не до того. Изображать из себя Шерхана ему уже поднадоело, поэтому от хромоты нужно было избавляться в срочном порядке. И в еще более срочном – подлечить Софию.
Заслышав за дверью лазарета какой-то гомон и шум, Адриан остановился, вполголоса обратившись к Хэфстеру:
- Тут я справлюсь по-тихому. Не волнуйся, у меня есть план. Лишний человек их может нервировать, так что, пока лучше оставайся здесь…Или зачисть соседнюю комнатушку.
Разумеется, никакого плана у него было, тень попросту положился на удачу и значимость «груза» в своих руках.
Внезапно, но это сработало. Едва он вошел, как четыре враждебных взгляда сначала впились в замызганную морду ассасина, а затем жадно опустились на юное тело в его руках. Опознать, что это именно девушка, а не какой-то паренек, было довольно просто, тем более, причудливый головной убор уже давно где-то посеялся.
- Я тут шикарную чиксу надыбал. Но какой-то жирный м*дила уже ее покоцал, - тень осторожно приподнял ладонь, запачканную кровью Софии, так, чтобы ее увидели, - надо отхилить.
Желающие сразу нашлись, но Адриан…что-то подозревал.
- Давай, я ее отхилю.
- Нет, я! Я! У меня хилка больше.
- Заткнитесь, суки!
Последняя реплика, действительно, заткнула всех «хилеров». Этот зэк, вроде как, был ничем не примечателен, но зоркий глаз ассасина приметил одно, очень важное отличие – за поясом у него был пистолет. Авторитет местного лазарета важно поманил к себе, и Хаенада доковылял до кушетки, у которой и тусовались все четверо, осторожно положив на нее Корр. Зэки тут же сгрудились вокруг еще плотнее, как стая гиен над умирающей антилопой. Они начали очень активно обсуждать и спорить, что же с этим делать, но тень не собирался больше ждать. Ведь, что характерно, дать Софии панацелин никто из этих дармоедов даже не задумывался.
Приблизившись к «авторитету» сзади, тень скрутил его в болезненный захват, оттащив чуть подальше, и вытянул из-за пояса жертвы пистолет. На тот момент «авторитет» был уже мертв, получив профилактический укол скрытым клинком под левую лопатку, и валялся под ногами Хаенады. Первый выстрел бахнул почти мгновенно, и один из заключенных даже не успел понять, что произошло (слишком незаметно исчез их приятель). Просто завалился на пол с простреленным подреберьем. Оставшиеся двое, наконец, оторвались от гипнотического созерцания прелестной Софии и с яростными матюками метнулись, было, к «крысе в капюшоне», но звучный второй выстрел пробил глотку одного из бегунов. Адриан уже навел дуло и на третьего, который добежать вряд ли бы успел, но вместо выстрела вдруг раздался только чертов щелчок.
Нежданчик. Вот за это я и не люблю всякие пистолеты.
Зэк уже даже обрадовался, но слишком рано. Хаенада просто замахнулся и с силой врезал рукояткой ему сначала по лбу, а потом в висок – противник упал, как подкошенный, оставив свою кровь на оружии. Более бесполезном, поэтому Адриан швырнул его на пол, приблизившись к кушетке, чтобы оказать, наконец, помощь. Достаточно было просто обработать рану панацелином, чтобы она перестала кровоточить. Когда все было, вроде, готово, ассасин на пару секунд приложил ладонь к вспотевшему лбу пострадавшей.
Жива-жива. Сейчас оклемается.
На самом деле, он ни черта не смыслил в подобных делах, чаще лишая жизни, чем стремясь ее сохранить, но тут все, вроде, было предельно ясно. Про себя «врачующий тень» тоже не забыл, вернув себе способность к нормальному прямохождению.
Поправив здоровье, наемники продвинулись уже дальше, и здесь их ждал настоящий сюрприз. Элли, про которую Адриан уже и думать забыл, но, тем не менее, узнал. Больше по визгливому голосу, чем по виду. Воодушевившись явно, какой-то плохой затеей, ее волочили в сторону противоположного входа сразу двое потных мужиков, и еще один тащился рядом в качестве элитного эскорта. Хаенада даже задумался, а стоит ли, вообще, мешать?
Получит удовольствие и умрет. По-моему, не такой уж плохой конец, нет?
Но, заранее предвидя героические потуги «мистера Бинта», тень хмыкнул, загадочно махнул обоим спутникам рукой и понесся вперед, при том почти бесшумно, будто не касался пола. Его выдавал лишь легкий шорох, не слышный за посторонними шумами и потрескиванием хаотичного раскиданных по всему залу очагов возгорания. Взбежав на кучу всякого хлама, он забрался на часть обрушенной колонны, тут же перепрыгнув на соседнюю возвышенность. Так он некоторое время и скакал по мусору, наверняка, попадая в поле зрения союзников – приметная белая накидка так и мелькала меж серыми обломками. Зато, заключенные ничего даже и не подозревали, судя по их вальяжной походке. Оказавшись примерно над группой, Адриан вооружился луком. Оружие медленное, зато, эффективное и бесшумное. Зэки, скорее всего, даже не увидели откуда прилетела столь внезапная стрела, прошившая одного из их товарищей.
Интересно, а догадаются ли?
Спускаться тень не торопился, милостиво предоставив все геройские лавры забинтованному.

+1

38

Офф:

Не умею я состояние бревна описывать, извините за бредовость :(

Больно… Больно, как Корр не было ещё никогда. Хотя, нет, было, когда ей пулей попали в руку, но с тем, что происходило сейчас, нельзя было сравнить то, что было тогда. Кроме безудержного желания кричать и рыдать мозг ни о чём больше думать не желал. Одно-единственное слово говорило и ныло в голове на разные лады, и София ощущала себя, будто на свете-то и нет сейчас ничего кроме этой своей проблемы. Боль. Все голоса вокруг, различные посторонние шумы, какие-то выкрики она воспринимала лишь как назойливый шум, от которого хочется выть ещё громче. Но она не ныла. Сил не было даже просто подавать какие-либо признаки жизни включая моргание, шевеление и издавание членораздельных звуков. Истерика с воплями и слезами закончилась уже давно, так же внезапно, как и началась, оставляя вместо себя просто непереносимую слабость… Через волны боли не проталкивалась ни одна мысль, София же плавно въезжала в полубессознательное состояние вперемешку с каким-то бредом. Перед глазами плыли тёмно-красные круги. Корр могла различить среди них лицо Адриана, но с восприятием было всё настолько плохо, что ей было лень даже его узнавать. Думать не хотелось обще ни о чём, хотелось лишь прекратить эти страдания, немедленно.
«Больно, больно, больно…» – шептало затухающее сознание. Хотелось рассказать, пожаловаться, чтобы пожалели, спасли, помогли, утешили, каким-то образом выкинули боль, словно вытащили клеща, присосавшегося к телу. Но вместо слов из горла вырывались бессвязные хрипы и всхлипы.
Поддерживаемая Джинном, она даже приняла положение полусидя, чувствуя себя, мягко сказать, ужасно. Голова кружилась, наотрез отказываясь держаться ровно, и всё время заваливалась вперёд, и это при всём том, что тело желало упасть на спину. Софию вдруг что-то ужалило в живот. Насекомые? Здесь? Что произошло? Сознание было слабым, ленивым, замедленным, рассеянным. Размеренный темп и желание оставаться на мечте как можно дольше, остаться валяться здесь и сейчас на полу, а затем и на всю оставшуюся жизнь, ведь там так хорошо, так прохладно и спокойно, почему же Адриан вдруг кричит и нервничает? Судя по тону его голоса, торопится куда-то, но зачем? Корр не могла сейчас трезво размышлять, останавливаться на одном каком-то конкретном предмете. Мысли разбегались как тараканы, заметившие вспыхнувшую под потолком лампочку, и собрать их вместе в простую логически связную речь было практически нереально. Сейчас сознание помощника механика «Ниагары» плавало, как это бывает перед сном, когда ты уже практически уснул, но мозг, всё ещё работая, создаёт какие-то образы, логически никак не связанные.
Пришлось подняться на ноги. Нижние конечности подкашивались, пара шагов, что она сделала очень медленно и через силу, отдались жуткой болью. Несмотря на то, что Джинн её поддерживал, София, поддаваясь безудержному желанию лечь и, свернувшись на полу калачиком, дождаться окончания болевых ощущений, покачнулась на подкосившихся ногах и села на корточки, чтобы не шлёпнуться с размаху носом об пол. В ушах стучала кровь «бум-бум-бум». Но долго быть поддерживаемым буратинкой ей не пришлось. Через несколько секунд борьбы с тяжкими ощущениями София почувствовала, что сейчас просто отключится. Весь мир куда-то поплыл перед глазами. Последнее, что Корр ощутила перед тем, как потеряла хоть какую-то нормальную связь с внешним миром, это чувство невесомости, котрое напоминало о лифте в те моменты, когда взмываешь вверх.
В голове всё услужливо смешалось в странную сборную солянку. Сознание спешно искало что-то, на что можно переключиться. Главным переключателем сейчас послужили обрывки фраз и образов из многочисленных воспоминаний.
«- Какого кроганского хрена ты здесь копаешься? – послышался изменённый шлемом, словно механизированный голос кварианца-инженера из мастерской, на которого Корр работала уже пару лет. И, хотя она слышала подобное уже не один раз, привыкнуть к такому, как ей казалось, просто невозможно, - один из посетителей уже почти полчаса стоит и ждёт, чем ты тут так долго занята? Эту деталь можно починить за три минуты, дай-ка её сюда!»
«- Софи, маме очень нужны деньги, - заискивающий голос матери казался теперь не таким неприятным, чем тогда, в тот день, когда Корр не смогла ничего заработать за целые сутки, а единственный клиент, показавшийся в мастерской, накричал на неё и ушёл не заплатив. Денег нет, уставшая и расстроенная она возвращается в свою квартирку, и что видит там? Мать… Та уже не может работать, опустившаяся, зависящая от красного песка и алкоголя, ей лишь бы найти ещё денег, чтобы получить свою дозу кайфа и забыться хотя бы на какое-то время. Сейчас она плачет и умоляет, - Ну, пожалуйста, хотя бы немного, я не могу, не могу так больше!.
Мать вдруг прервали голоса сопартийцев по ячейке. Что именно они говорили, Корр не разбирала, лишь понимала остатками сознания, что это воспоминание с одного из завтраков -  тех немногочисленных моментов, когда команда собиралась вместе, которые так нравились Софии своей какой-то непередаваемой семейностью.
«- Я рад, что ты пришла, - по глухому голосу Хэфстера было абсолютно непонятно, рад он или нет, но хотелось бы в это верить. Андерс – её единственный друг здесь, на Омеге, и Софи безумно рада, что они снова встретились, - у меня есть кое-что для тебя».
- Ты только не засыпай. Не закрывай глаза, слышишь? – ворвался в поток сбившихся в кучу фраз и воспоминаний вполне реальный голос Хаенады, - Борись с тяжелой темнотой на веках и останешься в этом мире.. еще на много лун.
Корр старалась, как могла, но сознание как-то не хотело с ней дружить. Все попытки счёта в уме сбивались, София пыталась сложить в уме тридцать девять и пятьдесят семь, но у неё получалось, почему-то, то восемьдесят три, то сто один. Мозг устроил забастовку и не воспринимал действительность как обычно. Всё вокруг теперь воспринималось только как собрание образов и болевых ощущений, которые, надо сказать, теперь притупились после укуса неожиданно появившегося здесь насекомого... Или это не было насекомым?
Они стояли перед входом в какое-то помещение, Андерс и Адриан о чём-то переговаривались, когда Софи начала немного оклёмываться. В следующем помещении сильно пахло лекарствами. кажется, кто-то разбил банку с антисептиком, название которого Корр всегда помнила, но сейчас оно, отчего-то вылетело из головы. Следущим ощущением был запах алкоголя и пота. Она лежит на чём-то очень жёстком, таком жёстком, что спина сразу же заныла, а сознание начало разбирать звуки, которые теперь были так близко. Чья-то рука коснулась лица девушки, другая провела по ноге, отчего захотелось закричать от отвращения и страха.
"Что происходит? Где Андерс и Адриан? Почему, почему они меня бросили здесь одну?" - Чьи-то липкие холодные пальцы провели по шее, затем вцепились в плечо, хотелось рыдать от беззащитности. Почувствовав, что чья-то верхняя конечность с хватательным рефлексом полезла явно не туда, куда нужно, Софи попыталась отодвинуться или, хотя бы, сжаться в комок и как-то избавиться от этого, но не смогла. Но, вместо этого, к ней пришла помощь. Чувствуя, что свет в голове снова выключают, Софи закрыла глаза. Все было очень плохо...

Боль отступала, давая немного мыслям проясниться. Рассудок всё ещё жил как-то отдельно от тела, а мысли где-то всё витали в облаках, но дышать становилось легче, Корр даже ощущала, что может немного контролировать свои движения. Приоткрыв глаза, она тут же наткнулась взглядом на встревоженное лицо Адриана. Спутанные волосы, запачканные лицо и одежда, теперь он выглядел даже более дико, чем заключённые, шатающиеся по всей тюрьме.
Чувствуя, что что-то изменилось в её теле, Корр провела рукой по своему боку, затем поднесла пальцы к лицу. Крови не было, рана, если не затянулась, но потихонечку покрывалась корочкой, что говорило о скорейшем заживании. Панацелин! И что люди, даже век назад, без него делали? Как обходились?
- Спасибо, - слабо прошептала София, прикрывая глаза, затем приподняла голову с кушетки и, присев и свесив ноги, порывисто обняла Джинна. Пусть себе ворчит про телячьи нежности, назад он их всё равно не отдаст обратно, пусть тогда будут у него, он заслужил... Тёплое чувство благодарности, доброго желания просто обнять человека и поблагодарить переполняли Софи, поэтому она тихонько повторяла пересохшими губами на разные лады, - Спасибо, спасибо, спасибо тебе, Джинн, что бы я без тебя только делала...
Затем в голову пришла другие мысли, куда более прозаичные, заставившие Корр отстраниться и приподнять голову, глядя в лицо своему спутнику:
- Ты же ранен, тоже... Всё в порядке? А Андерс... где Андерс, с ним всё хорошо?
Хэфстер, правда, не заставил себя долго ждать, появился почти сразу после вопроса о нём, лёгок на помине. Корр почувствовала, словно у неё гора свалилась с плеч, огромная такая гора. никто не представлял, как она была рада видеть здесь Андерса, живого и невредимого. Всё в порядке, всё хорошо, они живы. Они выберутся, теперь она была в этом уверена на все десять тысяч процентов...
Идти дальше было куда легче, София передвигала ногами сама. С небольшим усилием, но могла идти, прихрамывая и держась за больной бок. Бегать сейчас она была не способна, но хоть тащить её на горбу не нужно, это Корр радовало, ибо ещё какие-то неудобства она просто не хотела приносить остальным, хватит, уже и без этого намучились все из-за неё сполна.
От размышлений оторвал пронзительный женский крик. Корр встрепенулась, реагируя на внешний раздражитель. несчастную девушку, ругаясь, волокли по коридору двое мужчин. София даже боялась предположить, что именно они собираются с ней делать (явно что-то ужасное-это точно), и только хотела начать умолять этой несчастной помочь, как Адриан всё понял сам, без каких-либо просьб и уговоров. Ожидая действий мужчин, Корр немного отошла назад от места действия и с неподдельным переживанием наблюдала, как именно разбираются с преступниками её защитники, искренне желая, чтобы девушку они-таки спасли. Нельзя столькими жертвовать, нужно пытаться всё исправить, спасти хотя бы немногих, но спасти, помочь им, так или не так?
В больном боку закололо, отчего Софии пришлось присесть, облокотившись на стену. Голова кружилась, сказывалась большая кровопотеря, ноги дрожали, жутко хотелось пить. Язык будто превратился в наждачку и скрёб по такому же наждачному нёбу, голова кружилась, всё вокруг словно снова куда-то поехало. Стараясь сделать вид, что всё в порядке, чтобы никого не задерживать ещё одним приступом, "словно средневековая барышня, тоже мне, лишь бы внимание привлекать", Корр, держась за стену, снова приняла нестрого вертикальное положение и осмотрела поле недавней битвы.

+1

39

Створки хлопали по полу, предвещая запертым крысам скорую смерть. Кое-где стучали, где-то пытались выбить тяжелую хренотонную дверь. Все безуспешно. Кто-то пробегал мимо. Но троица "приезжих" была словно невидима для аборигенов. У них были дела поважнее - самим спастись с тонущего корабля...
Один зэк попытался проползти, но не успел. Громко вереща, так что мертвого разбудишь, он умер будучи поделенным на ноль пополам тяжелым прямоугольным куском металла. Крови было...
Хэфстер посмотрел на Софию, которая еле-еле дышала. Она была бледна, ее глаза были закрыты...
"Лишь бы успеть! Лишь бы успеть!" - вертелось у него в голове.
Был лишь один плюс, что малышка Корр в отключке - она не видит того ужаса, что творится вокруг. Да и если вдруг не успеют... Второй раз умирать не придется...
Ну а на самом деле даже при всей своей внешней непрошибаемости, сухости и полным наплевательством к аховости текущей ситуации Андерс боялся. Боялся, что он не успеет спасти малышку Корр, боялся, что девушка не дотянет до технического помещения, где есть панацелин.
Но блудница-фортуна решила в этот раз ослепить улыбкой, а не габаритностью своих форм. Лазарет! Правда, полный отмороженных кретинов. Мастер выпиливания Адриан сказал:
- Спакуха, братуха, ща усе уладим, - и пошел сеять Адъ и Израиль на головы неправославных супостатов.
Ну, фраза была другой, конечно же... Но Хэфстер не беспокоился. Хаенада выжил после той кучки у лифтов, он - хитрая и изворотливая сволочь. Поэтому четыре зэка для него - раз плюнуть. Но доверять ему Софию... Он ведь наверняка использует ее как приманку! Чтобы эти грязные ублюдки до нее дотрагивались...
Механик глубоко вздохнул, коротко кивнул и, угрюмо нахмурившись, зашагал в сторону водохранилища где один зэк заботливо купал другого. Выбора не было, ассассин знает, что должен делать, а Хэфстер ему будет в этом лишь мешать. А вот разобраться с лишней проблемой - с играющими в дочки-батери парочкой было необходимо.
Ждать, пока один утопит другого бесполезно - силы их равны, они вечно дерутся, вырываются, меняются местами.
Подойдя к одному, ниагарский техник развернул его за плечо и хорошенько вдарил в нос, параллельно активируя уни-клинок. Результат - одно мертвое тело, куча крови и еще более окровавленные бинты.
- О, чувак, спасибо тебе, ты меня прям спас, - заговорил выживший зэк накуренным голосом, склонившись над телом соперника и, перевернув его на спину, стал рыскать по карманам.
- Не за что, - пожал плечами мумий, заходя своей следующей цели за спину.
- Тебя за мной Стив отправил? Окопался на кухне, а воды не хватило придурку, вот и отправил меня, - начал рассказывать заключенный.
- Нет, я не от Стива, - помотал головой инженер, но преступник, разумеется, этого не видел.
- Че? - обкуренный идиот прекратил шариться по карманам трупа, поднял голову, собирался уже было повернуться, ведь до его крошечного мозга начало доходить, что опасность еще не миновала. Но было поздно...
- Ничего личного, - сухо процедил Хэфстер, хватая противника за волосы и одним движением перерезая ему глотку.
Рядом стояли бутылки с чистой водой. А пить хотелось еще как. Сняв бинты с лица ловким движением голой обгорелой руки, мужчина присосался к горлышку литровой бутыли и опустошил ее в несколько поспешных глотков примерно за пол-минуты. Понимая, что после того как София очнется, ее наверняка будет мучить жажда, механик взял еще воды и пошел в лазарет.
Времени до закрытия дверей была уйма и еще чуть-чуть - они уже были в другом блоке, а в прошлом блоке еще не все сектора закрылись.
София уже была на ногах, хоть и выглядела не лучше трупа - бледная ослабшая... В общем, постельный режим и хорошая обжираловка пойдут ей на пользу. Ну ничего, выберутся отсюда, приготовит ей свой фирменный омлет с беконом. Кажется, она его любит...
Но вот потом уже механик обратил внимание на то, что Корр стоит в объятиях Хаенады. Укол ревности заставил сжать кулаки, однако, инженер промолчал. Церберовец молча протянул воду своим напарникам, а затем, сказав своим обычным безжизненным тоном:
- Рад, что тебе лучше, - пошел к выходу из лазарета, но уже в другую сторону.
Коридоры молчания закончились, они оказались в просторном помещении, которое обещало вот-вот сгореть. Обходя завалы, Хэфстер, да и не только он, услышал знакомый плач и незнакомый ржач. Элли все никак не могла спокойно умереть, без проблем...
"Ну уж нет, на этот раз ей сдохнуть я не дам", - подумал ниагарский иженер и глянул на Адриана.
С Софией все понятно. Ей гуманистическое шило просто не позволяло спокойно смотреть на то, как кто-то страдает, всем и вся хотелось помочь.
А вот насчет Хаенады такого сказать было нельзя, хоть он и понесся сеять добро и справедливость.
- Затаись, - сухо посоветовал Хэфстер мисс Корр.
Элли нужно было спасти по целому ряду причин: во-первых, чтобы не огорчать слишком уж чувствительную к чужим несчастиям Софию, которая уже сполна натерпелась, во-вторых, немного повысить свой статус "добряка" в ее глазах, который грохнулся ниже плинтуса после установки таймера на детонаторе, в-третьих, Элли тоже заслужила спасение, как-никак, но суеверные сказали бы, что сама судьба сводит их снова и снова, ведь девчонке умирать сегодня рано, ну и, наконец, самое главное - надо убрать с дороги троих обкуренных придурков, у одного из которых в руке находится "Коготь". Андерсовский, мать его, "Коготь", который церберовец пожертвовал неудачливым праведным аборигенам, чтобы они не мучились в последний час. Не успели, видимо воспользоваться... Пистолет сейчас бы очень пригодился. Правда, соваться с голыми руками на троих вооруженных амбалов - глупость, не свойственная даже механику с печеными мозгами и выжженным напрочь инстинктом самосохранения.
Но тут ему подсобил ни кто иной, как сам Хаенада, забравшийся на кучу. Стрелял он, стоит сказать, мастерски.
Два идиота отпустили Элли и обернулись. Непонимание на их лицах заставили Хэфстера усмехнуться. Тот, что был с арматурой, кивнул второму, с ножом, в сторону инженера. Глупая затея, идти один на один с неизвестным типом, который выглядел как самая настоящая мумия. Не, ну а что: грязный, весь в крови, забинтованный, одно запястье голое, выглядит как кусок отвратительного жилистого мяса... Ничего к хэллоуину готовить не надо - отмечай хоть здесь.
Зэк аккуратно начал подходить к ниагарскому инженеру, зажав рукоять ножа, направив лезвие вниз. Первый выпад заставил Хэфстера отпрыгнуть чуть назад. Второй выпад мужчина заблокировал, схватив руку преступника и ударив его в пах. Ошеломив противника, Андерс развернул его к себе спиной и перерезал ему глотку его же ножом.
Арматурщик, видимо, запаниковал. Он было кинулся за пистолетом, но "Заморозка" быстрее. Ледяная статуя, нагибающаяся вниз в бегущей позе, застыла посреди прохода.
"Поставлю в гостинной", - усмехнувшись, подумал мужчина, подходя к своему оружию.
Пол-обоймы - уже что-то, а если еще и найти термозаряды, то вообще ляпота.
Спрашивать Элли, жива она, цела или здорова не было смысла - дышит - уже хорошо. Подняться с земли сама сможет, потому ни на какие джентельменские выпады механик время не тратил.
В конце прохода створка начала опускаться, но уперлась в шкаф. Протокол зачистки добрался и до этой зоны.
- Осталось немного, пошли быстрее, - инженер зазывающе кивнул в сторону следования, посмотрев на малышку Корр, которая была позади всех.
Тем не менее, Андерс не побежал вперед первым, дождался пока его все (точнее, София) догонят, а уже потом повел их увеличившуюся группу по правильному маршруту, рассчитанному виртуальным интелектом.

+2

40

Впереди – долгожданный зал, соединяющийся дверью с мусоропроводом, где остался челнок. Но еще на подходе слышно множество звуков, доносящихся оттуда. Это звуки боя.
Массивные ворота неведомым образом сломаны, створки упали на металлический пол. Внутри – полный хаос. Горы мусора, пламя, дым, дыры в стенах. Как можно было такое устроить без взрывчатки – хороший вопрос. Впрочем, если сделать оговорку на то, что здесь собралось множество отбитых парней со всей станции, удивляться нечему.
И некогда.
Поначалу маленькую группу никто не замечает.
Если к нужной двери двинуться в обход зала, на это уйдет достаточно много времени. Если же идти напрямик – дорога неизбежно проведет через самую гущу схватки. Сама же дверь – закрыта (это видно еще издалека), и здесь нужно будет повозиться. Будете пробовать взломать дверь под непрерывной атакой заключенных или выберете обходной путь?
Взлом проходит успешно, но он еще не завершен к тому моменту,  как группу заметили преступники.  Около десятка приближаются к вам, и у некоторых есть огнестрельное оружие, но они не спешат применять его. Паскудные ухмылки на рожах говорят о том, что вас никто всерьез не воспринимает.

Подсказки:
Поначалу преступники видят только Адриана, Софию и Элли. Как только они увидят, что Андерс (а он пока вне поля зрения) взламывает дверь (у а кому еще взламывать?), они нападут. Если атаковать преступников в ближнем бою, когда они не приблизятся, расстояние до двери окажется значительным.
Когда зэки будут приближаться, мисс Корр, наступив на что-то твердое, обнаружит, что это пистолет. Рядом контейнер, за который можно задвинуть пушку ногой и самой зайти туда, а уже там поднять. Оружие полностью заряжено.
Можно задать системе управления воротами команду задвинуть створки спустя пять секунд после открытия двери.

Очередность квестмастер не меняет, хотя вы вольны решать это между собой.
Да-да, скоро будет конец квеста.

+1

41

Пронаблюдав за лихой расправой "мумии" над оставшимися двумя остолопами, Хаенада мысленно поаплодировал  Андерсу за старание и почти бесшумно соскользнул с кучи, оказавшись где-то совсем рядом. Зэк, попавший в плен заморозки, отчего-то напомнил старую сказку про Кая и Герду, где злая Королева морозила жертв своего ледяного очарования направо и налево. Жаль, Андерс никак не подходил на роль Королевы, хотя спокойствия и хладнокровия ему точно не занимать.
А Герд у нас целых две. Но, подождите, а кто тогда Разбойница?  Я что ли? – Адриан слегка поморщился и тряхнул головой, отгоняя нелепые ассоциации. Пора уже с этим завязывать. Но, все же, как же хороши обе "Герды"! Глаза так и разбегались. Чего только стоила одна Элли, с трудом поднимавшаяся с пола, при этом старательно поправляя свой подранный медхалат. Засмотревшись на сей увлекательный процесс, ассасин, тем не менее, опомнился и успел услужливо подать руку, подняв даму с пола (что-то они сегодня все какие-то неустойчивые). У Андерса-то уже была одна своя "Герда", на еще одну у него времени явно не хватало, в отличие от Хаенады, который успел оценить и милые объятия Софии, и руку к талии Элли уже пристроил, как бы помогая той идти.
- А тебе идет эта небрежность, Эл. Давно не виделись.
"Эл", кажется, засмущалась еще больше и вякнула нечто нечленораздельное, отдаленно напоминающее благодарность.
Забинтованный чего-то там застопорился сзади, но ждать его причин особых не было, тем более, после просьбы (в очередной раз) пошевеливаться. Ну, что отсюда давно пора делать ноги, было ясно уже давно и всем - даже таракану, бегущему по заляпанной мусором и кровью стене.
- А мы ведь где-то здесь посеяли наше добро, да, Андерс? - вопрошал по дороге Хаенада, - Да и черт с ним, одно потеряли, другое нашли.
Броня стоит меньше жизни...иногда.
Эта мысль осталась справедливо неозвученной, лишь только отразилась на лице, с которого вмиг сползла нагловатая полуулыбка, резко сменившись равнодушной суровостью. Так бывает обычно, когда вспоминаешь о чем-нибудь важном и далеком. Но кому тут какое дело до чужих воспоминаний..?
Четверо жалких наемников (даже трое, Элли не в счет), готовых уже побросать все свое барахлишко, лишь бы спастись, сбежать. А может, не наемников вовсе?
Интересно, если бы я рассказал им о своей истинной принадлежности, они бы поверили? - задался внезапным вопросом ассасин, поглядывая на Хэфстера. А ведь этот Андерс и сам был какой-то темной лошадкой.
Или "зеброй" - темной лошадкой в бинтах, - Хаенада едва слышно хмыкнул. Так и подмывало спросить, а откуда, вообще, все это взялось, неужели травма настолько тяжела, что приходится ходить вот так? Или это такой дешевый способ оставаться не узнанным? Но для расспросов было не время и не место.
А вот София... Связь между ней и Андерсом говорила уже о многом. Может, "джинн" и казался на первый взгляд легкомысленным мясником, залипающим на всякие прелести, но это только внешне. Женской красотой его уже давно не удивишь, она вовсе не мешает видеть сути и даже подозревать, например, что Корр, не смотря на свое ангелоподобие, относится все к тем же "темным лошадкам". Впрочем, за особую милоту можно обозначить ее "темным пони" - человека чистого душой и помыслами, но в силу каких-то обстоятельств так или иначе связанного с чем-то не слишком "чистым". К сожалению, таким людям доверять опасно и чревато - ведь никогда не знаешь, как карты лягут, и где там кончается их благородство и честолюбие. Проверять на прочность этот "шаткий мостик" уж точно не стоило. Скорее всего, после этого события он ее уже нигде и никогда не увидит. К счастью или к сожалению - неизвестно, но абсолютно точно, что пути сладкой парочки и ассасина разойдутся, стоит им только покинуть это проклятое место. Судя по чертовски вонючим интерьерам, челнок был уже где-то совсем рядом, осталось лишь пройти этот живописный...
- ...адский гадючник, - Хаенада отодвинул ногой в сторону чей-то истерзанный труп, обводя взглядом развороченный зал, и отстранился от Элли, заранее подготавливаясь к предстоящим активным мероприятиям.
- Кстати, Эл, если у тебя в закромах есть какой-нибудь платок, советую в срочном порядке повязать его на лицо. А то ароматы тут...сногсшибательные.
Остатки тюремного отребья дрались и грызлись меж собой, как вконец обезумевшие, бешеные псы или мелкие грязные бесы. Они настолько увлеченно изничтожали друг друга, что почти не обращали внимания на странноватое шествие из четырех человек (двое из которых были даже женского пола, что придавало еще больше странности). Но, само собой, Адриан старался идти там, где дерущихся было поменьше. Однако, долго так продолжаться не могло - путь к самой запертой двери был открыт для обзора. Это, конечно, логично (тюрьма же), но неприятно. Притаившись за каким-то перевернутым шкафом, Хаенада призадумался над двумя возможными вариантами действий - поискать какой-нибудь обходной путь или пойти напрямик.
- Честно, не вижу повода тянуть кота за хвост. Хэфстер, ты ведь сумеешь побыстрее открыть ту дверь? А я пока пригляжу за нашими цветущими розами.
Белая и красная...Да что за? Чертова сказка не идет из головы.
Долго оставаться без внимания не удалось, само собой. Едва Андерс начал взлом, как вся местная стервь подтянулась в направлении двери, скаля гнилые зубищи. В особенности им не нравился Адриан, оно и понятно...
- Эй, урод! Я твой шлюз фрегат шатал!
- Да я смотрю, ты завидуешь? Есть чему, - насмешливо крикнул ассасин, еще издалека завидев приближающуюся кучку неприятелей, - так поди и отними, - Адриан на миг понизил голос, обратившись к девушкам, - можете занять укрытие. А можете просто стоять и паниковать. По желанию. Я скоро.
Тень мгновенно растворился в воздухе, активировав "маскировку". Его даже не особо заботило, что враги все видели. 
- Падаль трусливая! А ну, давай, вылазь, тварь тупорылая!
Сброд выражал недовольство.
А я ведь и не собирался томить ожиданием...
Силуэт Адриана вдруг обозначился за спиной самого крикливого из врагов. Никто и глазом не успел моргнуть - свежий труп со вскрытым горлом уже опускался на пол. Наверняка, зэки даже не поняли, как это их собрат так окочурился, пока не увидели хитроумные скрытые клинки, с медленно сползавшим по их лезвиям, рубиновым каплям крови.
Следующий?
Впрочем, таких "следующих" тут было слишком уж много. Оставалось только надеяться на быстроту Хэфстера и на то, что абсолютно все заключенные отвлекутся на ассасина, позабыв про дверь и более уязвимых девушек. Жаль, что в бою они были бесполезны... или, все-таки, "темный пони" покажет копытца?

+2

42

Идти было совсем немного - дойти до конца коридора и повернуть налево. По пути Хаенада задал вопрос про оставленное снаряжение, на что Хэфстер ответил:
- Мы на пути к нему, всего-то пройти через..., - он осекся, прислушиваясь к звукам и запахам. Где-то впереди что-то горело, кто-то с кем-то дрался, кого-то убивали, а кто-то неистово орал, - ...зал впереди, - прибавлять ходу не было надобности - спешить уже было некуда, путь открыт, а лишний шум мог привлечь нежелательное внимание зэков.
Совет Адриана для Элли Андерс не стал повторять для Софии, лишь многозначительно посмотрел на нее и кивнул, мол, мужик дело говорит.
В зале творился настоящий Тарантиновский триллер: жестокость, насилие, кровь, кишки, раскочегарило! Немытые обезьяны, способные лишь бесконечно драться друг с другом за право быть первым, доказывая, кто среди них самый сильный и достойный править остальным сбродом. Мешать им не хотелось. Отвлекать кого-то от столь важного занятия - смертный грех, особенно, если это занятие играет тебе лишь на руку.
"Осталось ли в них хоть что-то человеческое? Или это уже не люди, а безмозглые твари, движимые лишь жаждой насилия и кровопролития? Интересно, как легко превратить человека в монстра, как легко заставить его перестать заботиться о чем-либо, кроме бесконечной бойни. Хотя, каждый выбирает свою дорогу сам. Даже убийцы, причем, не важно, наемники или те, кто убивали своих собутыльников по пьяни. Убийство - это ритуал превосходства над кем-то. И в то же время, это изничтожение своей души. Главное, что ты предпочитаешь воспринимать. А отсюда уже следует то, кем ты становишься: маньяком-психопатом, который хочет доказать свое бесконечное могущество, или же темным воином, убивая лишь по необходимости, а затем в какой-то мере сожвлея об этом", - именно такое философское умозаключение родилось в голове ниагарского техника, что без зазрения совести убил кучу людей, пока группа из четырех человек тихо добиралась окольными путями до массивной двери, за которой лежал путь к свободе.
Про третьего напарника, Мэтта Бумера, церберовец вспомнил, когда начал взлом дверной панели, а ассассин отошел задержать группу преступников.
Ниагарский техник решил, что раз уж подрывник куда-то пропал, то его, либо убили (что наиболее вероятно), либо он нашел другой путь к челноку, и им всем очень повезло, если он сейчас их там дожидается, а не благополучно считает денежки, полученные за работу. Тем не менее, думать об этом бессмысленно. Он пропал, а времени и возможности искать его не представляется. Сейчас главное - дверь.
- Если кто-нибудь прорвется, не забывай, чему я тебя учил, - Андерс протянул мисс Корр свой пистолет, но, повернув в ее сторону голову, заметил, что тот ей не нужен. Захочет - поднимет тот, что под ногами.
Дальше, отправив в сторону своего маленького помощника мысленный сигнал:
"Главное, сделай все правильно, девочка", - мужчина полностью отстранился от окружающей обстановки, полностью погружаясь в процесс открытия двери.
Это было непросто, учитывая, что дверь была заперта протоколом безопасности, с пульта охраны в диспетчерской. Необходимо было не просто обойти защиту, а потом открыть дверь, нужно было подключиться по удаленному доступу к терминалу безопасности, а затем уже подать команду на аварийное открытие двери. Это куда легче, чем подключаться к главному терминалу, и быстрее, чем ждать, пока специальная хак-бомба (которой в данной ситуации не было) сломает замок.
- Лив, открой панель питания внизу, - приказал инженер своему дроиду-помощнику, настраивая необходимого "червя". Когда ВИ справился с этой задачей, Андерс присел около панели, отогнул крышку в сторону, а затем, оголив нужный провод, послал по нему сигнал.
Панель на двери сменила красные тона осени на летние зеленые.
- Адриан! - окрикнул его Зжфстер, закашлявшись при этом, а затем, достав свой пистолет, выстрелил два раза, убивая подонка, что вздумал присоединиться ко всеобщему веселью, а потому побежал к Хаенаде, что как раз добил последнего из окружавших его ублюдка.
Церберовец открыл дверь и, заглянув внутрь, убедился, что там никого нет (или же просто он не увидел, из-за тусклого освещения), а затем, запустив в безопасную зону девушек, зашел туда и сам, дожидаясь парня в капюшоне и держа руку над кнопкой. Как бы Хаенада сегодня себя не проявил, бросив их с Мэттом на произвол судьбы тогда, закрывать дверь перед носом того, кто сумел не раз выручить его и Софию (с Элли) за эти несколько часов, Хэфстер не собирался.
Когда же Адриан зашел внутрь, мужчина нажал заветную кнопку. Но... Дверь не желала закрываться.
"Что за?..." - но додумать механик не успел к двери подбежал зэк. Не вовремя подбежал, попытавшись протиснуться. Хэфстер даже руку с оружием вскинул, чтобы пристрелить наглеца, но... Дверь резко закрылась, сжимая подонка, ломая ему ребра и позвоночник, выдавливая из него воздух, кровь и жизненную силу. Он орал... А церберовец даже не собирался прекращать его мучения. Дураку ж было не ясно, что лезть к двум вооруженным мужикам-профессионалам очень опасно, да еще и сквозь щель в заклинившей двери, которая могла заклопнуться в любой момент. Может, кто-то его и пристрелит, но точно не он...
В итоге, половинка зэка все же пробралась внутрь мусоропровода.
Теперь дело было за малым: найти снаряжение, одеться, пробраться на челнок, объяснить Софии, что взорвать тюрьму было все же необходимо, а затем надеяться, что Альянс заплатит им и отпустит восвояси, а не посадит, как опасных террористов, устроивших бунт в космической тюрьме, а потом взорвавших ее, да еще и похитив оттуда двух гражданских девушек для своих грязных целей... И нет, Андерс не гнался за наградой. Ему было достаточно лишь того, что малышка Корр снова с ним, в безопасности...

+3

43

София открыла глаза, пытаясь до конца осознать, что именно сейчас происходит вокруг. В глазах темнело, тело окутывала невероятная слабость, руки дрожали. Девушку, которая была в беде, спасли общими усилиями Андерс и Адриан. Отбитая из цепких лап насильников, она вся тряслась, словно осиновый лист на ветру, смущённая и растерянная, кажется, они с Корр сделаны из одного теста и никак не принадлежат к боевым девицам, их поведение не было похоже на действия профессиональных бойцов, в стрессовых ситуация они терялись... Стараясь не подавать виду, ни словом не намекнув на своё плачевное состояние, Корр постаралась не задерживать всех, быстрым шагом их догнав.
Андерс выглядел не лучшим образом. Бинты испачканы чужой кровью и копотью, одежда в нескольких местах разодрана, рука... одна из рук была открыта, освобождена от бинтов, и София впервые в жизни могла увидеть то, что всегда было недоступно для её взора - обгорелую плоть. Зарубцованные ожоги, лишившие когда-то верхнего слоя кожи, выглядели.... страшно. Ужасная боль, которую Хэфстер когда-то испытал, даже представить её было невозможно, это заставляло даже слёзы на глазах выступить. Плакать времени не было, ибо шмыгание носом прервал сам Андерс.
- Осталось немного, пошли быстрее.
- Да, конечно, - вытерев глаза размашистым движением рукава, Корр ускорила своё движение, торопясь за спешившей вперёд маленькой командой.
Они торопились навстречу свободе. Эта тюрьма была местом заключения не только нескольких сотен вырвавшихся теперь преступников, Софи физически ощущала, что хочет вырваться отсюда сама да побыстрее. Туда, где нет всего этого кошмара, туда где над тобой не нависает постоянная опасность, и даже дышится как-то полегче. Бедная психика Софии всего этого уже не выдерживала, хотелось сесть на пол и, закрыв голову руками, разрыдаться от усталости, но приходилось продолжать путь, пока ещё им было, куда идти.
Сквозь огромные развороченные ворота разномастный квартет попал в огромный по своим размерам зал, где Еорр на несколько секунд оглохла от атмосферы, что здесь творилась. В нос врезалась отвратительная вонь непонятного происхождения. Запахи здесь стояли, как сказал Адриан, действительно сногсшибательные, в прямом и переносном смысле этого слова, от них даже резало в глазах и першило в горле, будто весь этот мусор ты ел сам. Заметив, что Элли бросили одну, София догнала её и, приподняв с земли какой-то осколок, затем надорвав им собственную одежду, что находилась под робой, отдала получившуюся тряпочку девушке:
- Держи, - Корр улыбнулась очень жалко выглядящей в данной ситуации улыбкой, прикрывая собственный нос рукавом робы, - пойдём скорее... Меня зовут Софи.
Разговоры "ни о чём" пытались как-то сгладить то, что происходило вокруг, мозг Корр желал просто абстрагироваться от всего этого, а проще было сделать подобное, отвлёкшись на Элли. Чувствуя, как её спутница трясётся от страха, Софи сама задрожала, ощущая, как бешено колотится сердце где-то на уровне горла.
- Всё нормально, Андерс и Адриан знают, что делают, - негромко ойкнув из-за того, что босая нога наткнулась на какую-то железку, стукнувшись об неё пальцами,Корр схватила девушку за руку, стараясь своими несвязными речами, по мере продвижения, успокоить Элли настолько, насколько это возможно, так же, как и саму себя, - Видишь? Они даже не обращают на нас внимания, мы проберёмся незаметно и улетим до того, как всё тут... - Софи замолчала, не желая даже думать о взрыве, что должен скоро прогреметь, и только от них теперь зависит, успеют ли они оказаться за стенами тюрьмы до того, как таймер закончит обратный отсчёт, - да, улетим, всё будет хорошо.
Поймав на себе затравленный взгляд Элли, София утвердительно затрясла головой в подтверждение своих слов, заставляя спутницу поверить в сказанное. Они добрались до двери, но створка, как этов сегда бывало по закону подлости, оказалась заперта. Взламывать дверь вызвался Хэфстер, София хотела было ему помочь, но поняла, что будет только мешаться, да и Элли она была сейчас нужнее.
- Если кто-нибудь прорвется, не забывай, чему я тебя учил, - послышался знакомый, чуть хрипловатый голос за спиной. Обернувшись, Корр увидела, что Андерс протягивает ей пистолет.
- Нет-нет, Андерс, я не могу, я не... не хочу убивать, - Софи замахала руками и отступила на несколько шагов назад. Под босой ногой что-то звякнуло, немного случайно отпинутое в сторону. Девушка опустила взгляд и с удивлением обнаружила на полу пистолет. Вместо того, что предлагал ей Хэфстер. Странное совпадение. Кажется, Судьба сама желала, чтобы Корр сегодня вооружилась. София, следуя указанию Адриана, забралась в импровизированное укрытие, утащив за собой Элли, ибо оставаться на месте было опасно, когда на сцене разворачивалась опять самая настоящая битва, участие в которой на стороне девушек принимал лишь один капюшонистый Джинн, ибо Андерс занимался другими не менее важными проблемами. Стараясь сильно светиться своим расположением, Корр высунула руку из укрытия и, потянувшись, схватила пистолет, что лежал всё там же на полу. На всякий случай. Прижимая тяжёлое оружие к себе обеими руками, Софи переглянулась с Элли. Судя по всему, спутнице было куда спокойнее, когда что-то рядом был с оружием, только вот самой Корр от этого было совсем не легче. Опустив  пистолет на колени и прижавшись спиной к железной стенке из ящиков, девушка включила инструметрон, активируя своего боевого дрона. Хоть чем-то помочь Адриану в этот момент... Дрон поднялся в воздух над головой Софии как раз в тот момент, когда справа раздался истошный вопль. Резко вскинув голову, Корр увидела картину, которая, в первые секунды, повергла её в глубокий шок, затем заставила вскинуть руку в зажатым в ней пистолетом.
Один из бышвих заключённых, обошедший укрытие девушек справа, схватил Элли за волосы, крепко держа её одной рукой, другая же скользнула по груди девушки. Он бормотал что-то отвратительное, но нечленораздельное, спутница Софии рыдала, но вырваться уже не пыталась, лишь подвывала, словно попавший в капкан зверёк.
Поймав в прицел заключённого, что прикрывался Элли, словно щитом, Софи дрожащим голосом даже не приказала, а жалобно попросила:
- Отпусти её! - голос девушки утонул во всеобщем карнавале криков и хаоса вокруг, мужчина сдавил рукой горло Элли, отчего её рыдания задохнулись хрипом. София, не имея альтернативы по спасению спутницы, выстрелила. Пуля попала заключённому в плечо, отчего тот взвыл, громко ругаясь, но цель была достигнута - ему стало не до Элли. Разъярённый, он отпустил тут же упавшую на под девушку и с яростным криком ненависти бросился к Корр. София попыталась выстрелить ещё раз, но промахнулась, а слёдующий удар по руке выбил из её кисти пистолет, а последовавший за ним удар по лицу заставил Софию упасть спиной на пол. Беглый преступник, злобный, словно рой разъярённых ос, схватил ниагарского инженера за горло, встав сам и приподняв её, отчего у девчонки в глазах потемнело.
- Я убью тебя, с*ка чёртова, убью! - кричал он, тряся задыхающуюся Софию, словно ребёнок игрушку. К уже попрощавшейся с жизнью девушке помощь подоспела с неожиданной стороны, про которую она уже и думать забыла - боевой дрон от души шарахнул преступника электрическим зарядом, Корр упала на землю и сжалась на полу в комок, не глядя, как дрон добивает неприятеля, всхлипывая и закрыв лицо руками, судорожно вздрагивая плечами, всё ещё переживая за свою смерть, что пару секунд назад дышала прямо в лицо перегаром и нечищенными годами зубами, сидя так до того самого момента, пока тело с шумом не грохнулось рядом.
Открыв глаза, София бросилась к Элли, обнимая её, всё ещё дрожащую и находящуюся в состоянии, близком к неадекватному:
- Всё в порядке, всё хорошо, - Корр послышалось, или за спинами Андерс только что позвал Хаенаду? Обернувшись, девушка заметила, что дверь, которую взламывал Хэфстер, приоткрыта, значит, пора взять ноги в руки и совершить последний рывок на пути к свободе, - Давай, дорогая, ещё чуть-чуть, и больше мы не увидим всего этого... никогда...
Помогая Элли подняться и на ходу поднимая пистолет, София снова почувствовала себя нехорошо. Кое-как придерживая спутницу, она чувствовала, что сама еле-еле стоит на ногах. Больше опираясь на подругу по несчастью, чем поддерживая её, Корр добралась до двери и, проскользнув в неё, отпустила Элли. Все на месте. Адриан тут, почему же Хэфстер тянет, долго не закрывая двери?
С ужасом во взгляде София, прижавшись к стене, наблюдала, как одного из заключённых зажало дверью, затем, зажмурившись, захныкала, не выдерживая истошных воплей боли бывшего заключённого, из которого в эти секунды выдавливали внутренности, словно зубную пасту из тюбика.
- Пожалуйста-пожалуйста, сделайте что-то, прошу! Зачем вы его мучаете? - молила она сквозь слёзы, заткнув уши мизинчиками и беспрестанно ими вращая в ушной раковине - детский способ совсем ничего не слышать сейчас не помогал, отчего душа Софии болела, ей казалось, что под крики бедняги сходит с ума она сама.
Крик прервался внезапно, а затем что-то шлёпнулось со звуком уроненой яичницы на пол. Открыв глаза и увидев ужасающую картину, которая представляла собой часть тела страдавшего человека, Софи не смогла сдержать рвотные позывы. Единственное, что ей удалось - отвернуться в угол, чтобы не портить всем аппетит ещё одним нелецеприятным зрелищем.
- Извините, пожалуйста, - пробормотала София в очередной раз утирая лицо рукавом робы.

+3

44

- О…Да ничего.
Того, что от увиденного у впечатлительной Софии, так сказать, сбежал на пол ее завтрак, Хаенада никак не ожидал. Ну, подумаешь, расплющило торопыгу. Это же почти обычная травма на производстве каких-нибудь гаечных ключей. Для него подобное было настолько обыденным зрелищем, что тень с полным равнодушием мог бы усесться где-то рядом и что-нибудь поесть.
Кстати, насчет "поесть" мысль неплохая, - подумал голодный, как черт, Адриан. Будь он, действительно, джинном, то давно бы уже организовал себе какой-нибудь шведский стол и плевать, что вокруг царит сплошная антисанитария, от которой других мутит… Вспомнив о реакции Корр, ассасин отошел подальше от Элли – вдруг тоже проберет. Но та напротив, будто впала в клинический ступор, и глядела на половинку зэка, как рыба на крабовые палочки. То есть, с ужасом в вылупленных глазах, недоумением и частичкой узнавания.
- Это что, твой бывший? Какой-то он…ни рыба ни мясо. Ладно, пойдемте. Не на что тут больше смотреть.
Эл пришлось взять под руку, потому что команды она явно не услышала, да и шла не очень-то расторопно. И, надо же такому случиться, они набрели прямо на то самое помещение, где ее (Элли) и нашли! Нет, обрадовало совсем не это обстоятельство, а то, что именно здесь они оставили на сохранение большую часть своих нормальных, человеческих вещей. Хаенада тут же скинул с себя вонючую робу,  примерно с такой же радостью, какая бывает у бегущих к морю туристов, попутно стягивающих с себя всякие потные футболки. Не смотря на присутствие представительниц прекрасного пола, "перевоплощался" обратно он без всякого смущения. А что такого? Вот, "человеку-мумии", возможно, было отчего смущаться… Но это уже частности.
Последним штрихом собрав растрепанные волосы в хвост и, как всегда, нахлобучив капюшон на голову, Адриан пошел дальше, не особо дожидаясь остальных – если отстанут, нагонят потом, никуда он от них не денется. Не для того же спасал, чтобы в итоге бросить здесь. Поэтому никаких левых мыслей на этот счет не было. Тем более, рядом снова пристроилась Элли, которой переодевания нужны не были. Но кое-что Хаенада ей, все-таки, решил одолжить – нацепил шлем-маску на голову, которая ей, признаться, не очень шла. Или просто на женское личико смотреть было приятнее, чем на черную морду со всякими выступающими угловатыми деталями. Сам он решил обойтись без лишних гаджетов, чтобы хоть немного сбить аппетит. В мусоропроводе (а именно через него лежал путь к челноку) воняло хуже, чем в тамплиерской заднице, страдалица-Эл  без защиты бы такого не выдержала.
- Видишь вон ту груду ржавчины? – Адриан указал рукой вперед, громко чавкая подошвами по помойным лужам, - Да, это наш челнок.
Главное, что "груда" умела летать, а уж остальное приложится.
Как только все загрузились внутрь, посудина взмыла вверх под чутким руководством Хэфстера. Вообще-то, у Адриана тоже были кое-какие таланты в этой области, но именно сейчас он предпочел уступить Андерсу – во-первых, потому что мумий изначально вел челнок, а во-вторых, недавно выпитая дрянь, все-таки, давала о себе знать, так что тень был не совсем "в кондиции", хоть и искусно это скрывал.  И раз уж они, кроме своих бренных тел, везли с собой столь ценный "груз", то рисковать явно не стоило. А то еще вдруг, увидев побитый челнок, заслуженную награду "забудут отдать" или "забудут частично", как это часто бывает.
Примерно под конец пути Хаенада решил произнести короткую прощально-подбадривающую речь, ибо, несмотря на успешное завершение дел, особой радости на изможденных лицах девушек замечено не было (лица Хэфстера было не видно в принципе, да и сидел он спиной).
- Что ж, дамы и господа, поздравляю, мы только что избавили мир от одной из множества летающих помоек, что очерняют просторы космоса одним своим существованием, - ассасин пафосно обвел рукой какое-то пространство вокруг, как бы очерчивая "просторы космоса", - Жаль, что сейчас у нас нет возможности помянуть, как следует, старину Бумера. Ведь, если он не с нами, то…не с нами. А напоследок я скажу, что сотрудничество с вами было приятным настолько, насколько это возможно. И еще… -  он взглянул на Корр, словно собирался что-то сказать, но в этот самый момент челнок замер, а белый материал капюшона резко окрасился в розовато-красные оттенки из-за искусственного света множества огней Омеги, пробившихся через стекло. Прибыли.
- Нам пора… да, Эл? Кстати, тебе, все-таки, идет эта маска, можешь пока не снимать, - тень выпрыгнул из челнока и вальяжно подал руку даме, - вот заберу свои кредитки и прикуплю тебе одежду…
Разумеется, насчет последнего он соврал – Элли была прекрасна и без всяких тряпок. А кредитки пойдут на что-нибудь…более необходимое. Как только награда была получена, Адриан, отсалютовав Софии и Хэфстеру, попрощался окончательно и пошел куда-то вперед по узкой улочке, нагружая Элли всякими байками, которые по мере удаления от наемничьего пункта были слышны все тише и тише:
- ..А еще я играю на рояле… Но у меня его недавно украли пьяные ворча. Знаешь, мы можем улететь отсюда завтра же. Надо только одолжить немного денег у одного богатого хрена.. То есть, у моего отца, думаю, он не будет против. Ты красива, как июльское утро на Омеге! Нет, правда. Эти извилистые грязные разводы на голых плечах…

офф

доползлиии В общем, спасибо всем за игру)

+2

45

Тяжёлый день. Тяжелейший день… Кто же мог даже предположить, что подобное такое лёгкое и простое задание обернётся столь глубоким шоком для психики и увечьями для тела? Она снова провалила задние и чуть не лишилась жизни, кажется, вкупе со спасениями Андерса это скоро войдёт в привычку. Где сейчас этот информатор? Возможно, он был одним из нападавших, которых уничтожили Андерс и Адриан, а, возможно, всё ещё бегает где-то по закоулкам тюрьмы, круша всё на своём пути… Это неважно, потому что свои данные от него Цербер не получит уже никогда. Хэфстер позаботился о том, чтобы тюрьма была уничтожена… Хорошо ли это? Нет. В тюрьме было несколько десятков служащих, а из них спаслись только две девчонки, бывает ли так? Возможно, кто-то там вызывает подкрепление и ждёт помощи, которая никогда не заберёт их из этого Ада. Альянс бы разобрался. Да, они бы сделали всё правильно, но мужчины-защитники решили всё по-своему, и теперь от взрыва не спасёт уже ничто. На представителей Альянса Софи смотрела всегда с неким благоговением, будто стражи порядка – всесильные волшебники, которые всё могут наладить и исправить. Всегда честные и справедливые, они знают, что надо делать, чтобы не пострадали невинные и получили помощь в ней нуждающиеся. И неважно, что несколько представителей этого замечательного общества гуманистов с удовольствием тыкало в Корр, как в представителя террористической организации, оружием, ведь всё, в конце-концов, обходилось как надо…
Но мы отвлеклись от сути. Вернёмся же в помещение, где, стоя босиком на холодном полу и всё ещё пытаясь прийти в себя, Корр размышляла о вечном. А точнее о том, как ужасно всё сегодня обернулось для неё и для всех. Это же надо так уметь оказаться не в то время и не в том месте… прямо-таки талант!
Навалившись плечом на стену, София плохо соображала, где что находится, почти не воспринимая звуки вокруг и подрагивая плечами. Зуб на зуб не попадал то ли от холода, то ли от перенесённого стресса, что сегодня уже не раз чуть не довёл до истерических припадков. Сквозь стук в висках проскакивала мысль, что стена, к которой она прижалась, холодная, поэтому надо бы от неё отвалиться. Но, кажется, Корр обтёрла одеждой сегодня большинство стен в этой тюрьме, эта не стала счастливым исключением из негласного правила, что предписывало жаться ко всему, что стояло крепко и не падало. Отвратительные запахи были выражены здесь куда ярче, чем там, в зале, откуда они пришли, девушку вновь замутило. Барабанящие с той стороны по двери уголовники, торопящиеся куда-то в противоположную сторону Адриан и Элли… надо двигаться.
Шагая и пошатываясь, словно поужинавший чьими-то мозгами зомби, София побрела за всеми. Её уже даже не смущали такие мелочи, как мусор, что валялся под ногами и, время от времени, спивался в босые пятки. Уже всё равно, сколько осколков она потом в них найдёт, главное сейчас -выбраться отсюда, остальное второстепенно, хватит хныкать, словно благородная девица! А ещё оперативник элитной команды… не человек, а горе какое-то ходячее. Глядя на спешащего вперёд Адриана, что пытался с несчастной Элли ещё и диалог поддерживать, Корр должна была бы вдохновиться его примером, но всё, что она чувствовала сейчас, это усталость. Больно больше не было, обмороки прошли, но всё, о чём мог думать сейчас мозг, это зацикленная до бесконечности мысль «поскорей бы отсюда выбраться, поскорей бы отсюда выбраться...». Ноги заплетались, голова была мутной, ни одна мысль не задерживалась в ней надолго. Запнувшись об одну и коробок, что лежали в этом помещении в беспорядке, Корр схватилась за шершавую, свободную от бинтов руку Андерса. Она впервые видела его обожженную конечность, но девушку это больше не смущало. Забавно… она впервые узнала, что под холодными бинтами кожа у Андерса всё-таки тёплая, человеческая, хоть и изувеченная. Стало гораздо спокойнее то ли от осознания, что скоров сё подойдёт к концу, то ли от того, что Корр-таки почувствовала, что Хэфстер – не робот, не мумия, а человек, из плоти и крови, такой же, как и сама девушка. Она всегда хотела узнать, что же скрывают повязки и вот теперь, узнав, почувствовала облегчение, что ещё одной загадкой в её жизни стало меньше. Обе татуированные кисти сжимали обгоревшую конечность Андерса, держась за неё, словно за последнюю опору в этом мире.
«Всё хорошо. Всё будет хорошо…»
Следующее помещение, судя по поведению мужчин, посещалось ими сегодня не впервые. Заметив, что Адриан кинулся к броне, Корр поняла, что именно здесь они и оставили своё «имущество». Очень хорошо, иначе Софи сама бы негодовала, потеряй Андерс в этих дербрях свой шлем, регулятор термоконтроля, гарнитуру для связи и прочие важные системы и чуть-чуть апгрейдов для которого Корр приделывала туда собственноручно после того, как Хэфстер на одном из заданий умудрился его разбить, а потом просто положил его в инженерном отсеке, как трофей. Ох уж эти мужчины, совсем забывают про мелочи… Ну, ладно, можно простить своего непосредственного начальника, ведь чинить шлем механику некогда, столько важностей у него вокруг, на «Ниагаре», которые нужно сделать, не так ли? Будь у Андерса возможность, он бы окопался на своём рабочем месте, забыв про окружение и мелочи вроде «поспать» и «поесть», умер бы с голоду, если бы Корр не тащила ему еду с ужинов и не давала изредка моральных пинков, заставляя спать хотя бы четыре часа в сутки.
Тем временем, мужчины переоблачились. Адриан одел капюшон, Андерс спрятал покалеченную руку под перчаткой брони. Процесс переодевания Корр как-то упустила из виду, погрязнув на это время в собственных размышлениях, что, в её нынешнем состоянии, заставили девушку отключиться от реальности. Возможно, оно и к лучшему.
Путь продолжался, и, кажется, их путь подходил к завершению. Правда, от запаха, что стоял здесь, аж в глазах резало, заставляя зажать нос и заглатывать затхлый воздух ртом, зато даже без слов Адриана Софи увидела то, что мечтала увидеть – челнок, с помощью которого они из этого кошмара выберутся. Плохо двигая ногами, Корр заспешила, как могла, к «груде ржавчины», как летательный аппарат назвал Хаенада. И, лишь оказавшись внутри, София ощутила, что «всё!». Всё закончилось, кошмар она пережила.
Корр не слышала разговоров, если они и были, не видела, кто оказался управляющим этой консервной банкой, ничего не хотела воспринимать. Доковыляв до скамейки, девушка упала на неё, чувствуя, что силы, наконец-то, её покинули. Скамья была пустой, Элли и Адриан сидели напротив, поэтому Корр, подложив под щёку руку и поджав под себя озябшие нижние конечности, легла и, чувствуя себя полностью разбитой, отключилась за несколько секунд. Организм брал своё, за все эти стрессы выспаться не помешало бы хотя бы недельку… Сон был беспокойный, неровный, то и дело заставляющий вздрагивать от крутящихся в голове воспоминаний о произошедшем. Всё прошло… Всё закончилось… Теперь в безопасности…
-... старину Бумера. Ведь, если он не с нами, то…
Миниатюрная оперативница Цербера приоткрыла глаза, разглядывая активно жестикулирующего Джинна и сидящую рядом с ним, внимательно вникающую и даже, кажется, рот приоткрывшую Элли. Отлепившись щекой от горячей скамьи, София приняла вертикальное положение, потягиваясь и протирая глаза. Сколько прошло времени? Где они теперь? Тюрьма уже уничтожена?
Корр с тоской взглянула на Элли и Адриана, что как раз заканчивал свою речь. Интересно, они когда-то увидятся ещё? Вряд ли, вселенная слишком огромна, чтобы люди пересекались в ней просто так, не сговорившись перед этим заранее. Неприятно думать об этом, потому что Софи слишком привязывалась к людям, чтобы потом с ними расставаться так скоро и насовсем.
Челнок приземлился, характерный гул исчез, когда Андерс заглушил все жизненно-важные системы «консервной банки». Прибыли.
- Прощай, Джинн, - Софи с грустью махнула рукой, - надеюсь, когда-нибудь ещё увидимся, спасибо за помощь.
«Не будь вечно ноющей тряпкой, делай вид, что тебе на всех всё равно», - пронеслось в мыслях, но, не слушая себя, Корр подошла и обняла Элли, которую уже поторапливал Хаенада. Девица, радостно улыбаясь, восторженно болтала:
- Я найду тебя в экстранете, хорошо? Ты же не будешь против? Правда не будешь?
- Нет, всё в порядке, София Корр, не забудь, - помощник механика отпустила свою знакомую из объятий, грустно улыбаясь. Они не найдутся. Хотя бы потому, что частная переписка на «Ниагаре» если не запрещена, то вся просматривается и контролируется. Личной жизни в Цербере быть не может. Друзья, подруги, любимые люди, личные связи – всё это нужно оставлять, когда ты одеваешь чёрно-жёлтую форму.
Алые огни Омеги резали глаза. Здравствуй, родная помойка, как давно Корр тебя не видела… Но ничуть не скучала, уж слишком неприятны были воспоминания, связанные с этим местом. Интересно, где сейчас мать? Корр связывалась с ней иногда, отсылала деньги на оплату её жилья, чтобы знать, что с единственной родственницей всё в порядке, но не более того. Навещать матушку ей совсем не хотелось.
Сев на один из ящиков в ожидании Андерса, что забирал свой гонорар, София разворачивала большой гамбургер, что продавался в одной из здешних забегаловок. Состав мяса она уточнить забыла, но на это, в данный момент, было как-то наплевать, ибо есть хотелось неимоверно. Надкусив булку и сделав вывод, что, если этим всем она и отравится, то умрёт девушка довольной и наевшейся, София помахала вслед удаляющимся Адриану и Элли, что весело о чём-то болтали. Да сохранят их все силы этого мира, в которые верят люди и ксеносы… Пусть всё будет хорошо.
Мумий приблизился справа, по его бинтам, как всегда, эмоций не угадывалось, хотя ощущалось, что он доволен подобным стечением обстоятельств. Иногда хотелось его прибить за его хладнокровность…
- Андерс, лови! – в приятеля полетел ещё один свёрток, что Корр успела прикупить для него в той же забегаловке. Хоть какой-то ужин они заслужили.
Они сидели на ящиках и молча жевали, рассматривая проходящую мимо толпу. Иногда Корр настороженно прислушивалась, ловя сознанием громкие голоса или крики. Кажется, со всем этим невроза избежать не удалось …
- Где наши? Надеюсь, не так далеко отсюда? - вытерев руки о тряпки, в которые была одета, София, покачав болтавшейся в воздухе ногой, кивнула куда-то в сторону, где за стёклами виднелись просторы космоса, затем пробормотала, глядя туда же, с небольшой тоской в голосе, словно отыскивая взглядом знакомую громадину родной «Ниагары», - Андерс, я хочу домой…

офф

Спасибо-спасибо-спасибо всем за игру, чудесные. Огромное удовольствие получила, взаимодействуя с вами :3
Скат - ты самый классный ГМ, спасибо тебе и Эшли... Адриаша - ты просто прелесть, лучей обожашек тебе :3 Андерс, родненький, идисюдазаобнимаю...
первый законченный квест, обожечки, я это сделала

Отредактировано Sofia Korr (11 декабря, 2013г. 00:29)

+1

46

Когда механик предложил своей помощнице оружие, та стала отнекиваться, мол, не хочет убивать, да и вообще это не гуманно и не соответствует женевской конвенции.
Хэфстер не стал давить на Корр, не стал повторять уже избитую фразу "иногда убивать необходимо", потому что это оказалось не нужно... Оружие все равно оказалось в руках девушки.
После прохода через бракованные створки, когда зэка начало делить пополам, София попросила, чтобы они избавили подонка от мучений. Но никто не торопился проявлять милосердие. Не заслужил ублюдок этого.
Когда зрелище подошло к заключению, мисс Корр повела себя как морская звезда... Только вот произошел не захват, а выброс пищи.
"Хорошо, хоть в обморок не грохнулась", - Андерс понимал, что София жутко устала, да и от переизбытка эмоций не грех и защитному механизму сработать. - "Сильная девочка. Сильнее, чем она думает", - в какой уже раз выяснил для себя мужчина.
Адриан и Элли направились к тому месту, где была экипировка, а механик опять остался ждать свою помощницу.
Чувствуя, что ее нужно как-нибудь поддержать, ниагарский техник не нашел ничего лучше, чем:
- Еще немного и все закончится, - но не успел он произнести эту фразу, как идущий маленький техник запнулась и полетела в грязную лужу впереди.
Но Хэфстер предотвратил это, подставив ей руку. Свою безобразную, уродскую и страшную руку, свой кусок мяса на кости, если уж конкретнее.
- Держу, не падай, - убирать руку мужчина не стал. Если девушке это необходимо - пусть держится. Тем более, она так вцепилась...
Адриан нашел их пожитки и тут Софии пришлось отпустить Хэфстера.
Одев броню и распихав все необходимое по своим местам, предварительно перезарядив пистолет (он хоть и не понадобится, но Андерс ненавидел ходить с пустым оружием), техник посмотрел на вещи Бумера.
Где был наемник в данный момент - никто не знал. Видимо, уже и не узнает. Подрывника можно смело считать мертвым, раз его здесь не было. Возможно, он задлхнулся. Или погиб в бесчестной драке. Оплакивать его времени не было, как и смысла.
Хэфстер быстро одел свою броню, стараясь не думать о том, что они бросают своего незнакомого товарища, пропавшего в недрах станции, и, возможно, живого. Наверное, именно таков удел всех наемников: никто ничего о тебе не знает, и не кому будет скорбить о тебе, да и помочь никто не будет рваться.
Вот и Андерсу было, по большому счету плевать, что там сталось с Бумером. Они выполнили свою работу, выполнили все предписания Альянса вплоть до установки бомбы, спасли Софию и Элли, а подрывник... Пал смертью храбрых, честь ему и хвала, а также место за столом в Вальхалле.
Сев за штурвал челнока, Хэфстер лишь глянул на Софию, которая тут же легла спать. Усмехнувшись, мужчина направил челнок прочь от этого места.
Под конец пути Адриан решил вспомнить и помянуть их напарника.
Механик не слушал его. Лишние переживания о том, чего нельзя изменить.
Челнок остановился. Прибыли. Омега. Именно здесь человек из Альянса должен был отдать им их законные кредиты.
Оставив Софию рядом с транспортом,мужчина направился в условленное место.
Сделка прошла гладко. Как ни странно,Альянс не "кинул" своих "героев".
Андерс пошел обратно, к мисс Корр. Маленький техник только что попрощалась с Элли и Адрианом, а теперь что-то уплетала. Досталось даже ниагарскому инженеру. Это оказался какой-то пирожок с мясом. Глядя на него, Хэфстер понял, насколько он голоден.
Сев рядом с Софией и как-то несмело приобняв ее, Хэфстер тоже принялся за еду.
София больше не заговаривала про "правильность" решения механика. Она лишь хотела домой. И Андерс был рад. Пусть девушка и дальше думает, что в Альянсе все святые. Мужчина не собирался перед ней оправдываться. Он все сделал правильно, он это знал.
- Пойдем, скоро будем дома, - сказал мужчина и, поднявшись вместе со своей помощницей, направился к другому порту, где стояла "Ниагара".

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Mass Effect 2 » Эпизод 2.3(4) [Заложница]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC